-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в vors

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 07.04.2004
Записей:
Комментариев:
Написано: 135

Дневник vors



Любителям минивенов

Пятница, 19 Января 2007 г. 11:19 + в цитатник
В колонках играет - ничего
Настроение сейчас - рабочее

Новая ссылка в коллекции:



Любителям минивенов

http://minivan.ru/phpBB2/viewtopic.php?t=2062&sid=6be1b1978d1646c93fce4d7870f784fc

Ключи: авто, минивен авто ваз-2120 [Сохранить ссылку себе]


 (700x525, 48Kb)

Сегодня - рекордно низкое атмосферное давление!

Пятница, 19 Января 2007 г. 10:50 + в цитатник
В колонках играет - радио RELAX FM
Настроение сейчас - удивлённое

719 мм рт. ст. - рекорд за долгое время наблюдений моего барометра

 (77x58, 6Kb)

Велик и могуч псевдорусский язык!

Четверг, 06 Июля 2006 г. 17:29 + в цитатник
Особых комментов здесь не требуется:
 (525x700, 107Kb)

Это было в 51-м...

Четверг, 06 Июля 2006 г. 17:12 + в цитатник
Настроение сейчас - лучше некуда

Это было в 51-м троллейбусе. Был День Святого Валентина. Я был плотно прижат толпой со всех сторон. Какая-то забавная девчушка с пуховыми наушниками перед самым моим носом распаковала пакет с орешками, нечаянно задев меня рукой.



- Ой, извините!



- Ничего страшного.



- Хотите? - предложила она мне горсть орехов?



- Хочу. - сказал я, подумав, что: "а она наверно думала, что я откажусь".



Выйдя через одну остановку, она попрощалась: "До свидания!". "До свидания, удачи Вам!"



Если бы я попытался пошутить: мол, "Вы спасли меня от неминуемой голодной смерти", или ещё что-то в этом роде, то это было бы пошло. Это бы испортило всё впечатление. А впечатление от этого дня должно остаться хорошим.

 (270x378, 13Kb)

Авточайник или чудеса «российского автопрома»

Понедельник, 27 Сентября 2004 г. 14:33 + в цитатник
Каждый автолюбитель, заимевший в своё распоряжение автомобиль отечественного производства, подспудно чувствует приближение какой-либо неполадки в чреве своего «железного друга». И только неисправимый оптимист всегда надеется на чудо, но, как правило, чудес на свете не бывает. Что, не верится? Я раньше тоже верил в чудеса. По крайней мере в этом вопросе.
Так вот, ехал я как-то от своей любимой тетушки из маленького тихого городка Кимры тверской области, что приблизительно в ста пятидесяти километрах на север от Москвы. Обгоняя с ветерком на своей «Надежде» не очень резвых «Газелей» и «напрочь убитую классику», я просто радовался жизни. «В конце концов», - думал я, - «и на «наших» машинах можно смело резвиться на дороге в пределах разумной техники вождения и принципов безопасной езды». Несмотря на безутешные, казалось бы, факты просвистывания мимо меня чемоданного вида джипов и прочих феррариобразных иномарок, настроение было просто великолепное. Мой отечественный семиместный минивэн, как трудолюбивый слоник, поглотивший в себя кучу родственников вместе с их немалым багажом, с удовольствием преодолевал мелкие колдобины и крутые повороты трассы «А, ну-ка, притопи», - с азартом советовал сидевший рядом дядька. «Не торопись, побереги машину», - слышалось с другого конца салона, когда скорость далеко переваливала «за сто». В общем, кто-то уже спал, кто-то только и вертел головой, думая наверно, что это одни из последних его в жизни впечатлений и их набраться надо как можно больше. Как бы то ни было все прекрасное и захватывающее когда-нибудь заканчивается. Закончилось и путешествие моей многочисленной родни: мне надо было свернуть с «дмитровки» на свою незабвенную дачу, а дружному коллективу – не менее дружно пересесть на электричку и продолжить путешествие самостоятельно. Ничего не попишешь: такова судьба-злодейка. На душе, как и в самой машине, у меня полегчало. Как от чувства снятой ответственности за чужие жизни (опыта вождения таких монстров как ВАЗ-2120, у меня прямо скажем, было маловато), так и от осознания добротности своего транспортного средства, несмотря на все огрехи отечественной сборки, которыми меня постоянно стращали все кому не лень. Я, попрощавшись и расцеловавшись со всеми моими бывшими попутчиками, в предвкушении дальнейшего приятного путешествия, уселся поудобнее, слегка поёрзав на шикарнейшем по своим габаритам водительском сиденье и приготовился завести свою карбюраторную «Надю».
Не тут-то было! Все сигнальные лампы передней панели горели зловещим красным цветом и машина, только слегка потряхивая своё грузное объёмистое «тело», упорно не хотела трогаться с места. «Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса» - вспомнились мне слова из одной классической комедии. А я ведь был на повороте, куда стремились повернуть и другие жаждущие проехаться аналогичным маршрутом! Вот меня, кто сочувственно, кто злорадно, уже начали объезжать. Кто-то при этом крутил пальцем у виска, кто-то беззвучно матерился, но равнодушных почему-то я так и не заметил. «Что же делать», - лихорадочно пытался придумать я, - «не могу же я стоять тут вечно…». Искра мысли от моей мозговой атаки, похоже, воспламенила бензовоздушную смесь в моем когда-то, как мне казалось безотказном двигателе: я придумал! Я решил немного потянуть за рычажок воздушной заслонки карбюратора. Ура!!! Я наконец-то сдвинулся с места! Для непосвящённых могу прокомментировать: упомянутый мной рычажок - это такая штуковина справа от руля, внизу приборной панели. Её на машинах с карбюраторным двигателем вытягивают перед запуском непрогретого, «холодного двигателя». Всё стало ясно: движку явно не хватало топлива. Так, с открытой заслонкой и на бешеных оборотах, кое-как я добрался до места.
Я был в отчаянии. Решил пока в машине ничего не трогать. Тем более, что не за горами намечалось первое техобслуживание в фирменном автосервисе. На следующий день я созвал консилиум «автоспецов» с соседних дачных участков. Говорили все, кто во что горазд: и зажигание запаздывает, и электрика «накрылась», и бензин хреновый, и свечи замаслились. И, наконец, самое практичное пожелание было – ничего не трогать, кое-как «доползти» до сервиса и на этом успокоиться, благо машина пока на гарантии. И тут меня осенило: а позвоню-ка я своему другу детства по мобильнику и попытаюсь объяснить ситуацию. И надо же – помогло! Правда, телефон я всё же передал более опытному в этом деле человеку, который только отвечал, как я слышал: «понял, вижу, ага, не вижу я тут такой гайки, а, вот нашёл», ну всё в таком же духе. В результате консультаций с прирождённым автомехаником высшего класса дело постепенно шло к своей логической развязке. Осталось только кропотливо реализовать задуманное. Начать надо было со снятия так называемого «воздушного фильтра», который явно препятствовал проникновению к вожделенному карбюратору, в котором, как и оказалось крылась причина неисправности моей «механической лошадушки».
И вот тут-то и была нарушена проникновенная серьёзность данного «творческого процесса» и строгая задумчивость у окружающего автолюбительского люда. Снятая металлическая крышка того, что должно было представлять собой воздушный фильтр, приоткрыла недоуменному взору собравшихся вокруг машины заинтересованных лиц идеальную пустоту содержимого. «А где…?» - с дико выпученными глазёнками и перекошенным от придурковатой гримасы лицом изрёк, даже я бы сказал, выдавил из себя, человек, держащий в одной руке крышку фильтра, а в другой гаечный ключ. «А чё это ты фильтр вынул?» - было его следующей фразой, когда он обратил свой недоумённый взор на меня. «Я ничего здесь не трогал» - честно признался я. «Вот это да! Вот это отечественный «автопром»! Ведь смогла же машина проехать аж свыше двух тысяч километров! Даже без существенно важно детали! Ай, да наши сборщики, ай да сукины дети!» - только и слышалось вокруг. Эффект от увиденного был потрясающим.
В итоге, вынутый из карбюратора жиклёр был успешно продут тем объёмом воздуха, что содержался в лёгких продувавшего его субъекта, и машина заработала как молодая. Отверстие было проверено на просвет, и «народный ОТК» дал добро.
Вот такая житейская история случилась на моём начальном пути автолюбителя, как я потом выяснил, вполне предсказуемого характера. Ведь машина-то собрана была не где-нибудь на берегах величественного Рейна какими-нибудь заумно-сосредоточенными дядьками с излишними амбициями, а простыми рубахами-парнями с берегов широкой и просторной реки Волги, не обременёнными, ни лишними обязательствами по сохранению и поддержанию собственного имиджа, ни какой-либо мало-мальски осмысленной системой контроля продукции на завершающем этапе. Да и автосалон можно понять: ну кому придёт в голову проверять: стоит ли фильтр в новой машине. Ведь он просто должен стоять по определению. Это ведь не какая-нибудь ходовая часть, которую, ну просто обязательно протягивать, а иначе всё развалится и разлетится.
А ведь мне говорили: не бери этот «конструктор для взрослых». Ай-яй-яй, такой большой и такой непослушный! И всё же хорошая машина. Пока она хорошо ездит.


В мире животных

Пятница, 06 Августа 2004 г. 12:34 + в цитатник
В Московском зоопарке живет редкой породы белый тигр Раджа. Ему недавно привезли из-за границы такую же белую тигрицу - для продолжения их белой редкой породы. Одно время их держали порознь.
Наступило время, когда служащие зоопарка сочли возможным и необходимым их познакомить.
Первый момент контакта оказался весьма неожиданным для представительницы слабого тигриного пола: Раджа резко набросился на свою новую подругу. От неожиданности она инстинктивно кускнула своего полосатого "ухажёра". Наверное у тигров это один из элементов "добрачных игр". Самец отпрыгнул, но через некоторое время повторил попытку. Теперь он избрал уже более сдержанную тактику: сначала он мягко подкрался к подруге и что-то тихо рыкнул ей на ухо. После такого "сообщения" принятие ухаживаний не заставило себя долго ждать. Тигрица не возражала.


Однажды в "Тушёнке"

Среда, 04 Августа 2004 г. 11:43 + в цитатник
Этот прикол произошёл со мной вчера недалеко от московской станции метро "Тушинская". Есть там один маленький магазинчик под названием «Аргументы и Факты», где продают печатную продукцию по низким ценам.
Так вот. Набрал я всякой всячины. Ну, конечно же - "Автодела", "Комсомолку", "Вокруг Смеха" "Апгрейд" и проч. Иду расплачиваться в кассу. В общем, на 122 рубля потянуло.
Расплачиваюсь. То есть, выкладываю из кошелька сначала стольник, потом два чирика, и начинаю долго-долго копаться с мелочью, чтобы набрать оставшиеся "два рэ". Кассирша, находившаяся в какой-то странной прострации, видать "выпустила нить событий из рук", потому что, как только, я наконец-то набрал недостающую мелочь, она как-то странно на меня глянула, и спросила: "И всё?" Я ответил: "Да, а что?"
В принципе, мне было совсем не в кайф оплачивать её склероз, поэтому я убедительно намекнул ей на очень жаркую погоду, и, соответственно, на её вполне объяснимую в данной ситуации забывчивость. Короче говоря, выйдя из этого киоска, я понял, что оставил беднягу в каком-то невменяемом состоянии бесконечного сомнения, близкого к ступору, на тему: "А может всё нормально и зря придиралась к человеку? Или он все-таки меня надул? "
Начало августа, жара. Ничего не попишешь...



Долболёт Мухобоева

Четверг, 29 Июля 2004 г. 12:32 + в цитатник
ВВП, глядя в бинокль:
- Серёжа, кто это там из башенных ворот вырвался? Вон, юзом по брусчатке у Кремля заносит?

СИ, потирая подбородок и нервно хлопая глазёнками:
- Владимир Владимирович, сейчас разберёмся! Всех гадов построим. Будут знать как пылить под носом у Власти!

ВВП:
- Да уж, Серёж, разберись-ка...

