-Подписка по e-mail

 
Получать сообщения дневника на почту.

 -Поиск по дневнику

люди, музыка, видео, фото
Поиск сообщений в Watt_ers

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 1) Fletcher_Memorial_Home

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 12.07.2007
Записей: 1710
Комментариев: 6119
Написано: 14356

Пол-МакКартни или Апокалипсис сегодня

Дневник

Воскресенье, 15 Июня 2008 г. 15:59 + в цитатник
Да, я еще жива))) Если кто-то видел, что происходило на площади Независимости в городе Киев вечером 14.06.2008, то не удивится подобной фразе)) Сразу предупреждаю, что отчет о концерте Пола МакКартни содержит очень много букв, но лишь по той причине, что - как говорится - такое в жизни человека бывает только один раз: первый и последний))

Часть 1. До.

Мы сели на поезд в Запорожье (я там живу) около половины десятого. Пока я ожидала посадки, на перроне в компании родителей и в футболке "Битлз" появился довольно интересный молодой субъект, лицом и комплекцией ужасно напомнивший мне юного Гилмора. Я присматривалась к нему несколько долгих минут, но потом псевдо-Дейв исчез в другом вагоне, а мы отправились в свой. Увы, но поиски трушных битломанов, которые (как мы) заказали билеты еще за месяц, не увенчались успехом. Сам поезд напоминал печку; матрац и подушки были концентрированно-черного цвета, и в придачу к ним не хватало разве что белых тапочек. Примерно через час-полтора на станции Днепропетровск к нам подсели двое хлопцев-рокеров, один из которых имел на себе фирмовый английский галстук с портретом Пола в черно-белых тонах. Этот галстук позже висел на второй полке примерно на уровне моих глаз, и молочно-белый, расплывчатый силуэт сэра МакКартни полночи волновал мое воображение. Закончив выяснять, какие именно песни битлов они знают, хлопцы улеглись спать, я же еще долго слушала мой верный плеер, ибо с детства ненавижу поезда жуткой ненавистью и почти никогда в них не сплю.

Приехали мы утром. Сдали лишние вещи в камеру хранения, после чего я нацепила на плечи мой рюкзак "Deep Purple In Rock", и мы отправились в метрополитен, дабы срочно ехать на Петровку (это такой весьма обширный киевский книжный рынок). Причина крылась в том, что моей секретной миссией было все же выловить где-нибудь предмет моих мечтаний, книгу о повелителе рун, и не выбрасывать на нее 15 баксов на ибее. Несмотря на то, что время близилось к девяти, продавцы упрямо не хотели начинать работать, и открытыми оказались жалкие несколько лотков. Блуждая среди обилия учебников и книг для детей, я упрямо задавала продавцам один и тот же извечный вопрос о мемуарах Керстена (мое счастье, что они не знали, о чем и о ком именно эта книга). Казалось, удача отвернулась от нас и рунолог Феликс навечно канул в небытие на украинских книжных рынках. Но нет! всего-то через пару лотков мой взгляд пал на черно-бело-красный корешок, и заветная фамилия вызвала во мне бурю нескрываемого ликования. Отдав за бесценное (от слова "бесценок") издание жалкие 18 грн, они же 100 р., я спрятала "нашего друга" в рюкзак и вновь спустилась в метро. До концерта оставался целый день, и пришло время побродить по великому городу на Днепре.

