-Рубрики

  • (0)

 -Видео

Words - F.R. David
Смотрели: 2 (0)
Бильярд
Смотрели: 1 (0)
Paul McCartney - MICHELLE
Смотрели: 7 (0)
Leonard Cohen - Songs rom the Road 2009
Смотрели: 1 (0)
Gorillaz___Stylo_
Смотрели: 1 (0)

 -Фотоальбом

Посмотреть все фотографии серии Старая Германия
Старая Германия
20:56 30.10.2015
Фотографий: 16
Посмотреть все фотографии серии Крым
Крым
11:08 15.07.2015
Фотографий: 8
Посмотреть все фотографии серии Снежная Королева
Снежная Королева
17:02 01.07.2015
Фотографий: 10

 -Всегда под рукой

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в weimar1

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 06.05.2013
Записей: 55
Комментариев: 4
Написано: 181

У меня, как у нищего были только мечты. 
Я расстелил эти свои мечты перед твоими ногами. 
Наступай помягче, 
Потому, что ты идешь по моим мечтам. 
Я уверен, ты тоже мечтаешь. 
Остаточные чувства ушли, 
А это было то, что делало нас людьми. 
Все остальное продано.


"Наперсточники в Эрфурте" мои воспоминания "Здравствуй и прощай Германия"

Пятница, 10 Июля 2015 г. 20:18 + в цитатник

5291141_632 (700x461, 54Kb)

 

          То, что увидели Олег с Юлькой в городе Эрфурте, если бы кто рассказал, не поверили бы. 


В большом культурном центре столицы Тюрингии, да еще в такое интересное, историческое время 1990 года, когда мирный крах режима ГДР предоставил шанс воссоединения земель Германии. 

В Эрфурте наши герои были часто, это всего лишь двадцать минут езды от Веймара на электричке. 

Олег еще с вечера, аккуратно под хорошим освещением, простым карандашом делал из просроченных  ж.д. билетов, абсолютно годные. 
Наивность немцев и безнаказанность Олега, какой-то не объяснимый азарт, способствовали этим действиям. 
Они эти деньги отдавали немцам, только не в ж.д. кассы, а в Митропу, где заказывали по приезду в Эрфурт пиццу, кофе и пиво, это был на тот день их завтрак, обед и ужин. 

Город Эрфурт намного больше Веймара, со своей оригинальной исторической изюминкой. Сплошные кварталы невысоких домов с церквями и множеством магазинов, узкие улочки по которым идут трамваи, были пересечены каналами рек. 

Вот и двенадцать часов дня, социальные службы привезли в термосах, на площадь, к универмагу Сentrum, еду для малоимущих немцев, такой себе перетертый картофельный супешник, с порезанной туда сосиской. 
          - Есть можно, чтобы не умереть с голоду. 
Сказав, улыбнулись друг другу Олег с Юлькой.  

Здесь же на площади собралась толпа зевак. 
Западники продолжали повышать экономику страны и делать деньги на восточных немцах, поэтому раскладками с уцененными с запада шмотками и толпой русских возле них никого было не удивить. 

Когда наши герои подошли поближе, с удивлением увидели, что не доходя десяти шагов до универмага Centrum, возле фонтана, работала бригада наперсточников. Ну а соответственно к ним в круг из рядом собравшейся толпы тянулись руки наивных немцев, тыкая сотенные купюры марок. 

От куда была бригада, из польши, русские или немцы неизвестно, но не смотря на большой риск работали слаженно. 
Накал азарта стоял приличный, настолько все желающие участвовать были уверены в своем выигрыше. 

Юлька тут же поддалась соблазну, поверила в легкие деньги и стала умолять Олега дать ей сто марок. 
          
          - Я сейчас выиграю,  
          - Выиграю, 
          - Вот увидишь..., 
стала под впечатлением пищать своим милым голосочком она. 

Да, уж, качественно пришивают рукава в куртках, подумал Олег, когда стал тянуть Юльку из толпы зевак, подальше от круга. 
       
          - Нам нужно уже идти, 
          - Еще ехать домой, 
не на шутку злился Олег. 

На Дом Плац, где соседствовали друг с другом два собора, католический и православный, так-же по выходным проходила живая торговля. Здесь стояли битком набитые фуры с аппаратурой: телевизорами, видеомагнитофонами, аудио кассетниками и другой бытовухой. Таких "всемирно известных" брендов, как «ANITECH», «UNIVERSUM», «SCNHEIDER», которых во всем Мире ни кто не покупал. 

Большущие очереди вереницей занимали почти всю площадь возле костела. Наши покупали аппаратуру, даже не проверяя, что в коробках, настолько люди легко расставались со своими кровно заработанными сбережениями. У каждого было только одно желание, побыстрее их лишится и хоть на что-то потратить.

Русские и не только, хватали все, потому, что перед обменом восточных марок на западные, была сплошная неизвестность и ходили разные слухи. Что денег, может на всех не хватить, что сначала, конечно будут обналичивать немцев, а затем в самом конце, что останется уже нашим. Как будут индексировать, один к пяти, к трем, неизвестно. 

Почему то все были абсолютно уверены, что одну восточную марку к одной западной, русским не обменяют. 

Сотрудники Олега с Юлькой использовали возможность знакомства с немцами, которым раздавали при этом на обмен немалые суммы с тремя нолями. 
В  конечном итоге они много потеряли, потому, что немцам меняли по возрастным категориям определенные суммы, только самым пожилым один к одному.  

На всех повлиял глобальный исторический фактор и наши ребята были не исключение. Нужно было иметь большую выдержку и терпение, пережить это время и не польститься на покупку какой ни будь не нужной вещи в быту. 

Но время всегда лечит и все раскладывает по своим полочкам. 
          - Боже мой, какие мы были молодцы, что не пошли на эти авантюры, жаловалась Олегу Юлька. 
          - Я не знала уже, что и думать, все кругом все покупают, тащут и тащут.


Метки:  

"Это вам ни мелочь по карманам тырить..." мои воспоминания "Здравствуй и прощай Германия"

Четверг, 09 Июля 2015 г. 11:41 + в цитатник

5291141_978 (700x484, 97Kb)

 

          Часть 1

          К очередной поездке в город Эрфурт, что в двадцати минутах езды на электричке от Веймарского ж.д. вокзала, Олег готовил себя морально всю неделю. Они с Юлькой таким всплеском эмоций уходили от повседневной суеты и тяжёлой работы.
Всё было хорошо, но как Олегу не хотелось опять шухирить. Эта мысль, его грудь рвала на части. Что за страсть такая, которая тебя вяжет по рукам и ногам, обволакивает сладкой дымкой твой мозг, ты ничего не соображаешь и не можешь с собой поделать, думал Олег. Но до Эрфурта ещё надо доехать. 

Это было как правило по своим просроченным проездным билетам, или билетам которые находили возле ж. д. касс вокзала своего города и потом искусно исправляя дату, при помощи хорошо заточенного карандаша, Олег делал из них годные. Или же вообще без билетов, они проходили весь состав поезда, чтобы обнаружить где находится контроль, затем удалялись от него в противоположенном направлении, тем самым выигрывая время прибытия поезда, доезжали до нужной станции. 
Иногда при виде идущих кондукторов, закрывались вдвоём в туалете, но этот вариант не всегда проходил. Немцы с криком и шумом барабанили в дверь, когда поезд замедлял ход, замок туалета спустя какое - то время всё - таки открывался. Юлька, молодая симпатичная блондинка, выходила из туалета первой, демонстративно вытирая салфеткой вызывающе накрашенные ярко алой помадой губы, а за ней застёгивая ширинку, опустив голову, медленно шёл Олег. 
Пока обескураженные, доблестные немецкие контролёры, при виде такой сцены, приходили в себя, решая при этом, что делать, наши ребята уже были далеко. 

В общем то по нашим героям трудно было определить сразу от какой они экскурсионной группы отстали и они этим всячески пользовались, выучив несколько бытовых фраз на немецком языке. В дорогу хорошо одевались в основном в вещи из «Эсквизита», Юлька же пользовалась арабской дорогой косметикой «Нефертити». 

Приблизительно таким образом они объездили почти всю Германию, включая известные районы Западного Берлина: Цоо, Шарлотенбург и Хендыхохово, за свой единственный выходной день, а сколько той Германии. 

По приезду в Эрфурт Юлька с Олегом чувствовали себя как дома. В городе они уже прекрасно ориентировались и хорошо выучили такие вещи, как пройти с «бороды на лысину», которых и не все немцы то знали, то есть, добраться с улицы Карла Маркса на улицу Ленина. Ребята здесь были практически каждую неделю и уже знали, в какие магазины был смысл заходить, где расположены камеры наблюдения, продавцы за прилавками, чтобы это не было бессмысленной тратой времени. 
Перед своим променадом по магазинам Юлька с Олегом, как правило заходили в пиццерию на площади возле вокзала, заказывали там кофе, пиво и пиццу. Это был их скромный завтрак обед и ужин. 

Магазины восточной Германии были наполнены примитивным выбором, но с изюминкой красочно оформленного товара, совсем без какой либо охраны и продавцов, толкали молодых людей на компромиссы, перед которыми устоять было практически не возможно. Такой себе устоявшийся, наивный «аля» немецкий коммунизм, выраженный ошибками истории «бери, что не так лежит». 
Так, что Олег с Юлькой были немножко удивлены обилием товара столичного города, чего не наблюдали в своих магазинах, хотя родом были точно не с высокогорного кишлака, где самолёты за железных птиц принимают. 

И наши Бони и Клайд, бомбили немецкие магазины и универмаги заходя на вход и так же свободно мимо кассы выходя обратно, с полной пазухой и пакетами продуктов. Дома же холодильник у них был забит до верху разными деликатесами, включая дорогую выпивку, на недели и месяца вперёд. 

Юлька шла на дело вообще без каких либо комплексов, объясняя очень доходчиво своё отношение к немцам, перефразируя замполита, который категорически наставлял:        
          -Прошу вас не забывать, что мы находимся в стране врага. 
          -А с врагами нужно поступать, так же как они поступали с нашими дедами в Великую Отечественную. Их к нам никто не звал, добавляла уже Юлька. 

В связи с этим фактом Олег вспомнил один случай, происшедший в 1993году в супермаркете «Кaizers» города Ютербога. Когда на одну из годовщин победы над немецко-фашистскими захватчиками, чтобы отдать дань своим братьям по оружию, были приглашены на такую встречу по вызову наши ветераны. 
Так вот, седого и старого солдата, у которого вся грудь была в орденах и «знамёнах» завели в супермаркет, где он увидел обилие товара, мысленно при том вспоминая сравнивал с пустыми полками универсам у себя дома, где кроме огурцов в трёхлитровых банках и рыбных консервов ничего не было. Ну а когда проходил рядом с рыбным отделом, где лежали на прилавке тихоокеанские омары с другими морскими деликатесами, аккуратно засыпанные сухим льдом, он упал бедный на пол и стал в отчаянье кричать на весь торговый зал: 
          -За что, за что нам, за что боролись... 

Его можно было понять, сказал про себя Олег, но всё равно мучила совесть. Может поэтому мы так и живём, что спокойно не можем пройти мимо чужого. Алчный и жестокий народ, вздыхая, подумал он. Слава Богу, что храним ещё и не разбазариваем свои духовные ценности, во что ещё остаётся верить.
Но кому же всё - таки нужно было навязывать не здоровое мнение молодым людям послевоенной Германии, что русские войска стали не освободителями, а аккупантами.
 
 В конце войны Берлин лежал в руинах. Девяносто процентов зданий были разрушены меньше, чем за сто дней. Три месяца британские и американские самолеты бомбили город день и ночь, затем русские устроили самый массированный в истории обстрел города. Два миллиона снарядов всего за две недели. 

Сегодня Берлин похож на город без прошлого. Все атрибуты нацистской эры исчезли за сталью и зеркальным стеклом фасадов домов. Но под поверхностью лежит обширный, тайный мир бункеров и тоннелей, включая обломки Германии, мечты Гитлера о столице нацистской Европы. 

Так через сколько же лет ответьте мне, появится новый Гитлер? 

          Часть 2

          Часто Олег с Юлькой приезжали в парк «Iga», что в окрестностях Эрфурта, где они любили проводить время, которого так им не хватало. 
Замечательная, большая территория парка с чистым воздухом, разноцветными коврами цветников, большущими пальмами стоявшими в кадушках, маленькими искусственными озерцами, где среди цветущих белых лилий умиротворённо плавали золотые рыбки.  