СИ:
- Дайте-ка бинокль, Владимир Владимирович!
Чё эта, какая-то рыжая здоровущая громыхалка прёт. А дымища-то, неприведи
господи!

ВВП:
- Не дай бог, террористы. Вот уж под самым носом. Мало им больниц всяких на Кавказе, так они ещё и в Кремль прутся!

СИ:
- Владимир Владимирович, не желаете ли испробовать: новое оружие - долболёт
инженера Мухобоева. Вам, Владимир Владимирович, только прицелится, хоть
приблизительно надо, этот долболёт сам цель найдёт. Уж будьте уверены...

ВВП:
- Ну ты и скажешь, Серёнь, а если я башню Спасскую снесу по неумению? Ты мне такие шутки брось.

СИ:
- Уйдёт ведь, Владимир Владимирович, цельтесь быстрее. Вот. А, чёрт. Говорил же уйдёт.

ВВП:
- Ну и ушёл, ну и фиг с ним. Какой-нить новый залетит по ошибке. Не сейчас, так позже. Ты мне лучше расскажи, как там наш неуловимый Басаев? По БАБу, наверно скучает, с его миллионами. Бедолага.



Очень страшная сказка для детей на ночь

Вторник, 20 Июля 2004 г. 11:47 + в цитатник


Сантехник и унитаз

Жил да был один сантехник. И были у него руки не простые, а золотые. Про него говорили, что он мог любой унитаз починить, в каком бы состоянии тот не находился. И не просто починить, а дать ему «вторую жизнь». Говорят, что после него унитазы словно светились от удовольствия! Но самое интересное это то, что сантехник тот якобы от водки отказывался и только деньги брал. Многие говорили, что враньё это, где ж это видано, чтобы сантехник, да и не пил. А другие верили…

Но был и другой сантехник, плохой, много пьющий. Он жутко завидовал сантехнику «золотые руки», но никак тайну починки унитазов разгадать не мог. И вот однажды, решил он проследить, как «золотые руки» унитазы чинит. Забрался он на антресоль туалетную, прикрылся шторкой, сидит, ждет. И тут входит в туалет сантехник «золотые руки», оглядывается и закрывает за собою защелку. Посмотрел на него сквозь шторку плохой сантехник и рот от изумления открыл. Одет наш герой не в робу какую-то, а во фрак, красиво подстрижен, и пахнет от него, не тем, чем вы подумали, а одеколоном «ФА МЕН»! Подошел он к унитазу, наклонился над ним и зашептал:
- Унитаз, унитаз!
Вовсе ты не медный таз!
Что с тобою, почему?
Расскажи мне, что к чему!

И тут унитаз забурлил, заклокотал, и голос сиплый заговорил:
- Тяжело мне… все в душу мне срут.. а что я видел то в этой жизни, ради чего мне дальше жить…
И раздались рыдания. И спросил тогда сантехник: «А чего хочешь ты?»
И ответил унитаз человеческим голосом: «Любви…»
Наклонился тогда сантехник и поцеловал унитаз в засос.
Забурлил унитаз, засветился, заклокотал, затрясся и прямо на глазах стал весь сиять от удовольствия и молвил: «Спасибо тебе, сантехник, мне теперь есть для чего жить». А сантехник поклонился, открыл щеколду и вышел из туалета. Послышались возгласы радостные, благодарности, кто-то водку предлагал, но сантехник водку не взял, взял деньги, поклонился и ушел.

Слез с антресоли плохой сантехник, и дрожа от страху, побрел домой. А на утро отошел, и пошел унитазы чинить. Идет он, подслушивает под дверьми, у кого унитаз сломался. И тут слышит разговор: «…и что делать-то теперь… унитаз то совсем умирает… придется сантехника «золотые руки» звать… а денег то у нас совсем нет…»
Собрался с духом плохой сантехник и постучал в дверь. А когда ему открыли он и говорит: «не горюй матушка, починю я твой унитаз».
- А сколько возьмешь за это?
- Да за бутылку справлю! – ответил сантехник.
Дали сантехнику бутылку водки, зашел он в туалет, закрыл за собою щеколду. И так страшно ему стало, что понял он, без трёхсот грамм не справится. Выпил он залпом, вытерся рукавом, подождал, когда хмель в голову ударит и говорит про себя: «пьяному ни то, что страшную бабу, унитаз в засос поцеловать не страшно». Поверил он в свои силы, нагнулся над унитазом и говорит ему:
- Унитаз, унитаз!
Вовсе ты не медный таз!
Что с тобою, почему?
Расскажи мне, что к чему!

Забурлил, заклокотал унитаз, и голосом сиплым заговорил:
- Тяжело мне… срут все в душу мне.. а что я видел в жизни своей, ради чего мне жить… И рыдания раздались из его глубин.
- А чего тебе надо? - испуганно спросил плохой сантехник.
- Любви… - ответил томно унитаз.
Принял сантехник еще двести грамм, наклонился и поцеловал унитаз в засос. Но так тошно ему стало целоваться, что он не выдержал и его стошнило… Вдруг унитаз как заурчит, как забурлит, да как извергнет из себя все, что в нем накопилось за годы длинные и как заорет человеческим голосом:
- Ах ты лживая пьяная тварь!
Плохой сантехник не успел отпрыгнуть и захлебнулся насмерть…

А хороший сантехник так и жил, горя не знал, да добра наживал.

Мораль: к работе надо относиться с любовью…










Вот мой виртуальный двойник и исчез.

Четверг, 15 Июля 2004 г. 12:35 + в цитатник
Это что же такое получается? Позакрывали, понимаешь, всякие прикольные программы на НТВ, в том числе и ту, где обитал мой виртуальнй двойник - Хрюн Моржов,
Гады, да и только!!! Добрались, значит, самого святого - до оттяжки народной в пику всяким там оффициозам!
Теперь НТВ можно расшифровывать как "Нахрен Такое Видение".

Скажу честно. Это не моё. Но, всё же прочитать можно.

Среда, 14 Июля 2004 г. 16:41 + в цитатник
Женщина в мужском коллективе.



Месяц первый. Здрасссьте.

Вот это ужас - кругом одни мужики! Я одна, а их десять (и среди них есть симпатичные)!

Свихнуться можно: юбку лучше не одевать (все равно, что голая), никого ни о чем не просить (или еще час вокруг тебя будет толпа галдящих мужиков),

пописать не сходишь (перед картонной дверью в туалет всегда стоит группа курящих сотрудников (и среди них, естественно, все симпатичные)).

Все напряженно работают, пялятся в монитор, как сумасшедшие.

С подругой не поговоришь все мужики разговаривают по телефону не дольше 5 минут и исключительно по работе, на сайт с колготками не полезешь, и Дженифер Лопез не пообсуждаешь.

Свихнуться можно!

Месяц второй.

Ну, вроде бы ничего.

Писать можно ходить к соседям (там отдельный женский туалет), на сайте с колготками можно сидеть, если сделать морду кирпичом. Дженифер Лопез тут не катит, катит тут какая то Анита Блонд.

Все разговоры про зимнюю резину, моторное масло и компьютерные мозги, мой Пежо 206 вызывает у них презрительные судороги.

К моим просьбам относятся все намного спокойнее, симпатичных мужиков с каждым днем становится все меньше.

Месяц третий. Жить можно.

Анита Блонд v это немецкая бабища с грудью 10 номера, против нее Дженифер Лопез действительно не катит.

Шипованная резина - отстой, сейчас на ней никто не ездит, лучшее масло синтетика, сайт с колготками одобрен, подруга предъявлена и тоже одобрена.

Юбка одобрена, количество симпатичных мужиков уменьшилось до одного.

Мужики у тубзика испаряются после фразы:

мальчики, я хочу писать, фраза по телефону "я на другом уровне" относится к сетевой стрелялке, а не к напряженной работе.

Месяц шестой. Все свои.

Поменяла Пежо на девятку, не фига ездить на отстое, у Лопез толстая задница - не катит,

вчера с мужиками уделали в Doom отдел логистики с них ящик пива. Заказывали на сайте проституток консультировала своих парней, как отличить родные сиськи от силикона.

Ладно, мужики, пойду поссу.

Ни одной симпатичной рожи, хоть работу меняй!

Год. Братаны.

Поменяла мозги у компа, уделала мужиков в бродилке, перепила сисадмина в пятницу.

Вчера пришла новая девочка ничего такая, с крепкой попкой. Стесняется ходить в туалет и сидеть на женских сайтах.

Салага.


Поль Верлен. И этим всё сказано.

Понедельник, 12 Июля 2004 г. 14:53 + в цитатник
ЗЕЛЕНЬ

Вот листья, и цветы, и плод на ветке спелый,
И сердце, всем биеньем преданное вам.
Не вздумайте терзать его рукою белой
И окажите честь простым моим дарам.

Я с воли только что и весь покрыт росою,
Оледенившей лоб на утреннем ветру.
Позвольте, я чуть-чуть у ваших ног в покое
О предстоящем счастье мысли соберу.

На грудь вам упаду и голову понурю,
Всю в ваших поцелуях, оглушивших слух,
И знаете, пока угомонится буря,
Сосну я, да и вы переведите дух.

Перевод Б.Пастернака
1938




ПЕСНЯ БЕЗ СЛОВ

Сердце тихо плачет,
Словно дождик мелкий,
Что же это значит,
Если сердце плачет?

Падая на крыши,
Плачет мелкий дождик,
Плачет тише, тише,
Падая на крыши.

И, дождю внимая,
Сердце тихо плачет,
Отчего, не зная,
Лишь дождю внимая.

И ни зла, ни боли!
Все же плачет сердце.
Плачет оттого ли,
Что ни зла, ни боли?

Перевод И.Эренбурга
1914




СЕНТИМЕНТАЛЬНАЯ ПРОГУЛКА

Струил закат последний свой багрянец.
Еще белел кувшинок грустных глянец,
качавшихся меж лезвий тростника
под колыбельный лепет ветерка.
Я шел, печаль свою сопровождая.
Над озером, средь ив плакучих тая,
вставал туман, как призрак самого отчаянья.
И жалобой его казались диких уток пересвисты,
друг друга звавших над травой росистой.
Так между ив я шел свою печаль сопровождая.
Сумрака вуаль последний затуманила багрянец
заката и укрыла бледный глянец
кувшинок в обрамлении тростника,
качавшихся под лепет ветерка...
... Я шел печаль свою сопровождая.
Над озером средь ив плакучих тая
Вставал туман...

перевод А.Эфрон




* * *

Так как брезжит день, и в близости рассвета
И в виду надежд, разбитых, было, в прах,
Но сулящих мне, что вновь по их обету
Это счастье будет всё в моих руках, -

Навсегда конец печальным размышленьям,
Навсегда - недобрым грезам; навсегда -
Поджиманью губ, насмешкам и сомненьям
И всему, чем мысль бездушная горда.

Чтобы кулаков не смела тискать злоба.
Легче на обиды пошлости смотреть.
Чтобы сердце зла не поминало. Чтобы
Не искала грусть в вине забвенья впредь.

Ибо я хочу в тот час, как гость лучистый
Ночь моей души, спустившись, озарил,
Ввериться любви, без умиранья чистой
Именем за ней парящих добрых сил.

Я доверюсь вам, очей моих зарницы,
За тобой пойду, вожатого рука,
Я пойду стезей тернистой ли, случится,
Иль дорога будет мшиста и мягка.

Я пройду по жизни непоколебимо
Прямо за судьбой, куда глаза глядят.
Я ее приму без торга и нажима.
Много будет встреч, и стычек, и засад.

И коль скоро я, чтоб скоротать дорогу,
Песнею - другою спутнице польщу,
А она судья, мне кажется, не строгий,
Я про рай иной и слышать не хочу.

Перевод Б.Пастернака
1938



Что писал Есенин, когда был маленький

Понедельник, 12 Июля 2004 г. 12:45 + в цитатник
Вот уж вечер.
Роса блестит на крапиве.
Я стою у дороги,
Прислонившиь к иве.
От луны свет большой
Прямо на нашу крышу.
Где-то песнь соловья в далеке я слышу.

