-Помощь новичкам

Всего опекалось новичков: 2
Проверено анкет за неделю: 0
За неделю набрано баллов: 0 (77268 место)
За все время набрано баллов: 21 (25082 место)

 -Приложения

  • Перейти к приложению Онлайн-игра "Большая ферма" Онлайн-игра "Большая ферма"Дядя Джордж оставил тебе свою ферму, но, к сожалению, она не в очень хорошем состоянии. Но благодаря твоей деловой хватке и помощи соседей, друзей и родных ты в состоянии превратить захиревшее хозяйст
  • Перейти к приложению Открытки ОткрыткиПерерожденный каталог открыток на все случаи жизни
  • Перейти к приложению Я - фотограф Я - фотографПлагин для публикации фотографий в дневнике пользователя. Минимальные системные требования: Internet Explorer 6, Fire Fox 1.5, Opera 9.5, Safari 3.1.1 со включенным JavaScript. Возможно это будет рабо

 -Резюме

 -Цитатник

Без заголовка - (0)

Художник, керамист, историк, бакинец - Мир-Теймур Мамедов ЕЕ Величество Глина aвтор: Мир-Теймур ...

Без заголовка - (0)

Плетеные рисованные картины Алекси Торреса (Alexi Torres)   http://s20.rimg.info/a91a...

Без заголовка - (0)

Сергеев А.Н."Моя живопись яркая, пастозная, полная света, движения и музыкального ритма." &nbs...

Без заголовка - (0)

Семь малоизвестных фобий Большинство людей могут перечислить хотя бы три типа фобий, включая ...

Без заголовка - (0)

ВСЁ о схемах на ЛиРу Практически всех лирушников интересуют вопросы, связанные с фонами (схемами)...

 -Фотоальбом

Посмотреть все фотографии серии авторская керамика
авторская керамика
23:47 12.05.2015
Фотографий: 479
Посмотреть все фотографии серии каляки - авторские работы
каляки - авторские работы
23:23 11.05.2015
Фотографий: 248
Посмотреть все фотографии серии ИчерИшехер в моей керамике
ИчерИшехер в моей керамике
22:39 11.05.2015
Фотографий: 104

 -Я - фотограф

серия рисунков к статье о Леонардо да Винчи

пропорциипропорции улитки и спиралисвязь нейроновС. Мухаммед, миниатюраЛеонардо да Винчиавтопортретпредварительно напряженные конструкциивертолетзал Леонардо

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в usta777

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 25.06.2009
Записей: 1141
Комментариев: 192
Написано: 6060

"стремлюсь я быть, а не казаться..." Мир-Теймур Мамедов


фото Ичеришехер - новая серия фотографий в фотоальбоме

Пятница, 05 Марта 2010 г. 18:11 + в цитатник

фото Ичеришехер - новая серия фотографий в фотоальбоме

Пятница, 05 Марта 2010 г. 17:56 + в цитатник

фото Ичеришехер - новая серия фотографий в фотоальбоме

Пятница, 05 Марта 2010 г. 17:39 + в цитатник
Фотографии usta777 : фото Ичеришехер

мои авторские фотографии ЧУТЬ ДОПОЛНЕННЫЕ фотошопом в графике



фото Ичеришехер - новая серия фотографий в фотоальбоме

Пятница, 05 Марта 2010 г. 16:21 + в цитатник
Фотографии usta777 : фото Ичеришехер

ул. Кичик гала -Мало крепостная- самая длинная, по периметру опоясывающая всю Крепость. На отдельных участках она переходит в ул. им. А.Зейналлы, Башенную и вновь выходит е Гоша гала гапысы- Парным Крепостным воротам



ремонт в Крепости - новая серия фотографий в фотоальбоме

Пятница, 05 Марта 2010 г. 15:02 + в цитатник
Фотографии usta777 : ремонт в Крепости

улица имени В. Мамедова



тюркские тамги - новая серия фотографий в фотоальбоме

Вторник, 02 Марта 2010 г. 22:51 + в цитатник
Фотографии usta777 : тюркские тамги

эту серию тамг я переработал под впечатлением длительного расматривания их. Что - то удалось передать, что-то нет... судить вам, зрителям.



Баку - новая серия фотографий в фотоальбоме

Понедельник, 01 Марта 2010 г. 01:21 + в цитатник

Баку - новая серия фотографий в фотоальбоме

Понедельник, 01 Марта 2010 г. 01:17 + в цитатник

Баку - новая серия фотографий в фотоальбоме

Понедельник, 01 Марта 2010 г. 01:12 + в цитатник

Баку - новая серия фотографий в фотоальбоме

Понедельник, 01 Марта 2010 г. 01:00 + в цитатник
Фотографии usta777 : Баку

Здесь я показываю здания, которых в процессе строительства Зимнего бульвара уничтожат. Некоторых уже нет...



ЦВЕТОК, ПРОБИВАЮЩИЙ АСФАЛЬТ

Суббота, 27 Февраля 2010 г. 09:55 + в цитатник
Фридрих Ницше как-то сказал: «Если долго всматриваться в бездну - бездна начнет всматриваться в тебя». Мир Теймур Мамедов всю свою жизнь всматривается в бездну человеческого несовершенства, пытаясь заполнить ее светом добра и разума. И он не испытывает перед ней страха, потому что на его стороне – правда.


- Мир Теймур муаллим, какие отличительные черты присущи бакинцам, выросшим в Крепости?
Ичери шехер обладает необыкновенной энергетикой, и ее жители всегда чувствовали себя защищенными, как в материнской утробе. Шах Ахситан I, сын грузинской царицы Тамары, в 1191 году совершил великолепный тактический, стратегический и политический маневр, важный для государства. После землетрясения, уничтожившего Шемаху, он переносит столицу не в Барду, не в Гянджу, и даже не в Габалу, которая была древнейшей столицей Албании, а в Баку. И при наличии каботажного флота, Ахситан I становится хозяином и единственным владельцем всего Хазара. Каботажное плавание проходило как раз на уровне всей протяженности берега Азербайджана – Дербент, и две великолепные крепости, не имеющие аналогов в мире, обладали гаванями, выходящими, как два рога, в море. Одни эти гидротехнические сооружения достойны восхищения и глубокого изучения. Жаль, что ушел из жизни Виктор Квачидзе очень много сделавший в такой области как подводная археология, а ему на смену не пришли молодые.…Ведь и деньги в казне есть, и уже независимы от Москвы, а подводной археологии нет…Хазар может многое рассказать о Баку- море часто меняло свои берега, тысячелетиями.

- Почему для строительства Крепости было выбрано именно это место?
- Культура строительства городов насчитывает примерно восемь тысяч лет, и в те далекие времена никогда и ничего не строили просто так, где попало. Это в XXI веке мы стали глухими и немыми, а наши предки были открыты силам природы и напрямую связаны с землей. Но и современный человек вполне может ощутить эту незримую связь с природой, стоит лишь прислушаться к своим чувствам. Как-то раз я возил большую группу бакинцев в местечко Деде Гюнеш недалеко от Шемахи, которое, прежде всего, славится своей колоссальной энергетикой. Там находится уникальная дубовая роща – если у вас плохие помыслы, то вам станет страшно, а если вы человек открытый, с добрыми намерениями, вы почувствуете, как дубы отдают вам свою жизненную энергию и силу. Но вернемся к Ичери шехер. Основоположником строительства городов, сел и населенных пунктов Азербайджана стал Кафиаддин Омар, дядя великого поэта Хагани. Он первым в мире открыл понятие экологического отношения к природе, и впервые применил метод научного подхода к строительству. Зарезав ягненка, и открыв его внутренности, он вешал его на деревьях в разных местах. А через сорок дней Кафиатдин Омар возвращался и смотрел - если нежное мясо ягненка сгнивало быстро, то это место не пригодно для жилья, и наоборот. Помимо этого, он наблюдал за кошками и собаками, исследовал воздушные потоки. Большое внимание Кафиаддин Омар уделял родникам, потому что родник просто так не пробивает породу. Это, своего рода, святое место и огромный подарок матери-земли нам, ее детям. Правда, мы давно уже разучились ценить такие подарки. Два химических элемента, объединившись, дали жизнь всему живому. Это же гениально! И найти эту воду тоже сродни гениальности, поэтому Кафиаддин Омар не просто наблюдал за родниками, но и обращал огромное внимание на то, из каких пород состоит его донная часть.

- Как глубоко он проникал в суть вещей!
- Да, и это все он написал в своих книгах, вернее записках, которые потом были собраны. Он оставил для нас колоссальнейшее наследие, смысл которого заключается в простой истине – люди, будьте в контакте с Землей! И только в XIX-XX веках бакинцы поняли, наконец, лечебную силу песков Абшеронских пляжей. И никто не задумывается о том, что составляющие этого песка разные. Ведь море же одно! И береговая линия одна! Почему же на каждом из этих пляжей разные пески? Наши дедушки и бабушки рекомендовали по одному песку ходить, а в другой зарываться. И откуда вдруг на расстоянии всего ста метров от соленого моря, бежит ключевая вода в колодцах? Холодная, прозрачная и чистая! Ведь на эти же вопросы надо отвечать!
Но вернемся к рождению Крепости. Внешние границы обозначались в древности полетом стрелы, которая летит, в среднем, метров на двести. Если мы прикинем примерный радиус, то у нас получатся те самые 22,5 гектара, на которых и располагается Ичери шехер. Если сравнить строительство древних городов всего мира, принадлежавших римской, крито-микенской, которая неизвестно откуда пришла и так же неизвестно исчезла, эллинской, так называемой этрусской культуре, то мы увидим одну закономерность. Максимум, на что мог рассчитывать город - это две стены, которые располагались в переделах 12-25 метров одна от другой. Почему же два города - Дербент и Баку, на таком маленьком озерце как Каспий, имели три стены? Дербент – это железный замок, запирающий Кавказ. Для того чтобы пройти в Персию, надо было взять Дербент, и наоборот. Поэтому его и называют Дербент – узкие или «Демир гапы» - железные ворота. Тюрки знали, что и как строить. Недаром же после Великой китайской стены, где-то с X века у нас была одна из длиннейших в городском строительстве стен в мире – 200 км, соединяющая линию Дербент-Баку. Это было время бесконечных набегов астраханских бандитов, и эта стена носила защитный характер от их барж, плоскодонок, которые потом растворялись в астраханских плавнях. У них была одна цель – грабить прибрежные абшеронские села. Для них это был настоящий рай - они на глинобитном полу видели пять-шесть слоев ковров. Для нас это была защита от холода и сырости, а для них - бесценное богатство. Но, кроме обычных, у нас же были и шемахинские шелковые ковры, не говоря уже о гянджинских, бардинских, габалинских, масаллинских и ленкоранских килимах бесподобного качества! Не надо забывать о том, что бараны, выросшие на горячем песке и поедающие минимальное, но очень концентрированное количество трав, давали необыкновенно упругую шерсть. Так что, нам было что защищать и оберегать. Но Крепость защищала человека не только своими стенами. Была, да и сейчас еще осталась, очень мощная энергетическая защита – если мы сейчас проведем опыт, и с лозоходцем пройдемся по периметру Ичери шехер, то обнаружим некую невидимую энергетическую стену, которая очень хорошо видна на птицах.

- Каким образом?
- Сейчас я вам скажу такие вещи, о которых раньше никто не говорил. Все знают, что птицы превосходно чувствуют энергетические поля, и благодаря этому ориентируются в пространстве. Птицы могут свободно перелетать через крепостную стену, но ни одна птица никогда не сидит на зубьях крепостных стен - там настолько мощная энергетика, что они ее не выдерживают.

- А почему же они столько веков парят над Девичьей башней?
- Это тоже интересно. Дело в том, что это чисто биологический закон, связанный с огромной накопительной энергией Девичьей башни. За день она настолько хорошо прогревается, что для подъема наверх мошкара использует теплые потоки воздуха. И птицы научились этим пользоваться.
Девичья башня очень сложный организм, но многие рассматривают его просто как каменное сооружению. Она сидит на хребте подземной горной гряды, четко ориентированной по направлению восток-запад. Кстати, мой дом тоже находится на этой гряде, только на ее вершине. Дома, находящиеся слева и справа, довольно сильно потрясло во время землетрясения 2000 года, но те здания, в том числе и Девичья башня, которые располагаются на этой подземной гряде, практически не пострадали. Ведь что такое земля? Если под толщей мирового океана находятся горы, скалы, плато и так далее, тоже самое происходит и под землей, и если она где-то «возмущается», то эти «волны» расходятся на большое расстояние. И не надо даже взрывать мощные бомбы, достаточно в каком-то месте совершить плохие деяния, чтобы возникла отрицательная энергия. Поэтому раньше все храмы – и христианские, и мусульманские, строились на тех местах, где до этого располагались языческие капища, потому что там был положительный выход - огромный белый чистый столб энергии, идущей из-под земли. Дело в том, что язычники чувствовали энергетику и прислушивались к своим ощущениям, которые у них возникали на том или ином месте. И там, где им было лучше всего, они и устраивали свои капища. Система «да-нет», самая верная система. На уровне сапера – ошибся, и твой род пойдет не по той линии, изменится родовой код. Кстати, если разобраться, то очень много кодов, зашифрованной информации находится в родовых тамгах. Тамга - это тюркское слово, обозначающее штамп, клеймо, а на монгольском языке дамга. В нашей истории было две реки – монголо-татары и тюрки, которые сошлись где-то в одном касании, и разошлись снова и это очень хорошо отражено в тамгах позднего периода. Хотя некоторые известные нам образцы тамг существовали около 18 000 лет и вошли в культуры многих народов Азии, Европы. А многие тамги стали неотъемлемой частью при украшении города.
Если говорить о городах, то у каждого народа, у каждой этнической единицы, существуют определенные навыки, которые давали ему превосходство в защите. В каждом городе существует определенная категория лиц, которые обязательны – лекарь, палач, судья, сборщик налогов и так далее. Город, как организм, должен быть очень подготовлен и многофункционален. И наиболее развит институт городов был именно на Востоке. Бюрократия, в хорошем понимании этого слова, была доведена здесь до совершенства, и во главе иерархической лестницы стоял шах. Если мы сравним две иерархические системы - западную и восточную, то иерархия на Западе была изначально невозможна. Да, номинально существовал король, но каждый князек был королем у себя на земле, и очень часто не выполнял никаких указов, устраивал бунты, государственные перевороты и так далее. На Западе и на Востоке изначально был разный подход к устройству городов. На Западе основой для города становилась усадьба или монастырь, вокруг которых начинали селиться люди. Если посмотреть на Европу, то мы увидим, что она, как мозаика, составлена из колоссального количества городов и городков. И посмотрим на Восток – величественные, имперские масштабы, огромная территория и огромные города. На Западе скученность была причиной междоусобных войн и болезней, но информация была доступна пешим или конным переходом. На Востоке же исполнение приказа занимало определенное время, а неисполнение каралось смертной казнью. Во время войн мобилизация проходила неслыханно быстро. Казалось бы, при таких огромных растянутых просторах, включая пустыни, полупустыни и солончаки, это должно было занять много времени, но все прекрасно управлялось. На Востоке существовала замечательная система световой сигнализации, которая в Западной Европе появилась только к XVII веку. Весь Азербайджан, например, был покрыт сигнальными башнями – днем оповещали дымом, а ночью - огнем. Об этом прекрасно написано в «Китаби Деде Горкуд»
К сожалению, мы ничего не переняли у своих предков. Сейчас люди строят дома там, где им хочется, и даже не понимают, насколько глубоко они ошибаются. Современный человек полностью закрыт для информации.