Итак, до обеда мы успели многое. К примеру, посмотрели на дом с химерами архитектора Городецкого. Правды ради, в слепящих солнечных лучах здание выглядит не так зловеще, как на фотографии, но все равно это шедевр архитектуры. После этого вернулись на площадь, поглядели на кордон из ОМОНа, сцену и самых стойкий битломанов, которые заняли места у забора, наверное, часов так с пяти утра. Мысленно пожелав им удачно выстоять 12 часов под палящим солнцем, мы спустились (или поднялись) к Софиевскому собору и памятнику Хмельницкого, который регулирует движение автомобилей своим жезлом-булавой. Дальше - больше. У огради церкви нам встретился занятный отряд НАТО-югенд (в народе "скауты"). Они были одеты в зеленое, носили шорты и галстуки, грудь и сумки ломились от значков. Это нас развеселило. По левую сторону от конвента юных и не весьма натовцев находился целый портал в НАТО, увешанный огромным звездистым флагом Евросоюза. Близко к нему мы не стали подходить (а вдруг затянет?) и свернули на боковую улочку, где нам встретился блуждающий призрак советского офицера в тяжелой серой шинели. Очевидно, силы добра оставили его у портала в качестве стража, дабы не пускать людей в западную бездну погибели.
Следующей достопримечательностью стал фуникулер. За этим загадочным названием кроется кабинка, которая спускается вниз с горы до речного вокзала. С нами село несколько НАТО-югендовцев, но это не испортило нам праздник. По пути вниз мы любовались деревьями, листвой и огромными грибами. Постояв немного на площади у речвокзала, мы снова поднялись на горку и отправились на знаменитый Андреевский спуск. Моей второй секретной миссией было выявить "вражий элемент", который, по слухам, продавался в одном из лотков. Но настоящий сюрприз поджидал меня уже при входе на дорожку, идущую вниз мимо очаровательных старых-старых домов. В это сложно поверить (и я бы вряд ли поверила сама себе, если бы до этого не встретила офицера-призрака), но на спуске мне встретился сам (!) Птицевод. Сходство было поразительным; мое внимание сразу привлек характерный выбритый затылок, а когда я увидела очки в тонкой оправе и характерное лицо хитротвари, меня едва не охватил истерический смех. Вот так, невольно, и поверишь в реинкарнацию. После этого мы спустились вниз по брущатке, посмотрели дома, разрушенную церковь и всяческие сувениры. Затем пришло время подняться по опасной полудеревянной лесенке на смотровую площадку, на которой, по легенде, любил бывать Булгаков. Честно говоря, "туманный Днепр" мы так и не увидели, разве что склады, микрорайоны и - где-то вдалеке - мост через реку. Затем мы снова поднялись наверх, поглядев на вышиванки за 500 доляров и древние граммофоны. Там нас ждала неожиданная находка: единственный вражий элемент в виде серого вермахтовского кашкета. Закончив с "гражданским" Киевом, мы вернулись на вокзал, забрали вещи, я одела свою давнишнюю футлолку "Битлз" с картинкой из Let It Be, и мы отправились к конечному пункту - площади.

К слову сказать, пока мы бродили по Киеву, то постоянно наталкивались на разнообразных битломанов: старых и юных, в футболках, с флагами Англии на плечах, с постером и даже с табличкой "спасибо, Пол". Мне больше всего запомнился Джон Леннон с длинными блондинистыми патлами и в круглых очках. Он покорил мое сердце: с его уст слетали заветные слова о Гилморе.

Часть 2. Прелюдия к Апокалипсису.

Итак, мы прибыли на площадь. Шли через перекрытый Крещатик, по которому в это время разносились звуки саундчека. Пол напевал и наигрывал Dance Tonight. Незабываемое впечатление: солнце, огромная, широкая улица - и музыка. Этот момент сразу же напомнил мне дела давно минувших дней, когда, одной зимой, во время новогодних каникул, я каталась по льду на нашем местном пляже, а по громкоговорителю, который висел на фонарном столбе, крутили его сольную Freedom. Это было лет 5-7 назад, но - ощущение незабываемое. Теперь же моя давняя любовь к сэру Полу была готова увенчаться незабываемым концертом.