Хорошо и тепло,
Как зимой у печки,
И берёзы стоят,
Как большие свечки.
Там вдали, за рекой,
Видно, за опушкой,
Сонный сторож стучит
Мёртвой колотушкой.

Snow Queen

Вторник, 06 Июля 2004 г. 12:51 + в цитатник
"Шотландская фантазия"

Среди заснеженных вершин
Старинно-сказочной Шотландии
Живёт царица Сноу Куин,
Что родом из страны Лапландии.
Снежинки-фрейлины - придворные,
Айсгерцог - снежный фаворит.
Кристаллы льда всего дороже ей.
Во льдах дворец её стоит.
Герой Шотландии - Роб Рой,
В попытке растопить безмолвие,
Пронзён был ледяной стрелой,
Как брат и воин - Кайл Маклохлан.
Навеки холодом объят,
На подступах к дворцу забвения
Шотландских воинов отряд
Поставлен в вечное пленение.
Хоть повелительница льда
Стремится быть над миром властна,
Но ей не сделать никогда
Мир солнечный навек несчастным.
Не одолеть ей дикий жар
Шотландских травяных предгорий!
Все льдины превратятся в пар!
И скалы окунутся в море!
Джон Стигвуд


А рассказать тебе сказку...

Понедельник, 05 Июля 2004 г. 15:45 + в цитатник
Всем-всем,
кто работает «на радио» посвящается.


А РАССКАЖИ МНЕ СКАЗКУ!


- А расскажи мне сказку, бабушка!
- Ой, господи, да какую же тебе сказку рассказать? Я даже не знаю. Про бабу-ягу что ли?
- Нет, нет, - ты её вчера рассказывала. А ты придумай что-нибудь сама.
- Ну ладно, Настенька, слушай. Было это давным-давно, когда компьютеры были еще слабенькими и не умели делать простых вещей. Например, как сейчас, – транспортировать виртуальную модель человека на другую половину земного шара за считанные секунды.
- А в каком году это было, бабушка?
- Ой, давненько, уж точно не помню, году эдак в 2002 или в 2004. Да какая, в общем-то, разница. Слушай, и не перебивай. Так вот. Работала на одной радиостанции девочка одна. Танюля-лапуля. Станции тогда ещё почти все аналоговые были. Это вы все сейчас вдоль и поперёк оцифрованные.
- Бабуля, а я знаю, это ты была! Дай я тебя поцелую!
- Ну, допустим, а что?
- А то, что мне папа рассказывал, что когда ты была молодая, и на радио работала, тебя дедушка так называл. И ты ему даже как-то сама это подсказала. Я про тебя всё знаю. И ещё подруги тебя так звали. Смешно так! Хм.
- Ну, ладно, ладно. Смешно ей. Прямо так всё ей уже и известно. А вот есть и тайны кое-какие.
- Так это не сказка, а быль?
- Да. Слушай дальше. Приходит однажды Танюля-лапуля на работу, включает свой компьютер: ну в интернет там зайти, почту проверить, - пришли ли письма и от кого. И вдруг читает какое-то странное послание, мол, приветствует Вас такой-то и желает удачи в работе, ну и всё такоё. Прочитала она это письмо, поблагодарила за пожелание. Ну и забыла.
- Бабушка, а клавиатуры какие раньше были?
- Да, какие - почти такие же, как и сейчас. Только обязательно от всех клавиатур к компьютеру проводок тянулся. И жесткие были: пластик с железками внутри, - не то, что нынешние. Так, вот.
***
За окнами вечер тихо сменялся ночью. На летнем звёздном небе ярко вырисовывалась огромная луна с еле уловимыми очертаниями воображаемого лица. Настя повернулась набок, - что бы лучше видеть луну, и продолжала внимательно вслушиваться в произносимое бабушкой.
***
- Через некоторое время, - продолжала рассказывать бабушка, смотрит Танюля-лапуля - в её электронном почтовом ящике опять письмо. От того же адресата. Чудак какой-то, наверное, подумала она. Спрашивает теперь – на какой радиостанции, мол работаете? Ну, просто клоун форменный, думает Танюля-лапуля. Не буду на всякую там ерунду отвечать. Посмотрим, что дальше будет. Потом, правда, прислал письмо попонятнее: мол, извиняется за предыдущую глупость. Всё, мол, разъяснилось, как на название имэйла глянул. Да как начал хвалебными эпитетами сыпать, - так, мол, Вы приглянулись мне, аж терпежу нет, так пальцы к клавиатуре и тянутся! Тьфу, да и только! А потом, в других письмах и вовсе обнаглел – чувства свои стал излагать признательные. Ох, и позабавилась Танюля-лапуля! Хотела, было уже его электронный адрес в спам-фильтр поставить, да призадумалась: да пусть себе чудит, - вроде ничего не просит.
***
Настя постепенно смыкала веки. Луна не была для неё чем-то отвлечённым. Она становилась для неё лицом бабушки Тани, говорящей немного забавные вещи. Милым и родным лицом, воплощением добра и заботы.
***
- Отделывалась Танюля-лапуля короткими ответами в стиле «отстань-пошёл-на-фиг», обильно сдобренными текст-фэйсами в виде знаков препинания и скобок.
- Ну, ты бабуля, и скажешь! Да, кстати, а что такое текст-фэйсы? - спросила Настя сонным голосом.
- Это так раньше, сжато, - для экономии текста, настроение выражали в компьютерной переписке. В коротких сообщениях многого не успеть передать, а тут - ввернул двоеточие, обрамил закрывающейся скобулечкой, - и тебе, и адресату приятно. У вашего-то поколения нынче в моде всё больше нейро-сенсорные датчики на основе эмоционально-молуляционных чипов. Ой, да бог с ним, старьем-то нашим, за вами уж и не угнаться.
- Ага, - сладко зевнув, сказала Настя и подвинула на себя одеяло.
- А тогда вся техника была гораздо примитивнее. Люди были такие же. Они всегда одинаковы. Во все времена им хотелось с кем-нибудь поделиться сокровенными мыслями. Они всегда искали свой идеал, или, по крайней мере, придумывали его для себя. Им всегда хотелось представить себя участником каких-либо необычных событий.
- Бабушка, а как звали того человека, ну что писал Танюле-лапуле?
- Старинным славянским именем Даниил.
- Как интересно! А что дальше было, бабуля?
- А дальше – потом расскажу. Я смотрю, у тебя сон, как рукой сняло. Давай-ка, засыпай, поздно уже, Настюшка моя милая. Всё, радость моя, хватит.
- Нет, бабушка, не уходи. Расскажи еще про них что-нибудь! А они хоть встретились?
- Ой, нет, внученька, не встретились.
- А почему?
- Вот, тоже мне почемучка попалась. Ну, зачем ей с чужим человеком встречаться? Не знала она тогда про него ничего. Эх, хотя иногда посещала её шальная мысль: а напишу-ка я ему приглашение на встречу! Потом, правда, гнала эту мысль прочь.
- Бабушка, а о чём она ему писала в ответных письмах?
- Да о чём, о чём. Некогда ей было ерундой забавляться. На одно из десяти писем ответит, и на том спасибо. Занятой она была человек. Там на радио её недавно большой начальнице сделали. Вот и всё. Пошла я. Спокойной ночи.
Бабушка привстала с Настиной постели, подошла к двери, выключила свет и вышла из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь.
Как ни старалась, Настя уже не могла бороться с дремотой. С уже почти закрытыми глазами, Настя в ответ бабушке, тихоньким голоском, также пожелала спокойной ночи, и стала медленно окунаться в царство сновидений.
Ей снилась молодая бабушка, ещё не седая, а совсем светло русая, как на той фотографии из семейного архива, без единой морщинки. Да красивая у меня бабушка, думала сквозь сон Настя. Постепенно стирались грани реального и вымысла. Фантастические картинки наезжали друг на друга, выстраиваясь в вереницу образов, привнося собой немыслимые впечатления. Отстранённые оценки вымысла приобретали реальные очертания. Во сне Настя резко повзрослела. До уровня того возраста, когда бабушке вот-вот должно было исполниться двадцать восемь. Она превратилась в её подружку-ровесницу. Ну, может, даже чуть помоложе. Ну, совсем на пару лет, не больше.
И вот, они на радио «Европа + Краснодар». Вместе обсуждают последние музыкальные события из мира молодёжной поп-культуры. Вместе «готовят эфир», обдумывают - всё ли хватает для полноценного выпуска новостей. Их обеих кружит водоворот информации, которую они еле успевают перерабатывать. Их постоянно торопит шеф. Интересуется, - всё ли готово к новой неделе? Или они думают, что так и не смогут в себе сломать укоренившиеся стереотипы «HitFM+Юг»’а? (Уйдя с радиостанции с таким названием, Таня и подружку оттуда прихватила, но с условием, что через год её саму сделают директором службы информации, а подружка будет её замом.) И когда, наконец, они смогут раскрутить конкурентноспособную программу, о которой столько уже проговорили и передумали? А то соседние однопрофильные станции прямо в затылок дышат, того и гляди, рекламодатели туда убегут. Уж тогда генеральный церемонится не станет!
Ах, Таня, Таня! Сколько энергии в тебе, сколько молодого задора! - думала про свою начальственную подружку Настя, если бы тебя поместить в другие обстоятельства, ты бы, наверно, как Мадонна раскрутилась! На память Насте почему-то сразу пришёл старый хит супер-поп-дивы Мадонны под красноречивым названием “I’m a material girl in my material world”. Настя в тайне завидовала, пусть небольшому, но всё же успеху Тани в её профессиональной карьере. И она знала, что Татьянка добьётся еще большего.
- Наська! – крикнула в коридоре Таня, - у тебя случайно нет записи Александра Шевченко «Я снова падаю в любовь»?
- Не-а, ответила та, - но могу Пугачёву предложить.
И обе сразу игриво расхохотались. Потом, через минут десять, после ничего не значащего обмена фразами, Настя вдруг спросила:
- А зачем тебе эта попса?
- Да, так, надо, потом объясню. Ладно, и что б через полчаса была в кафе, жду. Бай!
В голове у Тани роились мысли, метались звуки невообразимой какофонии. Вдруг, вспомнились издевательски прикольные джазовые обработки слащавой попсы. Еле заметная улыбка скользнула по её лицу. Потом почему-то на память пришла сцена из клипа одной когда-то очень популярной вещи Карлоса Сантаны, где на фоне небоскрёбов под латиноамериканские ритмы жёстко вытанцовывали фигуристые девчонки. Её причудилось, что это не какой-то там безвестный Даниил ей по электронной почте пишет, сам его величество король гитарных пассажей незабвенный Карлос. Она мысленно усмехнулась, встряхнула головой, будто стряхивая с мокрых волос дождинки, и быстро вошла в операторскую. Начинался её эфир. Новости.
- О-о-о! Поп-дива, как всегда красива! – сняв наушники, прочавкал жвачкой диджей Слай («в миру» - Слава Никифоров). Когда петь начнёшь, мисс Блонди? Всё «инфой» народ потчуешь? Опять отстой про моду в эфир тащишь? Ну, ну.
- Да пошёл ты, тоже мне, властитель подростковых умов на ниве недозрелого меломанства. Глянь на часы!
- Слушай, Танюх, а на «Хите», клёво было? – Слай подмигнул и перевёл движок пульта микшера на Танин микрофон.
В эфире заканчивала грохотать реклама про супер-пупер распальцованные заведения в стиле «оставь нам свои бабки и улепётывай». Таня просматривала материал из найденного в интернете о высокой моде, топ-моделях, об экранных знаменитостях Голливуда. Всё это в основном приходилось искать в зарубежных источниках, приходилось много работать по переводу англоязычных сайтов. А что делать, - народ падок на всякие новости о многомиллионных гонорарах поп-звёзд. А также на всякие там скандальные дрязги на темы «кто с кем развёлся, кто на ком женился, кто заболел, кто осчастливился сказочным выздоровлением, кто бросил пить, кто, наоборот запил, кто начал колоться, кого потянуло в мистику», ну и всё такое в таком же духе. Ну что ж, се-ля-ви, за это деньги, в конце концов, платят.
Мимо по коридору прошла Наська. Помахав подруге рукой, и изобразив пальцами ободряющий, и понятный во всем мире, знак ‘OK’, она глазами показала на циферблат висящих в студии часов. Таня подняла одобрительно большой палец вверх. Часы показывали 17-28. Таня надела наушники и бодрым голосом сказала: «Здравствуйте, работает Служба информации. У микрофона - Татьяна Кузнецова».
Вдруг раздался оглушительный звон. Что за чертовщина подумала она?! Мысли заметались как пойманная стая птиц. Сознание не в силах было осмыслить происходящее.
***
- Настенька, девочка, вставай радость моя, а то школу проспишь! - громко сказала бабушка и выключила будильник.
- Ну, Ба! Такой сон перебила, ну тебя. На самом интересном месте взяла и разбудила.
***
Сны, сны! Как много того, что видится и слышится за день, чудным образом трансформируется в некую «параллельную реальность». Бессознательные впечатления так ясно оборачиваются осознанными видениями, вымышленная реальность которых, по силе воздействия, иногда просто превосходит действительность, а отрывки когда-то слышанных фраз переходят в скомпонованные диалоги. «Чудно это как-то» - подумала Настя, - «Но завтра обязательно всё-всё досмотрю!».

