-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в VChmyriov

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 16.12.2011
Записей:
Комментариев:
Написано: 441


Книжное величе Путина

Суббота, 02 Января 2016 г. 13:48 + в цитатник

4732961_Citatnik_Pytina__2 (700x420, 179Kb)4732961_Citatnik_Pytina__1 (700x696, 398Kb)


Метки:  

Зірка України!

Суббота, 02 Января 2016 г. 10:39 + в цитатник

4732961_Zvezda_Ykraini (499x700, 238Kb)


Метки:  

З Новим 2016 роком, друзі!

Суббота, 02 Января 2016 г. 10:36 + в цитатник

4732961_Happy_2016 (700x459, 216Kb)4732961_Happy_2016_Piza (700x498, 272Kb)4732961_Kosmos_NY_2016 (243x320, 37Kb)4732961_Happy_new_year (700x504, 212Kb)4732961_Kaktys_2016 (700x505, 290Kb)4732961_Dorogoi_shef_2016 (486x700, 316Kb)4732961_Obezyana_1 (700x618, 273Kb)


Метки:  

Русская правда

Суббота, 02 Января 2016 г. 10:29 + в цитатник
Писатель Максим Кантор подводит итоги 2015 года Это был год феноменального вранья. Нет такого года, чтобы власти и рядовые граждане не врали. Но те, кто лжет, всегда подозревают о возможном разоблачении. На моей памяти не было такого времени, чтобы ложь была объявлена основой всех логических конструкций. В уходящем 2015 году ложь стала в России доминирующей культурной/социальной/исторической силой. Характерным оправданием в извращенной логике русского человека стал аргумент: "Мы врем потому, что все и везде врут". Все действительно регулярно врут. Кто больше, кто меньше. Но такого тотального вранья, как в России 2015 года, не было никогда. Ни во время Брежнева, ни во время Клинтона, ни во время Даладье. Просто – никогда. На память об этом феноменальном годе я приведу несколько примеров. 1) В сетях появились высказывания великих людей о России. Ларошфуко, Гельвеций, Гете, Швейцер и т. п. (много культурных деятелей) высказывались о достоинствах и величии русского духа. Так вот. Этих высказываний у данных деятелей в помине нет. Это все – абсолютное вранье. Ни Гельвеций, ни Ларошфуко, ни Швейцер ничего хорошего о России не говорили. И даже не думали о России. 2) В сетях гуляет история о допросе декабристов Бенкендорфом. На допросе Бенкендорф задал декабристам вопрос: что конкретно предлагают они для России и крестьян. Мол, он, Бенкендорф, уже перевел своих крестьян на оброк, а они нет. Просто мутят общество, безответственные люди. Так вот. Никакого допроса декабристов Бенкендорфом в истории не было вовсе. Бенкендорф в ту пору не возглавлял следственного департамента. Допрашивал декабристов сам царь Николай, и не всех скопом, а избранных поодиночке. Бенкендорф от крепостной зависимости никаких крестьян не освобождал, никаких оброков не учреждал. Все это полное вранье. Эти байки сочиняют кремлевские идеологи на зарплате. 3) В сетях распространяют утверждение, что крепостное право на Руси ввели позже, нежели в Европе, и потому Русь была свободнее прочих стран. Это полная ложь. Крепостное право в России пришло на смену полному бесправию. До крепостного права в России было холопство, рабское состояние, при котором жизнь раба принадлежала хозяину полностью. Крепостное право было отменено позже, нежели в иных странах (лишь три княжества в Германии задержались с отменой, и то не до российских сроков, и, разумеется, крепостная зависимость была значительно меньшей). В этом отношении Россия – самая бесправная страна из европейских (впрочем, Россия и не европейская страна). 4) В сознание граждан внедрили миф, будто русская классическая литература всегда поддерживала войны и империю. Это ложь. Русская классическая литература была против российского империализма. Именно в этом, в гуманизме поверх империалистических интересов, и состоит миссия русской литературы. Маяковский, Герцен, Чаадаев, Толстой, Лермонтов, Некрасов, Чернышевский, Белинский, Цветаева, Мандельштам были осознанно против империализма и против империалистических войн. За империалистическую войну выступали Достоевский (осознанно) и Пушкин (об империи писал рассеянно, поскольку твердых взглядов не придерживался и писал разное – то за империю, то против. “Певец империи и свободы”, как его называл Федотов). Вообще русская литература – и литература в принципе – неоднородна. Поэт Луговской призывал к расстрелам (“к стенке подлецов, к последней стенке”), а поэт Мандельштам не призывал к расстрелам. Литература – она разная. В одних книжках написано, что Бог есть, в других книжках сказано, что Бога нет. Есть те, кто служат режиму и нации, есть те, кто служит гуманизму без границ. Подверстать литературу к одному знаменателю некорректно. Но задача гуманиста – быть против империалистических войн. 5) На каждом углу говорят, что Россия возвращается к социалистическому СССР. Это ложь. Россия возвращается к империи. Социализм и империализм несовместимы. Выражение "левая империя", которое часто употребляют патриоты, – безграмотно и бессмысленно. Все, что произошло в России сейчас, – есть убийство социалистической идеи в принципе. Расслоение классов в сегодняшней России небывалое даже для Латинской Америки. Идеологему "социалистической империи" (теоретические сапоги всмятку) внедряют невежественные персонажи, мечтающие стать "новой русской элитой". Никакого социализма в путинской России нет и быть в принципе не может. Построен феодализм, но феодализм шаткий, поскольку не держится на натуральном хозяйстве феода. 