-Помощь новичкам

Всего опекалось новичков: 2
Проверено анкет за неделю: 0
За неделю набрано баллов: 0 (77268 место)
За все время набрано баллов: 21 (25076 место)

 -Приложения

  • Перейти к приложению Онлайн-игра "Большая ферма" Онлайн-игра "Большая ферма"Дядя Джордж оставил тебе свою ферму, но, к сожалению, она не в очень хорошем состоянии. Но благодаря твоей деловой хватке и помощи соседей, друзей и родных ты в состоянии превратить захиревшее хозяйст
  • Перейти к приложению Открытки ОткрыткиПерерожденный каталог открыток на все случаи жизни
  • Перейти к приложению Я - фотограф Я - фотографПлагин для публикации фотографий в дневнике пользователя. Минимальные системные требования: Internet Explorer 6, Fire Fox 1.5, Opera 9.5, Safari 3.1.1 со включенным JavaScript. Возможно это будет рабо

 -Резюме

 -Цитатник

Без заголовка - (0)

Художник, керамист, историк, бакинец - Мир-Теймур Мамедов ЕЕ Величество Глина aвтор: Мир-Теймур ...

Без заголовка - (0)

Плетеные рисованные картины Алекси Торреса (Alexi Torres)   http://s20.rimg.info/a91a...

Без заголовка - (0)

Сергеев А.Н."Моя живопись яркая, пастозная, полная света, движения и музыкального ритма." &nbs...

Без заголовка - (0)

Семь малоизвестных фобий Большинство людей могут перечислить хотя бы три типа фобий, включая ...

Без заголовка - (0)

ВСЁ о схемах на ЛиРу Практически всех лирушников интересуют вопросы, связанные с фонами (схемами)...

 -Фотоальбом

Посмотреть все фотографии серии авторская керамика
авторская керамика
23:47 12.05.2015
Фотографий: 479
Посмотреть все фотографии серии каляки - авторские работы
каляки - авторские работы
23:23 11.05.2015
Фотографий: 248
Посмотреть все фотографии серии ИчерИшехер в моей керамике
ИчерИшехер в моей керамике
22:39 11.05.2015
Фотографий: 104

 -Я - фотограф

серия рисунков к статье о Леонардо да Винчи

пропорциипропорции улитки и спиралисвязь нейроновС. Мухаммед, миниатюраЛеонардо да Винчиавтопортретпредварительно напряженные конструкциивертолетзал Леонардо

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в usta777

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 25.06.2009
Записей: 1141
Комментариев: 192
Написано: 6060

Феномен человека.

Дневник

Суббота, 05 Июня 2010 г. 19:04 + в цитатник
Феномен человека.