Antonov` s design©

01.07.04г.


Экспромт номер раз

Вторник, 29 Июня 2004 г. 17:26 + в цитатник
Ах, эта виртуальная любовь...
***
Тебе пою я вновь и вновь!
Не знаю что ещё мне спеть,
Чтобы понять могла суметь,
Как в общем ты мне дорога,
Не хватит слов мне ни фига.
А с музыкой - один облом:
Без звуковухи мой ведь "комп".


Монолог рыцаря

Среда, 23 Июня 2004 г. 13:13 + в цитатник
Монолог поверженного шотландского рыцаря



Ко мне во сне три ангела пришли,
Три чернокудрых неземных созданья.
Все трое девушек признались мне в любви,
Не ожидая от меня в награду слов признанья.

Все трое - на одну похожи были.
На ту, что за день до того платком махнула мне
Под Глазго городом, на рыцарском турнире,
Когда уж падать был готов, но удержался я в седле.

Все трое, хоть и были как одна,
Но отличалась каждая и голосом и нравом.
Вдруг вспомнил я, и предо мной, как будто бы предстала та,
Которая была свидетелем того удара.

Когда мой враг пронзил меня копьём,
Вспорол моё, доспехами увешенное, платье,
Земля взметнулась под моим конём:
«Вот и прошло, - подумал я, сторонкой счастье».

Все трое отражали лишь одну,
Её разнохарактерную прелесть.
Ведь до турнира повстречал её я на балу,
Но был тогда я кавалером с ней не смелым.

Меня смутил тогда её небесный вид.
Я не решил, что в праве с ней равняться.
И вот лежу теперь один, разбит.
И, нету сил - к видениям подняться.

Со мной три ангела решили говорить,
Не требуя в ответ ни звука речи,
Но как же хочется мне снова жить, любить,
Встать, и расправить, как и раньше, плечи.

Турнир прошёл, прошла и жизнь моя.
Три ангела, что на заре закончат монологи,
Покинут, как и все кругом меня.
Уйдёт и образ от меня её прекрасный, но уже далёкий.


Джон Стигвуд, XII век.


Экспромт

Вторник, 22 Июня 2004 г. 17:04 + в цитатник
«Экспромт»
(радость новизны)

Как будто ландышей сверкающий напев,
Хрустальный колокол излил свою мелодию.
И вот примчался к нам поющий красный лев,
Что б миру подарить свою рапсодию.
Где парадоксов столько нам найти,
Как не в иных мирах, порою, без названия,
Но мысленно лишь сможем к ним придти,
Чтобы растаять в счастье – в новизне познания.




Процитировано 1 раз

Прошлым летом. С ветерком, пивком и матерком...

Понедельник, 24 Мая 2004 г. 13:03 + в цитатник
Прогулочный катер "Москва-150" встал на шлюзование. Впереди находился огромный четырёхпалубный теплоход "Н.А.Некрасов".

- Эй, ребята, вы откуда? - прокричали две загорелые девчушки лет двадцати, стоявшие у палубного борта катера. Уставшие от непрерывного танца, они, решив на время сменить обстановку, интенсивно начали махать двум парням приблизительно того же возраста на поравнявшемся с катером величественном речном гиганте.

- Из Москвы! А вы?

- А мы из Дмитрова. А куда путь держите?

- В Астрахань.

- Ну ничего себе! Долго же вам без нас скучать придётся - дружно рассмеялись чем-то очень похожие друг на друга, одинаково загорелые девушки-шоколадки. Яркий солнечный день, музыка, игривый настрой, неизведанность самой ближайшей перспективы - всё это создавало изумительное сочетание иллюзии сиюминутного счастья, порой трудно объяснимого простыми словами.

Музыка грохотала так интенсивно, что создавалось впечатление раскачиваемости этого судёнышка, то ли от прыгания и топота танцующих, то ли от децибелов динамиков, изрыгающих что-то вроде "Девочкой меня ты своей назови, а потом обними, а потом обмани..." Вода в шлюзе прибывала прямо на глазах. Для многих это зрелище было в диковинку. Стояших на палубах обоих судов пассажиров очень заинтересовала рыбка, невесть откуда взявшаяся в шлюзовых водах и метавшаяся в полном непонимании происходящего. Все ошалело тыкали в её сторону пальцем, вскрикавали в детском восторге, будто впервые в своей жизни видели живую рыбу.

- Эй, красавицы, а вы куда направляетесь?

- На "Остров святой Елены". Это на "Московском море".

- Ну, пока, девчонки! Привет Наполеону!

Из-под крытой танцплощадки верхней палубы катера лениво "вывалили" трое парней. Изрядно накачанные пивом, они мутным взглядом посматривали на соседний корабль-монстр. Наблюдая как "свои" девчонки заигрывают с неизвестными, хоть и далёкими парнями, один из них вдруг изрёк несколько нарушившую эту идилию фразу, не особо при этом церемонясь насчёт этикета: "Эй уроды, ну-ка быстро скройтесь в свои каюты." Не увидев особой реакции со стороны двух расслабленных юных прожигателей жизни на элитном судне (реакция была весьма нетипична - им в ответ приветливо помахали рукой), троица скрылась обратно, показав на последок знаменитый жест с поднятым средним пальцем правой руки.

Шлюзовые ворота начали открываться. Солнце жгуче-ярко искрилось на колышащейся поверхности воды, даря сказочно-сладостные впечатления от перспективы начала по-летнему жаркого дня.

Извиваясь всем телом в такт музыке, две полные юного задора подружки изо всех сил, обеими руками вымахивали прощальные жесты своим внезапно появившимся и также внезапно исчезнувшим знакомым. Они их не увидят больше никогда. А может когда-нибудь увидят, но не узнают уж точно. Лайнер медленно, но уверенно набирал скорость, удаляясь от катера.

Вдруг одна из подруг встала на самый край кормы, широко расставив руки на уровне плеч. Другая, тут же поняв намёк, встала рядом таким же образом. Ветер раздувал их лёгкие, по-летнему светлые платья словно паруса, метал их длинные, слегка выгоревшие русые волосы.

- А тебе не кажется, один из них был похож на Ди-Каприо?

- Не-а. Не выдумывай!

Взглянув друг на друга, обе почти одновременно залились в таком раскатистом счастливом смехе, что еле-еле удержались, чтобы не плюхнуться в воду.

"Москва-150" продолжил свой однодневный круиз. Впереди были целых пол-дня купанья, веселья, прибрежных игр и накопления загара в самом любимом месте летнего отдыха жителей подмосковного Дмитрова. Лето есть лето.


Хиханьки-Хайтэканьки

Пятница, 21 Мая 2004 г. 15:04 + в цитатник
Хиханьки & Хайтеканьки

###
Летели гуси-лебеди, а навстречу им воробьи-пингвины и соловьи-страусы.
*** Торгуют на "митьке" лап-топами и ноут-буками, а на "горбушке" буки-бяки ищут баб-топики.
###
Жили-были три поросенка: жадина них-них, наркоман нюх-нюх и грубиян нах-нах.
*** Жили-были три неразлучных друга: два алигархёнка: билгейтина "софт-софт", айбиэмина "хай-тэк" и озабоченный высокими ценами на программы и компьютеры юзверёныш "ах-ах".
###
Бабка, торгующая цветами, говорит проходящему мимо мужику:
- Милок, купи букетик - неделю стоять будет.
- Правда?! Давай четыре!
*** Девушка, торгующая мобилами, говорит проходящему мимо "пионэру":
- Не хотите ли приобрести новую модель сотового телефона, имеющего пожизненную гарантию и цену, ниже бутылки пива?
- Правда?! Давай-ка, возьму полкило.
###
Килокалории - это микробы, от которых растут живот и попа!
*** Килобайты - это микробы, которыми питаются компьютерные вирусы!
###
Окончательную победу над терроризмом можно будет праздновать лишь тогда, когда удастся отловить Усаму бен Ладена и еще одну гадину, которая мочится у меня в лифте.
*** Окончательную победу над компьютерными вирусами и троянцами можно отметить лишь тогда, когда удастся заставить Билла Гейтса продавать линукс и перерубить выделенку у Петьки из соседнего подъезда.
###
Если вы белая и пушистая - вам пора в солярий и на эпиляцию.
*** Если Ваш компьютер стал белым и пушистым, то Ваше рабочее место засыпано штукатуркой.
###
Почему в конце денег остается еще так много месяца?
*** Почему в конце диска остается ещё так много файла?
###
Комплимент мужчине:
- А у Вас все тело такое волосатое или только ноздри?
*** Комплимент бывалому компьютерщику:
- А у Вас только экран компьютера так блестит или лысина тоже?
###
- Должен тебе признаться, что единственный мой недостаток - это искренность, моя кривоногая толстушка!
*** -"Должно тебе признаться, единственный мой недостаток, мобильный ты мой" - это нестабильное напряжение", - сказало зарядное устройство сотовому телефону.
###
Рекламное объявление.
Хотите, чтобы ваша свадьба запомнилась вам на всю жизнь? К вашим услугам картавый тамада-заика!
*** Рекламное объявление
Хотите, чтобы покупка Вашего компьютера запомнилась Вам на всю жизнь? К вашим услугам фирма "Вася Пупкин и компания" (666 место, 13 ряд Кривопплюевского компьютерного рынка города Мухосранска).
###
- Что делает медсестра, когда банок не хватает?
- Сильно целует больного в спину.
*** - Что делает секретарша, когда на её клавиатуре залипает одна из клавиш?
- Пытается быстро-быстро нажать клавишу "Backspace"
###

- Наконец-то сбылась юношеская мечта Васи - он заасфальтировал шесть соток родительского огорода...
*** Наконец-то сбылась мечта Сидора Петровича - он подарил внуку компьютерный диск с вирусом...



:pey: Чем отличаются обычные «шутки юмора» от

Среда, 19 Мая 2004 г. 12:34 + в цитатник

Чем отличаются обычные «шутки юмора» от фирменных приколов

Девочка-тормоз зашла в магазин купить сок и шоколадку. Купила пиво
и чипсы.
*** Заказчик-тормоз зашёл на фирму купить веник и пару сантехнических тросов.
Купил десять дорожных щёток и каналопромывочную машину на шасси Камаз.

Вставная челюсть - лучшее средство от кариеса.
*** Нулевой баланс - лучшее средство от наездов налоговой инспекции.

Я предпочитаю, чтобы меня будил петух, а не будильник, потому что
петуха хотя бы потом можно зарезать и съесть.
*** Я предпочитаю, чтобы меня, если я засну за компьютером, будил не директор
фирмы, а коллега по работе. Ему хоть можно дать по шее или в качестве
компенсации потребовать бутылку пива.

В отличии от мужчин пьяные женщины не качаются из стороны в сторону
они сразу падают.
*** В отличие от коммерсантов-пофигистов, бухгалтера-пофигисты даже не парятся по поводу рентабельности продаж, они просто требуют оригинальные документы.

