-Рубрики

 -Музыка

 -Стена

Library_Of_Stories_About_TH Library_Of_Stories_About_TH написал 27.09.2011 21:36:55:
Сегодня смена дизайна =)
Maximeliane_Rufus Maximeliane_Rufus написал 05.08.2011 21:46:49:
Anoel_Stay_with_me, автор сказала, что пока рассказ не будет закончен, она не будет давать разрешения на публикацию. Извини , будем ждать.
Anoel_Stay_with_me Anoel_Stay_with_me написал 21.07.2011 00:04:42:
Всем привет) Помогите, пожалуйста! Ищу фанфик \"Сегодня\" автор Стана! Буду очень признательна, если кто-нибудь его выложит!
Library_Of_Stories_About_TH Library_Of_Stories_About_TH написал 06.07.2011 20:29:00:
У нас появилась страничка на facebook http://www.facebook.com/pages/Library-Of-Stories-About-Tokio-Hotel/240153346013315
_Sydny _Sydny написал 14.06.2011 02:27:03:
почему закрыли((

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Library_Of_Stories_About_TH

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 04.12.2010
Записей: 1119
Комментариев: 1997
Написано: 3684


Любить больно, но мы рискнем

Четверг, 21 Апреля 2011 г. 00:12 + в цитатник
Maximeliane_Rufus все записи автора Название: Любить больно, но мы рискнем.
Автор: -Юки-
Персонажи: Том, Билл
Рейтинг: NC-17
Жанр: AU, Angst, Romance, BDSM (упоминание)
Категория: Slash
Размер: Миди
Статус: Закончен
Дисклеймер: Все написанное принадлежит мне. Том и Билл друг другу.
Саммари: Элитное учебное заведение закрытого типа, где учатся талантливые молодые люди. Том – мальчик, выросший в приюте, но не потерявший веру в людей и любовь. Билл – сложная судьба, сложный характер, жизнь научила никому не доверять и никого не подпускать к себе…
Размещение: с разрешения автора.



В конце концов все будет хорошо, а если пока не хорошо - значит, ты просто еще не дошел до конца.
Домингос Сабино.


Том Трюмпер был счастлив. Нет, не так, Том был СЧАСТЛИВ, он, мальчишка, выросший в приюте, выиграл этот грант, это же был такой мизерный шанс, и он его не упустил. И теперь он будет учиться в одном из лучших университетах страны. В университете, в который очень не просто попасть, в котором учатся дети политиков, известных и богатых людей, тут даже сами преподаватели не знают, чей ребенок учится. Чтобы не было неравенства и дискриминации, студенты могут быть записаны под вымышленными именами, и только руководство знает их настоящие фамилии. Но в этом университете не деньги решают все, тут главное – талант. И в этом университете всегда есть несколько мест на курсе, которые разыгрываются между обычными одаренными детьми. Детьми из простых семей, детьми из приютов, детьми-иностранцами. В этом году таких мест разыгрывалось пять. И одно из них досталось Тому.
Том уже в середине лета перебрался в городок, недалеко от того места, где находился университет. Сам же университет был в горах, студенты не могли выходить за территорию учебного заведения в течение всей недели и только выходные были в их полном распоряжении. Два месяца Том жил в съемной квартирке, впервые в жизни он был один, он был свободен! На деньги, которые были выделены ему на эти два месяца на пропитание, он полностью сменил свой гардероб – рэперский стиль, он давно об этом мечтал и сделал новую прическу – черные косички. Правда, потом пришлось есть одни макароны, но глядя на себя в зеркало, Том был так доволен, что готов был есть макароны и целый год. А еще ему будут платить стипендию, у него будут деньги, а самое главное, теперь он будет учиться музыке у лучших преподавателей!
В первый день учебы в холле университете стояли все триста студентов, прослушав вводную информацию, студенты закинули свои вещи в кабинет, так как распределение по комнатам планировалось только после обеда, и отправились в библиотеку за учебниками. Настроение у Тома было отличное – наконец-то он может начать новую жизнь, здесь никто не знает, кто он, откуда он. Здесь о нем будут знать ровно столько, сколько он сам расскажет, и что расскажет. Получив учебники, Том сообразил, что не взял для них никакой сумки и теперь придется тащить всю эту кучу в руках. Он шел по коридору, вокруг сновали студенты, звучал смех. Первокурсники выделялись из толпы тем, что растерянно оглядывались, Трюмпер несколько раз ловил приветливые улыбки и кивки, когда встречался с кем-то взглядом. Похоже, народ тут дружелюбный, что разительно отличалось от приюта, и Том сам улыбался в ответ. Вдруг кто-то сильно толкнул его в спину, Том не ожидал, и вся гора учебников, что была у него в руках, полетела на пол.

- Эй, осторожнее, - крикнул Том в спину высокому худому парню, который даже не оглянулся, не
говоря уже о том, чтобы извиниться. Но брюнет не оборачиваясь показал ему средний палец.