6) Среди прочих изысканий "нового левого" дискурса появилось утверждение, что отныне "пролетариатом" может стать любой класс, который в силах сменить существующий порядок вещей. Этот абсолютный теоретический нонсенс выдают за радикализацию марксизма. С точки зрения теории это положение критики не выдерживает. Власть в стране может взять армия, но армия – не пролетариат. Власть в стране может взять ГБ (в России так и произошло), но ГБ – не пролетариат. Пролетариатом (по Марксу, да и не только по нему) является класс неимущий, продающий свою рабочую силу, не имеющий в собственности орудий труда и, тем не менее, являющийся двигателем прогресса. В условиях технического прогресса Маркс заговорил об умственном пролетариате, о тех, что продает уже не силу мышц, но знания. Пролетариат, согласно Марксу, мутирует в иную субстанцию – в связи с изменением характера занятости. С этим положением была связана его знаменитая фраза "рабочий класс с надеждой взирает на звездно-полосатый флаг Америки". Разумеется, никакие бандиты Донбасса и гэбэшники путинской сатрапии пролетариатом стать не смогут никогда. 7) В уходящем 2015 году заговорили о некоем “русском мире” как о данной навечно культурной данности. Это теоретическое положение нуждается в уточнении. Существовал мир Древнего Египта и Древней Греции, но сказать, что современная Греция есть носитель духа Гомера, было бы самонадеянно. Ничто не живет вечно: ни нейлоновые носки, ни русский мир. Все портится – даже Древний Рим, в коем достижений было поболе, нежели в России, пал. Современный русский писатель-патриот и современный чиновник-милитарист не имеют отношения ни к Толстому, ни к Рублеву, ни к Чернышевскому, ни – даже! – к Надсону. Сумеет ли Россия доказать свою духовность не путем диверсионных войн и агрессивных речевок – но работой на благо социума, это большой вопрос. Ответа на этот вопрос пока нет. 8) Строительство новой государственности на Донбассе силами невежественных люмпен-пролетариев – это одна из новых русских сказок. Разумеется, чтобы строить государство, надо обладать благородством Тезея, знаниями Монтескье, образованием Джефферсона и моралью Линкольна. Предполагать наличие каких-либо (минимальных) знаний в боевиках-рэкетирах – затруднительно. 9) Среди прочих мифов есть властный миф о многополярности, как о цели развития человечества. Это абсолютная ерунда. Целью человечества, разумеется, является единство. И Данте, и Рабле, и Кант, и Микеланджело, и Маяковский, и тысячи благородных мыслителей мечтали о едином мире, "без Россий, без Латвий, едином человечьем общежитии", выражаясь словами Маяковского. Собственно говоря, целью человечества, конечно же, является глобализация, построенная на республиканских и гуманистических принципах. 10) Часто говорится о том, что в Украине – фашизм. Это неправда. Фашизм есть строй, предполагающий однородную, однопартийную диктатуру – чего в неорганизованной Украине и в помине нет. Драки в парламенте – это мало похоже на фашизм; на Гуляй-поле, к сожалению, похоже. Но байка про фашизм – не полностью ложна. В мире сегодня действительно существует страна, в которой построена фашистская модель общества. В этой стране государство полностью представляет народ, а национальный лидер полностью представляет государство. В этой стране властвует идея национального величия. В этой стране инакомыслящих называют пятой колонной. В этой стране принят лозунг "пушки вместо масла". Эта страна грозит миру и желает расширения границ. Это фашистское общество. И данная страна таким положением дел гордится. Эта страна – Россия. 10 а) Последний пункт я не считаю ложным, потому особого номера данному абзацу не даю. Собственно говоря, это даже не ложь, а убеждение, или заблуждение, или (если кому-то так больше нравится) исторический взгляд наперекор исторической логике. В ходе псевдоисторических разысканий неопатриотов современные русские авторы пришли к выводу, что ордынское прошлое России – есть преимущество “этой страны”. И, согласно данному преимуществу, Россия должна была стать правопреемницей Орды и нынче следует гордиться такой исторической опцией. Не на Запад надо смотреть в низкопоклонном положении, но горделиво взирать на свой русский пуп, поскольку наш евразийский пуп – есть пуп Земли. В этом, говорят патриоты, содержится геополитическое будущее и светозарное предназначение России – наследовать евразийской империи Чингисхана. Поскольку Ордынское существование России выбросило “эту страну” из истории цивилизованных народов Европы надолго, гордиться этим периодом трудно; но – можно. Орда, разумеется, противоположна Европе по всем социокультурным параметрам: Орда не знала истории вообще – если понимать таковую в терминологии западной категориальной философии. На протяжении своего существования Россия время от времени совершает попытки пристроиться к Европе (см. безумное желание в начале перестройки признать Россию – Европой) – но все русские попытки встать в европейский строй, все без исключения попытки европеизации оборачиваются возвращением в ордынское внеисторическое состояние. Гордиться таким внеисторическим состоянием – не есть ошибка; это лишь свидетельство моральной и интеллектуальной неполноценности.