Не люблю утром пить. На вечер не остается!
*** Не люблю утром пить с заказчиками. Потому что знаю, заказчики, которые
придут вечером могут обидеться, если останутся ни с чем!

Какая разница между мужчиной и ребенком? В принципе, ни какой, но ребенка можно оставить одного с няней.
*** Какая разница между юным менеджером, недавно принятым на работу и директором фирмы? Да в принципе, ни какой, но директора иногда можно оставить одного с секретаршей.


Наконец-то обратно!

Понедельник, 17 Мая 2004 г. 16:27 + в цитатник
Таня была освобождена, а вот я пролежал в местной больнице около двух недель. Как только Танюшка оправилась от пережитого шока, тут же примчалась меня навестить. За то время, пока я выздоравливал, Таня очень много успела сделать полезного для себя, и естественно, для своей работы. Разузнала местные нравы и обычаи. Написала несколько статей в англоязычную газету «Дейли-Арабия» и даже одну – на арабском языке в «Каират-Камараджи». Ей удалось сделать массу интересных снимков, - наверно получится отличный фоторепортаж.

Однако мы с ней твёрдо решили: сразу после моего окончательного выздоровления вылетаем в Россию первым же рейсом.

***
И вот настал последний день наших «восточных» приключений. Ранение мое в ногу уже практически не давало о себе знать. Билеты на самолёт лежали у меня в кармане. Все дела по «Айша-Ойл» были улажены: контракт имел вполне пристойное содержание и был обоюдно подписан. Хотя…, все эти, казалось бы, на первый взгляд, очень важные события в нашей жизни, отошли по яркости впечатлений куда-то на задний план. Они составили некий экзотически причудливый фон к нашей главной тогда теме: мы оба живы, с нами всё в порядке и мы опять вместе! Осознание этого человеческого счастья ни на секунду не оставляло нас тогда в покое. Это уже потом, с высоты прошедших лет, когда из памяти начинали стираться лица, события, эмоции того времени, всё казалось каким-то сюрреализмом, придуманной сказкой со счастливым концом. А тогда мы просто не могли оторваться друг от друга!

Что касается подробностей похищения Тани, то она очень неохотно вспоминала те дни. В скудных на подробности рассказах отделывалась короткими фразами и наотрез отказывалась развивать эту неприятную для неё тему, завершив однажды начатый мною и ненужный, как она считала, для неё разговор быстро и эффектно: обняла меня и крепко-крепко прижалась ко мне со слезами на глазах и прошептала: «Ты снова мой. Какое счастье!»

***
Самолёт медленно и уверенно набирал высоту, отрывая шасси от взлётной полосы Каирского аэродрома. Таня разглядывала через иллюминатор ярко синее небо со следами облаков и при этом сильно сжимала мою руку, как бы удерживая меня и боясь потерять снова. «Смотри, Кирилл, небо такое же, как и в день нашего сюда прилёта!» Она просияла в такой умильной улыбке и, надо признаться, очень неожиданно чмокнула меня в щеку со словами, как будто убеждая саму себя: «Это же всё, пойми, - всё закончилось!». Мне показалось, что в глазах её блеснули слезинки; она с жадностью пожирала меня взглядом. Я понимал: она никак не могла поверить в то, что всё уже позади.

Игра в любовь по-восточному наконец-то подошла к концу.



Развязка

Четверг, 13 Мая 2004 г. 11:51 + в цитатник
Открытое всем ветрам кафе, расположенное рядом с кинотеатром, отличным образом просматривалось со всех сторон. Погода, на сей раз, как будто постаралась – жара не столь цинично жарила нас в своей природной микроволновке: температура по сравнению с дневными показателями резко упала. Мы сидели под зонтиком от прямого попадания солнечных лучей почти у самого входа. Ветер, как мне показалось, доносил даже некий аромат персидского залива.

- Наши люди из службы безопасности фирмы, имеющие кое-какие контакты с исламской группировкой, похитившей Вашу спутницу, мистер Антонов, знают, где она находится.

Я приподнялся из-за стола, сделав попытку ухватить своего собеседника за плечо, но опомнившись, сел на место, с силой ударив кулаком по столу.

- Стоп, стоп. Не надо резких движений! Если Вы вдруг дадите им понять, что Вам каким-то образом стали известны их секреты, это может бросить тень на наших людей, а соответственно будут неприятности у «Айша-Ойл» и лично у меня.

Я еле сдерживал свой гнев. Мне было плевать, что у кого там будет. Мне нужна была моя Таня. И всё. И в то же время, я понимал: стоит мне закатить истерику, устроить скандал, - и всё будет потеряно. «Не теряй самообладания, Кирюша, - приказал я себе, - иначе всё испортишь».

- Хотя, учитывая наши с Вами давние личные связи, и надеясь на будущие наши добрые взаимоотношения…

«Ах, как восточный соловей заливается, недаром про восточную мудрость говорят: что сказать хотят - скрывают, говорят – не всё, что знают. Чёрт бы тебя разобрал, клоун басурманский», - параллельно со словами Халафа прокручивал я свой мысленный комментарий.

- … я всё же смогу Вам дать некий информационный набор полунамёков, так сказать верных направлений к рассуждению над следующими шагами, над мотивами в побуждении к действию. Я не слишком замысловато выражаюсь?

Я понимал, к чему он клонит. Не хотелось сразу вскрывать своих карт. Однако обстоятельства диктовали обратное.

- Ничего не понял. Можно конкретнее.

- Действуйте сами, мистер Антонов, - Халаф слегка приблизился ко мне, изображая заговорческий шёпот.

- Где у вас тут можно приобрести оружие?

- Вообще-то, это преследуется нашим законодательством…

- Мистер Халаф, я в долгу не останусь. – успокоил я собеседника, - Раз со мной не хотят играть по правилам, то и я отвергну все условности.

- Ладно, я тоже отвергну условности. – Халаф явно начинал нервничать. – Вот что, свяжитесь-ка со своим посольством. Не мне Вам открывать глаза на очевидные вещи: второй консул – представитель разведки, или, как это у вас там теперь называется, ФСБ, кажется. Ему наверняка многое известно про радикальные группировке в Египте. Они конечно у нас не такие серьёзные, как в том же Ливане или Сирии, но тем проще на них воздействовать.

- Я гость в этой стране, мистер Халаф, но я предприму все меры, чтобы и с другим гостем этой страны – моим самым близким мне человеком люди этой страны соизволили обращаться именно как с гостем, а не как с пленницей.

Я старался говорить как можно тише, и в то же время, как можно жёстче, подчеркивая всю решительность своих намерений.

- Да, да, конечно, я Вас понимаю мистер Антонов. – уже с нотками извинения произнёс Халаф, - Я буду рад Вам помочь в меру своих скудных возможностей. К сожалению, я вынужден с Вами распрощаться. Дома меня ждёт семья. Знаете, такая заботливая жёнушка и милашки-детишки. Милости прошу как-нибудь в гости. Звоните, и непременно с хорошими новостями.

Мы расстались. Я всё более ускоряющимся шагом приближался к отелю. Практически бегом вбежал на свой третий этаж. Открывая дверь, сразу же услышал телефонный звонок.

- Алло, да это я, Хасан, здравствуй! Что? Вышли на след Тани?! Где она? Она жива? – почти кричал я в трубку, - Слав богу! Сейчас же еду! Да жди меня.

В отделении каирской полиции, где служил Хасан, находилось двое задержанных. Как мне потом объяснили в дежурной части, на допросе удалось выяснить, что они являются членами «Хэзб-Эль-Намии» и попались по делу о распространении наркотиков. Как оказалось, строгая иерархическая структура этой дисциплинированной на первый взгляд организации была построена таким образом, что на самом низшем уровне её членов царила лёгкая вседозволенность на уровне «мелких» шалостей. А именно, сбыт небольших партий наркотиков среди местных готовых на всё голодранцев. Так вот, на одной из таких «шаловливых» операций по продаже мелко фасованного героина здешнему отребью и погрели эти шалопаи.

- Привет, Кирилл!

- Привет Хасан!

- Ты готов? Сейчас выезжаем по адресу, что указали нам эти два оболтуса, - Хасан кивнул на сидевших в наручниках двух арабов, вид которых внушал больше не страх, а жалость: на опухших с кровоподтеками от побоев лицах явно угадывалось чувство жуткой досады, перемешанное с каким-то неподдельно отрешённым состоянием безысходности. – Если всё действительно так, как они говорят, то постараемся всё же освободить твою Таню.

- Хорошо, едем, - сказал я и приготовился к абсолютно любому развитию событий.

***
Я сидел в одном из трёх специальных бронированных микроавтобусов группы захвата, мчавшихся по улицам Каира с включёнными сиренами и мигалками, и причём, с максимально возможной скоростью. Рядом сидел Хасан. В пути мы обменивались короткими фразами. Нас трясло, как в испытательной камере для подготовки космонавтов. Жара, пот, пыль, шумная арабская речь соседей – всё это создавало неописуемый колорит момента.

Старший по званию офицер попросил Хасана рассказать обо мне поподробнее. Когда он узнал, что я прибыл из России с той самой Таней, что даже слегка привстал и пожал мне руку.

- Хасан, - надрывно прокричал я сквозь грохот машины и всеобщий гомон бойцов местного спецназа, - дай мне оружие, я тоже хочу участвовать в операции.

- Не могу, друг. У нас достаточно сил и возможностей. Справимся, - похлопал меня по плечу Хасан, улыбнувшись ярко белой улыбкой на фоне смуглого лица.

Машины, в том числе и наша, остановились неподалёку от населённого пункта.

- Дальше пойдём пешком. Иначе всех распугаем. – сказал Хасан.

Приблизившись к дому предполагаемого Таниного заточения, группа захвата почти бесшумно рассредоточилась по периметру здания. Несмотря на все предупреждения, я не мог оставаться в такой ситуации безучастным и сидеть, сложа руки в машине (хотя именно это мне и было предписано делать). Как мне удалось оценить со стороны, ребята из спецназа работали профессионально.

Я выбежал примерно через пару минут после того, как вся группа переместилась к зданию, и опрометью рванул ко входу.

Раздались первые выстрелы. Я прижался к стене. Холодный пот прошиб меня, когда вдоль стены, рядом с ухом, отрекошетили почти одновременно две пули, да так близко, что в ухо залетело несколько отколовшихся кусочков кирпича. Резко открыв дверь, и увидев двух бегущих по коридору спецназовцев, я крикнул им по-арабски, что видел откуда ведётся прицельный огонь по входу в здание. Оба парня в чёрных камуфляжах и блестящих защитных шлемах резко остановились, и нацелили свои автоматы в том направлении, что указал им я. Дальше для меня было всё как в тумане. Как мне потом рассказали, шальной пулей меня ранило в ногу, и от резкой боли я потерял сознание.



Поиски продолжаются

Среда, 12 Мая 2004 г. 14:49 + в цитатник
Прошёл ещё один день в бесплодных поисках. Телефон, что был оставлен в факсе, не существовал ни в одном справочнике. Полиция тоже не могла толком объяснить его принадлежность. Одни предположения. «Скорее всего, мистер Антонов, похитители дадут о себе знать», - сказали в министерстве госбезопасности Египта, - «И сформулируют новые, более конкретные требования. Поймите правильно: те требования, что были выдвинуты ранее, носят больше декларативный характер». Ждать, ждать… Сколько ещё продлится это период неопределённости?

Один офицер местной полиции по имени Хасан, с которым я успел познакомиться и немного сдружиться, сказал мне, что у него есть свои люди, так называемые осведомители, в группировке Хэзб-Эль-Намия, и что он готов помочь мне настолько, насколько это будет в его силах. «Интересно, какую сумму заломит он за свою помощь?», - цинично рассуждал я. «Хотя есть же люди, руководствующиеся и просто гуманными принципами», - тут же возразил я сам себе. «Ну, какой же я идеалист!» - снова завязал сам собой мысленную дискуссию. «А всё же я верю в людей», - окончательно решил я, и поставил на этом точку.