- Придурок, - буркнул себе под нос Том, собирая упавшие книжки. Некоторые учебники ему помогли поднять проходящие мимо студенты. – Хорошо, что не все такие, как этот…

После того, как Том отнес книжки к своим вещам, он направился искать столовую. Зал был огромный, светлый, и пахло очень аппетитно. У Тома, после того, как он месяц сидел на макаронах, текли слюнки от одних только запахов. Уже стоя с подносом около кассы, Том увидел одиноко лежащий на подносе засахаренный персик. Том их обожал, перед ним оставался всего один человек, и он очень надеялся, что персик достанется ему. Появилась глупая детская мысль – если я куплю персик, то все у меня сложится хорошо в этом университете. Том часто так загадывал, то на номер трамвая, то на цвет автомобиля, или кого встретит первым. Так когда-то делала его бабушка, и Том перенял это у нее. Когда он уже подошел к кассе и вытаскивал кошелек из кармана, протянулась узкая изящная рука, с длинными пальцами и идеальным маникюром.

- У меня без сдачи, - раздался над ухом хриплый голос, - и его персик забрал обладатель густой гривы черных волос и ярко-накрашенных глаз. Тома так ошарашила внешность парня, что он даже не сразу понял, что произошло, а вот когда тот повернулся спиной, Трюмпер узнал в нем того самого хама, что толкнул его в коридоре.

- Вот черт, - выругался Том, он расстроился, все-таки он загадал на этот персик, хоть и глупо это…

После обеда студентам выдали ключи от комнат - их расселили по двое. Том подхватил свои вещи, хорошо было бы подружиться со своим соседом по комнате, у Тома никогда не было близких друзей, в приюте каждый был за себя, но здесь царила доброжелательная атмосфера, и Тому казалось, что найти друзей не составит труда. По натуре Трюмпер был очень общительным, он легко сходился с людьми.
Том осмотрел свою новую комнату, большая, светлая, поделенная на две зоны. Одна зона представляла из себя мини-гостиную с маленьким кухонным уголком, где из техники был чайник и маленький холодильник. Во второй части было две кровати, между ними длинный письменный стол, за которым можно было работать вдвоем. Рядом с каждой кроватью стояли тумбочки, у дверей большой вместительный шкаф. Прямо из комнаты была две двери - в ванную комнату и туалет. Том с восхищением рассматривал красивую, легкую мебель, наконец-то уютно, как дома, а не казенные стены приюта. Так как он пришел первым, Том решил, что может выбрать себе кровать, а потом начал раскладывать вещи. Примерно через полчаса он услышал шаги в коридоре, их комната была угловая, и это мог быть только его сосед. Том выжидающе повернулся к двери, приветливо улыбаясь. На пороге стоял тот самый брюнет. Том настолько не ожидал его увидеть, что не мог выговорить и слова, все так и стоял с застывшей улыбкой на лице. Брюнет равнодушно его рассматривал, наконец, заговорил первым:

- У тебя всегда такой идиотский вид или только по особым случаям?

Том резко перестал улыбаться и отвернулся к своим вещам. Брюнет пожал плечами и, бросив свои вещи у свободной кровати, упал на нее, не раздеваясь.
Том был зол и расстроен, он не сможет подружиться с этим накрашенным парнем. Да что там подружиться, он сомневался, что они смогут мирно сосуществовать вместе. Брюнет не обращал на Тома никакого внимания, все так же валялся на кровати и смотрел в потолок. Том аккуратно разложил свои вещи – их у него было не много, и он любил свои новые вещи. Через какое-то время брюнет поднялся.

- Тебя как зовут-то?

- Том.

- А фамилия?

- Том Трюмпер, - Том злился и совсем не хотел общаться со своим соседом, но представиться и правда было надо.

Брюнет кивнул.

- Билл Каулитц.

Том промолчал, говорить положенное в таких случаях «очень приятно» не хотелось. Билл покопался
в сумке и достал бутылку вина, принес из кухни стакан, налил и снова завалился на кровать. Через какое-то время, перехватив взгляд Тома, он спросил.

- Будешь?

Том отрицательно покачал головой, Билл весь оставшийся вечер молчал, пил вино и о чем-то думал, вещи свои разбирать он так и не стал, а просто запихнул сумку под кровать.
Утром, когда Том проснулся, Каулитца в комнате не было, а за стенкой шумела вода. Том подождал минут тридцать, но Билл так и не выходил, до занятий оставалось уже полчаса. А хотелось успеть забежать в столовую. Том постучал в дверь ванной комнаты.

- Эй… Билл… а нельзя побыстрее, мы уже опаздываем.

Но ответа не последовало. Том подождал еще десять минут, и, решив, что так он и на первые пары не успеет, умылся на кухне, засунул в рот жвачку и пошел в учебный корпус.

Билл вышел из душа в одном полотенце – наконец-то он был один. Билл не привык с кем-то делить комнату, у него всегда был угол, где он мог спрятаться ото всех. Да еще сосед ему достался какой-то странный. Встретил его идиотской улыбкой, а потом застыл, как статуя. Это его так внешний вид Билла удивил? На себя бы посмотрел, рэпер недоделанный. Билл даже попытался с ним познакомиться и предложил вино, что, в общем-то, ему было не свойственно, он никогда не шел первым на контакт. Но Трюмпер отказался, ну и отлично, дань вежливости он отдал, можно больше не пытаться. Хорошо хоть этот Том не из болтливых, может быть удастся привыкнуть к нему, как к предмету мебели. Билл решил прогулять сегодняшний день, он знал, что в этом университете лояльно относятся к прогулам, все-таки люди творческие, главное вовремя сдавать зачеты и экзамены. Билл достал из сумки небольшую стереосистему, подключил ее в гостиной, сбросил с себя полотенце и натянул на голое тело свободные, черные штаны. Включил музыку и встал посреди комнаты в третью позицию – больше мира для него не существовало.