Метки:  

ДЕПУТАТОВ ПОПРОСИЛИ ПРОДАТЬ НЕДВИЖИМОСТЬ В ТУРЦИИ

Пятница, 04 Декабря 2015 г. 19:34 + в цитатник
Анатолий Чередниченко перепечатал из medvejiyugol.mirtesen.ru сегодня в 18:25 3 оценок, 19 просмотров Обсудить (2) На мой взгляд очень важная тема. Люди, обличенные властью, не должны иметь недвижимость за границей - будь то чиновник или депутат. Как не должны иметь счетов и активов. Ни сами, ни их близкие родственники. Ведь все эти элементы являются средством давления. Не надо обучать детишек за границей, сокращая бюджетные расходы на образование. И жрать устрицы, сверкать часиками, арендовать яхты, призывая народ затянуть ремни в кризис - тоже аморально. Все просто. Наши победы общие. Но и наши беды, лишения, проблемы должны быть общими. Если одним предлагают затянуть ремни, а другие в это время публично демонстрируют, что ни в чем себе не отказывают - то никакого национального единства и согласия не будет. Скромнее надо быть. Наш высокопоставленный чиновник и депутат должен получать хорошую зарплату, это бесспорно. Однако он должен и нести ответственность гораздо большую, нежели рядовой обыватель и бизнесмен. Бизнесмен, известный певец, или еще кто вправе закатить банкет на 1000 приглашенных, где развлекать гостей будет Шакира, он вправе учить своих детей в Лондоне, лечиться в Германии и владеть пентхаусом в Нью-Йорке. Чиновник и депутат - не вправе. Именно потому, что сейчас идет холодная война. И все мы, граждане России, терпим некоторые лишения. И чиновники с депутатами тоже должны их терпеть. И в некотором плане даже быть образцами бескорыстного служения. Ибо либо мы единый народ, стоящий сейчас за национальные интересы, либо мы непересекающиеся классы. Где одни терпят во имя победы, а другим наплевать. Все бы ничего еще, но ведь они еще призывают нас потерпеть, ужать пояса. Это больше всего бесит.

Метки:  

Неивестные стихи Р.Рождественского о современной России

Вторник, 03 Ноября 2015 г. 20:12 + в цитатник

4732961_Golyb (700x498, 160Kb)

