-Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Valetudo

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 26.10.2012
Записей:
Комментариев:
Написано: 2511

Виды плача.

Дневник

Воскресенье, 27 Декабря 2015 г. 15:11 + в цитатник
Есть разные виды печали или плача.

A. Кто печалится из-за своего ума, поскольку предъявляет к нему повышенные требования, у того изнуряется мозг.
В чистом виде изнурение мозга, т. е. болезнь перегрузки, наблюдается при болезни Альцгеймера, которая лишает разума и наисильнейших мужчин мира. Это люди, которые, полностью отрицая эмоции, абсолютизируют потенциал своего мозга. Для них мозг – раб, а рациональное мышление – рабовладелец. Они могут не помнить, когда плакали в последний раз, и могут не признаваться в своей печали, но тело не спрашивает об этом.

Болезнь Альцгеймера возникает у тех, в ком живет максималистское желание получать, а также сознание того, что для получения необходимо полностью задействовать потенциал своего разума.

Изнуренная безнадежность лежит и в основе болезни Паркинсона, при которой у человека непроизвольно трясутся голова и руки. Жесткость мягких тканей препятствует нормальному движению костей, отсюда семенящая походка. От безнадежности речь становится монотонной.
Эти люди растратили свою добрую волю и пылкое сердце на улучшение жизни печальных, несчастливых людей. Синдром Паркинсона возникает у тех, кто желает максимально отдать, т. е. выполнить свой святой долг, но отдаваемое ими не приносит ожидаемых результатов, ибо эти люди не ведают, что никому не дано сделать несчастного человека счастливым.

Дрожь головы и рук – это как бы страх своих бессмысленных усилий. За ним кроется разочарование от тщетности благих порывов и осознание того, что на новые благие порывы сил уже нет. А также страх, что меня перестанут любить, если я не помогу этим бедным и несчастным. В то же время у этих людей немедленно вспыхивает желание помочь, стоит к ним кому-нибудь обратиться. Страх помогать и страх не помогать чередуются друг с другом, вызывая сперва дрожание рук, а позже и трясение головы.

Если вначале болезнь дает о себе знать во время целенаправленного протягивания рук, тем самым как бы говоря: не надо так сильно напрягаться ради других, пусть делают сами, то по мере прогрессирования болезни у больного во время бодрствования начинает постоянно трястись голова, словно кивает и говорит, что человек и сейчас еще готов помочь.

В случае болезни Паркинсона функционирование нервных клеток нарушается из-за нехватки химического вещества допамина. Допамин несет энергию выполнения святого долга. Если человек испытывает страх из-за того, что не может выполнить свой святой долг, то у него возникает нехватка допамина, что, в свою очередь, вызывает болезнь Паркинсона.

Б. Кто чрезмерно печалится из-за отсутствия свободы и чувствует, что вот-вот свалится, ибо из него выжаты все соки, у того возникает ателектаз. Кто чересчур печалится по поводу внешности, ибо в ней видит причину своих неудач, а усилия исправить внешность плодов не принесли, у того поражаются кожа, волосы, ногти. Они усыхают, истончаются, делаются ломкими. Пропорционально горечи и тому, насколько человек махнул на себя рукой.

Г. Кто излишне опечален из-за своей скверной спортивной формы или просто из-за малой физической силы, что не позволяет ему достичь своих больших целей или добиваться еще больших, у того начинают мертветь мышцы. Чем сильнее страх, тем больше ощущается предел выносливости. Налицо мужская печаль из-за своей мужской беспомощности. Омертвение мышц у женщин указывает на то, что женщины по-мужски себя изнурили, что они пытались силой одолеть печаль.

Д. Кто в своей печали окончательно утрачивает веру в способность мужского пола восстановить свою утраченную силу и жизнестойкость, а также веру в собственную способность восстановить свою былую идеализированную и многообещающую силу, тот зарабатывает остеопороз, или разрежение костного вещества. Пораженные остеопорозом кости, если выражаться фигурально, выплакались досуха, до пустоты.