Вся история материальной культуры человечества – это и история создания все более и более надежных и прочных вещей. Лишь интуиция и опыт были поводырями древних инженеров. Многие эксперименты кончались печально. Но этот печальный опыт был не напрасен.Человек постепенно начинает понимать природу вещей, начинает задумываться об их будущем, начинает постигать и ценить науку.
Нашим далеким предкам совсем не чужды были заботы о надежности и качестве вещей, которые их окружали.
4000 лет назад в Древнем Вавилоне существовал закон, который гласил:
- «если построенный архитектором дом развалится и при этом погибнет его владелец, архитектор подлежит смертной казни.
- если при этом погибнет сын владельца дома, смертной казни подлежит и сын архитектора».
Сурово? Да. Но какая ответственность лежала на плечах созидателя! Может, благодаря такому подходу к своему делу, мы, современники ХХ века, можем любоваться творениями древних?
Египетские пирамиды, сфинксы, скульптуры – колоссы, греческие храмы, акведуки выстояли в долгом противоборстве с силами стихии и до сих пор рождают чувство сопричастности к вечной истории человечества. Не зная теории, древние предугадывали многие прогрессивные технические решения, осмысленные лишь через много веков.
Пролет балок Парфенона не превышал 2,5 метра. Когда архитектор Мнесикл приступил в 437 году до н.э. к строительству пропилеев Акрополя, ему потребовалось перекрыть мраморными балками пролеты до 6 метров. Мнесикл замуровал в мрамор в специальных канавках железные стержни, создав «армированный мрамор». Уже в Древнем Вавилоне использовали тростник для строительства домов из кирпича – сырца.
Накопленный эмпирический опыт был подчас жесток и иррационален. В Древнем Вавилоне, например, при изготовлении стекла использовались человеческие эмбрионы. Японцы закаливали свои мечи, погружая их в тела пленных. В основания мостов и зданий замуровывали прекрасных девушек, и лишь со времен Древнего Рима их стали заменять чучелами.
Аристотель, неторопливо беседовавший с учениками, за 300 лет до н.э. в священном саду Аполлона в Афинах, поведал им принцип действия весов, строительных блоков, открыл им правила равновесия рычагов.
Афинская школа под руководством Аристотеля пала в 323 году до н.э. со смертью Александра Македонского и разрушением созданной им империи. В Афинах у власти оказались противники Александра, и Аристотелю пришлось спасаться бегством. Он умер в Халкиде в возрасте 63 лет.
Роль научного центра древнего мира перешла к городу, основанному Македонским в дельте Нила – Александрии Египетской.
Здешний правитель, основатель египетской династии Птоломеев, Птоломей I Сотер, обласкал ученика Аристотеля Деметрия Фалерского и поручил ему создать новый Ликей, теперь уже в Александрии. Деметрий рьяно принялся за дело и прежде всего собрал все труды Аристотеля. Постепенно вокруг него возник круг учеников. Так образовалась другая известная научная школа – Александрийский Музей. Постепенно Музей стал крупнейшим научным центром, две библиотеки которого насчитывали около 700 тысяч томов. Ученые, составлявшие Музей, жили вместе, за счет казны. Пользуясь обилием папируса, Музей издавал книги. Александрийскую школу отличало систематическое исследование конкретных вещей и явлений природы.
Великий Архимед всю свою жизнь сохранял с Музеем самые тесные отношения. Архимед отличался от других ученых тем, что применил результаты своих научных изысканий в инженерной практике.
Архимеда, согласно легенде, вопреки приказу военачальника Марцелла, убил неизвестный солдат, когда Архимед рисовал на песке свои геометрические фигуры. Человек, склонившийся над чертежом, - таким остался в памяти потомков великий инженер и ученый древности Архимед.
Рядом с Архимедом трудились и другие выдающиеся механики и изобретатели. Немного старше его был Ктезибий, изобретатель гидравлического органа, водяных часов, водяного пожарного насоса. Ученик Ктезибия Филон в своем трактате «Механика» описал множество интереснейших изобретений: хитроумные боевые машины, автоматический театр, кривые зеркала, «плюющиеся» сосуды, фонтаны с пьющими животными и поющими птицами, карданов подвес, устройство для подачи «святой» воды к храму. Филон прекрасно знал принцип сифона. Еще более известен Герон Александрийский, его знаменитая паровая турбинка, «фокус» с автоматическим открыванием дверей храма при разжигании огня на жертвенном очаге. В трудах Герона мы найдем описание таксометра, ворота, рычага, винта, зубчатой передачи, сифонов, клина, разнообразных подъемных и военных машин. Греки эллинистического периода владели технологией получения различных металлов, знали о движущей силе пара, знали о рычагах, о шестеренках, о колесах и простейших подшипниках.