«Таня, Танюсенька, Танюлечка…», - повторял я постоянно чуть ли не вслух, как повторяют наверно фанатичные мусульмане имя своего аллаха. В эти мгновения я хотел в клочья разорвать всех этих культовых служителей абсолютно любой религии. Всех этих мул, попов, ксёндзов и прочих раввинов за их бредовые учения о низости самого человека по сравнению с их придуманными богами, за стремление к устройству жизни по чёрте знает каким принципам. Я точно знаю, и всегда, особенно после этого случая, буду знать, самый главный бог – это человек. И счастье – только в человеке. Пока жив человек, жива и его вселенная, в которой он является просто временной составной частью, жив и тот другой человек, который не мыслит себя вне своей половины. И всё. Вот и вся божественная философия. Тут уж я немного посмеялся над собой – вот, мол, и сам придумал новую религию: «человеколюбие» называется. Чудно как-то! Всем хорошо одновременно всё равно не будет. Например, войны были всегда, да и будут наверно вечно, пока цивилизация, достигнув пика своего технического совершенства, не разрушит сама себя. Причём, даже если человечество во всей вселенной расплодится. Фу, куда меня занесло в своих рассуждениях!

Тем не менее, обсуждение с самим собой общечеловеческих проблем вдруг показалось мне какой-то отдушиной, пусть и на время, но отвлечением от нахлынувших в одночасье мрачных мыслей. Потом мысли начали путаться. Какие-то картины воспоминаний вперемешку с фантазиями поплыли перед затуманенным взором сонного сознания.

Сквозь полудрёму я услышал телефонный звонок.

- А, Хасан, это ты! Что нового?

- Кирилл, я проверяю сведения моего человека по базе данных министерства безопасности. Пока ничего не нашёл. Ищу. Не отчаивайся. Наберись терпения. На связь никто из похитителей не выходил?

- Нет, Хасан. Спасибо за участие, жму твою руку. Я в долгу перед тобой.

- Да ладно, брось ты, сочтемся. Жизнь – сложная штука. Вот ты работаешь у себя в России в нефтяной компании и прекрасно представляешь, что все беды у нас здесь, да и у вас там тоже, из-за нефти.

- Это верною.

- А если еще эта самая нефть замешана на фанатичном исламе.

- Точно, Хасан. Борьба противоположностей, одинаково вредных нормальным людям. С одной стороны – большие деньги, сила, беззаконие, с другой – фанатизм.

- Ты заешь, Кирилл, я раньше тоже так думал, но сейчас понял, - «нефть – деньги – религия» - это заколдованный порочный круг. В Америке ведь тоже своя религия – поклонение большим и очень большим деньгам.

- Мы с тобой ударились, пожалуй, в достаточно мудрёные философские дебри. Прости, но меня сейчас больше волнует судьба моей Татьяны.

- Да, да. Я понимаю. Буду делать всё возможное. Сколько ты ещё сможешь пробыть в Каире?

- Дней пять, не больше. Кончаются деньги. И это несмотря на то, что из Москвы было два солидных перевода: из моей фирмы и от Таниных родственников.

- Ну, ладно, будь на связи. Не унывай, держись. У меня есть совершенно достоверная информация, что она, по крайней мере, жива.

- Спасибо за все старания. Жду звонков.

Нет, так дальше нельзя. Нужно что-то начинать предпринимать самому, и предпринимать немедленно.

В дверь номера постучали.

- Прошу Вас, войдите, там открыто.

- Вам письмо, сэр.

Я подошёл к человеку, принесшему послание, дал ему десять долларов чаевых, попросил меня оставить и быстро разорвал конверт. В письме было следующее:

«Мы, воины аллаха, представляющие его праведный гнев на грешной земле в лице правоверной Хэзб-Эль-Намия, доводим до сведения адресата о наискорейшем истечении срока ранее выдвинутого ультиматума. Мы требуем, чтобы в течение ближайших трёх дней Россия объявила войну сатанинской Америке. А если этого не произойдёт, то и сама Россия будет считаться пособником дьявола, а её представительница, находящаяся у нас пока ещё в добром здравии, будет предана закланию во имя всевышнего нашего аллаха. Да пребудет мир по законам святейшей справедливости».

Вот и срок определён. Итак, три дня. Три дня, которые либо потрясут мир, либо будут последними в моей жизни.

Интересно, а можно ли здесь на базаре купить оружие? Позвоню-ка я Халафу. Нельзя же сидеть, сложа руки! Во-первых, если не просят денег, значит, их кто-то крепко финансирует. В конце концов, не святым же духом они там питаются. А деньги, как известно, делают многое, если не всё. Во-вторых, почему я ни разу не слышал от них звонка, хотя прошло уже три дня? Всё это как-то не вяжется с классической схемой похищения. И ещё, если Таня действительно жива, почему до сих пор я не имею никаких этому доказательств? «Хороша была Танюша, краше не было в селе, красной рюшкою по белу сарафан на подоле…», - почему-то пришли вдруг на ум стихи Есенина. Всё, хватит нюни распускать. Надо действовать.

***
- Халаф, здравствуйте, это Антонов из России, - начал я разговор по телефону.

- О, рад слышать, мистер Антонов, Вы всё ещё в Каире? Что слышно о Татьяне?

- Пока ничего обнадёживающего. Похитители выдвинули трёхдневный ультиматум с просто невыполнимыми условиями. Хочу начать действовать. Пока вот не знаю как. Что посоветуете?

- Что говорит полиция?

- Полиция ищет. Задействована даже служба госбезопасности Египта.

- Ну что ж, советую подчиниться судьбе и уповать на милость всевышнего. Сочувствую, сочувствую.

«Больно мне нужно, его сочувствие!» - подумал я.

- Господин Халаф, всё же хочу предпринять решительные меры самостоятельно. Я не могу больше ждать, нельзя этого так оставить! В общем, нам нужно встретиться.

- Как скажете, мистер Антонов, - я почувствовал в голосе Халафа нотки нежелания особо активного участия в событиях с его стороны, - Сегодня, после шести вечера, у входа в кинотеатр «Ассаудин», что в десяти минутах ходьбы от Вашего отеля. Я готов встретиться с Вами.

- Договорились.

Я положил трубку и стал сосредоточенно обдумывать план действий. Нерешительность этого бедолаги меня немного настораживала: нет ли здесь некоего знака, мол, «кое-что знаю, но моя хата с краю». Как дожать его до откровенного разговора? Если ничего не придумаю, беседа может пойти не потому сценарию. И всё насмарку. Нельзя упускать этого шанса. Пока их у меня не так уж и много.

Я взял со стола путеводитель по Каиру, перелистал пару страниц. Вот он, кинотеатр «Ассаудин». Кстати, кем-то подчеркнутый шариковой ручкой. Что за мистика! Помню, в первый день нашего с Таней здесь пребывания я перелистал этот путеводитель вдоль и поперёк. Там не было никаких пометок! Итак, меня приглашают поиграть в восточные игры?



Робкая надежда

Четверг, 06 Мая 2004 г. 10:52 + в цитатник
Утром позвонила Мирана. Сказала, что фирма тоже подключила свои каналы поиска, но всё пока безуспешно; сказала, что очень сочувствует мне.

Я прикидывал – хватит ли мне денег, если поиски окажутся продолжительными. «Чёрт бы побрал эту восточную экзотику, - думал я. - Если вы так, - обратился я мысленно к неведомым похитителям, - то и я буду играть по тем же правилам. Интересно, сколько ждать пока они себя проявят?»

Я спустился вниз, сел в машину и поехал в «Айша-Ойл», - почти единственное место в городе, где у меня было достаточно много знакомых.

***
- Здравствуй, Мирана!

- Добрый день, мистер Антонов. А у меня для Вас есть кое-что обнадёживающее.

- Что? Что-нибудь о Танюше? Ну, скорее же!

- Как сказать. Вот, по факсу сообщение кто-то прислал. Почитайте.

На корявом английском крупным шрифтом было напечатано следующее:

«Уважаемый сэр, Ваша пассия в полном порядке. Мы не хотим причинить боль ни ей, ни, соответственно, посредством её, Вам лично. Мы также не хотим особой огласки случившегося. Нам даже не надо денег.

Мы просим Вас воздействовать на своё правительство с целью активизировать его в плане прямого контрудара по Америке, как агрессору, напавшему на мирных и беззащитных мусульман Ирака, наших братьев по вере и крови. Мы знаем, что нефтяная компания России, представителем которой Вы являетесь, очень ценит Вас лично. Её руководство имеет самый непосредственный выход на Президента России.» И подпись: «Боевое крыло движения «Хэзб-Эль-Намия». Да пребудет Аллах с нами, да защитит он многострадальный арабский народ и изгонит сатану Буша! Телефон наш такой-то».

Всем своим видом я пытался показать Миране, что у меня всё нормально, что я даже отчасти рад, - как ни как Таня жива. Однако мешанина эмоций давала о себе знать. С одной стороны, уже есть надежда на благополучный исход событий, с другой, - ну и что с этой надеждой делать? Тоже мне, разузнали всё гады, во всех подробностях! В конце концов, я же не министр какой-нибудь или думский спикер. Да кому я там к чертям собачьим нужен! Они что думают, что я сейчас брошусь к телефону и стану уговаривать шефа связаться с Путиным чтобы тот устроил разгон американцам? Мне и самому эти янки до рвоты противны своим высокомерным снобизмом хозяев мира, как они наверно себя представляют, но я-то тут при чём? Тем более Таня!? Вот уж никогда бы не подумал, что мировые проблемы так сильно могут коснуться меня лично.

Честно говоря, звонить в Москву совсем не хотелось. Что говорить генеральному? Что я здесь должник по поводу чужой человеческой жизни и уже почти сам заложник? Куда, скажет, поперся с какой-то девчонкой? И будет прав.

Я повертел бумажкой со злополучным факсом, перечитал письмо ещё раз, сплюнул со злости и буквально выбежал из офиса, хлопнув дверью, и не попрощавшись не только со знакомыми мне сотрудниками фирмы, даже с такой гостеприимной и вежливой девушкой, как Мирана.

Я был в полном отчаянии.



Вот и случилось Вечер прошёл отлично. Убранство

Вторник, 27 Апреля 2004 г. 11:23 + в цитатник
Вот и случилось

Вечер прошёл отлично. Убранство ресторана отеля свидетельствовало об изысканном вкусе его хозяина. Еда и напитки были вкусны до головокружения. Правда, такими же головокружительными были и цены. Но что поделаешь, фирменные командировочные, в общем-то, предусматривали даже такой поворот событий, и хотя я вовсе не склонен был оставлять всю имеющуюся наличность в самом начале пребывания тут, я всё же не стал исполнять перед Таней неблаговидную роль прагматичного жмота. В принципе, если удавалось подкрепить «непредвиденные траты» чеками и прочей документальной ерундой, и если многого всё равно не сэкономишь, то хоть «погулять» на представительские средства, подумал я, вовсе не грех.

Начало следующего дня тоже предвещало самое благополучное развитие событий. Несмотря на бурную любовную ночь мы оба прекрасно выспались. Умывшись, я вызвал человека из службы отеля с завтраком. Танюшка пока приводила себя в порядок. Мы позавтракали. На улице было всё также нестерпимо жарко.

- Кирилл, у меня что-то плохие предчувствия. Возьми меня с собой сегодня.

- Тань, пойми, я же на переговоры иду, не на пляж какой-нибудь. Это работа. Поверь, всё будет у нас с тобой замечательно. Ты просто побудь здесь, никуда не ходи. Будь в номере и всё будет в порядке.

Я ехал по знакомому шоссе, и всё время вспоминал Танины слова. К чему бы это? Потом я всё пойму. Скоро мне откроется интуитивный смысл её, казалось бы произнесённого некстати, предложения уехать вместе. Но что я ей мог тогда ответить? Поехали, мол походишь там по коридорам, пока я буду вести переговоры? Или пару часов отсидишь в ближайшей забегаловке, где десяток черняво-кучерявых сорвиголов буравили бы её своими тёмно-карими глазами? Чушь, да и только. Я гнал от себя бредовые мысли, а они, как назойливые мухи к оконному стеклу всё цеплялись и цеплялись к моему сознанию.