Он был поэтом, приласканным властью. Он умел её благодарить. Он не был самым храбрым в стране, в которой большинство не было самым храбрым... И мало, кто знал, что он писал не только в дозволенных изданиях, но и в стол. Он был и остался поэтом, как о том свидетельствуют эти, ранее при его жизни, мало кому известные стихи. * * * Вошь ползет по России. Вошь. Вождь встает над Россией. Вождь. Буревестник последней войны, привлекательный, будто смерть… Россияне, снимайте штаны! Вождь желает вас поиметь! Позапрошлая песня Старенькие ходики. Молодые ноченьки… Полстраны — угодники. Полстраны — доносчики. На полях проталинки, дышит воля вольная… Полстраны — этапники. Полстраны — конвойные. Лаковые туфельки. Бабушкины пряники… Полстраны — преступники. Полстраны — охранники. Лейтенант в окно глядит. Пьет — не остановится… Полстраны уже сидит. Полстраны готовится. Юноша на площади Он стоит перед Кремлем. А потом, вздохнув глубоко, шепчет он Отцу и Богу: «Прикажи… И мы умрем!..» Бдительный, полуголодный, молодой, знакомый мне, — он живет в стране свободной, самой радостной стране! Любит детство вспоминать. Каждый день ему — награда. Знает то, что надо знать. Ровно столько, сколько надо. С ходу он вступает в спор, как-то сразу сатанея. Даже собственным сомненьям он готов давать отпор. Жить он хочет не напрасно, он поклялся жить в борьбе. Все ему предельно ясно в этом мире и в себе. Проклял он врагов народа. Верит, что вокруг друзья. Счастлив!.. …А ведь это я — пятьдесят второго года. Привычка Необъятная страна все мне снится по ночам. Было в ней заведено правило такое: кто не знал, тот не знал. А кто знал, тот молчал. А кто знал и не молчал, говорил другое… Захотелось как-то людям жизнь по-новому начать. Очень сильно захотелось! Да одно мешает: кто не знал, не хочет знать. Кто молчал, привык молчать. А кто другое говорил, так и продолжает. Из прогноза погоды «В Нечерноземье, — согласно прогнозу, — резко уменьшится снежный покров… Днем над столицей — местами — грозы. А на асфальте — местами — кровь…» * * * Ю. Рытхэу Слышен скрип лебедки стонущей. Бочки на песке лежат. Говорят, здесь было стойбище. Было. Года три назад… И туман — сырой, растерянный — дрожит, сходя на нет… Проданы народы Севера за северную нефть. Мероприятие Над толпой откуда-то сбоку бабий визг взлетел и пропал. Образ многострадального Бога тащит непротрезвевший амбал. Я не слышал, о чем говорили… …Только плыл над сопеньем рядов лик еврейки Девы Марии рядом с лозунгом: «Бей жидов!» * * * В государстве, где честные наперечет, все куда-то уходит, куда-то течет: силы, деньги, двадцатый троллейбус, искореженных судеб нелепость… Все куда-то уходит, течет не спеша: воспаленное лето, за летом — душа. Облака в оглушительной сини. Кран на кухне. Умы из России. * * * О стену разбивая лбы, летя в межзвездное пространство, мы все-таки рабы. Рабы! Невытравимо наше рабство. И ощущение стыда живет почти что в каждом споре… Чем ниже кланялись тогда, тем громче проклинаем после! Стенограмма по памяти «…Мы идем, несмотря на любые наветы!..» (аплодисменты.) «…все заметнее будущего приметы!..» (аплодисменты.) «…огромнейшая экономия сметы!..» (аплодисменты.) «…А врагов народа — к собачьей смерти!..» (аплодисменты.) «…как городские, так и сельские жители!..» (бурные, продолжительные.) «…приняв указания руководящие!..» (бурные, переходящие.) «…что весь наш народ в едином порыве!..» (аплодисменты.) Чай в перерыве… «…от души поздравляем Родного- Родимого!..» (овации.) Помню, как сам аплодировал. «…что счастливы и народы, и нации!..» (овации.) «…и в колоннах праздничной демонстрации!..» (овации.) «…что построено общество новой формации!..» (овации.) «…и сегодня жизнь веселей, чем вчера!..» (овации, крики: «Ура!») «…нашим прадедам это не снилось даже!!!» (все встают.) …И не знают, что делать дальше. * * * А нам откапывать живых, по стуку сердца находя, из-под гранитно-вековых обломков статуи Вождя. Из-под обрушившихся фраз, не означавших ничего. И слышать: — Не спасайте нас! Умрем мы с именем Его!.. Откапывать из-под вранья. И плакать. И кричать во тьму: — Дай руку!.. — Вам не верю я! А верю одному Ему!.. — Вот факты!.. — Я плюю на них от имени всего полка!!! А нам откапывать живых. Еще живых. Живых пока. А нам детей недармовых своею болью убеждать. И вновь откапывать живых. Чтобы самим живыми стать. * * * Непростыми стали дети — логикою давят… Ледяными стали деньги: прямо в пальцах тают!

Метки:  

Посвящается опозиционному блоку, идущему на местные выборы 2015

Суббота, 24 Октября 2015 г. 16:47 + в цитатник

4732961_Golosyi (491x700, 274Kb)


Метки:  

Конкурс карикатур ассоциации карикатуристов Украины на тему "Смеёмся над врагом"

Суббота, 24 Октября 2015 г. 16:34 + в цитатник

Выставка была открыта и экспонируется в г. Вишневый (Киевская область). Мой рисунок отмечен 2-й премией.4732961_Chmyriov07 (700x486, 223Kb)

Малюнки  інших переможців можна переглянути тут.

https://docviewer.yandex.ru/?uid=82632167&...%8B.pdf&c=562243b94d11
 

1 місце: Скаженик Дмитро, м. Маріуполь.
2 місце: Чмирьов Валерій, м. Київ.
Диплом журі: Ковтун Олександр, м. Артемівськ, Донецька обл.
Диплом Асоціації карикатуристів: Смаль Олег, м. Київ.
Диплом ГО «Об’єднання учасників АТО «Справедливість»: Долженець Руслан, м. Київ.
Приз глядацьких симпатій: Смаль Олег, м. Київ.