Том был очень доволен первым днем и про неприятное утро уже забыл. Он познакомился со своими однокурсниками – очень милые ребята. Сегодня был первый вводный день, и лекции у всех трех факультетов – музыкальном, хореографическом и художественном - были вместе. Такие совместные теоретические лекции должны были быть несколько раз в неделю. Том успел познакомиться с парнишкой, который сел с ним за одну парту – Андреас, невысокий, светловолосый паренек, было в нем что-то наивное и трогательное, и Том сразу почувствовал к нему симпатию, он с приюта привык опекать тех, кто слабее или младше. Девушки-первокурсницы были очень симпатичные, Том чувствовал на себе их взгляды, и белозубо улыбался, а они смущенно отводили взгляд. Нет, что ни говори, день выдался просто замечательный. После обеда, взяв в библиотеке еще несколько книжек, Трюмпер пошел к себе в комнату. Еще в коридоре он услышал громкую музыку, которая доносилась из-за двери их комнаты. Толкнул дверь – она оказалась заперта, кое-как нашел в широких карманах ключ, но он не хотел влезать в замочную скважину, кто-то, и Том даже знал кто, заперся изнутри и не вынул ключ. Том постучал, но ответа не последовало, повторил попытки еще несколько раз – ничего. Все-таки его новый сосед невыносим, у него нет никакого представления о совместном проживании с другими людьми, эгоистичная сволочь. Том стукнул еще раз по двери, теперь уже ногой, потом сел на подоконник. Ну и как с ним вместе жить? С утра он ушел не вымывшись, теперь он не может попасть к себе домой. Минут через сорок музыка стихла. Том встал и еще раз стукнул кулаком в дверь, раздались легкие шаги и дверь открыл недовольный Билл.

- Чего долбишься?

Том открыл было рот, чтобы сказать ему все, что он думает, да так и застыл, рассматривая Каулитца. Тот был обнаженным по пояс, в низко сидящих, свободных штанах, и босиком. Плечи и лоб покрывали капельки пота, волосы были завязаны в хвост, а макияжа не было, от этого его лицо казалось резким и тонким, а чуть раскосые глаза были холодные и колючие.

- Нда, такой вид у тебя похоже всегда…

- Какой такой? – ощетинился Том.

- Идиотский, - и Билл развернувшись ушел в комнату.

Том хотел пойти за ним, да передумал, перед глазами снова встал Билл, с капельками пота. Том подумал, что человек работал. Похоже, Билл учится на хореографическом отделении, и занимался, пока его не было дома. Наверное, он просто не слышал, как Том стучал, Том по себе знал, если он брал в руки гитару, то ничего вокруг не могло его отвлечь.

- Ну его… Не буду с ним ругаться, в конце концов нам надо как-то научиться с ним сосуществовать.

Билл с наслаждением подставил уставшее тело под воду. Мышцы приятно ныли, в душе было чувство удовлетворения. Вот то, ради чего он готов был терпеть, что угодно, пожертвовать, чем угодно. Он здесь, в этом университете, в классе месье Корнеля. Он счастлив. Это его настоящая жизнь – он, танец и музыка, а все остальное не важно, он давно уже научился справляться с моральной и физической болью, он сам выбрал такую жизнь.

Сегодня четверг, а в субботу вернется Остин, и все опять начнется сначала…
На следующее утро Том проснулся первым, брюнет спал, накрывшись почти с головой и отвернувшись к стенке - вот так он нравился Тому гораздо больше. Том поспешил занять ванную, еще одно утро начинать без душа не хотелось. В ванной Трюмпер с интересом рассматривал полочку и шкафчик, заставленные всевозможной косметикой и баночками с кремами – и зачем все это парню? Да уж, у богатых свои причуды. Том открыл и понюхал пару баночек, приятно пахнет. На его собственной полке стоял шампунь, гель для душа, дезодорант и туалетная вода, ну и что-то для и после бритья, этим его уход за собой ограничивался. Когда Том вышел из душа, Билл уже не спал, он скользнул по Тому взглядом и снова принялся что-то писать в черной записной книжке. Трюмпер подошел к шкафу и начал выбирать одежду, ее было не много, но подобрал он все так, что не составляло труда комбинировать между собой. Когда он повернулся к Биллу спиной, Каулитц оторвался от своей писанины и стал осматривать парня, который стоял перед ним в одних пижамных штанах, – а он красиво сложен, тонкий, мускулистый, и чего прячет такое тело под этими безразмерными балахонами? Впрочем, это его дело. Билл подхватил свое полотенце и скрылся в ванной. Том быстро собрался и пошел завтракать. Отношения с соседом его все сильнее напрягали, это же надо, ни одного слова за утро. И так сложно жить с чужим человеком, а когда он так себя ведет, хочется вообще сбежать куда подальше, только вот бежать-то некуда, им придется жить вместе несколько лет. Том даже не мог представить, как, например, обсудить с Биллом все нюансы совместного проживания. Вчера Каулитц чуть ли не до утра сидел в наушниках и что-то писал в своем блокноте, а Том долго ворочался и не мог уснуть, – он не привык засыпать при свете, но и попросить выключить настольную лампу не рискнул, она же горела у кровати Каулитца, так что, вроде как, тот имел право. Тут бы только договориться можно было, но с таким, как Каулитц, разве договоришься? У него на лице написано все, что он о тебе думает. Избалованный ребенок богатеньких родителей, решил Том и тяжело вздохнул.