- Как вы думаете, почему?
- Многие вещи для нас закрыты потому, что мы можем нанести вред окружающему миру, и представляем опасность для Земли. Свое недовольство она выражает очень своеобразно, но мы ее не понимаем, и даже не думаем об этом. Пожары, наводнения, неурожаи, землетрясения - Земля нас пока предупреждает.

- Мне кажется, люди привыкли все вопросы объяснять только с помощью науки и не принимают в учет какие-то другие факторы, например, гармонию с окружающим миром...
- Но ведь многие ученые этим занимались – Гумилев, Вавилов…

- Вспомните, как они закончили – от них просто избавились…
- Дело в том, что Земля до поры до времени себя защищает, и если бы она захотела, то уверяю вас, в течение нескольких секунд жизнь просто прекратилась бы. Пока она нас терпит, но когда наступит момент, а для нее момент – это миг, который для нас длится тысячелетия, мы ужаснемся. Мы должны помнить, что у нас разные точки отсчета Времени и жизнь бесконечна, просто у нее разные формы. И если человек научиться восхищаться силой и могуществом Земли, если он остановится и посмотрит на бетон, пробитый нежным цветком, может быть, он задумается о смысле жизни.

- А вы для себя ответили на вопрос - в чем состоит смысл вашей жизни?
- Бог мне дал умение рисовать, умение думать…

- Для чего дал, какова конечная цель этих талантов?
- Нам этого знать не дано, но я должен реализовать, то, что в меня вложили. Если бы Он захотел меня наказать, то отнял бы у меня разум. Как говорил Аристотель: «О, боги! Отнимите у меня все, только не отнимайте разум». И если у меня есть разум, а это высшее проявление богосущности, значит, я обязан думать, анализировать и делать все возможно доброе, а не мерзопакостное, потому что от каждой своей «мерзопакости» ты теряешь плюсы, данные тебе при рождении. Хотя и нет однозначного ответа на человеческую природу, и люди не состоят из одних плюсов или минусов, но мы каждую секунду этой жизни сдаем определенный экзамен и совершаем свой выбор. Когда человек начинает гнаться за материальными ценностями - воровать, урывать, хапать и обманывать - это уже не человек, это - шакал.

- А мне кажется, нельзя сравнивать человека с животными – они гораздо честнее нас и живут в гармонии с природой…
- Согласен, просто, когда я говорю «шакал», то я смотрю на его графику - поджатый между задними ногами хвост, взъерошенный загривок, пугливый взгляд, желание урвать и убежать. А шакал, как биовид, прекрасен, потому что в природе нет ничего некрасивого. И даже богомол или «черная вдова», которые поедают своих самцов во время спаривания - прекрасны. И это не плохо, и не хорошо. Это такая программа, и нам ее никогда не понять.

- Может быть, в следующей жизни что-нибудь поймем…
- Так если мы не можем понять такие простые вещи, которые совершаются у нас перед глазами, как же мы можем судить о таких глобальных процессах, как потепление, похолодание и еще прогнозировать что-то с умным видом!

- Вы сказали, что смысл жизни – это выполнять вложенную в тебя программу и не совершать мерзостей. Но мы, так и не научившись жить по заповедям, хотя они очень просты, стали стирать грани между добром и злом, говоря, что все это лишь условности. Что вы думаете по этому поводу?
- У меня есть такие моменты в жизни, за которые мне до сих пор стыдно, есть и такие, за которые я горжусь. Сказать, что я не нарушал десять заповедей, будет ложью. Нарушал. Но когда нарушение становится нормой жизни, то здесь человек переходит некую грань. Если я что-либо нарушаю, то меня начинает мучить совесть, это и есть самоочищение и искупление, движение вперед к светлому и лучшему. Я не могу сказать, что я белый и пушистый. Но… воровать мне было бы очень стыдно и противно, убивать не хочу, лгать не хотелось бы, но приходится. Стараюсь говорить правду из-за меркантильных соображений.

- Это как? Говоря правду, мы же увеличиваем количество врагов и недоброжелателей, становимся неудобными?
- Я не лгу, чтобы меньше запоминать. Так легче жить, а когда не могу сказать правды, то молчу.

- Но иногда молчание бывает даже хуже правды!
- «Не мечи бисер перед свиньями» - я соблюдаю этот принцип. Если предо мной человек очень низкого уровня по образованию, по воспитанию, по духу и по ДНК, я не буду с ним говорить о Канте, о Капице, о «Мастере и Маргарите». Это я считаю очень плохим поступком – я не имею права унижать человека его незнанием. Он великолепно разбирается в баранах. Ради Бога! Я в них ничего не понимаю, но если я могу задать ему пару вопросов, и если он мне ответит - хорошо, нет - тоже хорошо, и не надо воспринимать это как личное оскорбление. Потому что я знаю то, что не знает он, а он знает то, что я не знаю.

- А что мыслящий, высокоразвитый человек должен воспринимать как оскорбление?
- Когда оскорбляют твой род. Обратите внимание - самое нецензурное ругательство идет от самого глубокого унижения человека человеком, унижает Мать. Такое оскорбление и есть убийство нравственного начала, потому что оно убивает в тебе тонкие струнки души, того, из чего состоит твоя нравственная структура. Оскорбление совершает пробой в твоей «обороне» и превращает тебя в некую особь, которая в какой-то момент может пойти на мерзкий поступок, потому что уже растоптана. А вот от порки люди не умирают, но публичная порка – это позорный акт, уничтожающий человека. Почему на Востоке никогда не били по «пятой точке», а только по пяткам? Потому что все нервные окончания находятся на ступне. И наши предки это знали и доводили наказание до всего организма человека. Извращения, которые пошли уже в российской истории, когда человека прилюдно оголяли, это уже совершенно другая система. И эта система, претворенная в СССР, была основополагающей.

- То есть, не столько наказать, сколько унизить?
- Да, сломать нравственно, то, что делалось в Древнем Риме и Египте с рабами. И вся эта система была благополучно перенесена в СССР, благодаря Марксу, которого перефразировал «картавящий и плешивый». Вся система государственного устройства, была построена на законах зоны.

- Мне хотелось бы вернуться к первому вопросу – чем же, все-таки, отличаются «внутренние» бакинцы от «внешних»?
- Прежде всего, преемственностью. Начиная с XII века, Ахситан I заполнил Ичери шехер шемахинцами - шахским указом весь двор был перевезен в новую столицу. И с 1191 года основополагающим конгломератом становятся шемахинцы. Естественно, что в этом ограниченном пространстве все переженились. А раз так, значит все мы здесь родственники. Поэтому когда я выхожу, то знаю, что на этой улице живет моя тетя, там двоюродная сестра и так далее. Я всех знаю, и меня знают все. Но в 90-х годах прошлого века произошла ломка этого устоявшегося организма. Сюда хлынул совершенно другой по составу и воспитанию поток людей со своими законами, порядками, укладом жизни, и это стало очень большой бедой для Крепости.

- Разве это было первым таким испытанием для Крепости?
- Дело в том, что таких нашествий как таковых не было. Была постоянная ротация, и это очень хорошо. Большая ротация произошла в 1937-38 годах, когда сюда были введены совершенно инородные люди, которые, кстати, после войны здесь не остались. Ротация была и после войны, когда раненых, оставшихся после лечения в Баку, стали расселять в Крепости. Ичери шехер всегда была для СССР опасным моментом.

- Почему?
- Потому что Крепость – это кулак, и его надо было разжать. То же самое делалось в абшеронских деревнях, но там у них это не получилось, а в Крепости получилось - в городе легче было внедриться указом, приказом, участковыми. И в Крепости начали квадратно-гнездовым способом расселять НКВДшников.

- И как Крепость их принимала?
- Отчужденно, мы ничего не могли поделать. Но ни они, ни их потомки так никогда и не стали частью этой земли. Мы их называли «ишверян» - благодаря ним, в кавычках, на Колыме сгнило очень много нашего народа. Для такой маленькой республики, как Азербайджан, мы послали на войну 600 000 молодых и сильных мужчин, 300 000 получили обратно. Половина из них были калеки, из оставшихся 150 000 значительная часть страдала так называемым «синдромом войны». Что мы имеем? 80 000 человек, которых расселили по Азербайджану, без права селиться в Крепости. Очень многие бакинцы так и не вернулись после войны в Баку, и это было сделано специально.

- Почему же власть так плохо относилась к бакинцам?
- Мы тот цветок, который разрывает асфальт, и КГБ это великолепно знал. Почему надо было так изменить город? Потому что каждый строит свой город и улицы. Я не буду поднимать вселенский плач по трущобам, которые находятся в центре города, и двумя руками «за» уничтожение этих хибар. Это временные постройки 20-х годов. Вы знаете, почему их строили в это время? И кто их строил?

- Нет…
………………………….Была целенаправленная политика, и, начиная с 1925 года, всем этим комунякам разрешили строить в быстром порядке эти времянки. Много информации дают даже не книги, а расположение домов, которое прекрасно видно на карте. Вот это и есть история, и ее скрыть невозможно.

- Почему же люди, которые приехали в Азербайджан по разным причинам, так не любят нас, бакинцев?
- Тут две причины. Одна - это чувство обиды от потерянного дома, боли за убитых, и это можно понять. Вторая - они оказались пешками в большой политической игре Эльчибея. Для своей «пятой колонны» ему нужно было, чтобы в Баку находилось как можно больше беженцев, готовых взорваться в любой момент. Это же колоссальная сила! Но как создать мобильную армию, которую не нужно кормить и вооружать? Дать им квоты! Ведь никто не имел права их трогать. Таким образом, он содержал «армию» без расходов на нее. Поэтому они и не любят нас, и это чувство можно было бы спрятать и не показывать. Но для них созданы условия, при которых они захватывают определенные, главенствующие позиции, и постепенно начинают нас духовно и нравственно ломать. А мы оказались не готовы к такой наглости и хамству, и тот самый многонациональный Баку, который никто не мог сломить, был уничтожен. Для той грязной игры важно было разделить нас на множество конгломератов. «Разделяй и властвуй» - древний римский принцип.

- Как вы считаете, Баку сможет «переварить» этих людей и сделать из них бакинцев?
- Если бы этим распоряжалось время, Баку бы справился, но так как это не так - он проиграл.

- Тогда получается, что все наши попытки изменить ситуацию бессмысленны?
- Конечно! Лично я не молчу, и делаю для себя. Я обязан это говорить, потому что иначе перестану уважать себя. Все, что я говорю о Крепости, «умными» людьми понимается и претворяется, но по прошествии определенного времени. А ведь все можно было построить иначе – печнику надо дать возможность строить печь, а хлебопеку – печь хлеб, а не менять их местами. Но я прекрасно понимаю, почему это делается.

- Мир Теймур муаллим, не изменились ли у вас источники вдохновения?
- Бог дал мне великий дар - я могу «завестись» от любой вещи. От скомканной бумаги, валяющейся на улице, от ночного Баку, осенней листвы, туманного ноябрьского утра, от прочитанной книги, когда я закрываю глаза, и буквы начинают превращаться в образы. Так было всегда, и с возрастом это не утихает – если я хоть один день что-нибудь не нарисую или не сделаю, то становлюсь больным.

- В одной из ваших статей вы цитировали Клода Леви Стросса, который сказал: «Ученый – это не тот, кто дает правильные ответы, а тот, кто ставит правильные вопросы». Какие вопросы сейчас стоят перед вами?
- Сказать то, что не сказал, даже если это не будет услышано, но я должен это сделать. Написать и нарисовать то, что придумал, показать то, что уже сделано как можно большему количеству людей, издать книги, которые написаны, чтобы довести до людей, что я думаю об этой жизни. Познакомиться с хорошими людьми и для этого я участвую в одном из самых сильных международных сайтов baku.ru, сплотить историей всех бакинцев и показать в поездках, походах, насколько прекрасна наша родина. Вы знаете, как плачут те, кто вынужден был отсюда уехать? У них есть все, но в их жизни уже никогда не будет Баку.

Лейла Абдулина




БИОГРАФИЯ

Мамедов Мир-Теймур Ибрагим Оглы родился в 1947 году в г. Баку.
Окончил Азербайджанское Государственное училище имени А.Азимзаде (1964-1968), Ленинградское Высшее Художественно-Промышленное училище имени В.Мухиной, архитектурное проектирование и отделка. Ленинградский Государственный институт Театра, Музыки и Кино, художественно-постановочный факультет, (1968-1978),. Работал в 1963-1964 гг. на Сувенирной фабрике Министерства местной промышленности (г. Баку) художником–разрисовщиком тканей.
С 1963 г. по настоящее время работал по профессии - художником.
1980 - член Союза художников Азербайджана;
1998 - почетный член Союза Художников Грузии;
1998 – Лауреат Международного симпозиума по керамике;
1998 – включен в Международный каталог «Керамисты мира»;
2004 – Лауреат Национальной премии «Хумай»;
2006 – удостоен звания «Посол мира»;
2007 - член Союза карикатуристов Азербайджана.

1963 – 2006 участник 47 групповых выставок;
Организатор 9 персональных выставок.
Написал более 1500 научных и публицистических статьей по истории, искусствоведению, этнографии.
Интервью вела Лейла Абдулина
Фото Фахри
Журнал «ГОРОД»
Февраль 2010 год №02 ()16

тюркские тамги - новая серия фотографий в фотоальбоме

Четверг, 25 Февраля 2010 г. 20:33 + в цитатник
Фотографии usta777 : тюркские тамги

добавляю ещё одну серию тамги



тюркские тамги - новая серия фотографий в фотоальбоме

Суббота, 20 Февраля 2010 г. 08:47 + в цитатник

тюркские тамги - новая серия фотографий в фотоальбоме

Четверг, 18 Февраля 2010 г. 13:29 + в цитатник

тюркские тамги - новая серия фотографий в фотоальбоме

Среда, 17 Февраля 2010 г. 09:34 + в цитатник

тюркские тамги - новая серия фотографий в фотоальбоме

Вторник, 16 Февраля 2010 г. 13:32 + в цитатник
Фотографии usta777 : тюркские тамги

древние, таинственные родовые знаки ТАМГИ... вот закончил сегодня ещё одну серию. Предлагаю вашему вниманию.