Виставка робіт конкурсу відкрита 15 жовтня в м. Вишневий на вул. ЖовтневаПризові карикатури - у додатку.Наступного тижня буде каталог з відібраними роботами.
Дякую учасникам, мої вітання переможцям.
Константин Казанчев

Метки:  

Конкурс карикатур "Барон Мюнхгаузен" -2015 (Хмельницкий) Украина

Суббота, 24 Октября 2015 г. 16:24 + в цитатник

Рисунок отмечен поощрительной премией.4732961_Greeting (700x508, 196Kb)
На день города десант карикатуристов в г. Хмельницком открыл выставку карикатур, посвященную Барону Мюнхгаузену.
Стоят с лева на право  Виктор Голуб, Валерий Чмырёв, Валерий Сингаевский, Константин Казанчев-председатель ассоциации карикатуристов. Сидят на корточках : Алексей Кустовский (победитель), Георгий Майоренко - поэт, писатель,гитарист, душа компании. Каталог здесь http://cartoon.org.ua/Katalog2015_baron.pdf


Метки:  

Конкурс "Мастер карикатуры" Пловдив(Болгария)

Суббота, 24 Октября 2015 г. 16:18 + в цитатник

Рисунок "Баран", представленный мной на конкурс и опубликованный в каталоге выставки.4732961_Baran (700x500, 262Kb)


Метки:  

Подаче иска на Украину Януковичем В.Ф. в ЕСПЧ посвящается.

Суббота, 24 Октября 2015 г. 16:10 + в цитатник

4732961_YaNYKOVICh (700x471, 218Kb)


Метки:  