В столовой Трюмпер взял свой завтрак – кофе и тосты, и устроился за столиком у окна. Студентов кормили бесплатно три раза в день. Все остальное время работало кафе, в котором они всегда могли перекусить за свои деньги. К нему подсел Андреас. Он весело принялся что-то болтать и рассказывать о своем соседе по комнате, неуклюжем Густаве. Вот повезло кому-то, с завистью подумал Том. У людей с утра хорошее настроение, не то, что этот мрачный Каулитц.

- Том, слышал, в воскресенье вечеринка для студентов будет, чтобы мы получше все перезнакомились, классно тут, - со счастливой улыбкой заключил Андреас.

Том обрадовался вечеринке, возможно, там удастся с кем-нибудь познакомиться, а то учебный день загружен по полной, а сейчас еще начались индивидуальные занятия, вообще никого не видишь. А еще Трюмпер надеялся познакомиться с какой-нибудь девчонкой, все-таки ему восемнадцать, а секса уже давно не было - с тех пор как он уехал из приюта, это, если посчитать, уже третий месяц пошел. Том всегда пользовался успехом у девочек, они считали его красивым, да еще музыкант, кто тут устоит. В приюте в старших классах нравы были свободные, там пытались следить за ними, но кто ж удержит молодых людей, живущих в замкнутом пространстве, место и время всегда можно было найти. Так и здесь. Тут, конечно, девочки из богатых семей, избалованные красотки, но судя по тем взглядом, которые доставались Тому в коридорах и на общих лекциях, он и тут будет иметь успех.
Трюмпер старательно записывал лекцию, ему было все интересно. К сожалению, в приюте не было таких предметов, да и учителя были скучными, кроме герра Штальмана, который занимался с ним гитарой. Штальман был посредственным музыкантом, но Тому и этого было достаточно, его природный талант, и то, что успела заложить бабушка до его десяти лет, позволяли ему совершенствоваться и в одиночку, лишь бы гитара была. Если бы не Штальман, то у Тома просто не было бы шанса заниматься музыкой. Учитель музыки сразу отметил одаренного мальчика, как только тот попал в детский дом, он забирал его к себе в кабинет, и вечерами они играли и что-то сочиняли. Герр Штальманн был молод, ему было около тридцати, он обожал музыку, несмотря на отсутствие явного таланта. Он сразу понял, что ничему особо научить Тома не сможет, надо просто дать ему инструмент и позволить совершенствоваться и творить. А Тому игра на гитаре и вечера с учителем помогли выжить, когда он, домашний мальчик, воспитанный интеллигентной бабушкой-пианисткой, попал в приют. Теперь же Том стремился восполнить пробелы в своем образовании, сейчас он имел доступ к отличной библиотеке, а окружали его люди, которые могли научить его многому.
Том поднял голову и осмотрел аудиторию. Шестьдесят человек – первый курс, кто-то, как и он, усиленно записывает, кто-то шепчется, девчонки стреляют глазками. А вот через ряд от него сидит его сосед по комнате. Каулитц положил голову на скрещенные на столе руки и, закрывшись ото всех волосами, похоже, спал. А вот нечего было сидеть до утра, - с раздражением подумал Том, он и сам ужасно не выспался из-за него. Ничего, завтра суббота, можно будет проспать до обеда, потом смотаться в город.
Т
ом до вечера засиделся в библиотеке, около восьми пришлось уйти - пожилая библиотекарша мягко намекнула, что ей домой пора. В комнате было темно и тихо. Ттрюмпер включил настольную лампу – все-таки уютно здесь, последний раз он такой уют ощущал в квартире у бабушки, а потом восемь лет казенных голых стен. Из-за двери ванной комнаты послышался всплеск воды, похоже, его сосед принимал ванну. Том взглянул на часы – девять, сейчас бы в душ и спать. Том вытащил учебник по истории искусств и погрузился в чтение, ожидая пока Билл выйдет. Через час он понял, что из ванны не раздается ни звука, а спать уже хочется ужасно. Утонул он там что ли…

- Эй, Билл, ты не мог бы побыстрее, уже поздно и я тоже хочу умыться.

Ответа не последовало, да Том и не ожидал, что Каулитц ему ответит, у того вообще, похоже, были проблемы с коммуникацией, но, может, хоть поторопится. Том подождал еще с полчаса:

- Каулитц, выходи давай, ты не один живешь в этой комнате.

Тишина. Том растерянно смотрел на дверь – ну не ломать же ее в самом деле. А вдруг с ним там что-то случилось, как-то подозрительно тихо. В это время включился душ, и Том облегченно вздохнул. Еще минут через сорок, когда Том уже был злой, как черт, дверь открылась, и оттуда вышел Билл, закутанный в белый халат и чем-то очень приятно пахнущий.

- А жаль… - сказал он.

- Чего? – не понял Том, вообще он хотел наехать на брюнета, но тому как-то всегда удавалось ставить Трюмпера в тупик.

- Жаль, что живу не один…

- Да пошел ты! – Том не знал, что ответить на такую наглость. – Мог бы хотя бы попытаться мирно сосуществовать.

- А мне это не нужно, - Каулитц упал на кровать и надел наушники.

Том еще какое-то время смотрел на него, но Билл уже закрыл глаза, и было понятно, что говорить с ним бесполезно.