Ариф ГУСЕЙНОВ "Баку"

Воскресенье, 07 Февраля 2010 г. 13:25 + в цитатник
Ариф ГУСЕЙНОВ
Баку

Баку - древний город. Одним из первых, кто письменно сообщил о его «вечных огнях», был византийский ученый V века Прииск Панионский. Описывая города Кавказской Албании, он упоминает и о городе, где «из скал поднимается пламя». Археологические и нумизматические находки позволяют начать отсчет истории Баку с V века до н.э. Первое письменное сообщение о Баку относится к 930 году. Некоторые историки указывают, что город был заложен во времена правления Ахеменидского шаха Дары I, жившего в 522-486 годах до н.э.

«Глаза» Баку

Арабский историк аль-Балазури в 754 году сообщал о наличии в Ширване нефти и соли. В связи с распространением в регионе с IX века ислама арабские географы и историки стали описывать Баку, говоря о нем как о небольшом, но развитом феодальном городе. Они писали, что здесь имеются источники белой и темно-серой нефти и что сюда стекаются купцы из многих стран мира – России, Хазарского каганата, Китая, Византии, Ирака, Сирии, Кении, Венеции, Ирана, Индии, чтобы купить ее.

Баку превратился в главный город государства Ширваншахов. В период правления его сына Ахситана I в Баку была создана мощная флотилия, которая в 1175 году нанесла поражение русским, напавшим на окрестности города на 73 кораблях. После того как в 1191 году Ахситан I перевел сюда свою резиденцию, Баку стал главным городом Ширваншахов. На Абшероне велись большие строительные работы – возводилось множество замков, мечетей, минаретов, медресе, караван-сараев, бань, подземных водохранилищ (овданы) и жилых домов. Были еще более укреплены крепостные стены, а для защиты города с моря в 1232-1235 годах в Бакинской бухте была построена крепость Сабаиль, которая ныне находится под водой.

Ворвавшиеся после длительной осады в 1230 году в город монголы разграбили и разрушили его. Это было расправой за оказанное им сопротивление. После освобождения в XV веке от татаро-монгольского ига Баку вновь вошел в состав государства Ширваншахов, потом был оккупирован Ираном, далее – Турцией и снова Ираном. После ухода оккупантов местные правители начали налаживать жизнь в городе. С целью поддержать торговлю и восстановить экономику был ликвидирован ряд налогов, что привело к оживлению торговли в начале XIV века. Это коснулось и Бакинского порта, куда приплывали корабли купцов из Генуи и Венеции. Баку наладил торговые связи с Золотой ордой, московским княжеством, европейскими странами. Отсюда экспортировались нефть, дорогие ковры и прочие предметы роскоши. Бакинские купцы торговали в Астрахани, Средней Азии. Во второй половине XIV века экономическое и политическое состояние Баку значительно улучшилось, в силу чего Каспийское море часто называли Бакинским. Сохранившиеся в Бакинской крепости памятники архитектуры – Бухарский караван-сарай (XV век), караван-сарай Мултаны (XV век) свидетельствуют об обширных связях Баку со Средней Азией и Индией.

В связи с возросшей экономической и политической мощью Баку в XV веке Халилуллах I перенес сюда свою резиденцию из Шамахи, что послужило толчком к началу масштабных строительных работ. Именно в этот период был возведен величественный памятник Ширван-Абшеронского ответвления азербайджанской архитектуры - Дворец Ширваншахов. Наряду с торговлей стремительно развивались ремесленничество и искусство, были установлены дипломатические отношения с Московским княжеством.

В комплексе Ичери шэхэр сохранились узкие улочки с построенными в X и XI веках домами, минарет Сыныггала (XI век) и относящиеся к XIV веку катакомбы. Украшением же Ичери шэхэр является Гыз галасы (Девичья башня). Хотя ее строительство и датируют XII веком, археологи утверждают, что башня является памятником VII-VI веков. Остается также неясным, с какой целью она была возведена. В древности в Азербайджане весть о нападении врагов передавалась при помощи костров, разводимых на возведенных в различных местах страны башнях, и предполагается, что Девичья башня тоже служила этим целям. Название же указывает на ее девичью неприступность, недосягаемость для врагов. Известно также, что другим названием этой башни является «Гёз галасы» («Крепость-глаз»). Находившиеся в этой крепости дозорные первыми сообщали о любом нападении на город со стороны моря.


Девичья башня является жемчужиной азербайджанской архитектуры, равной которой нет ни в одном регионе Востока. Наши предки, основавшие Ичери шэхэр, были прекрасно осведомлены о научных способах градостроительства. Так как город был почти лишен зеленых насаждений, улицы были спланированы так, чтобы летом даже легкий ветерок мог разносить прохладу, а студеные зимние ветры не могли проникнуть туда. Благодаря каменным мостовым дождевые и талые воды не создавали луж.

В 1501 году шах Исмаил Хатаи победил Ширваншахов и основал государство Сефевидов. В период его правления азербайджанский язык был возведен в ранг государственного, и все художественные произведения и научные труды стали писать на этом языке. Азербайджанский язык стал доминировать в армии и в дипломатии.
Несмотря на нанесенный шах Исмаилом сокрушительный удар, государство Ширваншахов продолжало существовать до 1538 года. В этом году сефевидский правитель шах Тахмасиб положил конец власти Ширваншахов, присоединил к своему государству весь Ширван, в том числе и Баку.

Чужие в Баку

II половина XVI – начало XVII века – это войны между государством Сефевидов и Оттоманской империей. В этот период Баку не раз переходил из рук в руки – в 1578 году его заняла армия турок, в 1580 году Сефевиды победили их и отбили город, а в 1584 году он вновь был захвачен оттоманами. В 1607 году Сефевиды вернули себе Баку, а в соответствии с заключенным между двумя государствами в 1612 году в Стамбуле договором весь Азербайджан и соседние вилайеты (области) отошли к Сефевидам. В период правления Сефевидов в Баку чеканились медные монеты, развивалось ковроткачество, процветали добыча нефти и соли, а также торговля ими. В XVII-XVIII веках бурно развивались архитектура и резьба по камню.. В XVII веке донские и волжские казаки под предводительством разбойника Степана Разина совершили набег на побережье Баку и сравняли с землей село Маштага. Сам атаман жил в пещере недалеко от нынешнего села Сабунчу и оттуда руководил грабежом и насилием.

Начиная с XVII века мысли о Баку и его несметных природных ресурсах не давали покоя русскому царю Петру I. Привлекало его также и стратегическое расположение города. Он мечтал захватить западное и южное побережья Каспийского моря, прогнав оттуда иранцев и турок. С этой целью царь даже создал специальную военно-морскую экспедицию. В конце июня 1723 года для захвата Баку из Астрахани вышла эскадра в составе семи кораблей под командованием генерал-майора Матушкина. После длительной осады и беспрерывного артиллерийского обстрела город сдался русским. Стремясь укрепить позиции русских в регионе, Петр I проводил политику заселения захваченных территорий христианами, особенно армянами. За несколько дней до своей смерти царь принял четырех армянских депутатов, которые попросили его разрешить армянам селиться в прикаспийских областях. В направленном Петром I армянскому патриарху Исайя указе армянам разрешалось селиться в Мазандаране, Гилане и Баку. Царь строго обязал генерала Матушкина, а также бригадира Левашова оказывать армянам всякое содействие в расселении в указанных местностях, а также в Дербенте, изгоняя при первой же возможности азербайджанцев из родных мест. Именно с того времени армяне и стали обживать Баку.

В 1724 году для работы на корабельных верфях в Баку были направлены 5 тысяч казанских татар, черемисов (так тогда называли марийцев) и чувашей. После смерти Петра I русские вывели свои войска из Баку, мотивируя это тем, что удержание прикаспийских территорий требует огромных расходов. На территории Азербайджана появилось несколько независимых ханств, в т.ч. и Бакинское. 20-летнее правление в Баку Мирзы Магомед хана ознаменовалось восстановлением экономики, расцветом торговли. Хан, который также был и адмиралом, лично руководил строительством грузовых и военных кораблей. После смерти Мирзы Магомед хана на трон взошел его сын Мирза Магомед хан II. Он был отцом выдающегося азербайджанского историка, поэта-просветителя Аббасгулу ага Бакыханова.

Однако Россия и не думала отказываться от захвата Баку. Совершенный в 1796 году по приказу Екатерины II военный поход закончился взятием Баку и назначением генерала Цицианова его комендантом. Взошедший на российский престол после смерти Екатерины II ее сын Павел I отдал приказ о возвращении русских войск на родину. Однако затем ставший царем после убийства Павла I Александр I поставил перед собой цель захватить прикаспийские области и особенно Баку. Главнокомандующим Кавказской армией был назначен князь Цицианов. Отказавшийся сдаться город стала обстреливать корабельная артиллерия, и только после этого правитель Баку Гусейнгулу хан согласился капитулировать. 8 февраля 1806 года он вышел через крепостные ворота в сопровождении своих вельмож и приблизился к Цицианову, чтобы передать тому ключи от города. В тот момент, когда Цицианов уже хотел принять ключи из рук хана, вельможи последнего открыли огонь, убив Цицианова и князя Элизбара Эристова. Отрубленная голова Цицианова была отправлена в Иран для доставки Фатали шаху, а тело незваного гостя было закопано возле Шамахинских ворот города. Услышав о случившемся, русское войско спешно ретировалось. 3 октября 1806 года армия генерала Булгакова вошла в Баку, не встретив никакого сопротивления. Тем самым Баку был присоединен к России, а Гусейнгулу хан эмигрировал в Иран. Заключенный между Россией и Ираном в 1813 году Гюлистанский договор юридически оформил включение Бакинского ханства в состав Российской империи.

Все дороги ведут в Баку

В то время в окруженном крепостными стенами Ичери шэхэр было 300 домов и 3000 гражданского населения. Важную роль в развитии и расширении города сыграла добыча нефти. Началась интенсивная эксплуатация нефтяных месторождений Баку. В 1848 году в Баку (Бибиэйбатские промыслы) впервые в мире было осуществлено бурение глубокой нефтяной скважины промышленным способом, а в 1880-1885 годах были сданы в эксплуатацию первые танкеры для перевозки нефти. Накануне ХХ века в Баку была добыта примерно половина мировых запасов нефти. В городе были построены цементный и механический заводы, электростанции, ткацкая и табачная фабрики, паровая мельница, пивзавод, открылись банки. В 1883 году была открыта железная дорога Баку - Тифлис, а в 1900 году проложена железнодорожная линия Баку - Петровск (ныне Махачкала). В 1886 году построили первую телефонную станцию. В 1917 году в Баку стали подавать воду по действующему и в наше время Шолларскому водопроводу. Беспрерывно росло количество иностранцев, прибывающих в Баку в поисках работы, и уже в 1883 году в городе проживали 45 тысяч человек. В 1913 году численность населения достигло уже 200 тысяч. К концу XIX века Баку превратился в один из крупнейших промышленных и культурных центров России.

После падения в России Временного правительства и прихода к власти большевиков 2 ноября 1917 года на конференции Совета народных комиссаров было объявлено об установлении советской власти в Баку. В результате проведенных Бакинским советом в марте 1918 года карательных операций против безоружных жителей в мусульманских кварталах Баку было зверски убито более 10 тысяч человек. Под предлогом борьбы против мусаватистов вооруженные до зубов большевистские и армянские банды учинили резню местного населения. Руководил ими палач Степан Шаумян. Азербайджанские кварталы города подвергались артиллерийскому обстрелу с суши и моря. Выпущенная с кораблей шрапнель изуродовала стены Девичьей башни, и полученные ею раны все еще видны, если смотреть на башню со стороны моря (пораженные шрапнелью места позднее были заложены камнями, которые явно выделяются на темном фоне древнего строения). Позднее разбойничьи банды большевиков и армян учинили резню мирного азербайджанского населения и в различных регионах страны. Еще одним доказательством совершенного в то время армянами геноцида азербайджанского народа стало недавнее обнаружение массового захоронения недалеко от города Губы.

28 мая 1918 года под руководством партии «Мусават» была создана первая на мусульманском Востоке республика – Азербайджанская Демократическая Республика. Так как Баку находился в руках сначала Бакинской Коммуны, а потом – Диктатуры Центрокаспия, национальное правительство проводило свои заседания в Тифлисе и Гяндже. Пришедшая на помощь молодой республике 15-тысячная Кавказская исламская армия во главе с Нуру паша вошла в Баку. Вместе с турками против армии большевиков и армян воевали также недавно сформированные генералом Шыхлинским азербайджанские воинские части. 18 ноября 1918 года в Баку прибыло национальное правительство во главе с Фатали ханом Хойским. Это правительство просуществовало примерно 2 года.
Перешедшие государственную границу части XI Красной армии 28 апреля 1920 года вступили в Баку и объявили о победе рабоче-крестьянской социалистической революции.

Но вознесшееся однажды знамя вновь вознеслось! И в 1991 году весь Азербайджан, в том числе и Баку, снова стал независимым. Споры вокруг происхождения топонима «Баку» и о возрасте города продолжаются и ныне. Английский археолог Вильям Петри предполагает, что выражение «рождающее солнце гора Бахоу» в написанной во II веке до н.э. в Египте «Книге мертвых» относится к Баку. Некоторые ученые связывают название города с упоминаемыми в древних рукописях названиями Гайтара, Албана, Барука. В источниках V-VII вв. название Баку встречается в виде Бавагана, Огненный Бавуган. Начиная с IX века в арабских источниках впервые встречаются слова «Баку», «Бакух», «Бакуйа», «Бакуйе». С XVIII века название Баку упоминается в персидских источниках в виде «Бадкубе», т.е. «Город ветров». Считающаяся опытным исследователем в данной области профессор Сара ханым Ашурбейли уверена, что название «Баку» заимствовано от слова «Бага», означающего в ряде древних языков «Солнце» и «Огонь». В «Исламской энциклопедии» Турции указывается, что название Баку взято от слова «Бей Кёй» - «Главный город». По мнению историка Али Гусейнзаде, название Баку используется в знаменитом словаре тюркских языков Махмуда Кашкари, составленном в XI веке, в значении «холм». Некоторые же ученые связывают название города с именем древних племен «бакан» или «багги», обитавших на Абшероне в XII-V вв. до н.э.

Баку величественный и красивый город. В истории архитектуры нашего древнего и вечно молодого города открыта новая страница. Подписанный в 1994 году в Баку по инициативе общенационального лидера Гейдара Алиева «Контракт века» создал условия для достижения современного уровня развития. Благоприятная инвестиционная обстановка в нашей стране предоставила широкие возможности для возведения в нашем городе самых современных зданий. Сегодня городская архитектура переживает период бурного подъема. В Баку строятся комфортабельные жилые массивы, отвечающие мировым стандартам гостиничные комплексы, бизнес-центры, крупные супермаркеты, новые дороги и мосты. Все мы искренне любим наш молодеющий и хорошеющий с каждым новым днем древний Баку. Ведь жить и творить в этом городе – настоящее счастье!