Почему то, может из - за отсутствия кого либо здесь, на квадратный километр площади, среди фонтанов, выложенных разноцветной мозаикой, где задрав юбку бродила босая Юлька а Олег её фотографировал на "Смену", складывалось такое впечатление, что всё это принадлежало только им. Поэтому хотелось там жить и не было желания оттуда уходить никогда. 

Небольшое кафе, прямо на улице, с матерчатыми шатрами, красивыми террасами, в тени роскошных высоких пальм, где они долго сидели за столиком, заказывали мороженое, пили прохладную Маракую. Возле них, по чисто подстриженным газонам, свободно гуляли павлины распустив свои чудесные хвосты, всё это давало ощущение душевного спокойствия, ощущения Рая. 

И Юлька предлагала Олегу, в такой романтической обстановке, вот так прямо на лужайке, где вокруг на десятки метров не было ни души, среди цветов заняться любовью и они делали это. 
Она тихо рассказывала Олегу про Таис Афинскую, гетеру из Вавилона, которую возил повсюду за собой полководец и завоеватель Александр Македонский и любил её так же пылко на скошенном поле стерни. 

Возможно наши герои, тоже любили друг друга. Много необычных качеств характера, не присущих складу их повседневной жизни здесь, вдалеке от Родины, нравилось Олегу в Юльке. Но больше всего удивляло его то, что она не пыталась его использовать, как это делали в основном здесь все женщины. У них было всё поровну и честно. Воровали они тоже поровну. 

Олег с Юлькой так же регулярно старались посещать Лейпцигскую ярмарку, которая проходила два раза в год, но там кроме автомобильных каталогов брать было нечего. 
Сюда в Лейпциг съезжались производители со всех уголков Германии и не только, чтобы показывать свои достижения в лёгкой, тяжёлой промышленности и сельском хозяйстве. Взять хотя бы такого известного производителя, как Карл Цейсс Йена, со своей не сравнимой на весь Мир оптикой. Поверьте, той Восточной Германии было что выставлять, хотя государство работало практически само на себя, из - за небольших природных ресурсов её экономическое могущество базировалось на переработке продукции и предоставлению услуг. 

В выставках участвовали государства СЭВ, такие как Польша, Чехословакия, Венгрия, Советский Союз, а так же Япония, Канада, Испания и т.д. 
Представители Колумбии, где к павильону была большущая очередь, угощали без ограничений всех своих посетителей хорошим, ароматным кофе с сигарой, которую здесь же прямо при тебе на коленях и скручивали. 

Самый большой выставочный комплекс на территории «Мессы», что занимал тысячи квадратных метров площади, выполненный как большой Кремлёвский зал, с большущим бюстом Ульянова Ленина при входе, который, как всегда умным взглядом встречал своих гостей и где над ним же сверху, на фасаде красовались большие буквы "СеСеСеР", бесспорно был наш. 

Каждый русский, кто находился по счастливой случайности там, считал своим долгом отметится в павильоне своего Государства. Ну а в средине конечно же большая половина зала гуляла, а рабочими были отведены небольшие секции, где были выставлены такие известные производители, как БелаЗ. 

На всей территории выставки в воздухе висел дух социализма, это было выражено всем - патриотической музыкой того времени, обилием кумачовых знамён на флагштоках, абсолютно у всех было бодрое, праздничное настроение после выпитого пива и напитков покрепче, таких как «Gold Brand». Солидарный во всех отношениях народ гулял, хотелось с дуру кричать, без Красной площади и парада: 
          -МИР, ТРУД, МАЙ... УРА, УРА, УРА. 

А в основном вся толпа собиралась возле павильона, где красовались легковые автомобили западного производства. При входе, была громадная, как возле мавзолея Ленина вереница людей, здесь нужно было выстоять около двух часов, чтобы получить в руки красочный автомобильный плакат, рекламный буклет в придачу, в целлофановом пакете с брендом производителя. Некоторые желающие, наши конечно, становились в очередь по несколько раз. Потом уже, по приезду в часть обменивались модной на то время макулатурой с друзьями. 

Так же по всей территории выставочного комплекса, сновали группы школьников из местных наших военных городков, которые ждали когда возле павильона «Denon» будут выбрасывать бесплатно аудио кассеты. Для них, домой принести блок фирменных аудио кассет, было что - то. 

          Часть 3

          И вот уже Олег с Юлькой бежали в растерянности из Эрфурта и от той мысли, которая путалась у Олега в голове, как же могло такое с ними произойти. А произойти, рано или поздно должно было, только от себя не убежишь. 

Они мчались в такси по трассе Эрфурт - Веймар, уже почти проезжая большую часть пути доезжая до Норы. Олегу не верилось до сих пор, что их замели, он был в лёгком замешательстве от случившегося. И не мог поверить в то, что немцы могли так просто отпустить их с Юлькой после случившегося. Они сидели на заднем сидении «Мерцедесса», который бежал по знакомым глазу местам. 

Олег продолжал оглядываться, обращал внимание на проезжающие мимо машины, ожидая, когда же их всё-таки остановят. Эта мысль, которая не давала ему покоя, давила его и давила, чувствуя от этого лёгкую амнезию. Каждую минуту обратного пути он ждал преследования. Всё ему казалось подозрительным. Вот если бы ещё ни эти переговоры таксиста по рации, с кем он говорит с диспетчером или полицией неизвестно. Сколько их с Юлькой будут преследовать или вести перед собой... 

Он не мог поверить в то, что доблестные немецкие службы, которые их с Юлькой задержали без документов с поличным, полными сумками и пакетами ворованных вещественных доказательств, просто так возьмут и отпустят. 

Они проезжали по трассе мимо полей с люцерной, которые как будто в каком - то фантастическом триллере были захвачены пришельцами, а их летательных аппаратов, что  высвечивались яркими разноцветными огнями в голом поле, стало появляться с каждым днём всё больше и больше. Так на безмерных полях окраины городов Тюрингии, после воссоединения земель Германии стали расти, как грибы после дождя, автомобильные заправки и всевозможные ангары магазинов. 

Но на самом деле была очевидная разница между востоком и западом, и то, что произошло, можно назвать объединением только условно. Потому, как объединение предполагает равенство объединившихся, а тут равенства не было и в помине. ГДР стало частью ФРГ, которая представления не имела на сколько отсталой, усталой и деморализованной была та страна, которая ей досталась. 

На эту тему по каналу ARD была смешная передача про животных. В рудных горах, на границе Баварии, там где во времена стены проходила колючая проволока, олени и кабаны до сих пор не переходят границу, каждый остается на своей стороне, у них в голове по наследству каким то образом передается информация о территории. То - же самое происходит и среди немцев. Чем дальше ты уезжал на восток, чем ниже был уровень благосостояния, тем выше была сердечность, гостеприимность и сплоченность людей. Нужда объединяет. Нуждающийся охотнее делится друг с другом. А чем дальше вы вступаете в благосостояние, тем разобщеннее становятся люди, игоистичнее.  Хотят отличаться от других своим уровнем благосостояния и там действительно уже нет той теплоты.       

Вот ребята уже на машине заехали в Веймар, сзади хвоста не наблюдалось. Они подъезжали к городскому бассейну, к той площади, где всегда стоял балаган. 
          -Стоп, стоп бите, алес гутэ, сказал таксисту Олег после не долгой дороги молчания. Немец ответил: 
          -Фюнф унд фирцых марк. Олег посмотрел на счётчик, где виднелись цифры 45. 

Да, хорошо погуляли сказал Олег Юльке, когда они вышли из «Мерцедесса» и перед глазами снова и снова проносился весь тот кошмар. 

Где рано утром, незадолго до этого, когда ещё не было десяти часов и когда ещё сеть дорогих магазинов Эрфурта была закрыта, Олег с Юлькой как обычно заглянули в несколько небольших продовольственных магазинов отовариться. Там было не смотря на утреннее время не мало немцев. Они с Юлькой стали возле прилавка, затем, когда подошла их очередь, привычно уже заказали продавцу, пожилой немке нарезать несколько видов колбасы и сыра, выходя, прихватив с собой за пазуху пару пачек сигарет «West». Немного осмотревшись и оценив обстановку, спокойным шагом вышли через те же входные двери что и заходили. Как будто покупки не делали вообще. Продавцы за прилавком и на выходе на кассе были заняты своим делом. 

Выйдя из магазина, они ныряли в арку проходящего двора и заходили уже в другой магазин на ближайшей улице, где происходило то же самое, опять и опять. Потом они долго сидели в кафе на пересечении улиц, что вели от ж. д. вокзала к универмагу "CENTRUM". 

Олег уже ухаживал за Юлькой, ему хотелось ей делать что - то приятное, тем более сейчас, когда нужно было хоть чем то отвлечь её от таких вот шухерных дел. Они тихо, без единого слова сидели за столиком и смотрели на площадь, где не спеша, в своих бытовых заботах сновали местные жители. Насколько улицы немецких городов похожи на наши, думал Олег, вот только люди совсем другие, не суетятся, одеты при этом очень примитивно, можно сказать даже безвкусно, но практично, в отличии от наших людей. В немцах чувствовалось какое то спокойствие, уверенность, если хотите в завтрашнем дне. Что абсолютно соответствовало 20-той статьи Конституции Федеральной Германии, которая обязана защищать каждого жителя от социальных неудобств и обеспечивать социальную справедливость. Свои обязанности государство выполняло через систему законодательных актов, которые гарантировали обеспечение на случай болезни, несчастного случая или старости, денежную помощь для детей, аренды квартиры, помощь безработным. 

Когда же услышали тонкий голосочек за спиной, молодой официантки: 
          -Гутэнтак, битэшон, при этом на стол немка положила меню кафе - ресторана. 
          -Битэ цвае порцион айскрэм, заказывая, Олег показал рукой на рядом стоящий столик, за которым сидела пара немцев и с удовольствием поедала продукт счастья. 

          Часть 4

          Насладившись заморским восточным удовольствием, Олег подозвал проходившую между столиками ту же официантку для расчёта. Он всегда старался быть осмотрительным молодым человеком, обратив внимание, что при расчёте рядом сидящие немцы с пятидесяти марок получили двадцатку сдачи. 

Когда же фройлен подошла к нашим ребятам за расчётом, то Олег тут же дал ей сотенную купюру. После чего немка с деловым видом взяла деньги, порывшись в форменном переднике, затем достала из кошелька, что висел у неё на поясе двадцать марок, положив их на стол, быстро стала удалятся в помещение кафе - ресторана. 
          -Не понял, немного погодя сказал Олег. 
          -Что она хочет этим сказать, что порция этого грёбанного мороженного для нас стоит сорок марок, или я похож на премьер министра Швеции, чтобы оставлять ей такие чаевые. 
          -Это просто грабёж средь бела дня. 
          -Мы себе даже не позволяем такого произвола, по отношению к ним, не громко выпалил расстроенный не на шутку Олег. 

Наши ребята не стали уходить, стали ожидать авантюристку на своём месте, но она не появлялась. Возможно наблюдала за ними какое-то время, когда они уйдут из помещения кафе-ресторана. Когда же поняла, что они уходить не собираются, а ей некуда деваться, работать то нужно, вышла. 

          -Битэ, битэ, ком гиа, ком... позвал немку официантку Олег. Она не спеша подошла к столику, где сидели ребята. 
          -Вас костэн зи, показывая на пустые крэманки спросил строгим голосом Олег. Немка не могла скрыть своего не довольствия к происшедшему. Продолжая делать вид, что ничего не понимает, что от неё хотят эти два человека. 
          -Шефа давай сюда, сказала тут же Юлька. 
          -Быстро... 

Немка, как будто всё понимая, стала снова недовольно копаться у себя в кошельке и бросила на стол пятьдесят марок. 
          -Ну это блин вощщще и здесь то - же самое, нюх потеряли что ли, то сумки крадут в «Каухале», то блин общитывают по полной программе, не ты наебёшь так тебя, что за жизнь такая, возмущался расстроенный Олег. 

Такие факты ещё больше настраивали наших героев против немцев. И вот они уже стояли возле витрины магазина, у которого было открытие в тот день. 
В Эрфурте всё больше стало появляться магазинов по западному манеру, с красочным убранством, до тротуара сплошными, стеклянными витринами. 
          -Смотри, ещё товар полностью не разложен, давай зайдём посмотрим, сказал Юльке Олег. 
Когда они проходили между высоких прилавков магазина, обратили внимание на то, что в торговом зале почти никого из продавцов не было, посетителей тоже было мало, камер слежения не наблюдалось, только в углу под потолком было прикреплено большое овальное зеркало. В глубине зала одна немка лет двадцати пяти чем - то была занята, слушая музыку по кассетнику, что стоял на стойке возле прилавка

          -Открывай сумку сказала Юлька. 
          -Ты что, ответил ей Олег. 
          -Чего ты боишься, никого нет, прошептала Юлька. 
Олег ещё раз прошёл по пустому залу, где было только несколько покупателей рассматривавших разнообразный мелкий товар аккуратно, только сейчас разложенный на прилавке. 