Великие александрийские ученые и инженеры надолго опередили свое время, но не властны они были над неумолимым ходом истории, которая вступала в один из мрачнейших своих периодов.
Нашествие варваров окончательно стерло в людской памяти следующих поколений великие научные достижения греков.
Францисканский монах Роджер Бэкон, проведший 20 лет в тюрьме как еретик, писал в XIII веке: «можно сделать устройства, плывущие без гребцов, суда речные и морские, плывущие при управлении одним человеком, колесницы без коней, летательные аппараты; прозрачные тела могут быть так обработаны, что отдаленные предметы покажутся приближенными, и на невероятном расстоянии будем читать мелкие буквы и различать малейшие вещи, будем в состоянии наблюдать звезды, как пожелаем».
Что это? Гениальное прозрение? Или знание, переданное кем-то? Может, эти «картинки» были показаны избранным? Но кем? Когда? С какой целью? Говорить о таких вещах, писать о них, рисовать фантастические проекты и считаться сумасшедшим, изгоем в своем времени! Как люди верили, какая сила убеждения в своей правоте!
XVI – XVII века, эпоха Возрождения родила титанов – Колумба, Магеллана, Кромвеля, Коперника, Галилея, Кеплера, Спинозу, Декарта, Ньютона, Рембрандта, Сервантеса, Веласкеса, Микеланджело, Шекспира, Мольера, и многих других.
Но может быть, никто так не воплотил в себе дух Возрождения, как художник и инженер Леонардо да Винчи. Если бы меня спросили, кто может претендовать на роль трансформированного инопланетянина – я бы первым назвал гениального Леонардо да Винчи.
Вот заметки из его записной книжки: «Мудрость – дочь опыта… Опыт никогда не ошибается, ошибаются только суждения ваши…». Кстати, о его записях. Они написаны зеркальным способом, скорописью. От кого хотел скрыть свои мысли Леонардо да Винчи? Почему зашифровал свои записи? Только в ХХ веке многие из его рисунков, проектов стали ясны, и мы удивляемся его гению.
Еще запись: - «Никакой достоверности нет в поисках там, где нельзя применить одну из математических наук, и в том, что не имеет связи с математикой. Всякая практика должна быть воздвигнута на хорошей теории. Наука – полководец, а практика – солдаты».
Несколько рисунков: самолеты – махолеты, вертолет, парашют, цепные силовые передачи, станок для насечки напильников, ткацкие машины, боевые машины (танки), музыкальные инструменты, система двойных шлюзов для плотин, расположенных под углом друг к другу, и многое другое.
Леонардо приходит к мысли о необходимости предварительного апробирования материалов и деталей – то, что составляет основу современной теории механизмов (теормех) и сопротивления материалов (сопромат).
Кто был Леонардо? Некоторые из современников считали его волшебником, сумасшедшим, еретиком. Он заложил основу науки статики, той самой, которая только в ХХ веке получила статус науки.
Леонардо видел в себе универсального человека, потому что видел мир универсально: в единстве и разнообразии. Он был гениальным мыслящим оком человечества.
Умение видеть стало источником величайших открытий в науке. Альберт Эйнштейн в «творческой биографии» рассказывал об удивлении, которое он испытал ребенком, когда ему показали компас. Став взрослым, он не раз жалел о том, что люди, взрослея, утрачивают дар удивления перед ветром и дождем, перед тем обстоятельством, что Луна не падает на Землю.
Недалеко от Амбуаза – старинный город Труа, рядом с которым археологи обнаружили в пещере гениальные рисунки художников каменного века. Самая известная роспись, она вошла во все каталоги, учебники, и т.д. – это изображение раненого бизона в Альтамирской пещере. Ничем не уступают по своей значимости и пиктограммы на скалах Гобустана. И там, и здесь были свои Леонардо да Винчи. Но главное, это то, что и в каменном веке были люди, способные удивляться, видеть и сопереживать всему, что их окружало. Ее это ли главное свойство Художника – видеть удивительное в необыкновенном, прекрасное в печальном, как у раненого бизона из Альтамира? Особо надо подчеркнуть, что древний художник на скалах Гобустана показал нам основы мультипликации! Как? Введя множество ног вместо четырех, тот далекий от нас гений показал БЕГ, ДВИЖЕНИЕ. Разве одно это не вызывает чувство УДИВЛЕНИЯ?