Рашид Геюшев «Христианство в Кавказской Албании»

Воскресенье, 07 Февраля 2010 г. 13:15 + в цитатник
«Христианство в Кавказской Албании»

доктор археологии, проф.Рашид Геюшев

Из книги «Христианство в Кавказской Албании»
О религиозно-мифических мотивах декора христианских памятников

После утверждения христианства в Кавказской Албании в творчестве ее художников главное мести занимает пропаганда Новой идеологии. Мастера-резчики Албании, наряду с бытовы¬ми рельефами, в убранстве мемориальных памятников широко используют и евангельские сюжеты.
Семантический анализ декора христианских памятников по¬казывает, что в творчестве раннесредневековых мастеров Ал¬бании еще прочно сохранялись сюжеты, связанные с более древ¬ней мифологией, в том числе мотивы, связанные с тотемами, культом предков, верой в различных духов, черты астральных религий и идеи зороастризма. Но все эти элементы, как пра¬вило, подчинялись в искусстве христианской идеологии. С этой точки зрения, большую ценность представляет различное изо¬бражение крестов и их декоры.
В Албании, как и во многих других странах, крест исходно был священным знаком, символ символизирующим огонь, солнце, спасение и вечную жизнь. Известно, что на ранних этапах христианства крест не был его символом. «Ранние христиане не поклонялись кресту, более того, они ненавидели, презирали его. Объясняется это тем, что крест очень напоминал орудие мучительной казни, которая применялась в Римской Империи. Людей, совершивших особенно тяжелые преступления, предавали казни на столбах с перекладинами кверху, имеющих вид буквы «Т». Помимо этого, крест в глазах первых христиан был знаком язычников, не веривших в спасителя Христа. Общеизвестно, что как священный знак, крест существовал задолго до христианства у самых различных племен и народов мира. Нельзя забывать и тот факт, что «когда крест стал священным знаком христианства, первоначально его приняли не как орудие казни, на котором погиб их спаситель Христос, а как знак символизирующий образ Христа, небесного спасителя.
Материалы археологических раскопок показывают, что на территории Албании существовали древние изображения крестов, как символ огня, или как знак небесного «спасителя» в связи с астральными представлениями населения. На поясе, обнаруженном в 1889 году из могилы в Кедабекском районе Азербайджана, был изображен крест с равными крыльями, который ничем не отличался от ранних христианских знаков. Пояс вместе с другими могильными материалами относиться к концу II – началу I тысячелетия до н.э. Подобные кресты были изображены на погребальных кувшинах, относящихся к концу I тысячелетия до н.э.
Кресты встречаются и на памятниках, относящихся к началу новой эры. Вероятно, до IV века крест не имел никакого отношения к христианству. Только после IV века, когда в Риме начали почитать крест как символ небесного спасителя, аналогичное явление происходит и в Албании. Начиная с V в. на стенах катакомбных могил Кавказской Албании появляются изображения крестов, имевших отношение к христианству. В одной катакомбной могиле, раскопанной Г.М.Аслановым в 1952 году и относившейся к IV в., наблюдалась христианизация обряда захоронения данного типа. На стенах могилы был изображен равноконечный крест с расширяющимися крыльями. В отличие от других могил, здесь не было обнаружено н одного сосуда, найдены только украшения и на двух из них было изображение креста (бронзовое кольцо и бронзовая булава). Любопытно, что крест на щитке кольца и крест на стене катакомбы отличаются только размерами, а форма у них одинаковая.
В письменных источниках сохранились сообщения о том, что проповедники отдельные деятели христианства устанавливали деревянные кресты вместо языческих жертвенников, а также в тех местах, где в дальнейшем должны были воздвигнуть церкви или монастыри. Таким образом, с утверждением христианства в Албании «древний языческий знак – крест» превращается в символ Спасителя Христа.
Надо отметить, что ранние албанские христианские кресты по своей форме отличались от древних дохристианских крестов. Они имели четырехугольную форму с равными крыльями. Только крылья крестов, изображенных на камнях, постепенно расширялись к концам. Ранние христианские кресты встречаются из металла, они изображены на камнях, на стенах катакомб, а также на ряде бытовых изделий. Среди них подавляющее большинство составляют кресты, высеченные на камнях, которые представляют большой научный интерес не только своими формами, но и многочисленными разнообразными изображениями вокруг них. По форме кресты, найденные в Албании, можно разбить на три группы, отличающиеся друг от друга: 1) равнокрылые кресты; 2) кресты с парой круглых пончиков и удлиненными крыльями; 3) кресты с тройным лепестком на конце крыльев.
К первой группе можно отнести кресты на камнях, найденных в поселении Сыгнах, которые, по данным стратиграфии раскопок, могут быть датированы IV-V вв. Камень-известняк, шириной 73 см, толщиною 31 см; нижняя часть его сломана. Камень изготовлен в форме неправильного круга, в центре которого изображен крест с равными крыльями, расширяющимися к концам, имеющими вид полумесяца. Аналогичные кресты, изготовленные из железа и камня, были обнаружены в Мингечауре. Они датируются ранним средневековьем. Подобный крест найден из раскопок центрального квартала Двина и из окрестности городища Дманиси. Специалисты датируют их V-VI вв. Эта форма крестов сохранилась в Южном Дагестане вплоть до XVII в.
Начиная с VI-VII вв., наряду с так называемыми простыми равнокрылыми крестами, появляются их новые типы. Это кресты, которые на концах крыльев имеют пару кружков. Примером этой группы можно назвать нишандаш, найденный в окрестностях храма св. Елисея. На этом камне крест изображен в середине, боковые и верхние крылья (длина 34 см) креста равны между собой, но нижнее крыло длиннее (42 см) остальных. Аналогичные кресты известны из многих памятников Закавказья. В том числе из раскопок города Двина. Они берут свое начало с VI в. Такая форма крестов встречается в течении нескольких веков. Иногда на одном и том же камне, наряду с самыми распространенными трехлепестковыми крестами, относящимися к периоду после. IX в., встречаются вышеописанные кресты, говорящие О том, что они сохранились и в более поздний период.
Необходимо отметить, что ранние христианские стелы в Албании не имеют никаких других изображений кроме креста, на них нет орнаментации и отсутствуют надписи.
Характерной чертой этой группы крестов является их изо¬бражение в специально вырубленном круге, напоминающем святое обрамление. Так сделан крест из городища Гявуркала, датируемый VI—VII вв. Другая группа крестов резко отлича¬ется от предыдущих формой крыльев и пропорцией, а также роскошными орнаментами. Вокруг всех крестов этого типа име¬ются сложные геометрические, растительные и скульптурные орнаменты, которые по содержанию бывают бытовыми и еван¬гельскими.
На большинстве памятников одновременно встречаются поч¬ти все указанные формы орнаментов. В качестве примеров мож¬но взять нишандаши, которые орнаментировались более совер¬шенными формами указанных украшений. К их числу относится крест-камень из поселения Сыгнах. Высота этого камня-известняка 96, ширина 60, толщина 13—14 см. На одной его плоской поверхности вверху выгравирована сложная композиция. Здесь, кроме креста, имеется геометрический орнамент, человеческие фигуры в разных позах, изображены птицы и два круга. Нижняя часть камня не имеет никаких изображений.
Геометрический орнамент, обрамляющий всю композицию, представляет собой тип «плетенки», одного из популярных ор¬наментов христианской архитектуры, берущий свое начало от дохристианского искусства. Этот орнамент в более примитив¬ной форме встречается на памятниках, относящихся к I тыся¬челетию н.э. Геометрический орна¬мент в виде переплетенных трех лент на кресте-камне по технике переплетения отличается от орнаментов последующего периода.
В ряде мест мастеру не удалось соединить (т.е. переплести) отдельные ленты на этом камне. Особенно это касается сред¬ней линии. На верхней полосе камня мастер «перепутал» все-ленты. Таким образом, по сравнению со скульптурными изобра¬жениями, геометрический орнамент выполнен неаккуратно. Предполагается, что над камнем работали два мастера, один из которых выполнял геометрический орнамент, другой был скульп¬тором. Геометрический орнамент типа «плетенки» на ранних памятниках не встречается. Применение этого орнамента в христианской архитектуре начинается лишь после последней четверти VI в. А с начала VII в. он становится одним из самых популярных во всем Закавказье и продолжает бытовать в пе¬риод развитого средневековья. Такой орнамент встречается и на ряде мусульманских памятников. Вообще применение дохристианской религиозной символики в архитектурном декоре христианских храмов является обычным; оно получило широ¬кое распространение и среди памятников Древней Руси XII – начала XIII в. В Закавказье этот процесс начинается в более ранний период. Аналогичные «плетенки» встречаются на капителях Звартноца, Ерерука, храма в Двине, на наличнике дверей Бардинского мусульманского мавзо¬лея и на мусульманской намогильной плите в сел. Хазра Куткашенского района, а также на капителях Кутаисского собора в Грузии.
На христианских памятниках этот орнамент достигает своей самой совершенной формы после IX в. и становится характерным элементом убранства албанских нишандашов. Он распространяется и на памятниках подоб¬ного типа в Дагестане.
В центральной части крест-камня снизу и сверху изо¬бражены два кружка, отличающиеся друг от друга. Верхний круг изображен двумя лентами. В середине крест, обрамлен¬ный желобком. Нижний круг сделан из двух линий и в середине заполнен круглыми точками. Нижний круг изображен на ветви, берущей начало от нижней геометрической «плетенки». Изо¬бражение связанных кружков является составной частью ор¬наментальной композиции многих храмов. Круги часто изобра¬жены у оснований крестов. В этих случаях крест символизирует солнце. На описываемом памятнике подкрестный круг изображен так, что луч от него в виде плетеной лен¬ты спускается вниз и обрамляет всю остальную композицию.
Иногда в середине такого круга изображена звезда, оформ¬ленная при помощи двух линий. Несмотря на разновидности этих кругов, которые связаны с композицией орнамента, кажет¬ся, что они имеют единое значение. Выше отмечено, что ранние христианские кресты изображены в центре круга. В дальнейшем вокруг креста вместо круглого обрамления появляется П-образная рамка с геометрическим орнаментом. На та¬ких памятниках круг размещается под крестом. Это изменение носило чисто эстетический характер и не нарушало традицион¬ных норм декора; в христианстве оно являлось светлым сим¬волом «вечной жизни».
Встречается ряд памятников с изображениями человеческих фигур, державших в руках крест, нижнюю его, так называемую «добавочную» ветвь. Говоря о человеческих изобра¬жениях на камнях, необходимо отметить, что, в отличие от со¬седних стран, на территории Кавказской Албании они были од¬ними из характерных рельефных изображений и встречались довольно часто. Имеются тройные, парные и одиночные изображения. Человеческие фигуры обычно изображены под крестом. Необходимо отметить и тот факт, что на одном камне не встречается более трех человеческих фигур. Часто встречаются одиночные или тройные изображения. Парные изображе¬ния весьма редки. Обычно на камне изображали или умершего, или создателя памятника, или священника. В ряде случаев изо¬бражались все эти лица. На одном камне из поселения Сыгнах изображено три человека. Двое из них изображены в нижней части камня, третий – в середине, перед крестом. Че¬ловек, изображенный в нижнем левом углу, одет в длинное пла¬тье со складками. На голове скуфейкообразный головной убор со свисающими по бокам лентами. Правая рука его вытянута по направлению к кресту, в левой – находится кувшин, справа от которого изображен кружок. В правом нижнем углу изобра¬жен человек в длинном одеянии типа плаща-фелона. Головной убор его также напоминал скуфейку, но без ленты. Руки сло¬жены на груди, лицо обращено к кружку. Над ним рельефное изображение другого человека в длинном одеянии, у которого руки также сложены на груди: головной убор сходен с убором человека, изображенного в нижнем углу камня. Туловище его согнуто так, что ноги направлены к кресту, находящемуся сле¬ва от него. Предполагается, что человек, изобра¬женный в нижнем левом углу, является создателем этого памят¬ника, взявшего на себя труд и расходы на его установление, а перед ним изображен священник, участвовавший в обряде за¬хоронения погребенного. Над священником перед крестом по¬казана фигура покойного, в память которого сооружен нишандаш.
Говоря о групповом изображении людей, остановимся на одном памятнике из сел. Коланы. На его рамке, переплетен¬ной тремя линиями, под трехлепестковым крестом изображены три обнимающиеся человеческие фигуры. Они изображены в длинных одеяниях без головных уборов. Правый из них имеет бороду. Нам кажется, что это символическое изображение деятелей христианского духовенства в Албании, передававших эстафету христианства друг другу – св. Елисей, быв¬ший первым проповедником христианства в стране, молодой Григорис и царь Вачаган III, получивший прозвище Блажен¬ный.
Часто на стенах храмов встречаются изображения одного человека, державшего двумя руками крест.
Широко распространено рельефное изображение на памятни¬ках всадника. Необходимо отметить, что большинство всадни¬ков – это воины в шлемах, одетые в разную форму, вооружен¬ные копьями, мечами, луками с колчанами. Иногда рядом с воином изображены священники. На территории Кавказской Албании известны десятки нишандашей с изображениями всад¬ников. Именно этой категории памятников посвятил специаль¬ную работу И.А.Орбели, уделив особое внимание положению всадников на крестных камнях из Хачена.
В последние годы число выявленных памятников с изображением всадников значительно возросло. На всех известных нам памятниках кони изображены едущими вле¬во или вправо, иногда с седлом, иногда без седла. В указанных изображениях обязательно присутствует уздечка. Одно из ранних изображений всадника было выявле¬но на стене монастырского комплекса св. Елисея. Камень с изображением всадника вставлен в стену монастыря, располо¬женного вдоль дороги, ведущей к часовне Вачагана III Бла¬женного. По всей вероятности, он относится к V—VII вв. Камень местного происхождения с плоской поверхно¬стью, длина его грани 83, ширина 72 см. В верхнем правом уг¬лу камня изображен крест, относящийся к первой группе нашей классификации. Ниже креста, в середине, изображен конь, еду¬щий вправо. Седло на коне не очень заметно и поэтому опре¬делить его форму невозможно. Не исключено, что здесь изобра¬жено не седло, а чепрак. Уздечка с широким ремнем, которую держит всадник в левой руке, видна слабо. У всадника длин¬ные ноги и очень узкое туловище. Достаточно сказать, что если длина человека в сидячем положении составляет 42 см, то ши¬рина его в средней части туловища равна 4 см. Всадник всем корпусом повернут вправо и, как отмечалось, в левой руке дер¬жит ремень с уздечкой, а правая – согнута в направлении к пояснице. На плече изображена рукоятка. Головной убор изоб¬ражен в виде клобука (вегар). Во время исследований было установлено, что описываемый камень не является намогильным памятником. Он был прикреплен к стене более древнего строе¬ния. Доказательством является тот факт, что обратная сторона его не обрабатывалась и имеет следы известкового раствора. Это говорит о том, что изображенный не был обычным покойни¬ком. Кроме того, головной убор в виде клобука не характерен для раннего средневековья Албании.
Наконец, оружие на рельефном изображении не очень за¬метно. Можно предположить, что всадник на этом камне явля¬ется изображением священника, и возможно, что он и есть св. Елисей. Это изображение напоминает всадника, изображенного на глиняной черепице, хранящейся в музее истории Грузии.
Большой интерес представляет другой камень из комплек¬са Елисейского храма, отличающийся своеобразными чертами от других подобных изображений. Камень представляет собой орнаментальную рамку из плетенки с тремя лентами. В сере¬дине изображен трехлепестковый крест. Под крестом в стиле хорана изображен всадник, едущий влево. Он сидит на чепраке с прямоповернутым корпусом. На груди коня контурно изображен ремень, а на голове – уздечка. Хвост коня завязан узлом. На голове всадника надет шлем с шишкой. Всадник в длинном одеянии, со складками. Основной особен¬ностью этого рельефа является то, что всадник не имеет оружия. В правой руке он держит ремень уздечки, в левой – кру¬жок, поднятый вверх. По-видимому, этот кружок символизиру¬ет солнце, откуда как бы вырастает и разветвляется крест. На рассматриваемом камне эту функцию выполняет всадник. Труд¬но установить, что хотел выразить своей композицией средневе¬ковый мастер и кого он изобразил, потому что данный памят¬ник был поставлен, в стене двухалтарной часовни, воздвигнутой, вероятно, в честь окончания строительства. Наверное, всадник являлся создателем этой часовни, заменившим оружие свя¬щенным знаком – кругом и крестом.