***
- О, мистер Антонов, прошу, шеф ждёт Вас, - произнесла по-английски Мирана.

Не прошло и минуты, как мы с Аль-Массари углубились в суть обсуждаемых вопросов. После достаточно успешного окончания переговоров Аль-Массари сказал:

- Хочу предупредить Вас, мистер Антонов, об одной вещи. Я слышал, Вы прибыли на этот раз к нам не один. Так вот. В связи с последними событиями в нашем регионе, в городе активизировалась исламская группировка Хэзб-Эль-Намия. Тактика её действий такова, что для достижения своих фанатичных целей они могут пойти на самые антигуманные поступки! Да хранит нас всех аллах от противоверного экстремизма.

- Спасибо, мистер Аль-Массари. Мы с Таней задержимся здесь не более, чем на неделю. Спасибо за предупреждение. Излишняя предосторожность нам не помешает. Мы знаем: на вашем континенте сейчас очень не спокойно.

- Да, да, боюсь, огонь, что разожгли американцы, может пожечь большой арабский пожар: в арабском мире так много отчаянных голов.

- Думаю, Вы и ваше окружение к ним не относитесь.

- Будет уповать на торжество благоразумия и милость всевышнего.

Мы согласовали время проведения заключительного банкета по случаю удачно завершённой сделки и вежливо откланялись друг другу.

Как мне показалось, обратная дорога пролетела для меня как одно мгновение. Я буквально влетел на третий этаж своего отеля. Упершись в запертую дверь нашего номера, я трясущимися от волнения руками лихорадочно пытался воткнуть ключ в замочную скважину. Холодный пот выступил у меня на лбу. Наконец я открыл дверь и ураганом ворвался в холл.

Тут же мой взор остановился на столе, где лежала записка. «Милый Кирка, я буду вечером. Мне позвонили в номер из редакции газеты «Харайят Таймс», сказали, что от твоего знакомого, - мистера Халафа. Ты прости, что я такая непослушная. Я просто не могу без дела. Вечером встретимся, и я всё непременно расскажу. Жди. Целую. Твоя Танюшка.»

Я брякнулся в кресло и чуть не потерял сознание. Какого чёрта?!! Как она могла так поступить! «Всё, всё, хватит, соберись с мыслями», - говорил я сам себе. «Где этот чёртов телефон Халафа?», - пробормотал я почти вслух дрожащим голосом, перелистывая записную книжку. «А, вот, нашёл!»

Я набрал номер.

- Мистер Халаф, здравствуйте, это говорит Антонов из России. Да, уже в своём отеле «Шератон-Арабия». По работе всё отлично. Да. Где Таня? – от волнения прямо в лоб выпалил я. - Что? От Вас не было никакой рекомендации? И не было приглашения из газеты? Чёрт побери, звоните в полицию, я Вас умоляю! Поднимите на ноги всех своих знакомых газетчиков, может кто-то воспользовался Вашим именем, и всё не так уж страшно! Нет, я не впадаю в истерику, просто её нет в номере, и в записке она ссылается на звонок от якобы Ваших знакомых!

Всё. Надо начинать действовать. Но с чего начать? Я понял, что заснуть сегодня будет весьма и весьма не просто. А дойдёт ли вообще до сна ближайшей ночью?

Раздался телефонный звонок.

- Халаф! Да, это я, слушаю Вас. Что?! Полиция ничего не знает? Да, еду. Да, я скоро буду. Я опишу всё досконально. Я привезу её фото (у меня в бумажнике была её фотография, с которой я никогда не расставался).
Никогда ещё ночной Каир не был для меня так противен. Уже прошло больше пяти часов, как я заполнил все бланки и написал заявление о пропаже Тани. Бесцельно бродя по городу и насвистывая всякую чушь, с засунутыми, как у какого-то придурка, руками в карманы брюк, я постепенно приходил в своих мысленных рассуждениях к идиотскому выводу, что жизнь попросту потеряла для меня всякий смысл, она для меня кончена. Огни припортовых верфей предательски подмигивали разноцветными огнями. Я еле сдерживал себя, чтобы не сорваться, не запаниковать в той крайней степени, когда уже трудно бывает себя остановить, чтобы враз не наделать каких-либо глупостей. Я попытался хладнокровно, насколько это вообще возможно в данной ситуации, осмыслить произошедшее.


Робкая надежда

Утром позвонила Мирана. Сказала, что фирма тоже подключила свои каналы поиска, но всё пока безуспешно; сказала, что очень сочувствует мне.

Я прикидывал – хватит ли мне денег, если поиски окажутся продолжительными. «Чёрт бы побрал эту восточную экзотику, - думал я. - Если вы так, - обратился я мысленно к неведомым похитителям, - то и я буду играть по тем же правилам. Интересно, сколько ждать пока они себя проявят?»

Я спустился вниз, сел в машину и поехал в «Айша-Ойл», - почти единственное место в городе, где у меня было достаточно много знакомых.

***
- Здравствуй, Мирана!

- Добрый день, мистер Антонов. А у меня для Вас есть кое-что обнадёживающее.

- Что? Что-нибудь о Танюше? Ну, скорее же!

- Как сказать. Вот, по факсу сообщение кто-то прислал. Почитайте.

На корявом английском крупным шрифтом было напечатано следующее:

«Уважаемый сэр, Ваша пассия в полном порядке. Мы не хотим причинить боль ни ей, ни, соответственно, посредством её, Вам лично. Мы также не хотим особой огласки случившегося. Нам даже не надо денег.

Мы просим Вас воздействовать на своё правительство с целью активизировать его в плане прямого контрудара по Америке, как агрессору, напавшему на мирных и беззащитных мусульман Ирака, наших братьев по вере и крови. Мы знаем, что нефтяная компания России, представителем которой Вы являетесь, очень ценит Вас лично. Её руководство имеет самый непосредственный выход на Президента России.» И подпись: «Боевое крыло движения «Хэзб-Эль-Намия». Да пребудет Аллах с нами, да защитит он многострадальный арабский народ и изгонит сатану Буша! Телефон наш такой-то».

Всем своим видом я пытался показать Миране, что у меня всё нормально, что я даже отчасти рад, - как ни как Таня жива. Однако мешанина эмоций давала о себе знать. С одной стороны, уже есть надежда на благополучный исход событий, с другой, - ну и что с этой надеждой делать? Тоже мне, разузнали всё гады, во всех подробностях! В конце концов, я же не министр какой-нибудь или думский спикер. Да кому я там к чертям собачьим нужен! Они что думают, что я сейчас брошусь к телефону и стану уговаривать шефа связаться с Путиным чтобы тот устроил разгон американцам? Мне и самому эти янки до рвоты противны своим высокомерным снобизмом хозяев мира, как они наверно себя представляют, но я-то тут при чём? Тем более Таня!? Вот уж никогда бы не подумал, что мировые проблемы так сильно могут коснуться меня лично.

Честно говоря, звонить в Москву совсем не хотелось. Что говорить генеральному? Что я здесь должник по поводу чужой человеческой жизни и уже почти сам заложник? Куда, скажет, поперся с какой-то девчонкой? И будет прав.

Я повертел бумажкой со злополучным факсом, перечитал письмо ещё раз, сплюнул со злости и буквально выбежал из офиса, хлопнув дверью, и не попрощавшись не только со знакомыми мне сотрудниками фирмы, даже с такой гостеприимной и вежливой девушкой, как Мирана.

Я был в полном отчаянии.




Снежинка на раскалённом песке - Танюшка, милая,

Понедельник, 19 Апреля 2004 г. 11:22 + в цитатник
Снежинка на раскалённом песке

- Танюшка, милая, приветик, лапонька!

На меня вдруг нахлынул такой прилив нежности, от которого мне самому стало как-то неудобно.

- Кирка, что с тобой? Ты там не перегрелся на солнце? А-а-а, я поняла, - ты такой довольный и весёлый, что контракт подписан? Угадала?

- Почти. Я думаю, завтра всё решится. Слушай, пойдём вечером в ресторан отеля и отметим, как следует, начало нашего здесь пребывания! Идёт?

- Идёт. Только вот где я найду хорошее вечернее платье? Я же не взяла ничего достойного.

- Брось, какие ещё особые наряды. Ты у меня и так симпотяжка. Да и вообще, это тебе не Европа с её чопорными манерами. Здесь не те нравы.

- Ладно, ладно, болтать-то. Я же немного поизучала литературу по этой стране, прежде чем сюда ехать, да и мои российские знакомые, знающие много о местных обычаях, обо всём меня перед поездкой просветили. Так вот, дружок мой дорогой. Конечно, я здесь впервые, никто и не спорит.

- Это какие такие знакомые, а?

- Да так, неважно. С кафедры востоковедения иняза. Хорошие, между прочим, преподаватели там имеются. Да.

- Так, так, так. Ну-ка, расскажи поподробнее…

Вдруг раздался телефонный звонок.

- Это Халаф, - сказал я Тане. – Да, слушаю Вас, Халаф. Переговоры идут. Да. Да. Думаю, завтра закончу. Ваш шеф уже на полпути к нашему общему успеху. Надеюсь, всё удастся урегулировать. Да, вот ещё что, послезавтра, как мы и договаривались, надо бы устроить Тане аудиенцию с руководством какой-нибудь местной газеты. – Я глянул на Таню, и добавил: - Пусть попробует окунуться в мир так знакомого ей новостного круговорота, только несколько с иной точки зрения, она у меня умница, вот увидите, – я расхохотался, видя, как лукаво смотрит на меня Танюшка. Та показала мне язык и убежала в душ, схватив на ходу полотенце и помахав мне при этом игриво рукой.

- Халаф, - продолжил я разговор по телефону, - приходите к нам вечером в отель. Мы с Таней наметили поужинать в ресторане, приглашаем составить нам компанию. Отметим приезд. И всё такое. И вообще, Тане надо попрактиковаться в арабском, я-то для неё в этом плане собеседник совсем некудышний. Будете для неё учителем. У неё же вроде неплохо получается, как Вам кажется? Ну что? Так мы Вас ждём. Ну, хорошо.

Я положил трубку, слегка усмехнулся и посмотрел на часы: до вечернего мероприятия у нас с Таней было почти три часа. Я никогда не чувствовал себя таким счастливым! Господи, я до сих пор не могу поверить, что судьба наконец-то свела нас в столь пусть непродолжительном, но совместном путешествии. Это какой-то сон. Мысль эта постоянно преследует меня. Наваждение из области параллельного мира. А может это вовсе не я, а кто-то другой был тогда, в прошлом, до того, как мы встретились. Мне постоянно хотелось для самого себя уяснить: как судьба могла так распорядиться, что я так долго её не знал!

- Кирильчик! Чудо моё чудесное, - сказала вошедшая в комнату разрумянившаяся Танюшка. – О чём задумался? А ну, быстро под душ!

- И то верно, бегу. А ты чего раньше не позвала? Вместе, обнявшись, под струями холодного душа, знаешь как здорово!

- Ишь, ты какой, игрунчик! Давай скорей - я жду твоего нежного объятия.

Те несколько часов, что оставались до ужина, пронеслись в одном нежно-восторженном порыве страсти. Я целовал мою Танюшку так азартно и неуёмно жадно, что становилось не по себе от осознания апофеоза взаимности, воплотившего в себя весь восторг логического завершения ожидания близости ещё в процессе перелёта и в течении очень не простого дня. В вихре нежности и обожания, закружившего меня в тот момент, я представлял себе Танюшку, некой снежинкой, хрупкой и ласковой, падающей на раскалённый египетский песок. При этом, в роли легкого ветерка, я естественно представлял себя. Падая на песок, снежинка испарялась, долетала до облаков и снова, в виде совершенного кристаллика, падала. Этот процесс стал приобретать цикличный характер. Потом вдруг она не вернулась, и песок, под воздействием ветра, вознёсся к небесам с мольбой о возврате так полюбившейся ему снежинки. Небеса были непреклонны. Мольбы песка всё усиливались и усиливались. Разразилась настоящая буря. Мир был на грани настоящего краха от нестерпимого дисбаланса природы. Но вот, выглянуло мягкое, ласковое и совсем не жаркое солнышко. Кругом повеяло лёгкой прохладой. Я завершу поэтическое сравнение проистечения нашего состояния с развитием и угасанием всплеска неуёмных природных явлений с их неподвластной логике силами на самой, пожалуй, лирической и понятной ноте. Наши губы коснулись друг друга, завершая магический процесс слияния ритмов двух любящих сердец. Апогей признательной взаимной ласки охватил нас и с неумолимой силой держал вместе. Однако время так же неумолимо шло вперёд. И как это ни печально, но нам снова пришлось осознать всю скоротечность бытия.