Е. Печаль также является одной из причин возникновения сексуальных проблем у молодых мужчин. Одностороннее сексуальное воспитание молодежи, превознесение технической стороны секса приводит подростков и юношей к депрессии. Во взрослом возрасте ощущение собственной неполноценности лишь возрастает. Если в руки подростку, начавшему проявлять интерес к девочкам, попадает порножурнал и он видит там одни огромные мужские члены, преподносимые как атрибут супермужской доблести, то его собственному недозрелому половому признаку наносится сокрушительный удар.

Заблокированность страхом тормозит его рост и нарушает функциональность. Это может привести к тому, что человек начинает испытывать отвращение к собственному телу.

Если мужчина воспринимает мужественность прежде всего как сексуальную выносливость, то он в порнофильмах будет видеть лишь это, не догадываясь о том, что на фоне выкрутасов индустрии похоти любой нормальный мужчина начинает ощущать себя неумехой.

Все эти слезы, выплаканные ночами в подушку либо скрываемые как-то иначе, могут довести до сексуального истощения, прежде чем дело вообще дойдет до секса. Если у молодого человека любовь к девушке превосходит страх, что меня не будут любить таким, какой я есть, то он находит девушку, которая превыше всего ценит любовь душевную, а к сексу относится с таким страхом, что молодому человеку выпадает роль подбадривающей стороны – и половой контакт у него удается. Хорошо, что хоть так.

Молодой мужчина продолжает вовсю стараться сделать женщину счастливой, не видя в собственном чрезмерном усердии фактора риска. Он подражает образцам суперменов, преуспевает в этом, а потому гонит прочь всякие сомнения и даже бывает доволен своей любовной игрой. Однако когда, несмотря на нормальную половую жизнь, детей все нет и нет, то при анализе спермы выясняется, что сперматозоиды у него утратили подвижность. Они придавлены гнетом испуганной печали и ждут, чтобы гнет сняли.

Если же молодой человек испытывает очень сильный страх из-за своей неполноценности, то он притягивает к себе девушку, ценящую техническую сторону секса, и первое половое сношение может закончиться для него плачевно. Страх перед сексом как самоунижением может повлиять на всю последующую жизнь. Кто-то на этом и останавливается, кто-то слишком долго набирается смелости, у кого-то нарушается половая функция, кто-то начинает прибегать к силовым приемам в сочетании с алкоголем или без него. Одним из способов самоутверждения является гиперсексуальность, которой изнуряют себя и партнера, однако удовлетворение не наступает.

Люди, не умеющие плакать, стесняются своих слез, которые изредка все же прорываются наружу, пытаясь хоть немного осушить заполненную до краев чашу печали.
Рубрики:  Духовное знание/причины болезней
Мужчина и женщина
Для женщин
Учение Л.Виилма
Для мужчин

Метки:  

Умерщвление печали

Дневник

Воскресенье, 09 Августа 2015 г. 13:56 + в цитатник
Поскольку слезы считаются признаком слабости, а также неинтеллигентности, то большинство людей старается сдерживать слезы. Для печали не имеет значения, прячут ли ее за маской серьезности или за маской смеха. Разница заключается в том, что смех способен обманывать слух и вынуждает печаль расти, иначе ее потребность в свободе останется незамеченной. Подавление печали, ее сдерживание может привести к кажущемуся полному отсутствию печали. Это я называю смертью печали. Умерщвление печали тождественно умерщвлению самого себя.

Всякая энергия является стройматериалом нашего бытия, чья концентрация приводит к материализации этой энергии.
Печаль и жестокость составляют два полюса единого целого. В соответствии с особенностями подавления печали, в ее материализации возникают различные ступени трудности, которым соответствуют конкретные болезни.

Запомните: личная проблема означает, что человек терзается из-за своей личной жизни. Если он начинает переживать за весь мир и желает исправить мир, не заручившись согласием других людей, то его болезнь распространяется на все тело, становится общей.

Чтобы разобраться в механизме подавления печали, а также любого другого стресса, представьте себе, что у Вас есть большой спелый арбуз. Вы кладете его под пресс для выжимания сока и начинаете давить. Это в принципе то же самое, как если бы сказать, что хороший человек во имя благой цели творит зло. Давильщик давит из арбуза сок. Давильщик интеллигентен – значит, хороший. Цель интеллигентна – значит, хорошая. И лишь с энергией печали обошлись плохо. Поскольку незримая энергия никак не воспринимается, то ее умерщвление – как бы ничто.