Более яркое изображение воина-всадника можно увидеть на камне, найденном в сел. Кильвар Дивичинского района. Камень из серого туфа местного происхождения длиной 1,6 м, шириной 70 см, толщиной 20 см был поставлен на восточной стене ча¬совни. Композиция на плоской поверхности представляет собой геометрический орнамент, обрамленный плетенкой. Под крес¬том изображен всадник, едущий вправо. Всадник изображен с прямоповернутым корпусом. Он сидит в седле и в левой руке держит ремень от уздечки, а в правой согнутой руке держит на боку длинное копье. Длина колья 56 см. Слева на пояснице просматривается изображение рукоятки меча. На голове всад¬ника шлем треугольной формы, завершающийся остроконечной шишкой, от нее начинается изображение креста. Перед всад¬ником изображена человеческая фигура, идущая также вправо. Ее высота 21 см. Бородатый человек изображен в длинном одеянии. Головной убор – шлем, имеющий коническую форму. Обе руки его заложены за спину (возможно завязаны). В верх¬ней части камня, слева от креста изображено солнце, а спра¬ва – луна (полумесяц), характерные для албанских мемори¬альных памятников. Нам кажется, что данный камень постав¬лен в честь воина-всадника. Что касается человека, изображен¬ного перед конем, то вряд ли тут скульптор изобразил созда¬теля памятника, св. мученика, покойника или себя. Скорее все¬го, он является пленником покойного воина. К этому убеждению нас приводит место его расположения в композиционном ан¬самбле. Такая композиция характерна и для других типов па¬мятников. Например, во время раскопок в Мингечауре выявле¬ны многочисленные бронзовые и каменные перстни-перчатки, костяные изделия, бусы, стекла, деревянные предметы, на которых изображен человек, стоящий перед алтарем, человек, бо¬рющийся со зверем, человек с копьем и щитом и т. д.
Приведем несколько примеров.
На одной грубоватой, полупрозрачной халцедоновой печати резьбой изображен бой между всадником, державшим копье над головой, и пешим воином с щитом в левой руке и длинным мечом в правой руке. Всадник и конь изображены схематично и условно, тогда как пеший воин сравнительно натуралистично.
На другом перстне, имеющем овальную форму, рельефно изображен всадник-охотник, державший в левой руке птицу, а в правой уздечку.
Изображение копья отличается натуралистическими черта¬ми, тогда как охотник выглядит более статично. В этом па¬мятнике поза всадника и статичность рисунка связывают его с изображением всадников надгробных камней сел. Чанахчи Дашкесанского района и сел. Шальва Ленинского района.
В Албании известны также изображения Георгия Победо¬носца. При раскопках храма в Мингечауре найдено его рельефное изображение на алебастре. К сожалению, памятник сильно поврежден. Георгий изображен на коне, уздечка – в левой руке, в правой – копье. Вся композиция, в том числе одежда и седло, украшены линейной гравировкой. По мнению Р.М. Ваидова, такими изображениями украшали стены храма.
Одним из популярных изображений на памятниках Албании являлось «дерево жизни», или «священное дерево». В христи¬анстве это связано с евангельским сказанием «О въезде Хрис¬та в Иерусалим», якобы жители Иерусалима устелили его путь ветвями деревьев в знак преклонения перед ним. «Множество же народа поставили свои одежды по дороге, а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге» - говорится в 21-й гла¬ве Евангелия от Матфея. В связи с этой ле¬гендой и, несомненно, по более ранним дорелигиозным тради¬циям с IV в. в православной церкви отмечается праздник «Верб¬ное воскресенье» за неделю до пасхи. В Евангелии неясно ска¬зано, с какого дерева резали ветви. Православные в данном случае выбрали вербу. В христианстве вера в магическую силу выражалась в том, что вербу хранили в домах «от пожара», или ею выгоняли скот в поле в первый раз после зимы. На памят¬никах Кавказской Албании «священное дерево» изображали по-разному. До сих пор известны три типа изображений «свя¬щенного дерева». Одно из них – изображение ветви вербы на разных предметах.
Самым массовым типом является изображение пальмы и пальмообразного дерева. Эти изображения отличаются друг от друга и имеют четыре разновидности: без лоз, с лозами, с круп¬ными ветвями и еще не разветвленная молодая пальма. Третий тип встречается намного чаще. Это – дерево неизвестной по¬роды.
Различные изображения «священного дерева» в албанской христианской среде связаны со смешением с дохристианскими традициями и с географическими условиями Азербайджана, а также вообще с неопределенностью породы «священного дере¬ва» в самом Евангелии. Этнографические параллели показыва¬ют, что и сейчас есть пережитки религиозного отношения к деревьям на пирах. К числу таких деревьев относятся можжевель¬ник, саккыз, дуб, гранат, ива, чинара и др.
Среди растительных изображений кроме «дерева жизни» на памятниках встречаются и виноградные гроздья, плоды граната и, игнорируя этим основные рели¬гиозные требования, мастера-резчики Албании создавали карти¬ны из реальной жизни.
На многих памятниках Албании очень часто встречаются изображения птиц, являющихся составной частью композиционной схемы и символом, «святого духа». В изображении птиц независимо от того, где и с какими целями албанский скульптор изображал их, существовал строгий закон, общий для всех.
Прежде всего они изображались парами, обращенными, друг к другу. Между ними обязательно были крест, или «дерево жизни», или же «виноградные лозы», а иногда круг. На шее птицы иногда изображается лента с расширяющи¬мися концами, иногда круг, а иногда без них.
С лентами встречаются павлины – самые популярные изо¬бражения птиц, распространенные по всему миру в период христианства. К этому периоду относятся и капители из Мингечаура с албанской надписью и с парой изображенных павлинов. Но, начиная с VI—VII вв. среди изображений птиц преобладают голуби в двух позах. В первом случае крылья их подняты вверх и создается впечатление, что птицы хотят взлететь, а в другом случае они стоят спокойно.
Погребальные памятники
Христианские погребальные памятники Албании имеют большое значение для выяснения ряда вопросов истории, связанных с этой религией. Погребальные памятники являются наглядным материалом для изучения таких вопросов, как процессы христи¬анизации древних дохристианских обрядов, формирование хри¬стианских форм захоронений, а также процесса формирования христианских обрядов.
Христианские могильники Кавказской Албании, сравнитель¬но, хорошо изучены. География изучения могильников охваты¬вает почти все основные христианизированные районы Албании. Такие могильники были исследованы в Мингечауре, в Ка¬бале (Куткашенский район), в Амарасе (Мартунинский район), Гявуркале (Агдамский район), в комплексе храма св.Елисея и в ряде других мест Бардинского, Кахского, Акстафинского и Физулинского, Агдашского, Дивичинского, Шемахинского районов Азербайджана. Могильные сооружения с христианскими захоронениями раз¬нообразны по формам и строительным материалам. До сих пор выявлены следующие виды могильных сооружений с христианскими обрядами захоронения:
1) грунтовые могилы с деревянными и каменными перекрытиями; 2) каменные или кирпичные ящики; 3) каменные саркофаги; 4) склепы, построенные из камня или обожженного кирпича.
Перечисленные разновидности, по всей вероятности, были связаны с географическими условиями, т.е. с наличием строи¬тельных материалов, эволюцией формирования обрядов захоро¬нения и, наконец, с социальным положением умерших. Послед¬нее подтверждается тем, что на одном могильнике встречают¬ся несколько разных видов перечисленных погребений.
Не только могильные сооружения часто отличаются друг от друга, но и расположения скелетов. Наличные археологические материалы пока не дают возможности точно определить хроно¬логическую последовательность отдельных видов могильных со¬оружений. Однако известно лишь, что каменные саркофаги с христианским обрядом захоронения появились не ранее VII – VIII вв. Что касается остальных видов указанных могильных сооружений, то они встречаются параллельно почти во всех пе¬риодах существования христианства в Албании.
Группировать могильные памятники можно по расположе¬нию в них скелетов и в некоторой степени по инвентарю, хотя, они и обнаружены в малом количестве.
В ранние этапы христианства обряд захоронения перемеши¬вается с дохристианскими обрядами. На это указывают распо¬ложение скелетов и наличие могильного инвентаря. В этом от¬ношении большой интерес представляют могилы, выявленные в Кабале, Гявуркале и Мингечауре. Как известно, во многих дохристианских могилах Кавказской Албании скелет лежал в скрюченном виде, в большинстве случаев с поднятыми к лицу. Такой обряд захоронения продолжается и во время христианства. В Гявуркале – одном из центров албан¬ского христианства было открыто около 20 могил такого типа. Все они грунтовые и перекрыты большими каменными плита¬ми. Скелеты в них лежали в слабоскорченном поло¬жении, на левом боку; обе руки подняты к лицу. Такие могилы встречались и в Кабале. С.М. Казиев справедливо отмечал, что в этих могилах смешаны дохристианские традиции с хри¬стианскими обрядами захоронения. В некоторых христианских могилах этого типа из Кабалы были обнаружены серьги, браслеты и кольца. Еще один каменный ящик этого типа был открыт на храмовом участке города Бар¬ды. Эти ящики сложены из необработанных каменных плит дли¬ною 1,17 м, шириною 52 см. Скелет лежал на спине, головой на запад, обе руки подняты к лицу. Около скелета обнаружены три пряслицы, являющиеся, видимо, признаком профессии умершего. Грунтовые ямы с каменными перекрытиями изучены в Арагвском ущелье, которые датируются к IV-V вв.
Христианские могилы с инвентарем были изучены также в Мингечауре, хотя они отличаются строительным материалом и расположением рук погребенных от других могил того времени. В этом отношении большой интерес представляют могилы из поселения в Мингечауре. Могила была обна¬ружена в юго-западной части первого, наиболее раннего мингечаурского христианского храма. Могила сложена из 7 рядов сырцовых кирпичей размером 46X27X9 см. Она имела деревянное покрытие. Длина ее 1,8 см, ширина на западной части 0,75, на восточной – 0,6, глубина 0,75 см. Прежде чем покрыть могилу деревом, в трех местах были положены три камня. Скелет лежал на левом боку в слабоскорченном положении, головой на запад. Левая рука была согнута и поднята к лицу, а правая находилась на груди. В погребении были обнаружены два бронзовых кольца. На щитке одного из этих колец изобра¬жено дерево, другое кольцо – полупрозрачное, изготовленное из пасты. Там же найдена железная булавка. Недалеко от этой могилы, у южной стены того же храма была открыта другая могила. Она сложена из сырцовых кирпичей размером 45X45X8 см. Длина могилы 2,85 м, ширина 1,7, высота 0,65 м. Пол могилы покрыт такими же кирпичами. Скелет находился в деревянном гробе. В могиле было обнаружено 15 гвоздей и 8 железных предметов, служивших для скрепления углов гроба. Скелет лежал на спине, руки сложены на туловище. Около скелета обнаружены две золотые серьги, нагруд¬ные украшения и три бусинки из пасты. Обе могилы относятся к VI—VIII вв.
Рассмотрим христианские могилы во время раскопок «Килисе ери» (место храма) в резиденции албанского католикоса – Барде. Здесь в 1970 г. был раскопан фундамент храма, сложен¬ный из булыжника и обожженного кирпича. Около алтаря была обнаружена могила длиной 2,1 м, шириной 82 см, глу¬биной 1,57 см, имеющая деревянное перекрытие. Погребенный лежал на спине, головой на запад. Руки, согнутые под прямым углом в локтях, располагались на животе. Около скелета был найден треножный красноглиняный шаровидный сосуд, веро¬ятно, кадило. Средняя часть его обрамлена повторяющимися изображениями стилизованных животных и птиц. Погребения в храме датируются VII—VIII вв.
Христианские могилы с незначительным инвентарем извест¬ны и в ряде других памятников Кавказа и смежных с ним тер¬риторий, в том числе и в христианском могильнике городища Верхний Джулат, на раннесредневековом посе¬лении в юго-западной Таврике, на городище Урбниси и в Царском ущелье, а также во мно¬гих других местах. Их относят к группе так называемых христианско-языческих погребений.
Часть склепов Кавказской Албании также относится к этой группе погребений. Такие склепы известны в Мингечауре, в сел. Яглевенд Физулинского района и на городище Кабала. Мингечаурский склеп сложен из обожженного кирпича размером 30X30X6,5 см, на известняковом растворе. Склеп, четырехуголь¬ный в плане имеет аркообразное перекрытие, длина погребаль¬ной камеры – 2,21 м, ширина – 0,53, высота – 1,5 —1,6 м. Сте¬пы с внутренней стороны были обмазаны глиной. В погребаль¬ной камере был только один скелет, лежащий на спине, голо¬вой к западу. Руки вытянуты вдоль туловища. Могильный ин¬вентарь отсутствовал, сохранились лишь остатки одежды погре¬бенного. Лабораторный анализ показал, что одежда была из саржи и очень тонкого шелка, которые, по мнению исследова¬телей, являются изделиями китайских мастеров.
Стратиграфия раскопок позволяет датировать мингечаурский склеп V—VI вв. Подобные подземные склепы изучены в могильнике Накалакари. Правда, они по внутреннему устрой¬ству и относятся к более позднему периоду.
Склепы из Физулинского района отличаются от мингечаурского размерами, строительными материалами, а также пар¬ными захоронениями. Они исследованы С.М. Казиевым с уча¬стием автора в 1964 г. Один из могильников со склепами рас¬положен на гребне горы длиною приблизительно 1,5 км, шири¬ною около 1 км. Сложены склепы из тесаного известняка. В плане они почти все одинаковые. Девять из них были исследо¬ваны нами. Склепы в плане четырехугольные имеют арочные пе¬рекрытия. Среди изученных самый большой склеп пло¬щадью ЗХ2,7 м, высотой 1,93 м. Самый маленький имеет длину 1,22 м, ширину – 98 см, высоту 1,5 м. У всех склепов вход с юга, прикрытый плоскими плитами. Скелеты в склепах положены у северной стены, головой на запад. Исключая один склеп, у всех скелетов левая рука поднята к лицу, а правая ле¬жит на груди. В самом большом склепе было два скелета, в остальных по одному. Погребальный инвентарь в склепах отсутствует. Лишь, в одном склепе около покойника был керамический молочник, из¬готовленный ручным способом и характерный для раннесредневекового периода, а в другом склепе у шеи по¬койника оказались бусины из металла.
Исследования материалов из склепа дают возможность, предположить, что эти склепы относятся к раннему средневе¬ковью, что подтверждается рядом аналогий, в том числе скле¬пами из Дзвели Анага, которые также относятся к этому пе¬риоду.
Распространенными могильными сооружениями христианской Албании являются также каменные ящики. Этот тип погребений в Азербайджане имеет очень древнюю историю и с незначительными изменениями продолжал бытовать и после распро¬странения здесь христианства. Каменные ящики Кавказской Албании времени христианства имеют четырехугольную в пла¬не форму и сооружены из плоских каменных плит. В этих мо¬гилах расположение скелета почти одинаковое, за исключени¬ем рук. Встречается пять вариантов расположения рук: 1) руки подняты к лицу; 2) одна рука поднята к солнцу, другая лежит на груди; 3) руки лежат на животе; 4) руки скрещены на груди; 5) обе руки положены вдоль туловища покойного.
Такие расположения рук характерны не только для камен¬ных ящиков, но и для других могил, синхронных им. Первые два положения рук относятся к, так называемым, христианско-языческим, остальные – только к христианским, т.е. ко вре¬мени полного формирования на территории Кавказской Албании христианских обрядов захоронений.
Самыми усовершенствованными формами могильного соору¬жения в Кавказской Албании являются каменные саркофаги. Они пока известны в зоне Малого Кавказа, богатой высококачест¬венным камнем-известняком. Саркофаги-гробы имели крышки. Друг от друга они отличаются только размерами. Длина само¬го маленького саркофага, обнаруженного в сел. Зюмюрхач Бер¬линского района, 90 см, ширина 62, высота 48 см, а длина самого большого, который был об¬наружен при раскопках городища Гявуркала, 1,83 см, ширина 66, высота 63 см. В этих гробах-саркофагах скелеты лежали на спине, руки лежали на животе. Погребальный инвентарь в гробах отсутствовал. Во всех саркофагах захоронения были оди¬ночные, за исключением одного саркофага из Гявуркала, где об¬наружено парное захоронение. При раскопках этого городища в 1958 г. был обнаружен саркофаг, на крыше которого имелась надпись, свидетельствующая о погребении в нем брата албан¬ского царя Хамамы, жившего в IX в. Большинство известных нам каменных саркофагов Албании датируется VII – IX вв. Подобные саркофаги были обнаружены под первона¬чальной апсидой кафедрального собора в Двине. На раннехристианских кладбищах подобные саркофаги пока не¬известны. Следует отметить, что изготовление каменных, сарко¬фагов являлось делом очень сложным. Для их изготовления требовалось длительное время. Вероятно, такого рода саркофа¬ги изготовлялись заранее на продажу. Конечно, их могли ку¬пить лишь состоятельные люди. Именно поэтому такие гробы встречаются редко. Например, в некрополе городища Гявурка¬ла могилы в основном состоят из каменных ящиков, сложенных из необтесанного камня. Среди них, хотя и редко, встречаются каменные саркофаги. Последние иногда размещены не на об¬щих кладбищах, а далеко за их пределами.
Привлекает внимание еще и то обстоятельство, что каменные саркофаги не имели наземных мемориальных памятников и не были украшены в связи с тем, что они целиком засыпа¬лись землей. Лишь один из них имел отмеченную, выше над¬пись. Таким образом, каменные саркофаги являются самыми поздними христианскими погребальными памятниками, пред¬назначенными для богатого сословия.