Народу на площади было немного; в основном, все сидели на бортиках клумб и фонтанов, лежали на газонах, играли, пели песни. Изредка мимо пробегали форумчане битлз-ру в белых футболках. Сначала мы устроились у клумбы, пока, пройдя вперед к заграждению, я не столкнулась с моей давней подругой по ЗНУ, Толкиену и науке (я, помнится, говорила, что она ужасно напоминает мне Уотерса, а ее парень - самого МакКартни). Сказать, что я была рада встрече, означало не сказать ничего. Вместе с ней собралась компания друзей, знакомых и неизвестного битломана из Луганска (привет ему, если вдруг прочтет). Обсуждали вопросы красоты Уотерса и Гилмора; к моей чести, я до последнего отстаивала превосходство мистера Уотерса по всем возможным параметрам. Так мы и сидели на страшной жаре, пока я не вернулась к клумбе, еще немного поглядела на народ и одного пожилого рок-фаната, который страшно напоминал Джона Лорда седыми усами и хвостиком. Время близилось к трем, и мы решили окончательно перебраться ближе к фонтану, ближе к Полу.

Часть 3. Апокалипсис.

Это был конец света. Величественно-мрачное действо. Армагеддон. Свинцовые тучи не зря подползали все ближе и ближе к площади: едва мы пробрались вперед, в городе начался ужасный - не побоюсь этого слова - шторм. Тем, кто не был там, вряд ли понять все масштабы этой катастрофы. Небо потемнело; дождь лил потоками; совсем рядом сверкали нити молний, раза в три выше самых высоких зданий центра Киева. Не знаю, насколько близко была гроза, но создавалось впечатление, что мы стоим едва ли не в ее центре. Народ разбегался кто куда, но ничто не могло сломить нашего мужества. Мы влезли на бордюр у фонтата и стали ждать. Никакого шанса сесть у нас уже не было: люди собрались у заграждения, и слезь мы, отличное обзорное место было бы упущено. Рядом с нами стояла компания во главе с давним битломаном из Белоруссии (привет ему, если вдруг прочтет), он рассказывал о том, как слушал Пола в Москве и на Дворцовой.

Дождь не прекращался. Площадь превратилась в одну сплошую лужу, причем потоки воды кое-где были сантиметров двадцать глубиной. На мне был полиэтиленовый дождевой плащ, над головой зонтик, в кармане плеер, но эти жалкие попытки защититься от стихии не привели ни к чему. Дело шло к вечеру, город охватывал холод. Волосы у меня были совершенно мокрыми, равно как джинсы практически до бедер и рукава пиджака до плеч. Вода умудрялась затекать даже за шиворот. После полутора часов ожидания мне на ум стали приходить аналогии с солдатом на Великой Отечественной войне. Условия были ужасающими. Многие люди ходили без зонтов, в одних футболках, либо стояли в бурлящих лужах. Охрана сектора в черных плащах живо напоминала сс-овцев, которые сдерживали несчастную, насквозь промокшую толпу военнопленных за турникетами.

Мы стояли под проливным дождем шесть с половиной часов. Рассказывать об этом практически бессмысленно: это надо было прочувствовать. После часа тебе становится уже все равно. Наступает полнейшая отрешенность. Неважно, что ты промок, а дует холодный ветер. Неважно, что в туфлях не меньше воды, чем на тротуаре, а сами они жмут. Неважно, что в лицо и руки бьют струи дождя. Неважно, наконец, что впереди еще четыре таких же часа, на площади, в грозу. Мы стояли там, как на последний бой: толпа самых верных, непоколебимых битломанов, которых ничто не остановит на пути к мечте.

Примерно за два часа до начала концерта сс-овцы запустили нас на площадь. Народ ринулся туда злобной, замерзшей толпой. Впрочем, если кто думает, что площадь Независимости - это такое большое открытое пространство, то он никогда не бывал на концерте МакКартни в шестичасовую грозу. Площадь (спасибо ей огромное) представляет собой нагромождение клумб, фонтанов, деревьев и столбов. Нам, можно сказать, повезло: мы успели забраться на бортик клумбы, которая располагалась прямо по центру сцены, сразу за вип-сектором. Места на ней шли нарасхват. Люди забирались на фонтаны, усилители, даже на обычные железные "мостики" на тротуаре. Сам тротуар поглотила река. Рядом со мной стоял фанат из Ровно (привет ему, если вдруг прочтет), за ним - какой-то итальянец. По правую сторону стояли отец с сыном, а рядом с нами внизу - окончательно замерзший парень, которого мы спрятали под нашим зонтиком. Начались два новых часа неподвижного ожидания.