Чем может обернуться подобное непонимание, попытаюсь объяснить ниже.
I. Невыплаканная печаль
Она же – стадия активной надежды на избавление от досадного чувства печали и готовности пустить слезу. На этой стадии человек активно реагирует на печаль. Выплакаться не смеет и не желает, а не плакать не может. Если такой человек плачет из-за себя, то лишь в том случае, когда его никто не видит.

При виде чужих слез он может сам заплакать. Безотчетно вбирает в себя чужую печаль и не сознает того, что оплакивает в душе не только свою печаль, но и печаль других. Речь идет о так называемом сопереживании от всего сердца, которое производит такой же эффект, как если бы человек сам оборвал себя посреди разрывающего сердце плача. Он обманывает себя тем, что якобы плачет из-за жалости к другому. Тяжесть в сердце говорит ему, что он лжет, но к голосу сердца он не прислушивается. Он полагает, что с сердцем что-то неладное. Под этим он подразумевает болезнь сердца.

Отчаяние, испытываемое по поводу своей либо чужой работы, безнадежной ситуации, тривиальной будничной проблемы либо проблемы мирового масштаба, – все это является неизжитой внутри печалью.
Отчаяние есть концентрированная печаль. В эстонском языке существует расхожее выражение: у меня ужасное кошачье отчаяние. Что это означает?

Ужас – это концентрированный страх, при котором бежать уже нельзя. Ужас парализует разум и способность передвигаться. Кошка символизирует свободу. На уровне абстракций это понятие означает безвыходность из устрашающего вынужденного положения, что приводит к полной блокировке страха и печали. Все копится внутри. Печаль скапливается в человеке совсем под иным названием и в гораздо более опасном объеме.

Эта стадия подобна вытеканию из арбуза сока. Чем сильнее давишь, тем больше сока вытекает, пока не вытечет весь. Вместо того, чтобы выпустить каждую выступившую слезинку, человек, который сдерживает печаль, как бы подставляет под слезы сосуды для сбора. Кто в качестве сосуда подставляет голову, кто – ноги, кто – живот, кто – спину, кто – сердце, легкое или печень, а кто – несколько сосудов сразу. Все зависит от того, какими проблемами человек опечален.

На стадии невыплаканной печали образуются:
– кисты или полостные доброкачественные опухоли,
– скопления жидкости в органах и полостях,
– отеки в отдельных органах и тканях, на целых участках или по всему телу.

Кисты могут быть столь малых размеров, что вообще никак не проявляются. Зачастую они обнаруживаются случайно. Но бывают кисты гигантские, их скорость роста и характер непредсказуемы. Лечение кист нельзя откладывать на неопределенное будущее. Ни одна из них не возникла просто так, и просто так они не исчезнут. Неважно, как их лечить – медикаментозно, хирургически или нетрадиционно – главное, чтобы их не стало.

Понятно, что я лично предпочитаю лечение мыслями, но поддерживаю также лечение лекарственными травами в сочетании с диетой. Мне известно о том, насколько щадяще и глубоко действует гомеопатическое лечение. Я понимаю, что глотать медикаменты человека подталкивает страх. И испытываю грусть, когда человек лишается органа вследствие хирургического вмешательства. Зато я бываю счастлива, когда человек, будучи прогнанным сквозь строй, в конце страданий осознает причину своей болезни и избавляется от нее, чтобы болезнь не перекинулась на другой орган.

Образование в органе или полости свободной жидкости может происходить с невероятной быстротой. Медицинским работникам это известно. Но со столь же невероятной быстротой она может и исчезнуть. К сожалению, традиционная медицина отказывается поверить в это чудо.

Пример из жизни.
У юноши в течение двух дней из полости легочной плевры было откачано шесть литров жидкости. Без врачебной помощи он бы не выжил. То было осложнение, сопутствующее его основной болезни,
Заболевание легочной плевры указывает на проблемы, связанные с ограничением свободы. Легочная плевра имеет две поверхности:

1) покрывающую легкие – плевра заболевает, когда человек ограничивает собственную свободу,
2) выстилающую изнутри грудную полость – плевра заболевает, если свободу ограничивают другие.

Выделение и всасывание жидкости происходит в обоих случаях, и разницу можно определить лишь при помощи «третьего глаза». Здесь больной может оказать врачу помощь в диагностике.