- Всё, Кир. У нас с тобой ещё много будет времени вместе, а сейчас давай собираться. Ладно?

- Ейссс, мэм, - я вскочил с кровати и быстро начал приводить себя в порядок.

За окнами жара потихоньку угасала, о чём свидетельствовали прогнозы погоды по местному радио. Хотя наличие повсюду в помещениях наимощнейших кондиционеров никоим образом не давало понять - что же там твориться на улице с этой чёртовой жарой. Но вот наступил вечер. Мы с Таней спустились в холл отеля, где располагался ресторан.




А было вроде бы недавно...

Понедельник, 12 Апреля 2004 г. 12:21 + в цитатник
*Восточные игры*
Вот мы и здесь

Самолёт медленно и величественно коснулся выпущенным шасси бетонной полосы аэродрома. Салон тряхнуло. Пассажиры, в том числе и мы с Таней, инстинктивно вздохнули: полёт явно был не простым. Небо над аравийским полуостровом постоянно контролировалось американскими военными самолётами. Были случаи, когда, то ли по недоразумению, то ли по каким-либо иным мало понятным на первый взгляд причинам, пассажирские лайнеры становились мишенью звёздно-полосатых истребителей. Особенно после того знаменитого теракта, когда пассажирский самолёт саудовской авиакомпании «Аль-Джамия» полный пассажиров на борту спикировал на военно-воздушную базу в Турции.
На этот раз всё обошлось. Для всех. Земля каирского аэропорта была раскалена до предела. За бортом было настоящее пекло: плюс сорок, и как мы убедились чуть позже, - ни одного намёка на облачко при полнейшем штиле.
- Тэн, прости, что я тебя так снова назвал, - наверно это от жары, до кондиционера придётся потерпеть ещё полчасика: у местных таксистов не всегда в машинах они есть, особенно у частников.
- Да брось, ты, Кир, перебьёмся. Лучше скажи, встретит ли нас в отеле представитель фирмы или нет, как ты думаешь?
- Как тут они наверно говорят: аллах его знает. Хотя, Египет, по-моему, наименее религиозная страна из всех арабских. Слушай, вот что, будем надеяться, что все будет о’кей.
Мысленно я даже отругал себя за этот американизм, но что поделаешь, - во всём мире уже придерживаются стандартов, навязанных ему Америкой. И я тут не исключение. Вон, и в рекламе уже слышишь то «вау», то «кул». А недавно, слушая и смотря одного ведущего популярного телеканала, я просто обалдел от машинально вставляемых им в свою речь междометий, очень смахивающих на «фак» - знаменитое словечко-спутник диалогов практически всех американских боевиков, или, как принято говорить нынче, «экшн».
- Кира, слушай, миленький мой, а с нами всё будет в порядке? Рядом же война.
- Тань, да ты что? По-моему, ты сама была инициатором всей этой затеи. Ты же сама захотела.
- Да, да, прости. Это так, минутная слабость. Всё у нас получится. Не обращай внимания.
- Ну, ты мать даёшь! А кто меня уговаривал? Кто расписывал колоссальные перспективы для нас обоих после окончания этой поездки? А чего мне стоило уговорить египетскую сторону временно подыскать для тебя достойное место хоть в какой-то газетёнке, хотя бы на должность внештатного корреспондента? А арабский? Сколько времени ты учила эту тарабарщину? Хотя, надо признаться, выучила на славу. Вот я, уже в который раз в Египте, а всё ещё толком языка не знаю.
- Кир, всё нормально. Вон, смотри, - Таня показала на здание аэровокзала,- Сколько машин!
Мы, как ни странно, достаточно удачно и притом быстро добрались до отеля. Там уже нас ждал Халаф, представитель египетско-саудовского нефтяного концерна «Айша-Ойл».
- О, мистер Антонов, какая у Вас восхитительная спутница! Жена?
- Нет, хотя мы и вместе, но она самостоятельно представляет интересы российской вещательной корпорации «РТР-ЮГ». У неё свой, профессиональный план действий по отношению к Египту. Да, кстати, познакомьтесь, Татьяна, ну фамилия, я думаю, Вам не особенно интересна.
- Очень приятно, рад с Вами познакомиться, Халаф. Фамилию тоже говорить не буду, - Халаф широко улыбнулся, показав свои идеальной белизны зубы, особенно ярко контрастировавшие с его достаточно смуглым лицом.
- Да, Танечка знает арабский. Ей будет легко общаться в среде местных mass-media.
- Ну, что ж, приятно слышать. Это очень радует. – и, уже обращаясь к Тане,- Таня, Вы не боитесь? У нас сейчас неспокойно. Кажется Сирия скоро станет второй мишенью Америки.
В ответе Таня перешла на арабский. Я с трудом понимал даже отдельные фразы. Общий смысл разговора её с Халафом доходил до меня не сразу, но единая канва понятно выстроилась в общий лозунг с Таниной стороны «янки гоу хоум», что было дипломатично потдержано Халафом, - как никак, Египет всегда старался придерживаться нейтралитета. Потом Халаф с видом явного удовлетворения от столь продуктивного собеседования с Танюшкой обратился ко мне со словами:
- Да, мистер Антонов, Вы привезли достойного компаньона! – Халаф хитро подмигнул мне и многозначительной улыбкой дал понять, что остался просто в восторге от первого опыта общения с моей спутницей.
- Номер – на третьем этаже. Прошу зарегистрироваться и идти обживать помещение. Через два часа, мистер Антонов, жду Вас в офисе с проектными документами по контракту.
Мы сдали портье на регистрацию паспорта, потом получили их обратно. Нам отдали ключи от нашего номера, после чего мы поднялись на свой третий этаж, обживать, как сказал Халаф, помещение.


Восточные игры, дальше...

Среда, 07 Апреля 2004 г. 15:58 + в цитатник
Солнце, сжалься!

Выйдя из гостиницы, мы отправились сразу же в местное кафе. Благо оно находилось неподалёку. Через пять минут, преодолев нестерпимую жару, а контраст между кондиционированным холлом отеля и открытой всем лучам солнца улицей был весьма ощутимым, мы уютно устроились за столиком.

К нам быстро подбежал официант и на ломаном английском пролепетал что-то наподобие меню, сопроводив свою речь при этом массой красочных эпитетов в адрес блюд местного приготовления. Таня сказала ему пару фраз по-арабски, после чего чернявый молодец стал себя чувствовать прямо как в своей тарелке. Ему явно импонировало, что двое европейцев так хорошо знакомы с ёго родным языком, что явно в данной ситуации говорило в пользу уважительного отношения к коренному населению страны пребывания. Я, надо признаться, стыдливо опустил глаза. Ведь кроме более или менее сносного английского, я ничего толком в своём языковом арсенале не имею. Я всегда завидовал Танюшке в её способности мастерски схватывать языковые нюансы в арабском, как и во многих других языках, что она успела выучить, несмотря на свой юный возраст. Мой немощный арабский был скуден и топорен, и лишь из чувства дипломатично уважительного отношения мои бизнес-партнёры не особенно акцентировали моё внимание на тех неточностях, что постоянно наблюдались либо в моём произношении, либо в грамматическом построении речи.

Таня заказала какое-то диковинное кушанье, сказав, что потом обязательно объяснит мне из чего оно сделано, а то вдруг аппетит у меня испортится.

- Таня, лапочка моя, - я взял её руку в свою и слегка сжал. Я немного волнуюсь за тебя: как ты тут сумеешь устроиться одна, пока меня не будет, - ты же знаешь, мы с Халафом сможем поговорить о тебе только послезавтра. Все эти дни я буду занят позарез. Будь в отеле и никуда не выходи, ладно? Ты слишком заметна.

- Ладно, Кирилл, успокойся. Ты ведь тоже кажется не кучерявый и черноусый, как все местные.

- Но я уже не первый раз здесь. Пойми, я хоть и немного, но успел изучить специфику этой страны.

- Хорошо, договорились.

Кафе, в котором мы находились, представляло собой подобие некоего шатра с застеклёнными стенами-решётками. Стёкла были выполнены в виде мозаичных элементов, отчего я вдруг вспомнил сказку Пушкина «О золотом петушке». Постоянно ловлю себя на мысли, что сколько раз здесь бываю, и всё равно не перестаю удивляться колориту местного житейского уклада. Сколько же нового каждый раз предстаёт перед взором! Да еще, ко всем впечатлениям такого рода добавилось то, что сейчас я нахожусь не совсем в обычной для себя компании: с самым чудесным существом на свете – моей милой и тысячу раз любимой Таней.

Взяв напрокат довольно сносную «Митсубиси» в фирме «Хайрат Мотор Трэвелз», я, как обычно, уже в который раз, привычным маршрутом гнал по идеально ухоженному шоссе, обрамлённому слева кустами магнолий, а справа – волосатыми пальмами с блестящими на ярком солнце длинными листьями.

Руководитель египетского отделения концерна «Айша-Ойл» Мухаммад Аль-Массари вёл переговоры весьма учтиво. Однако, при этом настойчиво давал понять, что при нынешних ценах на нефть и полной неопределённости в перспективах Ирако-Американской войны, сроки контракта должны быть сокращены до предела. Хотя, в качестве некоего комплемента в свой адрес, я получил заверение, что нынешняя политика Америки вовсе не настраивает арабский мир на деловое партнёрство с ней. А скорее наоборот, - всё дальше отстраняет его от сотрудничества с ней, и поэтому, контакты с Россией очень и очень важны для компании «Айша-Ойл», особенно для египетского её подразделения.

Секретарь господина Аль-Массари – Мирана всегда напоминала мне созданный мною когда-то в моём воображении образ сказочной Шамаханской царицы. В самый ответственный момент переговоров, а она умела, надо отдать ей должное, чувствовать настроение шефа в тот или иной момент, она с легкой грациозностью впорхнула в кабинет, где шли переговоры, и налила всем присутствующим настоящий египетский кофе.

Незаметно, в деловой беседе, шло время. Искались и находились точки соприкосновения по основным спорным вопросам. Халаф занимал то мою позицию, то настаивал на моём понимании точки зрения своего шефа, являясь некой буферной зоной, мастерски сглаживая все шероховатости в обсуждении нетривиальных тем по стоимости работ и срокам их исполнения.

И вот, через пару часов, окончив переговоры, я снова стоял рядом со своим временным транспортным другом - золотистого окраса «Митсубиси», находясь под палящими лучами нестерпимого восточного солнца. «Сжалься, солнце» - сказал я про себя фразу по-арабски из одной очень популярной здесь пару лет тому назад песни, исполнявшейся очень знаменитым в Египте певцом. И вдруг, сама собой, как будто бы всплыла в моей памяти из океана небытия одна старая история о тех давних приключениях в ночном Каире. Машинально мое лицо изобразило благодушное умиление. Очнувшись от нахлынувших воспоминаний, я, как конь гнедой трясёт своей гривой, замотал головой, как бы стряхивая ненужные в данный момент мысли. Боже, если кто-то из моих знакомых увидел бы меня в ту минуту, то наверняка подумал бы, что я нуждаюсь в срочной медицинской помощи дабы пережить последствия солнечного удара. Я сел в машину, вставил в переднюю панель ключ зажигания и рванул в сторону отеля, где с нетерпением жаждал увидеть свою Танюшку.




Поиск сообщений в vors
Страницы: [1] Календарь