Вот здесь у меня потихоньку начали сдавать нервы. Если до этого нам было мокро, но хотя бы не так холодно, то вечером, часов в 7-8 холод напомнил о себе. Ноги замерзли сразу же; через некоторое время стало почти невозможно говорить. В голову стали закрадываться нехорошие мысли о том, а не плюнуть ли на это все дело и не вернуться на теплый, сухой вокзал. Но мы не привыкли сдаваться ни перед какими трудностями. От невыносимого ожидания под бесконечным дождем я принялась напевать какие-то песни, из которых вспомню разве что Smooth Dancer, We Didn't Start the Fire, Blinded by the Light, а под конец, от бессилия, - Chains почти во весь голос. Люди кругом пели все и вовсю, начиная от Желтой Субмарины и заканчивая народной песней про Дорошенко. Изредка толпа начинала вопить "Паша!!", но концерт начинаться не спешил. Время тянулось убийственно медленно; я то и дело поглядывана на красные электронные часы на башне, где то и дело появлялась реклама о какой-то там птицефабрике и каких-то там яйцах.

Около половины девятого на сцене началось первое отделение шоу. Единственное, что заслуживает внимания из того, что там было, - кадры документалки о "Битлз" и их песни на заднем плане. Толпа бешено подпевала практически каждому отрывку, а на двух огромных экранах и одном поменьше, слева, мелькали Пол, Джон, Джордж и Ринго. Вот тут-то и начинается то незабываемое и непередаваемое ощущение, которого я героически прождала целый день.

Часть 4. The show.