Леонардо разработал гимнастику видения для художника. Он «ставил» глаз у учеников, как «ставят» слух, руки пианистов. Это показывает, что он подходил к этому важнейшему органу человека, как к инструменту. А инструмент всегда должен быть безотказным, надежным. Вот один из его опытов – уроков. Он становился на расстоянии 10 локтей от шеренги учеников, затем чертил на доске линию. Каждый из учеников должен был отломать от тростника такую же соразмерную величину линии. Тростник Леонардо раздавал заранее. Казалось бы, простой опыт, но по своим результатам прекрасный. Ставя аналогичные опыты со своими учениками, я также добивался после многих повторов хороших результатов. Леонардо научил нас, художников, многому. Но еще больше он оставил после себя непонятного, неразгаданного. В начале 1970-х годов журнал «Техника - молодежи» опубликовал интересную статью. Она была посвящена автопортрету и портрету Моны Лизы. Компьютеру дали задание спроектировать лицо Моны Лизы без прически на автопортрет художника. Когда это произошло, то появившееся изображение на мониторе вызвало бурю чувств. Лица Моны Лизы и Леонардо совпали по всем основным параметрам! Что это? Что хотел этим сказать гениальный творец? До сих пор эти вопросы остались без ответа. Может, наступит время и для этой тайны, и надеюсь, что это будет в XXI веке. Такие же вопросы поставил перед нами другой гений. Жил, творил в то же время, что и великий Леонардо. Речь идет о «Леонардо да Винчи» Ближнего и Среднего Востока – устаде Низамаддине Султане Мухаммеде. С его именем связана целая эпоха развития восточной миниатюры. Тебризская школа XVI века, оказавшая влияние на многие страны Ближнего и Среднего Востока, до сих пор, в ХХ веке, вызывает вполне заслуженное восхищение. Устад Султан Мухаммед, как и Леонардо да Винчи, также оставил нам много нераскрытых тайн в своих миниатюрах. Хотя по размерам его миниатюры небольшие (не более писчей бумаги, формата А-4), но они огромны и торжественны по манере исполнения, по той информации, что заложена в этом сгустке – картине.
В начале века в окрестностях Тебриза был создан своего рода академический городок, говоря современным языком. Здесь размещались учебные и научные учреждения, обширная библиотека, обсерватория – всё не упомянуть. Учёные, художники, философы, поэты из Китая, Индии, Сирии, Египта, Ирана – около семи тысяч людей были собраны в этот центр человеческой мысли.
В начале статьи я описал Александрийский музей – Ликей. Он был создан в 323 году до нашей эры. Какая великолепная преемственность традиций! 323 год до нашей эры и 1530 годы нашей эры.
Италия. XVI век. Леонардо да Винчи.
Тебриз XVI век. Низамаддин Султан Мухаммед. Два огромных светила, которые освещали небосвод человечества, небосвод, который скоро (XVII, XVIII века) погрузится во тьму средневековья с кострами, с четвертованием, охотой на ведьм. Всё это отразил в своих работах не менее гениальный Иероним Босх (он заслуживает отдельной статьи-исследования).
Султан Мухаммед, миниатюра из рукописи Низами «Хамсе» 1539-1543 гг. (Хосров встречает купающуюся Ширин). Хранится в Лондоне, в Британском Музее.
Ну вот, пожалуй и всё, что можно сказать о ней, об этой миниатюре, прочтя её «паспорт». Не буду описывать, что изображено, и как на всём поле изображения – остановлюсь на детали.
Деталь немаловажная, так как занимает около 50% фона миниатюры. Написал «фон» и задумался. Как может фон вместить также количество голов, лиц, персонажей. Речь идёт о скалах, изображённых на миниатюре. Но это и скалы, горы, и не скалы, камни. Везде камни вместо голов, притом ни одного повтора. Что хотел этим приёмом донести до нас или спрятать от современников гений творца.
Направление интереса этих персонажей, голов, рвущихся из камня, к середине. Некоторые головы – камни отвернулись, как бы беседуя или делясь впечатлениями с кем-то, кого «отсекла» рамка миниатюры. Кто они? По своему образу, по подходу стилизовать, утрировать лица, Султан Мухаммед перекликается с рисунками из записной книжки Леонардо да Винчи, где он изучает анатомию лица, и с образами Иеронима Босха в его картине «Страшный суд». Что за странное совпадение? И совпадение ли это? Случайность? Не знаю. Чувствую себя в тёмной комнате без света, где должен поймать чёрную кошку. Тем более, что не уверен, что кошка там …
Другая миниатюра. «Султан Санджар и старуха». Миниатюра из рукописи «Хамсе» Низами. 1539-1543 гг. Лондон, Британский Музей.
И опять этот приём! Горы, скалы, камни в виде голов, людей и животных. Около 35% поля миниатюры залито этими аллегориями. Аллегории или портреты живых современников, зашифрованных в такой форме? Сказать, что Султан Мухаммед не мог иначе изображать скалы – значит, пойти против правды.