Воспоминания Бубы Касторского о выезде на ПМЖ в США. Обхохочетесь

Среда, 14 Октября 2015 г. 18:38 + в цитатник
Помните Бубу Касторского? «Буба из Одессы»? Легендарный Борис Сичкин... Борис Сичкин Мы смеёмся, чтобы не сойти с ума Меня часто спрашивают, почему я, будучи популярным артистом, который хорошо зарабатывал, имел прекрасную трехкомнатную квартиру в центре Москвы, машину, дачу и пр., уехал? В 1971 году меня по сфабрикованному обвинению посадили в Тамбовскую тюрьму. Впоследствии меня оправдали, дело было закрыто, работники прокуратуры наказаны, но до этого я просидел год и две недели в тюрьме, сыну в этой связи не дали поступить в Московскую консерваторию, в течение 2-х лет, пока длилось доследование, мне не давали работать, мое имя вырезали из титров фильма "Неисправимый лгун", в фильме "Повар и певица" меня озвучили другим актером и т.д. Короче, я понял, что страна игривая, в ней с тобой могут сделать все, что угодно, а особенно, учитывая, что у сына Емельяна — в меня — язык до щиколотки, который, как известно, доведет если не до Киева, то уж до тюрьмы точно, я решил удалиться от гнутой страны на максимально возможное расстояние. К счастью, после подачи заявления, если у меня и были какие-то сомнения по поводу принятого решения, то до боли родные, вездесущие подлость и хамство быстро их развеяли. Мать моей жены с нами не уезжала, и, естественно, ее надо было обеспечить жилплощадью. Она была прописана с нами, но, поскольку оставаться одной в 3-х комнатной квартире ей бы не разрешили, я договорился на обмен — 2-х комнатная квартира с доплатой. Этот обмен должен был быть одобрен на собрании правления кооператива, членом которого я состоял. Первым взял слово Николай Рыкунин (возможно, некоторые помнят, был такой эстрадный «дуэт Шуров и Рыкунин). Он долго говорил о Родине, о неустанной заботе о каждом из нас партии и правительства, о совершенстве социалистического строя, о том, что покинуть такую Родину и такой строй может только человек неблагодарный, у которого отсутствует совесть и т.д. Кстати сказать, Рыкунин с пеной у рта, задыхаясь от ненависти к Советской власти, рассказывал мне, что его отец до революции был помещиком под Москвой, добрым, гуманным человеком, заботившемся о крестьянах, далеким от политики. Большевики его, естественно, расстреляли, а жену с грудным младенцем выслали в Сибирь, где она была вынуждена просить милостыню, чтобы не дать умереть маленькому Коле Рыкунину. Выслушав речь Рыкунина, я мягко попытался объяснить, что речь идет не о неблагодарном Сичкине, а о благодарной теще, которая не покидает Родину и имеет право на жилплощадь. Из первого ряда встал похожий на отца Врубелевского Демона концертмейстер Большого Театра Гуревич. (Худая фигура, изогнутая вопросительным знаком, крошечные злобные глазки и змеиные губы придавали ему особый шарм). — Я не желаю присутствовать на концерте Сичкина! — выкрикнул он. — Запретите ему говорить! Я, как патриот, не желаю выслушивать речи отщепенца и предателя Родины? — Не надо так волноваться, патриот Гуревич, — обратился я к нему. — Кстати, какие погоды были в Ташкенте в начале войны? Гуревич: — Пошли вы на хуй. — Я не могу никуда пойти — идет собрание. — Вы против моей тещи, потому, что она русская? Гуревич онемел. — Да, а во время войны какие погоды были в Ташкенте? — Сичкин, идите к ебеней матери! — Я же уже вам сказал: я никуда не могу пойти, пока не кончится собрание. Всем известно, что громче всех кричит "держи вора!" сам вор, но работники наших органов люди умные и опытные, им ничего не стоит определить, кто патриот, а кто враг. Судя по вашему фальшивому пафосу, вы, видимо, очень виноваты перед Советской Властью, но успокойтесь: советский суд — самый гуманный суд в мире, и чистосердечное признание, безусловно, смягчит вашу вину. О, совсем забыл, а в конце войны какие погоды были в Ташкенте? — закончил я под хохот собравшихся. Больше всех суетился композитор Марк Фрадкин. В отличие от Рыкунина, который выступал, так сказать, бескорыстно, просто желая подчеркнуть свои патриотизм и лояльность, Фрадкин имел конкретные виды на мою квартиру и развернул активную деятельность еще до собрания: он обрабатывал членов правления, запугивая их тем, как может быть расценена помощь врагу народа, с именем КГБ на устах ходил по квартирам, собирал подписи жильцов против моего обмена, короче, делал все, что было в его силах, чтобы помешать. С Фрадкиным во время войны мы долгое время были в одной части, где он заслужил звание "самый жадный еврей средней полосы России". Впрочем, я думаю, это было явным преуменьшением, и он вполне был достоин выхода на всесоюзный, если не на международный уровень. Плюшкин по сравнению с ним был мотом. Покойный Ян Френкель, талантливый композитор и очаровательный человек, рассказывал мне, что Фрадкин постоянно уговаривал его зайти в гости, посидеть за рюмкой у его уникального бара. Один раз, когда они были около дома Фрадкина, тот его наконец зазвал, но при этом сказал: — Ян, в баре все есть, но чтобы его не разрушать, а это произведение искусства — ты сам убедишься, купи бутылочку водки. Закуски навалом, но на всякий случай купи колбаски, если хочешь, сыра, ну, рыбки какой-нибудь и возьми батон хлеба. В результате они сели у бара, выпили водку