Олег показал Юльке жестом, чтобы та смотрела по сторонам, быстро снял с плеча спортивную сумку и стал туда запихивать в коробке портативный телевизор и другую аппаратуру стоявшую на прилавке рядом. Невольно вспоминая случай, как в ЦУМах больших городов работали воры с подельниками. 

Один вор заходил в зал, где продавалась аппаратура и телевизоры, просил помощи у посетителя магазина, чтобы тот помог вынести на улицу якобы купленный телевизор в коробке, которых перед прилавком в магазине стояло великое множество, а на улице в машине уже ждал подельник. Пока продавец был занят оформлением другой покупки, ни в чём не подозревающий посетитель магазина принимал непосредственное участие в совершении кражи, даже не догадываясь о том. Вор благодарит, того, кто имел неосторожность невольно помогать, на улице, садится в машину и уезжает. 

          Часть 5

          Осмотревшись по сторонам, Олег с Юлькой уже затаренные, ещё раз прошлись по торговому залу хорошего магазина и направились к выходу. 
Олег, повторюсь, был очень осторожным и предусмотрительным молодым человеком, поэтому, подсчитав приблизительную сумму «покупки», на всякий случай вытащив из кошелька, взяв деньги в руку. Как обычно, прикрывая друг друга, они вышли из магазина, в котором входных дверей и кассы при входе практически не было вообще. Такие магазины у нас в Союзе назывались «Пассаж». 

И вот они уже прошли быстрым шагом метров двадцать по многолюдной улице центра города. Как вдруг услышал Олег, что за ними бежит, расталкивая встречных прохожих и окликая их молодой немец, за ним ещё один. Конечно, первая мысль была у Олега - бежать, но было чересчур много вокруг людей и сумка была не из лёгких. 
Стараясь сохранять спокойствие, пройдя ещё несколько шагов, Олег упёрся, как в стену ещё в одного немца, который преградил ему дорогу, показывая рукой, как регулировщик, на подъезд дома. 
          -Вас ист лос, спросил у немца Олег. Но другие немцы, пытаясь задержать его за руку, стали подталкивать Олега к тому же подъезду. 
          -Вас ист лос, продолжал взволнованно спрашивать Олег. 
          -Их мёхьте кауфен, показывая марки в руках, стал утверждать Олег задержавшим его немцам. 
          -Что случилось, что случилось, мы туристы... подбежав к ним сзади, громко говорила Юлька. 
Так, как она шла сзади, могла бы этого и не делать, но и оставить в беде своего Олега так же не могла. 

На них уже стали обращать внимание прохожие на улице. 
          -Ком, ком... продолжали говорить немцы. Ребятам ничего не оставалось делать, как последовать за ними. 

Их провели по старой скрипучей лестнице на верхний этаж плохо освещённого коридора старого трёхэтажного дома. Олег подымаясь на верх размышлял. Если бы он был один, без Юльки, может и попробовал бы сбежать, в крайнем случае толкнув вниз по этой лестнице сзади идущих за ним немцев. А вдруг они вооружены? 

Повязали волки, повязали, да это вам не мелочь по карманам тырить, думал Олег. В его планы ни как не входило вот так глупо, вмиг лишится всего, а взамен получить вот такие проблемы. Но когда - то же надо за всё платить. 

Затем все прошли по этажу, через несколько проходных кабинетов каких то организаций. В комнате, куда их наконец - то завели, находился сидя за столом ещё один немец. Олег знал, что это были наверняка детективы, которых тогда нанимали на работу в такие магазины. В их обязанности входило ходить целый день по торговому залу магазина и выявлять кражи. 

Немцы что - то долго говорили, показывая на Олега сумку. Олег понимал, что если у них нет никаких доказательств и без соответственных документов на обыск, они этого не сделают. 
Юлька же продолжала говорить: 
          -Не понимаю, в чём дело, мы туристы из Лейпцига, поезд через час и т. д. 
Немцы как бы передразнивая её, чего - то ждали. Когда нашим ребятам показали куда можно присесть, в комнату вошёл ещё один человек. Рассмотрев Олега с Юлькой тактично и мягко по свойски конкретно на русском спросил: 
          -Вы кто? От куда? Что здесь делаете? 
          -Туристы, возмущённо сказала Юлька. 
          -Приехали на экскурсию в Эрфурт из Лейпцига, сегодня же едим на поезде домой в Союз. 
          -Паспорта есть? спросил наш мужчина. 
          -Документы у старшего группы, встречаемся через час на ж. д. вокзале, ответила Юлька. 

Мужчина стал что-то долго переводить немцам, которые в соответственном настроении не охотно слушали его. 
Дальше Юлька продолжала: 
          -Были в магазине, скупились, хотели рассчитаться, кассы в торговом зале не нашли, спросить не у кого, что за магазин такой, ничего не поняли, вот подтверждение тому приготовленные за покупку деньги. Вышли на улицу, посмотрели и хотели уже возвращаться обратно в магазин, чтобы искать кассу. 
Немцы как будто понимая, что говорила Юлька без конца зло передразнивали. 
Наш мужчина замялся, ещё раз переспросил, когда поезд и стал переводить снова весь наш с ним диалог немцам. 

Очень было всё подозрительно. Они опять долго о чём-то говорили, переговариваясь по рации, что - то решали, при этом вели себя очень категорично против ребят. После чего их неожиданно отпустили, не отобрав краденое и не взяв за "покупки" деньги.

Какое - то недоразумение подумал Олег, что - то тут не так. Они вышли с Юлькой из здания, пройдя несколько кварталов, резко свернув на другую улицу в сторону вокзала и решили взять таки такси, чтобы быстрее уехать из этого города, подозревая, что немецкие службы так просто их не оставят.


Метки:  

"Розы для любимой" мои воспоминания "Здравствуй и прощай Германия"

Вторник, 07 Июля 2015 г. 20:40 + в цитатник

5291141_Red_Rose_With_Water_Drops (700x393, 200Kb)

 

          Вы когда нибудь слышали, как храпят немцы? 

Это здоровый, громкий, раскатистый, храп, абсолютно ни чем не отличающийся от нашего. 
Я это понял, когда стоял под открытыми немецкими окнами в четыре часа утра, большими ножницами срезая с местных Веймарских палисадников цветущие розы. 

Что делать, когда любовь толкает иногда нас на такие необъяснимые поступки, сейчас вспоминать страшно, а если бы полиция... 

В своих двадцать с лишним романтических лет, об этом не думаешь. 
Тебя несёт куда-то туда, только одному Богу известно. Амуры достают из своих колчанов стрелы и безжалостно пробивают твою грудь, метким попаданием прямо в сердце. 

Возвращаешься не выспавшийся, но счастливый, с победой и большими букетами только что распустившихся бутонов, ещё в утренней росе роз. 
И комната наполняется благоуханием раннего утра немецких садов. 

Любовь, любовь... 
Нет, это не привычка, которая появляется потом и живёшь ты уже с ней, как родственник, как брат и сестра. 

А тогда, в утренних лучах рассветного солнца просыпается твоя нагая любимая, от аромата большущей охапки свежесрезанных с немецкого палисадника роз, для которых мало ведра на столе и тебе казалось, что для неё ты готов сделать всё. 

Откуда брались силы, садить любимое создание к себе на плечи и нести километрами по Норской трассе, под сигналы мимо проезжавших по немецким дорогам Трабантов. 

Вот такая вот штука любовь...


Метки:  

"Жены наши, пушки заряжены" мои воспоминания "Здравствуй и прощай Германия"

Суббота, 04 Июля 2015 г. 21:09 + в цитатник

5291141_9 (593x700, 266Kb)

 

          Боевым подругам нашим, посвящается. Тем, кто в горящую избу и коня на скаку, если будет нужно. Тем, кто прошел с нами огонь, воду, медные трубы и криминал, если хотите. 
Вам, милые и любимые, кто разделял с нами на чужбине минуты счастья и горести, печали и маленькие радости, проходя по жизни километры ухабов и дорог. В ожидании нас днем и ночью, неделями и месяцами возле окна маленькой кухни и живя одним днем. С головой бросаясь в неустроенную бытовуху, жертвуя своей молодостью и красотой. 
Мечтая о том, что впереди ждет совсем другая жизнь и затем, понимая, что это были самые лучшие годы нашей молодости. 
Помня, что самое большое ругательство, которое только может быть для семьи военнослужащего это двадцать четыре часа. 
Ваши други благодарны Вам, за то, что Вы у нас есть. 

Конем на скаку оказался в тот обычный час обеденного времени ст.прапорщик из Ютербогской комендатуры с патрульными, когда жена с подругой, приехала из Нойс Лагеря на школьном автобусе для закупок в местный супермаркет Kaizers. 

В то время слева от Kaizersa находился небольшой магазин аппаратуры. 
Немцы у порога выставляли подержанные холодильники, стиральные машины и другую бытовуху в хорошем, рабочем состоянии. Не мешало всегда поглядывать туда, где можно было дешево купить добротные б/у электроприборы. 

Жене на этот раз приглянулся абсолютно новый холодильник Минск три звезды.         
          - Арбайтэн? 
громко спросила она у рослого немца продавца. 
          - Арбайтэн, арбайтэн! 
ответил немец улыбаясь. 
          - Кляйн момент, 
тут-же весело засуетился он. 

Уже через несколько минут холодильник был подключен длинной переноской из помещения магазина на улицу. 
Еще не старый немец при виде молоденьких, симпатичных русских девушек засиял и учтиво стал обхаживать их. При этом тыча себе указательным пальцем на вытянутый изо рта язык, как пигмей из племени Тумбо Юмбо и весело бормотал.
          - Пробирэн битэ, 
          - Пробирэн зи, 
          - Айс камэра, 
как бы уговаривал он. 

И вот в этот момент, появился тот Конь, ст.прапорщик из местной комендатуры. Он тут-же стал брать нахрапом, отталкивая как бы своим откормленным не по годам телом стоявших рядом девчат, уверенно указывая на холодильник своим патрульным, со словами:
          - Вот это берем и несем.  

Но не тут, то было. "Наш" немец оказался не из робкого десятка и начал возмущенно, громко выкрикивать, при этом взмахивая для утверждения руками, заслоняя холодильник собой: 
          - Веркауфэн. 
          - Верка у фэн. 

Да уж, если бы довелось воевать с такими немцами в Великую Отечественную, то вряд ли эта история имела бы место, как и соответственно все прилагающее к ней. 

Девчата же не долго думая, при виде такой картины, обхватили Минск своими руками и тоже стали отстаивать холодильник, как свою уже собственность. 

Чужой среди своих после такого поворота событий, при помощи немца и какой то матери, в недоумении удалился восвояси нести службу дальше. Коалиционная война была выиграна и агрессия с вытекающими последствиями миновала.  
          - Вас костэн зи?, 
жена тихо спросила у немца. 
Немец же от души радуясь за свою маленькую победу над Советскими войсками, улыбаясь от счастья, под впечатлением стал вскрикивать: 
          - Найн,найн 
          - Нааайн, презент. 

Затем, когда девчата уже стали настаивать об оплате, услышали в ответ: 
          - Драй марк. 

Вот так, за каких то пол часа жена успела сделать променад по магазинам, решив продовольственную и бытовую проблему, повоевать с нашими, заключить мир с немцем, затем вместе с новым холодильником Минск, за три марки, приехать на школьном автобусе, который курсировал от комендатуры в сторону дома, в Нойс Лагерь. 
Ну что же, закончился обед, нужно ехать на службу, подумал мужчина, лежа на диване. 

Да, прошу пардону, забыл. 
Прошло немало лет, а холодильник Минск три звезды - Арбайтэн, Арбайтэн, все еще жив.


Метки:  

"Гасштетчик Вольф" мои воспоминания "Здравствуй и прощай Германия"

Пятница, 03 Июля 2015 г. 22:47 + в цитатник

5291141_669 (700x518, 116Kb)

 

          Гасштетчик Вольф, что работал в Веймаре по Еттерсбургер штрассе, на перекрестке возле ж.д. моста, очень благосклонно  относился к своим посетителям, пытался даже поддерживать беседу на ломаном русском. Возможно это было связано с тем, что отец Вольфа военный летчик "Люфтваффе", будучи сбитым в годы Великой Отечественной войны Красной армией, остался жив только благодаря простым людям, которые спрятали его и не дали на растерзание Советским  властям. 