В миниатюре из рукописи «Золотая цепь» Джами, 1549 г. сцена охоты на фоне гористого пейзажа. Но здесь горы, холмы нормальные по пластике живописного языка, по контуру, по графике – одним словом, по всем параметрам классического пейзажа. Где эти люди-скалы,. камни-головы? Забыл изобразить? Лень было рисовать профили? Нет и нет! В этом и вопрос. Почему в одной миниатюре скалы-люди, в другой нормальные камни, в смысле – нет антропоморфности, т.е. нет внесённых человеческих черт. А в другой половине этой же миниатюры, в правой, скалы начинают оживать. Они как каменные торсы, фигуры тянутся к участникам сцены охоты. А это что? Почему горы начинаются в левой половине как камни, а в другой половине начинают оживать?
Другие мастера этой школы изображают горы естественно. Только Султан Мухаммед мог позволить себе такие «вольности» как основатель династии художников, как основоположник новой школы живописи. Есть попытки повторить своего учителя у Мухаммеди (развлечения в саду, сцены сельской жизни 1578 г.) и у некоторых неизвестных художников этой же школы. Но у них только какая-то группа скал что-то напоминает работу гениального Султана Мухаммеда. Я хочу этим сказать, что приём Султана Мухаммеда не получил у учеников развития в изображениях скал. Почему?
«Закон фантастического в искусстве» - это, по существу, и есть закон, открытый в ХХ веке Норбертом Винером, «закон ограниченного разнообразия». Отец кибернетики сделал великое открытие простой истины: существуют миллиарды яблок на яблонях, но ни одного нет яблока, которое было похоже на своего соседа по ветке. И главное – нет ни одного яблока на грушевом дереве.
Как много замечательных имен, творцов, созидателей! Все они несхожи и гениальны по-своему. И всех их роднит одно: оригинальность мышления, нетривиальный подход в решении тех или иных вопросов, которые они ставили перед собой!
Видеть, понимать, создавать – триада Леонардо да Винчи. Видеть, понимать, создавать – священный трилистник Султана Мухаммеда.
Умение резко выделить некую странность в общепринятом, увидеть в обыкновенном удивительное – великий дар. И он дан свыше гениям – Леонардо и Султану Мухаммеду.
О Леонардо пишут, что все научно-технические революции будущего уже жили в его голове. Вот далеко не полный реестр его интересов: анатомия, физиология, антропология, ботаника, геология, география, топография, космография, чистая механика, гидравлика, гидромеханика, океанография, оптика, термология, физика, астрономия, математика…
Хватит? Для одного человека более, чем достаточно! Дальше: …инженерия, машиностроение, летное дело, робототехника, автоматика…
Не много ли для одного человека? Можно и дальше продолжать.
Разве это не чудо?
У Козьмы Пруткова есть знаменитый афоризм: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда» . Наверное, это про Леонардо….
По Леонардо: Мыслить – это видеть. Простая мысль? Италия сняла про Леонардо да Винчи фильм. Он был показан в 120 странах, в том числе и в бывшем СССР. Мне посчастливилось видеть этот фильм, многосерийную эпопею про жизнь гения. Каждый вечер я ждал встречи со старцем, похожим на Саваофа. Каждый вечер, после фильма наступала печаль, потому что до завтра было так много времени. Но и этот фильм не смог вместить в себя образ гениального… Я остановился на этом листе и не знаю как продолжать, как назвать Леонардо. Человеком? Гением? Творцом? Пришельцем из такого далекого будущего, что я даже представить не могу. Кем?
Самые высокие эпитеты человеческого разума не отразят Леонардо да Винчи. Не вместят его образ…
Ирреальное в реальном, реальное в ирреальном. Это тоже о нем, о Леонардо. Он был великим фантастом. Он бы реален и нереален. Не может человек обладать не пятью чувствами, а будто пятьюстами.
Он был невозможен и он был. В другой известной пословице из афоризмов Козьмы Пруткова: - «Нельзя объять необъятное, потому что необъятное объять невозможно!»
Но был Леонардо, который доказал обратное. Великий Мастер объял необъятное! Личность, которой посвящено более 3000 томов, остается загадочной.
В Стамбуле обнаружен свиток с турецким переводом письма Леонардо турецкому султану Баязиду II: - «Я слышал, что ты имеешь намерение соорудить мост из Галаты в Стамбул, но ты не соорудил его из-за отсутствия знающего мастера. И предлагал построить мост, под которым могли бы проплывать парусные суда…»
Жизнь Леонардо была фантастикой. Но и смерть не менее фантастична. Когда вскрыли могилу, то глазам предстала странная картина: то, что некогда было телом, приняло необычную позу. Голова опиралась на руку…Леонардо будто бы и по ту сторону жизни размышлял…
О чем?
Мир-Теймур