Френкеля, закусили его продуктами, а Фрадкин даже чая не предложил. В свое время Фрадкин мечтал попасть к нам в кооператив по причине хорошего района и того, что он был дешевле других кооперативов, но собрание было категорически против, мотивируя это тем, что Фрадкин не артист эстрады, богат и может купить квартиру в любом другом кооперативе. Я в то время был членом правления, со мной считались, и, когда жена Фрадкина со слезами на глазах умоляла меня помочь им, я, по своей мягкотелости, не смог отказать и уговорил правление проголосовать за Фрадкина. Позже история повторилась с их дочерью, Женей, которая тоже хотела жить в нашем кооперативе. Оба раза члены правления говорили, что они голосовали не за Фрадкина, а за меня. Возвращаясь к нашему собранию, Фрадкин его закончил, коротко и по-деловому резюмировав: — Товарищи, нам надо решить вопрос об обмене Сичкина, в связи с тем, что он бросает нашу Родину, плюет на все то, что сделала для него эта страна и хочет выгодно переметнуться на Запад. Нас он просит в этом ему помочь. Давайте голосовать. Почти все русские, включая членов партии, проголосовали за меня, а все евреи, которых было большинство, против. В результате тещу выгнали из квартиры, а я получил огромное моральное удовлетворение — еду правильно. Как я выяснил, в ОВИРе существовало негласное правило пять раз не принимать анкеты под предлогом того, что они, якобы, неправильно заполнены. Поэтому я пришел в ОВИР и сам сказал, что, чувствую, анкеты неправильно заполнены; лучше будет, если я их перепишу и приду завтра. Служащая ОВИРа улыбалась, кивала, и так пять раз. На шестой день у меня приняли документы, и после всех положенных дальнейших мытарств, 23 мая 1979 года мы прибыли в аэропорт "Шереметьево", откуда должны были вылететь в Вену. По дороге в аэропорт мы проехали мимо огромного плаката с изображением Ленина в кепке, с прищуренными глазами и поднятой в приветствии рукой, который гласил: "Верным путем идете, товарищи!", а в самом "Шереметьево" нас встретил транспарант: "Отчизну я славлю, которая есть, но трижды, которая будет!" Рейс на Вену все время откладывался — то в связи с вылетом комсомольской делегации в Индию, то профсоюзной делегации в Мексику, то партийной делегации в Китай. Я услышал, как один еврей сказал другому: — Слушай, если они все уезжают, давай останемся. На таможне меня попросили открыть чемоданы, все переворошили и не разрешили вывезти две подушки и несколько простыней по 2 р. 40 коп. Чемоданы мне укладывал мой сосед Саша Гагкаев, обаятельный человек с огромным чувством юмора, который сидел в отказе из-за сходства фамилий с каким-то Какаевым, к которому родители имели материальные претензии. Когда Сашино дело, наконец, попало наверх к генералу ОВИРа, и тому объяснили, что это ошибка, генерал флегматично произнес "Какая разница, кто в отказе", — и Саша застрял в Союзе. В конце концов, оригинальный Какаев, вероятно, расплатился с родителями, и Саша, талантливый архитектор, сейчас с семьей живет в Израиле. Воспроизвести Сашину ювелирную упаковку не удавалось, в чемодан входило не более половины содержимого. Я выбросил два одеяла, подушку, но все равно огромное количество барахла свешивалось по краям. Тогда я плюнул, кое как закрыл чемодан, взял ножницы и отрезал все, что торчало. Как позже выяснил, в том числе я отрезал рукав от костюма и манжеты двух рубашек. Как и все остальные, мы не сомневались, что нас встретят по-праздничному и соответственно оделись: костюмы, галстуки, а жена в длинном платье. В Вене стоял один еврей с лицом дамского портного из Конотопа, в задрипанных штанах и коротенькой рубашонке, которая ему, вероятно, досталась в наследство от дедушки, заведующего магазином "Утильсырье". Он вяло на нас посмотрел и сказал с заблатненным еврейским акцентом: — Кто в Израиль, встаньте направо, кто в Америку — налево. В Израиль направлялись две дряхленькие старушки, которые по возрасту могли присутствовать при закладке московского Кремля, а все рыцари, джигиты, жлобы, которые одним своим видом могли украсить израильскую армию, направлялись в Америку на вэлфер. — Хорошо, — сказал портной, обращаясь к старушкам. — Мы сейчас с вами под усиленной охраной поедем в специально укрепленный особняк, а за этими придет автобус и отвезет их в гостиницу. На вопрос кого-то из нашей группы, почему нет охраны для тех, кто едет в Америку, он отмахнулся: "Кому вы на хуй нужны!" — и все успокоились, почувствовав себя в безопасности. Возле гостиницы, а вернее, общежития, куда нас действительно привез автобус, нас встретил второй "дипломатический представитель", ярко выраженный жлоб, который заявил: — Я беру вашу водку, икру и шампанское. Не бегайте по ресторанам — больше вы нигде не получите. И не тяните кота за яйца, устроитесь потом, а сейчас выкладывайте товар. У меня появилось ощущение, что я не выходил из тамбовской тюрьмы. И этим персонажам кунсткамеры предоставили первую связь с иммигрантами! Я решил разрешенную вывезти водку, шампанское и икру не продавать, а устроить праздник освобождения. И врезали! Вена красивый ухоженный город, тротуары моют с мылом, чем-то, как в хорошей больнице и тихо, как на кладбище. Люди никуда не торопятся, не нервничают, на лице тихое блаженство, машины не гудят, пешеход может