Интервью c архитектором Шамилем Фатуллаевым

Воскресенье, 07 Февраля 2010 г. 13:12 + в цитатник
Интервью Day.Az с заслуженным архитектором Азербайджана, президентом Международной академии архитектуры стран Востока, членом-корреспондентом Международной академии архитектуры, академиком, лауреатом Государственной премии, доктором архитектуры, профессором Шамилем Фатуллаевым.


- Шамиль муаллим, вам скоро исполняется 80 лет, и вы, не сочтите за комплимент, считаетесь классиком, патриархом азербайджанской национальной архитектуры. При этом плодотворно работаете и в институте архитектуры, и здесь, дома. Как вам это удается?
- Вот, посмотрите на мой стол, заваленный рукописями и рисунками, и сами убедитесь – я ежедневно получаю удовольствие от своей работы. Недавно вот поехал в Иран, в Персиполь – 2,5 тысячи километров туда, 2,5 тысячи обратно.
Горжусь культурой и архитектурой Азербайджана и Баку. Ведь Баку – это уникальный город.
Еще в 1991 году, на международном конгрессе по тюркскому искусству в Стамбуле я при регламенте в 5 минут говорил о Баку 45 минут, и никто меня не прерывал. И везде, где бы не приходилось бывать – во Франции, Тунисе, Иордании, Иране, Польше, Турции, Норвегии, Швеции, Финляндии и многих других странах – представлял азербайджанское зодчество на достойном его уровне.
- Что для вас азербайджанская архитектура?
- Это не только классические элементы – стрельчатые арки, колонны, орнамент – в первую очередь объемная пластика, композиция. Приведу вам в пример башню 1186 года в Мардакянах – это прекрасный пример национальной азербайджанской архитектуры.
В те времена во Франции и Англии люди в замках жили, а у нас они выполняли именно сторожевые функции. А мавзолей Момине Хатун в Нахчыване – это же архитектурная сказка и быль в одном лице. Хочу обратить ваше внимание еще на одну национальную особенность - все постройки в Баку выполнены из камня, в этом смысле он единственный, уникальный город. Я могу сравнить Баку только с Парижем.
- Есть ли в городе современное здание, которое вам нравится как архитектору?
- Из новостроек – нет. А так ярчайшим образцом современной национальной архитектуры является здание бывшего партархива. В свое время большая фотография этого творения архитекторов Шафиги Зейналовой и Юсифа Кадырова висела в холле союза архитекторов СССР. Это была высокая оценка профессионалов-коллег, которая, согласитесь, многого стоит.
- А чем вам не нравятся современные здания?
- Они не представляют ничего из себя, как говорится, ни уму, ни сердцу. Это типовые, безликие монстры и компьютерная графика, которую я не уважаю, потому что на компьютере архитектурного творчества не бывает. Сейчас дают задание – 25 минут, и проект дома готов. Где тут архитектура, где творчество? Где привязка к ландшафту? Где гармония с окружающими строениями? Я не вижу здесь свет в конце туннеля. Ведь архитектура Баку не должна быть игрушкой для бездарей!
- Широко известные ваши книги, в частности, «Градостроительство Баку на рубеже XIX-XX вв.» и многие другие, посвящены архитектуре и градостроительству Баку и Абшерона. В чем уникальность и привлекательность этих составляющих азербайджанской архитектуры?
- В Баку в буквальном смысле столкнулись архитектуры Востока и Запада, а Абшерон – это вообще особый мир в архитектуре. В свое время я пешком, как муравей, исходил 39 абшеронских поселков. И они все насыщенны памятниками нашей исконной архитектуры.
Тут нельзя говорить, что, например, в Бильгя мало памятников, а в Бузовнах – много, нет – памятники есть везде. Абшерон в моем представлении – своеобразный архитектурный заповедник. Мечети, минареты, бани, мавзолеи, жилые дома, дачи – все это многовековой пласт нашей культуры. Причем, сделанный из одного лишь камня. А какие крепости, замки, сторожевые башни есть на Абшероне – в Бузовнах, Раманах, Мардаканах, Гала…
- Какими зданиями в Баку вы восхищаетесь?
- «Исмаиллийе» - нынешним зданием Академии наук возле сквера Сабира. Еще в советское время я зашел туда с Эльдаром Салаевым и случайно встретился с американским сенатором, который с супругой приехал к нам в страну. Так вот он нам сказал – «как вы можете ходить тут в туфлях? В таком прекрасном здании всем нужно надевать тапочки!»…
Еще восхищаюсь Баксоветом Гославского, дворцом Мухтарова…
Восхищаюсь, когда вижу капители, колонны, элементы, чудесно обработанные из камня. Например, в доме Меджидовых на ул. Расула Рзы есть пилястры до 3-го этажа, сделанные из цельного куска камня!
- А сколько у нас в Баку вообще старинных домов, имеющих архитектурное значение?
- Есть список из 855 зданий, утвержденный Совмином в 1985 году. С тех пор, насколько я знаю, он не рос – только сокращался…
- То есть здания сносили, как старый «Интурист» и поражающий сейчас своими развалинами гостей столицы «Карабах»?
- Старый «Интурист» - эта гостиница была уникальным творением архитектора-академика Щусева.
Знаете, когда ее уничтожили, я чисто физически почувствовал, как Бакинская интеллигенция лишилась еще одного своего духовного очага. Туда приглашали на ужин, там собирались прекрасные люди… Это история, которую у нас отнимают.
А «Карабаху», «Интуристу» на площади Азадлыг просто не повезло – они располагались на отличных местах, которые кому-то приглянулись.
- Но ведь есть же охранные зоны!
- Есть, например, от набережной и до площади Физули, утвержденная в 1974 году. Но их не придерживаются. Я участвовал в работе Градостроительного совета, когда на заседании Кабмина было принято решение, что без мнения Совета ни один дом не может быть снесен.
Вы не поверите, буквально на следующий день я услышал, что собираются сносить дом академиков возле Минюста, даже не ставя Градостроительный совет в известность!
- Да, сейчас многих жителей «хрущевок» пугают и даже запугивают тем, что их дома будут сносить. А вы что думаете об этих распространенных в Баку домах, оставшихся нам как память от эпохи Никиты Сергеевича?
- Как вы видите, я сам живу в «хрущевке». Во время землетрясения в октябре 2000 года, когда с полок полетели мои книги, жена схватила внучку и выбежала во двор в домашней одежде, а я еще успел взять для нее вещи и только потом спокойно вышел. Зачем ругать «хрущевки»? Это каменные дома. Если за домом есть уход, он может простоять очень долго. А если не смотреть, то конечно, развалится. И это касается всех зданий.
Другое дело, что сейчас есть те, кому выгодно разрушение «хрущевок». Сейчас рядом с нашим домом строят высотку, которая, несомненно, влияет на наш фундамент. Недавно днем захожу во двор – вижу, женщины собрались, что-то говорят, возмущаются. Увидели меня и говорят – «Шамиль муаллим, помоги! Говорят, всю землю от ул. Самеда Вургуна до 6-й Перевальной купили, нас сносить будут и переселят в Говсаны!». Я даже не знал, что им сказать…
- Придерживаются ли нынешние строители Генплана?
- Какой Генплан, о чем вы говорите. Сейчас высотки строят впритык, так, что сосед с соседом могут через балкон за руку друг с другом здороваться! Нарушаются все мыслимые и немыслимые строительные законы, элементарное градостроительное право, зоны регулируемой застройки. А это нельзя игнорировать. Ведь такое отношение приводит к тому, что в Ичери Шехер, например, построили дома возле Сыныг-гала и Дворца Ширваншахов.
- Как вы относитесь к реконструкции фасадов зданий, после которой они вдруг оказываются «аварийными»?
- Такая «реконструкция» фасадов – преступление! Никого не спрашивают, просто делают то, что хотят! Я с 1955 года член союза архитекторов, но не перестаю удивляться таким вещам. Центр города должен быть сохранен, ведь есть такое понятие, как «историческая патина». Как можно чистить резьбу по камню? Ведь облик города исчезает!
- Коммуникации, подъездные пути, дороги столицы – сколько они еще протянут?
- Коммуникации – самое больное место Баку. Новостройки врезаются в уже имеющуюся водопроводную, газовую, электрическую и канализационную системы, которые вовсе не были рассчитаны при постройке на такую нагрузку. И это делают все, кому не лень.
А нынешние мосты себя не оправдывают. Нам нужны не мосты, а транспортные развязки-серпантины. А в нынешних мостах этого нет, как нет и архитектуры. Мосты должны украшать Баку, а они его уродуют.
- Сейчас широко анонсируется предстоящее разрушение памятника 26 Бакинским комиссарам – очередное такое варварское действо. Нужно ли это сейчас?
- Памятник есть памятник. Это история, которую нужно хранить. От того, что снесли памятники Карлу Марксу и Ленину, Карл Маркс не перестал быть Карлом Марксом, а Ленин – Лениным. Взорвали храм Христа спасителя – и что? Я против этого.
- Что вы думаете о будущем Баку как города?
- Знаете, Баку уже перерос свой ресурс. Здесь уже слишком много людей, слишком большая загазованность, плотность застройки, людское столпотворение и транспортные пробки. Здесь мало деревьев и становится еще меньше, плохая экология. С удовольствием ездил бы в Баку на велосипеде – это, по-моему, реальное будущее…

ЧЕТЫРЕХСТОЛПИЕ ПАМЯТНИКОВ КАВКАЗСКОЙ АЛБАНИИ

Воскресенье, 07 Февраля 2010 г. 13:10 + в цитатник
ЧЕТЫРЕХСТОЛПИЕ ПАМЯТНИКОВ КАВКАЗСКОЙ АЛБАНИИ

канд.архит. САЛИМОВА А.Т. Аз. Государственный Университет Архитектуры и Строительства