Метки:  

Учитель лекарей

Дневник

Суббота, 05 Июня 2010 г. 18:53 + в цитатник
Мир-Теймур

Учитель лекарей


Наверное, покажется странным, что художник выступает с очерком в журнале, посвященном медицине. Но этому есть веская причина. Речь идет о феномене всех времен Леонардо да Винчи. К двум художникам прошлого у меня трепетное отношение - Леонардо да Винчи и Султану Мухаммеду. Оба художника сделали так много в изобразительном искусстве, что пройдут века, а мир не перестанет удивляться их мастерству и находкам, которые они сделали не только в узкой области своей профессии. Неутомимый ученый-экспериментатор и гениальный художник, Леонардо да Винчи остался в истории символом эпохи, которая «нуждалась в титанах и породила титанов», по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености. Гений всегда опережает эпоху, он мало понятен современникам и мало ценим ими. Как правило, ему дано лишь посмертное признание благодарных потомков. Современники в нем видят, в лучшем случае, чудака, слегка свихнувшегося над разработкой своих прожектов. А он порой готов на все (ну, если не на все, то на многое), чтобы их претворить в жизнь. Вникая в судьбу Леонардо да Винчи, перечитывая заново, казалось бы, давным-давно известные страницы его бытия, многое начинаешь видеть под неожиданным углом зрения. И вдруг отшатываешься, как от ненужного прозрения, от пушкинских строк: “гений и злодейство две вещи несовместные”. Но как совместить вечную загадку Моны Лизы и боевую подводную лодку? “Тайную вечерю” и танк для сокрушения такой уязвимой человеческой плоти? Нежнейшую прелесть материнства “Мадонны Литты” и смертоносные снаряды, не изготовленные лишь потому, что не нашлось заказчика среди сильных мира сего, что само по себе странно. Ведь гуманизм венценосных особ был более чем абстрактен - можно не сомневаться: они тотчас пустили бы в ход и подводную лодку, и танк, но, слава Богу, восприняли это как буйную фантазию гениального живописца. А он вдобавок ко всему и вертолет придумал - отнюдь не для мирного облета окрестностей Милана и прочих италийских провинций.
Но не будем об этом. Гениальный Леонардо интересует нас как выдающийся анатом, хотя ведь нетрудно смекнуть, что в душе человека все страсти его и устремления живут в нерасторжимом единстве. Другое дело, дано ли нам понять мотивацию поступков гения: он и велик своим, особым величием, он и ничтожен не так как мы, простые смертные. Он делает ряд изобретений и технических проектов, намного опередивших свое время, начиная от мельницы для растирания красок и ткацкого станка, и кончая проектом летательного аппарата, начиная от станка для витья веревок и кончая проектом соединения Сены и Луары, который был осуществлен лишь через столетие после его смерти. Интересы Леонардо да Винчи к книгам были обширны и разнообразны. В литературе, так же как и в многообразных исследованиях, его интересовало все. Он часто записывал, не доверяя памяти, у кого может получить интересующую его книгу. Мы знаем, что он изучал Авиценну (Ибн Сину), Аристотеля, Архимеда, Альберта Великого, Альберта Саксонского, Леона Батисту Альберти, Пьеро д´Альбано Брунетто Латини, Биаджо Пелакани, Винцета из Бове, Витрувия, Вителло, Клавдия Галена, Мондино, Герона аль Кинди, Мордана Неморария и многих др.
Весьма прискорбно, что рукописи Леонардо до середины XVIII века пребывали в неизвестности и дошли до нас не полностью, в разрозненном виде. Что касается анатомических рисунков и записей, то на них только в 60-х годах XVIII столетия было обращено внимание выдающихся анатомов — И. Ф. Блуменбаха и Уильяма Гёнтера, который пишет: «Я ожидал найти в рисунках Леонардо самое большее анатомические указания, необходимые художнику, но к своему великому удивлению я убедился, что Леонардо изучал анатомию в ее обширном целом и со всей глубиной. Когда я рассматривал, с какой тщательностью он изучал каждую часть человеческого тела, я вижу превосходство его всеобъемлющего гения». Леонардо должно считать за лучшего и величайшего анатома своей эпохи. И, более того, он, несомненно, первый, положивший начало правильному анатомическому рисунку. Труды Леонардо в том виде, в каком мы имеем их в настоящее время, являются результатом огромной работы ученых, которые расшифровали их, подобрали по тематике и объединили в трактаты применительно к планам самого Леонардо. Таким образом, в течение столетий оставались неизвестными многие научные открытия и достижения Леонардо, которого знали главным образом как гениального художника. Живопись была первой, хотя и не единственной профессией Леонардо, и она, безусловно, явилась толчком к изучению художником целого ряда наук, прямым или косвенным образом с ней связанных. Работа над изображением тел человека и животных в живописи и скульптуре пробудила в нем стремление познать строение и функции организма человека и животных, привела к обстоятельному изучению их анатомии. Во всех многообразных изысканиях Леонардо был исследователем нового в науке и искусстве. В частности, и анатомию он развил и обогатил новыми методами и исследованиями настолько, что его, несомненно, можно считать одним из зачинателей современной анатомии. После смерти Галена за 13 веков не появилось почти ни одного нового исследования строения человеческого тела. Веру, а не разум пытались сделать основой знания. Препятствия на пути развития анатомии человека были значительны потому, что учение Гиппократа и Галена, связанное с античной наукой, было санкционировано и церковью. И если оно не получило формальной санкции, то по установившемуся убеждению Гиппократ и Гален почитались наряду с отцами церкви, была непогрешимыми и учение их превратилось в догмы. Учение Галена стало традицией; считалось, что