С того времени, как мой пациент себя помнил, предметом чести и гордости для него всегда являлось сверхразвитое чувство долга. Ничего плохого в этом он не видел, ибо это вошло в привычку. Он был рабом, который говорил себе то же самое, что говорили ему – положено, так надо, иначе больших целей не достичь.

Никто не догадался поинтересоваться у этого молодого человека его собственным желанием. Он, желая быть хорошим, смирился с вынужденным положением, которое сулило ему в будущем превосходство над другими. После одного неудачного спортивного состязания, когда против него было выдвинуто нехорошее обвинение, он заболел. Он боялся оказаться посредственностью и делал все, что бы не прослыть ею, а его обвинили как раз в этом. Сдерживаемая злоба борьбы за существование выплеснулась наружу в виде болезни. Он ненавидел собственную немощь.

Он был спортсменом, привыкшим максимально выкладываться. Его мечты рухнули, но мужество не позволяло их оплакивать. Прежде он жертвовал собой во имя жизни. Он ни разу не потрафил собственным желаниям, постоянно жертвовал собой и теперь был вынужден еще больше себя ограничить. Прежде его печаль изливалась в ходе тренировки в виде пота, теперь же спорт запретили.
Печаль застаивалась.

Он желал всем хорошего, но уже не был в состоянии делать доброе. В чужих бедах он винил себя и вбирал в себя как собственную, так и чужую печаль. Иной раз плакал в подушку, стыдясь собственной слабости. Стыд за чувство вины не считал.

Он оказался пленником собственной печали и, разумеется, не догадывался о том, что к его печали присовокупились:
1) печаль родителей из-за несбывшихся надежд, причиной которой послужила болезнь сына,
2) печаль учителей и тренера, которых он опечалил своей болезнью, смешавшей все их радужные планы,
3) огорчение врачей, сухие приказы которых он встречал в штыки и которые не учитывали его потребностей и не удостаивали разговором по существу – ему было всех жаль,
4) печаль беспомощных людей, которые сами не хотели исправить свою несчастливую жизнь, хотя молодой человек от всей души желал помочь.

Особенно опечалило его то, что врачи очень плохо обо мне отозвались. Он ощущал, что лечение мыслями и лекарственными травами вдохнуло в него жизнь, да и медицинские показатели постепенно приходили в норму. Он чувствовал себя здоровым, однако я подозревала, что внешнее улучшение обманчиво. Он желал, чтобы я ошиблась. Вслед за этим, словно гром среди ясного неба, последовала атака врачей на единственную спасительную надежду – и он снова слег.

К сожалению, его родители, вторя врачам, принялись высмеивать все, что было свято для этого молодого существа. Я убедила его в необходимости как облучения, так и химиотерапии, против чего его душа протестовала. Но его защитительной речи не вняли. Все это вызвало у него крайнее отчаяние, ибо его вера в себя еще не окрепла. Кроме меня, у него не было родственной души. Страдания научили его видеть в отчаянии – печаль.

Не каждый может восстановить веру в белое, от грязи ставшее черным. Он смог и пошел дальше.
У синусоиды жизни есть периоды подъема и спада. При спаде человека охватывает разочарование, и это совершенно естественно. Вместе с тем у нашего молодого человека сильная воля и молодая ищущая душа. То, как он помог себе, – чудо. Я верю, что в дальнейшем произойдет еще большее чудо. Но ему еще много придется освобождаться от печали.
Рубрики:  Органы дыхания
Пример из жизни

Метки:  

Жестокая обида

Дневник

Суббота, 22 Марта 2014 г. 23:43 + в цитатник
Жестокость проявляется не только когда человека обижают, но и когда кто-то желает переделать другого по своей мерке, не спрашивая, хочет ли он этого сам. Разница лишь в величине жестокости.
Обидеть другого – все равно что окатить ушатом кипятка.

Переделывать другого по своей мерке – все равно что капля за каплей точить в камне углубление.

Люди, пережившие плен, рассказывают, что самой страшной пыткой являлась такая, когда человека привязывали к столбу и сверху ему на темя медленно капала вода. Человек терял рассудок, либо дух его сопротивления быстро оказывался сломленным.
Подобная жестокость свойственна всем так называемым хорошим людям, и они сами от этого страдают. Своей жестокостью они, словно магнитом, притягивают жестокость других и недоумевают, почему жизнь такая скверная.