Уже давно проблема генезиса четырехстолпия является предметом научных споров и дискуссий. Взгляды исследователей по этому вопросу можно подразделить на две основные группы- Исследователи первой группы - эволюционной; О.Вульф1, Н.И.Брунов2, Х.Фаэнзен3, А.П.Якобсон4 рассматривают формирование крестовокупольности как эволюционные процессы, происходящие на основе типа "купольной базилики" при помощи усиления подкупольных пилонов, добавления новых сложных пилонов, которые привели к образованию поперечных сводчатых участков. По этой теории, крестово-купольная система появилась в Византии. Эволюционной теории 0.Вульфа - Г.Милле было подчинено типологическое разделение - из купольных базилик возникали крестово-купольные храмы, а из крестово-купольных церквей появлялись храмы вписанного креста, а возникновение этой формы - в результате исканий зодчих византийской архитектуры.5 Проблема синтеза базилики с центричными сооружениями получила своеобразную трактовку в трудах А.Грабаря, затем Ж.Ляссюса, согласно которым базиликальные композиции, возведенные для обычного богослужения, под влиянием переноса туда мощей из мартириумов претерпели определенные изменения и эти сооружения получили купол.6 Исследования А.Грабаря, Ж.Ляссюса, а также и С.Гуйера, указывают на самостоятельное появление церквей простого креста - это мнение заслуживает особого внимания, так как в архитектуре типа "простого" или "свободного" креста мы видим ранние варианты системы с взаимно перпендикулярными поддерживающими купол сводами.
Вторая группа исследователей - Краутмайхер7, А.И.Комеч8, Н.Г.Чубинашвили9 утверждает, что крестово-купольные храмы возникли путем перестройки центричных сооружений типа "свободного" и вписанного" креста. По их теории, рукава крестообразных сооружений "были раскрыты" и на местах их примыкания возникли отдельно стоящие опоры, при этом все здание было заключено в прямоугольный абрис внешних стен.
Храмы "свободного" и "вписанного" креста - композиционные варианты формированной крестово-купольной системы, распространившиеся в VIв. с применением отстоявшихся архитектурно-тектонических форм и выработанных приемов профессионального и народного строительного искусства.10 Надо также отметить, что попытки многих ученых вывести храм типа "вписанного креста" из византийского зодчества потерпели неудачу, так как на византийской почве он возник относительно поздно и получил распространение лишь в Я-ХП веках.11 На территории Кавказской Албании обнаружены храмы двух вышеназванных типов, прячем можно проследить их самостоятельную эволюцию - мавзолей в Пипанах и часовня у селения Кабиздара (Закатальский р-н), церковь из комплекса "Пир-Джеваншир" Кедабекского района, церковь Ортазейзит (ШекинскиЙ р-н), притвор-часовня епископа Григора, дворцовый зал и соборная церковь Арзу-хатун из Хотаванкского монастыря. Архитектура храмов "свободного" и "вписанного" креста подготовила более сложный композиционный замысел. Также следует отметить, что византийская базилика не знала четырехстолпной несущей системы - отдельные приземистые пилоны появились на рубеже V и VI вв. в Сирии - Калб Лузе.12 Но несмотря на это, многие исследователи считают, "что развитие крестово-купольной системы считается важнейшим вкладом Византии в историю мирового зодчества".13 Многочисленные попытки вывести храмы типа "вписанного креста" из византийской архитектуры опровергает хронологический анализ - на византийской почве он возникает во второй половине VI в. (преторий ал-Мундира в Русафе), в VI-VII вв. сооружены церковь в ал-Андерине (Сирия) и др.14 Причем, ранние византийские примеры "слишком разрознены во времени и пространстве для того., чтобы их можно было связать в целостный эволюционный рад.15 В то время как, в архитектуре Кавказской Албании можно проследить эволюционную линию развития, как тетраконхового, так и крестово-купольного типа. И если в архитектуре Мамрухского храма Ш-ГУ вв. уже четко акцентируется четырехстолбчатое подкупольное пространство, в архитектуре Лекитского (Ув.) внутреннее пространство имеет крестообразное решение, а в VI-VII вв. в архитектуре храма из монастыря "Едди Килься" мы имеем албанский образец крестово-купольнои церкви, подготовленный предшествующей архитектурой храмов "вписанного" и "свободного" креста.
И.Стржиговский, согласно теории индоевропеизма, все истоки выводит из Ирана и считает, что исходным является сирийское сооружение римской эпохи - Мусмийе, преторий или языческий храм типа "вписанный крест" (II в. н.э.). Опираясь на его теорию, можно считать, что строительная система взаимно перпендикулярных сводов через дворцовые сооружения (приемный зал ал-Мундира в Русафе, VI в.), а затем через армянскую архитектуру проникла на Запад16, что безосновательно. Ведущее место в его теории занимают иранские, армянские и сирийские традиций. Теории И.Стржиговского придерживается и Борис Маршак - "на обширной, но недостаточно изученной территории парфянской и сасанидской империй нет пока достоверного промежуточного звена, которое объединило бы типологию западных и восточных композиций "вписанного" креста, но материалы показывают, что Восток знал подобные композиции в VI-VIIвв.17 При этом, следует отметить, что албанский крестово-купольный храм из монастыря "Едди Килься" (Кахский р-н), датируемый VI-VIIвв. можно отнести к наиболее первым образцам крестово-купольного типа.18 Также следует обратить внимание на архитектуру Лекитского круглого храма (Кахский р-н) типа "тетраконх", датируемого Vв., как на наиболее древнюю постройку с крестообразным решением внутреннего пространства.
Интересен также взгляд на эту проблему Р.Краутмайхера - он приводит образцы, известные также Стржиговскому, ранних построек крестово-купольного типа и типа "вписанного" креста, где естественно отпадает попытка вывести один архитектурный тип из другого, и считает различные варианты крестово-купольной системы сосуществующими.19
Хуберт Фаэнзен, говоря о большом разнообразии памятников архитектуры с крестообразным планом, отмечает, что "если бы даже истоки, происхождение церкви с крестообразным основанием и центральным куполом следовало искать не на Кавказе, то и тогда его великая заслуга заключалась бы уже в том, что здесь был сохранен и качественно развит этот тип церкви вместе с другими архитектурными формами."20 Он считает, что в Византии "рассматриваемый нами тип церкви с крестообразным основанием и центральным куполом фактически был воспринят именно в его кавказской структуре"21 Фаэнзен, говоря о архитектуре Армении (Багаван и Мрен (V-VIIвв.) и Грузии (Атенский Сион, Цроми), тоже обходит стороной архитектуру Кавказской Албании, хотя мы можем говорить о том, что именно в Албании была разработана центричная четырехстопная архитектура.
А.Комеч считает, что основополагающее значение в решении этого вопроса должно придаваться "появлению четырех свободно стоящих опор в виде столбов", и отмечает, что "новый тип храма - это храм на четырех колоннах", где "колонны - основной композиционный элемент"22. Согласно этой теории, самое главное и определяющее звено в архитектуре крестово-купольных храмов - отдельно стоящие колонны. Но остается непонятным отношение к четырехпилонным сооружениям - вид одного конструктивного элемента не является основным для определения типа сооружения. Основой для создания нового четырехпилонного типа в его теории представлены сооружения типа "вписанного креста".
А.М Прибыткова, отмечая четырехстолпие мечетей, говорит о влиянии композиции храмов огня.23 С.С. Мнацаканян, рассматривая архитектуру четырехстолпных храмов также ведет их истоки от древних храмов Ирана.24
Проведенный анализ выявил необоснованность появления отдельно стоящих пилонов крестово-купольноЙ системы в рассмотренных концепциях.25 Прототипы данного решения надо искать в древних сооружениях, имеющих четырехстолпнуто организацию композиции, а также в мифологии, Д.А.Ахундов, истоки четырехстолпия видит в архитектуре древних жилых и храмовых круглых в плане ячеек эпохи бронзы (когда произошло обособление символа "священного огня" и повседневного применения огня в жилище). Исследуя генезис древних типов жилых домов и генезис четырехстолпных балдахинообразных построек, системы "квадрата под куполом", действителльно можно доказать их семантическую связь. Конечно, большую роль в формировании деревянно-ступенчатого перекрытия жилищ сыграли тотемические представления, астральные культы, символика священного огня и небосвода - отверстия в сводах, как и отверстия в дольменах и алтарях огня служили "связью человека с небом"- Таким образом, истоки четырехстолпия восходят от архитектуры древних поселений эпохи оседлого землевладельческо-скотоводческого общества, развивавшегося на 4 протяжении с VI по I тысяч до н.э. (Гаргалар-тепеси, V-IV тысяч до н.э.. Казахский р-н, Кюль-тепе, У-1У тысяч до н.э., Нахичевань).26 Циклопические сооружения представляли собой жилые и ритуальные, круглые в плане постройки с отверстием в купольном перекрытии и прямоугольные, надземного и полуземляночного типа с центральными опорными столбами, плоскошатровой или типа "дарбази" крышей,27 совмещали в себе горизонтальные и вертикальные космологические параметры, представляли собой модель космоса,28 в дальнейшем послужили развитию четырехугольных жилых домов с деревянно-ступенчатым сводом, часто опирающимся на четыре столба, с верхним отверстием и очагом. Четырехстолпные мемориальные и поминальные купольные постройки, часто с отверстием в центре купола, выражавшие ритуальные идеи языческих культов, также отражали в своей основе идеи хранения священного огня, были распространены на территории Переднего и Среднего Востока (храмы огня Сасанидского Ирана, мемориальные балдахины поздней античности и раннего христианства) и соответствовали назначению мемориальных и ритуальных памятников, представлениям о поминальном почитании, культу огня. Можно проследить типологическую близость подобных сооружений на территории Закавказья: в Азербайджане - алтарь огня в сел, Говурак (Ленкоранский район, 1в. до н.э.), храм в Кабале (1в. до н.э. - 1в. н.э.); в Армении - храмы огня в цитадели Урартского Эребуни; в Грузии - храмовый комплекс Дедоплис Миндори (П-1вв, до н.э.) и мн. др. Принцип четырехстолпия лег в основу и более поздних, но уже более масштабных культово-ритуальных построек, что явилось результатом осознанного религиозного канона в архитектуре. Для начала первые христианские церкви располагались в переустроенных языческих храмах или строились на их руинах и фундаментах, что было необходимо для быстрого распространения новой религии. В дальнейшем четырехстолпная структура выразилась в выделении квадратного центрального ядра, где стоящий над ним свод или купол воплощали в себе образ древнего храма. Следует отметить, что четырехстолпие, как основной структурный элемент многих христианских храмов Кавказской Албании развивалось в каждом из них обособленно, но при этом основной общей чертой объемно-пространственной организации храмов также было выделение системы "купола на квадрате", как универсальная конструктивная схема, так и дань древним традициям,
Мечети Апшерона и Гянджи также укладываются в квадратный контур плана с квадратным или крестовым залом - мечеть Тубашахи в селении Мардакяны ХУв. (крестообразный план, где центральный квадратный зал перекрыт куполом), мечеть в селении Кишлы и Вина (центральный купольный квадрат), мечеть Гаджи Бахши в селении Нардаран ХУ11в. (квадратный молельлный зал с центральным куполом на четырех колоннах), старая мечеть или мечеть Кей-Кубада из ансамбля Дворца Ширваншахов ХУв. (по результатам археологических раскопок четырехстолпная крест ово-купольная), Джума-мечеть в Гяндже ХУПв. (центральный квадратный купольный зал). Однозначна планировка и четырехстолпных мечетей Средней Азии, архитектура которых также не обошлась без влияния композиции сасанидских храмов огня.
Четырехстолпные мечети Средней Азии: Чор-Сутун, Деггарон, Мох, постройки Мавераннахра, по мнению А-М-Прибытковой, типичны для этой области. Четырехстолпная композиция свойственна также древним постройкам Нисы (Хорасан), Топраккалы (Хорезм), Позднее воплощением подобной структуры в архитектурно-художественных формах стал крестово-купольный мавзолей Саманидов в Бухаре.29 У истоков своего развития церкви и мечети не имели существенных различий, лишь после усложнения христианской службы, установления форм богослужения определился тип христианского храма - центрический или крестообразный план с апсидами. Форма же мечети осталась предельно простой - план прямоугольный или квадратный, где располагается михраб - обращенная в сторону Мекки молитвенная ниша.30
Сфера социального, струкгура и механизм деятельности человеческого общества ("мезокосма") определяются с точки зрения мифопоэтического сознания космологическими принципами- Имея в виду различие у разных народов понимания воплощаемого в архитектурном сооружении образа мира, Г.К.Вагнер отмечает, что самое интересное он видит в том, что "с появлением четырехугольной конфигурации капища его древнейшая круговая форма не была отброшена..., а была акцентирована четырьмя выступами..-", и объясняет: "перейти от круговой формы к прямоугольной вовсе не было простым делом. Нужна была работа более абстрагирующего- сознания, которое изобрело бы более умозрительную концепцию образа мира".31 Анализ мифологии дает обширный материал для этой темы и позволяет говорить, что обращение к четырехстолпивд не случайно. Конечно, четыре столба -это прежде всего стабильность, статическая устойчивость. Космогонические мифы и космологические представления связаны с этими координатами, задающими схему развертывания всего, что есть в пространстве и времени, организующими весь пространственно-временной континуум. Археологические памятники эпохи бронзы показали, что среди племен Азербайджана был широко распространен культ солнца, символика древа жизни, а на хачдашах Кавказской Албании четко запечатлена трехуровневая модель мира (небесный уровень - райская сфера как обитель сакральных персонажей, средний - земная сфера, мир человека и нижний - подземная сфера).32 В "Послании епископа Гюта святому Ваче" ("История албан" М-Каланкатуйский) имеются такие слова: "слова могут лишь отразить мир, состоящий из четырех элементов.., кто смело вошел в дебри наук - искусства исчисления, геометрии и астрономии, медицины, а затем дошел до самых высот пророческих, апостольских и евангельских книг, в которых само начало и исход",33 что является доказательством распространения идеи "четырехэлементности" мира. В Албании, как и во многих других странах, крест исходно был священным знаком, символ символизирующим огонь, солнце, спасение и вечную жизнь.34 Кресты, изображенные на ранних христианских стелах Албании помещены в круг, напоминающим святое обрамление - крест из городища Гявуркала, датируемый VI-VII вв.35 На хачдашах Албании образ креста как бы сливается с декоративным оформлением, часто раздробляясь на несколько небольших (2, 4 или 6) крестов, которые растворяются в общей многоступенчатой как в глубину, так и по высоте художественной трактовке,36 при этом следует отметить, что крест - символическое изображение четырех кратия, которое всегда обозначало материальный мир, образованный четырьмя стихиями, четыре географических направления, а также центр мира, через который проходила "мировая ось".37 В традициях многих народов мира представления о строении Вселенной воплотились в конструкции четырехугольного жилища с маркированным сакральным центром: четырем сторонам света соответствуют четыре священных дерева, поддерживающих небо, с четырьмя божествами-хранителями сторон света.38 Земля часто графически изображается квадратом, как например, в Китае. Воздух описывается в виде дыхания, дуновения ветра, обладающих множеством символических значений - представления о четырех ветрах как о координатах пространства наиболее характерны для античной мифологии.39 Ветер, как взвихрение воздуха большой мощи, сам по себе ассоциируется в мифологиях с грубыми хаотическими силами, что отразилось в греческих представлениях об Эоловой пещере, как о подземном жилище ветров (аналогичная "пещера ветров" в мифологии индейцев Северной Америки).40 Однако как дуновение - дыхание ветра связано и с противоположного характера представлениями. Так, сильный ветер (ураган, буря) является вестником божественного откровения, - бог отвечает Иову их бури, в грозе и буре получает откровение Иоанн Богослов.41 Традиция эта продолжена и в Новом завете, где языки огня-духа приносят апостолам "несущийся сильный ветер". Символика дуновения ветра как "духовной стихии" вообще смешивается с подобной же символикой огня и света: так, в индуистской традиции ветер, рожденный духом, в свою очередь порождает свет ("... из атмана возникло пространство, из пространства - ветер, из ветра огонь").42
Квадрат - древний знак земли, имеющий большую важность в символических системах Востока, знак материального мира, состоящий из четырех стихий, которые в свою очередь соответствуют четырем сторонам света - космограмма, объединяющая четыре части мироздания. Комбинация квадрата с кругом символизирует единство земли и неба - именно этот символизм присущ мандале, известной разным народам мира как один из графических вариантов плоскостного образа мирового дерева- Так, например, в виде сторон прямоугольника рисовались Ефору (около 105-330 гг. до н.э.) четыре стороны света, а Земля по свойству устойчивости даже у Платона ассоциировалась с кубом".43 В индо-иранской культуре квадрат представлял собой противопоставление сил жизни и смерти 44.
При анализе геометрической символики невольно возникаег мысль о вероятности общих истоков образного начала архитектуры у различных народов, о связи и внугреннем родстве между античной греческой, азербайджанской и азиатскими культурами. Караванный путь, проходил от Средиземного моря до Желтого, и по нему через пустыни и горы вместе c шелками и благовониями текли идеи, системы, концепции.45 Как отмечает Гумилев: в это время в Риме, последний патриций Цетег читал Боэциево "Утешение мудростью", в Константинополе иссохшие сирийские отшельники спорили с важными греческими прелатами о халкедонском добавлении к никейскому символу, в Ктезифоне персидские вельможи, уже не верили ни в Ормузда, ни в Аримана..., по замкам согдийских дехканов ходили бледные проповедники религии света, умерщвления плоти и славили имя замученного магами пророка Мани, а в Китае буддийские монахи толковали императрице о бренности и иллюзорности мира.46 При этом нельзя забывать, что уже в III и начале II тысяч, до н.э., между племенами, обитавшими на Апшероне и Др.Востоком, Сев-Кавказом, а также Юго-западной Европой существовали тесные культурные связи.47 Поэтому, нет ничего удивительного, если многие памятники Кавказской Албании трактуются как "мандала" - один из символов буддийской мифологии, вполне возможно, что эта концепция была ими заимствована, т.к. если учитывать хронологию этих инноваций, можно думать и более позднем их происхождении под влиянием контактов с населением Индии. При этом нельзя забывать и о самобытности культуры азербайджанского народа. По мнению К-Юнга, первичные мифологические образы - архетипы, воспроизводились бессознательно, были тождественны по своему характеру и обнаруживаются в несоприкасающихся друг с другом мифологиях, что исключает объяснение их возникновения заимствованием,48 и объясняет сходность как мифологического пантеона, так и его символического восприятия у разных народов и культур. Единство различных культурных форм по всей видимости основано на присущих всем людям единых характеристиках ума. Отсюда - структурное сходство мифов различных народов, логики обыденного сознания, а также единство законов построения в языках разных народов, не имевших между собой реальных исторических связей и т.д. (работы З.Фрейда, К-Юнга, Леви-Стросса и др.).
Эволюцию четырехстолпия в культовой архитектуре Кавказской Албании легко проследить, анализируя объемно-планировочные композиции разновременных круглых храмов -Килисадагский храм (II-IIIвв.) самый ранний из этой группы памятников, представляет собой ротонду из четырех парных колонн с обходом. Последующие храмы выделяются уже оформившимся решением купольной системы на квадратном основании. Так, во втором, Мамрухском храме (III-IVвв.) вместо ротонды уже появляются четыре массивных устоя, на которые опирался барабан с куполом. Третий, Лекитский (Vв.), наиболее крупный из этой группы, созданный на основе Килисадагского и Мамрухского храмов и наиболее ранний пример тетраконха с обходом. Четвертый, Мохранисский (VIв.), также представляет собой тетраконх, но уже "открытый", состоящий из четырех подковообразных апсид. Четыре описанных албанских храма стали прототипами для дальнейшего возникновения родственных 8 сооружений, как в Закавказье, так и в странах Ближнего и Среднего Востока.
Пространственная схема всех трех храмов - выделение центрального ядра с группировкой вокруг него остальных объемов, круговые обходы и многоярусноеть. Унаследовав основной принцип построения архитектурной композиции культового сооружения, памятники архитектуры Кавказской Албании раннего средневековья отличаются своеобразными решениями и иной трактовкой фасада. Так, если четырехстолпные башнеобразные храмы отличались суровостью облика, то в дальнейшем происходило декоративное и композиционное усложнение архитектурного объема храмов. Здесь также наилучшим примером является архитектурная композиция круглых в плане центрально-купольных храмов, которая демонстрирует разделение на ярусы по высоте, реализованные посредством использования концентрических объемов, где нижний ярус образован радиально расположенными столбами, образующими квадрат, а верхний, возвышающийся в центре здания, образован куполом на барабане. Более того, анализируя композицию центрально-купольных храмов Кавказской Албании, их можно реконструировать, исходя из идеи о структуре времени и пространства, которая была ориентирована на единый центр с отображением цикличности времени в композиционном делении по вертикали. Так, например, в ведийской мифологии концентрические круги с общим центром - алтарем, отражали представления о цикличности времени и пространства со ступенчатым делением Вселенной по вертикали,49 сходные идеи можно обнаружить и у пифагорейцев, учение которых демонстрирует близкое знакомство с древнеиндийской космологией,50 у древних иранцев использование трех концентрических кругов для организации сакрального пространства воплотилось в мифологии об одном из подвигов солнечного героя Йимы, трижды расширявшего землю.51 Сходная, малоазийская, по своему происхождению традиция связана с этрусским темплумом - идеальным храмом, состоявшим из трех круглых , ярусов - неба, земли и подземного мира, соединенных вертикальной осью вселенной, где любая часть сакрального пространства воспринималась как проекция темплума на горизонтальную плоскость.52 И если связать воедино мифологические архетипы, можно представить следующую картину - три концетрических круга с общим центром, где четыре столба, соответствовали сторонам света и "поддерживали" купол -символ небосвода. Сопоставление символических образов, используемых в албанском искусстве с мифологическими воззрениями других народов, говорит об их родственных связях, уводящих нас к корням формирования художественно-эстетического мышления.
Таким образом, можно считать, что в основу развития жилой и культово-ритуальной архитектуры, как и в основу их конструктивной системы, легли мифологические представления, наследие языческих верований. А также можно утверждать, что в древней жилой архитектуре Кавказской Албании, а также всего Закавказья были заложены предпосылки для возникновения четырехстолпной архитектуры. Но это вовсе не означает, что конструкция 9 жилых домов и мировозренческие концепции были механически перенесены в культовое зодчество. Архитекторы Кавказской Албании хорошо понимали и учитывали конструктивные свойства строительных материалов, вместе с тем они стремились подчеркнуть и развить художественные возможности, скрытые в самой конструкции здания, В результате этого поиска сложилась ясная и цельная художественно осмысленная архитектурная система. Освещение проблем генезиса подобных сооружений опирается на преемственность дохристианских традиций в архитектуре, которые в дальнейшем отразились и в мусульманской архитектуре. Благодаря этому, четырехстолпные, прямоугольные и круглые в плане сооружения получили широкое распространение на территории Азербайджана и всего Закавказья.
Архитектурно-планировочные особенности центрально-купольных храмов Кавказской Албании, а также отсутствие построек этого типа в близлежащих странах с ярко выраженным четырехстолпием, с оформившейся системой "купола на квадрате", возведенными в период со II по V века, доказывают главенствующую роль и их существенное влияние на возникновение и распространение четырехстолпных храмов не только в Закавказье, но и в других странах Востока. В позднее средневековье, на рубеже нового времени, ярко выраженная центричность сооружений постепенно угасает и получают распространение четырехстолпные крестово-купольные храмы - далекая реминисценция античных традиций. Созданный в этот период Гандзасарский собор воплотил в себе все лучшие достижения албанских зодчих и стал наиболее совершенным образцом крестово-купольных построек. Архитектура собора представляет собой крестово-культурную композицию, состоящую из подкупольной залы с примыкающей полуциркульной апсидой и неглубоких боковых ветвей креста.
Таким образом, на основе религиозно-мифологического и графического анализа многочисленных культово-ритуальных памятников архитектуры, можно предположить, что ограниченный набор форм, характерных для культово-ритуальной архитектуры связан с их воспроизведением как архитектурных космограмм. Можно утверждать, что именно космология повлияла на развитие четырехстолпной традиции в архитектуре. Также необходимо отметить, что несмотря на развитие в античности идей сферического космоса, четырехугольная форма культовых построек сохраняла свою космическую семантику.