к нему ничего нельзя добавить и ничего нельзя в нем изменить. Вскрытие человеческих трупов не производили и только в 1286 г. некий ломбардский врач впервые произвел вскрытие нескольких людей, умерших от эпидемических болезней. Первое анатомирование трупа человека произошло в Болонье. Это было судебное вскрытие по поводу подозрения в отравлении. Вскрытие произвел Гулиельмо Салицето, автор «Хирургии», написанной в 1275 г., четвертая книга которой посвящена анатомии. Также и в 1302 г. было сделано вскрытие по подозрению в отравлении, его делал Бартоломео де Вариньяне с четырьмя ассистентами. В 1306 г. в Болонском университете был впервые учрежден медицинский факультет. В этом университете было издано постановление, согласно которому ни один хирург не имел права делать операции, если он не изучил анатомию человеческого тела. Однако нигде не встречается упоминания об анатомировании именно человеческого тела, так как католическая церковь считала грехом вскрытие человеческих трупов. Таким образом, если и были попытки оживить практическую анатомию, то они относятся по преимуществу только к вскрытию трупов животных. Признание властями вскрытия человеческих трупов было большим шагом вперед. В Болонье широко воспользовались этим фактом, и анатомирование человеческих трупов стало практиковаться как один из методов медицинского исследования и обучения. В 1316 г. появился учебник Мондио де Люччи, лаконически описывающий расположение органов и заменивший собою ту часть первой книги «Канона» Авиценны, которая посвящена анатомии. В течение двух веков эта книга оставалась общепризнанным учебником анатомии. В ней Мондино подтверждает, что он сам делал вскрытия тел двух женщин, но книга дает мало нового, кроме того, что уже было известно из трудов Авиценны. Мондино не противоречил авторитетам и повторял их ошибки. После Мондино с 1404 г. вскрытия стали обычными при преподавании медицины в Болонье, а в Падуе с 1429 г. анатомическая секция была официально признана университетским статутом. Однако вскрытия проходили не совсем беспрепятственно, и некоторые анатомы подвергались гонениям за кражу трупов из могил. Во Франции церковь гораздо строже относилась к вскрытиям человеческих трупов, чем в Италии. В 1300 г. папа Бонифаций VIII издал буллу «De sepulturis» о погребении, которая невыгодно отразилась на практических занятиях анатомией, хотя и была издана по совершенно другому поводу. Крестоносцы, желая похоронить на родине трупы погибших соратников, вываривали их скелеты для доставки на родину и погребения. Но французское духовенство истолковало буллу именно как наложение запрета на вскрытие трупов, а, следовательно, и на анатомические исследования. В Италии же современник Леонардо Александро Бенедетти в своей «Истории человеческого тела» (1497 г.) пишет, что анатомы обычно изготовляли скелеты, вываривая человеческие трупы, «не боясь отлучения от церкви». Первый правительственный акт, утверждающий необходимость один раз в год производить анатомическое вскрытие в присутствии врачей и хирургов, был издан в Венеции в 1368 г. В 1376 г. такая же привилегия была дана медицинскому факультету университета в Монпелье. В XV веке такие привилегии стали твердо установившийся фактом, и ко времени Леонардо рассечение человеческих трупов при преподавании медицины стало более обычным делом в Италии, хотя и позднее церковь все же старалась наложить на них свой запрет. Еще, будучи учеником, в мастерской художника Вероккио, Леонардо, несомненно, изучал книгу анатома Мондино, которая познакомила его с анатомическими воззрениями крупнейших ученых древности от Аристотеля до Галена и Авиценны. Однако Леонардо, основываясь на наблюдении и опыте, приобрел более правильное представление о структуре органов тела человека и животных. Леонардо писал своим противникам, упрекавшим его в непочтении к анатомическим догмам, основанным на авторитете античных ученых: «Хорошо знаю, что некоторым гордецам, потому что я не начитан, покажется, будто они вправе порицать меня, ссылаясь на то, что я человек без книжного образования. Глупый народ! Не знают они, что мои знания более, чем из чужих слов, почерпнуты из опыта, который был наставником тех, кто хорошо писал, так и я беру его себе в наставники и во всех случаях буду на него ссылаться» (Леонардо да Винчи. Избранное. М., 1952, стр. 188). И если первые анатомические наблюдения Леонардо близки и созвучны Авиценне, то последние его исследования стоят ближе к исследованиям Вeзалия. Леонардо да Винчи понимал форму, структуру и функцию органов в единстве, считая, что форма определяется структурой и функцией. Функционально-структурные отношения двигательного аппарата он пытался выяснить также и на искусственных механических моделях. Изучая механику движений, Леонардо да Винчи исходил из общей схемы моторного акта, подчиненного деятельности нервов: “суставы повинуются сухожилиям, сухожилия – мышце, мышцы – нервам, а нервы – общему чувствилищу”. Таким образом, он явился предтечей функциональной анатомии. Он приблизился к правильному пониманию функций ряда органов, высказав на редкость точные замечания об антагонизме мышц, бинокулярном зрении, об отношении блуждающего нерва к деятельности сердца и др. Для объяснения строения и функций организма Леонардо да Винчи использовал данные математики и механики. В этом отношении его можно причислить к представителям ятромеханического направления в медицине. Благотворное влияние на Леонардо да Винчи оказали известные анатомы А. Бенедетти и особенно Маркантонио делла Торре, с которыми он был знаком. Леонардо да Винчи изучал распилы органов, применял метод инъекцирования расплавленным воском желудочков мозга и разработал методику его препарирования. Им создана богатая коллекция анатомических рисунков. Рисунки эти вместе с текстовыми замечаниями и другими рукописями – фрагментами сочинений по анатомии и физиологии - впервые частично были опубликованы лишь в 1883 году. В России они были изданы пятнадцать лет спустя, в 1898-м.