Вольф неоднократно предупреждал наших военнослужащих, когда видел в окне своего гасштета подъезжающий УАЗ с патрулем с Комендатуры. Затем поспешно выводил русских через черный ход, возле общественного туалета, открывая на двери запасного выхода большой, старый навесной железный замок. 

В такой ситуации не раз побывали многие из нас, по причине того, что командующий ГСВГ-ЗГВ запретил нашим военнослужащим и членам их семей отведывать питейные заведения. Был 1987год. 

А уже тремя годами позже, запрет был снят, но с одним условием, чтобы русские после посещения гасштетов, выходя из них, хотя бы падали лицом в ту сторону, где проживают.


Метки:  

"SaNdRa" мои воспоминания "Здравствуй и прощай Германия"

Четверг, 02 Июля 2015 г. 11:47 + в цитатник

5291141_SaNdRa (700x621, 144Kb)

 

          События происшедшие с кем либо из нас в нестандартных жизненных ситуациях, когда одного из членов семьи нет дома, чаще всего входят в тему курьёзных, а вообще то думаешь, что лучше бы такого счастья не было вовсе. 

Серега, сосед по квартире Олега с Юлькой временно проживавший в доме Тбп отправил свою жену на Союз отгонять купленную у немцев машину. 
Он был в меру упитанным молодым человеком лет двадцати шести, ростом выше двух метров, но по натуре очень спокойным, добродушным и доверчивым, коим бывают обычно все люди такого типа. 

В Германии, после срока отбывшего служащим кочегаром в пехоте и потом неоднократно приезжавшим из Союза обратно в Веймар, любил рассказывать за бутылкой чая в компании нач. хлебозавода истории про свои приключения у немцев. 
А в частности когда работал на заводе «Weimar Limona», где после смены, немцы в числе семи человек над ним имели неосторожность подшутить, при этом обзывая его русский медведь, что к великому сожалению затем плачевно закончилось для них. А доводы были при помощи дверок из шкафчиков раздевалки и Димкиного кулака, который был у него как хорошая кувалда, поверьте достаточно убедительными. Все знают, что против лома нет приёма. 

После конфликта, который добавил ему славы, популярности и авторитета, при выезде Сереги на его «Dacia» с территории «Weimar Limona», немецкая охрана выпускала его без проблем с полным багажником газированной воды, той, что производили в то время на заводе. 

Не для кого ни секрет, что в те годы многие из наших военнослужащих, служащих и членов их семей нелегально подрабатывали на немецких производствах, включая близлежащие сады и огороды. В связи с этим можно было смело перефразировать известную пословицу:                                                                  
          - Маша собирала клубнику, а Сандра её кушала. 
Потому, что русские тогда делали бесспорно не малый вклад в экономику восточной Германии. 

Оплата за восьми часовой рабочий день была не плохой, около сорока марок, но работать на поле надо было с пяти утра не покладая рук, а как всходило солнышко к одиннадцати часам дня уже все полевые работы заканчивались. 
Немцы с поля разрешали брать с собой несколько килограмм клубники, в большинстве случаев можно было купить отобранную для себя корзинку. 

А если это был часовой завод, то у всех соседей и знакомых были одинаковые, большие будильники в металлическом корпусе, которые по утрам так громко звонили, что наверное достаточно было одного, чтобы разбудить всю Германию. 
Под кроватью, в чемодане много было разных часовых запчастей и циферблатов, которыми игрались дети. 

Для этого наши использовали любую возможность знакомства с немцами, чтобы те за символическую плату в сто - триста марок, делали родственникам и друзьям из Союза в Германию вызовы. 

Поэтому и наш герой Серега был не промах, так-же дружил только с нужными людьми. И в тот день, когда Юлька что-то готовила на общей кухне, куда Серега из своей комнаты зашёл поставить на плиту чайник, через минуту тут-же забежал обратно уже сам не свой, с криком:  
          - Деньги, деньги, мои деньги, никого не пускай... и понёсся по лестничной клетке вниз продолжая орать: 
          - Никого не пускай. Скоро буду. 

Оказывается, в гостях у него была и по видимому ночевала, пока жена гнала машину на Союз, известная в том районе немка по имени Sandra. Юлька же ничего не знала и не понимая в чём собственно дело, увидела только в окно пятого этажа, как могучее, большое тело Сереги погрузилось в свою «Dacia», припаркованную возле подъезда дома ТБп. 
Машина под его весом закачалась, как балтийский баркас в штормовую непогоду, но быстро и послушно, с гулом выкатилась за ворота, затем с горки по Еттерсбургер штрассе, в сторону ГДО. 
Потом уже до Юльки дошло, что что-то случилось. 

Через несколько часов на пороге появился взмыленный Серега, с возмущённым видом растягивая слова по блатному, произнёс:  
          - Во сууука, ты представляешь, пока я ставил чайник, захожу в комнату, а её нет. Я в шкаф за деньгами, нет, кошелька в куртке с документами тоже не стало. Объездил весь город. На вокзале был, возле ГДО был, нашёл её только в Госпитале. Слава Богу, не успела никуда деньги сбросить, всё таки не малая сумма восемь тысяч марок. А я хотел ещё с ней договориться, чтобы сделала вызов сюда, ну ты понимаешь, во бля договорился… 
          - Но как она узнала про шкаф, где деньги лежат, удивляюсь. Продолжал взмыленный Димка, потом шепотом добавив:  
          - Ты только моей Маринке ничего не говори, прошу тебя, узнает убьёт ведь. 
Юльке стало смешно, как никогда, когда она подумала про то, что, как такого "человека скалу" можно убить, а тем более обидеть. 

Обычно Sandra промышляла в наших гарнизонах с подружкой. Это были совсем ещё молодые немки, школьницы, которые ярко и модно одевались, ходили в наушниках с аудио плеерами и лазили через заборы в части и больше, чем отдавать своё тело нашим солдатам для утех они придумать тогда ничего не могли. Место встречи, типа штаб, у них была новая душевая в подвале дома ТБп, где они разрабатывали планы, мылись, переодевались а так-же назначали встречи. 

Тот длинный, плохо освещённый подвальный коридор дома ТБп помнят наверное все, в котором жизнь к вечеру только оживала. Он в себе совмещал четыре подъезда дома и всегда был многолюдным, как подземный переход в метро большого города. Не выходя на улицу, можно было инкогнито ходить по ночам друг к другу в гости, когда твоя вторая половина вдруг соизволила жаловаться на головную боль и ложилась спочивать, входные двери в квартиры никогда не закрывались. 

Sandra на первый взгляд производила не плохое, но обманчивое впечатление, всегда при встрече лукаво, с улыбкой здоровалась кивком головы. Ее не знал тогда только дурак. 
Когда Олег с ней случайно встречался в городском транспорте, ехал из города домой на заднем сиденье автобуса, про неё можно было сказать - сплошное очарование, просто невинное дитя. И нужно было о чём-то с ней говорить и Олег понимал, что при не плохом знании русского языка она была с манерами и ещё хорошо разбиралась в популярной на то время музыке.


Метки:  

Видео-запись: Paul McCartney - MICHELLE

Четверг, 02 Июля 2015 г. 10:41 + в цитатник
Просмотреть видео
7 просмотров

5291141_Paul_McCartney__MICHELLE (700x466, 115Kb)

 

5291141_mccartneyobamacp8788159 (581x329, 31Kb)

 

Paul McCartney - MICHELLE

Президент США и и Сэр Пол Маккартни исполнили для Мишель Обама легендарную песню Битлз Michelle. Праздничный концерт, посвященный присуждению Сэру Полу Маккартни  премии имени Джорджа Гершвина, проходил в Белом доме. 

Это традиционная премия, вручаемая Библиотекой Конгресса за особый вклад в превращение популярной песни в музыкальный инструмент культурного взаимопонимания.

 

Метки:  

Видео-запись: Leonard Cohen - Songs rom the Road 2009

Среда, 01 Июля 2015 г. 17:16 + в цитатник
Просмотреть видео
1 просмотров

5291141_Leonard_Cohen (600x546, 119Kb)

 

Leonard Cohen - Songs rom the Road 2009


Метки:  

"Valter 85Combat 9mm" мои воспоминания "Здравствуй и прощай Германия"

Среда, 01 Июля 2015 г. 16:28 + в цитатник

5291141_1459 (700x525, 55Kb)

 

          Который раз описывая аккуратные улочки и слитные кварталы небольших немецких городков, где волею судьбы доводилось находиться по службе, вспоминаешь множество различных магазинчиков в них, среди которых, не так далеко от центра Ютербога находился оружейный. 
Он как бы магнитом притягивал к себе все мужское население, не смотря на национальность и вероисповедание, мимо него пройти было практически невозможно. 

Под вывод войск из Германии в 1994 году военнослужащие и члены их семей стали потихоньку вооружаться, зная о том смутном времени и что их может ждать впереди по приезду домой в Союз. В какую страну им придётся возвращаться после долгого пребывания на чужбине? Но до конца не ведая, что же им предоставит судьба-судьбинушка и какие сделает коррективы в их дальнейшем жизненном пути. 

Ещё в воздухе звенел дух ГКЧП 1991года, действия которого были квалифицированы президентом и Верховным Советом СССР как государственный переворот. 
Договор в Беловежской пуще о распаде СССР и создание СНГ, со своим пагубным решением делить межу. В связи с чем потом ходило немало домыслов и анекдотов, таких к примеру, как: 
          - Министр образования поздравлял с днем Советской армии и несправедливо разделённого Военно-морского флота, министра труда. 

А так же подтверждалось беспокойство живыми фактами, которые доводили до  военнослужащих те владельцы личного транспорта, что приобретали у немцев и гнали его затем в колонах на Союз. 
Ни для кого было ни секрет, что в те годы имело место разбоя, чем занимались на дорогах Польши некоторые нечистые на руку элементы вывившихся из ГСВГ ранее указанного срока. 
Они преследовали на машинах свою жертву, останавливали и отбирали всё, до последней коробки конфет, что везли домой для детей, отбирали и машины. 
Был полнейший, не по каким понятиям произвол, выраженный не скрываемой завистью и злостью. 

За цену в 250 марок, при необходимости и желании, почти каждая семья могла позволить для собственной безопасности приобрести в немецком магазине на свой вкус оружие самообороны. Вопрос стоял только в оформлении для перевозки через границу. 

Охотничье же оружие приобреталось в Германии военнослужащими и служащими, с регистрацией через знакомых немцев в охотничьем клубе. 

Олег, как любой другой мужчина часто заходил в этот небольшой Ютербогский магазинчик, на первом этаже жилого трёхэтажного дома, где на прилавках и на стеллажах в кассетах находилось множество гладкоствольного, охотничьего оружия и патронов к нему, включая арбалеты и электрошокеры. 

Пистолет револьвер «Magnum» хромированный, как в американских вестернах, калибр - 45 мм. 425 DM. «Beretta 84» - 8 мм. 245  DM. «Perfecta» 6 -мм. 230 DM. С орлом на рукоятке, производства  Германии. 
Всевозможные марки сигнальных пистолетов разного калибра, а также электронные наборы для тренировочных стрельб по инфракрасным мишеням специальными патронами-батарейками 45 калибра 300 DM. 
Ружья, которые мы видели в незабываемых фильмах киностудии «DEFA» в руках у хозяев американских Прерий индейцев, калибра 4.5 мм по цене 270 DM. А так же Китайские спортивные винтовки с оптикой и пистолеты калибра 4.5мм. по цене от 70 до 250 DM. с мишенями. 
Как же без карабина Джузеппе Гарибальди 1866года, такой раритет был по цене 600 DM. Карабины 1938года по цене 219 DM. Всевозможные Испанские, Португальские, Израильские, Американские штык ножи. 
Много охранного снаряжения: электрошокеров 45 000 вольт, электро дубинок, газовых баллончиков, наручников и фонарей. 
Всевозможные кабуры из сыромятной кожи, которые крепятся на тело и ноги. 

А самый пик реализации таких магазинов, обязательно был перед Новогодними праздниками, это настоящий пиротехнический рай. 
Сигнальные ракетницы и большие наборы всевозможных невиданных супер мотыльков и конечно же спичек, которые здорово хлопали после поджога их о коробок. 

Особое место в магазинчике было выделено арбалетам, с не малым весом в 5 кг. по цене 600 DM. А так же разнообразные красочные Дартсы по цене 50 DM. 