остановиться посередине улицы и читать книгу, и все водители будут спокойно ждать, пока он не дочитает до конца. Такое впечатление, австрийцы (венцы) умерли и попали в рай — никакой жизни, никаких эмоций. Если они так себя ведут и в постели, их половой акт может длиться вечность. Первое, что я сделал в Вене, это отправил вызов Фрадкину и в придачу к нему письмо следующего содержания: "Дорогой Марик! Все в порядке, вся наша мишпуха уже в Вене, все удалось провезти и твое тоже. Как ты правильно сказал, таможенники такие же тупые, как вся вонючая советская власть и бигуди осмотреть не догадаются. Так и вышло, только у Симы очень болит шея, все-таки каждый весил три кило. Пусть Рая до отъезда тренирует шею, у тебя шея, конечно, покрепче, но ты ж в бигудях не поедешь. Как нам сказали, в Америке иконы сейчас идут слабо, а ты знаешь, израильтяне из голландского посольства совсем обнаглели и хотят за провоз 20 процентов. Марк, вот прошло, казалось бы, всего несколько дней, а мы уже очень соскучились. Все со слезами на глазах вспоминают твое последнее напутствие: "Я рад и счастлив за вас, что вы покидаете эту омерзительную страну, кошмарное наследие двух мерзких карликов: картавого сифилитика Ленина и рябого параноика Сталина. Дай вам Бог!" А как мы смеялись на проводах, когда ты сказал, что был и остаешься убежденным сионистом, а все твои якобы русские песни на самом деле основаны на еврейском фольклоре, сел за рояль, начал их одним пальцем наигрывать и объяснять, из какого синагогиального кадиша они взяты... Короче, ждем тебя и Раю с нетерпением, дай Бог, уже скоро. Крепко обнимаем, целуем Арон, Пиля, Сима, Двойра и Ревекка". Как мне впоследствии сообщил конферансье Борис Брунов, Фрадкин тут же побежал в КГБ и начал клясться, что у него нет икон и валюты, и он никуда не собирается ехать. Там (еще раз) прочитали письмо и, пытаясь сохранить серьезное выражение лица, посоветовали успокоиться, его никто ни в чем не обвиняет, многие получают вызовы, но если он не и собирается уезжать, ему не о чем волноваться. Фрадкин, тем не менее, был в панике, жена Рая на нервной почве начала курить. Забегая вперед, второй вызов и письмо, но уже на адрес домоуправления "для Фрадкина" и якобы от другого лица я послал из Италии и третье, на адрес Союза Композиторов РСФСР Родиону Щедрину для Фрадкина из Нью-Йорка. Второе письмо: "Привет, Марик! Сразу по делу: твою капусту и рыжье получил, но с летчиками больше в долю не падай — они засветились. Канай в Севастополь, свяжись с кентами и попробуй зафузить моряков атомных подводных лодок. Как договаривались, я откусил три косых, остальное твое, тебя ждет. Антиквар превращай в зелень, его не втырить и могут закнокать. Вообще, ходи на цирлах, подальше от катрана, шныров и козырных — тебе сейчас самое время лепить темнуху. Учти, телефон прослушивается — ботай по фене. Слыхал парашу, как ты вертухаям туфту впаривал — все правильно, пока не откинешься, хиляй за патриота. Вся маза тебя ждет, на любой малине будешь первым человеком, братва мечтает послушать в твоем исполнении песни Шаинского. Поменьше пей и чифири, а то, что Рая шмалит дурь, не страшно — главное, чтоб не села на иглу. Бывай, до встречи. Валера". Фрадкин потерял сон, не помогали сильнейшие снотворные, снова побежал в КГБ, потом в домоуправление, ходил по квартирам, бился в судорогах и кричал, что он не имеет к этому никакого отношения, а все это провокации Сичкина. Рая курила одну за одной и дошла до 4-х пачек в день. В КГБ хохотали до слез и с нетерпением ожидали следующего письма и очередного визита идиота. Письмо третье: "Здравствуй, дорогой Марк! Прости, что так долго не писали, но сначала хотели получить товар, чтобы ты был спокоен. Слава Богу, все окей, все контейнеры прибыли, с аргентинцами расчитались, так что ты уже в порядке: даже за один контейнер Рая спокойно может открыть массажный салон, а блядей среди иммигрантов навалом. Вообще, если ты сможешь переправить хотя бы 25 процентов своего состояния, то до конца жизни здесь будешь купаться в золоте. Если ты еще не обрезан, то здесь можно устроить за большие деньги: все иммигранты придут посмотреть на обрезание композитора Марка Фрадкина. Свою коллекцию порнографии не вези, здесь этого добра полно, оставь Жене. Да, и скажи ей, чтобы хотя бы до вашего отъезда перестала фарцевать — береженого Бог бережет. Марик, мой тебе совет: пока ты в Союзе, учи нотную грамоту и хотя бы чуть-чуть гармонию — там ты можешь напеть мелодию, и "негр" ее тебе записывает, а здесь негров много, но все они такие грамотные, как ты. У нас все хорошо: молодые получают вэлфер, старые — пенсию, а бизнесы на кеш. Английский можешь не учить, он здесь не нужен: на Брайтоне все на русско-еврейском жаргоне с одесским акцентом, а то, что у тебя первый язык идиш — огромный плюс. Тебя вся помнят и ждут, а твою знаменитую шутку: "Если бы Фаня Каплан закончила курсы ворошиловского стрелка, мы намного раньше избавились бы от этого картавого фантаста", — здешние артисты читают со сцены. С нетерпением ждем встречи, 3ай гезунд апдетер Мотл Фрадкин! Целуем Наум, Фира, Бася, Абрам и тетя Рахиль! P.S. Будете ехать, пусть Рая не глотает камни — Соня так и не просралась!"

Метки:  

Поиск сообщений в VChmyriov
Страницы: [4] 3 2 1 Календарь