Леонардо да Винчи тщательно описал устройство скелета человека, изучив неизвестные или малоисследованные детали строения (изгибы позвоночного столба, пять позвонков крестца, суставные поверхности некоторых костей, воздухоносные пазухи черепа, боковые желудочки мозга). Он классифицировал мышцы по величине, форме, характеру сухожилий и прикрепления к костям. Им подробно описаны маточные трубы и круглые маточные связки. Он показал, что матка человека является не двух-, а однополостным органом, а сердце человека не трех-, а четырехкамерное. Он детально описал блуждающий нерв, плечевое сплетение и другие нервы. “О живописец-анатомист, берегись, чтобы слишком большое знание костей, связок и мускулов не было бы для тебя причиной стать деревянным живописцем при желании показать на своих обнаженных фигурах все их чувства… Смотри, каким образом мускулы у стариков или худых покрывают или же одевают их кости; прими во внимание правило, как те же самые мускулы заполняют поверхностные промежутки между ними...
Не упусти также того разнообразия, которое образуют вышеназванные мускулы суставов членов каждого животного вследствие различия движений любого члена…”
Кто это пишет - художник? Скорее, наоборот, это написано профессиональным анатомом в назидание живописцам. Причем, не знай полотен Леонардо да Винчи, мы с уверенностью сказали бы, что музой этого человека является именно анатомия, а живопись - всего лишь его хобби. И становится понятным, почему его друзья-медики настоятельно советовали ему оставить занятия живописью и все свои силы отдать анатомии, ибо среди современников не было ему в этом деле равных. Перед нами трактат Леонардо да Винчи на сугубо искусствоведческую тему - “О живописи”, то есть о главном, чему он посвятил всю свою жизнь. Живопись он ставил превыше всех искусств и наук. Давайте внимательно прочтем то, что он пишет о самом сокровенном, важном и высоком. Вот несколько фрагментов.
“Чтобы быть хорошим расчленителем поз и жестов, которые могут быть приданы обнаженным фигурам, живописцу необходимо знать анатомию нервов, костей, мускулов и сухожилий. Чтобы знать при различных движениях и усилиях, какой нерв или мускул является причиной данного движения, и только их делать отчетливыми и увеличившимися. Но не все сплошь, как это делают многие…” Ибо в результате обнаженные фигуры могут стать “деревянными и лишенными прелести, кажущимися смотрящему на них больше мешком с орехами… или же пучком редисок, чем мускулистым обнаженным телом”.
“Живописец, знакомый с природой нервов, коротких и длинных мускулов, будет хорошо знать при движении члена тела, сколько нервов и какие нервы были тому причиной. И какой мускул, опадая, является причиной сокращения этого нерва. И какие жилы, обращенные в тончайшие хрящи, окружают и включают в себя названный мускул”. Важнейшим источником для изучения его воззрений являются записные книжки и рукописи. Рассматривал свои заметки и рукописи как подготовительные наброски к гигантской энциклопедии человеческих знаний. Особое внимание уделял механике.
«Эта книга станет справочником. Она сложилась из множества страниц, которые я в неё вписал, надеясь впоследствии привести все в порядок... Верю, что, прежде чем закончу её, я должен буду приводить её в порядок множество раз, и поэтому, о Читатель, не проклинай меня за то, что интересующих меня предметов слишком много, а память не в состоянии удержать их все...»
Вот некоторые из высказываний Леонардо, доказывающих, что, он, как философ, был настоящим проповедником экспериментального метода. «Истолкователем природы, - говорит да Винчи, - является опыт. Он не обманывает никогда; наше суждение иногда обманывается, потому что ожидает результатов, не подтверждаемых опытом. Надо производить опыты, изменяя обстоятельства, пока не извлечем из них общих правил, потому что опыт доставляет истинные правила. Но к чему служат правила? – спросите вы. Я отвечу, что они, направляют наши исследования в природе и наши работы в области искусства. Они предостерегают нас от злоупотреблений и от недостаточных результатов. Если я занимаюсь каким – либо предметом, я сначала произвожу опыты, а потом делаю выводы и строю доказательства. Таков метод, которому надо следовать, изучая явления природы».
Работая во всех областях знания и искусства, он всюду был оригинален и велик; и не его вина, если его заслуги в области науки и философии были оценены слишком поздно и даже теперь не получили еще всеобщего признания. Но я уверен, что рано или поздно история науки отведет Леонардо да Винчи такое же место, какое он занимает в истории искусства.

Богат Е. М. Мир Леонардо: философский очерк в 2-х книгах. Кн. 1. / Е. М. Богат. М.: Детская литература, 1989. — 254 с.: ил. — (Люди. Время. Идеи).
Богат Е. М. Мир Леонардо: философский очерк в 2-х книгах. Кн. 2. / Е. М. Богат. М.: Детская литература, 1989. — 254 с.: ил. — (Люди. Время. Идеи).
Гуковский М. А. Леонардо да Винчи: творческая биография / М. А. Гуковский. — Ленинград. Москва.: Искусство, 1967.- 180. с.: ил.
Жданов Д. А. Леонардо да Винчи Анатом / Д. А. Жданов. – Москва. Ленинград, 1955. — 80 с.: ил.
Леонардо да Винчи. Микеланджело. Рафаэль. Рембрандт.- Санкт-Петербург.: Глория Кристалл, 1998 — 384 с. — (Жизнь замечательных людей)
Мережковский Д. С. Воскресшие боги. Леонардо да Винчи / Д. С. Мережковский. — М.: Художественная литература, 1990. — 640 с.

Метки:  

 Страницы: [1]