- Сволочь эгоистичная, - который раз зло подумал Том.

Уснул Том далеко за полночь, потому что в комнате опять горел свет.
Утро началось с музыки и хлопанья шкафов, Том, не открывая глаз, нашарил будильник – девять тридцать. И это после того, как уснуть нормально удалось только когда начало светать. Том поднял голову, Билл в одних пижамных штанах, рылся в шкафу, вытаскивал вещь за вещью, критично осматривал и бросал на пол. Вещей у Билла было невероятное количество, еще больше, чем баночек в ванной комнате, все полки занимали футболки, джинсы, какие-то шарфы и ремни, на вешалках висели с десяток курток.

- Слушай, я не хочу с тобой ругаться, давай, ты все-таки попробуешь считаться с другими людьми?

Билл, не оборачиваясь и не переставая рыться в шкафу, показал Тому средний палец, как тогда в коридоре. Том взбесился, вскочил с кровати, бросился в гостиную и вырубил музыку. Каулитц равнодушно посмотрел на него, выцепил какую-то майку и джинсы и молча закрылся в ванной. Том повалился на кровать, нет, этот парень точно псих. Накрывшись с головой одеялом, Том опять уснул.

Билл критично осмотрел себя в зеркале – все идеально, как и любит Остин.
Каулитц нервничал, два месяца Остина не было в городе, и он уже отвык от него, будет сложно опять включиться в эту жизнь, в эту игру. Еще и этот Трюмпер с утра орет, как потерпевший. Время уже десять, как можно столько спать? Сам Билл почти совсем не спит, ночью он не может уснуть, его мучают кошмары, и он боится темноты, но об этом никто не знает. Он просто сидит ночи напролет в наушниках, и придумывает новые элементы для танцев. Зимой сложнее всего, ночь длится долго, почти всегда темно, и спит он мало. В сентябре еще светает рано и можно урвать пару часов сна.

Ну что, идеален? – Билл посмотрел в зеркало. Пора в аэропорт, встречать Остина.
Билл равнодушно рассматривал толпу прибывающих, вот мелькнула высокая фигура - Остин. Высокий, красивый, загорелый, ему сложно дать его тридцать пять. Очень ухоженный, с идеальной фигурой и ослепительной улыбкой. Билл пошел навстречу, его лицо абсолютно ничего не выражало. Остин внимательно посмотрел в его лицо, потом властно притянул к себе и поцеловал в губы прямо посреди зала.

- Ты не соскучился, малыш?

Билл неопределенно пожал плечами, а Остин крепко сжал его ладонь и повел к такси.

Том гулял по городу до вечера, было приятно ощущать свободу после жизни взаперти. Может, кому-нибудь жизнь в закрытом учебном заведении покажется тюрьмой, но они не знают, что такое жизнь в приюте. Сейчас он занимался любимым делом, жил в уютной комнате, пусть и с соседом-мизантропом, выходные были в полном его распоряжении, да еще и стипендию будут платить, у него наконец-то появятся свои вещи. Том не выдержал и купил футболку и толстовку, хотя клятвенно обещал себе экономить. Вечер у Тома тоже прошел замечательно, его сосед не вернулся ночевать, и он наконец-то выспался.

Билл вернулся в воскресенье около полудня, бедный и усталый, на нем была черная водолазка с высоким воротом, которая только подчеркивала его бледность. Он сразу надолго закрылся в ванной, но выспавшемуся Тому ничего сегодня не могло испортить настроение. Трюмпер решил немного почитать, а потом начать собираться на студенческую вечеринку, сначала там планировались выступления старших курсов, речи преподавателей, ну а потом, конечно, самая интересная часть вечера – дискотека. Том взглянул на часы, было интересно, сколько Билл пробудет в ванной на этот раз, сейчас прошло около полутора часов, из-за двери опять не доносилось ни звука. Вот что он так долго там может делать?

Билл закрыл дверь ванны на защелку и сполз по стенке на пол, он знал, что будет тяжело с непривычки, но сейчас все тело болело адски. А может, оно и к лучшему, тогда душа не так болит. Через какое-то время Билл поднялся, смыл с себя косметику, которую тщательно наложил с утра, чтобы скрыть хоть немного бледность и синяки под глазами. Стянул водолазку и осмотрел грудь и руки – мда, теперь танцевать придется в майке с длинными рукавами, все тело покрывали синяки и засосы. Билл налил в ванну воды и с наслаждением вытянулся, надо постараться не уснуть.

Проснулся он от холода - черт, все-таки заснул. Быстро помылся под горячим душем, закутался в халат и пошел в комнату. Трюмпера уже не было, похоже, ушел на местный капустник, пока не совсем стемнело, надо попытаться поспать, а то вторая ночь без сна – это слишком для его измученного организма.

Том веселился в компании Андреаса и Густава. Густав, на самом деле оказался не таким уж увальнем, как о нем рассказывал Андреас, он прекрасно двигался под музыку. А еще он был барабанщиком, и у них с Томом тут же возникла куча тем для разговоров. Андреас пытался вытащить их танцевать, но Тому больше нравилось наблюдать, к тому же тягаться с Андреасом, который занимается танцами много лет, ему было не под силу. Трюмпер с Густавом стояли в сторонке, потягивали какой-то коктейль – спиртное появилось, как только преподаватели оставили студентов одних, – и обсуждали девушек.