В ком есть жестокость, тот читает в газете полицейскую хронику и чертыхается, мол, не жизнь, а кошмар. Вместо того, чтобы выпустить из себя жестокость, он назавтра будет читать ту же рубрику и не догадается, что злоба в нем все возрастает. Как же ей не возрастать, если ее так старательно взращивают. Такой человек не замечает того, что сам становится хуже, – замечают другие.

Этому человеку и в голову не приходит, что необходимо изменить свое отношение, тогда и жизнь его изменится. Если ему сказать об этом, то он начинает злиться: "Что ж мне теперь– сочувствовать ворам и мошенникам? Может, прикажете их по головке гладить? Разве благими речами что-нибудь изменишь ? Тут вот ходят всякие с медовыми речами, сектанты, или как их там величать, только людям мешают. А как дело нужно делать, их и след простыл. Пусть вещают арестантам, может, те и станут честными людьми". Выпущенная пулеметной очередью тирада – словно взбитая злоба. Дело и выеденного яйца не стоит, а как разрослась!

Сектантам, которые обивают пороги квартир, он такого не скажет, – как-никак хороший человек. Бранные речи он произносит среди своих и не понимает, что рупор брани направлен в него самого. Так и копится жестокость.

В один прекрасный день такой человек встречает на улице опечаленного прохожего, который не умеет сбросить с себя печаль. Опечаленный видится ему лоботрясом, который мается от лени и даже не следит за своей внешностью, и он смеривает «неряху» таким взглядом, что чаша печали у того переполняется, и он в порыве жестокости заносит руку. Жестокость одного, которую он ни в коем случае жестокостью не признает, спровоцировала вспышку жестокости у другого, жестокости, которая скопилась под прикрытием печали. Два одинаковых страдальца волей случайного совпадения сделались потерпевшим и преступником. Но кто из них потерпевший, а кто – преступник?

Оба – потерпевшие, и оба – преступники. Нет чтобы понять и поддержать друг друга – вместо этого один счел себя лучше другого, другой поддался на провокацию и оказался виноватым. Ему бы не поддаваться на провокацию, но из-за печали он лишился способности самоконтроля. Потому и взорвался.

Опечаленный человек воспринимает все плохое близко к сердцу, и там оно и остается. У него не хватает ума это плохое исправить. Единственное утешение для него – оплакивание несбывшихся надежд до полного изнеможения.
Между делом хочу напомнить, что к болезням приводят лишь неразвязанные стрессы.

Человек может плакать, не роняя ни единой слезинки. Это особенно удается мужчинам, и потому они менее выносливы, нежели женщины. Иной мужчина на вид могуч и мужествен, точно выставочный экспонат, но когда я раскрываю, что у него на сердце, то глаза его увлажняются.

И тогда я, как всегда, повторяю: когда говорят, что мужчины не плачут, то предполагается, будто мужчины и не люди вовсе. Плачьте, мужчины, не стесняйтесь! Осознайте, что человечество находится на таком уровне развития, что плач для человека необходим. Совсем без него нам не обойтись. А если Вы больны болезнью с названием «не могу плакать», то знайте, что, несмотря на все старания умертвить печаль, она продолжает жить и пытается Вас учить.

Те, которые не плачут, обосновывают сдерживание своей печали так: "Разве это поможет? Разве это что-либо даст?" Действительно, не даст, – в этом вопрошающий прав. Но отнять отнимет.

Когда простодушный человек копит печаль, то у него образуются легкие болезни, которые хоть и дают постоянно о себе знать, но все же дают возможность прожить долго. Когда же печаль копит высокообразованный человек, и он же высмеивает себя за выступившие на глазах слезы, то он зарабатывает достойную умного человека тяжелую болезнь – возможно, неизлечимую. Все новые болезни, неподвластные медицине, происходят от излишней интеллигентности.

Сердце такого человека напоминает увядший за зиму овощ. Слишком много жидкости испарилось, слишком много утекло со слезами. Подобные изменения могут происходить во многих органах и тканях.
Рубрики:  Духовное знание/причины болезней
Учение Л.Виилма

Метки:  

 Страницы: [1]