Выбор Олега остановился на «Valter 85Combat» 9mm. Конечно же со смыслом, чтобы потом в Союзе, при желании у хорошего токаря переделать ствол. 

Да, как же он потом предано служил своему хозяину и сколько раз он потом выручал из непредвиденных ситуаций, когда Олегу назначали встречи малолетние беспредельщики в городе возле метро, не желая вовремя платить и освобождать квартиру, оставшуюся ему после отца, которую он сдавать в аренду. 

Не боялись пистолета, вспоминал Олег, только русские немцы, которые пытались пройти через КПП Нойс Лагеря в гарнизонный магазин, для закупки коробок с сигаретами и лекеро-водочными для семейного бизнеса. 

Это было красивое автоматическое 820-ти граммовое чёрного цвета оружие, части которого были изготовлены в 1990году на известном во всём Мире заводе города Solingen. Настоящая классика в коробке похожей, на автомобильную аптечку. 

И если официальное охотничье оружие с документами на него и регистрацией как-то провозилось через таможню, то, к примеру, газовый пистолет пришлось Олегу прятать, но всё по порядку.   

Олег не совсем верил в те рекомендации, что давали ему сослуживцы в бригаде относительно оформления купленного у немцев пистолета и прекрасно понимал о безысходности этой затеи. Но для очищения совести и надеясь, как все на авось, выделил с Юлькой время, взяв с собой паспорт, чек приобретения пистолета и поехал в Российское посольство в Берлин брать справку регистрации для перевозки купленного в оружейном магазине Ютербога пистолета. 

Ребята когда пришли пешком из Нойс Лагеря на Ютербогский вокзал, поезд Ютербог –Берлин уже их ждал. На улице было декабрьское утро 1993года. 
Постоянно дул неугомонный ветер, сопровождаясь моросящим дождём, который произвольно переходил в небольшой снег. 
Через несколько минут они уже сидели на комфортабельных, уютных с подголовниками креслах теплого немецкого вагона «DB», где кроме них не было никого. 
В чисто вымытых окнах окрапленых дождем, можно было без труда рассмотреть как в зеркале свое отображение. Весь вагон был идеально вымыт как снаружи, так же изнутри. Не было и близко какого либо напоминания совдепа. 
Стены, потолок, включая металлические полки для ручной клади были выкрашены в спокойные пастельные тона. 
          - Посмотри на пол, сказал Олег Юльке, играя блестками он выглядел как будто в трехмерном изображении. 

Прозвучал гудок и поезд мягко тронулся на Берлин. Доехали быстро, но и здесь погода их не радовала. Все равно приятно было видеть Берлин в предвкушении Рождества. Перед нашими путешественниками находился знакомый на весь Мир Alexanderplaz с часами, которые показывают время во всех уголках Земного шарика. Универмаг Zentrum на Рождество это что-то. Настоящее произведение искусств - фонтан Нептуна, рядом с которым высилось основание телевизионной башни. Верхняя часть, со смотровым рестораном, как в Останкино, где можно было заказать за 22 марки суп из черепахи и тут же насладится видами Берлина, пропадала в тумане. 

На мостовой через реку Шпрея доносились сквозь туман фуги Баха, это звучал орган из Домского собора, древнего, как сама жизнь. 
Высоко в небо на десятки метров взлетали светящие кольца аттракционов праздничного балагана. Тут же манили своими пряными ароматами жареные сосиски со сладкой горчицей и горячим вином, на раскладках продавалось всё, что относилось к празднику православных и католиков, Рождеству Христову. 

Не далеко от площади Pariser Platz, где красовалась триумфальная арка, находилось посольство России. 
Олег с Юлькой подошли к серому, ничем не приметному зданию, которое можно только было узнать по большому флагу Российской Федерации на крыше. 

Олег готовился и несколько раз в уме прокручивал ту краткую фразу, которую нужно будет ему сказать в посольстве. 
Они с Юлькой постояли какое-то время возле забора территории нашего посольства и тонированного стакана охраны, но никто здесь признаков жизни не подавал. Может быть потому, что сегодня пятница, подумал Олег. 
Затем он набрался смелости и подошел вплотную к входной, железной калитке центрального входа. Здесь он обнаружил вмонтированное небольшое переговорное устройство, размерами со спичечный коробок. 

Почтальон всегда звонит дважды, почему-то вспомнил он и набравшись смелости нажал на звонок. В ответ тишина. По истечении короткого времени он повторил ещё раз. Опять тишина. Но, как только он хотел жать на кнопку в третий раз, по громкой послышался апатичный ко всему, не громкий мужской голос на русском языке: - - 
          - Слушаю. 
Олег на секунду оторопел. Разве таким, небрежным тоном должны отвечать в посольствах? 
          - Говорите, послышалось опять. 
          - Скажите пожалуйста, выпалил Олег. 
          - Я хотел бы зарегистрировать оружие, про себя тут-же подумав, сказать что-ли бактериологическое, но было зябко и не до шуток. 
          - Газовый пистолет, сказал Олег, 
          - Могу ли я у вас это сделать?, продолжал так-же серьёзно говорить Олег. 
Но последняя фраза короткого диалога с виртуальным консулом, идущая по громкой, тоном безразличнее прежнего, повергла Олега в шок.  
          - Идите от сюда, послышалось из коробка. 
Какой вежливый служащий, хорошо, что ещё не указал куда, подумал Олег. 
 
В длинном проходе вагона скорого поезда, который стуча колесами мчался на Брест, приклонив свои натруженные головушки, мирно на откидных сидениях спали два голубка-проводника, видно после очередной бурно и весело проведенной ночи. Ни кто не собирал проездные билеты, ни кто не носил горячий чай в железных подстаканниках, ни кто не разносил постель. Ни кто не управлял поездом, который шел в никуда.

Олег с Юлькой были три года не выездные из-за штампа в паспорте по факту криминала,  это же конечно не срок, чтобы проявлять какие либо чувства удивления происходящему. Как и все то, что осталось позади, казалось было в памяти уже далеко и совсем близко, совсем другое, неизвестное, для них и таких-же десятка тысяч военнослужащих и их семей выведенных с Ельциным в 1994 году из ГСВГ. 

Вот оно настоящее ощущение действительности и  безответственности. Здравствуй бардак, здравствуй бывший Советский Союз, прощай на веки практичная, правильная и до конца не осознанная Германия. 

В купе скорого поезда, что отстукивал не в такт колесами, приближаясь к Бресту, ехали Олег с Юлькой. По соседству весело щебетал ребёнок дошкольного возраста, который так же ехал с молодой мамкой домой из Германии, он вёл себя как и все дети непредсказуемо и шумно. 

По коридору вагона спешно прошло несколько работников таможенной службы и как продавцы молока в 60-тые годы, что орали по утрам во дворах только что выстроенных хрущевок, на ходу предупреждали пассажиров приготовится к досмотру. 

Вдруг в пороге, как джин из кувшина, появился статного вида инспектор таможенной службы. Он оценивающе, не спеша со знанием дела посмотрел на всех присутствующих в купе, как королевская кобра на загипнотизированных кроликов, будущих своих жертв. - 
          - Паспортный контроль, по деловому представившись, сказал он и продолжил обыденной для себя фразой: 
          - Что везем, где ваши вещи?, посмотрев на молодую мамашу. 

И не успел закончить фразу, как устами ребёнка полился на таможенника весь истинный глагол чрезмерно общительной девочки. 
          - А у нас есть газовый баллончик... 
          - У мамы. 
Как бы невзначай, но с укором, чтобы боялись, после небольшой паузы ответила она высокому дядьке в форме. 

Олегу с Юлькой стало не по себе. Он почувствовал, как его бросило в пот, затем тут-же похолодели ладони рук, он перестал дышать, но вида не подавал. Так и оставался сидеть с глупой, идиотской натянутой улыбкой. 

Он прекрасно знал, что по уголовному кодексу перевозка и хранение незарегистрированного оружия карается законом от пяти до семи, группой лиц по предварительному сговору до десяти с конфискацией. Но это всё детские шалости по сравнению с той суммой незадекларированной валюты, что везли с собой наши герои. 

Молодая мамка, собравшись с мыслями, улыбаясь, в пол тона доце ответила: 
          - Дочя, ты что-то придумываешь, это было когда-то, нет у нас сейчас никакого баллончика. 
Девочка послушно смутившись наклонила головку и стала дрыгать короткими ножками сидя на своём месте. 

Что у наших ребят творилось на душе, можно было только догадываться и только судьба и счастливый случай отвёл от них неприятности в той дороге. 

Это был не малый риск, который повлек бы за собой непредсказуемые последствия, но затем оценен по достоинству. 

Олегу же оставалось только вспоминать о таможенном досмотре, таком, как видел он из окна своего вагона, проводимый польскими таможенниками, которые раздели до гола полячку в купе поезда что стоял напротив, следовавшего из Бреста на Польшу, что оставалось для Олега с Юлькой уже в прошлом.


Метки:  

"порножурнал" мои воспоминания "Здравствуй и прощай Германия"

Вторник, 30 Июня 2015 г. 23:34 + в цитатник

5291141_1299 (700x465, 40Kb)

 

          Мимо двухэтажного дома по Эттерсбургер штрассе, поросшего по фасаду декоративной розой, что возле гарнизонного магазина NORD, Олег проходил не один раз на день. 

Его сосед и хороший знакомый Генадий, который помогал сбывать в немецкие комиссионки привезённые Олегом из Союза масляные обогреватели, подсвечники под старину и другую бытовуху, чтобы как-то жить, при встрече сказал, что старому немцу, живущему в том доме, сын с запада привозит фирменные шмотки: варёнку, регланы. 

Восточная Германия не баловала какими либо излишествами своих граждан. Всё было демократически скромно, завуалировано средневеково-дворцовой историей. 
Трудности составляли с приобретением хорошей шмотки не только у немцем. В местных универмагах ровным счётом ничего не было. 

Так вот, когда наш человек, не провинциал конечно, после своих магазинов у себя в городе, в которых так-же выбор на то время мягко говоря был скуден, попадал туда, можно с уверенностью сказать находился в каком-то неожиданном замешательстве. Ко всему прочему, трудно было что-то приобрести, выбор был скромен и ко всему, что выбрасывали в универмагах на полки не всегда русского допускали, продавцы просто прятали товар под прилавки. 

Восточные немцы, которые были практически без импорта, болезненно воспринимали наличие русских в своих очередях, отказываясь обслуживать, объясняя всё двумя словами:  
            -Ништ миа... 
Приходилось шлифовать пару, тройку фраз, чтобы тебя в крайнем случае приняли за поляка, но не в коем случае за русского. 
Чтобы не говорили почитатели Тельмана, не дружелюбие к русским стало проявляться ещё за долго до вывода наших войск и в 1987г. уже имело место. 

Немцы же одевались очень практично и скромно, можно сказать консервативно. Если в городе и встречались со вкусом, богато одетые, в туфлях на высоком каблуке, ухоженные, по настоящему красивые женщины, то это были обязательно с запада или русские. 
От наших женщин из-за красоты, хозяйственности, в то же время не претендовавших ни на что, немцы были без ума. 

А в столичных городах восточной Германии, таких, к примеру, как Эрфурт, Лейпциг, Берлин, в дорогих магазинах типа «Eксквизит», все кто находился на то время в Германии, помнят джинсовую одежду фирмы «Piton», какой-то спортивный костюм «Puma» или не понятного происхождения джинсы «Levis», купить было возможно, но стоило это огромных денег. 
Всё то, что завозилось с западной Германии, включая банальные бананы, хорошо конечно подняло экономику соседского государства, до открытия железного занавеса. 

Поэтому Олег этот факт с немцем не мог оставить просто так, без внимания. 
Выбрав время, спустившись от дома Тбп по улице Этерсбургер штрассе вниз, пройдя мимо кормчего всех народов Ульянова Ленина, который с гордо поднятым подбородком гнездился на невысоком постаменте, на фоне ГДО, не сразу решился зайти в подъезд старого дома. 
Пытаясь на ходу сообразить, на каком же языке он будет общаться с немцем, имея не большой словарный запас немецкого языка. А если тот его просто проигнорирует и откажется понимать, а ещё чего доброго вызовет полицию. Чем это вся история закончится неизвестно. 

Но всё-таки обоюдная доля риска в этом деле есть, подумал Олег. Тут же успокаивая себя, что есть еще язык денег, погружаясь в полутёмный подъезд, двухэтажного дома, держась за перила, стал подыматься по старой скрипучей лестнице, на второй этаж в квартиру №5. 

Нет, эта старая лестница под ним не скрипела, она пела, как будто ансамбль виолончелистов настраивал свои инструменты в яме перед концертом. 
Дому было не меньше ста лет, а может и всех двести. Деревянный пол на площадке перед дверью прогибался так, что Олег не знал, кого нужно на данный момент больше бояться, замполита или этого пола. 
Здесь находиться было совсем не безопасно. 

Он позвонил в дверь, но никто не ответил, немного погодя сделал ещё звонок, тут же почему-то вспомнил своего приятеля Гену, который, наверное имел не осторожность не удачно подшутить над ним. 
Когда, вдруг вдалеке послышались шаркающие шаги, дверь со скрипом до половины отварилась и на пороге из темноты комнат, как будто из средневековья появился немец. 
Олег предполагал, что будет старик, но чтобы настолько старым … 

Супер старый фарцовщик, чем-то напомнил ему старика Хотабыча из детской сказки. 
Олег скорчил идиотскую улыбку и выдавил из себя: 
        - Гутен так, их мёште кауфен жиинс, якэ, битэ...
При этом ему так стало не ловко за своё знание языка, за ту конкретность диалога и те глупые жизненные ситуации, в которых ему доводилось не раз бывать. 

Немцу, как Олег и предполагал, было лет сто, а может, как и его дому всех двести. И он однозначно ещё должен помнить молодого слащавого с залысинами не по возрасту и заострённой бородкой революционера из России, который наверняка неоднократно приезжал тогда в Германию за средствами, чтобы сделать затем: 
        - Кто был ни кем, тот станет всем... 
и лозунг которого по экспроприации экспроприаторов жив в работе и поныне. 
Только одного он не мог предвидеть, что у той "дамы"(революции) есть такое свойство пожирать своих детей, потому, что революция бывает только ужасной. 

Немец, ни чему ни удивившись, кивнул седой не стриженой головой, поправил тёплый, шерстяной в клетку платок, который обвязывал его больную спину и наклонившись не спеша пошаркал обратно. 

Его не было может десять, может пятнадцать минут, только по не прикрытой двери можно было бы догадаться, что он ещё вернётся. 
Не в магазин же он пошёл, подумал Олег и вскоре надежды его были оправданы. 
Старый немец стал проявляться из полумрака комнат снова, что-то бормоча себе под нос по дороге. 
Может, вспоминал тот собачий холод и пронзительный ветер под Сталинградом в декабре 42-го. Казалось, что само время замерзает, когда Шестая германская армия во главе с генерал - полковником Паулюсом будучи в окружении, испытывая голод болезни и холод, небыли обеспечены зимним обмундированием, находясь в тяжелых антисанитарных условиях. Чтобы избежать обморожений, нужно было постоянно напрягать мышцы ног. 
В этой компании победил генерал мороз, так же, как и в войне с Наполеоном. 

А может старый немец хотел поведать своему не прошеному гостю, как он в 42-ом мыл сапоги в Чёрном море и потерпел непруху от братков морячков Севастополя, которые обороняли свой родной город 250 дней и ночей, а ему так и не довелось натешиться прелестями жизни под Крымским ласковым солнышком, протянул Олегу пару варёнок. 

Олег сразу определил, что это была хорошая польская подделка, типа пан сам склепав. 
Он хорошо разбирался в этом и настоящий американский на болтах Levis 501 носил с 16 лет, вернул старику вещи обратно, который ни сколько не смутившись, тут же протянул Олегу стопку глянцевых порнографических журналов. 

Такой себе рояль в кустах, подумал Олег. 
        - Вас костэн зи? 
Спросил громко Олег у старого немца, выбрав не большой, но толстый журнал, доставая из кармана и тут-же показывая 15 марок. 

Старый немец также без всякого интереса взял две бумажные купюры длинными, худыми, как пучок веток пальцами и снова что-то бормоча, осторожно захлопнул двери, пропал в вечности, а с ним растворилась наверное и вся его эпоха. 

Журнал конечно стоял того и ничего не имел общего с той «Греческой смоковницей», что крутили в 87-ом году в зале дома офицеров за 5 марок, на привезённом кем - то  из Союза видеомагнитофоне. 
На красочных глянцевых страницах западногерманского издания были не виданной красоты тела молодых девиц, которым наверное достаточно было бы оголить только палец, чтобы тебя на долго охватил «кандратий». 

Олег спрашивал себя и не соглашался с тем, что могло толкать таких совсем молодых "нимф", имея такую небесную красоту от Бога, идти на такие крайности. Выставляя себя напоказ перед всем Миром в такой грубой форме, отдавая тут же должное порно индустрии, которая стоит в одном ряду с торговлей оружием и наркотиками, понимая при этом противоположность восточных законов, когда неприкрытой красотой женского тела принято радоваться только одному человеку в семье-это мужу, а всё, что не покрыто одеждами, на улице, можно трогать руками. 

После появления журнала, в доме Тбп с людьми проживающими в нём стали происходить небывалые вещи. 
Люди стали попросту пропадать. 
Стоило Олегу дать порножурнал кому - нибудь в руки, человека как не бывало. 
          -Я не могу достучаться и попасть в свою комнату уже два часа, 
стала с укоризной, но с лукавой улыбкой громко петь Олегу соседка по квартире Тамара. Тут дверь комнаты гостинки резко распахнулась и от туда в туалетную комнату шмыгнула вся красная как помидор, в соплях и слюнях её соседка. 

Порножурнал был как переходящее знамя, попадая в руки он придавал свой не забываемый колорит определенного круга людей. Появилось немало занимательных историй, которые разбавили по своему яркую жизнь дома ТБп того времени. 
Но это уже совсем другая история.


Метки:  

"Дом Тбп" мои воспоминания "Здравствуй и прощай Германия"

Понедельник, 29 Июня 2015 г. 20:42 + в цитатник

5291141_1 (464x700, 277Kb)

 

          Германия - для одних это край света, для других - ворота в новую жизнь. 
                                                            
                                                  Часть 1
          Река Одер разделяющая Польшу и Германию, она как магнит притягивает самых не похожих людей, которые пытались найти дорогу к счастью, а может быть какие-то гарантии безопасности лучшей жизни. 
На этом перекрестке двух миров, где основным законом является самосохранение, мужчины и женщины вели борьбу за то, чтобы сохранить свое достоинство и свои еще молодые жизненные ценности. 
И хотя одни мечты и надежды были обречены на крах, другим как не странно суждено было сбыться с тихой радостью маленького и скромного счастья.  

Дом Тбп, такое себе осиное гнездо, в котором проживали змеи большие и административные змейки поменьше, но вчера, как говорил юморист и сатирик Михаил Жванецкий. 
Среди них обитали работники Тбп, КЭЧи, водители, шпульки (так называли швей с военного ателье) ну и другой цвет того общества. 

Жена замполита - королева кобра, очень ревностно относилась к границам своего государства, почти всегда пребывая в пьяном угаре (полное зеркальное отображение Галины Брежневой), со своей стандартной фразой: 
          - Милые мои красатулички, 
или 
          - У вас сигаретки не найдется, 
как говорится в жопу своя. 
Прекрасно зная о том, что все едут из Союза с полными чемоданами сигарет и выпивки, без капли сомненья пользуясь этим. 

Какие же бывают люди падкие на халяву, подумал Олег. 
Никто тогда ни мог посметь оставить коменданта и тем более жену замполита, такого уважаемого и влиятельного человека без должного на то внимания. 
Она всегда встречала вновь прибывших в бытовой комнате на первом этаже дома Тбп, регистрируя в своей книге, выдавала при этом спальное белье и ключи от гостиницы, где первое время жили все, кто только приезжал с Франкфуртской пересылки. 

Давали конечно блоками и бутылками, при этом даже не подозревая в каких бытовых условиях без воды и перенаселении в комнатах с картонными стенами им придется жить, годами. 
В то романтическое время беззаботной молодости которую уже не вернешь, о котором сейчас вспоминаешь с болью в сердце. 
С головой бросаясь в неустроенную бытовуху не смотря ни на что, затем понимали, что это были бесспорно самые счастливые дни этой жизни. 

Молодые двадцатилетние ребята, жертвуя своей молодостью и красотой, еще не испорчены квартирным вопросом, как говорил Воланд в романе "Мастер и Маргарита" Михаила Булгакова, жили, как во взрослом пионерлагере, мечтая о светлом будущем, которое непременно придет,  нужно только работать, ждать, терпеть, надеяться и верить. 

Все хотели быть взрослыми, не зависящими ни от кого, от родителей так же, которые отпускали через три границы, в путешествие длиною в три года единственных своих дочек, которым только исполнилось совершеннолетие. 

Юлька же встречала Новый 1988 год в хорошей компании, проезжая дружественную нам Польшу в поезде Брест-Франкфурт, который мчал группу служащих всех национальностей, вероисповеданий и возрастов по распределению от своих военкоматов в Германию. 
Она даже предположить себе не могла, что ее ждет по приезду в Веймар. Сколько ей придется пережить, когда ее станут без конца таскать в городскую прокуратуру. 

Оказывается на ту специальность, что ее оформляли в военкомате по месту жительства в Союзе, здесь в Германии, в Веймарском ателье на рабочее место было по две, три жены военнослужащих, естественно блатных. 
Администрация ателье Торгово-бытового предприятия нарушала все существующие уставы и договоры по отношению прибывших служащих, не желая отказывать военачальникам близ лежащих частей в услуге, так как были на прямую связаны с ними по работе. Тем самым страхуя себя в последствии, ведь срок служащего обусловленный в договоре не долог. 

От куда это все было знать только что прибывшей Юльке? 
И местные нквдисты изощрялись в своем очередном показательном следствии. 
          - Нуу, рассказывайте, как сюда попали?
          - Что вы имеете ввиду, 
тихо говорила Юлька.
          - Здесь вопросы задаю я. 
Приподнимаясь со стула, вытянул вперед, как гусь шею молодой следак.
          
          - На поезде. 
Она продолжала отвечать в пол тона. 
          - Колись в момент красавица, откуда держишь путь, кто оформлял, из какого военкомата, сколько кому денег давала? 
Брал на понт кавказской внешности следователь в кителе капитана, тут же небрежно развалившись за столом задымленного кабинета. 

На допросы возили часто, забирали прямо с роботы. Давление было сильное, от которого Юльке было не по себе. Не понимая, что собственно происходит, память напрочь уходила от нее. 
Помощи ждать было не от куда. Посоветоваться было не с кем, все вокруг чужие, отворачиваясь шушукались по углам. 

Юльке уже ничего не хотелось, хотелось только одного, чтобы весь этот кошмар побыстрее закончился. 
Когда же ей все это надоело, она собрала всю свою волю в кулак и сказала сама себе:      
          - СТОП. Надо сосредоточиться. 
В чем собственно моя вина, подумала она. Оформлялась через свой Полтавский военкомат, по военной востребуемой специальности, прошла кучу инстанций, во Франкфурте на пересылке распределили дальше, сюда в Веймар. 

Но следователь с восточным акцентом упорно продолжал с наслаждением и белой пеной в уголках губ твердить, молодой симпатичной девушке: 
          - Если будете сотрудничать с нами и поможете следствию, останетесь в Германии, переведем вас только в Олимпишесдорф. 
          - В противном случае, отправим обратно на Союз. 

В задымленном от сигарет кабинете, с портрета на стене лукаво улыбался поблескивая пенсне Эрих Хонеккер, он так напоминал Юльке Лаврентия Берию из документальных фильмов того времени, но это же был 1988год. 

В ателье всю эту историю восприняли не однозначно. 
          - Прямо с поезда и под такой каток, 
только и слышалось в коридорах. 
          - Обломают крылья быстро, просто так в прокуратуру не вызывают. 

Юльку, специалиста закройщика шестого разряда, со стажем работы в военном ателье и двухгодичной практикой в Москве посадили работать в бригаду на процесс, вшивания рукавов и воротников в шинелях, где работали жены военнослужащих и девушки без квалификации, даже из плательных ателье. 
Как у нее без привычки болели руки и что у нее творилось на душе, можно было только догадываться, она ни кому этого не показывала и продолжала работать наклонив голову. 

Прошло немного времени, после того инцидента и все-таки справедливость восторжествовала, но перед Юлькой так ни кто и не извинился за причиненную психологическую травму, одна только судьба над ней смилостивилась и Юлька пережила там всех. 
                                                            
                                                  Часть 2
          - Ах эти ночи, ночи, ночи, ночи, ночи... 
Они были пылкими и жаркими, как июльский полуденный зной, когда тебе не куда спрятаться и ты горишь и горишь от яркого и жгучего пламени этой сладкой любви. 

В доме Тбп, в таком себе "Садом и Гомора", с его картонными простенками была слышимость такая, что когда поздно вечером приходил домой пьяный Валерка (водитель из гаража), снимал один ботинок, кидал на пол, затем уже все за стенкой не спали, ждали, когда он снимет другой. 
А ближе к трем часам начинались настоящие скачки. Это были профессиональные заезды минут по двадцать, тридцать. Потом, после небольшой паузы все снова повторялось и повторялось, до самого утра. 

Олег то-же не спал, он почему-то представлял только появившийся у них тот светлый образ молодой симпатичной блондинки, в белом плаще - Ольги из Днепропетровска. Что ее заставило бежать от той жизни в Союзе и упасть так низко, здесь в Германии. Нельзя было даже подумать, что эта скромная с виду девушка и не только она, будет зарабатывать своим телом и тело это будут возить для утех по всей Западной Германии. 

Николай водитель Тбп с мясной машины, с которым она тоже жила, увозил нашу Ольгу к знакомым немцам на Запад, по выходным дням. А перед этим немцы приезжали к Николаю в дом Тбп на смотрины, сделать выбор. 

Конечно, Николай на этом сделал большой капитал. Ольга же все скрывала, только хвасталась перед подружками своими эсквизитовскими подарками с Запада. И уже по окончанию срока своего договора собрала вещи, чтобы перевезти их туда, в свое новое жилье, в Западной Германии. 

Говорила, что собирается выходить замуж за немца, что он очень богатый, у него свой дом и сеть магазинов в Кельне. 
А когда же приехала с Запада в Веймар, чтобы забрать свой паспорт в Тбп, кто-то из доброжелателей ее сдал. Ольгу взяли под белые ручки и в сопровождении конвоя отправили на Союз. Дальнейшая судьба ее осталась не известна. 

Из-за постоянных гулянок и пьянок в доме, ночью заснуть было практически не возможно. 
Сашка из Донецка, сосед и сотрудник Олега, утром на работе ему с улыбкой говорил:
          - Что уже с той Юлькой можно было делать, 
          - Она так ночью кричала. 
          - Ну ты даешь. 

Слухи распространялись, как в большой деревне. Тем более послужило толчком тому заявление замполита, который проезжая на служебном УАЗе случайно увидел, что проходя мимо ГДО, Юлька поцеловала в щеку рядом с ней идущего Олега. 

Надо же, прямо возле бюста прищурившегося кормчего всех народов Ульянова Ленина. Поднялся такой скандал. 
          - Что, за аморальщина, сейчас же поставить на вид, влепить выговор, что это за девушки, только с поезда и сразу в чужую постель, кричал холеный, раскрасневшийся замполит. 

Такие были строгие порядки и такое было смутное время, что за поцелуй при свидетелях нужно было отвечать. 

Конечно же, все давно уже знали о том, что Юлька ночует у Олега. А если это любовь? 

Что они эти молодые люди делали противоестественного, семьи чужие не разрушали, детей на произвол судьбы не бросали. Ребята не расставались ни на минуту, ни на роботе, ни дома, они уже не могли друг без друга. 
А может это действительно любовь. 

Олег заболевал, если в виду каких либо обстоятельств или из-за непонимания друг друга, приходилось какое-то время не быть вместе. 
Он конечно весел был не в меру, но вовсе не глуп, мог неудачно пошутить, чего Юлька не понимала и не любила. 

Она была старше Олега на пять лет и была серьезной девушкой, поэтому хотела от Олега соответственно таких же отношений, или вообще никаких. Женихов вокруг, которые не против были приударить за симпатичной Полтавчанкой хватало. Олег это видел, когда они ходили вместе на дискотеку в гарнизонный дом офицеров. 
Он надеялся на судьбу и  страдал опять и опять, вспоминая слова из популярной песни: 
          - Кто же знает, что случится через час, 
          - Нас Господь разъединяет, он же сводит вместе нас. 
          - Не гадай, не угадаешь, где найдёшь, где потеряешь, 
          - Где судьба а где мечты, вот она и рядом ты... 

Конкретности в отношениях нужны были не только Юльке а и всем девушкам, которые по сути дела и ехали в Германию, заработать денег, удачно выйти замуж конечно-же за военного, чтобы поездить еще по заграничным гарнизонам. Года то идут и никому не хотелось оставаться в старых девах. 

Но та фраза, кем-то сказанная, что секс способствует сближению, была не про Олега с Юлькой. У них было все по другому. 

Олег приходил по ночам, в комнату общежития третьего этажа, где жила с девченками Юлька. Там, так же как и в других домах общего проживания входные двери были открыты всегда. Зайти мог круглые сутки любой человек, но про кражу никогда даже и речи не было. 

Так вот, когда Олег приходил к Юльке ночью, садился на край ее железной кровати, клал на лоб уже спящей Юльки свою ладонь и говорил, когда она просыпалась: 
          - Давай пойдем домой. 
На что она отвечала: 
          - Я дома. 

А рядом в двух шагах, на кровати мирно спала ее соседка по комнате, пыхтя в губки сложенные в трубочку бухгалтер Танюша. 

Затем посидев еще немного, он уходил в свою комнату на пятом этаже. 
Что-то происходило в их с Юлькой отношениях, он не понимал. Может что-то он делал не так. Какая-то тяжесть была у него на душе. 

На работе они снова днями молчали. Олег пытался шутить, что бы развеселить Юльку и спрашивал у нее при всех: 
          - А где ты в Союзе живешь? 
Даже не подозревая, что абсолютно такие же вопросы задавал ей вчера в прокуратуре следак. 
Затем опять неудачно шутил: 
          - А у вас в Полтаве снег есть? 
Юлька обижено, тихо отвечала: 
          - Бывает. 
          - А белые медведи по улицам ходют? 
Смеялся затем Олег. 
Когда Юлька немного отходила и снова смеялась своим звонким голосочком, чтобы не плакать, Олег садил ее к себе на плечи и носил и носил, под радостный смех присутствующих в цеху. 
Весело было. 

Конечно все немножко ревновали Олега, он был их можно сказать любимчиком, а мужчин в ателье было очень мало, на весь большой женский коллектив. 
Это был аля служебный роман и Олег чувствовал иногда себя на работе шейхом в импровизированном гареме, что все прекрасно понимали и не хотели мешать, хотя и не ровным их с Юлькой отношениям. 

После работы, они шли с Юлькой вместе в "Каухалле", где Олег покупал на вечер марципаны и бутылку дешевого ликера Голубая планета, в виду хронического отсутствия денежной массы под названием марки. 

А по дороге обратно, под горку, проходя мимо бетонного забора пехотного полка, Олег для своей Юльки пел: 
          - Зимний вечер хорош, снег пушистый искрится, 
          - Мы с тобою вдвоем по бульвару идем. 
          - У тебя на ресницах серебрятся снежинки, 
          - Взгляд задорный и нежный говорит о любви... 

Одно только название приводило Юльку в восторг - Голубая планета. Она еще ни с чем хорошим не была знакома здесь, в этой далекой Германии и для Юльки это был самый вкусный напиток, который она пробовала в своей жизни вообще, говорила тихо она. 

Потом они вместе веселились лежа у Олега в кровати, вспоминали вчерашний случай в их уже родном доме Тбп. Когда водитель сябер Коля по кличке испужавси, вечером, залез на лоджию квартиры первого этажа, знакомых девочек, где сушилась на веревке стирка. Расстегнул олимпийку, что сохла на плечиках на лоджии, просунул свои руки в рукава висящей на вешалке курточки и застегнул молнию. 

Сколько он там провисел, не известно, так человек горел желанием неординарного знакомства. Но когда девчата поздно вечером вышли на лоджию снимать и заносить в комнату стирку на ночь, при виде такой необычной картины имели неосторожность от страха громко кричать. 
Ну а Коля сябер, стал кричать громче всех. Потому, как он сам испугался от такой неожиданности больше всех. 
Когда же рассказывал про этот случай, говорил, что он сильно испужавси, так его и прозвали – Коля испужавси. 
                                                       
                                                  Часть 3
Наконец то пришла долгожданная весна. Немцы быстро реагируют на смену погоды, меняя свой зимний гардероб, запрыгивая в летние шорты. 
Близился женский праздник провозглашенный в свое время всем известной Кларой Цеткин. 
У Олега было романтическое настроение и он писал своей Юльке стихи: 
          - Хочу поздравить с праздником тебя, 
          - Среди тяжелых будней, тягостных краев родных воспоминаний, 
          - Твоей душе придать весны тепло 
          - Журчанье ручейка в лесной тиши, вербы пурпурный цвет 
          - И ландыша полей благоуханье. 
          
          - Теперь уж краток будет слог. 
          - Мой острый нрав твоих обид потуга, 
          - Пускай весною жжет мороз, в садах цветущих воет вьюга. 
          - Того тепла уж больше нет, 
          - Нам Нимфа лжет, нет понимания друг друга. 

И опять он разбивал сердце Юльки. На его страдания, всегда веселого и жизнерадостного Олега, которого друзья в доме Тбп прозвали отец родной, обращали внимание все знакомые. 
Они говорили: 
          - Да брось ты ее, все равно ты с ней жить не будешь. 

Как же все они в этом заблуждались, вспоминал затем Олег.  

А по утру они вдвоем с Юлькой снова мчались самой короткой дорогой, после очередной сладкой ночи любви, считая на ходу секунды, чтобы не опоздать в ателье. Пролезая на коленях в собачьи дыры под бетонными перекрытиями забора, чтобы только не опоздать к девяти часам, на работу чтоб никого не подвести.


Метки:  

Видео-запись: Gorillaz___Stylo_

Воскресенье, 28 Июня 2015 г. 20:11 + в цитатник
Просмотреть видео
1 просмотров

5291141_Gorillaz___Stylo_ (700x393, 27Kb)

 

Gorillaz___Stylo_


Метки:  

"Коля художник и Жуков" мои воспоминания "Здравствуй и прощай Германия"

Воскресенье, 28 Июня 2015 г. 19:56 + в цитатник

5291141_ (483x700, 187Kb)

 

          В Тройенбритценской бригаде связи был командиром уважаемый всеми полковник Косенко В. А. 

Однажды он вызывает к себе в кабинет сверчка Борсука Колю, который действительно был художником от Бога и говорит ему: 
           - Вот Коля даю тебе задание вылепить фельдмаршала Жукова. 

Сослуживцы прекрасно помнят, что по пути от КПП к штабу, на плацу справа стоял на постаменте бюст кормчего всех народов Ульянова Ленина, который в то время уже был не актуальным. 

Так вот говорит командир: 
          - Бороду отбить, орденские планки прикрепить, чтобы был Жуков. 

Не мог на это пойти Николай и ослушаться своего командира то - же не мог. 
Думал он три дня и три ночи, что же делать. 

Ну а там уже объявили ускоренный вывод, не до Ленина с Жуковым было.


Метки:  

"Пропавший туфель" мои воспоминания "Здравствуй и прощай Германия"

Среда, 24 Июня 2015 г. 12:20 + в цитатник

5291141_1076 (700x525, 306Kb)

 

          Все, кто служил под вывод войск в Германии прекрасно помнят то время, когда уже не было ни примелькавшихся школьных автобусов со школьниками, которых иногда забрасывали немцы камнями, ни какого-либо другого транспорта, что как обычно утром отвозил в часть и вечером забирал обратно военнослужащих и членов их семей в жилой городок. 

Оставалась только одна дежурная машина с кунгом. 
Старшему  машины с водителем нужно было целый день мотаться по точкам и узлам связи, которые еще находились в лесу. 

Вот так же, как и прежде, в конце рабочего дня, забрав очередную чью–то блатную жену с сотрудницами,  машина по трассе в сторону Тройенбритцена ехала в бригаду связи. 

Тогда на дорогах происходили часто столкновения. Эти провокации были в основном со стороны немцев, они то и дело подрезали подставляя свои "дорогие" трабанты под наши военные машины. 
В этот раз получилось так-же. 

Молодому водителю ничего не оставалось делать, как съезжать с дороги. Резко повернув на обочину кунг накренило вправо, за собой покосив молодой березняк. Затем по инерции машину развернуло и чуть не перевернуло на левый бок. 

Шок прошел быстро. Старший машины сразу же вспомнил про женщин, которых вез домой в кунге. Когда раскрутили проволоку и открыли дверь, там было темно и тихо, только слышны были чьи то стоны. 

По настоящему пострадала, получив сотрясение мозга только одна женщина, другая же неделю не могла понять, куда из закрытого помещения кузова машины делся ее другой туфель.

Оказывается туфель спокойно себе лежал в закрытой шухляде одного из инженерных ящиков. А попал он туда так: когда был резкий маневр - женщину подбросило вверх, туфель с ноги слетел, крен вправо - шухляда ящика открылась, туфель благополучно залетел туда, затем машину качнуло влево и шухляда тут - же закрылась. 

Все произошло за считанные секунды. Но перед их глазами тогда пролетела вся жизнь.


Метки:  

"Собачатня" мои воспоминания "Здравствуй и прощай Германия"

Вторник, 23 Июня 2015 г. 15:40 + в цитатник

5291141_742 (700x531, 75Kb)

 

               Сентиментальная фраза, которую я случайно услышал в Крыму, в краю волнующей романтики, возвышенных чувств и мечтаний, что все мужики, все - таки должны кушать, абсолютно на мой взгляд соответствует действительности и напомнила мне 1987год. 


Для двадцати трех летнего молодого человека, с еще не окрепшими жизненными понятиями, да еще и в Германии, было множество, как проблем, так и провоцирующих соблазнов, другое дело родные пенаты. 

Германия хоть и не капиталистическая страна, радовала своими необычными укладами жизни и праздниками. 

Была дилемма, то-ли заниматься накопительством денежных средств, для чего собственно туда все и поехали, или же сорить ими налево, направо и жить, как говорится от получки до зарплаты. 
          - Пить или копить, вот в чем вопрос. 

Здесь не было какой либо помощи от родственников, знакомых и друзей. Связей, как говорил Аркадий Райкин: 
          - Товаровед, директор магазин. 

Все были предоставлены самому себе и его величеству счастливому случаю. 

Строгий режим работы с одним выходным и условия быта напрочь забирали те крохи свободного времени, которые хотел бы уделить лично себе, но ни смотря ни на что, жизнь была похожа на взрослый пионерлагерь, под патронатом замполита Тбп. 

Приходилось все делать самому и начинать все с веника. 
Конечно же обрастать новыми знакомствами, что помогало выживать на новом месте, в тех необычных условиях. 

Ну а молодому, ростущему организму хотелось извините кушать всегда. 

Соседка Алла, к которой по вызову приехал муж стоматолог, Харьковский еврей, ненавязчиво вдыхая сладкий аромат жареного мяса, что медленно расплывался через кухонную вытяжку, по всему дому Тбп, начинал заметно нервничать. 

Сережа ходил быстрым шагом по узкому общему коридору квартиры, почему то частенько с зубной щеткой во рту и все время просил у жены Аллы чего-нибудь поесть. 

Жена же, обласканная достатком, фигуристая молодая женщина, была заметно экономной и похоже кроме зубной пасты Blendamed ничего мужу не покупала, при этом очень настоятельно и критично выражалась: 
          - Ты блин, шо сюды на туалет приехал работать??? 

Да, оказывается не все знали местные секреты, что всего лишь нужно было встать в четыре утра, пройти через весь город Веймар до собачатни. Так прозвали русские магазин местного мясокомбината, что находился на выезде из города. Скорее всего потому, что немцы покупали там обрезки для своих собак. 

Конечно-же не хотелось рано вставать, идти в сумерках через весь город, затем стоять в очереди часа два, порой даже с сомнением в положительном результате всей операции, а хватит ли мяса? И все таки, благополучно отовариться и затем до девяти утра быть уже на службе, что было не всегда удобно. 

Возле этого магазинчика за час до открытия выстраивалась не в один десяток метров вереница людей: немцев, поляков, негров, ну и как без наших. 
Ровно в шесть утра он открывался и бери по себестоимости мяса, сколько унесешь. 

Как правило ассортимент был очень богатым: свиная и говяжья вырезка, ребрышки, готовые уже колбасы, паштеты и конечно же знаменитые немецкие сырые сосиски для гриля. 
Немцы увозили на свои гасштеты прицепами целые свиные туши. 

Достаточно одного такого похода, чтобы домашний холодильник был полностью забит, чего хватало на месяц. 

Вот только шифроваться приходилось, чтобы никто не узнал в то не совсем легкое для всех время, чтобы не угодить раньше времени в Союз, зато шифры были сытными.


Метки:  

"Шухерная поездка" мои воспоминания "Здравствуй и прощай Германия"

Понедельник, 22 Июня 2015 г. 12:37 + в цитатник

          5291141_1226 (700x525, 117Kb)

 

          Сережу маленького из Нойса, что работал по ремонту аппаратуры в КЭЧи знали тогда многие. 
Ребята ремонтники не были обделены работой, заказов хватало, поэтому уехал домой в 1993году Сережа на хорошей иномарке.

По приезду в Союз его постигли во Львове дома неудачи. 
Ушла жена, лишился работы, нежданно, негаданно заходит утром в гараж, а там нет машины. Еще ставил так, что сразу не выкатишь, чисто сработали гады. 
События все навалились как снежный ком сразу. 

Когда пробил через знакомых местного криминального авторитета, пошел к нему на поклон, пообещали за определенную плату помочь, только чтобы не в коем случае не связывался с ментами. Помощь действительно имела место, но любимую машину снова украли как он и предполагал. 
С тех пор Сережа маленький про такую машину больше и не мечтал, уж очень хороша была. 

Весной 1994 года наш Сережа появился в Нойс Лагере снова, но уже на желтом почтовом микроавтобусе "Mercedes". Теперь уже его провали соответственно не Сережа маленький а Сережа-Мерседес. 

Вместе все ездили из Нойса на Ютербогский консервный комбинат на работу. Когда подъезжали к близ лежащему с комбинатом кварталу, Сережа останавливался, открывал заднюю дверь автобуса и с него, как из волшебной рукавички быстро выкатывались бесчисленное количество наших с велосипедами. Это надо было видеть. 

Как-то Сережа предложил на выходных вместе с ним поехать, как он выразился - за бытовой техникой. 

Выехали утром рано, в сторону Тройенбритцена. Проезжая мимо местного супермаркета обнаружили стоявшие возле магазина стиральные машины. 
Сережа маленький сдал назад и через несколько минут они красавицы были уже у нас в автобусе. 
Проезжая дальше по улице он притормозил и сказал: 
        - Я сейчас… 
Из автобуса, можно было наблюдать за такой картиной. 
Сережа маленький, который Мерседес, с разгона, щучкой, нырнул в стоящий рядом квадратный железный контейнер с гуманитаркой, так, что из него торчали, дрыгаясь одни ноги и отточенными движениями стал там что-то искать. 

Как он проник в ту узкую щель, одному только Богу было известно, и с радостным криком: 
        - Ес, ес, ес… 
живой и невредимый вынырнул обратно. 

Рядом в семи метрах, стоявшей немке с ведром, в восемь часов утра, после увиденного стало не по себе и со стандартной фразой: 
        - О мэньш, шайзэ, шайзэ… 
с полным ведром мусора она стала быстро удаляться, в ту сторону от куда пришла. 

Сережа маленький вытащил из контейнера, на котором виднелся красный крест, женскую черную кожаную куртку, вышитую лепестками, что была в целлофановом пакете больше, чем сам Сережа и в другой руке еще что-то. 

В криминале таких называли форточниками, они из-за своей небольшой комплекции проникали в любые щели и обворовывали квартиры через оконную форточку. 

Скоро наша шухерная поездка закончилась, но хотелось побыстрее узнать работают ли стиралки. 
Когда подключили по очереди все четыре к сети, они не издали ни звука, не засветилась ни одна лампочка на панели машин. Конечно же расстроились, потеряно время с этими чемоданами и безрезультатно. 

Затем нам дуракам кто-то подсказал, залить в бак хоть пол ведра воды. 
Когда мы послушали совета и подключили, заработала вся кинематика и стиральные машины ожили, все до одной. 

Я всегда себя спрашивал, на что людей толкают такие поступки - сложившиеся обстоятельства, безысходность, а может беднота или какой спортивный азарт? 

Но, один циник в свое время сказал, что жадность ведет к нищете.


Метки:  

Аудио-запись: «The Animals» House of the Rising Sun (Гимн восходящему солнцу)

Музыка

Воскресенье, 21 Июня 2015 г. 15:33 (ссылка) +поставить ссылку

Метки:  
Комментарии (0)Комментировать

"Отборка" мои воспоминания "Здравствуй и прощай Германия"

Воскресенье, 21 Июня 2015 г. 13:10 + в цитатник

5291141_777 (525x700, 290Kb)

 

          Так в 1988 году назывались походы в немецкие районы за устаревшими или по какой то причине выставленными хозяевами вещами.
В основном это были: подержанная, но вполне ещё хорошая мебель, холодильники, телевизоры, разная бытовая мелочёвка.

Порядок был такой:
В определённое, указанное в немецких газетах бургомистром города время, (обычно это были выходные дни), местное население выносило и аккуратно складывало вдоль дороги все свои ненужные вещи. Затем службы всё грузили на машины и вывозили на шрот, если было, что везти.

Предприимчивые и хозяйственные русские, как всегда тут как тут.
Стоило только одному увидеть или как - то узнать, этот слух распространялся с быстротой молнии, мобильная связь отдыхает.

Под вечер гляди, к нашим домам направляются гружённые скарбом обозы. Кто на тачке вёз, кто в руках нёс: деревянные разобранные кровати, журнальные столики, совсем новые пляжные стулья и т. д.

Затем этот скарб как правило по отъезду в Союз переходил по наследству из одной семьи в другую.

На такую отборку попали мои знакомые, которые приезжали в 1994 году из Союза в Германию за машиной.

Останавливались в четырёхэтажке в Нойсе. Замечательную ВМW купили за 6 тыс. марок, но впечатлений было больше вот от такой отборки, на которую они случайно попали.
А когда же гнали машину с Запада, очень сожалели, что кроме таких мелочей, как полочка в ванную комнату с зеркалом и ещё чего - то, больше в салон машины ничего поместить не смогли.
По приезду шутили, если бы знали, покупали бы машину грузовую.


Метки:  

portfolio

Суббота, 20 Июня 2015 г. 17:20 + в цитатник
yurisemenov.wix.com/portfolio

5291141_01072015_212853_png (700x336, 178Kb)

 

http://yurisemenov.wix.com/portfolio


Метки:  

"Массандровский пляж"

Суббота, 20 Июня 2015 г. 12:15 + в цитатник

5291141_713 (700x525, 130Kb)

 

          Если вы хотите без машины времени вернуться в советские времена, бросайте все и приезжайте сюда, в Ялту, на Массандровский пляж. Созданный в свое время во Всесоюзной здравнице Крым, для единения народностей бывших республик.

Кого и чего вы здесь только не увидите и не услышите.

Рано поутру на площадке пляжа, пожилые женщины пенсионного возраста из группы здоровья делают зарядку.
-Раз, два, раз, два...

Но отвлеченный взгляд их устремлен на пляж, где на гальке в рассветных лучах утреннего солнца, проявляются на берегу моря три юные фигуры, занимающиеся любовью. Совсем нагие, молодая девочка и два парня. Они выглядели как три дельфина выброшенные волной.

Ялта город счастья и давайте про это не забывать. Но самое интересное, с чем не можем расстаться мы и сейчас, это сладкое слово халява.

При входе на сектор пляжа, под лестницей, большая семья из семи человек с детьми, разместившись на прикроватном коврике с оленями, делают легкий завтрак из кастрюль. Дешево и сердито.

Фиксатая тетя одесской наружности, соответственно и комплекции, сидя на банном полотенце Олимпиада-80 вдохновенно лускает семечки и громко спрашивает у внука переростка:
-Ты зачем меня сюда притащил?
-Полежать, говорит внук, не отрывая взор от рядом загоравших школьниц без лифчиков.
-Где? На ком?. Вскрикивает бабушка.

Лежак возле лежака, подстилка возле подстилки это ближе, чем в купе поезда, говорите, общайтесь, исправляйте ошибки истории.

Оголенные, бронзовые тела молоденьких девиц, вперемешку с рисованными иконостасами на отточенных фигурах бывалых парней. Как это романтично, отвлекает, навеивает на разные мысли.

Край волнующей романтики, возвышенных чувств и мечтаний.

Амфитеатр гор, можжевельник и ароматы моря, непринужденно перебивают на пляже запах мочи.

Слышен сигнал сирены приближающей по Дражинке кареты скорой помощи.
Опять кто-то утонул.

Как замечательна но быстротечна жизнь.
                                                                                              Ялта 17.08.2008г.


Метки:  

Поиск сообщений в weimar1
Страницы: 3 [2] 1 Календарь