- Андреас, а тебе какие девушки нравятся? – спросил Том подлетевшего к ним блондина.

- Нууу, разные, - вдруг смутился тот.

- А все-таки, блондинки или брюнетки? Пухленькие или худые? – продолжил допрос Густав.

- Не знаю я, разные… пойдемте лучше танцевать, - попытался сменить тему разговора Андреас.

Все уже были навеселе, музыка гремела, Том сам не заметил, как рядом с ним оказалась какая-то девушка, которая держала его под руку, а он ее обнимал за талию. Ее имя он никак не мог вспомнить, но его это не смущало. Он обращался к ней «милая» и тому подобными слащавыми прозвищами, которые терпеть не мог.

Вдруг толпа начала расступаться, к танцполу легкой походкой шел Билл Каулитц - яркий макияж, одежда как вторая кожа, в обтяжку, черная водолазка и джинсы, - все зачарованно провожали его взглядом. Билл остановился посреди зала, потом медленно начал двигаться, ловя ритм музыки и прикрыв глаза, народ вокруг останавливался и отходил в стороны, танцевать рядом с этим совершенным существом, для которого танец родная стихия, было невозможно.

- Ох, черт… - кто-то восхищенно выдохнул за спиной Тома. Том оглянулся и увидел Андреаса, который, открыв рот, смотрел на Билла, не моргая, - Он Бог!!! Это нереально, вы только посмотрите, он… - у Андреаса закончились слова, и он смотрел, пытаясь не упустить ни одного движения.

Том и сам не мог отвести глаз от брюнета, он всегда восхищался талантливыми людьми, людьми, которые полностью, без остатка отдаются искусству. В том, как двигался Билл, было что-то завораживающее, дикое, сексуальное и прекрасное. Когда музыка закончилась, раздались аплодисменты, но Билл, не обращая ни на кого внимания, пошел к импровизированному бару и опрокинул рюмку коньяка.

Может, он и Бог, - подумал Том, - но сволочь та еще, но как талантлив!

Следующий час Том обнимался и целовался с девушкой, которая не отходила от него ни на шаг, в голове приятно шумело, хотелось большего, но он боялся испугать свою партнершу и старался не давать воли рукам. Густав уже ушел спать, а Андреас после выступления Билла куда-то пропал.
Билл проснулся, за окном уже было темно, сердце бешено колотилось – он забыл включить настольную лампу перед тем, как уснул. Кое-как нащупал включатель, посмотрел на часы – десять вечера, поспать больше не удастся. Сходить что ли на вечеринку? Там хоть выпивка будет бесплатная, а то сегодня после Остина сил не хватило даже в магазин заехать. Билл тщательно накрасился, нашел чистую водолазку, закрывающую его метки, и пошел в зал. Как только он услышал музыку, тело отреагировало само, и ноги понесли его в центр круга. Вскоре он был один, так было всегда, если Билл Каулитц начинал танцевать – все останавливались и смотрели только на него. Поэтому его не брали ни в один коллектив. Ему всегда суждено танцевать только сольные партии. Но так даже лучше, ему никто не нужен, ни в жизни, ни в танце. После Билл направился к бару, выбрал напитки покрепче и планомерно напивался, хотелось стереть в памяти воспоминания об этих выходных. В какой-то момент он понял, что пьет не один, рядом с ним крутится светловолосый паренек, который смотрит на него с восхищением и обожанием. О, вот и поклонники, - лениво подумал брюнет, - поднял бокал с каким-то очередным коктейлем и отсалютовал блондину. Тот радостно улыбнулся и подошел ближе.

Том уже собирался уходить спать - его девушку куда-то утащили подружки, одному стало скучно, правда, он боялся, что если увидит свою девушку в толпе, то даже не узнает ее. Выпив последний бокал, Том вышел из зала и направился в комнату, по пути на каждом углу встречались целующиеся парочки. В одном молодом человеке Том узнал Билла, он целовался, прижимая кого-то к стене, в какой-то момент он оторвался от своей партнерши и Том увидел, что Каулитц целовал не девушку, его партнером был парень, невысокий хрупкий блондин. Андреас.

Том поспешил уйти, пока его не заметили. Он не знал, как отнестись к увиденному, раньше он никогда не был свидетелем таких отношений. Вот почему Андреас избегал разговоров о девушках. Ну, а чего ты хотел? – подумал Том, - чтобы он вам с Густавом сразу все и рассказал о себе? Если бы мне нравились парни, я бы тоже помалкивал. Подумав, Том решил, что в его отношении к Андреасу ничего не изменилось, и он не будет говорить блондину, что видел его с Каулитцем, чтобы не смущать. Его отношение к Каулитцу так же не изменилось – высокомерная сволочь. Но очень талантливая сволочь. И, нельзя отрицать, - сексуальная. Даже Том, которому всегда нравились только девушки, не мог этого не отметить.

Том кое-как принял душ, все-таки он перебрал, а зря, завтра учебный день. И какой идиот додумался устраивать вечеринку в воскресенье? Он не слышал, когда вернулся Билл. Во сне его почему-то знобило и куда-то затягивало, потом опять знакомый удар и вспышка, Том пытался вырваться из кошмара, но не получалось. Вдруг, кто-то резко потряс его за плечо, Том распахнул глаза, на него в упор смотрели темные внимательные глаза.

- Прости, разбудил? – хрипло проговорил Том, - Я не хотел.