За полчаса до начала (а началось все, вопреки обещаниям, только в 21.30) на экране появился обратный отчет. Действо стало напоминать встречу Нового года. Казалось, время остановилось. За сценой мелькали молнии, бил оглушающий гром. Прошла еще целая вечность, прежде чем мы прокричали "ноль" и на сцену вышел ОН.
Я не помню сет-лист. Не помню совершенно и нисколько этому не расстраиваюсь. Для меня концерт - это не ожидание и даже не воспоминания, которые он оставит на всю жизнь. Это мгновение, которое хочется остановить, "здесь и сейчас", те незабываемые два часа, которых, казалось, ты ждал всю жизнь. Поэтому расскажу о тех обрывках, которые мне запомнились больше всего. Остальное можно будет посмотреть и прослушать, потому что концерт транслировали не только на экранах в крупнейших городах страны, но и по телевидению, так что кто-то должен был его записать.
Итак, на сцену вышел сэр Пол. Одет он был в привычный то ли черный, то ли серый френч, а в руках держал свой легендарный битловский бас. Концерт начался с "Drive My Car". Эта песня - и практически все песни битлов - были пропеты толпой на пределе возможностей человеческого голоса. Я, как английский филолог, давний фанат и знаток текстов, кричала слова изо всех сил и была практически единственной из своих соседей, кто это делал. Только тогда - а это первый подобный концерт в моей жизни - я поняла, какая разница существует между официальной записью и живым исполнением. Сколько споров идет вокруг голоса Уотерса или Гиллана, сколько раз переслушиваются песни на дисках и ютьюб, но когда ты слышишь их вживую, это перестает играть какое-либо значение. Он пел великолепно. Пел так, как сорок лет назад на стадионе Уэмбли. И когда два экрана по бокам сцены закрывали вперед стоящие люди с зонтиками, я закрывала глаза и представляла, что стою на концерте - нет, даже не Пола, а Битлз, что рядом с МакКартни стоит Леннон, что великолепные, типично рок-н-ролльные соло играет Харрисон, за ударной установкой Полу подпевает Ринго Старр, а я стою в той самой истеричной толпе, которая даже не слышит музыку: ей главное, что ОНИ здесь.
Я пела все, что знала. Отрывалась на полную, хоть и дрожала от холода, хоть и стою уже второй час на узком скользком бортике, позади которого, в луже липкой грязи (о, Flowers in the dirt...) желтели и краснели маленькие красивые цветы. В перерывах между песнями Пол махал нам рукой, говорил "привет" и "спасибо" по-русски (сказался опыт Питера и Москвы), а также "дьякую" по-украински. Когда он держал речь, внизу экранов шел построчный перевод, насчет которого он время от времени шутил. Держался он великолепно, как человек, умеющий найти общий язык с многотысячной толпой, а нас действительно были тысячи, и как человек, который,подобно Роджеру, может сказать очень многое всего лишь парой слов. По ходу концерта он даже зачитал (картинно косясь на бумажку) какой-то текст на украинском, который я уже не вспомню, часто повторял "видрываймось" ("отрываемся") и сам смеялся с собственного акцента. Один раз (!) он даже спел попеременно "дьякую" и "спасибо" на манер "хава нагила", это было жутко смешно.
Но вернемся к самому концерту. Поле встреченной на ура "Drive" в ход пошли сольные песни, которые я, к сожалению, не знала. Вспомню разве что Callico Skies, нечто с She Do, которую он спел с непередаваемым выражением лица в стиле банковского клерка, который пытается убедить клиента в абсолютной безопасности его капиталовложений. После первой-второй песни сэр Пол снял пиджак, оставшись в розовой рубашке и подняжках, чем окончательно помутил мой рассудок и привел меня в экстаз страстей. Время от времени от садился за рояль, чтобы спеть свои "фирменные" лирические баллады. Одну из них (ту, что "...my baby does it good") он посвятил Линде. Именно эти песни, а не подрывные рок-н-роллы довели меня до слез. Может, сказался день в центре Апокалипсиса, может, переизбыток чувств, но я действительно плакала - от счастья. Со мной такое случается очень редко. Так я не рыдала даже под юрай-хиповский Rain два года назад. Чувство всепоглощающего счастья разом перечеркнуло все неприятности этого дня. На больших экранах было хорошо видно, как Пол, не изменяя самому себе, поднимал к небесам взгляд больших карих глаз, а его голос, проникновенный, неповторимый, сразу находил путь к сердцам. Что ни говори, а вряд ли кто-нибудь еще (не считая священного Southampton Dock) может так исполнять лирику.
Из битловских песен (да простят меня, если я что-то пропустила) были исполнены All My Loving, Got to Get You Into My Life (которую он представил как "песня, которую вы, может быть, помните, а я нет") и (не знаю планировалось ли, или же в порядке жесточайшей насмешки) Good Day Sunshine. После этого Пол поблагодарил нас, что мы все-таки пришли на площадь в такой дождь и даже поднял вверх бас, окончательно став тем Полом, которого до этого дня я видела только на дивиди и фотографиях. Первые песни пронеслись в каком-то тумане: я все еще не могла осознать, что со мной происходит. Даже не верилось, что человек, о котором я столько читала, чьи песни слушаю столько лет, сейчас поет передо мной на расстоянии каких-то двухста метров.
Затем в ход пошла "тяжелая артиллерия". Взяв псевдо-балалайку, наподобие той, что имел Гилмор во время выхода на бис после Стены-81, Пол начал Dance Tonight. Песня произвела фантастическое впечатление, один из самых запомнившихся моментов шоу. Кто-то из группы (или не из группы) подыгрывал ему на аккордеоне.
Дальше - жестче. Let Me Roll It. Я верила и не верила, что он ее сыграет, но хотелось ужасно. Эта песня вновь довела меня до слез и мысленных признаний сэру Полу в глубочайшей и преданной любви. Но увы: чувства, испытанные мной, не шли ни в какое сравнение с тем, что началось, когда Пол запел I'll Follow the Sun. Это был Апокалипсис. Под эту песню хотелось умереть. С тех пор, как я впервые пыталась напевать ее по нотам и аккордам в старом самоучителе, эта песня - одна из моих любимых у битлов. Для меня это гимн прощания, гениальный, как и все, что делали Битлз. Пол никак не хотел заканчивать песню и несколько раз переигрывал на бис последний куплет. The Long and Winding Road попросту не нуждается в каких-либо комментариях. Из лирики он исполнил еще и бессменную Blackbird, зашутив про "синюю птицу над черным морем". Строчки "ты только и ждал этого момента" были своеобразным итогом того, что происходило на концерте. Да, мы ждали. И судьба нас не обманула.
Mrs Vandebilt была объявлена как песня, которую его просили спеть. Сердечное спасибо всему форуму битлз-ру, которым все-таки удалось передать сэру Полу петицию о том, чтобы он исполнил эту песню для всех "советских" людей. Хоп-хей-хоп пел, наверное, весь Киев. Я пропела весь текст. Эта композиция памятна мне тем, что впервые я услышала ее по радио, как раз перед решающим вступительным экзаменом в вуз. Вольноваться было, действительно, незачем: экзамен я сдала успешно.
Band on the Run. Здесь началось сумасшествие. Одна из его лучших сольных песен. Я ждала ее, как чуда. К слову, второй в сет-листе, насколько я помню, была Jet - шедевр, который я года два назад, зимой, прослушала подряд и не отрываясь, часа три с половиной. Жаль, что мои соседи не были сильны в текстах: петь Jet - одно из самых сильных удовольствий.
Отдельно стоит сказать о песне, которую Пол представил как "a song for George". В ее начале я, да и многие на площади, из-за особенностей обработки не сразу поняли, что именно исполняет наш сэр. Это была Something. Шедевр. Когда начался быстрый переход, я испытала почти космические ощущения. Под конец песни я уже не смотрела на экран - только в темно-свинцовое вечернее небо, на звуковая система на двух башнях, которые высились прямо перед нами, вторила словам и музыке громким эхо.
Итак.... flew in from.... но нет. Едва начав играть то, чего втайне ждали все зрители, Пол остановился и запел нечто, что я совершенно не запомнила. Быть может, я уже писала об этой песне, может, нет, но кульминация шоу неумолимо приближалась. И вот он, момент истины, вот она, наша гордость и слава! Пол запел Back in the USSR. Такую бурю восторга до этого не вызвала ни одна песня. Передать свои ощущения почти невозможно. На строчках о знаменитых Ukraine girls я размахивала руками над головой, сжав ногами тонкий поручень, дабы не свалиться в размякшую клумбу.
Увы, но после этой песни нам пришлось уйти: если бы мы опоздали на поезд, то, боюсь, не пережили бы эту ночь. Бросив на экран прощальный взгляд и мысленно поблагодарив Пола, а также послав ему all my loving, я попрощалась с моим соседом из Ровно и стала пробиваться сквозь плотную толпу обратно к выходу. В это время началась I've Got a Feeling. Третий момент за весь концерт, возбудивший во мне неожиданно сильные чувства. Продолжая подпевать и размахивать руками, я пробалась сквозь толпу, вляпалась в грязь на очередной клумбе и вырвалась на боковую улицу. Нам нужно было срочно бежать до станции "Театральная", чтобы успеть уехать, пока вся толпа не ринется в метро. Блуждая по дворам, мы выбрались на Крещатик, где были установлены экраны и тоже стояли толпы. В это время из-за наших спин послышалась Let It Be. Что же... наверное, все так и должно было произойти, и я нисколько не жалею, что от Hey Jude нам остались только отголоски, а Yesterday и Sgt. Pepper мы уже не застали. Я буду вечно благодарна сэру Полу и за эти неполных два часа.
И еще одна маленькая заметка, точнее - знаменательная ирония судьбы. Все мы привыкли шутить насчет того, что Пол - это всего лишь половина МакКартни. На этом концерте, стоя на клумбе, я видела ровно половину легендарного битла. Вторую часть, - к превеликому счастью, верхюю, - закрывал металлический каркас. Моей наградой за те четыре часа под ливнем была возможность лицезреть - не на экранах, а воочию - ноги сэра Пола и даже его бас, который радостно поблескивал в свете прожекторов. О награде я говорю безо всякой иронии: многим тысячам не повезло видеть Пола вообще, мы же видели его ровным счетом в двух частях: ноги вживую, а то, что выше пояса, - на трех добавочных экранах. От себя добавлю (да-да-да), что наблюдать за ногами сэра МакКартни мне было очень приятно, если не сказать больше. Как и в прежние времена, он смешно дергал левой ножкой и притопывал во время игры. Вот так сбываются классические шутки битломанов.

Часть 5. После.

Мокрые, замерзшие и уставшие, мы буквально вломились в метро. Подземные станции уже начала потихоньку заполнять толпа. Едва ли не бегом мы добрались до вокзала, потом на второй этаж, потом вниз, на платформу. День ожидания еще не подошел к концу: на платформе мы простояли минут двадцать. И лишь когда мы расселись по купе, то осознали в полной мере, что этот ужасный и прекрасный день, наконец, завершился. Его побочным итогом были: насквозь промокший пиджак; брюки, вымокшие до бедер и грязные до колен; деньги, полинявшие и превратившиеся в тряпочку; запорченная еда; ушедшая в небытие минералка; испорченный плеер, который нельзя было спрятать, потому что наушники запулались на шее под плащом. Чудом спаслись паспорта и билеты. Позвонив маршалу Ня, я узнала, что они добрались только до начала площади, немного постояли и ушли. Затем мне пришло смс от pink-floyd, но я уже была не в состоянии отвечать и сразу же уснула.

Проснулась я часов в 8.30. Мы все еще ехали. Нашими соседями были (как несложно догадаться) промокшие люди, которые едва успели добежать до поезда пешком. В нашем и соседнем "купе" говорили только о концерте: кто где стоял, что понравилось, и так далее. После Днепропетровска в поезде остались одни запорожские битломаны. Кто-то включил Dance Tonight & Ever-Present Past на мобилке; эх, и когда еще услышишь такую музыку в наших поездах... Поспрашивала у народа, записывал ли кто-нибудь концерт, но - как и в моем случае - всему помешал непрекращающийся дождь, а рисковать фотоаппаратом мне совсем не хотелось (плеер, увы, пал жертвой шоу). Я, за компанию, включила кусочек Time и Amused. За линялые деньги нам удалось купить два чая и вафли. К счастью, в буйстве стихии не пострадал "наш друг" (книга Феликса), о котором я беспокоилась, выстаивая под дождем. "Друг" чувствует себя отлично и совершенно не промок. Поезд прибыл в наш славный город около половины двенадцатого, мы сразу же уселись в 84-й и кое-как доплелись домой. Фин.

Вот так прошел the happiest day of my life. Это было не просто волшебное путешествие, а незабываемое приключение, описывая которое, я едва не расплакалась от счастья (да, вот до чего может довести отдельно взятый концерт). В заключение добавлю, что от музыки, дня, и конечно же сэра Пола у меня остались самые хорошие впечатления. Все-таки, есть просто музыка, есть хорошая музыка, есть гениальная музыка, а есть "Битлз". All my loving to you, сэр Пол МакКатртни.

The End
В колонках играет - Paul McCartney - I've Got a Feeling

Метки:  

 Страницы: [1]