1. Комеч А.И Храм на четырех колоннах и его значение в истории Византийской архитектуры. В кн.: "Византия. Южные славяне и Древняя Русь: Западная Европа". М..1973.
2. Брунов Н.И. Очерки по истории архитектуры. Т. 1, Доклассовое общество восточных деспотий, М.-Л., 1937. 3. Фаэнзен X. К вопросу о зарождении архитектуры церквей с крестовообразным основанием и центральным куполом. II международный симпозиум по армянскому искусству. Ереван, 1978.
4. Якобсон А.Л. Закономерности в развитии средневековой архитектуры. Л., 1985. с. 20.
5. Комеч А.И. Храм на четырех колоннах… с.64-66
6. Мнацаканян С.Х. Крестово-купольные композиции Армении и Византии V-VII вв. Ереван, 1989. с. 127-130 7. Комеч А.И. Храм на четырех колоннах... с.78
8. Комеч А.И. Храм на четырех колоннах… с. 78
9. Чубинашвили Г.Н. Двани. Храмы Грузии типа "Groix libre" и вписанного в прямоугольник креста VI и VII вв. В кн. "Средневековое искусство. Русь. Грузия." М., 1978. с.155
10. Чубинашвили Г.Н. Двани. Храмы Грузии типа "Groix libre"… с.19
11. Чубинашвили Г.Н. Цроми. М., 1962. с.80-89; Чубинашвили Г.Н. Самшвидский сион. Тбилиси, 1969. с.40-46; Комеч А.И. Храм на четырех колоннах… с.64-75; Рчеулишвили Л.Д. Некоторые аспекты грузинской архитектуры черноморского побережья. В кн. "Средневековое искусство. Русь. Грузия". М., 1978. с.22-27
12. Мнацакян С.Х. Крестово-купольные композиции Армении... с.141
13. Гуляницкий Н.Ф. История архитектуры. М., с. 54
14. Тяжелов В.Н., Сопоцинский О.И. Искусство средних веков. М., 1975. С. 37
15. Рчеулишвили Л.Д. Некоторые аспекты грузинской архитектуры. С.27
16. Комеч А.И. Храм на четырех колоннах… с. 67
17. Маршак Б. Восточные аналогии здания типа вписанного креста (Бамиан и Пенджикент VI-VIII вв.). Доклад на II втором международном симпозиуме по армянскому искусству. Ереван, 1978. с. 6-7
18. Мамедова Г.Г. Культовое зодчество Кавказской Албании. Баку, 1997 с.66
19. Комеч А.И. Храм на четырех колоннах… с. 66-67
20. Фаэнзен Х. К вопросу о зарождении архитектуры церквей… с. 16-17
21. Фаэнзен Х. К вопросу о зарождении архитектуры церквей… с. 14
22. Комеч А.И. Храм на четырех колоннах… с. 69-72
23. Прибыткова А.М. Архитектурные школы Средней Азии. Архит. наследство № 30, М. 1982. с. 105-106
24. Мнацакян С.С. Четырехстолпие в композиции мемориальных памятников Армении. 1990. с. 153
25. Мнацакян С.Х. Крестово-купольные композиции Армении... с.141
26. Ахундов Д.А. Архитектура древнего и раннесредневекового Азербайджана. Баку, 1986. с. 14
27. Там же, с. 39
28. Денисова И.М. Дерево-дом-храм в русском народном искусстве. Сов. Этнография, № 3, 1990. с. 105
29. Воронина В.Л. мавзолей Саманидов и его зарубежные аналоги. АН, № 33. М., 1985. С. 191
30. Воронина В.Л. Средняя Азия и Закавказье в архитектуре (опыт сопоставления). АН. № 34. М., 1986. с. 76 31. Вагнер Г.К. Византийский храм как образ мира. "Византийский временник". М., 1986
32. Ахундов Д.А. Архитектура древнего и раннесредневекового Азербайджана. Баку, 1986. с. 288
33. Каланкатуйский Моисей. История страны Алуанк. Пер. М.В. Смбатяна. Ереван, 1984. с. 31
34. Геюшев Р. Христианство в Кавказской Албании. www.caucasianhistory.org
35. Там же
36. Ахундов Д.А. Архитектура древнего и раннесредневекового Азербайджана. Баку, 1986. с. 238
37. Гияси Д.А. Архитектурные памятники в эпоху в эпоху Низами. Баку, 1991. с. 98
38. Денисова И.М. Дерево-дом-храм в русском народном искусстве. Сов. Этнография, № 3, 1990. с. 105
39. Мифы народов мира в 2-х томах. М., 1991. т. 2. с. 241
40. Там же
41. Там же
42. Там же
43. Каплун А.И. К проблеме античной традиции в зодчестве Древней Руси. АН, № 38. М., 1995. с. 11
44. Гияси Д.А. Архитектурные памятники в эпоху в эпоху Низами. Баку, 1991. с. 98
45. Гумилев Л.Н. Древние тюрки. М., 1993 г.
46. Там же 47. Алиев В.Г. Культура эпохи средней бронзы Азербайджана. Баку, 1991, с. 184-185
48. Мифы народов мира в 2-х томах. М., 1991. т. 1. с. 110
49. Топоров В.Н. Ведийская мифология. В кн.: "Мифы народов мира", т. 1. М., 1980. с. 224
50. Бойко Ю.Н. Храм города Гелона. С.Э. № 3. М., 1990. с. 58
51. Бойко Ю.Н. Храм города Гелона. С.Э. № 3. М., 1990. с. 58
52. Бойко Ю.Н. Храм города Гелона. С.Э. № 3. М., 1990. с. 58
http://www.caucasianhistory.org/


Поиск сообщений в usta777
Страницы: 57 ... 11 10 [9] 8 7 ..
.. 1 Календарь