Каулитц молча отошел к своей кровати и забрался под одеяло, рядом с ним, как всегда, валялись наушники и блокнот, на столе горела лампа.

- Не извиняйся, у каждого свои кошмары… - через какое-то время равнодушно проговорил он.

Том с удивлением посмотрел на Билла, но промолчал, он привык, что с ним лучше молчать. Трюмпер сам не заметил, как снова уснул, сегодня свет настольной лампы и скрип ручки Билла ему не мешали.

***

Том проснулся около полудня, ну конечно, вчера он забыл завести будильник, а его нелюдимому соседу и в голову не пришло разбудить его. Тому было жалко, что он пропустил день занятий, с другой стороны, голова после похмелья раскалывалась, и вряд ли бы получилось сегодня сосредоточиться на уроках. Приняв душ и напившись минералки из холодильника, Трюмпер почувствовал себя лучше, и решил посетить библиотеку, чтобы уж совсем бездарно день не прошел. В столовую Том попал только на ужин, студентов сегодня было как-то мало, то ли после вчерашнего в себя приходили, то ли уже все поели. Том набрал поднос еды и подсел к Андреасу, тот кивнул, но сам был мыслями где-то далеко, Том не стал нарушать молчание, быстро поужинал, распрощался и пошел домой.

В комнате никого не было, Трюмпер упал на диван и прикрыл глаза, неожиданно дверь ванной распахнулась, и на пороге появился Билл в одних джинсах. Он, похоже, не ожидал увидеть Тома, поэтому растеряно замер в дверях. Том ошарашено осматривал торс Каулитца покрытый синяками, особенно выделялись синяки на запястьях брюнета.

- Билл… - начал было Том, но брюнет опять скрылся в ванной и захлопнул за собой дверь.

Черт, черт, черт. И почему я не оделся, - думал Билл. - Ведь не один живу, черт бы побрал этого Трюмпера, и Остина заодно… Мне что, теперь целый год в водолазках ходить? Может еще спать в них же? Черт, а какое удивление было у него в глазах и… жалость? Или показалось? Вот только жалости мне не хватало.

Билл натянул водолазку и вышел из ванной. Он спиной чувствовал взгляд Тома и старался придать себе равнодушный вид, не показать, что его это напрягает.

- Билл, с тобой все в порядке? – не выдержал Том.

Билл промолчал, он надеялся, что после этого Том отстанет и заткнется, но Трюмпер продолжал сверлить его взглядом.

- Билл…

Билл резко развернулся и зло посмотрел на Тома.

- Трюмпер, не лезь не в свое дело и не задавай вопросов.

Том только кивнул. Но Билл чувствовал, что время от времени тот все равно смотрит на него.

Неделя пролетела незаметно, Том погрузился в работу – лекции, уроки музыки, он выбрал еще класс по фортепиано, так как когда-то неплохо играл на нем для своего возраста, его бабушка учила, и она бы была рада, что он продолжил. С Биллом они пересекались редко, Тому показалось, что брюнет его избегает, хотя, может он себе это придумал. В следующие выходные Билл опять не ночевал в комнате, а когда вернулся, поставил между кроватью и столом какую-то коробку, всю ночь в ней что-то шуршало. Днем, пока Каулитца не было, Том заглянул туда и удивленно замер - там была черепаха. У Тома настолько не укладывалось в голове, что Билл может сосуществовать рядом с кем-то, завести себе домашнее животное, что он даже решил промолчать насчет этой дополнительной помехи для его сна. Сам же Билл, как и в предыдущие выходные, был бледен, и опять надолго закрылся в ванной. Тому не давало покоя то, в каком виде он тогда застал брюнета, эти синяки… Было ощущение, что кто-то их ставил целенаправленно, не было похоже, чтобы он был просто избит кем-то, да и все они скрывались под одеждой, открытые участки кожи были не тронуты. Теперь Каулитц не снимал водолазки и майки с длинными рукавами.
Том же эти выходные решил в город не выбираться, на улице лил дождь, и было просто уютно сидеть в комнате или библиотеке, болтать с Густавом о музыке и подкалывать Андреаса. За ужином к Тому подсела симпатичная брюнетка с большой грудью.

- Привет, - робко улыбнулась она.

- Привет, - Том улыбнулся в ответ.

- Я чем-то тебя обидела? Ты не обращаешь на меня внимания…

Том начал лихорадочно вспоминать, кто же эта девушка. Подождите-ка, а не с ней ли я целовался весь вечер? – вдруг осенило его, и он стал придумывать, как вывернуться, чтобы она не поняла, что он ее не узнал.

- Я думал, это я обидел тебя чем-то, ты так неожиданно ушла с подругами… - наконец сообразил он.

- Значит, мы не поняли друг друга, - девушка облегченно вздохнула, - Не против, если я с тобой посижу.

- Нет, конечно, - а теперь бы узнать, как ее зовут, вспомнить это Том и не надеялся.

Трюмпер потихоньку рассматривал девушку – очень даже симпатичная, надо познакомиться с ней поближе. Похоже, он ей нравится, раз сама подошла к нему.

За столик к ним присел Андреас, парня после той вечеринки как подменили, он был все время какой-то задумчивый и даже на шутки и подколы почти не реагировал, не слышно было его звонкого смеха.

- Том, скажи, а Билл сегодня в университете остался? – наконец, осторожно спросил он.

- Нет, он не ночует тут по выходным, - ответил Трюмпер, и вдруг его осенило, он же видел Андреаса и Билла тогда, не поэтому ли блондин теперь такой тихий, возможно, между ними что-то произошло. Андреас как-то грустно кивнул и сменил тему разговора.

Билл лежал на кровати и задумчиво наблюдал за черепахой, которую пустил ползать по постели. Том уже давно спал, Трюмпер ничего ему не сказал насчет их нового жильца, и Билл был ему даже благодарен, не хотелось лишних скандалов, слишком измотан он был. С каждыми выходными ему все тяжелее и тяжелее было морально, он знал, что именно это доставляет удовольствие Остину. Как же продержаться этот год? Временами он ненавидел себя, когда не мог совладать со своими чувствами, ведь он же знал, что так и будет, не так ли было предыдущие два года? Ну, может быть, не совсем так, их игры зашли чуть дальше, но то, что он получает в обмен за свою боль, стоит того.

-Как бы тебя назвать? – думал Билл. – Давай, ты будешь Розой? - По морде черепахи было не понятно, согласна она или нет, - Ну вот и договорились… - Билл пересадил животное обратно в коробку.
Всю следующую неделю Билл проводил в зале, месье Корнель проводил мастер-классы и Билл старался не пропустить ни одного его движения. Месье Корнель был приглашенным учителям, он приезжал раз в месяц на неделю-две, и старался за это время дать своим ученикам как можно больше, и выжать из них, по возможности, старался все. Вечерами Билл доползал до кровати и не мог пошевелиться, ноги у него были стерты до крови, не было сил даже включить музыку, он просто лежал при свете ночника, пока его не накрывал беспокойный поверхностный сон.

А утром все начиналось сначала - Билл соберитесь, Вы можете, я знаю… Нет, мой дорогой, так никуда не годится… Билл, Вы неуклюжий, как медведь… Да, мой мальчик, я знал, что у Вас получится… Молодец, Билл, браво, еще, больше экспрессии!

И Билл улыбался, сквозь боль и усталость, он тоже знал, что у него все получится, иначе все бессмысленно.

Каулитц подошел к своей комнате и замер – из-за двери раздавалась музыка, гитара, чувственная, вызывающая дрожь мелодия. Играл Том, потрясающе играл, кто бы мог подумать, что этот репер на такое способен. Билл почувствовал, как его тело само привычно отреагировало на музыку. Вот бы итоговую годовую работу поставить под что-то подобное, неистовое, страстное… Интересно, он сам это написал? Наверное, сам, иначе бы Билл был знаком с этим произведением. Он не стал заходить в комнату, не хотелось мешать, остановился у подоконника и отдался мелодии, в голове привычно стали всплывать образы, картинки, новые движения.

К выходным Билл был выжат, как лимон, он просто не поверил своему счастью, когда позвонил Остин и сообщил, что уезжает из города на две недели, и сказал, куда Билл должен подойти, чтобы попрощаться. Билл собирался, и ему было смешно, он так радуется, как будто бежит на свидание с возлюбленным, а на самом деле он с ним прощается на две недели, и он счастлив. До места добрался заранее – Остин не любил, когда опаздывали и лучше его подождать, к тому же погода стояла отличная, было начало ноября, тихая золотая осень, а Билл так редко бывал на улице. Большая черная машина, шурша колесами, остановилась рядом с брюнетом.

- Ты пунктуален, малыш.

- Я знаю.

- И мне это нравится.

- Я знаю…

Остин приблизился к Биллу и заглянул ему в глаза, потом властно притянул к себе для поцелуя, наматывая волосы на кулак, Билл поморщился, но послушно разомкнул губы…

Том в этот вечер долго бродил по улицам, наслаждался теплым вечером. Он очень любил осень, намного больше других времен года. Любил ее запах и цвета, осень казалось ему зрелой и серьезной. Осенью хотелось любить, хотелось такой же серьезной и зрелой любви. Весна для влюбленностей, осень для любви. Только вот не везет ему пока с любовью, Карина, он наконец, узнал, как зовут ту девушку, была милой девочкой, но он не чувствовал волнения в ее присутствии, ему не хотелось творить, глядя на нее. Не то, все не то… И Том старался свести их общение к минимуму, чтобы зря не обнадеживать девушку, но так, чтобы и не обидеть ее. Неожиданно на одной ярко освещенной улице с дорогими магазинами он обратил внимание на пару, Билл и какой-то мужчина, явно старше него. Они стояли к Тому боком. Мужчина улыбался, но его улыбка была хищной и холодной, лицо Билла было спокойным и непроницаемым. Вот мужчина сделал шаг, собственнически обхватил брюнета за затылок и поцеловал. Тому показалось, что Билл был напряжен, но попыток отстраниться не делал. Когда поцелуй закончился, мужчина что-то сказал Биллу на ухо, тот кивнул. Потом мужчина вытащил кошелек, достал оттуда несколько купюр, Билл небрежно засунул их в карман пальто. Машина мягко отъехала, а Билл продолжал стоять и смотреть ей в след, когда она скрылась за поворотом, Билл тыльной стороной руки вытер губы и быстрой легкой походкой пошел прочь. Тома он не заметил.

Продолжение
Рубрики:  Рейтинг/NC-17
Категория/Slash
Жанры/AU
Жанры/Angst
Жанры/BDSM
Жанры/Romance
Размер фанфика/Миди
Метки:  



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку