-Помощь новичкам

Всего опекалось новичков: 2
Проверено анкет за неделю: 0
За неделю набрано баллов: 0 (77268 место)
За все время набрано баллов: 21 (25076 место)

 -Приложения

  • Перейти к приложению Онлайн-игра "Большая ферма" Онлайн-игра "Большая ферма"Дядя Джордж оставил тебе свою ферму, но, к сожалению, она не в очень хорошем состоянии. Но благодаря твоей деловой хватке и помощи соседей, друзей и родных ты в состоянии превратить захиревшее хозяйст
  • Перейти к приложению Открытки ОткрыткиПерерожденный каталог открыток на все случаи жизни
  • Перейти к приложению Я - фотограф Я - фотографПлагин для публикации фотографий в дневнике пользователя. Минимальные системные требования: Internet Explorer 6, Fire Fox 1.5, Opera 9.5, Safari 3.1.1 со включенным JavaScript. Возможно это будет рабо

 -Резюме

 -Цитатник

Без заголовка - (0)

Художник, керамист, историк, бакинец - Мир-Теймур Мамедов ЕЕ Величество Глина aвтор: Мир-Теймур ...

Без заголовка - (0)

Плетеные рисованные картины Алекси Торреса (Alexi Torres)   http://s20.rimg.info/a91a...

Без заголовка - (0)

Сергеев А.Н."Моя живопись яркая, пастозная, полная света, движения и музыкального ритма." &nbs...

Без заголовка - (0)

Семь малоизвестных фобий Большинство людей могут перечислить хотя бы три типа фобий, включая ...

Без заголовка - (0)

ВСЁ о схемах на ЛиРу Практически всех лирушников интересуют вопросы, связанные с фонами (схемами)...

 -Фотоальбом

Посмотреть все фотографии серии авторская керамика
авторская керамика
23:47 12.05.2015
Фотографий: 479
Посмотреть все фотографии серии каляки - авторские работы
каляки - авторские работы
23:23 11.05.2015
Фотографий: 248
Посмотреть все фотографии серии ИчерИшехер в моей керамике
ИчерИшехер в моей керамике
22:39 11.05.2015
Фотографий: 104

 -Я - фотограф

серия рисунков к статье о Леонардо да Винчи

пропорциипропорции улитки и спиралисвязь нейроновС. Мухаммед, миниатюраЛеонардо да Винчиавтопортретпредварительно напряженные конструкциивертолетзал Леонардо

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в usta777

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 25.06.2009
Записей: 1141
Комментариев: 192
Написано: 6060

"стремлюсь я быть, а не казаться..." Мир-Теймур Мамедов


Археология

Суббота, 04 Февраля 2012 г. 14:39 + в цитатник

Археология

 

 

Мир-Теймур Мамедов


                                «Жить настоящим, не ведая прошедшего, значит войти

                                 в пустыню без пути и блуждать в ней без цели»
(А.К.Бакиханов «Гюлистан-и-Иран»

Баку «Элм» 1991 г. с. 9)
                                                                                                                                        

 

 

       Не знаю кто первый, где и как начал «ковырять» землю под ногами, чтоб выкопать заинтересовавший предмет (или часть его), но знаю одно: тот человек заложил основу археологии, науки о Прошлом. Главного источника информации о далеком и близком «Вчера». Благодаря археологии легче понять наше «Сегодня» и «Будущее», вступающей в свои права с каждой секундой проживаемой нами.

 

 

Чайник из Тепе-Сиалка       Фрагменты штампованной керамики, энеолит       долина  реки Гянджачай

 


       Вот как объясняет слово археология Археологический словарь: «археология» (англ. аrchaeology), изучение прошлого на основе материальных остатков деятельности человека, т.е. техника обработки полученной таким образом информации и преобразования ее для изучения в рамках первобытной истории (см. Доисторический период), а при наличии также письменных источников – и древней истории (см. Протоисторический период). Методика археологии изменяется в зависимости от периода, что привело к появлению специализации по предметам, например классическая, средневековая, индустриальная археология и т.д. (У.Брей, Д.Трамп «Археологический словарь» пер. с англ. М. «Прогресс» 1990г. стр.24)


      Приведу слова Клод Леви Стросса «Ученый – это не тот, кто дает правильные ответы, а тот, кто ставит правильные вопросы», цитата как нельзя к месту: археология ставит перед современниками вопросы. Ответы на эти вопросы ищут специалисты смежных с археологией дисциплин (наук) и, на первый взгляд, очень далеких от нее.

 

Рунические знаки, эпоха бронзы             Фрагменты штампованной керамики

 


       Иногда легенда, литературный источник воспринимался как объем информации и становился причиной важных археологических открытий. Пример этому жизнь и открытие гениального дилетанта – самоучки Генриха Шлимана, который поверил в реальность воспетых Гомером событий и открыл в 1870 году в Малой Азии легендарную Трою, а затем на Балканах – в Микенах, Тиринфе, Орхомене – царские дворцы и гробницы, поражавшие своим великолепием. Человек не имеющий филологического образования, тем не менее, тщательно, снова и снова перечитывал Гомера и верил в то, что сообщали древние авторы о греческой или римской старине. Его вера, талант организатора, многочисленные публикации поколебали яростных оппонентов – ученых, с возмущением отвергающие мысли «самоучки», и они потерпели сокрушительное поражение, как только была открыта Троя, о которой писал Гомер.


         Уже после его смерти было установлено, что открытые им памятники Трои, Микен, Тиринфа намного древнее того времени, к которому греки относили Троянскую войну. История эгейского мира сразу стала старше на две тысячи лет. В этих новых рамках стало возможным искать следы тех царств и народов, о чьем могуществе рассказывали мифы.

 

Пиктограмма, древняя Албания              Наскальные рисунки-пиктограммы, 45000 лет, Гобустан


       Не менее значимы были открытия сделанные английским археологом Артуром Эвансом, 40 лет своей жизни, посвятивший археологии, и в частности, раскопкам на о. Крите. Прекрасные рельефы на вазах, миниатюрные каменные печати, красочные фрески на стенах раскопанных дворцов – все это ошеломило научный мир и всех, кому была интересна История. Информация из раскопов лилась «обильным водопадом». Многое из того, что появилось из земли, не могли понять. Так было с табличками из дворца Кносса; только после смерти Артура Эванса смогли расшифровать информацию с табличек, но этого не застал столь фанатично преданный своему делу человек.


      Возраст Баку (Крепости, как основы будущего города) также помогла определить археология, тем самым, поставив «все точки над i» о древности этого города.


   Сара Ашурбейли (Аллах рахмат элэсин) пишет: «Археологические исследования и раскопки… позволяют датировать старую Бакинскую Крепость как город античного периода и считать его древность более 2000 лет» (выделено мной) (С.Ашурбейли «История города Баку» Баку, Азернешр, 1992 г. стр.39).

Каменные изваяния баранов в лесу Лерика            Фаянсовая тарелка, Бейлаган,12 век


       «… Археологические данные свидетельствуют о древнетюркских племенах, населявших Апшерон и Азербайджан задолго до нашей эры» ( так же, стр. 58).


       Другой, не менее известный ученый, опирающийся в своих исследованиях на археологию, пишет: «Апшерон был обитаем уже 35-40 тысяч лет назад» (Л.С.Бретаницкий «Баку» Л. Искусство, 1965 год стр.12).


        Археология таит в себе так много информации. Благодаря ей можно узнать, что ели, как охотились, на кого была организована охота в очень далекие времена. «… Наскальные изображения лова рыбы (белуги) сетями (выделено мною) в Гобустане, наличие костных остатков рыб (белуги и других осетровых) и тюленей в слоях мезолита Гобустана датируются X-IX тысячелетиями до нашей эры и являются бесспорным свидетельством наиболее развитого морского промысла для всей территории Кавказа» (Гаджиев Д.Б., Рустамов Д.Н. «Рисунки рыб в наскальных изображениях Гобустана» Баку, 1987г. стр.35).


       По времени, не столь отдаленному от нас, живущих в 2006 году, были сделаны интересные открытия. Находки на территории Крепости, открытые учеными во время своих изысканий, доказывают еще раз выводы других о древности Баку: «В 1991 году во время раскопок около Гыз Галасы на уровне скалы найдены два кремниевых отщепа, похожие на орудия труда – скребок и нож, аналогичные другим районам Азербайджана и датируемые эпохой мезолита и неолита (12-8 тысяч лет до нашей эры). Эти материалы свидетельствуют о древнейшем поселении в старой Бакинской Крепости» (Нач. Бак. Арх. Экспедиции Фархад Ибрагимов «О результатах археологических раскопок 1991г. в Баку» стр.19).


        Полуистлевшие пергаменты, заботливо укрытые в земле, в глиняных контейнерах – кувшинах (кюпах) донесли до нас многие исторические факты. А главное – дух Прошлого. Документы, дошедшие до нас, свидетельствуют: «Значение Баку, как важного порта, отмечено в старинном Атласе, составленном в 1375 году. Здесь Каспийское море называется Бакинским морем» (подчеркнуто мной) (К.Алиев «Античная Кавказская Албания» г. Баку, Азернешр, 1992 год стр.118)


        Благодаря археологии мы получаем информацию о том, где жили наши предки, как строили, из чего и как они отапливали помещение, и какой формы была их печь. На основании археологических изысканий проводимых на пласте эпохи бронзы можно проследить эволюцию многих ремесел. Археология дает нам богатейший фактический материал, отметающий так называемые «научные» тезисы лжеученых о коренных племенах, населяющих древнюю Албанию.


       Строительные навыки, приемы древних тюрков – азери не исчезли, а проявлялись во всех последующих эпохах, обогащаясь, все время новыми штрихами. В постройках доисламского периода и позже, во времена Халифата азербайджанские мастера, строители – устады обогатили исламскую архитектуру, внесли в нее все то, что смогли пронести через века: «характерно, что все гроты, где укрывался древний человек, входами обращены только на юг или на юго–восток, что давало возможность получать лучшую инсоляцию в осенний и зимний периоды» (стр.19).
         «В период ранней бронзы и энеолита жилые и хозяйственные сооружения были чаще всего круглой формы. …Материалом строительства во всех случаях служил сырцовый кирпич и глинобит. В глинобитную массу добавлялась солома, что увеличивало ее прочность. Кирпичи изготовлялись размером 40 х 40, 42 х 42 см при толщине 10-12 см… Глинобитные постройки имели чаще каменные основания (стр.22)
        «Толщина стен была различной: 18-20 см, 50-70 см, полы помещений были земляными и обмазаны глиной. Помещения отапливались глиняными очагами четырехугольной формы, а также крупными «мангалами», на которых приготовлялась пища (стр.23). «В постройках эпохи бронзы, состоящих из нескольких отделений, кирпичные перегородки были с двух сторон оштукатурены глиной. Большинство циклопических сооружений относится к эпохе бронзы и имеет утилитарное назначение и, видимо, связано со скотоводческим хозяйством отгонного типа» (стр.25). (К.М. Мамед заде «Строительное искусство Азербайджана» г. Баку «Элм» 1983 год).
 

       О древних связях Востока с Западом свидетельствуют археологические находки. В 1963 году в Испании, у Алмунесара (провинция Гранада), был найден первый архаический финикийский некрополь VIII-VII веков до н.э., ставший особенно знаменитым благодаря обнаруженным в ряде могил египетским алебастровым урнам. Позже, год спустя (1964г.) в районе устья реки Рио Велец, на холме Тосканос было обнаружено поселение финикиийцев того же периода. Такие же поселения найдены в Иберии. Таким образом, активное проникновение финикийцев в Иберию и в земли на пути к этому богатому серебром полуострову до колонизации тех же регионов карфагенянами доказано археологически.
 

       Среди греческих историков, писавших о Древнем Востоке, выделяется Геродот, посвятивший свой главный труд истории греко – персидских войн. В нем он, использовал рассказы проводников и жрецов, а также собственные наблюдения путешествий по Востоку. Подробно описывает природу, обычаи, религиозные верования и историю стран и народов, рассказывает о кораблестроении, водном транспорте и торговле, об одежде, пище и способах лечения. Первое подробное описание Атропатены и Албании дано в «Географии» Страбона (I век до н.э.), где он сообщает целый ряд подробностей, рассказывает о границах Атропатены, упоминает также о ее жителях. Географ подробно останавливается на вопросах населения и территории, хозяйства, религии, обычаев.
 

       Интересные сведения об Атропатене и Кавказкой Албании сохранились в труде истории античности Плутарха (конец I века – начало II века н.э.). Описывая поход римлян на Атропатену, он пишет о том, что в Албании римлян встретили 60.000 пехотинцев и 12.000 конников. Следующий поход возглавил Антоний. Ему грозило такое же поражение, какое потерпел Красс. Такое положение повергло Антония в отчаяние. В это время армянский царь Артабаз, считая дело проигранным, тайно отдает приказ всем своим покинуть римлян «хотя главным виновником войны был именно он (АРМ. Царь)»Плутарх «Антоний» стр. 29).
 

       Голод, болезни и паника среди римского войска заставили Антония спешно покинуть Атропатену. Римляне отступали не по той дороге, по которой пришли в эту страну, полную неожиданностей. По совету проводников Антоний отступал, держась «ближе к горам, которые поднимались по правую руку». Надпись, обнаруженная археологами на камне в Гобустане оставлена римским легионером императора Доминициана в I веке н.э., когда войско римлян также возвращалось в Рим, пройдя через горы Гобустана.
 

        Недалеко от Гянджи, в гробницах из сырцового кирпича археологи обнаружили римские и аршакидские монеты, которые датируются I в. до н.э. – I в. н.э.


         «Большой интерес представляет выявленная во время раскопок у северной стороны Гыз Галасы на глубине 220 см. от уровня улицы оригинальная бронзовая фигурка рыбки (длина 82 мм., высота 45 мм., ширина спины 20 мм. и толщина 7 мм.)… Фигурка носит архаический характер, и по своей форме, по-видимому, относится к античной эпохе» (С. Ашурбейли «История города Баку» Баку, Азернешр 1992 г. стр. 29). На этой же странице: «При археологических раскопках в верхнем дворе дворца Ширваншахов был обнаружен кувшин, форма горловины которого подобна изделиям из Ялайлутепе, датируемых III-I вв. до н.э.».


       О глобальных изменениях в климате, в географии, много фактического материала предоставляет археология наземная (т.е. работы, производимые на суше) и подводная. Чаще всего подводная археология располагает более ценными находками, чем наземная. Огромное количество захоронений, курганов, гробниц (включая даже хитроумные египетские пирамиды), кладов, пострадавших от катастроф городов были разграблены еще в древности и не раз в последующие эпохи. Поэтому так важны подводные археологические исследования, так как в основном они законсервированы в глубине вод.
 

       «Доказательством затопления зоны между Баку и островом Беюк Зиря много веков тому назад может служить колея двухколесных арб в каменном теле острова Беюк Зиря, уходящая в море» (С.Ашурбейли «История города Баку» Баку, Азернешр 1992г. стр.34).
 

       Ареал распространения той или иной этнической группы в древности также помогает раскрыть археология. Лингвисты, филологи, историки, географы – одним словом ученые многих смежных и далеких друг от друга научных дисциплин благодарны археологам, их, казалось, тихой незаметной работе.
«Древнетюркские рунические письмена, как выясняется впоследствии, распространяются на территории от Орхона до Дуная, от Якутии до Гоби, т.е. везде, где ступает нога тюрка».(Ч.Каджар «Выдающиеся сыны древнего и средневекового Азербайджана» Баку «Азербайджан» 1995 г. стр.69)
 

      Крупные археологические раскопки и дешифровка древневосточных надписей, которые производились в течении XIX века, позволили серьезнее подойти к изучению истории и культуры Древнего Востока. Несмотря на большие расстояния и труднопроходимые районы пустынь и горных массивов, отдельные древневосточные страны были связаны между собой торговыми и военными путями. Месопотамия (Шумер, Сумер) занимает исключительное важное место в истории Древнего Востока. Подлинное изучение истории и культуры древней Месопотамии началось лишь с того времени, когда стало возможным научно исследовать надписи и археологические памятники, найденные в Двуречье. Большие раскопки были произведены во второй половине XIX века в Южной Месопотамии, где были обнаружены развалины древнейших шумерийских городов, восходящих к концу I тысячелетия до н.э. Было найдено множество табличек, покрытых клинообразными надписями, в частности ценные документы экономического характера той эпохи, а в Уре (южная часть Двуречья) было раскопано множество памятников разного времени. В гробницах царя – Мескалам-дуга и царицы Шубад (III тысячелетие до н.э.) найдено много высокохудожественных ювелирных изделий, в частности роскошная арфа, украшенная золотом, серебром и лазуритом, серебряная модель лодки, украшения, сосуды, оружие и другие предметы из золота и серебра, клинописные документы из керамики.
 

         Кстати, благодаря керамике и археологам до нас дошел первый алфавит. Вот что пишет об этом «Археологический словарь» У.Брея и Д.Трампа: «Алфавит (Alphabet), система знаков для записи, каждый из которых представляет отдельный звук. Первые алфавиты появились в Леванте около 1500 г. до н.э. Один из них, угаритский, использовал клинописные буквы, для другого, южного, были изобретены новые знаки. Последний был развит и распространен финикийцами и стал прообразом всех современных алфавитов. Поскольку он предназначался для семитских языков, в нем были представлены только согласные.
        Восприняв этот алфавит в VIII веке до н.э. греки добавили в него гласные, используя буквы семитских согласных, не имевших в греческом языке, так, «алеф» передавал «а» в греческом «альфе». Различные алфавиты имеют от 20 до 30 букв, в зависимости от языка, тогда как слоговые системы насчитывают 70-90 символов, иероглифические или клинописные – несколько сот, а письмо, подобное китайскому, каждый знак которого является идеограммой, - несколько тысяч». (стр.10-11).


        Керамика, золото, серебро, драгоценные и полудрагоценные камни, твердые (изверженные) породы камня (базальт, гранит и т.д.) – одним словом материалы, не поддающиеся внешнему воздействию (или трудно поддающиеся) смогли донести до нас уровень мастерства древних, их уровень знания, опыта, интуиции. Археологические находки, изготовленные из других материалов, дошли до нас в измененном виде (железо, бронза, медь, ракушечник, эмпирические сплавы разных металлов).


        Многие археологические изыскания ставили вопросы перед учеными, будили Мысль, способствовали открытиям – двигали Науку. Археология всегда находилась на переднем крае науки и привлекала в свои ряды ведущих специалистов других научных дисциплин для выяснения вопросов, нахождения ответов, которые требует каждая археологическая находка – ибо все из Прошлого есть носитель информации, столь важной для нас, для современников, а значит и для будущих поколений.

 

Рисунки автора

©Мир-Теймур Мамедов

 




Процитировано 1 раз

А для письма бумага

Суббота, 04 Февраля 2012 г. 14:36 + в цитатник

 

Мир-Теймур Мамедов

 

А для письма бумага

 

         «В начале было Слово…» - цитата из Библии, а я хотел бы, чтобы мы вспомнили материалы, на которых были начертаны первые слова, первые зачатки информации.

В начале был камень, стены пещеры, прибрежный валун, скалы у моря. На них первые летописцы, художники старались запечатлеть то, что их волновало вчера, сегодня и будет интересовать завтра.

Камень неолита: камень Шумера, Египта, Мексики, Англии, Норвегии, Китая, Азербайджана…

Бумажная мельница     Cушка и прессование бумажной массы     Производство бумаги

Рисунки на камнях. Образы. Стремление передать факт жизни. Желание – интерес – поиски все новых форм (или техники) в передаче главного – информации. Более сложная ступень: попытка обозначить звук, то есть то, что нельзя было увидеть, а только дано было слышать! Пиктографическое письмо: вырезанные, выбитые, выскобленные на твердых и не очень породах камня образы – символы, значки, обозначающие нечто, появляются позже. А вначале гениально просто: птица – это рисунок, довольно условный, но все-таки быстро читаемый контурный рисунок птицы, а позже рисунок трансформируется в значок: «птица». Но до этого надо еще дожить, пережив не одну сотню лет и  поколений.

Затем появляется глина с ее великолепной способностью хранить на себе следы воздействия. Сырая глина используется для повседневных нужд, а обожженная идет в архив, для потомков, как документ, как память.

Полирование пергамена     Передеча готового пергамена купцу     Линование для каллиграфа

С металлом также связаны функции носителя информации.

Воск, утрамбованный влажный песок, листья растений, кора деревьев, шелк, шкуры зверей и самые разные материалы, которые используются для одного: передать слово, донести информацию, и, наконец, бумага.

 Рождение бумаги произвело в человеческом обществе глубокие перемены. Можно сказать, что бумага стала материальной основой всего, что создается умом человека. А между тем история и способы получения бумаги не совсем обычны и далеко не просты. Аристотель и Плутарх сообщают, что законы Драконта (621 год до н.э.) и Солона (594 год до н.э.) в Афинах были записаны на деревянных и каменных призмах. Тит Ливий указывает, что договор, заключенный консулом Слурием Кассием в 493 году до н.э., был зафиксирован на бронзовой колонне, а Дионисий Галикарнасский упоминает о бронзовой стеле в храме Дианы на Авентине с записью договора царя Сервия Тулия, заключенного с латинскими городами. «Законы 12 таблиц» были выгравированы на бронзовых досках.

А в Древнем Риме ветеранам войска за 25-летнюю службу выдавались две бронзовые таблички как свидетельство их заслуг перед государством.

Линование     Обучение переписчиков ремеслу     Переписчики-монахи

Во времена античности были придуманы специальные таблички, которые готовились из дерева или слоновой кости. Их называли вощеными или восковыми (CERAE, CERACULI, TABULAE, TABULLAE). Размеры этих дощечек в основном придерживались стандарта: 12х14, 9х11 см. От края дощечки на расстоянии 1-2 см делали углубление на 0,5-1 см. затем по всему периметру заполняли это углубление воском. Две таблички клали друг на друга лицевой стороной, по одному краю просверливали отверстия и пропустив через них шнурки, соединяли дощечки между собой. Это был прототип книги, которая появится много позже…

Прекрасный материал для письма умели готовить уже в III веке до н.э. из папируса. Сейчас в Египте также готовятся по этой же технологии предшественники бумаги. Папируса очень много в дельте Нила. Теофраст в «Естественной истории» составил очень подробное описание растения и способа, как из него готовить писчий материал, также носящий имя этого материала – папирус. Срезается стебель растения. Затем стебель расщепляется по всей длине на длинные тонкие полоски. Внутренняя часть стебля, более эластичная, нарезалась тонкими слоями, а  ближе к внешней оболочке – более толстыми. Затем полоски сортировали по толщине и ширине. После этого полоски подгонялись одна к другой. Сверху выкладывался второй слой полосок, но только перпендикулярно по отношению к первому слою. После этого слои прессовали. При этом из полосок выделялся сок, который в то же время был великолепным связующим. После просушки на солнце лист папируса пропитывали особым составом. Плиний приводит рецепт изготовления клея из хлебного мякиша, прокипяченного в воде. Им пропитывали лист папируса на следующий день. Заполненный текстом папирус называли  томом (от греческого TOMOS - часть). Хотя папирус и относится к хрупким материалам, все-таки до нас дошло значительное количество античных папирусов. Среди них сочинения Аристотеля, письма Гиперида (IV до н.э.).

                     Монах-переписчик        Дарение манускрипта королю

Во II веке до н.э. появляется материал, который заявляет о себе как конкурент папирусу. Царь Египта Птолемей V запрещает экспорт папируса из страны. В это время в Пергаме была задумана большая библиотека. Для нее были заказаны папирусные листы, но обострение отношений между Египтом и Пергамом, ставят организацию библиотеки  под угрозу срыва. Оказавшись в безвыходном положении, ремесленники Пергама лихорадочно ищут замену папирусу. Поиски нового материала приводят изобретателей к коже.

Сказано же: «Лень толкала человечество к открытиям», а я добавил бы, что и нужда. Пергамцы стали обрабатывать телячью кожу с обеих сторон, стремясь получить прочный, пластичный материал для письма. И они этого добились! Вновь созданный материал был назван «пергамен» (по-гречески), а римляне называли его «мембрана». Новый материал был лучше папируса.

 Его отличали:

1.      Высокая прочность.

2.      Бело-желтый цвет.

3.      Способность сгибаться и не ломаться.

4.      Возможность нового формата, складирования и хранения.

Пергаментные листы обрезались по формату и укладывались друг на друга. Кипа пергамента защищалась сверху и снизу аналогичными по размерам дощечками. Новый материал и новые методы объединения информации в единый блок стали фундаментом для рождения книги. Такая форма первых «книг», скрепленных к тому же, как восковые таблички,  стала называться «кодексом». Дощечки, которые защищали кодекс сверху и снизу, стали обтягивать кожей – так появился переплет. Выражение «прочесть книгу от доски до доски» - идет как раз с этих времен.

Наряду с пергаментом широко используются и восковые таблички – они очень удобны для многоразового пользования. Король Карл Великий учился писать именно на таких табличках.

Изготовление пергамена

Массовая потребность в табличках вызвала много сопутствующих профессий. Появились целые отрасли кожевенников – они шили своего рода кожаный пенал на ремне, плотников, которые обрабатывали дощечки, лесорубов, поставщиков специальной древесины для тонких дощечек, пчеловодов, продающих в огромном количестве воск.

Издаются специальные указы, положения, нормы о качественной восковой табличке. Вот что было написано в 1268 году в «Книге ремесел», в статуте LXVIII: «…о тех, кто делает в Париже таблички для письма. Никто из изготовителей табличек не может делать таблички, из которых одна была бы из самшита, а другая из бука, и не может употреблять вместе с самшитом другие сорта дерева, если они драгоценней, чем самшит, т.е., хороший орех, бразильское дерево и кипарис. Никто из изготовителей табличек не может употреблять сало с воском, и каждый, кто сделает такого рода изделие, платит королю 5 су штрафа, а изделие уничтожается, ибо такое изделие недоброкачественно». Со II века до н.э. и по XIII век – 1500 лет качество вещи сохраняет свое значение!

Восковые таблички использовались и позже: в Ирландии, в торфяных болотах найдены десятки таких образцов XIV века. В Любеке, у церкви св. Якова, обнаружили таблички XV века. В Риге, в Домском соборе хранятся три таблички XIV века, одна табличка XVI века имеется в собрании библиотеки имени Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге. Какое долгожительство!

С V века для письма стали употреблять и папирус и пергамент. С того времени до нас дошло около трехсот документов на папирусе. В Национальной библиотеке в Париже имеются «книги», написанные на папирусе в VI и VII веках, в Вене хранится кодекс VI века. После завоевание Египта арабами экспорт папируса в Европу ограничивается.

В XI веке арабы заменили папирус и пергамент бумагой, а до этого времени пергамент окончательно вытесняет папирус в Западной Европе. Сначала пергамент изготовляли монахи. Монастыри обладали достаточной базой для его полного производства. Кроме того, монахи, помимо своего основного занятия, были искусными мастерами во многих ремеслах. К тому же монастыри часто выполняли своего рода роль учебных заведений. Там обучались многим ремеслам не один десяток юных послушников, которые после прохождения курса учебы могли не принимать обет монаха, а отработав год-два в пользу монастыря подмастерьем, выходили из стен монастыря искусными ремесленниками.

К XII веку города в Западной Европе начинают развиваться. Растет необходимость в пергаменте – основного писчего материала. С этим напрямую связаны цеховые ремесленники – заниматься изготовлением пергамента становится выгодным делом.

По реестру Парижской тальи 1292 года в городе насчитывалось 19 пергаментщиков. До историков дошли сведения о городах, где широко развилось ремесло изготовления пергамента: Генуя, Милан, Флоренция, Рим, Равенна, Орлеан, Безансон, Трир, Льеж, Кельн, Краков, Прага.

 Если до XII века пергамент изготовляли в городах и монастырях, то с появлением университетов (Болонья, 1154 г., Париж, 1200 г., Оксфорд, 1214 г., Неаполь, 1224 г.) монополия на этот материал перешла к университетам.

Процесс изготовления пергамента очень трудоемкий. Пергамент обычно делали из шкур барана, козлов, телят, волов. (Шкура ослов не годилась по многим причинам). Сначала шкуру барана помещали в чан с известью на несколько дней – на 2-3 дня на Востоке, до 10 дней на Западе (при повышении температуры раствора процесс идет быстрее). Затем шкуру доставали и очищали от волос и мяса, потом снова погружали в новый чан с известью на короткое время, после чего натягивали на раму. Для очистных работ применяли самые различные ножи – скребки. Самые разные по форме, по углу заточки ножи – скребки помогали начисто обработать поверхность шкуры. После чего пемзой заканчивали механическую обработку, доводя поверхность шкуры до гладкого состояния. Затем в кожу с двух сторон втирали мел или свинцовые белила. Они поглощали жир и отбеливали кожу. Остатки отбеливателя снимались, кожа протиралась и получалась гладкой с обеих сторон.

Самый дорогой полупрозрачный пергамент получался из кожи не родившихся ягнят, телят. Пергамент из кожи таких ягнят назывался «девичья кожа» и предназначался для книг высокопоставленным особам.

Кроме этого, пергамент делили на «южный» и «северный». «Южный» делали на юге Италии и Испании. Обработка велась только с одной стороны. Южный пергамент не очень ценился. «Северный» пергамент обрабатывался с обеих сторон. Позже, Италия и Испания также стали обрабатывать кожу с обеих сторон и лучше отбеливать пергамент.

Потребность в пергаменте все возрастала, а резко увеличить его производство не представлялось возможным, так как процесс изготовления пергамента был очень сложным по технологии. Ввиду этого шли на определенные «варварские», с нашей точки зрения, действия: первоначальный текст, рисунки смывали, выскабливали, отбеливали пергамент, чтобы его использовать вторично. Однако чернила очень впитывались в пергамент, так что ни пемза, ни нож и никакие смеси не могли полностью (добела) уничтожить то, что было написано до этого. Видимо, с тех времен, дошла до нас пословица: «что написано пером, того не вырубишь топором».

Найдены были древние рецепты смесей, растворов для смывания чернил. Например, в Англии делали смесь из молока, сыра и необожженной извести, и этим составом травили старую рукопись. Но все-таки, какие-то следы от предыдущей надписи оставались. В 1756 году был обнаружен текст, из-под которого выглядывали какие то черточки, точки. В 1761 году, спустя пять лет, наконец, были изготовлены реактивы, при помощи которых удавалось прочесть старый текст. Это был перевод Библии на готский язык, сделанный епископом Ульфилой в XIV веке. С конца XVIII века было обнаружено большое число таких рукописей. Их назвали «палимпсестами».

Успехи алхимиков позволили в XVIII– XIX веке прочесть многие палимпсесты, но только на короткое время. Реактив, как это не печально признавать, спустя некоторое время уничтожал оба текста.

В настоящее время науке известны 130 палимпсестов V-XVI веков. Наибольшее их количество приходится на VII-IX века.

Однако смывание текстов не спасало положения. Потребность в материале для письма в Европе существовала вплоть до появления бумаги. Время изобретения бумаги точно не установлено. Считается, что она появилась в Китае во II веке н.э. и постепенно проникла на Запад.

В северной провинции Китая Шэньси есть пещера Баодяо. В 1957 году в ней обнаружили гробницу, где были найдены обрывки бумаги. Находка датируется возрастом более 2000 лет назад. До этих раскопок изобретение бумаги приписывалось Цай Луню. В 105 году он подал прошение императору об использовании способа изготовления бумаги.

Сырьем для бумаги в Китае служили шелковые обрезки, отходы коконов шелкопряда, обрывки старых сетей. На рубеже II и III веков новой эры бумага, изготовленная из растительных волокон, не считалась в Китае редкостью. В III веке она полностью вытеснила деревянные дощечки, используемые для письма.  В начале XIX века впервые в мире в Китае появляются бумажные деньги. В течение многих веков китайцы хранили секрет изготовления бумаги. В 751 году в бою под Самаркандом между арабами и китайцами в плен к арабам попало несколько мастеров бумажного дела. Благодаря этому Восток узнал тайну бумаги. «Развитие бумажного производства шло медленно, и история его покрыта мраком…» - писал Оноре де Бальзак.

Во II веке новой эры бумага достигла Кореи. В III веке бумага «двинулась» к берегам Японии. Но настоящее развитие она получила только к 610 году, и со временем ученики превзошли китайцев – авторов изготовления бумаги. В III веке бумага проникла в Центральную Азию. В VII веке стала известна в Индии, в VIII веке – в Западной Азии. В Х веке бумага «дошла» до Африки, в XII – вступила в Европу, в XVI – ее уже знали в Америке (Мексика 1580 г.). Кустарное производство возникло позже, в XVII веке на территории США.

Первая бумажная мастерская построена в Самарканде арабами с помощью пленных китайцев в VII-VIII вв. Ее стали изготавливать из тряпья, хлопка. Арабы первыми применили метод растирания бумажной массы, вместо того чтобы толочь ее в ступе. Арабы пять веков сохраняли монополию на изготовление бумаги, тщательно оберегая секрет ее производства. Но все тайное рано или поздно становится  явным. Так произошло и в этом случае. Сейчас нет свидетельств, каким образом тщательно охраняемый секрет стал известен в Западной Европе, но факт, что тайны больше не было.

В VIII веке (751г.)  когда арабы захватили Самарканд, секрет производства бумаги попал в Месопотамию, Сирию, Египет. Арабы экспортировали бумагу в Европу через Испанию и Сицилию. Есть легенда о том, что один рыцарь, участник крестового похода, попал в плен и был отправлен в Дамаск, где работал в бумажной мастерской. По возвращении на родину он основал первую бумажную «фабрику». У итальянцев существует другая легенда, как некий молодой монах в злости пережевал свою рубаху и выплюнул на кафель печи. Утром он заметил, что масса, приклеенная к гладкой поверхности кафеля, очень ровная и напоминает пергамент. Попробовал монах чернила на этой поверхности и увидел, что можно писать на ней. Так была открыта бумага.… Но все это из области человеческой фантазии. Легенды не совпадают с фактами, что бумага попала в Европу через Испанию и Сицилию в Италию в XIII веке. Из Италии готовую бумагу начали вывозить в Южную Францию, Германию, и далее в Польшу, Чехию, Из Испании – на север Франции, в Англию и Скандинавию.

Таким же путем шло и распространение производства бумаги.

Первой в Европе (около 1150 г.) начала делать бумагу Испания, переняв технологию у арабов. В 1154 году бумага появилась в Италии. В 1300 году бумагу начала изготавливать Венгрия, в 1390 году – Германия, в 1494 году – Англия, в 1565 году – Россия, в 1586 году – Голландия, и в 1698 году – Швеция.

В технологии изготовления бумаги насчитывалось 30 операций. Главной фигурой на бумажной мельнице был черпальщик, а основным рабочим инструментом ему служила четырехугольная форма с сеточным дном. Он опускал ее в чан, наполненный бумажной массой, и быстро поднимал. Требовалось делать это так, чтобы на сетке, после того как с нее стечет вода, остался ровный волокнистый слой, из которого потом получался лист бумаги. Черпальщик считался важной персоной и обладал рядом привилегий в отличии от остальных мастеров.                                              

Со временем цеховое бумажное производство изменило свой характер, приобрело черты мануфактурного производства. Таким оно оставалось до конца XIX века. Эта операция была очень трудоемкой, требовала больших физических затрат, опыта, сноровки. Обычно это были мастера высокой квалификации. Они пользовались уважением и льготами. Сделав свое дело, черпальщик передавал раму рабочему - приемщику. Тот ловко переворачивал раму, и волокно попадало на матерчатую  суконную прокладку. Сырые бумажные листы разделялись прокладками и собирались в стопы. Затем из них удаляли воду прессом. На многих гравюрах детально показан такой пресс, так что при желании можно изготовить действующую модель без особого труда, настолько точны рисунки и гравюры.

 Сушка была завершающей, но не самой последней операцией. После удаления влаги  листы распрямляли, разглаживали на гладком катке каталкой из твердых пород деревьев как бук, орех или костью. Затем снова прессовали. Иногда бумагу окунали в кювету с разведенным животным или рыбьим клеем. Рыбий считался лучше так как меньше подвергался гниению. Затем была повторная сушка и разглаживание.

Процесс изготовления бумаги требует большого количества воды для приводов мельниц. Поэтому бумажные цеха стремились строить как можно ближе к воде, а чаще – прямо на реке. Такие цеха стали называться «бумажными мельницами». Первые бумажные мельницы появились в Италии в XIII веке (Фабриано, 1276 год, позже в Болонье и в Анконе), во Франции в XIV веке (1348 г.), в Германии в 1380 году, в Англии в середине XIV века, в Голландии, Норвегии, Дании – в 60-х годах XIV века, в Польше в 1493 году, в Чехии – в 1499 году.

 Растет спрос на бумагу, увеличивается количество цехов, мастеров, учеников. Растет конкуренция – крепнет желание занять свою нишу в производстве, поставке своего товара, в закреплении своего имени. Каждый мастер имеет свои хитрости, свои секреты, которые держит под строгим контролем, хотя в целом общий принцип производства был известен.

В Европе бумагу делали из льняного тряпья. Сначала его замачивали в известковом молоке. Потом тряпье растирали в больших ступках, и  снова замачивали в известковой воде около суток. Затем измельченная масса доставалась, отжималась, и снова перемалывалась до получения однородной смеси в больших чанах. Мастер определял готовность сырья – разрешал формовщикам зачерпнуть особым ситом (деревянная рама, обтянутая мелкой сеткой) специальным отработанным движением массу – заготовку бумаги. Через некоторое время вода сцеживалась через сито, уплотнялась, после этого «откидывалась» на слой войлока. Оставшаяся вода впитывалась в войлок, и бумажная масса – сырье еще более уплотнялась. Сверху клали лист войлока, и операция повторялась, таким образом, несколько раз. После определенного времени всю эту стопку из войлока и бумажной массы уплотняли под прессом. Пресс отжимал остаток влаги и после этого чуть влажные листы заготовки развешивали в тени ( обязательно под навесом) для воздушной сушки.

 Подсушенная бумага поступала к гладильщикам: на мраморной доске лист разглаживался костяным стеком (своего рода плоский и очень гладкий нож без ручки). Проглаженная таким образом бумага поступала к проклейщику. Он пропитывал лист желатиновым раствором и снова развешивал для сушки. Высохший лист вновь поступал к проклейщику для обработки другой стороны, после чего лист снова развешивали для сушки. Проклеенный лист возвращался к гладильщику. Он повторял операцию выглаживания листа и передавал ее, если нужна была полированная бумага (тип современной мелованной бумаги) полировщику. Он полировал ее слоновой костью и завершал свои действия обработкой поверхности яшмой, нефритом, агатом, ониксом. Чаще всего применяли агатовые лощила. Подобная техника лощения или полировки сырого изделия из глины сохранена и по сей день. Такие изделия, называемые в керамике «лощеными», пользуются успехом у любителей керамики.

Почти готовая бумага относилась на стол к мастеру - резчику. Он обрезал заготовки под определенный формат и складировал их десятками. Упаковщик, в зависимости от количества листов в заказе собирал блок готовой бумаги, предварительно подложив снизу форматную дощечку  и точно такую же сверху, чтобы уберечь края листов готовой бумаги от механических повреждений. Все это тщательно укрывалось сукном, льном, перевязывалось лентами, и сдавалось на склад готовой продукции или прямо из рук в руки заказчику. Бумага, как товар, не залеживалась на складе. Вот основные операции по изготовлению бумаги, не считая дополнительных, технологически также довольно сложных манипуляций с бумажной массой. Основных операций было около 30, дополнительных около 15-ти.

В истории бумаги интерес представляет как приготовление бумаги из необработанных волокон, так и изобретение тряпичной бумаги. В 1877 году около города Фаюма (Египет) был найден архив многих тысяч документов. Архив был куплен эрцгерцогом Райнером (Австрия) и для изучения этих документов был передан профессору университета г. Вены доктору Карабачеку. К исследованию был подключен и профессор Визнер. Он исследовал под микроскопом строение бумаги и пришел к выводу, что сделана она в VII веке на основе льна или пеньковой тряпки. К этому же выводу пришел и доктор Карабачек в своих исследованиях.

Если вновь обратимся к истории, то станет ясно, как бумага попала к арабам. В 851 году нависла угроза потерять Самарканд, так как к городу двигалась армия из Китая. Наместник халифа в Хорасане Абу-Муслим посылает доверенного человека – своего заместителя Саида-ибн-Сали в Самарканд для отражения нападения. В битве при городе Атлах на Тараз армия Халифа побеждает, и китайцы отброшены за китайские пределы. Было захвачено много пленников, и среди них многочисленные представители разных ремесел. Большой удачей оказалось то, что в плен попали мастера бумажного дела. Сырого льна, который рос в Китае на огромных территориях, в Самарканде не было. Мастера были поставлены в тупиковое положение. Срочно надо было найти выход. И он нашелся: полно было тканей, еще больше было тряпок. Выход нашелся, и довольно остроумный: если нет основного сырья (лен - сырец), то будем дробить тряпки в кашицу.

Во времена правления Гаруна-аль-Рашида в Багдаде в 794 году была построена бумажная фабрика. Применение бумаги необходимо было еще и потому, что  написанное на пергаменте можно было стереть, соскоблить, вывести. На бумаге написанное тревожить было нельзя, тем самым истинность документа сохранялась как можно дольше. К этому выводу пришел вновь назначенный визирь Джафар-ибн-Джайя, ведавший государственной канцелярией; с тех пор бумага и удержалась в обращении.

Так что в 851 году китайцы проиграли главное:  битву и секрет бумаги изо льна. Построенная в 794 году фабрика в Багдаде занималась выделкой пергамента и папируса вплоть до халифа Гаруна-аль-Рашида. Таким образом, мы можем прийти к выводу, что волокнистая бумага изобретена в Китае, а тряпичная – арабами при помощи пленных ремесленников – мастеров своего дела.

Технология бумаги за короткое время достигла значительных успехов. Уже к XII веку в Фесе вместо ступок применялись жернова, проклеивалась бумага крахмальным клейстером на основе пшеничной муки, сетки были обтянуты тонкой проволокой. Окраска бумаги в синий, красный и желтый цвета присутствует в архиве, найденном у Фаюма. Сорта бумаги также были разнообразны и отличались местом, где производились. Была изготовлена бумага для голубиной почты, т.н. «птичья». Голубиные станции имелись через каждые три обыкновенные почтовые станции, а голубь летел только от одной станции к другой. Кроме египетской бумаги, имела также значение багдадская и сирийская (дамасская) бумага.

В XI веке бумага применялась уже повсеместно. Ее стали применять даже как упаковочный материал. Назир Хосрой, приехавший из Персии и много путешествовавший по Египту, в 1035-1042 годах описывает нечто знаменательное: на старом базаре в Каире видел, как покупки заворачивают в пакеты, даже бутылки с купленным маслом упаковывают в бумагу! Это было настолько шокирующим фактом для него, что он в нескольких письмах отмечает сию роскошь и расточительство.

Врач Абдель Лятиф, тоже много путешествовавший по Египту, описывает случаи, когда феллахи и бедуины вскрывали древние могилы в поисках полотна, в которые обычно были завернуты мумии, для дальнейшей продажи ворованного материала как сырья на бумажные фабрики. Это описывалось в 1200 году.

Западная Европа к XIII-XIV веку также стала вырабатывать и употреблять много бумаги. В Голландии только к 1670 году (XVII век) изобрели роллер – измельчение бумаги при помощи валов. В Англии первую мельницу построил немец Шпильманн в 1588 году в г. Даршферд. А Франция имела бумажную мельницу в 1189 году, переняв многое от Испании.

Для технологии бумаги были сделаны важные открытия в Германии. Немцы придумали состав для смоляной проклейки бумаги. Келлер в XIX веке пришел к мысли делать бумагу из щепок, наблюдая за работой ос при строительстве своих гнезд. После многих опытов Келлер в 1845 году все-таки изготовил свою бумагу из древесных отходов. Дальнейшие разработки позволили получить бумагу из соломы, травы «альфа», и т.д.

Бумага занимает исключительное место в жизни людей. У нее было много предшественников. Камень и глина, дерево и кость, кожа и береста, воск и металл, папирус и пергамент – все они в разные исторические эпохи служили людям в качестве материала для письма, для передачи столь ценимого-информации.

 



Понравилось: 1 пользователю

Вернисаж хранителя вечности

Пятница, 03 Февраля 2012 г. 23:26 + в цитатник

Вернисаж хранителя вечности

 

Персональная выставка Мир-Теймура посвящена
его «малой родине» — Ичери шэхэр



В галерее Art Garden открылась персональная выставка известного скульптора и художника-графика Мир-Теймура Мамедова, приуроченная к его 65-летию. Выставка посвящена архитектуре Ичери шэхэр — «малой родине» Мир-Теймура, которую он воспевает в своих работах вот уже несколько десятков лет.


Тамар БАГИРОВА

Мир-Теймур Мамедов родился 21 января 1947 года в Баку. В 1964-1968 годах учился в Азербайджанском государственном художественном училище имени Азима Азимзаде. Затем окончил Ленинградское высшее художественно-промышленное училище имени Веры Мухиной (архитектурное проектирование и отделка) и Ленинградский государственный институт театра, музыки и кино (художественно-постановочный факультет).
Мир-Теймур Мамедов является членом Союза художников Азербайджана, почетным членом Союза художников Грузии, членом Союза карикатуристов Азербайджана, лауреатом Международного симпозиума по керамике, а в 1998 году был включен от Азербайджана в международный каталог «Керамисты мира». Лауреат Национальной премии «Хумай». В 2006 году удостоен звания «Посол мира», в 2007 году — Почетной грамоты и медали культурологической ассоциации «Симург» за деятельность во имя прогресса культуры и искусства Азербайджана.
Нынешняя выставка — уже двенадцатая по счету персоналка художника. Он представил зрителям около полусотни работ, причем почти половина из них — графические листы, тогда как многие привыкли воспринимать его прежде всего как скульптора. Есть на этой выставке и живопись, ну и, конечно же, скульптура.
— Выставка посвящена Ичери шэхэр, так как вся моя жизнь, вся деятельность — художественная, профессиональная, журналистская, пропагандистская и научно-публицистическая — связана со Старым городом, — говорит художник. — Я представляю Ичери шэхэр в статьях, рисунках, графике, живописи, керамике и стараюсь показать всему миру то, какое это священное место.
Поздравить Мир-Теймура Мамедова пришли много его друзей и почитателей его таланта.
— Превосходная выставка превосходного художника, — с восторгом высказался о вернисаже известный азербайджанский писатель-фантаст Александр Хакимов. — Наш Старый город неповторим. Он неизбежно будет со временем меняться, в минимальной или максимальной степени, и тот, кто пытается запечатлеть его на картинах, фотографиях и в скульптуре, делает великое дело, потому что именно по этим работам через пятьдесят, сто и двести лет будут судить о том, как выглядел наш Ичери шэхэр. Так что Мир-Теймур у нас хранитель вечности…
Работы скульптора, графика и живописца Мир-Теймура Мамедова знакомы огромному количеству зрителей, причем не только в реале, но и виртуале. Он выставляет свои произведения (прежде всего скульптуру) на интернет-сайтах, которые служат в роли виртуальных галерей. Таким образом он пропагандирует в мире свое творчество как часть современного искусства Азербайджана.
Как уже говорилось, главный герой практически всех произведений Мир-Теймура — Ичери шэхэр. Здесь художник родился, здесь рос и посвятил этому месту великое множество работ. Большинство из них, как нетрудно догадаться, составляют пейзажи. Одну только Девичью башню он изобразил бессчетное количество раз и в глине, и в графике, и в других техниках.
Другим постоянным интересом Мир-Теймура остается история средневековья, в частности костюма, вооружения и архитектуры. Его глубокие познания вылились в огромное количество работ, которые являют собой типажи Старого города. Простые люди, такие разные по возрасту, занятиям, настроению, наполняют его скульптурные композиции. Напротив, работы в графике показывают Ичери шэхэр как зачарованный город-призрак. В них почти нет людей — сам древний город и есть главное действующее лицо.
Еще одна ипостась творчества Мир-Теймура Мамедова — публицистика, которую нельзя назвать иначе как просветительской, сколь бы выспренно это ни звучало. Свои познания в истории искусства он популяризирует, подкрепляя каждую статью в журнале, газете или интернет-СМИ иллюстрациями в виде своих работ. Рассказывая об истории создания той или иной композиции, о том, какое время она охватывает, какие персонажи и в каких костюмах на ней изображены, Мир-Теймур привлекает читателя простотой стиля и доступностью изложения, в результате чего даже те, кто мало интересуется историей, начинают по-новому смотреть и на нее, и на искусство.
Выставка продлится до 10 февраля, так что все желающие смогут увидеть эту красивую коллекцию — при условии, что Баку наконец-то вырвется из снежного плена.

http://www.azerizv.az/news/a-9617.html



Понравилось: 1 пользователю

Портреты знаменитостей из пуговиц, расчесок, заколок и прочего хлама. Картины Джейн Перкинс (Jane Perkins)

Среда, 01 Февраля 2012 г. 16:36 + в цитатник
kulturologia.ru/blogs/191011/15573/

это занятно...


Тони Крэгг

Среда, 01 Февраля 2012 г. 16:22 + в цитатник
kulturologia.ru/blogs/311011/15626/

Сколько кубиков понадобилось, чтобы создать это черно-белое великолепие в точечку, сложно даже предположить. К тому же автор утверждает, что серия скульптур из игральных костей отнюдь не закончена. Эти и другие работы можно увидеть на сайте Тони Крэгга (Tony Cragg).


Металлморфозы от Дэвида Черны (David Cerny)

Среда, 01 Февраля 2012 г. 16:16 + в цитатник
kulturologia.ru/blogs/071111/15660/

Современная живопись делится на несколько категорий: увидеть и восхититься, увидеть и забыть, увидеть и ужаснуться, ну и последняя категория - порадоваться, что не увидел.

 

(       http://www.kulturologia.ru/blogs/category/art/page/257/            )


Дэвид Черны

Среда, 01 Февраля 2012 г. 16:06 + в цитатник
kulturologia.ru/blogs/071111/15660/

желающим увидеть описанные выше метаморфозы скульптуры Metalmorphosis, созданной Дэвидом Черны, вовсе не обязательно ехать в американский город Шарлотт. За изменениями этого необычного фонтана можно круглосуточно следить через его персональный сайт http://www.metalmorphosis.tv/.
 


Эмоциональные скульптуры Халиля Чишти (Khalil Chishtee) из пакетов для мусора

Среда, 01 Февраля 2012 г. 04:48 + в цитатник

Многослойные трехмерные скульптуры и необычные инсталляции Майкла Мерфи (Michael Murphy)

Среда, 01 Февраля 2012 г. 04:41 + в цитатник

Меликли Тофик. "Рунические памятники и культурная жизнь древних тюрков"

Пятница, 27 Января 2012 г. 22:50 + в цитатник

Меликли Тофик. "Рунические памятники и культурная жизнь древних тюрков"

Национальная культура тюрок прошла несколько этапов развития и, естественно, что каждому этапу присуща своя культурно-художественная система. При этом на всем протяжении культурного и литературного процесса наблюдается эволюция, преемственность литературных форм. Культурную традицию тюрок, в том числе азербайджанских, условно можно разделить на три периода: древнетюркский, раннеклассический (или мусульманский) и национальный (или классический).
К древнетюркским культурным и литературным памятникам, в первую очередь, относятся рунические надписи, дошедшие до нас от империи "Гёк тюрков" (VI-VIII вв.). Кроме эпиграфики в этот период существовали и другие литературные формы, в частности, переводы буддийских текстов с китайского языка, тюркские песни, мифы и легенды, передаваемые из поколения в поколение. К этому же периоду относятся памятники уйгурской литературы, представляющие собой, в основном, переводы с других языков и принадлежащие к различным направлениям религиозной, главным образом, манихейской, буддийской или несторианской литературы.
С принятием ислама (X в.) начинается новая фаза в развитии тюркской культуры и литературы: тюрки превращаются в ведущую силу в мусульманском мире. Поэтому неудивительно, что тюркский язык, наряду с арабским и персидским, становятся одним из трех основных языков мусульманского мира.
Связанный с исламом культурный период отмечен становлением литературы, которая достигла весьма высокого художественного уровня. Этому во многом способствовал и тот факт, что тюрки приняли и арабскую графику, ставшую единой для тюрок Центральной Азии, Поволжья, Кавказа и Малой Азии. Именно в это время были созданы такие уникальные памятники, как "Кутатгу билиг" ("Благодатное знание") Юсуфа Баласагуни (XI в.) - первое крупное поэтическое произведение на тюркском языке, "Диван-у лугат ит-турк" ("Свод тюркских слов") Махмуда Кашгари (XI в.), издательная поэма "Атебат ал-хакаик" Ахеда Югнаки (XII в.), "Диван-и хикмет" ("Свод мудростей") поэта-суфия Ахмеда Ясеви (XII в.), поэма "Кысса-и Юсую" Али (XIII в.) и др. Все эти произведения составляют общетюркскую культурную традицию, ибо, как справедливо отмечал профессор Халык Короглы, они написаны на языке, понятном каждому тюрку того времени.

Тюркские руны, нарисованные Мамедовым М.-Т.

 

***
Памятники рунического письма являются первыми из дошедших до нас образцами древнетюркского прозаического текста, которые имеют исключительное значение для изучения истории, языка и литературы тюрок, населяющих просторы Центральной Азии и Южной Сибири.
Молодой талантливый немецкий ученый-врач и естествоиспытатель Д. Г. Мессершмидт по просьбе Петра I в 1719 году совершил путешествие по Сибири для собрания сведений по географии региона, изучения его народов и их языков, знакомства с местной традиционной медициной, памятниками и достопримечательностями. Экспедиция, в которую, кроме Д. Г. Мессершмидта входили художник К.Г.Шульма, Филипп фон Страленберг и переводчик П.М.Крац, завершилась в мае 1727 года.
В 1721 году на северном берегу реки Уйбата Д.Г. Мессершмидт обнаружил высокий каменный обелиск, который со всех четырех сторон был покрыт неизвестными "письменами". К.Шульман срисовал их с тем, чтобы желающие смогли ознакомиться с ними. Так было совершено открытие, которое имело исключительное значение для истории языка и культуры древних тюрков.
В сентябре 1721 года в Абаканском остроге местные кладоискатели подарили Д.Г.Мессершмидту обломок бронзового зеркала, найденного в одном из близлежащих курганов. По краю этого зеркала были прочерчены уже знакомые ученому знаки. Там же, в Абаканском остроге был обнаружен и третий памятник письменности - надгробная мужская статуя с "письменами" на ее обратной стороне.
"Сибирские знаки" были чем-то похожи на рунические письмена древних германцев, которые сохранились в Скандинавии. Это сходство дало возможность Д.Г.Мессершмидту назвать их "руническими письменами". Так, это название закрепилось за древнетюркскими письменными памятниками.
Вторую академическую экспедицию в Сибирь в 1739 году возглавлял Г.Ф.Миллер. Дело Г.Ф.Миллера продолжил П.С.Паллас, возглавляющий в 1785 году третью экспедицию. В результате этой экспедиции у П.С.Палласа оказались прорисовки четырех надписей, которые были изданы в 1793 году.
XIX век прошел под знаком изучения древних надписей, обнаруженных в долине Среднего Енисея. В 1887 году на Енисей прибыла экспедиция Финского археологического общества во главе с профессором Гельсингфорского университета (Хельсинки) И.Р.Аспелином, которая в течении трех лет занималась раскопками. Результаты этой экспедиции нашли отражение в большом альбоме, содержащем побуквенные записи и фотоснимки копий 32 письменных памятников. Альбом вышел на французском языке и назывался "Енисейские надписи". Благодаря И.Р.Аспелину десятки ученых Европы впервые получили возможность ознакомиться с точным воспроизведением древних надписей Сибири и приступить к их изучению. И с этого времени в научный лексикон вошло понятие "енисейская письменность".
В 1889 году Сибирским краеведом и публицистом Н.М.Ядринцевым были обнаружены два камня, на одном, посвященном полководцу Кюль-тегину, были высечены 63 строки, а на памятнике его брата правителю Бильге-кагану - 80.
В 1891 году в Сибирь и Монголию была направлена большая академическая экспедиция во главе с академиком В.В. Радловым, которая открыла и скопировала большое число рунических надписей. Объединив новые и уже известные памятники, В.В.Радлов издал первый свод древнетюркских рунических текстов, которые с этого момента стали именоваться орхоно-енисейскими.
Благодаря открытиям Н.М. Ядринцева и В.В. Радлова стала возможной расшифровка рунического письма. Профессор Копенгагенского университета В.Л. Петер Томсен 15 декабря 1893 года на заседании королевской Датской академии наук выступил с сенсационным докладом на тему "Дешифровка орхонских и енисейских надписей".
В.Томсен первым сообщил о своем открытии В.В.Радлову и отправил ему список знаков рунического алфавита, который в течение одного месяца опубликовал в транскрипции и переводе 3 больших и 2 маленьких текста. Так, заговорили надписи, молчавшие многие столетия.
Орхоно-енисейское письмо имеет весьма оригинальную графическую систему. Древнетюркский алфавит состоит из 39 рунических знаков, которые оказались чрезвычайно удобными для передачи языкового материала. По мнению академика В.В.Бартольда "Здесь мы имеем сложное письмо, которое приспособлено к тюркскому языку гораздо лучше, чем все другие алфавиты. В алфавите древних тюрков почти для всех согласных существовало по две буквы - одна из них употреблялась только с мягкими гласными, другая - только с твердыми.
Самым древним государством тюрков (народ гёк тюрк, что означает "голубые тюрки") был Тюркский каганат, созданный в 554 г. на территории нынешней Северной Монголии. Основателем государства тюрок и его первым правителем стал Бумын, принявший титул Ильхана.

В 555 г. войско каганата во главе с Истеми каганом достигло Каспийского моря. Разгромив хионитов, вар и огоров, тюрки в 558 году овладели всем Кавказом. К концу VI века Тюркский каганат достиг своего могущества. Владения его простирались от Корейского залива на востоке до Каспийского моря на западе, от Тибетских гор на юге до Сибири. Однако, в начале VII века Тюркский каганат в результате внутренних распрей распался на Западнотюркский и Восточнотюркский каганаты. А вскоре и вовсе перестал существовать как самостоятельное государство.
Более пятидесяти лет длилось порабощение тюрков Китаем. За это время тюрки не раз пытались восстановить свою независимость. В 682 году Кутлуг, принявший имя Ильтериш каган, одержал победу над частью китайской армии. С этого времени началось полное освобождение тюрков от власти китайцев. Вскоре войска во главе с Ильтериш каганом вернули Восточнотюркскому каганату независимость. Именно эти и последующие события, связанные с правлением других каганов, составили содержание первых известных нам произведений древнетюркской литературы. Например, на камнях в честь Бильге кагана, одного из прославленных правителей Восточнотюркского каганата, Большая и Малая надписи в честь Кюль-тегина, принца и знаменитого полководца, надписи в честь Тюньюкука, советника каганов и предводителя войск и др.

Сведения о становлении Тюркского каганата имеются в надписях в честь Кюль-тегин кагана:

Как Танры (Создатель), рожденный богом, я тюркский Бильге Каган, в это время воссел на трон. Внимательно (сначала до конца), слушайте меня вы, мои братья, мои сыновья, мое единое племя и мой народ, вы, стоящие справа (от меня) беки Шадапыта, слева тарканы и беки-команиры, тридать....
Беки и народ тогуз огуза, хорошенько прислушайтесь к этим моим словам и крепко внимайте им. Вперед, до солнечного восхода, справа, до солнца над головой, назад, до солнечного заката, слева, до полуночи, народы в этих пределах были подвластны мне. Всех этих народов я объединил. Сейчас они в неплохом (положении). Если Каган тюрок живет в горах Отюкен (и оттуда управляет государством), не будет стеснений. Вперед, до Шантургской равнины прошел я с войском, немного не доходя до моря остановился, направо, до Девяти эрсинов я прошел с войском, немного не дошел до Тибета, назад, через реку Йенчу (Сыр-Дарья) переправляясь, до Железных ворот я прошел с войском, налево, до земель Йыр Байырку я прошел с войском, до стольких стран я водил войска, (и я понял): оказывается, нет лучше земли, чем горы Отюкен, оказывается (самое лучшее место для жизни тюрок и) их правления - это горы Отюкен. Осев на этой земле, я наладил (отношения) с народом табгач (Китая).

К сожалению, орхоно-енисейские памятники еще не достаточно изучены как литературные памятники. Тексты таких крупных памятников, как Кюль-тегин, Бильге-каган, Тюньюкук, несомненно, являются прекрасными образцами литературы древних тюрок. Высокий стиль этих надписей говорит о том, что у древних тюрков сложился литературный язык.
Однако до сих пор продолжаются споры между тюркологами-литературоведами относительно характера и жанровой формы текстов рунических надписей. Одни исследователи, ссылаясь на высокий стиль удивительную разнообразность языка надписей, определенную типологию описанных событий, многочисленные повторы и параллелизмы рассматривают их как образцы стихотворной речи. Но тексты рунических надписей не были разбиты на строки. Эту проблему по-своему решила И.В.Стеблева, которая изменила композицию орхоно-енисейских текстов. По ее мнению "содержание надписей передается не от предложения к предложению, а по группам предложений - циклам... Каждый цикл надписей, имеющий длину рунической строки, распадается на приблизительно одинаковое количество строк" (Степлева И.В. Поэзия тюрков VI-VIII веков. М., 1965, с.7). И.В.Стеблева утверждает, что эти тексты являются высокими образцами поэзии, а их авторы "были выдающимися поэтами". Нельзя согласиться с этими выводами автора, потому что в поэзии звуковой ряд должен иметь признаки стихового членения и как ритмическая единица - размер. В.М. Жирмунский, например, писал: орхонские и другие древнетюркские надписи представляют собой тексты не стихотворные, а прозаические.
Древние тюрки воздвигали рунические памятники погибшим или умершим правителям, военноначальникам, известным политикам, мужественным воинам, знатным вельможам. В текстах памятника повествование ведется от имени усопшего и, что примечательно, говорится о реальных исторических событиях. В конце надписей указывается имя человека, записавшего текст. Так, например, южная сторона памятника Кюль-тегину имеет следующую композицию: в начале Бильге обращается к своим братьям, сыновьям, народу, вельможам и командирам, затем показывает какую обширную территорию занимает тюркский каганат, говорит о военных походах, о том, какой вред причинил тюркам народ табгача, о неосторожности тюрков, о возвышении каганом народа тюрков. В конце автор текста говорит о причинах, побудивших его создать данную надпись и указывает свое имя. Как видим, в рунических текстах используется своеобразная законченная композиция.
Здесь, как справедливо отмечает В.М.Жирмунский, мы имеем дело с литературным жанром, присущим только древним тюркам, которого, по нашему мнению, условно можно назвать эпитафической прозой. В этом жанре личные биографии излагаются в контексте реальных политических событий. В них присутствуют и элементы эпики.
Орхон-енисейские рунические надписи свидетельствуют о высоком культурном уровне древних тюрков, которые имели развитый литературный язык, оригинальную письменность, прекрасную литературу. Как пишет профессор И.В.Стеблева, культурная жизнь древних тюрков "была настолько высока, что оставила потомкам незаурядные литературные произведения, которые являются общим наследием тюркоязычных народов". (Поэзия древних тюрков. М., 1993, с.3-6). Это действительно так. А наш долг - это беречь, изучать их и донести до последующих поколений. Ведь у народа без прошлого нет, и не может быть будущего.

Тофик Меликли
доктор филологических наук,
профессор (Москва).


Мамедов Мир-Теймур "Феномен человека"

Пятница, 27 Января 2012 г. 22:48 + в цитатник

Мамедов Мир-Теймур "Феномен человека"

Вся история материальной культуры человечества – это и история создания все более и более надежных и прочных вещей. Лишь интуиция и опыт были поводырями древних инженеров. Многие эксперименты кончались печально. Но этот печальный опыт был не напрасен.Человек постепенно начинает понимать природу вещей, начинает задумываться об их будущем, начинает постигать и ценить науку.

Нашим далеким предкам совсем не чужды были заботы о надежности и качестве вещей, которые их окружали.

4000 лет назад в Древнем Вавилоне существовал закон, который гласил:

- «если построенный архитектором дом развалится и при этом погибнет его владелец, архитектор подлежит смертной казни.

- если при этом погибнет сын владельца дома, смертной казни подлежит и сын архитектора».

Сурово? Да. Но какая ответственность лежала на плечах созидателя! Может, благодаря такому подходу к своему делу, мы, современники ХХ века, можем любоваться творениями древних?

Египетские пирамиды, сфинксы, скульптуры – колоссы, греческие храмы, акведуки выстояли в долгом противоборстве с силами стихии и до сих пор рождают чувство сопричастности к вечной истории человечества. Не зная теории, древние предугадывали многие прогрессивные технические решения, осмысленные лишь через много веков.

Пролет балок Парфенона не превышал 2,5 метра. Когда архитектор Мнесикл приступил в 437 году до н.э. к строительству пропилеев Акрополя, ему потребовалось перекрыть мраморными балками пролеты до 6 метров. Мнесикл замуровал в мрамор в специальных канавках железные стержни, создав «армированный мрамор». Уже в Древнем Вавилоне использовали тростник для строительства домов из кирпича – сырца.

Накопленный эмпирический опыт был подчас жесток и иррационален. В Древнем Вавилоне, например, при изготовлении стекла использовались человеческие эмбрионы. Японцы закаливали свои мечи, погружая их в тела пленных. В основания мостов и зданий замуровывали прекрасных девушек, и лишь со времен Древнего Рима их стали заменять чучелами.

Аристотель, неторопливо беседовавший с учениками, за 300 лет до н.э. в священном саду Аполлона в Афинах, поведал им принцип действия весов, строительных блоков, открыл им правила равновесия рычагов.

Афинская школа под руководством Аристотеля пала в 323 году до н.э. со смертью Александра Македонского и разрушением созданной им империи. В Афинах у власти оказались противники Александра, и Аристотелю пришлось спасаться бегством. Он умер в Халкиде в возрасте 63 лет.

Роль научного центра древнего мира перешла к городу, основанному Македонским в дельте Нила – Александрии Египетской.

Здешний правитель, основатель египетской династии Птоломеев, Птоломей I Сотер, обласкал ученика Аристотеля Деметрия Фалерского и поручил ему создать новый Ликей, теперь уже в Александрии. Деметрий рьяно принялся за дело и прежде всего собрал все труды Аристотеля. Постепенно вокруг него возник круг учеников. Так образовалась другая известная научная школа – Александрийский Музей. Постепенно Музей стал крупнейшим научным центром, две библиотеки которого насчитывали около 700 тысяч томов. Ученые, составлявшие Музей, жили вместе, за счет казны. Пользуясь обилием папируса, Музей издавал книги. Александрийскую школу отличало систематическое исследование конкретных вещей и явлений природы.

Великий Архимед всю свою жизнь сохранял с Музеем самые тесные отношения. Архимед отличался от других ученых тем, что применил результаты своих научных изысканий в инженерной практике.

Архимеда, согласно легенде, вопреки приказу военачальника Марцелла, убил неизвестный солдат, когда Архимед рисовал на песке свои геометрические фигуры. Человек, склонившийся над чертежом, - таким остался в памяти потомков великий инженер и ученый древности Архимед.

Рядом с Архимедом трудились и другие выдающиеся механики и изобретатели. Немного старше его был Ктезибий, изобретатель гидравлического органа, водяных часов, водяного пожарного насоса. Ученик Ктезибия Филон в своем трактате «Механика» описал множество интереснейших изобретений: хитроумные боевые машины, автоматический театр, кривые зеркала, «плюющиеся» сосуды, фонтаны с пьющими животными и поющими птицами, карданов подвес, устройство для подачи «святой» воды к храму. Филон прекрасно знал принцип сифона. Еще более известен Герон Александрийский, его знаменитая паровая турбинка, «фокус» с автоматическим открыванием дверей храма при разжигании огня на жертвенном очаге. В трудах Герона мы найдем описание таксометра, ворота, рычага, винта, зубчатой передачи, сифонов, клина, разнообразных подъемных и военных машин. Греки эллинистического периода владели технологией получения различных металлов, знали о движущей силе пара, знали о рычагах, о шестеренках, о колесах и простейших подшипниках.

Великие александрийские ученые и инженеры надолго опередили свое время, но не властны они были над неумолимым ходом истории, которая вступала в один из мрачнейших своих периодов.

Нашествие варваров окончательно стерло в людской памяти следующих поколений великие научные достижения греков.

Францисканский монах Роджер Бэкон, проведший 20 лет в тюрьме как еретик, писал в XIII веке: «можно сделать устройства, плывущие без гребцов, суда речные и морские, плывущие при управлении одним человеком, колесницы без коней, летательные аппараты; прозрачные тела могут быть так обработаны, что отдаленные предметы покажутся приближенными, и на невероятном расстоянии будем читать мелкие буквы и различать малейшие вещи, будем в состоянии наблюдать звезды, как пожелаем».

Что это? Гениальное прозрение? Или знание, переданное кем-то? Может, эти «картинки» были показаны избранным? Но кем? Когда? С какой целью? Говорить о таких вещах, писать о них, рисовать фантастические проекты и считаться сумасшедшим, изгоем в своем времени! Как люди верили, какая сила убеждения в своей правоте!

XVI – XVII века, эпоха Возрождения родила титанов – Колумба, Магеллана, Кромвеля, Коперника, Галилея, Кеплера, Спинозу, Декарта, Ньютона, Рембрандта, Сервантеса, Веласкеса, Микеланджело, Шекспира, Мольера, и многих других.

Но может быть, никто так не воплотил в себе дух Возрождения, как художник и инженер Леонардо да Винчи. Если бы меня спросили, кто может претендовать на роль трансформированного инопланетянина – я бы первым назвал гениального Леонардо да Винчи.

Вот заметки из его записной книжки: «Мудрость – дочь опыта… Опыт никогда не ошибается, ошибаются только суждения ваши…». Кстати, о его записях. Они написаны зеркальным способом, скорописью. От кого хотел скрыть свои мысли Леонардо да Винчи? Почему зашифровал свои записи? Только в ХХ веке многие из его рисунков, проектов стали ясны, и мы удивляемся его гению.

Еще запись: - «Никакой достоверности нет в поисках там, где нельзя применить одну из математических наук, и в том, что не имеет связи с математикой. Всякая практика должна быть воздвигнута на хорошей теории. Наука – полководец, а практика – солдаты».

Несколько рисунков: самолеты – махолеты, вертолет, парашют, цепные силовые передачи, станок для насечки напильников, ткацкие машины, боевые машины (танки), музыкальные инструменты, система двойных шлюзов для плотин, расположенных под углом друг к другу, и многое другое.

Леонардо приходит к мысли о необходимости предварительного апробирования материалов и деталей – то, что составляет основу современной теории механизмов (теормех) и сопротивления материалов (сопромат).

Кто был Леонардо? Некоторые из современников считали его волшебником, сумасшедшим, еретиком. Он заложил основу науки статики, той самой, которая только в ХХ веке получила статус науки.

Леонардо видел в себе универсального человека, потому что видел мир универсально: в единстве и разнообразии. Он был гениальным мыслящим оком человечества.

Умение видеть стало источником величайших открытий в науке. Альберт Эйнштейн в «творческой биографии» рассказывал об удивлении, которое он испытал ребенком, когда ему показали компас. Став взрослым, он не раз жалел о том, что люди, взрослея, утрачивают дар удивления перед ветром и дождем, перед тем обстоятельством, что Луна не падает на Землю.

Недалеко от Амбуаза – старинный город Труа, рядом с которым археологи обнаружили в пещере гениальные рисунки художников каменного века. Самая известная роспись, она вошла во все каталоги, учебники, и т.д. – это изображение раненого бизона в Альтамирской пещере. Ничем не уступают по своей значимости и пиктограммы на скалах Гобустана. И там, и здесь были свои Леонардо да Винчи. Но главное, это то, что и в каменном веке были люди, способные удивляться, видеть и сопереживать всему, что их окружало. Ее это ли главное свойство Художника – видеть удивительное в необыкновенном, прекрасное в печальном, как у раненого бизона из Альтамира? Особо надо подчеркнуть, что древний художник на скалах Гобустана показал нам основы мультипликации! Как? Введя множество ног вместо четырех, тот далекий от нас гений показал БЕГ, ДВИЖЕНИЕ. Разве одно это не вызывает чувство УДИВЛЕНИЯ?

Леонардо разработал гимнастику видения для художника. Он «ставил» глаз у учеников, как «ставят» слух, руки пианистов. Это показывает, что он подходил к этому важнейшему органу человека, как к инструменту. А инструмент всегда должен быть безотказным, надежным. Вот один из его опытов – уроков. Он становился на расстоянии 10 локтей от шеренги учеников, затем чертил на доске линию. Каждый из учеников должен был отломать от тростника такую же соразмерную величину линии. Тростник Леонардо раздавал заранее. Казалось бы, простой опыт, но по своим результатам прекрасный. Ставя аналогичные опыты со своими учениками, я также добивался после многих повторов хороших результатов. Леонардо научил нас, художников, многому. Но еще больше он оставил после себя непонятного, неразгаданного. В начале 1970-х годов журнал «Техника - молодежи» опубликовал интересную статью. Она была посвящена автопортрету и портрету Моны Лизы. Компьютеру дали задание спроектировать лицо Моны Лизы без прически на автопортрет художника. Когда это произошло, то появившееся изображение на мониторе вызвало бурю чувств. Лица Моны Лизы и Леонардо совпали по всем основным параметрам! Что это? Что хотел этим сказать гениальный творец? До сих пор эти вопросы остались без ответа. Может, наступит время и для этой тайны, и надеюсь, что это будет в XXI веке. Такие же вопросы поставил перед нами другой гений. Жил, творил в то же время, что и великий Леонардо. Речь идет о «Леонардо да Винчи» Ближнего и Среднего Востока – устаде Низамаддине Султане Мухаммеде. С его именем связана целая эпоха развития восточной миниатюры. Тебризская школа XVI века, оказавшая влияние на многие страны Ближнего и Среднего Востока, до сих пор, в ХХ веке, вызывает вполне заслуженное восхищение. Устад Султан Мухаммед, как и Леонардо да Винчи, также оставил нам много нераскрытых тайн в своих миниатюрах. Хотя по размерам его миниатюры небольшие (не более писчей бумаги, формата А-4), но они огромны и торжественны по манере исполнения, по той информации, что заложена в этом сгустке – картине.

В начале века в окрестностях Тебриза был создан своего рода академический городок, говоря современным языком. Здесь размещались учебные и научные учреждения, обширная библиотека, обсерватория – всё не упомянуть. Учёные, художники, философы, поэты из Китая, Индии, Сирии, Египта, Ирана – около семи тысяч людей были собраны в этот центр человеческой мысли.

В начале статьи я описал Александрийский музей – Ликей. Он был создан в 323 году до нашей эры. Какая великолепная преемственность традиций! 323 год до нашей эры и 1530 годы нашей эры.

Италия. XVI век. Леонардо да Винчи.

Тебриз XVI век. Низамаддин Султан Мухаммед. Два огромных светила, которые освещали небосвод человечества, небосвод, который скоро ( XVII , XVIII века) погрузится во тьму средневековья с кострами, с четвертованием, охотой на ведьм. Всё это отразил в своих работах не менее гениальный Иероним Босх (он заслуживает отдельной статьи-исследования).

Султан Мухаммед, миниатюра из рукописи Низами «Хамсе» 1539-1543 гг. (Хосров встречает купающуюся Ширин). Хранится в Лондоне, в Британском Музее.

Ну вот, пожалуй и всё, что можно сказать о ней, об этой миниатюре, прочтя её «паспорт». Не буду описывать, что изображено, и как на всём поле изображения – остановлюсь на детали.

Деталь немаловажная, так как занимает около 50% фона миниатюры. Написал «фон» и задумался. Как может фон вместить также количество голов, лиц, персонажей. Речь идёт о скалах, изображённых на миниатюре. Но это и скалы, горы, и не скалы, камни. Везде камни вместо голов, притом ни одного повтора. Что хотел этим приёмом донести до нас или спрятать от современников гений творца.

Направление интереса этих персонажей, голов, рвущихся из камня, к середине. Некоторые головы – камни отвернулись, как бы беседуя или делясь впечатлениями с кем-то, кого «отсекла» рамка миниатюры. Кто они? По своему образу, по подходу стилизовать, утрировать лица, Султан Мухаммед перекликается с рисунками из записной книжки Леонардо да Винчи, где он изучает анатомию лица, и с образами Иеронима Босха в его картине «Страшный суд». Что за странное совпадение? И совпадение ли это? Случайность? Не знаю. Чувствую себя в тёмной комнате без света, где должен поймать чёрную кошку. Тем более, что не уверен, что кошка там …

Другая миниатюра. «Султан Санджар и старуха». Миниатюра из рукописи «Хамсе» Низами. 1539-1543 гг. Лондон, Британский Музей.

И опять этот приём! Горы, скалы, камни в виде голов, людей и животных. Около 35% поля миниатюры залито этими аллегориями. Аллегории или портреты живых современников, зашифрованных в такой форме? Сказать, что Султан Мухаммед не мог иначе изображать скалы – значит, пойти против правды.

В миниатюре из рукописи «Золотая цепь» Джами, 1549 г. сцена охоты на фоне гористого пейзажа. Но здесь горы, холмы нормальные по пластике живописного языка, по контуру, по графике – одним словом, по всем параметрам классического пейзажа. Где эти люди-скалы,. камни-головы? Забыл изобразить? Лень было рисовать профили? Нет и нет! В этом и вопрос. Почему в одной миниатюре скалы-люди, в другой нормальные камни, в смысле – нет антропоморфности, т.е. нет внесённых человеческих черт. А в другой половине этой же миниатюры, в правой, скалы начинают оживать. Они как каменные торсы, фигуры тянутся к участникам сцены охоты. А это что? Почему горы начинаются в левой половине как камни, а в другой половине начинают оживать?

Другие мастера этой школы изображают горы естественно. Только Султан Мухаммед мог позволить себе такие «вольности» как основатель династии художников, как основоположник новой школы живописи. Есть попытки повторить своего учителя у Мухаммеди (развлечения в саду, сцены сельской жизни 1578 г.) и у некоторых неизвестных художников этой же школы. Но у них только какая-то группа скал что-то напоминает работу гениального Султана Мухаммеда. Я хочу этим сказать, что приём Султана Мухаммеда не получил у учеников развития в изображениях скал. Почему?

«Закон фантастического в искусстве» - это, по существу, и есть закон, открытый в ХХ веке Норбертом Винером, «закон ограниченного разнообразия». Отец кибернетики сделал великое открытие простой истины: существуют миллиарды яблок на яблонях, но ни одного нет яблока, которое было похоже на своего соседа по ветке. И главное – нет ни одного яблока на грушевом дереве.

Как много замечательных имен, творцов, созидателей! Все они несхожи и гениальны по-своему. И всех их роднит одно: оригинальность мышления, нетривиальный подход в решении тех или иных вопросов, которые они ставили перед собой!

Видеть, понимать, создавать – триада Леонардо да Винчи. Видеть, понимать, создавать – священный трилистник Султана Мухаммеда.

Умение резко выделить некую странность в общепринятом, увидеть в обыкновенном удивительное – великий дар. И он дан свыше гениям – Леонардо и Султану Мухаммеду.

О Леонардо пишут, что все научно-технические революции будущего уже жили в его голове. Вот далеко не полный реестр его интересов: анатомия, физиология, антропология, ботаника, геология, география, топография, космография, чистая механика, гидравлика, гидромеханика, океанография, оптика, термология, физика, астрономия, математика…

Хватит? Для одного человека более, чем достаточно! Дальше: …инженерия, машиностроение, летное дело, робототехника, автоматика…

Не много ли для одного человека? Можно и дальше продолжать.

Разве это не чудо?

У Козьмы Пруткова есть знаменитый афоризм: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда» . Наверное, это про Леонардо….

По Леонардо: Мыслить – это видеть. Простая мысль? Италия сняла про Леонардо да Винчи фильм. Он был показан в 120 странах, в том числе и в бывшем СССР. Мне посчастливилось видеть этот фильм, многосерийную эпопею про жизнь гения. Каждый вечер я ждал встречи со старцем, похожим на Саваофа. Каждый вечер, после фильма наступала печаль, потому что до завтра было так много времени. Но и этот фильм не смог вместить в себя образ гениального… Я остановился на этом листе и не знаю как продолжать, как назвать Леонардо. Человеком? Гением? Творцом? Пришельцем из такого далекого будущего, что я даже представить не могу. Кем?

Самые высокие эпитеты человеческого разума не отразят Леонардо да Винчи. Не вместят его образ…

Ирреальное в реальном, реальное в ирреальном. Это тоже о нем, о Леонардо. Он был великим фантастом. Он бы реален и нереален. Не может человек обладать не пятью чувствами, а будто пятьюстами.

Он был невозможен и он был. В другой известной пословице из афоризмов Козьмы Пруткова: - «Нельзя объять необъятное, потому что необъятное объять невозможно!»

Но был Леонардо, который доказал обратное. Великий Мастер объял необъятное! Личность, которой посвящено более 3000 томов, остается загадочной.

В Стамбуле обнаружен свиток с турецким переводом письма Леонардо турецкому султану Баязиду II : - «Я слышал, что ты имеешь намерение соорудить мост из Галаты в Стамбул, но ты не соорудил его из-за отсутствия знающего мастера. И предлагал построить мост, под которым могли бы проплывать парусные суда…»

Жизнь Леонардо была фантастикой. Но и смерть не менее фантастична. Когда вскрыли могилу, то глазам предстала странная картина: то, что некогда было телом, приняло необычную позу. Голова опиралась на руку…Леонардо будто бы и по ту сторону жизни размышлял…

О чем?


© Мамедов Мир-Теймур, 2006.




Процитировано 1 раз

Мамедов Мир-Теймур "Тебризская школа миниатюры"

Пятница, 27 Января 2012 г. 22:45 + в цитатник

Мамедов Мир-Теймур "Тебризская школа миниатюры"

Наряду с взлетом научной мысли, исследователей живой и неживой материи в средние века наблюдается жесткая линия в исламских странах, направленная против любых нарушений якобы канонов религии. Хотя в священной книге ислама Коране нет прямого указания на запрет изображения живых существ, тем не менее, толкователи Корана особо рьяно выступали против художников. Религиозное запрещение вызывало многочисленные протесты средневековых художников. Они старались доказать полноправность живописи с каллиграфией. Известны высказывания знаменитого каллиграфа и художника Дуст-Мухаттеда в «Трактате о каллиграфах и художниках». Несмотря на это фанатики добились того что в мечетях и других культурных сооружениях запрещалось изображение живых существ. Особенно это относилось к священной книге Коран. Коран, архитектура - культовые сооружения украшались только орнаментом, очень сложным по рисунку в растительном, геометрическом и каллиграфическом стиле. Архитектура средних веков блестяще иллюстрирует труд устадов, многие из которых оставили свои зашифрованные имена в разметках, в хитрых переплетениях, на первый взгляд чисто геометрических узоров. Многое разгадано, увидено, но еще больше предстоит увидеть, найти.

Тенденция развития орнамента нашла свое выражение и в декоративно-прикладном искусстве: оружие, сбруя, костюм, мебель, посуда, ювелирные украшения, обувь, монеты, и даже в таком узком специфическом инструментарии окулиста, хирурга, анатома, стоматолога. Иногда эти инструменты так богато украшались резьбой, инкрустацией золотой и серебряной проволокой, вставками из драгоценных и полудрагоценных камней и самоцветов (яхонт, бирюза, агат, яшма, малахит, сердолик), что вызывает восхищение трудом и понимаешь с какой любовью, тщательностью и трудолюбием сделаны эти инструменты. Как много труда, времени из своей жизни (часы, дни, недели, а иногда и годы) уходили на приготовление Вещи – не имело значение, будь это седло, кинжал или иллюстрация в рукописной книге.

Стремление художников создавать образы на знакомые многим литературные сюжеты нашло свое выражение в миниатюрной живописи. Мастера этого вида искусства ценились столь высоко, что во время во время захвата Тебриза Шахрух дал приказ отправить в Герат для работы в библиотеке (китабхана) лучших мастеров-миниатюристов, каллиграфов, переплетчиков, позолотчиков. В их число попал и знаменитый каллиграф (Хаттат) Джафар Тебризи. В дальнейшем, как признание его мастерства и опыта, он был назначен руководителем мастерских при Байсонкуре.

Иногда художников посылали как подарок. Так Абдулла хан (1577-1598) отправил в дар правителю Индии Джахангиру миниатюриста Мухаттеда Мурада Сатарканди и портретиста Надира Мухаттеда. Мир Сеид Али Тебризи также работал долгое время в Индии при дворе Хутаюна и Акбара. Можно сказать с полной уверенностью, что школа миниатюры империи Моголов (не путать с Монголией) обязана многим Мир Сеид Али из Тебриза.

Иногда художники сами меняли страну пребывания в силу разных причин. После взятия Герата шахом Исмаилом (в 1510 г.) в Тебриз устремились многие художники. Здесь царила творческая обстановка, которая помогала раскрыться многим молодым художникам, способствовала обмену идей, опыта старых мастеров. Но эта атмосфера уважения к труду художников, поэтов, к людям творчества не создалась стихийно, спонтанно. Шах Исмаил Хатаи из династии Сефевидов был прозорливым политиком, стратегом мирового масштаба для того времени. Он прекрасно понимал, что, привлекая к своему двору творцов, он достигнет многих побед в тайной и явной дипломатии на всем пространстве Востока. Время показало, что его расчеты и надежды оправдались. Кроме того, сам правитель пробовал себя в поэзии, миниатюре. В дальнейшем и его сын-шах Тахмасиб продолжил политику отца и сам стал неплохим художником, поэтом. Конечно, нельзя не учесть тот факт, что во время меджлисов – обширных собраний поэтов, музыкантов, художников, где собирались именитые люди Востока, шах Исмаил Хатаи считал за честь прочесть свои стихи перед взыскательной аудиторией. Насколько они хороши видно из тех немногих образцов, дошедших до нашего времени спустя 600 лет. Прекрасные, глубокие метафоры, парадоксальные сравнения, владение всеми приемами поэтического творчества, доказывают лишний раз неординарность шаха Исмаила и великолепность его замысла, идеи собрать в Тебриз весь цвет творческой интеллигенции. Так была создана тебризская школа миниатюры и ее становление связывают, прежде всего, с именем шаха Исмаила. Он и остался в веках благодаря не своим военным победам или поражениям, а как шах – просветитель, радетель творцов.

Наиболее ранние образцы книжного искусства в странах Ближнего Востока создавались в азербайджанских городах – в Хое, Мараге, и Тебризе. Вот факты: «Варка ве Гюхша» (11 в.), «История Моголов» автор Аладдин (Ала-ад-дин) Джовайени 1290 г. (Монафи-ал-хейван 1291 г.), Джамиат таварих, Рашид-ад-дин 13 в. и многие другие произведения литературы именитых авторов того времени, украшены прекрасными миниатюрами устадов из Азербайджана.

Если вдуматься, то понятно, почему Тебриз и Марага собрали такое количество прекрасных мастеров книжного дела. В конце 13 - начале 14 века. Тебриз и Марага резиденция первых ильхамов, являются культурными центрами на всем Ближнем Востоке. Слава о Марагинской обсерватории расходилась и доходила до самых далеких стран (Русь, Германия, Китай).

В этой обсерватории были сотворены, не могу сказать нарисованы, такие картины звездного неба, которые можно было только создать, сотворить рукой прекрасного мастера, научные трактаты мастеров более похожи на образцы каллиграфии и миниатюрной живописи, астрономические таблицы как гимны, песни цвета, линии и пятна.

Прошло 800 лет, а нам доставляет огромное удовольствие лицезреть (именно так!) эти научные документы и как произведения станковой живописи и графики.

В чем секрет? Почему я, не знающий арабский, фарсидский увлеченно, подолгу рассматриваю, кручу в руках, отвожу от глаз и снова всматриваюсь в эти древние, ничего мне не раскрывающие кружева надписей, почему так притягательна магия коротких и длинных пластичных линий и точек?

В музыке каллиграфии и растительного орнамента по бокам рукописи, в той любви мастера к своему делу, в той огромной ответственности за свое имя, за свой труд. Вот ответ…

В начале 14 в. в Тебризе был создан уникальный комплекс: учебные и научные учреждения, огромная библиотека (60 тыс. фолиантов), обсерватория, академия в которой изучали философию, историю, астрономию, естествознание, хирургию и терапию, одновременно до 7000 (семи!) человек из Китая, Индии, Сирии, Египта. Иногда пробежав взглядом по цифрам, мы не отдаем себе отчет о значимости ее. Для средневековых городов население в 7000 человек считалось мегаполисом, если оперировать современными терминами. Это был титанический труд, гениальный талант организатора, своего рода Билл Гейтс того времени, а может быть и более крупная личность, человек, заложивший такой центр и успешно им управлявший. Впервые были организованы художественные мастерские, в которых трудились все мастера книжного дела. С точки зрения человека 21 века это был прототип университетских городков, заложенный в начале 14 века, семьсот лет назад!

Мы должны быть благодарны тем, которые не забыли донести до нас имя человека заложившего основу, фундамент такого грандиозного эксперимента с таким великолепным результатом – имя этого ученого, врача, историка, политика – Рашид-ад-дин.

Особенно необходимо отметить, что в художественных мастерских дело было поставлено от нуля до завершения полного цикла изготовления столь дорогого изделия, каковой и являлась рукодельная книга. От превращения тряпок в бумагу до изготовления переплетов, самого дорогого и трудоемкого процесса в деле сотворения рукописной книги.

К 15 в. азербайджанская миниатюра окончательно заявила о себе как самобытное, не имеющее аналогов художественное явление в мире книжной иллюстрации.

Тебризскую школу миниатюры Ф. Шульц называет «alma-mater» - «школой-матерью», а это слова самого известного немецкого востоковеда, чьи суждения и мысли признаваемы во всем научном мире ориенталистов.

В течение 14-15 веков Тебриз сыграл огромную роль в становлении национальных школ Среднего и Ближнего Востока, а если сравнить гератскую школу миниатюры с тебризской – то сразу отчетливо проявляется «материнская» линия художников из Тебриза.

В Герат были приглашены из Тебриза Сейид Ахмед Наккаш, Хатдаш Али Мусавир, Гувват-ад-дин, Гияс-ад-дин…

Позже во главе гератской школы встанет мастер Бехзад - ученик Сейида Ахмеда Наккаша, поистине достойный продолжатель великолепного мастера отличной школы.

Современные исследователи пересматривают многие миниатюры 15 в. ошибочно отнесенные к туркменской школе в середине 20 века. Сейчас они заслуженно заняли свое родное место в школе тебризской миниатюры. Часто миниатюры тебризских мастеров относили к «китайско-монгольской» миниатюре. В частности это относится к иллюстрации в «Джаами-ат таваарих».Но, слава Богу, эта ошибка выявлена и принадлежность миниатюр к тебризской школе не вызывает уже таких яростных споров.

Я надеюсь, наступит время, когда авторство тебризских художников будет доказана и многие миниатюры, приписываемые к разным школам, только не к тебризской, обретут новое, а точнее, истинное имя художника из Тебриза.

Если при Тимуре Самарканд гремел своей славой, а Герат в 15 в. становится художественном центром на всем Среднем Востоке, то в 16 в. Тебриз обретает значение центра художественной культуры Востока. Столица Азербайджана – Тебриз становится своего рода магнитом, притягивающим талантливую молодежь из всех стран «кузницей» по ковке мастеров – устадов мирового значения.

Идея создания централизованного государства удалась Сефевидам. Развивается экономика, торговля, ремесла. В стране была создана благоприятная обстановка для развития культуры и искусства. Тебриз крупнейший центр торговли, ремесла. Этому способствовала политика просвещенных правителей: шаха Исмаила 1-го и его сына Тахмасиба 1. Дворец шаха больше напоминал литературный меджлис. Здесь, известный азербайджанский поэт Хабиби читал свои стихи и слушал в ответ стихи самого шаха. Двор шаха Исмаила Хатаи наглядно демонстрировал расцвет поэзии, искусства, музыки. Можно смело проводить аналогию с флорентийским двором Лоренцо Медичи. В обоих дворцах часто проводились «соревнования» поэтов, художников, музыкантов. Два разных народа (Италия, Азербайджан), два разных города, две разные культуры, - но их объединяло одно: любовь и уважение к мастерам слова, музыки и кисти…

Говоря о 16 в. нельзя забыть, пропустить имя сына шаха Исмаила Хатаи и ученика великого мастера миниатюры 16 века. Учителем столь именитого отпрыска был Султан Мухаммед.

Шах Тахмасиб (1524-76 гг.) с детства проявил способности к рисованию и поэтому совершенно естественно был приглашен лучший художник своего времени – Султан Мухаммед. Он обучает сына шаха композиции, рисунку, каллиграфии.

На протяжении всей своей жизни Тахмасиб всячески поддерживал художников, поэтов, музыкантов, как и его отец-шах Исмаил. Его просвещенный аналитический ум подсказал правильную идею процветания государства – в поддержке культуры и искусства и это было одним из главных его направлений во внутренней и внешней политике государства…

Мне посчастливилось видеть, трогать прекрасные миниатюры художника–шаха (или шаха-художника) в Петербурге, в библиотеке им. Салтыкова-Щедрина – они были прекрасны. Прекрасен сам образ шаха, воплотившего в себе дух художника. Какое удивительное слияние: шах-художник!

Когда мы читаем о том или ином художнике, не знаем, что эти художники были очень образованными людьми. Они проявляли себя в разных сферах творчества: поэзия, музыка, философия. Многие из них были людьми знающими химию, физику, биологию. До нас дошли трактаты художников, которые подражали образам, со знанием дела описывают технологию изготовления красок, в том числе и «золотой воды» - жидкого раствора золота, что само по себе явилось крупнейшим достижением в химии красок. Помимо этого они составили своего рода технологический справочник по изготовлению бумаги: белой, цветной, мраморной, «золотой», и «серебреной», описали множество способов подготовки обработки сырой кожи и последующий операции (тиснение, гравирование, травление, инкрустация благородными металлами и т.д.). благодаря этим трактатам мы знаем сколько лет должно быть котенку, из какого места на шкуре (т.е. какой волос) можно набирать волосинки для особо тонких работ в миниатюре (есть линии в 0.1 мм.). я пережил только малую часть тех знаний, которыми владели художники средних веков.

Поэтические трактаты, газели, «гошма» - прославили имена таких известных художников как: Мир Сеид Али, Шах Кулу, Садыг-бек Афшар.

Султан Мухаммед выполнял переплеты с лаковой живописи, делал эскизы для ковров и для сюжетных тканей. Его жанровые сценки (охота, дворцовая любовь, возвышенно-аскетические «моралите») просто бытовые сценки получили свою вторую жизнь в другом материале: коврах и тканях. О ценности этого мягкого материала можно судить по такому факту: некоторые ткани и ковры были куплены буквально на вес золота. Венеция была одной из богатейших городов Италии и могла себе позволить такую роскошь, как ковры с авторством Султана Мухаммеда. Нельзя не отметить рядом с Султаном Мухаммедом его сына Мухаммеди, который с достоинством нес на своих плечах звание сына такого известного художника и старался быть достойным художником. Это подтверждается тем, что ряд эскизов Султана отцом и сыном, а также самостоятельно и самим мухаммеди. Другой современник Султана Мухаммеда Садыг-бей Афшар был историком, поэтом, каллиграфом, теоретиком искусства. Он написал трактат о живописи в стихах, а Муззафар Али был великолепным мастером орнамента, каллиграфии и блестящим монументальным художником (расписал стены дворца Чихил-Сутун).

К 16 в. тебризская школа миниатюры пришла очищенной от монгольского влияния и от китайского искусства только кудрявые облачки «Чи» и фантастические существа (драконы, фениксы) еще остались как изобразительные элементы в миниатюре Тебриза (хотя в иконографии древних тюрков они часто изображались).

Характерные черты тебризской школы миниатюры лучше всего проявляются в работах художников 16 в. посвященных «Хамсе» Низами (1539-1543). Они хранятся в британском музее, а Лондоне.

Поэма «Хамсе» была украшена миниатюрной живописью по заказу шаха Тахмасиба и другими художниками: Ага Мирек Исфагани, Мир Сеид Али, Мирза Али, Музаффар Али и, конечно устадом своей эпохи Султаном Мухаммедом. Вот что говорят наиболее ранний источник о устаде в трактате «Халат-е Хунараван» (1544) автор дуст Мухаммед» «Первый идет устад Низам ал-Дин Султан Мухаммед, кто был единственным в своей эпохе. Всевидящие глаза рока не видели ему подобных…»

История искусств донесла до нас имена многих известных художников и есть сведения, довольно обширные, о их личной жизни, о методах работы. Для любого исследователя творчества того или иного мастера большая удача найти эпистолярное наследие (письма, переписка, счета самые различные, записи и т.д.) благодаря этим документам удается создать объемный живой образ давно умершего художника, портрет эпохи в которой жил и творил мастер. И вся история искусств подтверждает один факт: очень немногим художникам везло при жизни. И совсем мало было художников получивших при жизни всеобщее признание, почет, славу, иметь своих учеников, считаться основателем новой художественной школы…

Султан Мухаммед был в числе тех немногих, которым еще при жизни оказывали знаки особого внимания, почета, восхищения. До нас имена некоторых учеников Султана Мухаммеда, Мир Зейналабдин Тебризи, Бурджи, Али Ардебили, Ахмеда Козвини, Гусейна Козвини…

Среди учеников Султана Мухаммеда я хотел бы видеть некоторых, которые были ему родственниками, общались с ним тесно, в семейном кругу и чаще, чем другие ученики, видели как работает мастер. Видели, а значить впитывали, учились многократно наблюдая технику, манеру, приемы большого мастера.

Кто же эти люди?

Мирза Али – сын

Мухаммеди-бек – сын

Мир Зейналабдин – внук (сын дочери)

Помимо того, что эти художники были кровно связаны с Султаном Мухаммедом, в первую очередь они были ему очень близки духовно. Их мастерство не вызывает сомнения потому, что только лучшим из лучших поручалось такое ответственное дело как сделать миниатюры для рукописной книги по личному заказу шаха. Они блестяще справились с таким ответственным делом не посрамив ни себя, ни своего учителя – устада Низамеддина Султана Мухаммеда.

Более 13 000 миниатюр 16 в. тебризской школы миниатюры хранятся в музее Топкапы в Стамбуле. Богатейшая коллекция находится в России, в публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина. Перечислять все страны мира, где есть миниатюры тебризской школы нет смысла - это будет обширный реестр и эта тема отдельной работы, но упомянуть крупнейшие музеи мира я считаю необходимым и мы увидим, как широко распространились миниатюры из Тебриза:

Париж – собрание Картье, Ротшильда, М. Вебера, Лувр

Лондон – Британский музей

Бостон – музей Изящных Искусств

Тегеран – музей Гюлистан

Нью-Йорк – библиотека Моргана, музей Метрополитен

Веллингтон – галерея Фрир

Кембридж – музей искусств Фогг, Гарвардский университет

Дублин – библиотека Честера и это далеко не полный перечень музеев, собраний коллекций где хранятся, чем гордятся хранители сокровищ азербайджанского искусства рукописной книги 13-14 вв.

Азербайджан, Тебриз – столица 16 в.

Ярчайшая звезда на небосклоне искусств – Султан Муххамед и «Млечный путь» его учеников, последователей…

«Азербайджан, Тебриз, Устад Низамеддин Султан Мухаммед, 16 век…

 

Список литературы:

1. К. Керимов «азербайджанская миниатюра» Баку «Ишыг» 1980 г.

2. Б. Вейтмарн «Искусство арабских стран и Ирана 7-17 в.» Москва 1974 г.

3. К. Керимов «Султан Мухаммед и его школа» Москва 1970 г. «Искусство»

4. А. Казнев «Художественное оформление азербайджанской рукописной книги 13-17 вв.» Москва 1977 г. «Книга»


© Мамедов Мир-Теймур, 2006.




Процитировано 2 раз

Мамедов Мир-Теймур. "Роль керамики в кулинарии"

Пятница, 27 Января 2012 г. 22:40 + в цитатник

Мамедов Мир-Теймур. "Роль керамики в кулинарии"

 

Среди экологически чистых по материалу изделий, употребляемых человеком в быту и производстве, керамика занимает одно из ведущих мест, затем следует стекло, дерево, нержавеющая сталь. Человеком предприняты попытки изготовить пластмассу, по своим характеристикам напоминающую стекло (оргстекло, ударопрочная пластмасса, различные полистиролы), но все они не отвечают главному требованию экологически чистого изделия – быть абсолютно инертным (не реагировать) к воздействию горячей пищи, жидкости (90 С), а также не изменять своей структуры от низких температур (0-10 С) (мороженое, лед, охлажденные напитки и продукты).

При приготовлении пищи используется жар огня (дрова, газ, электроспирали), отдельно от всего этого стоят микроволновые печи. Они созданы по принципу, отличающих их от основных носителей огня – тепла, поэтому мною и не рассматриваются.

Самый древний способ приготовления горячей пищи – обжаривание мяса на вертеле (или без) на открытом огне (костер, зола, угли после костра, на раскаленных камнях в местах естественного выброса газа). В период появления первой посуды, вылепленной руками из сырой глины, затем высушенной, а позже обожженной в пламени костра (открытого обжига), человек, можно сказать, вступил в эру керамики и создал первый образец экологически чистой посуды. Она была примитивной по форме, но гениальной – как прорыв на пути технического прогресса. Благодаря керамике стало возможным изготовление стекла, стали, меди, бронзы, золота, серебра - одним словом всего, что плавилось при температуре выше 1000 С.

Обожженная глина (огнеупорная керамика) после обжига приобретает ряд очень важных качеств, которые особо необходимы посуде для приготовления твердой или жидкой пищи, кратковременного или долгосрочного (про запас) хранения

продуктов. Керамическая посуда издавна получила широкое распространение в Азербайджане. При раскопках в Баку, на территории Ичери-шехер найдены как целые, так и черепки самой различной посуды: кяса, маскура, пиалы, казаны, саджи, кувшины, вазы, тарелки, чаши, стаканы, треноги и многое другое, что относится к бытовой посуде. Датировка артефактов относится к XII – VI векам до н.э. Дешевизна исходного материала – глина (она есть практически в любом месте Баку), которую не нужно везти издалека, легкость обработки сырой массы (пластичность глины), знание основных приемов изготовления посуды (ручная лепка, так как ручной гончарный круг появился позже), знание принципа обжига – все это способствовало развитию гончарного ремесла как основного поставщика бытовой посуды.

Информация: с затонувших греческих галер (500 г. до н.э.) были подняты керамические сосуды. Когда их очистили от песка, ила, ракушек, которые за 2500 лет цементировались, и вскрыли кувшины, запечатанные пробкой и залитые воском, то оливковое масло за это время еще было пригодно в пищу. Керамика великолепно исполнила роль консервной банки. Таких примеров. Когда активная внешняя среда (соленая вода, давление)не смогла воздействовать на прочно запечатанный керамический контейнер, великое множество. Например, вино, самые различные масла (ореховое, оливковое, пальмовое, сливочное и т.д.), уксус винный и яблочный (сам по себе очень активен из-за кислоты), вода (с серебряными монетами внутри для лучшей сохранности), мясо отварное и прожаренное, набранное в кюпы слоями. Каждый слой заливался растопленным бараньим жиром курдюка – слой мяса, слой жира, и так до верха кувшина. Сверху заливался расплавленный воск, который быстро твердел и представлял собой ничто иное, как пробку – герметик.

Использование керамических кувшинов для хранения воды в жаркую погоду было очень практично. Для этих целей изготовлялась чуть пористая керамика, которая пропускала сквозь микроскопические поры часть влаги наружу, на внешнюю поверхность. Такой кувшин внешне выглядел как запотевший. Влага при контакте с жарким воздухом испарялась, тем самым, создавая невидимую для глаз тонкую оболочку по внешнему контуру кувшина – своего рода защитный экран, сохраняя жидкость (вода, вино, шербет, молоко) внутри кувшина прохладной. Здесь можно говорить о принципе термоса. Древние умельцы научились делать керамические черепки разной степени пористости и эти эмпирические (то есть достигнутые в процессе опыта), сведения дошли до настоящего времени.

 

Обжиг

Для каждого вида пищи (холодная или горячая) подбирались особые методы обработки керамических изделий до обжига (лощение, пропитка прозрачными или глухими глазурями).

Во время обжига также применялись особые приемы контроля и управления процессом обжига. Это была хорошо продуманная система вентиляционных отверстий, которой очень умело пользовались обжигальщики. Немаловажное значение имело очередность партий горючего материала, его состав: сосна, ель, можжевельник, дуб, осина и т.д. Воздушный состав обжиговой печи (окислительный, восстановительный) также регулировался вместе со скоростью обжига (быстрый, умеренный или долгий). Время выдержки изделий в печи при максимальной температуре, а также контроль и управление обжиговой печи один из ответственных моментов обжига и это проводил только опытный мастер. Краткий перечень операций гончара уже внушает уважение к этому древнему, и столь нужному по сей день ремеслу.

Опыт, мастерство, знания, накопленные за пять тысяч лет, позволяют изготавливать посуду как сверхтонкую (фарфор 0,5-0,8 мм), так и тяжелую (10 мм и более) – все зависит от того, для каких целей, как и где будет использована посуда.

Приготовление плоского хлеба (чурека, лаваша), кутабов (запеченных в плоскораскатанном тесте мяса, зелени или смешанных наполнителей) производилось на открытом огне, покрытом выпуклым щитом (саджем) из предварительно обожженной глины. Сначала медленно поднималась температура очага, а затем брызгами воды с мокрых рук, проверялась степень нагрева саджа. Если он (садж) был достаточно разогрет, начинался процесс приготовления чурека, лаваша, кутабов и пр. Мастерицы по шипению и скорости испарения капель, на слух, почти без ошибок определяют степень разогрева саджа. Проведя замеры саджа, у разных мастериц, можно сказать об идентичности температуры разогрева керамического щита. Он колеблется в пределах 300 – 350 градусов. Но и это зависит от толщины теста, начинки и времени года. Очаги устраиваются в защищенных от сквозного ветра местах, чтобы предотвратить неравномерность нагреваемого изделия – саджа. Мастерицы знают, что обдуваемый с одной стороны садж может треснуть и провалиться в очаг. Это происходит из - за разности линейного расширения керамического изделия.

Несколько иной принцип приготовления хлеба в закрытом объеме – тендире.

Тендиры бывают двух типов: утопленные в землю и наземные (чаще строят тендиры, утопленные в землю).

 

Тендиры, утопленные в землю

При этом варианте выкапывается яма глубиной 120-130 см., около 80-90 см. в диаметре. Затем сырцовыми кирпичиками из глины выкладывается пол и стены на жидком глиняном растворе. Размеры кирпичей нестандартны, это зависит от пластичности, состава исходного местного сырья, но в среднем это 7х10х20.

По ходу того, как поднимаются стены тендира, мастер обмазывает ее внутреннюю лицевую часть жидким раствором глины, стараясь замазать все щели между кладкой. В разрезе тендир представляет собой усеченный конус высотой около 1 метра с диаметром дна в 70-80 см и горловиной около 60 см, чтобы мастер мог вылезти наружу после окончания работ. Затем тендир оставляли на сушку. В зависимости от погодных условий, срок сушки мог длиться до 1,5-2 недель. Затем весь тендир осматривался, чтобы проверить результаты воздушной сушки на предмет выявления глубоких трещин в кладке, а если таковые замечались, то они заделывались глиной и замазывались жидким раствором глины (кондиция сметаны). Спустя пару дней после того, как высохли швы на заделке, тендир на одну треть заполняли хворостом и поджигали его. Процесс горения поддерживали все время, подкладывая более толстые сучья и ветки, заполняя внутренний объем тендира горючим материалом до двух третей. Огонь поддерживали до тех пор, пока тендир, построенный на основе сырцового кирпича, не превращался в огнеупорный, керамический. После остывания печи, расчистки от золы и углей, мастер визуально определял степень обжига печи по цвету керамики (цвет зависел от сорта местной глины и температуры обжига). Удовлетворенный результатом своей работы мастер «сдавал» печь-тендир заказчику для дальнейшей эксплуатации – выпечки плоского хлеба.

Процесс выпечки хлеба в тендирах несложен: разогревание печи до 700-800 С, затем охлаждение ее до 300 С и ударом-шлепком приклеивание теста к стенкам тендира. Изделия из непропеченного теста поворачивают к углям на дне тендира, сам чурек в это время вертикально (под углом) прислонен к стене тендира. За один разогрев тендира можно испечь 35-40 чуреков, затем печь, если надо, снова разогревают для новой партии хлеба. В процессе эксплуатации, трещины тендира заделываются жидкой глиной.

 

Наземные тендиры

По своему разрезу они также представляют собой усеченный конус тех же габаритов. Иногда для лучшего процесса горения внизу, на уровне дна оставляется отверстие для воздуха, оно также служит для очистки дна тендира от шлака, золы, углей. Но основная ее задача – это естественный захват воздуха извне, своего рода форсунка для увеличения температуры и скорости горения.

Наземные тендиры выстраивались аналогично земляным, но сверху основного каркаса стен обкладывалась толстая изоляция (земля, смешанная с жидкой глиной, песок). Этот «кожух» выполнял задачу амортизатора тепла и, своего рода, аккумулятора тепловой энергии тендира. По толщине кожух тендира в три раза толще основной стенки (соотношение 1:3, 1:3,5). Кроме того, кожух выполнял и защитную функцию – оберегал мастерицу-хлебопека от ожога о раскаленные стенки тендира.

Если говорить о вкусовых качествах хлеба, выпеченного в тендире, то никакой другой хлеб, испеченный в газовых и электропечах, не сравнится по вкусу с «тендирным». Открытый жар от углей, другая воздушная среда –дают неповторимый, вкусный запах свежеиспеченного хлеба, от которого даже если ты сыт, во рту выделяется слюна, и ты невольно тянешь руку к этому ароматному чуду, столь необходимому нам каждый день…

Глазурованная керамика лучше всего подходит для хранения активных по своей формуле веществ: соленья, маринады, уксусы, крепкие напитки (водка, коньяк, ром, бальзамы), а также для гигроскопичных (всасывающих влагу из воздуха) продуктов: соль, различные пряности, мука, пищевая сода, кофе, чай (сухой). Топленое сливочное масло, пиво, квас и сыр лучше хранить также в глазурованной керамике. Мед обязательно подлежит хранению в глазурованной керамике или в стеклянной посуде. Кстати, 2500 лет тому назад в Египте изготовляли глиняные (керамические) ульи. Мед из таких улей ценился очень высоко, так как к аромату меда не примешивались запахи несущих рамок из дерева.

Масло изготавливалось в деревянных или керамических маслобойках. Больше ценились керамические маслобойки, так как к молоку не «приставал» запах дерева, как это было в случае с деревянными маслобойками.

Первые ручные мельницы были из камня. Большое их количество и ныне используется в деревнях. Некоторым из них более 50 лет. Это я понял по разговорам пожилых женщин, которые помнили эти жернова с детства, а потом использовали после своего замужества. Но у этих каменных жерновов есть серьезные недостатки. Перетертое зерно часто вместе с кусочками камня попадало в тесто. Каменная, чаще всего известковая пыль смешивалась с мукой, что отнюдь не улучшало свойства муки – каменная «добавка» мешает хорошо «подняться» тесту, неприятно скрипит на зубах, а известь, поступаемая в желудок, вступает в реакцию с желудочным соком (3% раствор соляной кислоты), тем самым способствуя образованию газов, ощущению тяжести в желудке. Процесс переваривания пищи (первичная обработка поступивших в желудок продуктов) замедляется, и для продолжения процесса желудок начинает выделять дополнительный сок. Тем самым повышается кислотная среда желудка, что ведет к истончению стенки желудка, а в дальнейшем может спровоцировать образование язвочек, а позже и рубцов на стенках желудка. Этого можно избежать, если использовать керамические жернова, как в Древнем Египте. Та незначительная часть керамической пыли (шамота) от стираемых поверхностей, попавших в муку, не являются вредными для желудка. Шамот абсолютно инертен по своему составу и, не вступая ни в какие реакции на всем пути обработки пищи, свободно покидает пределы человеческого организма после завершения процесса обработки.

Для приготовления пищи, а точнее различных приправ, специй необходима ступка. Ступки бывают деревянные, каменные, металлические (сталь, железо, бронза, медь, реже золото, серебро), и керамические. Последнее – из-за вышеперечисленных – самое экологически чистое. Из-за дороговизны золотые и серебряные ступки не распространены, поэтому я их не рассматриваю.

Единственный недостаток керамической ступки – это ее беззащитность от сильного удара, от падения на твердую поверхность. Но все полезные свойства керамической ступы легко перекрывают этот недостаток.

Китайцы, корейцы, а затем и японцы с древних времен изготавливают керамические ложки, лучшие по своим свойствам, чем нержавеющие стальные или алюминиевые. Конечно, золотые, платиновые, серебряные лучше, но приобретение их накладно.

В селеньях вокруг Баку и в районах Азербайджана можно увидеть большие и малые, прямоугольной формы, выдолбленные из местного известняка корыта со сливным отверстием – давильни. В них насыпался собранный виноград, который давили ногами, добиваясь максимального выхода сока для приготовления самых различных напитков, в том числе вина. Контакт сока ягод винограда с поверхностью давильни, конечно, был, но непродолжительное время. Сок не успевал бродить, киснуть, а кислый сок активно вступает в реакцию с ракушечником – тем самым местным камнем-известняком. И как бы тщательно не мыли давильню после процесса давления, сок молодого винограда проникал в поры камня и, оставаясь там, начинал киснуть и разрушать известняк. Конечно, идеально походит для этих целей керамика, но таких образцов гончарного дела можно встретить довольно редко. На моей памяти их всего несколько: в Бузовнах, в углу двора дома Шекинских ханов, еще один можно было увидеть по дороге в Кубу на обочине дороги, проехав Дивичи. Его, видимо, использовали только как водосборник для скота, так как кругом было много следов копыт…

Из всего сказанного можно сделать вывод: хранить, готовить, и есть необходимо из керамической или стеклянной посуды. Можно использовать и золотую, платиновую, серебряную посуду – но это уже из области фантастики…


© Мамедов Мир-Теймур, 2006.




Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

Мамедов Мир-Теймур. "Профессия - строитель"

Пятница, 27 Января 2012 г. 22:36 + в цитатник

Мамедов Мир-Теймур. "Профессия - строитель"

 

Работа Мамедова М.-Т.Первое, что приходит на ум, прочитав эту строку - известные по многочисленным изображениям сооружения древности вплоть до наших дней. Это пирамиды в долине Нила

в Египте, каменные дольмены в Шотландии, Вавилонская Башня, Колизей, Акрополь, Великая Китайская стена, Пизанская Башня, Эйфелева Башня и, наконец, Девичья Башня в Баку.

Список этот можно продолжать без конца, но цель не в этом. Я не собираюсь давать описание, реестр всего, что создал человек на протяжении тысячелетий. Постараюсь на некоторых примерах проследить путь развития одного из древнейших ремесел - ремесла искусного строителя. Сейчас это ремесло подразделяется на 2 крыла: архитектор и строитель, а в древние и средние века это был один человек, одно лицо, совмещающее в себе черты рисовальщика и прораба. К сожалению, имена многих мастеров безвозвратно канули в Вечность, за исключением тех случаев, когда строитель оставлял именную надпись, памятный камень - автограф на сооружении, тем самым как бы говоря: - Это построил Я, и Я отвечаю за это!

Как часто в современные дни не хватает такой ответственности у сегодняшних архитекторов, строителей, каменщиков! Наши предки строили на века, используя примитивные орудия труда, мы же строим сроком пользования на 10-20 лет, используя все достижения современной строительной техники. Видно, дело не в том, чем строишь, а главное - как. С каким желанием, с какой ответственностью работаешь в своем ремесле, а значит, как, насколько уважаешь себя, свой труд. Этические, нравственные принципы, заложенные в каждой профессии, в каждом ремесле, если они достаточно высокие, позволяют мастеру достичь удивительных результатов в своем труде. Это понимали древние, это доказали они всем тем, что мы видим, чему не перестаем удивляться.

Не случайно нравственные принципы были заложены в виде кодекса того или иного цеха, гильдии ремесленников. Член гильдии, нарушивший кодекс, изгонялся из цеха, лишался своего рода документа - лицензии, а в некоторых случаях подвергался изгнанию из города. Не позавидуешь такому горемыке - ибо участь его была тяжела и без надежды на реабилитацию в своем родном городе. Казалось бы сурово, негуманно, жестоко…

А может, именно это и было гуманно - так как оберегало многих от ошибок, от лени, от разгильдяйства одного? Может, это рационально, а значит, разумно? Ибо цена просчета одного была слишком дорогой для многих, ни в чем не повиных людей, доверивших свою безопасность, а в некоторых случаях и жизнь человеку, который представлял ремесло, профессию. Такие предписания, кодексы, своды правил и наставлений дошли до нас благодаря археологическим изысканиям, проводившихся в разное время в разных странах. Благодаря им мы так информированы о культуре и искусстве Востока и Запада. Систематичесий подход в деле изучения и распространения в дальнейшем результатов работы ученых дал фактический материал для более поздних авторов.

Но таким вниманием была обделена Страна Огней. Неослабный интерес, который вызывал Азербайджан, носил чаще всего несистемный и редкий характер. Если сравнить количество экспедиций, работавших с 17-го по 20 век включительно в Египте, Греции, Китае, Японии – количество книг и сообщений, которые издавались почти 300 лет и были посвящены одним и тем же странам – то сравнение будет не в нашу пользу. Отличительным признаком этих стран было то, что государство, правительство всячески старались, чтобы узнать о прошлом своей страны. Поэтому создавались льготные условия для иностранных экспедиций и частных лиц. Так, Шлиман открыл Трою, хотя не представлял собой официальную, государственную экспедицию. Это один пример лояльного отношения к труду археолога – одиночки, а таких примеров можно привести больше. Это говорит о заинтересованности государства узнать больше о прошлом своей страны, используя при этом любую возможность.

Это поняли и проводят в жизнь бывшие колониальные страны Азии и Африки. Наверное, не будет открытием, если я скажу, что без изучения прошлого, сохранения его, а главное - без пропаганды культуры и искусства во всех проявлениях не может идти речь о стране, которая устремлена в будущее. Без Прошлого нет Настоящего. Без Настоящего нет Будущего. Надо использовать любую возможность, чтобы изучать, пропагандировать наши древние ремесла, искусства, обычаи, легенды – одним словом все то, что вызывает по праву глубокий интерес к истории нашей страны. Тем более, что поле деятельности для энтузиастов широкое. Главное – осознать это как цель государства и желание достичь этой цели. Наши потомки будут только благодарны нам, если мы сохраним то немногое, что еще можно уберечь, как память наших предков.

Как послание из тьмы веков, каменная летопись нашего народа. Это остатки древних каравансараев, крепостные стены, башни самых различных форм и назначений, и многое-многое, что нам оставили наши предки великолепные мастера – устады.

Планомерное изучение древних и средневековых городов и архитектурных памятников Азербайджана началось после 1945 года. Были определены цели, поставлены задачи и выработана программа исследований. Эти экспедиции сыграли большую роль в изучении культуры Азербайджана, открыли несколько новых страниц из прошлого.

В 1963 году был издан капитальный труд «Архитектура Азербайджана с древнейших времен до XIX века» - коллективный труд М. Усейнова, Л. Бретаницкого, А. Саламзаде. Архитектура, археология, этнография дают возможность разрешить существенные вопросы застройки городов прошлого, установить взаимосвязь явлений материальной культуры. В результате удается раскрыть приемы древнего ремесла, истоки и путь развития.

Строительное искусство Азербайджана насчитывает тысячи лет. Это подтверждают фактические материалы по всей территории нашей страны.

Первым жилищем человека до нашей эры были естественные пещеры. Таковы Азыхская недалеко от реки Араз, в Кубатлы, Кельбаджары, Лачине, Маразы. Притом в Маразы пещеры выдолблены в мягком известняке и состоят из нескольких помещений. Над входом прорублено несколько отверстий, видимо, для наблюдения или дополнительной вентиляции при заваленном входе. В Гобустане хорошо сохранились места обитания пещерного типа. Важно отметить, что входы в них с юга или с юго-востока. В эпоху верхнего палеолита люди хорошо знали свойства огня. В эту эпоху впервые встречаются искусственные жилища на открытых местах, которые были, наверное, охотничьими лагерями. По форме эти жилища сооружены в виде конуса – шалаша. Сверху покрывали шкурами зверей. По периметру были навалены крупные камни, видимо, для укрепления остова и фиксации края шкур. Располагались в защищенных от ветра местах. В самом центре шалаша располагался очаг, обложенный камнями. Для выхода дыма вверху имелось отверстие. Это были древнейшие формы искусственного сооружения и были первым шагом к устройству жилища.

Еще точно не установлены те далекие времена, когда древний человек приспособился передвигать большие камни, примитивно их обрабатывать и возводить простейшие сооружения – устанавливать пограничные камни, камни-маяки, менгиры. Менгиры предназначались, видимо, для культовых целей. Встречаются дольмены – погребальные, мемориальные сооружения более сложного типа, с перекрытиями на опорах. Дольмены – это более поздний период, их стали возводить позже менгиров. Такой тип дольменов широко известен по всему миру как «Дольмены Стоунхеджа» - многотонные, грубоотесанные валуны из твердых пород камня. Существует много версий об их назначении, порой самые фантастические. Но время покажет, кто был прав, выдвигая ту или иную версию.…К этим мегалитам относятся и дольмены в районе Талышских гор, обнаруженные Жаном де Морганом, у селения Ходжалы - их подробно описал Я.И. Гуммель.

В период ранней бронзы жилые и хозяйственные постройки чаще круглой формы, хотя встречаются и прямоугольные в плане сооружения. Материал - сырцовый кирпич и глинобит. Этот материал применялся при строительстве Вавилона в 4500 г до нашей эры. Но он был недолговечен, боялся резких перепадов температуры, дождя, снега. Размокая – разрушался, что лишний раз подтверждают развалины Вавилона, состоящие из груд щебня и глины. Употребление необожженных сырцовых кирпичей в Месопотамии и Египте относится к самым отдаленным временам и всегда количественно преобладает в этих странах. Этот способ постройки распространился потом на Персию, Сирию и страны Средиземного моря. Взаимная связь сырцовых кирпичей достигалась употреблением глинистого ила, а в Месопотамии иногда и смолы; кроме того, стены скреплялись продольными деревянными брусьями. Материалом для обделки отверстий в постройках из сырцовых кирпичей, как и для приготовления стоек и колонн, долгое время оставалось дерево, в позднейшее время замененное камнем. В принципе, почти без изменений также готовят сырцовый кирпич в районах Азербайджана. Роют яму в земле, заполняют водой и забрасывают в нее куски сухой глины. После размачивания глину месят ногами, добавляя солому. Потом набивают в деревянные формы. После извлечения подвяленный кирпич высушивается на солнце. Вполне естественно, что говорить о долговечности такого строительного материала не приходится. Сейчас он идет в основном на второстепенные постройки иногда временного характера, как хлев, ограждения, перегородки и т.д. хотя в некоторых районах и встречаются жилые дома, построенные из сырцового кирпича. Размеры таких кирпичей колеблются в пределах 10х12х36, 15х20х30 см. В виде связующего раствора применяют смесь жидкой глины с соломой.

Работа Мамедова М.-Т.Интересными сооружениями являются циклопические постройки в Нахичевани и в нагорьях Малого Кавказа, относящиеся к 2000 г до нашей эры. Они сооружены из каменных глыб, хорошо пригнанных друг к другу, без раствора. В крепости Башнорашен черные камни кладки тщательно отполированы, что является довольно редким приемом обработки поверхности в то время. Большинство таких построек могли служить защитой для людей и загоняемого внутрь скота. Не исключено, что некоторые из них являются культовыми или чисто крепостными сооружениями. Некоторые из них имеют возраст 7000 лет до нашей эры. Среди них встречаются колонны, стены с гравированными рисунками людей, сцен охоты и различных животных.

В Индии найден алтарь огня – своеобразное сооружение на ступенчатом стилобате. Это единственный известный вид культового сооружения. В Азербайджане алтарь огня найден в с. Говуран Ленкорани. Другие постройки времен Ахеменидов (1558-330 гг до н.э.) несут на себе отпечаток дворцового стиля. В гробницах, обнаруженных рядом с Гянджой, найдены римские монеты с датой 1000 лет до нашей эры. Отмечу, что здесь сырцовые кирпичи иного размера: 12х40х40, 15х40х40 см охристого и серого цвета с добавкой в массу соломы.

Позже, в эпоху железа, большое распространение получили «карадамы». Конструкция довольно простая: на опорные столбы ставится перекрытие, образующее ступенчатый свод с отверстием вверху для освещения и выхода дыма. Поверх перекрытия укладывали сплошной настил из дощатой опалубки или камыша. Затем шла земляная насыпь с утрамбовкой. Карадамы, в основном, врезались в склоны местности и в них сохранились еще грунтовые стены и пол.

В период с IV по VIII век возникают города Дербент, Шемаха, Оренкала, Кабала, Халхал, Нахичевань, Шеки, Шамкир, Гянджа и ряд других более мелких городов. С V века крупнейшим городом Сасанидского Азербайджана является Барда. Ее значение велико, т.к. она стоит на караванном пути в Грузию, Армению и в славянские земли.

В этот период строились мощные башни, укрепленные города – крепости. Период с IV по VIII век ознаменовался ростом самых различных ремесел в связи с появлением новых материалов, как шелка, керамики, стекла, изделий из металла и новых методов их обработки – все это способствовало росту ремесленных цехов, развитием навыков и опыта.

Усложняются типы построек, возникает необходимость в мастерах-профессионалах. V - VII века отмечены строительством длинных оборонных стен, типа Великой Китайской Стены. Самая длинная была в 120 км и укреплена в наиболее ответственных местах башнями, круглыми и квадратными, с толщиной стен до 10 метров. Таковы остатки крепостных стен у реки Гильгильчай и у горы Бешбармак. Крепость у горы Бешбармак сложена из керамических кирпичей. В городах строятся водохранилища (овданы), водопроводы и канализация с применением обожженной глины – керамики. Вообще керамика занимает ведущее место среди ремесел, так как область ее применения очень широка и спрос велик.

Мастера самых разных ремесел приглашаются в другие страны. В яркой поэтической форме великий Низами описывает судьбу «устада» - зодчего экстра-класса Симнара, убитого заказчиком после завершения стройки, дабы не была повторена эта красота для других. Такая жестокость была в ходу не только у нас в Азербайджане, но и в западно - европейских странах. Там, вплоть до 18 века, ученые, алхимики и другие выдающиеся мастера своего дела кончали свои дни в темницах высокопоставленных и коронованных особ. Такова была смерть Германа Зегера в 1893 году в Германии. Этот ученый, так много сделавший в керамике, разработавший научный подход в этом древнем искусстве, человек, который ввел новые формулы глазури – он умер, так и не увидев свободу в каменном «золотом» мешке. И таких, как Зегер, Симнар, были десятки. Секреты их мастерства, опыт были причиной их несчастий. Почти все могущественные владыки не жалели средств для подкупа, шантажа в достижении своей цели – заполучить « устада ». Достигнув вершин мастерства в своем ремесле – мастер опасался за свою жизнь и стремился приобрести влиятельного патрона. Так происходило и в 14-16 веках, объединенных общим названием как эпоха Возрождения. Та самая эпоха, которая дала миру великих философов – гуманистов.

История в этом постоянна. Наряду с взлетами человеческой мысли, ума и рук, мирно существовал и другой, теневой мир. Мир, где убивали, крали, переманивали превосходных мастеров. Мир, где любые грязные приемы для достижения цели были оправданы и считались естественными для « рыцарей плаща и кинжала ».

Утверждение новой религии – ислама, существенно изменившей мировоззрение общества, определило новое направление во всех сферах человеческой деятельности. Наше представление о памятниках периода 9-11 веков чаще всего опирается на описания средневековых историков, географов, путешественников. В Азербайджане для нужд новой религии приспосабливались культовые сооружения других религий. Такова Джума-мечеть в Шемахе, мечеть в Ахсу и селе Сюнди, возведенные на месте древних арабских культовых сооружений. Они относятся к VIII веку. Это представители Ширванской группы памятников.

Необходимо отметить, что купольные сооружения имели широкое распространение еще до нашествия арабов. Мечеть в сел. Сюнди построена в 920-921 годах. Арабские летописи упоминают о многочисленных сооружениях в Бейлакане, Барде, Дербенте, Ардебиле, Мараге, Урмии, Шемахе, Шамкире, Шаберане, Гяндже, Кабале, Нахичеване, Тебризе и т.д., особо отмечая г. Баку. Город, в основном, состоял из трех частей: укрепленная цитадель-крепость, собственно город «шахристан» и торгово-ремесленная часть. Город был защищен крепостными стенами в 2-3 ряда и рвами, которые могли достигать глубины до 20 метров. Через каждые 20-25 метров крепостная стена была укреплена башнями с зубцами, как и вся стена в целом. Стены сложены методом бутовой кладки с толщиной снизу доверху соответственно от 8 до 3 метров. Конечно, стандарта не было, т.к. разный материал, способ кладки, расположение и много других причин влияли на строительство. Иногда стены выкладывали из обожженых кирпичей квадратной формы.

В особую группу выделяются мастера, которые строили мосты. Они были так многочисленны и построены с таким мастерством, что даже развалины мостов заставляют нас восхищаться умением наших предков. Таков Худаферинский мост длиной 120 метров при ширине 4 метра. Он был построен в 636 году, и возведен Бакром, сыном Абд-Аллаха.

Строятся многочисленные каравансараи на транзитных международных магистралях торговых караванов. Чаще всего они строились как крепости. Такова цитадель – постоялый двор в сел. Юхары Аскипара. Этот каравансарай был окружен двойной стеной, с шириной между ними в 12 м. Первая стена высотой около 2-3 м, вторая еще выше. Площадь каравансарая 2,5 га. Через каждые 25 м расположены башни, полукруглые в плане с радиусом 9 м. башни сообщались между собой подземными ходами. Интерьеры богато расписаны фресками.

Исторические события XIII - XIV веков, монгольское нашествие с оккупацией многих городов сильно повлияли на развитие городов. Было разорено много цветущих городов, имеющих важное стратегическое значение для Азербайджана, как Нахичевань, Бейлакан, Гянджа, Барда. Наступили годы экономического спада, уничтожения многих ремесел. Азербайджан на долгие годы, вплоть до конца XIII века, был отброшен назад в своем развитии. Почти вся территория Азербайджана, кроме Ширвана, находилась под управлением монголов почти до XIV века (1290 г). Ширваншах сохранил свой престол, став вассалом монголов. Столетняя война между ханами Золотой Орды и Хулагундами (Ильханами) нанесла большой ущерб стране, особенно Ширвану. Вплоть до середины (1350 г) XIV века Азербайджан оставался в руках Ильханов.

В это же время усиливается движение местных феодалов против иноземцев. Но в то же время разгорается братоубийственная междуусобная война. Азербайджан окунулся с головой в войну. «Когда говорят пушки – музы молчат» – эта пословица была актуальна в это время. Почти все ремесла зачахли.

Работа Мамедова М.-Т.В XIV веке Ширван с помощью огромного выкупа получает относительную свободу. Шейх Ибрагим создает условия для восстановительных и строительных работ. Это совпадает с политикой ширваншаха Халилуллы (1417-1462 гг.). Такую же политику продолжает его сын Фаррух-Яссара (1462-1501.) В строительстве развиваются два основных направления: нахичеванский и ширвано-апшеронский. Внешний фасад зданий богато украшается резьбой по камню. Высоких результатов достигают резчики по камню, каменотесы, керамисты – все, кто были задействованы при строительстве зданий. Начинают оживать и другие ремесла…

Наиболее оживленными частями города были торговые и ремесленные кварталы с их мастерскими, лавками и базарами – своеобразными центрами общественной жизни того времени. Обычно ремесленники жили в различных, разделенных стенами кварталах – «махалле». Махалле, занятые разными ремесленниками, делилисьв свою очередь на несколько частей – «джерге», в каждой из которых были мастера одного ремесла.

Ариф Ардабили, знаменитый поэт XIV века, описывая подробно Баку, особенно подчеркивает роль каменотесов. В поэме «Фархад-наме» это звучит как своеобразный гимн их труду. Заканчивая этот краткий обзор, нельзя не упомянуть о Девичьей Башне в Баку. Высотой в 28 метров, с толщиной стен внизу 5 метров, а вверху 4 метра, Башня имеет 8 ярусов, где одновременно могут укрыться 200 человек. В толще стен пробит колодец для снабжения питьевой водой. На внешней поверхности выложены горизонтальные камнеморы, которые кончаются у нижнего объема Башни. Предполагают различные даты строительства Башни (9-12 века), но есть и более смелые версии. Мнения о назначении Девичьей Башни довольно противоположные, но все специалисты сходятся в одном: такой Башни, такого аналога в истории строительного искусства в мире нет.

Уже одна Девичья Башня в Баку заставляет нас гордиться тем, чего достигли наши предки, каких высот может достичь человек, если он влюбленный в свое дело МАСТЕР.

«УСТАД» - по азербайджански.


© Мамедов Мир-Теймур, 1999.

 


Мамедов Мир-Теймур. "Носители информации"

Пятница, 27 Января 2012 г. 22:24 + в цитатник

Мамедов Мир-Теймур. "Носители информации"

 

В первую очередь к носителям информации относится все то, что хранит, посредством или при содействии которых передается или востребывается информация. Начиная с древнейших времен первое прикосновение руки к чему-либо: камень, дерево, глина, а позже, металлы, папирус, пергамент несло информацию. Бумага, шелк, позже телеграф (азбука Морзе), кино, радио, телевидение, а с развитием технической мысли человека–электронно–вычислительные машины, персональные компьютеры, световоды, лазер и многое другое, чем может гордиться современный мир – все это носители информации, Но есть и другие, не менее важные для человека. Сейчас они меньше используются, но от этого не потеряли свое значение в истории развития источников, инструментов, адресатов информации, короче – носителей информации.

К такого рода носителям относятся: костры (передача информации посредством огня), дым, выполняющий эту же функцию днем или при условиях, когда источник (получатель) информации находится вне пределов прямой видимости, морской телеграф (передачи информации при помощи сигнальных флажков, специального прожектора ночью), сигнальных ракет, звуковых сигналов.

Кстати о звуковых сигналах: в Болгарии, в горах Югославии, в горных районах Турции и Азербайджана существовал своего рода язык свиста. Таким образом, передавалась информация о важных событиях. Особого рода свист при помощи двух или трех пальцев мог донести короткие предложения – символы, но главное то, что вплоть до XX века этим языком – свистом пользовались и, он выполнял свою роль носителя информации.

«Китаби Деде Горкуд» описывает сигнальную систему костров. У древних огузских племен был обычай: Один костер означал состояние бдения – неусыпного внимания сторожей на форпостах, два костра – тревога, три созыв на «курултай» (сбор для родственных и дружественных племен) для обсуждения важных вопросов (выработка стратегии, тактики на ближайшее время, передача власти, свадьбы элиты).

Если была опасность, то на высоких вершинах гор зажигались двойные костры. Это было сигналом тревоги, знаком того, что настала пора забыть суету, чтобы враг не прошел, не затоптал наши земли, не сжег наши дома. Чтобы не убивали младенцев в колыбели, не насиловали матерей, сестер и дочерей, и дым от двойных костров стелился от вершины к вершине, огонь ярко светил в ночи и звал, поднимал наших предков на защиту своего дома, своего племени, своей земли…

Еще одним древним носителем информации являлись всевозможные приспособления, инструменты, а чаще всего природные объекты, обладающие способностью издавать звук. К ним относятся старые дуплистые деревья крепких (плотных) пород древесины. При ударах по различным частям дерева деревянной колотушкой извлекался звук разных тонов (в основном низкий регистр). Выдолбленные из дерева полые цилиндры, обтянутые кожей животных (как сухопутных, так и морских) также были прекрасным инструментом для передачи информации на большие расстояния (при 20 С скорость звука равна 343,1 м./сек., а при повышении температуры воздуха на 1o С скорость звука увеличивается на 0,59 м./сек.). Самые различные модификации ударных инструментов (тамтамов) и сегодня в ходу среди африканских племен, правда, большей частью как элемент экзотики для туристов. К этому же ряду носителей информации (инструментов) относятся самые различные духовые инструменты: дудки, трубы, свирели, свистульки и т. д. Все они успешно выполняют функцию передачи информации (закодированной, условно принятой) на близкие и далекие расстояния. В воде скорость звука при 20.С равна 1483 м./сек., в морской воде чуть быстрее 1490 м./сек. Морские существа основную информацию получают благодаря скорости распространения звука в воде (почти в 5 раз быстрее, чем на суше).

Постукиванием под водой зажатыми в руках «голышами» (обточенными прибоем кусками изверженных пород: базальта, гранита и т. д.) жители островов Океании могли передавать лаконичные сообщения на соседний остров, вне пределов видимости. Такую же роль инструмента для извлечения звука играет «музыкальный» камень – бубен в Гобустане. В 60 км. от Баку, в заповеднике «Гобустан» сохранился комплекс памятников глубокой древности. Здесь находятся и отчетливо прослеживаются остатки доисторического кромлеха, здесь же можно увидеть и каменную плиту с лаконичной латинской подписью, оставленной римским легионером императора Доминицианом в I веке нашей эры. Недалеко находится и «Гавалдаш» – оригинальный камень – бубен. Постукиванием по установленной плашмя огромной плите известняка из нее можно извлечь ритмически четкие музыкальные мотивы. Диапазон звуков исходящих от «Гавалдаш», очень широк и разнообразен – все зависит от уровня «ударника» – музыкального слуха, ритмичного таланта. Надо отметить, что в разное время года «Гавалдаш» звучит по-разному, это можно объяснить влажностью воздуха и самого камня – бубна. И конечно нельзя не упомянуть о главной достопримечательности Гобустана: огромные каменные глыбы – Беюкдаш, Кичикдаш и Джингирлы сохранили несколько тысяч пиктограмм – вырезанных в камне наскальных изображений. Эти рисунки охватывают чрезвычайно разнообразный круг сюжетов. Много изображений животных, охотников, пляшущих в хороводе людей, лодок с гребцами, солярных знаков, свастик и многое другое, что вызывает серьезные дискуссии в научной среде ученых не только в Азербайджане, но и далеко за пределами республики. И это тоже носитель информации, своего рода послание из такого далекого Вчера – человека из палеолита.

Сделай читатель 7777 шагов, и ты придешь на место свидания, в обитель окаменевшего Времени, где каждый из 700 каменных экспонатов явит перед тобой информацию, возраст которой десятки тысяч лет… («хронологически рисунки охватывают период от раннего мезолита до позднего мезолита и неолита». Археологический словарь У.Брей, Д.Трамп перевод с английского М.Прогресс 1990 г. стр.114).

Наряду с камнем, носителем информации были: кость, глина, кора деревьев (береста) – одним словом все то, на чем можно было процарапать, выскоблить рисунок или знак, отчеканить какой-то символ. К носителям информации относятся веревочное письмо (узелковое письмо), простые и сложные татуировки на коже человека и животных (клеймение), а также все то, что несет в себе информацию – ДНК (своего рода программа памяти), все четыре стихии по Аристотелю: огонь, вода, земля и воздух (физический и химический состав) – одним словом все то, что несет в себе информацию (хранит ее как отпечаток ноги в сырой глине или как детеныш мамонта «законсервированный» в лед с доисторических времен, получивший имя «мамонтенок Дима»), что служит для передачи информации (естественные и искусственные материалы или агрегаты) и что является передающим средством информации (от древних времен до радио, кино, телевидения, жестких дисков, пластинок для патефона наших бабушек, до лазерных устройств – генераторов и многое другое.

 

 
 


© Мамедов Мир-Теймур, 2006.

 


Мамедов Мир-Теймур. "Караван-сараи"

Пятница, 27 Января 2012 г. 22:20 + в цитатник

Мамедов Мир-Теймур. "Караван-сараи"

 

 

 

Дом - как жилище человека, его семьи - понятие древнее. Чуть позже появилась необходимость принимать гостей в специально выделенных для этих целей помещениях. С развитием торговли, экономических связей возникла острая необходимость в строительстве гостевых домов, специально предназначенных для путников, торговцев, с помещениями для вьючных и тягловых животных. Так возникает институт каравансараев, ставший основой и образцом для постоялых дворов Евразии и Запада. Функции караван-сараев были многообразны. Первая обязанность была приютить, дать возможность отдыха путешественникам. Так что в основе такого разветвленного современного предпринимательства, каким является гостиничный бизнес, заложены принципы древних постоялых дворов Востока - как в архитектуре, так и в организации гостиничного дела.

Основные караван-сараи строились на расстоянии дневного перехода, что составляло отдаленность одного от другого 80-100 км. В составе каравана, кроме верблюдов, могли находиться и другие вьючные животные – мулы, ослы, лошади. Если караван состоял преимущественно из верблюдов, то такой караван именовался верблюжьим (деве - карваны). Отсюда и два названия: для смешанных - «карван», а для верблюжьих «деве – карваны».

Большей частью караваны охранялись. Существовало несколько систем охраны:

•  Постоянная охрана, принадлежащая лично главе каравана – «караванбаши». Она была постоянно при нем и сопровождала его караван до конечного пункта назначения. Оплату своего труда охрана получала в виде заранее оговоренной с хозяином суммы или как процент от платы владельца груза.

•  Охрана нанималась временно и только хозяином груза. Расчет производился в конечном пункте назначения.

•  Охрана нанималась совместно, т.е. по договоренности - сумма оплаты за охрану каравана и груза делилась между хозяином каравана и хозяином груза.

•  Охрана, как военизированное подразделение со своим командиром, сама нанималась (предлагала свои услуги) главе каравана или к хозяину груза.

•  Охрана каравана на пути следования (маршрут обязательно оговаривался) могла осуществляться раздельно: т.е. от первого караван-сарая до второго, от второго до третьего, и т.д. Здесь охранные функции брали на себя караван-сараи со своими военными отрядами.

Рисунок М.-Т. МамедоваВ этом случае институт караван-сарая приобретал еще одно преимущество, выступая в роли не только гостевого дома, но, являясь по сути, объектом–гарантом на караванном пути. Сейчас трудно сказать, какое количество караван-сараев обладало функцией охранного предприятия вне своих стен, прежде всего потому, что на Востоке, а в Азербайджане в частности, устный договор, скрепленный процедурой «ударить по рукам» договаривающихся сторон, был равнозначен закону, который нельзя было нарушить. При заключении такой сделки чаще всего присутствовал третий – «шаид» (свидетель). Свидетелем мог быть человек, который был знаком обеим сторонам и не внушал подозрений. При заключении сделки могли присутствовать два, три и более « шаидов », но могло быть и так, что сделка заключалась «с глазу на глаз» - наедине, без свидетелей. В этом случае гарантом сделки выступала священная книга – Коран. Клятва именем Бога, Кораном и Пророком, являлась законным совершением обряда сделки (шэрт).

Только в Баку до XV века было 28 караван-сараев, от которых 9 осталось к 19 веку. В этих первых «гостиницах» размещалось более 200 лавок, торгующих самой разнообразной продукцией: от сельскохозяйственной и до изделий ручного труда. Каждый желающий мог отовариться разным товаром, не покидая стен караван-сарая. В караван-сарае заключались сделки как на малую партию товара, так и на крупную – оптовая купля – продажа.

Караван-сарай мог выполнять функции хранения товара до востребования, выступал посредником для отправки письменных или устных сообщений адресату на пройденном участке пути, т.е. назад по караванному пути или в другой караван-сарай на другой дороге.

Помимо функций чисто торговых, посреднических, почтовых, хранения имущества, предоставления вооруженной охраны для каравана, этот приют для странников выполнял важную роль клуба, источника и обмена информации, предоставлял услуги менял – т.е. обменных пунктов денег, что было немаловажно при интенсивном движении на караванных дорогах. Можно сказать, что весь Азербайджан с севера на юг и с востока на запад был испещрен караванными дорогами и, естественно, был насыщен караван-сараями, как на самих караванных путях, так и в центрах: городах, селах. Большое количество караван-сараев сосредоточивалось в крупных городах-крепостях: Баку, Дербент, Шемаха, Гянджа, Шамкир, Тауз, Шуша, Ханкенди, Нахичевань, Тебриз, Ардебиль, и др. В городских караван-сараях выделялись особые помещения для заключения финансово-экономических сделок. Иногда в городах караван-сараи на первом этаже имели лавки – ячейки, своего рода «растворы», которые сохранились в чуть видоизмененном виде в Ичери-шехер (Крепость). Они играли роль самостоятельных магазинов, торгующих на основе мелкооптовой продажи и в розницу. (Сегодня этот принцип реставрирован в некоторых кварталах Баку, а именно: в районе железнодорожного вокзала и чуть выше на Большой Завокзальной улице, ряд лавчонок по дороге на Шихово, ряд мелких магазинчиков на бывшей улице Фабрициуса, на проспекте Нефтяников, построенных как типичные караван-сараи в городе).

При караван-сараях существовал ряд ремесленников, труд которых был необходим для обслуживания каравана: кузнецы, мастера упряжи, кожаных ремней и седел, портные, мастера по ремонту и плетению новых мешков, корзин из камыша, ивы, соломки – «зембил тохуянлар». В некоторых караван-сараях был свой знахарь – «тюркю чары» и лекарь, совмещающий функции дантиста, уролога, хирурга, травматолога.

Археологические раскопки на территории старых караван-сараев обнаружили в некоторых из них отдельные комнаты для молитвы – «намаза», со всем необходимыми принадлежностями.

Разрез стены караван-сараяКараван-сараи XII – XIV веков, построенные на дорогах вне городских крепостных стен строились как маленькие оборонительные замки. С внешней стороны они имели один вход, который закрывался толстыми (до 8 см) деревянными створками ворот. Двери чаще всего были укреплены коваными железными полосами толщиной до 7 мм. Некоторые двери могли быть покрыты сплошь железными, медными или бронзовыми листами металла, что могли себе позволить только дорогие караван-сараи. В плане караван-сараи чаще всего простые – прямоугольные. В редких случаях планы бывают сложные, но это нетипично. Высота помещений до 4 метров (до вершины свода) внутри и до 6 метров снаружи. Глухую шестиметровую стену нападающим нельзя было взять с наскока, а если учесть, что крыша всех помещений была на одном уровне, то защитники такой маленькой крепости могли успешно противостоять значительным силам атакующих. По всему периметру стен караван-сарая был выстроен парапет высотой 70-90 см, который также помогал защитникам укрываться от стрел противника. Иногда караван-сарай имел одно 2-хэтажное здание, чаще всего над центральными воротами (Караван-сарай в Сангачалах, 1439-1440 гг.), чаще караван-сараи были одноэтажны. Встречаются и караван-сараи 2-х этажные и чаще они расположены в черте города, за крепостными стенами (караван-сараи в Ичери Шехер).

При строительстве караван-сараев применялся известняк – местный камень, так любимый мастерами Азербайджана. Это и не удивительно, так как известняк по своим качествам является прекрасным материалом как для грубых строительных работ (фундамент, закладка основных стен), так и для тонких, ювелирных работ резчиков по камню (облицовочные камни с рельефными орнаментальными рисунками, с надписями, с рисунками). Перечислять примеры, образцы высокого искусства резчиков по камню– устадов (даш устадлары) – тема отдельной книги - весь Ичери Шехер и Баку в целом насыщены образцами прекрасных работ на порталах дверей, проемах окон, карнизов, капителей, пилястров и несущих колонн, арок, ниш, сводов и фасадов зданий в целом.

Известняк прекрасно пилится вручную. Он пористый и поэтому хорошо «держит» раствор и крепко связывается между собой. Пористость известняка (а он может быть самым различным: от 2-3 до 10-15 мм) является хорошим свойством с точки зрения санитарно – гигиенических норм. Известно, что воздух плохой проводник тепла. В капсулах известняка огромное количество воздушных ячеек, что хорошо сохраняет тепло – комната не остывает, не теряет тепла очага и не пропускает холодный воздух извне. Известняк не пропитывается водой, так как не является монолитным материалом.

При возведении стен использовались два варианта кладки:

•  «Глухая» кладка – сплошь из камня-известняка, распиленого на определенные модули.

•  Бутовая кладка, внешняя и внутренняя стена из модульных элементов камня-известняка, а пространство между стенами заполнялось разным строительным материалом на растворе.

Для заполнения объема между двумя вертикалями стен в ход шло все: остатки пиленых камней, гравий, щебень, битый кирпич, речной или морской камень (базальт, гранит, и т.п.). По мере поднятия стен –внутренний объем заполнялся бутом: нестандартным строительным материалом. Толщина стен в этом случае могла достигать 2-х метров. Если стены воздвигались из стандартного пиленого камня, то толщина стен была в среднем около 1 метра.

В строительстве караван-сараев применялись и другие материалы – от мелких камней из вулканических пород (гранит, базальт, липарит, дацит, диорит, андезит, габбро), которых в достаточном количестве в руслах рек, до различных пород известняка, В горах Азербайджана насчитывается несколько тысяч малых рек, дно которых выстлано огромным количеством речного камня (чай-дашы) самых различных форм и веса.

Примерами использования в архитектуре жилых зданий речного камня могут служить многие города Азербайджана (Ахсу, Гянджа, Барда, Ханкенди, Шуша, Шеки, Закаталы, Шемаха и др.), но в Баку и на Апшероне речной камень почти не использовался.

Рисунок М.-Т. МамедоваПо мере использования « чай-дашы» , накопления опыта работы с таким материалом, создавалась оригинальная школа мастеров. Если учесть, что речной камень очень прочен, так как состоит из магматической породы, то и работа с ним требовала специальных навыков и знаний об его особенностях.

Мастеров по обработке « чай-дашы» в ысшей квалификации именовали «чай-дашы устадлары». Они знали где, в каком месте, надо начать колоть огромный валун, где у этого «крепыша» слабое место, куда «уйдет» трещина. Наряду с малыми камнями употреблялись при кладке и такие колотые куски или пластины.

После возведения стен, помещения перекрывались либо деревянными балками, с последующим накатом глинопесчаной смеси, либо сводами из камня, а в более поздние времена (XIV – XVI века) перекрывались сводами из обожженного кирпича. Технология керамики была известна с древних времен, а глина была повсеместно в огромном количестве. Применение кирпича из обожженной глины при облицовке фасадов давало прекрасный декоративный эффект. Эффект усиливался, если применяли поливной, т.е. глазурованный кирпич 3-4 цветов (черный, бирюзовый, зеленый, желтый, белый, коричневый, фиолетовый, красный). Глазури окрашивались солями металлов, измельченными в порошок минералами. Чаще всего обожженный кирпич применялся в южных районах Азербайджана. Особый прочный раствор, который применялся при кладке, как связующий материал, назывался «хорасан». Он состоял из гажи, известкового раствора с примесью обожженного кирпича. Иногда в гажевой раствор добавляли древесный уголь. Известь добавлялась молотой, негашеной. Такой связующий раствор был очень пластичен, долго схватывался и был очень прочен после высыхания. Пластичность растворного теста была немаловажным фактором для сейсмоустойчивости строения. Современные лабораторные исследования такого раствора – гажи дали результаты, выходящие за пределы качества средних цементов. Известь подбирали жирную, песок - из горных рек. Такой песок был особенно чист. Если делалась подготовка к росписи стены, то к штукатурке добавлялась ячменная мука. Раствор, готовившийся на основе глины, назывался «мохра».

В сейсмически активных районах Азербайджана мастера применяли деревянные балки при кладке стен, чтобы увеличить сейсмостойкость здания, и этот прием именовался в народе «зялзяля куршагы» - пояс землетрясения. Такая обвязка здания была действенной мерой и широко применялась при строительстве зданий. Эти пояса – обвязки почти везде присутствуют в стенах старых зданий XVIII – XIX веков в Ичери Шехер, правда, количество таких старых домов уменьшается в Крепости с каждым годом.

Значение караван-сараев в период средневековья определяется уже их числом, так, в Тебризе их было около 200. Но уже в конце XIX – начале XX века караван-сараи стали терять свое историческое предназначение – на смену им пришли отдельно выстроенные доходные дома – гостиницы.

Предприимчивые азербайджанцы, имеющие свободный капитал, вкладывали деньги в строительство гостиниц с помпезными названиями - «Италия», «Метрополь», «Империал», «Националь», построенная в 1913 году (арх. И.К. Плошко) гостиница «Новая Европа». Но это уже другая история…


Фотографии караван-сарая

 

 
 
 
 


© Мир-Теймур Ибрагим Оглы Мамедов, 2006.

 


Мамедов Мир-Теймур. "Пешком в IX век". Серия статей о г.Баку

Пятница, 27 Января 2012 г. 22:16 + в цитатник

Мамедов Мир-Теймур. "Пешком в IX век". Серия статей о г.Баку

 

Мамедов М.-T. Девичья башня. РисунокВойдя в Девичью Башню, мы с трудом поднялись до III уровня, , рискуя жизнью, с акробатической ловкостью забрались по торчащим из стен каменным выступам до маленького входа в стене Башни. Высота арочного проема чуть выше 160 см. Пройти в эту арку может один человек. Самое главное, не смотреть вниз, в темную пропасть, еле освещенную скупым и мерцающим светом малочисленных «чырагов» - светильников. Там, , за спиной остались 10 метров каменной пропасти. Не дай Бог, если поскользнется нога на каменном узком выступе или сорвется рука с бронзовых колец, вбитых над выступами. Тогда все – конец. Быстрый полет и смерть там, внизу, на каменном дне этой Башни. Наконец, мы добрались до этого хода. Он вырублен в шестиметровой толще стен. Отсюда начинается внутренний ход. Каменные ступени бесконечной спиралью ведут нас вверх. Они нестандартны, выше обычных ступеней. Высота этих ступеней не случайна. Они сбивают темп подъема, заставляют все время смотреть под ноги. А если к этому добавить почти полную темноту, скудно разбавленную маленькими язычками фитилей « чырагов » - то можно себе представить, как трудно было подниматься по этим каменным ступеням вверх, в неизвестность.

Неожиданно ступени кончились. Мы на маленькой площадке, такой маленькой, что 2 человека с с трудом могут разминуться. С этой площадки можно попасть в маленькую круглую залу. Она освещена факелами, которые воткнуты в бронзовые держатели. Их не так много, но их свет позволяет увидеть группу вооруженных людей. На некоторых одеты бронзовые и железные кольчуги. Те двое в углу аккуратно снимают свои шлемы с наушниками. Если вглядеться, то видно, что наушники из толстой кожи с нашитыми на основу железными полукругами, напоминающими полумесяц, видимо предназначенные для защиты от скользящего удара сабли в боковую область шеи. Нас не замечают.Эти воины заняты собой и своим вооружением. Наверное, одна смена собирается сменить на посту своих товарищей там, перед входом. Когда мы поднимались, они были совсем незаметны на своем посту, сливаясь полностью со стеной. Можно только удивляться стойкости и терпению этих воинов. Стоять на маленькой площадке, где с трудом умещается один человек в полном вооружении, почти без движения, почти в темноте и при этом не заснуть? Удивительно! Оставим воинов заниматься своим делом. Не будем им мешать. Продолжим свой путь наверх. Ступени ведут нас выше. Слева и справа стены. Ладони нащупывают гладкий камень стен, отполированный руками тысяч и тысяч прикосновений во время подъема по этому узкому спиральному ходу. Он все время незаметно поворачивает влево. Кажется, что нет конца этому ходу. Вдруг мы чувствуем свежее дыхание воздуха. Он пахнет морем. Где-то там, далеко за толстыми стенами Башни ревет грозное штормовое море. Седой Хазар обрушивает волны на Башню. Кажется, что хочет он снести, сломать Башню, далеко по дну разметать камень Башни, которая так раздражает и заставляет снова и снова бросаться с пеной на огромных, как горы, волнах на эти камни.

Мамедов М.-T. Воин. РисунокЯростен натиск седого Хазара, но молчалива и неприступна Башня. Быстро бежит время. Уже не одно столетье сменило другое, а также вечен спор. Кто выйдет победителем? Не знаю. Как не страшны тяжелые волны, молотом бьющие по телу Башни – Девы, как ни упрям в своем желании седой Хазар – все также неподвижно стоит Башня и бьется в ярости у ног ее седой Хазар…

Мы стоим у окна – бойницы. Где-то там, далеко внизу бьют волны о камень стен, слышен рев моря. Через узкую бойницу мы видим серое, сплошь закрытое фиолетовыми тучами небо. Стремителен их бег с севера на юг. Хазри - так называется этот морской ветер – разбойник. Налетит неожиданно, поднимет бурю, лихо засвистит по узким улочкам Крепости, заставит все живое попрятаться, взметет кучи мусора и пыли. А кто зазевался, не успел добежать, дойти, спрятаться – горе тому. Озорник Хазри пригоршнями будет бросать песок в глаза несчастному. Как Самум в пустыне хозяин, так и Хазри в Баку повелитель. Что хочет, то и творит. А что делать? Как-никак, а младший брат грозного Хазара. Приходится терпеть и ждать, когда угомонится разбойник и так-же, как налетел, внезапно исчезнет…

В толще стен. ФотографияВ Башне, непогода за толстыми стенами не пугает. Здесь тишина уверенности. Мы продолжаем свой путь. Очередная ступень и перед нами вновь круглая зала. В отличие от нижней залы, здесь кругом дети, женщины и старики. В центре разведен огонь над ним на цепях, закрепленных крюками в стены, висит казан – большой котел из кованой меди. Вкусно тянет ароматом «долмы.» – запеченного мяса в листьях молодой виноградной лозы. Вот озорник, лет 10, пытается ткнуть маленьким кинжалом в «долмушку» и поскорее отправить ее в рот! Благо, что мать и «биби» - сестра отца – заняты маленькой сестренкой. Вот, дурачок, обожжешь себе рот! Остановить его, что ли? Но нельзя. Не будем нарушать бег Времени , бег Истории , не имеем права.

Ага! Вот так тебе! Мать оглянулась и, заметив проделки сына, шлепнула его по заднице. Ну, все, порядок. Никто сегодня в травмопункт не попадет. Можно идти, оставив матерей заниматься Вечным Трудом – хранить и продолжать Историю .

Продолжим путь наверх. Стена поворачивает влево. Опять бесконечные поиски ступени и постоянное ожидание падения. Все тяжелее подъем, сопим и дыхание прерывистое. Тут и спортсмену трудно. Выносливые люди были наши предки! Или ступени не те, или мы уже не те?…

Но что такое? Снова холодный воздух откуда-то сверху. И рев ветра. Наверное, скоро кончатся наши мучения «верхолазов». Так и есть. Мы остановились у железной двери. Она открывается наружу. Сквозь круглые отверстия (видимо, просверленные для притока свежего воздуха) виден воин в доспехах. Он ходит по кругу. Движения его четкие и размеренные. Как же его не унесет могучий Хазри ?! Такой силы ветер запросто теленка в воздух поднимет и унесет в неизвестность! Почему воину не страшен Хазри ? Тут что-то не так... Ага! Вот и разгадка. По парапету площадки вбиты железные кольца и через них пропущена толстая шерстяная веревка, ничем не уступающая нашим современным канатам. Поэтому воин спокойно перебирает руками канат, двигаясь по кругу верхней обзорной площадки Башни. Тихо прикрыли железную дверь, чтобы стуком не потревожить часового. Хотя вряд ли он нас слышит или видит. Нас же нет, мы еще не родились, мы из далекого для них ХХ1 века.

Мамедов М.-T. Воины. КерамикаНе будем никому мешать. Пусть воин охраняет, ветер бушует, а мы взглянем на Ичери Шехер сверху, с высоты полета чайки. Вон как бедные мечутся от ударов ветра. Нет им спасения ни в воздухе, ни на море. Разбушевались два брата – Хазар и Хазри. Стихия!…

А перед нами во всей красе открылся древний город. Ичери Шехер как имя он получил позже, когда Баку из обнесенных вкруговую крепостными стенами домов шагнул за их пределы. Баку разделился на Ичери Шехер – внутренний город и Байыр Шехер – внешний город. Сейчас же мы видим начало Баку, его сердце. Плоские крыши странной геометрией своей притягивают наш взгляд. Если дать волю фантазии, то в этой причудливой игре горизонтальных плоскостей самых различных форм можно увидеть древнюю криптограмму. Что наши предки зашифровали в этой тайнописи человеческих жилищ? Почему так ассиметричны вертикали минаретов и полушария куполов мечетей? Что скрывается за этими горизонталями крыш, напоминающих ровный звук балабана, иногда взлетающего вверх или мягко переходящего в незаметный звуковой фон для солирования тара и кеманчи?

А эти полушария – купола – как удары по бубну, нагаре, ритмично четко подчеркивающие древний музыкальный ряд мугама, - случайны ли они? Как прочесть эту каменную книгу, эту каменную скрижаль, называемую Ичери Шехер? Почему однажды влюбившись, не можешь забыть эту любовь - Ичери Шехер - дом нашей памяти?


© Мамедов Мир-Теймур, 2007.

 


Мамедов Мир-Теймур. "Наш дом – наша Крепость". Серия статей о г.Баку

Четверг, 26 Января 2012 г. 22:26 + в цитатник

Мамедов Мир-Теймур. "Наш дом – наша Крепость". Серия статей о г.Баку

 

Мамедов М.-T. Рисунок«Не говори много о себе – пусть лучше многие говорят о тебе» - прекрасные слова ( Аталар сюзц ). Они как нельзя лучше подходят к истории нашего дома – нашей Крепости (Баку начинался с Крепости), к прошлому нашего Азербайджана. Как много авторов из разных стран и разных времен доносят до нас свои впечатления об этом удивительном крае, об этой благословенной земле.

Л.С. Бретаницкий – человек, посвятивший свою жизнь изучению Переднего Востока и, в частности, культуры, быта, искусства Азербайджана, писал, основываясь только на фактическом материале о заселении Апшерона 35-40 тысяч лет (Л.С. Бретаницкий, «Баку», Л. Искусство, 1965 г., стр. 68). Прошло около 40 лет, а его изыскания и мнения актуальны сегодня как никогда. Многочисленные археологические находки, как в самой Крепости, так и вокруг Баку (Апшерон, Сумгаит, Маразы, Гобустан) в радиусе до 100 км доказывают, что это была довольно оживленная территория, освоенная еще в глубокой древности.

«…Наскальные изображения лова рыбы (белуги) сетями (выделено мной) в Гобустане, наличие костных останков рыб (белуги и осетровых) и тюленей в слоях мезолита Гобустана датируются 9-10 тысячелетиями до нашей эры и являются бесспорным свидетельством наиболее раннего развитого морского помысла для всей территории Кавказа. (Гаджиев Д.Б., Рустамов Д.Н. «Рисунки рыб в наскальных изображениях Гобустана», Баку, 1987 г., стр 35-44). Флиндерс Петри, исследователь Египта, ученый с мировым именем, признанный специалист - египтолог (таких ученых раз-два и обчелся!), изучая древнейшие тексты «Книги Мертвых» (это своего рода древняя энциклопедия конца 3 тысячелетия до нашей эры), находит в ней упоминание о Баку, о его расположении, о его названии (Бакщау) и приводит убедительные доводы о тождестве названия Баку (Бакщау) современному нашему дому – нашей Крепости. А это мнение человека, который всей своей жизнью, своими трудами, открытиями сказал свое веское слово в науке о древнейшей цивилизации.

Труды другой известной личности, которые дошли до нас, до современников, и которые также ценятся за свою информативность, несут сведения о Баку, о Бакинском побережье. Византийский автор первой половины 5 века Приск Панийский отмечал в своем труде Баку, что доказывает неординарность этого места, его значение для Византии на рубеже 4-5 веков нашей эры.

И если я упомянул этот период времени, то, как нельзя, кстати, следует привести слова Сары-ханум Ашурбейли: «К наиболее значительным сооружениям рассматриваемого времени принадлежат крепостные и «длинные» стены. Возведенные в связи с борьбой Сасанидского Ирана с кочевниками северного Прикаспия в период с 5 по 7 века, они входили в общую систему оборонной линии, идущей от Каспийского моря у Дербентского прохода в глубь страны. Имея общую длину до 120 км, «длинные» стены в наиболее ответственных местах были укреплены прямоугольными и круглыми различного размера башнями». (С.Ашурбейли, «История г. Баку», Баку, Азернешр, 1992 г. стр. 31.)

Два города на побережье Хазара (Каспий, Бакинское море, Большое Соленое Озеро – топонимика одного места) были ключевыми в прямом значении этого слова. Баку и Дербент очень много значили для всех завоевателей, стремящихся, прежде всего, захватить эти две крепости, такие важные с точки зрения военной стратегии и тактики (в следующей статье я постараюсь осветить проблему защищенного города – Крепости в период военных действий, во время осады, тактику осажденных в Крепости, приемы внутригородского боя на основе изучения старых планов Крепости).

Известные ученые (Хондемир, Бретаницкий, Ашурбейли, и др.) не раз в своих трудах отмечают защищенность Крепости, три ряда крепостных стен Баку и Дербента. Изучая самые различные источники, пользуясь богатейшей коллекцией книг в Санкт-Петербургской библиотеке имени М.Е. Салтыкова-Щедрина , я не встретил ни одного города в Западной Европе и в Китае, который был обнесен тремя рядами крепостных стен. Это наводило на определенные размышления…

•  Важность объекта (Баку - Крепость) - отсюда три ряда стен.

•  Необходимость привлечения большого количества рабочих рук – «длинные» стены до 120 км, объем производимых работ (основание стены 5-6 метров, верхняя часть до 3-4-х метров, высота до 10-15 метров, а высота башен до 20 метров).

•  Способы доставки пиленого камня или камня-скола на место стройки.

•  Количество занятых на каменоломне рабочих.

•  Количество экспедиторов и грузчиков.

•  Изготовление извести, как основного связующего раствора, ее количество, доставка и, наконец, приготовление цементирующего состава для кладки (известь в чистом виде применялась – существовали многие добавки для улучшения ее связующих свойств).

•  Количество подсобных материалов (песок, щебень, бут, дерево, мазут, нефть, керосин).

•  Организация руководства ходом строительных работ.

•  Количество вооруженных людей (охрана стройки, полицейские функции, и т.д.)

•  Организация питания и отдыха исполнителей в соответствии со «штатным расписанием» - иерархия соблюдалась жестко, на всех уровнях общения людей, занятых одним делом.

•  Количество вьючных животных и проблемы, связанные с их содержанием, использованием и лечением.

•  Количество людей, прикрепленных к животным.

•  Организация своего рода «лазаретов» и «медпунктов» для оказания помощи при травмах, отравлениях, и т.д.

•  Организация похоронной службы.

•  Непрерывность стройки, ее сроки.

Мамедов М.-T. РисунокНадо отметить, что стройка не проходила под безоблачным голубым небом, под щебетанье соловьев при аромате роз. Все было не так пасторально. Были набеги, а значит, надо было останавливать строительные работы и отражать атаки неприятеля. Были эпидемии, уносящие не одну сотню жизней, были другие тысячи причин, по которым стройка не могла, раз начавшись, закончиться в срок, определенный волей повелителя. На это были объективные и субъективные причины.

Такое отступление было сделано мной, чтобы показать всю трудность поставленной задачи строительство крепостной стены. А если их три ряда? Значит, и проблем в три раза больше!

Вот что пишет Л.С. Бретаницкий: «Баку был надежно защищен хорошо продуманной и по тому времени мощной системой фортификационных сооружений. Хондемир упоминает три ряда стен». (Стр.66).

Далее «система укреплений города не ограничивалась созданием замкнутого пояса оборонительных сооружений, лишь в немногих местах прорезанного хорошо защищенными воротами и переходами через ров, прикрытыми предмостными укреплениями. Спускаясь к морю, «крылья»» крепостных стен уходили довольно глубоко в Каспий, образуя стоянку кораблей, контролируемую городом и хорошо укрытую во время непогоды. Система уходящих в море городских стен повторяла, по сути, организацию гавани в Дербенте». (Л.С. Бретаницкий, «Баку», Л. Искусство, 1965 г., стр. 68).

Более подробно остановлюсь на морских фортификационных сооружениях, так как это очень важно для понимания роли Баку – портового города-крепости. Начну с главного, с характера Хазара. На протяжении многих тысячелетий Хазар «не довольствовался» постоянной береговой линией. Он то отступал на сотни метров от Девичьей Башни, то вдруг «одумавшись», наступал на Крепость, стремясь захватить ее и спрятать на дне, как Сабаильскую крепость, по сей день надежно укрытую волнами Каспия.

Послание из 15 века (1403 г.), отправленное Абд-ар-Рашидом Бакуви, и дошедшее до нас, гласит: «Море затопило в Баку много стенных башен и приблизилось к мечети» (речь идет о Джума-мечети, расположенной на улице имени Асафа Зейналлы, вблизи от Девичьей Башни), что доказывает своенравность Хазара, его непредсказуемый характер…

Строительство объектов на море сейчас, в 21 веке, сопряжено с большими затратами и проблемами. Это трудно делать на тихом озере, при нулевом волнении, но неизмеримо трудно и опасно производить такие работы на море с капризным характером, с его штормами при скорости ветра свыше 30 м/сек (на открытых пространства сила ветра еще больше).

Хазри (северный ветер) и Хазар , объединившись , могут разнести любое творение рук человеческих за считанные часы, не считаясь ни с какими супернавороченными технологиями (сверхпрочные стали, подводная сварка конструкций, компьютерный расчет инженерных сооружений, и т.д.).

Сопромат и теоретическая механика терпят позорное поражение, если разбушевались Хазри и Хазар , а для меня остается загадкой, как выстояла в этой многовековой борьбе Девичья Башня – прекрасный пример дела рук человеческих, не имеющая аналога в мире!

Но вернемся к другой загадке: к двум гидротехническим сооружениям, отходящим от Девичьей Башни далеко в море (около 500 метров каждый выступ-волнорез. Реконструкция этих волнорезов была бы прекрасным подарком будущим поколениям – может, за одно это, наши потомки многое простят нам за то, что мы «натворили» в Крепости и продолжаем «рукодельничать…»).

Итак, была поставлена задача: построить два вала, два выступа в море, в Хазар внедренные! Это трудно представить. Нелегко произвести все расчеты, исполнить хоть какие, но чертежи, и совсем невообразимо представить себе, что надо начать и закончить то, что задумано!

И все это надо было делать, считаясь с буйным нравом Хазара и силой Хазри .

Вот что пишет Абд-ар-Рашид (ал) Бакуви в 1403 году о Хазри : «Особенностью этого города является то, что ветер в нем дует и ночью и днем, так что иногда при сильном ветре невозможно (выделено мной) человеку идти против ветра…».

А человек пошел! Пошел против Хазара и Хазри и построил им наперекор Девичью Башню и два выступа, как две ее руки, протянутые к Сабаильской крепости…

Постройка столь грандиозных гидротехнических сооружений для того времени (когда они были возведены) сама по себе является примером, сравнимым разве что с египетскими пирамидами и другими чудесами света, широко известными во всем мире.

Эти и многие другие вопросы ставит перед нами Крепость. Пока вопросов больше, чем ответов.

Наш дом – наша Крепость напоминает мне дом, где осталось так много неизведанных уголков и ожидание встречи с тайной, которая скрыта до поры до времени от безразличных глаз. Дом, ждущий любви и терпеливого хозяина…

Наш дом – наша Крепость…


Мамедов Мир-Теймур "Ичери Шехер - внутренний город". Серия статей о г.Баку

Четверг, 26 Января 2012 г. 22:24 + в цитатник

Мамедов Мир-Теймур "Ичери Шехер - внутренний город". Серия статей о г.Баку

Камни помнят и молчат…

 

Мамедов М.-Т. Из серии "Крепость"

Это сейчас он стал внутренним, а раньше был просто городом,

правда, хорошо защищенным крепостными стенами в три ряда вокруг, глубокими рвами с морской водой, и своим выгодным географическим положением. Впереди глубокое и грозное в шторм море, а сзади Кавказские горы.

Город амфитеатром спускался с самой высокой точки (Дворца Ширваншахов) до кромки прибоя. Два длинных мощных волнореза уходили далеко в море, образуя гавань для морских кораблей – парусников.

В первой крепостной стене имелись закрывающиеся створки; они перегораживали вход в канал между первой и второй стенами. Если неприятель с моря, проломив створки, врывался на легких судах в канал, то он оказывался между двух огней – попадал под перекрестный огонь защитников крепости. Трудно предположить, что кому-то удавалось спастись.

В основе своей средневековые города, в том числе и Баку, строились по единому принципу города – крепости. Летописи, хроники времен ВЫ-ЫХ веков, донесли до нас факты противостояния осаде таких городов-крепостей до 6 месяцев. Провиант, вода, жилье – все это помогало выдержать осаду. Гораздо хуже было положение осаждающих: лимит воды, провианта, необходимость поддерживать боевой дух, постоянное ожидание ночных вылазок – рейдов защитников крепости с потерей живой силы – все это отнюдь не скрашивало будни походного лагеря. Если к этому добавить болезни и эпидемии, которые периодически вспыхивали при таком скоплении людей, вынужденных жить в страшных антисанитарных условиях, то картина станет еще неприглядней.

Поэтому такие города старались брать с наскока, используя военную хитрость, предательство, внезапность нападения.

Осада, как один из приемов ведения войны, не использовалась как постоянная тактика. При невозможности взять город-крепость, его оставляли у себя в тылу, в надежде, что следующий эшелон возьмет этот город, или вернуться к осаде крепости на обратном пути. Конечно, обойти город, оставить у себя в тылу противника - не самое удачное решение проблемы, но на это шли по многим причинам тактического и стратегического характера.

Помимо того, что Баку был обнесен тремя крепостными стенами, имел каналы – рвы, он по своей планировке был очень непрост. На первый взгляд хаотичность плана Крепости вызывает недоумение. Неужели древние строители при закладке города не могли провести прямые улицы с достаточной шириной проезжей части?! Проще строить по прямой линии, с четкими пересечениями улиц. Удобно жить, не теряясь в лабиринте узких улочек при поиске нужного дома. Зачем эти многочисленные тупики? Притом понимаешь, что попал в тупик довольно поздно. Кому нужны эти сворачивающие под любым углом улочки? Почему улица вначале довольно широкая (могут разминуться два фаэтона) неожиданно начинает сужаться и кончается вдруг тупиком? Кто так строил? Зачем? Кому нужна была эта «пляска» улиц и улочек?

Закономерные вопросы. И на них есть ответы. Забудьте только об одном – древние люди и позже живущие не были примитивными существами со слабо развитым интеллектом. Да, они не знали телевидения, компьютера и многое другое, что знает сейчас пятилетний ребенок – но им были ведомы другие знания. Это прекрасно иллюстрируют древние пирамиды Египта, ступенчатые пирамиды – храмы Мексики, храм в Баальбеке, и многое-многое. Они знали то, чего мы, такие просвещенные и умные, не знаем (или забыли?!), не можем понять и не перестаем удивляться. Мы дожили до XXI века, а не можем ответить на простой вопрос: для чего, для каких целей, кем, когда и как построено эта странное, единственное в мире по форме сооружение, называемое «Гыз Галасы».

 

Мамедов М.-Т. Город-сказка. Керамика

Но вернусь к вопросу о планировке Крепости. То, что кажется на первый взгляд хаосом, является, по-моему, продуманной системой. Если вглядеться в план Крепости, то видно, что вначале просторные улицы постепенно сужаются к центру. Таким центром был комплекс Дворца Ширваншахов (на мой взгляд, название «Дворца» не соответствует стилю, плану и архитектуре комплекса, но это другой разговор).

Итак, сужение улиц мы отметили. Теперь перейдем к сложной геометрии улиц. Они не имеют четко обозначенную прямоугольность пересекаемых плоскостей. Улицы меняют направление, ширину. Для чего это было задумано? Если противник все-таки прорывался в город сквозь крепостные стены, то его ожидали неприятности с улицами, которые сворачивали влево - вправо под разными углами. Этим сбивался темп атакующих, их натиск.

Противостоять отдельным группам из 3-4 человек всегда легче, чем драться с отрядом в 20 человек. 3-4 человека атакующих могли бежать по узким улицам, пока не встречали активного сопротивления жителей города. Другая цель – это раздробить головные отряды авангарда. Как правило, в авангарде всегда идут самые отчаянные и опытные бойцы. Как можно раздробить этот «боевой кулак» авангарда?

Первое – это сбить темп атаки. Второе – это заставить атакующих вытянуться в цепь из-за узости улиц. Следующий вопрос – зачем нужны тупики? Как правило, все тупики в Крепости не просматриваются с начала улицы. О том, что улица кончится тупиком, очень трудно догадаться. Значит, тупики служили своего рода западней, ловушкой.

Бродя по Крепости, анализируя движение улиц, стремясь воссоздать ту Крепость далеких времен, я нахожу доказательства моим догадкам, домыслам и фантазиям. Другое: - многие тупики застроены как минимум 2-х и 3-х этажными зданиями. Действительно, мышеловка. Без крыльев, как выбраться из этого каменного мешка? Спиралью закрученная улица, которая кончается тупиком – каменным мешком – чем не место, где удобно добить растерянного врага!

Далее: изменение направления улицы под разными углами представляет сложную проблему для коня и всадника. Конь не может на скаку поворачивать то влево, то вправо. Ему необходим другой режим движения. Оптимально – это вялая рысца, а медленно передвигающийся всадник – великолепная мишень для защитника города. Значит, всадники не могут гарцевать на этих улицах.

Таскать на конной тяге даже легкую артиллерию также невозможно из-за геометрии улиц. Артиллерия, таранные орудия, подвоз боеприпасов на повозках, также сталкивается с этой проблемой.

Далее: потеря ориентации в пространстве. Вопросы: Где я? Как мне выбраться отсюда? – задают себе некоренные бакинцы и гости нашего города, оказавшись в Крепости. Резкая смена направления движения приводит к потере чувства ориентации. Значит, и эта цель достигнута. С растерянным неприятелем легче расправиться коренному жителю – защитнику Крепости. Теперь о технике, стратегии ведения внутригородского сражения. На мой взгляд, существовало два яруса, два этажа боя. Первый – это наземный, лицом к лицу. Второй – это помощь сверху, с плоских крыш. Поражать живую мишень с уровня крыши 1, 2 и 3-х этажных зданий не представляет проблему. В ход шли луки и стрелы, дротики и камни, кипящая нефть многое из подручных средств. Вести бой на 2 фронта всегда затруднительно, а тем более в условиях тесных и незнакомых улиц. Есть и другие, не менее интересные наблюдения. На некоторых старых улицах я заметил широкие одностворчатые двери. Если открыть такую дверь в переулок, то движение пешехода по улице заблокируется. Надо быть очень худым, чтобы протиснуться в щель между стеной и дверью. А если такая же дверь была в другом конце улицы, то вот вам, получите тупик, улицу без входа и выхода. Захлопнулась мышеловка.

 

Мамедов М.-Т. Из серии "Крепость"

Перейду к вопросу планировки города в соответствии с климатом, с «розой ветров», санитарными нормами и т.д. Стены домов, обращенные на север, имеют минимум окон, чаще они отсутствуют. Это и понятно. Свирепый «Хазри», или «норд», известен свои характером, и потому северные стены иногда делали толще, опять таки из-за северного продувного ветра. Криволинейность улиц также служила своеобразной защитой от ветра – ему негде было развернуться. В то же время все улицы продувались ветром, тем самым соблюдались, можно сказать, санитарные нормы. Такое проветривание помогало и в знойные дни летних месяцев.

Дома, построенные на таких улицах, также оригинальны. Сложная геометрия улиц позволяла строить дома с окнами, смещенными по отношению к соседним окнам. Таким образом, достигалась относительная визуальная изоляция соседей друг от друга. Соблюдались местные этические нормы и обычаи. В некоторых местах узких улиц можно без опаски перепрыгнуть с одной плоской крыши на другую крышу соседнего дома. Узкие улицы лучше хранят прохладу и меньше прогреваются палящим солнцем. С другой стороны, такая скученность зданий способствует развитию контактов между соседями, их более тесному сотрудничеству в социальной среде квартала «махалле». Организующим, духовным началом каждого квартала являлась мечеть – их так и называли – «квартальные».

В Крепости было 9 (девять) основных кварталов, которые имели свои специфические названия, уходящие корнями в далекое прошлое. Свои имена кварталы получили из-за профессиональной принадлежности обитающих в нем людей.

В 1560 году в Баку вспыхнуло восстание ремесленников, некоторое время спустя к ним присоединились, и крестьяне ближайших сел. Оно было вызвано увеличением налогов и податей на каждого ремесленника. В это же время возникает соперничество между Турцией, Россией и Англией. Россия и Англия начали осваивать Волго-Каспийский путь. Баку как порт играет существенную роль в транзитной торговле между Европой и странами Ближнего, Переднего и Среднего Востока. Соперничество приводит к военным столкновениям за «лакомый кусок» – Баку.

Привлекает своей архитектурой восточный квартал комплекса Дворца Ширваншахов, построенный в 1585 – 1586 годах мастером Улу Раджаб-бабой Бакуви. Но гораздо раньше этой даты – за двести лет – в XIV веке ремесленники вынуждены были объединяться в разные сообщества и вести борьбу за свои права.

Арабский путешественник XIV века ибн Батута сообщает об одном из таких обществ. Члены этого общества, боровшегося против угнетателей за интересы ремесленников, называли себя « ахи », и считали эту борьбу своим долгом. Ахи отличались гостеприимством и всегда шли навстречу желаниям и нуждам странников. Членами этого полулегального общества были молодые ремесленники, пока не ставшие устадами и еще не имевшие своих семей. О том, что ремесленники, мастера своего дела, могли стать героями поэтов, воспевающих красоту изделий, мастерство « устада », достигшего высочайших результатов в своем ремесле, приравненном к искусству – отмечается в стихах поэтессы Мехсети. Талант поэта помогает нам, живущим сегодня, увидеть, услышать, почувствовать восхищение Мехсети устадами Гянджи XII века.

В произведениях великого Низами имеется мысль, вполне отвечающая идеологии организации ахи . Поразительная утопия, созданная Низами во второй части его произведения «Искандер - намэ» навеяна именно взглядами ахи . Это идеальное общество он рисует как государство ахи . Вероятно, в XII веке в Гяндже имелось общество ахи . Это можно предположить также по существованию там мавзолея «Джемард Кассаба» XII - XIII веков. Насколько были живучи идеи ахи , показывает тот факт, что в 1402 году в Тебризе произошло восстание против Тимуридов, которое возглавлял Ахи Кассаб , служивший в должности кадия и городского правителя. Восставшие ремесленники и бедняки Тебриза захватили город и несколько месяцев держали его в своих руках. В дальнейшем Ахи Кассаб помог ширваншаху Ибрагиму I, когда он в 1412 году попал в плен к Кара Юсуфу. Ахи Кассаб организовал сбор средств, огромную по своим размерам сумму, чтобы выкупить ширваншаха. Став во главе делегации знатных вельмож и старейшин, Ахи Кассаб направился к Кара Юсуфу. Этот факт подтверждает бесстрашие воина, стратегию политика, тактику психолога, искусство оратора – публициста – и многие другие великолепные качества Ахи Кассаба, сумевшего добиться почти невыполнимой цели – освободить Ширваншаха. А в те времена пленника такого ранга убивали или держали в роли почетного заложника долгие годы.

Дворцовые смуты и сефевидско - османские войны продолжались на территории Азербайджана и, в частности, отразились на положении Баку, и явились одной из причин разорения населения и резкого обострения положения горожан и ремесленников. Одним из самых кровопролитных восстаний была борьба жителей г. Баку и сёл в 1560 году. Если окинуть взглядом XVI век, то можно удивиться, каких высот достигли мастера своего дела – представители разных ремесел. Я думаю, что один только перечень фактов может привлечь пристальное внимание человека XXI века.

К 1500 году Иоганн Гуттенберг отпечатал около 14000 книг в первой организованной им типографии, где использовал придуманные им же металлические передвижные литера.

За 8 лет до первой партии книг И. Гуттенберга в Нюрнберге представлен первый глобус. Эта дата – 1492 год, правда, без Америки, так как Колумб пока не вернулся из своего плавания.

В 1500 году население Стамбула (Константинополя) составляло около 200 000 человек.

В 1509 году мастером из Нюрнберга Питером Хенлетом изготовлены первые механические часы .

К 1500 году изобретена установка с ручным насосом для пожарных подвод с обслуживающим персоналом в 5 человек.

В 1514 году безымянный мастер – портной, он же модельер, придумывает одежду с прорезями, которая распространяется на всю Европу и покоряет её.

В XVI веке появляется первая объемная анатомическая модель человека со съемными частями тела для демонстрации внутренних органов.

В это же время появляются корсеты, укрепленные металлическим каркасом или китовым усом.

К XVI веку на поясах у женщин болтаются висячие кошельки (карманов пока нет). Придуманы также и высокие каблуки, принимавшие иногда совершенно невероятные формы.

У мужчин XVI века новшество: стали носить обувь с очень широким носком.

Впервые европейцы увидели ветряные мельницы на Ближнем Востоке во время крестовых походов. До этого они знали лишь водяные мельницы и ручные камни – жернова.

В 1519 году испанцы познакомились с шоколадом: в Мексике царь Монтесума угостил Кортеса «ксоколатля» - чашей шоколада.

К 1521 году Испания, заполучив зерна какао, узнаёт заокеанское чудо – лакомство.

В 1523 году из Америки в Европу привезены кустики томатов.

1530 год - впервые упоминаются пробки из корковых пород деревьев для закупоривания бутылок.

Рисунок 1536 года показывает, как анатомы пытались установить, какие функции выполняют определенные области мозга.

1543 год – новый взгляд на мироздание Н. Коперника.

В 1544 году в Лондоне построен рафинадный завод, наладивший первый промышленный выпуск сахара. В том же году в Падуе (Италия) построен первый анатомический театр. Он был овальным в плане и имел несколько ярусов для зрителей.

В 1550 году Европа знакомится с табаком благодаря Жаку Нико.

Примерно тогда же в Риме изобретен химический способ замораживания с помощью селитры; его использовали также и для охлаждения вина.

В XVI веке при родах начали применять кесарево сечение.

1550 год - появляются первые деревянные рельсы для подъёма вагонеток из шахт.

1543 год - издается трактат «О строении человеческого тела». Автор Андреас Везалий (1514-1564). Он был самым знаменитым анатомом своего времени. Публикация трактата ознаменовала начало научной анатомии.

В 1561 году королева Англии Елизавета получает в дар первую пару шелковых вязаных чулок.

1565 год - изобретен карандаш с графитовым грифелем в держателе. Таким образом, положено начало цанговым карандашам.

В 1556 году изобретен насос, работающий от мельничного колеса для откачки воды из шахт. Мастер Агрикола описывает насосы и подъёмники для шахт.

В 1554 году в Стамбуле открывается первая кофейня.

1568 год - мастер Меркатор изобретает «проекцию Меркатора» для карт мира.

1570 год - появляется накидка – плащ, подбитая мехом.

1581 год – Галилео Галилей с помощью маятника доказывает вращение Земли вокруг собственной оси.

1590 год – два мастера из Голландии – изготовители очков изобретают микроскоп.

1594 год – Джон Харрингтон изобретает смывную уборную… и многое – многое другое. Чтобы охватить всё это – значит, писать монографию об Истории Ремесла.

Для чего я сделал этот, на первый взгляд, беглый обзор ремёсел? Да, да, ремёсел – я не ошибся. Врач, аптекарь, художник, сапожник, оружейник, архитектор, строитель и простой каменотёс – все они были ремесленниками, то есть, людьми, владеющими ремеслом. Понятие Ремесло было объемным и охватывало почти все сферы человеческой деятельности. Оно распространялось на всех, кто зарабатывал себе на жизнь головой, руками или ногами (как гонцы), глоткой (как глашатай, певец) и т.д.

Разделение на Ремесло и Искусство произошло ближе к XVIII веку. Унижение Ремесла и возвышение Искусства получило свое развитие в начале ХХ века. Это наиболее полно отражено в литературе Западной Европы. На Востоке, в частности в Азербайджане, труд ремесленника, его профессиональный уровень ставился высоко и очень ценился.

В Азербайджане господствовала восточная точка зрения на любой совершенный доведенный до виртуозности труд, будь это труд поэта, каллиграфа, позолотчика или переплетчика книг, гончара, художника – одним словом, человека, владеющего секретами мастерства. Ему присуждается высший титул мастера: его называют «устад». Это имя, звание, открывало двери дворцов не только на родной земле, но и за её пределами. Устады были предметом зависти и желания их заполучить любыми средствами. В ход пускались все приемы: от золота до угрозы военного нападения и прекращения дипломатических отношений. Не останавливались ни перед чем: если не могли заполучить мастера, то его убивали с помощью подкупа или найма подосланного убийцы. История хранит не одно такое злодейство.

…В то же время жизнь продолжалась, несмотря ни на какие катаклизмы, войны, и т.д. Людская память донесла до нас, потомков, славные имена личностей, оставивших после себя яркий след – будь это в ремесле, политике или науках.

На минарете Сыных-кала в Крепости (1078-1079 гг.) выбита надпись в стиле «куфи», отметившая завершение строительства и имя зодчего: Мухаммеда сына Абу-Бекра, обладавшего званием «устад». К этому времени надо отнести и поэта Катрана Тебризи, одним из первых прославивших на весь Восток свое имя и землю, на которой родился. Родился Катран в 1010 году недалеко от Тебриза в селе Шахабад. Полное его имя Абу Мансур Катран Джили Азербайджаны. В то время Гянджа становится культурным центром севера мусульманского мира. Отсюда культура, наука, ремёсла распространяются в соседние христианские страны. В Гяндже Катран приглашён ко дворцу Шаддадидов, где быстро завоёвывает авторитет. В 1046 году Катран в Тебризе встречается с иранским поэтом и философом Насиром Хосровом. В своей знаменитой книге «Сафар-наме» он пишет о встрече с великолепным поэтом по имени Катран.

Катран является первым в истории лексикографии создателем толкового словаря фарсидского языка. Многие поколения поэтов пользовались трудом Катрана, учились на его касыдах. Умер Катран в Тебризе в 1080 году и похоронен на знаменитом кладбище поэтов.

Естественно, что IX , X , XI , XII и все последующие столетия подготовили почву для XVI века – века Возрождения не только в Италии, Франции, Германии.

Поэтому я избрал такой долгий путь к осмыслению неординарного XVI века. Следует также отметить, что, как Запад питался идеями и достижениями Востока, так и Восток впитывал в себя многие достижения западной цивилизации. Это наиболее убедительно показывает пример Хасана ибн Сувары (942-1017). Он перевел с сирийского на арабский язык 4-х томный труд неоплатоника Порфирия. Впоследствии он был утерян, и до нас дошли только 2 трактата: «Жизнеописание Платона» и «Жизнеописание Пифагора».

Сочинения Аш-Шахрастани (1086-1153) знакомят современников с такими именами, как Фалес, Анаксагор, Анаксимен, Эмпедокл, Пифагор, Сократ, Платон. Имена этих семи мудрецов совпадают с каноном Порфирия.

Кроме Аш-Шахрастани, очень много средневековых филологов, учёных, мыслителей того времени работают с западными авторами, переводят их, издают отдельные комментарии к трудам многих мыслителей прошлого и современного им мира.

В библиотеке «Бейт-аль-Хакма» (в переводе с арабского языка - Дом Мудрости) насчитывалось около 400 000 рукописей на арабском, греческом, сирийском, персидском, индийском, коптском, китайском и прочих языках.

Широту охвата материала демонстрирует, к примеру, труд библиографа Х века Мухаммеда ибн Исхака, носящий наименование «Фихрист аль-улум» («Указатель наук»). Работа включает десять книг. В первой книге, в разделе о различных алфавитах, даны среди прочих китайский, нубийский, тюркский, и даже французский и русский алфавиты.

Вообще X - XI века называют эпохой переводов. В течение этого периода был выполнен основной объём работы по передаче античных текстов на арабском языке.

Важнейшие работы по всем отраслям знаний были переведены в IX - X веках; средневекового арабо-язычного философа отличала подлинная энциклопедичность – нередко он был одновременно врачом, математиком, астрономом, исследователем проблем теоретической и прикладной музыки, интересовался проблемами химии, оптики, биологии, и т.д. Может быть, отсюда проистекает энциклопедичность знаний Леонардо да Винчи? Да и не только его, а многих-многих, чьи имена ждут своего часа, своего исследователя, чтобы возродиться из небытия прошлого и удивить вновь нас, людей XXI века, своей гениальностью. А пока вернемся в XI век…

Чтобы понять Азербайджан XI века, надо окинуть взором соседние страны, постараться понять ту историческую ситуацию. Я не историк, и вполне естественно, что иногда буду погружаться в эпоху как художник; отсюда образное мышление, видение картинками – тем самым я не претендую на научность моих мыслей…

Я верю в то, что не случайно мои средневековые предки называли памятью крови, а в XX веке обрело название генетической памяти, и как термин завоевал себе достойное место под солнцем благодаря предвидениям средневековых учёных. В моём путешествии во времени моими достойными гидами будут ныне здравствующие историки (да продлит Аллах их дни!) и уже поменявшие этот мир на иной (Аллах ряхмят елясин!) – одним словом, все те, чьи труды и мысли очень помогали на моём жизненном пути.

Если бы мне задали вопрос: «Какая Ваша настольная книга?», я затруднился бы ответить сразу. И вот почему. Настольных книг у меня наберётся около двух десятков. С ними я постоянно работаю, советуюсь, рассеиваю свои сомнения…

Не хочу обидеть других авторов, называя имя Сары-ханум Ашурбейли; просто чаще всего я обращаюсь к ней со своими вопросами по истории Баку.

В 40-х годах XI века Ширваншахи стали возводить вокруг городов крепостные укрепления. В это время источники впервые отмечают опасность проникновения тюрок – огузов в Азербайджан, но это не значит, что этого времени не было укрепленных городов. Они, конечно, были, и имели свои искусственные укрепления. Это подтверждается иконографическим материалом из Египта, Алжира, Ирака и Турции, а также других стран Ближнего, Среднего и Переднего Востока.

 

Мамедов М.-Т. Из серии "Крепость"

Я думаю, что крепостные стены, башни, донжоны, и т.п. стали возводиться с учётом лучших достижений инженерной мысли. Крепостные стены стали выше, толще и сложнее по своему конструктивному подходу. Ещё в IX веке Западная Европа переняла контрфорсы у Востока, оснастив ими высочайшие здания того времени во Франции, Германии, Италии, Испании. Контрфорсы помогли решить проблему вертикальной нагрузки на опорные стены. Они снимали напряжения основного здания, перераспределяя вес несущих стен. Вначале это были грубые, сплошные стены – подпорки, перпендикулярные к основным стенам здания. Так было в романский период, до IX века. Позже, в готический период, и особенно, в XI - XII века контрфорсы стали делать изящнее, доводя их до ажура паутины (Реймсский собор, собор в Кёльне, и др.). Функцию контрфорса в крепостных стенах брали на себя выступающие из тела стены круглые или квадратные башни, несущие в то же время ряд и других стратегических задач (увеличение угла обстрела, видимости и т.д.). Но я не буду останавливаться на этом, так как об этом прекрасно писали Т.С. Фатуллаев, К.М. Мамед-заде, С. Ашурбейли, Ф.А. Тагиев, И.П. Петрушевский, В.В. Бартольд, Л. Бретаницкий, З. Буниятов, и др.

Многие исследователи приписывают функцию контрфорса выступающей части Девичьей Башни, что вызывает у меня сомнение, так как сам по себе конус Башни уже является идеальным статическим сооружением. Слегка ссужающееся с высотой тело Башни с точки зрения тектоники достаточно устойчиво и не нуждается в дополнительном сооружении контрфорса. Ширина стен у основания внизу 6 метров, а наверху 4 метра, что также говорит об устойчивости Башни. Некоторые авторы приписывают этому контрфорсу роль волнореза, но и это не выдерживает серьезной критики с точки зрения гидротехнических сооружений – Башня в виде цилиндра сама является идеальной формой волнореза. Большинство «быков» (опоры мостов) имеют закругленную форму фронтальных поверхностей, обращенных к движению воды.

Следующий вопрос: почему этот контрфорс, этот выступ обращен на восток? Логичнее было бы ориентировать его на север, откуда дуют наиболее сильные ветры. Их в народе до сих пор называют «хазри» или «норд», а вся боковая и наиболее уязвимая часть контрфорса открыта северному ветру, а значит, и более сильным ударам морских волн во время шторма на Каспии. Могла ли быть не учтена «роза ветров» при строительстве такого гигантского сооружения, не имеющего аналогов нигде в мире? Не знали, не хотели, забыли про свирепый ветер «хазри»? Не думаю.… Наши предки всегда строили дома, города, крепости, учитывая все возможные факторы. При закладке населенного пункта учитывался даже состав воздуха. Здоров ли он? Не вреден ли для здоровья? Откуда мы это знаем? Из наставлений средневековых авторов, которые рекомендуют выбирать место для поселения, предварительно поставив эксперимент с тушей барана. В недоступных местах для диких зверей и птиц размещались туши баранов. Через 40 дней совершался обход этих мест, и место, где туша барана была менее всего подвержена гниению и разложению, одобрялась под закладку населенного пункта. Об этом знали наши предки. Даже это они учитывали. Так что «апеллировать» к их скудости знаний не приходится. Сама форма контрфорса, выступа Башни, очень сложная. Откуда и для чего такая изощренная форма?

 

Мамедов М.-Т. Дух прошлого. Керамика

Лапидарная по своей форме древнеегипетская пирамида явно проигрывает при сравнении со сложной формой Девичьей Башни. И опять вопрос: почему нет аналогов? Если бы где-нибудь в мире была бы такая же Башня, то на многие вопросы можно было бы ответить. И стоит в гордом одиночестве эта Башня и будто усмехается над потугами людей разных времен понять загадку ее…

Другой, не менее известной достопримечательностью Баку XI века, являлся Баба Кухи Бакуви . Он родился в середине Х века (примерно 933 или 934 году) в Баку. По некоторым сведениям, он был братом известного мыслителя, богослова и визиря Ширваншаха Манучехра - Хусейна Ширвани. По дороге в Шемаху, чуть не доезжая до неё, у селения Навахи на реке Пирсагатчай с правой стороны есть пир. Здесь находится гробница Хусейна Ширвани. Ханега и пир очень посещаем не только людьми окрестных сел, но и людьми со всего Азербайджана, специально приезжающих, чтобы отдать дань памяти и уважения столь известной личности, прожившей свыше ста лет и являющейся объектом особого почитания. Умер Хусейн Ширвани в 1074 году, пережив, своего брата Баба Кухи на 23 года.

Полное имя Баба Кухи звучит так: Абу Абдаллах Мухаммед ибн Абдаллах ибн Убайдуллах ибн Бакуйе. Часто добавляют псевдоним Ширази или Нишапури. Это связано с тем, что Баба Кухи долгое время жил в Нишапуре и Ширазе. Отец братьев был учёным богословом. И естественно, что они получили хорошее образование под его началом. Это сослужило хорошую службу Баба Кухи при его путешествиях по свету. Тяга к перемене мест зародилась у Баба Кухи с юности. После одной из ссор с братом он покидает отчий дом и поселяется у горы Бабадаг в Шемахе у реки Пирсагат (многие считают, что гора Бабадаг названа в честь Баба Кухи). Но проживает он там непостоянно, много путешествует по Азербайджану, Ирану, Ираку, посещает другие страны. В своих путешествиях он набирается жизненного опыта от встреч с известными людьми своего времени. Его способность к анализу, великолепная память, ораторские способности, завоёвывают ему авторитет. Его слава учёного-богослова растёт. В конце Х века (990 г.) он возвращается в Ширван. В своих путешествиях он собрал огромное количество хадисов (историй). Абдаллах Ансари записывает со слов Баба Кухи Бакуви 30 000 хикайетов (рассказов) и 3000 хадисов.

Затрагивая биографию Бакуви, нельзя не упомянуть о его увлечении суфизмом под началом Абу Абдаллах ибн Хафифа, и когда он умирает (981-982 гг.), Бакуви покидает Шираз и вновь отправляется путешествовать. Он посещает Багдад, Нишапур (центр суфийского учения X - XI века).

После смерти суфия шейха Сулами, руководство суфийской ханегой в Нишапуре переходит к Бакуви. Но он руководил ханегой всего год. По каким-то причинам он покидает Нишапур и переезжает в Шираз. Там он поселяется в заброшенных карстовых пещерах и в одиночестве доживает свои годы, проводя большую часть времени в молитвах и богословских трудах. Эта местность у селения Джафарабад после смерти учёного – поэта стала носить его имя. Баба Кухи оставил такой яркий след после своей смерти в 1051 году, что ему посвящали стихи, оды, поэмы Низами Гянджеви, Саади, Абдурахман Джами, Насими, Сеид Азим Ширвани. И в наши дни мавзолей Баба Кухи (который, кстати, на свои средства отреставрировал другой ширванец – Зейналабдин Ширвани) с прилегающей к нему территорией является местом поклонения и уважения к труду и жизни столь выдающейся личности XI века.

В середине XI века Ширван экономически и политически усиливается, а это провоцирует Ширваншахов на ряд военных походов с целью расширить свои владения. Бесконечные войны велись и с целью захвата плодородных земель Ширвана, нефти Баку, соли Апшерона со стороны многих соседних стран. Нефть и в то время была на вес золота. Помимо чисто военных целей, нефть была необходима и в быту. По сведениям писцов, добываемая в Баку нефть шла на военные нужды Дербентских укреплений.

На Апшероне добывались различные сорта нефти: чёрная, серая, белая. Особенно ценилась белая нефть. Её добывали в чистом виде в Сураханы. Баку к концу Х века является важным стратегическим городом, откуда нефть вывозилась в страны Ближнего и Среднего Востока.

Нефть была благом, и нефть была злом,она извечно привлекала к себе взоры и мысли всех, кто мечтал завладеть таким богатством, а вернее, ключом к сокровищнице. Этим ключом был Баку. О многом могли бы рассказать каменные стены Крепости, многое стало бы для нас откровением, даже вызвало бы шоковую реакцию у нас, современников.… Как жаль, что мы не знаем языка птиц, животных, деревьев, скал. О многом они поведали, но…молчат камни. Или мы глухие и не слышим голосов из Прошлого, не знаем или не хотим знать наше Прошлое, нашу Историю?

А знать, помнить и передавать знания тем, кто будет жить после нас – это наша прямая обязанность, наш долг. Помнить друзей, не забывать врагов, чтобы не повторились кровавые уроки Истории…

Если представить Историю в образе строгой учительницы, но очень справедливой, так как она помнит всё: и хорошее, и плохое – то уроки её можно представить как бесконечную цепь контрольных. И нет у тебя заготовленной шпаргалки, или соседа, у которого можно списать ответ на задание, а есть только твоя Память. К ней можешь обращаться за помощью, и она, Память, всегда поможет сдать этот трудный ежедневный экзамен Её Величества Истории. Надо просто иметь Память – память сердца, память крови – и тогда поймёшь молчание камней. ..

Камни помнят…

Затаись в углу. Зажмурь глаза, закрой уши ладонями, как бывало в детстве, и ты услышишь… Ржание лошади, почувствовавшей прикосновение Спарты, последний хрип врага с попыткой вытащить стрелу из горла... Крики там, за крепостной стеной, врагов, которые лезут по лестницам вверх, и крики защитников Крепости, обороняющих свой город, свой дом, свою семью…

 

Мамедов М.-Т. Из серии "Крепость"

Сколько ненависти, боли и нечеловеческой отваги в тех и в других голосах.… Вот бегут женщины вверх по наклонной дороге к крепостным стенам, к бойницам, к отверстиям в стене, и несмотря на многочисленные ожоги рук и ног, выливают кипящую нефть на вниз, на головы тех, кто в ненасытной жажде крови и убийства пришёл на эту землю, веря в свою силу. Но нет ничего страшнее чувства отца, брата, сына, ставшего на защиту матери, жены, сестры, дочери. Смерть витает кругом. И будет богатым её урожай…

Кипит, клокочет нефть, стекая огненными ручьями по стенам вниз. Течёт огненная река по стенам, вот вспыхнула вода в глубоком рву, горят машины – тараны, деревянные лестницы, катаются по земле с воплями те, кто угодил под огненную жижу, но поздно…

Сквозь черный дым, языки пламени, лижущие небо, крики, ржание коней, треск падающих лестниц, вой летящих в бездну людей – всё смешалось. Идёт война. Война за право убивать, война за право жить. Камни помнят и молчат,… Молчат для незрячих и глухих душой.

Молчат для тех, кто в жизни этой должен помнить о тех, кого нет. О тех, кто своей кровью, жизнью отвоевал право на жизнь нам, потомкам тех. Молчат для тех, чья память коротка, кто в суетливой жизни своей напоминает суслика – поесть, поспать… Молчат.. Пока. Не наступило время. Но оно, Время, придёт.…И тогда заговорят камни…

Археологические данные позволяют утверждать, что Баку существовал в начале I века нашей эры и возможно даже ранее. Большое количество глиняных светильников «чырахов» показывают, что такая простая бытовая вещь может представлять собой подлинное произведение высокого ремесла. Палитра глин, используемых в керамике, очень разнообразна - от светло-желтого до темно-коричневого цвета. Надо отметить и высокую степень мастерства керамистов, регулирующих цвет после обжиговой посуды, доходящей до глубоко черного цвета. Это достигалось так называемым «задымлением» при минимуме кислорода в горне, что доказывает наличие глубоких знаний у мастеров, их умение и способность достигать великолепных результатов при, казалось бы, примитивной архитектонике горна. Печи топили дровами, видимо привозными из близлежащих сёл Апшерона – об этом говорят найденные на глубине 6-8 метров отвалы древесной золы.

Печи были однокамерные, двухкамерные и более… Высокая температура достигалась системой естественного вентилирования и поддува через систему закрываемых или открытых отверстий в теле горна, как того требовали условия обжига.

Такие мастерские по керамике располагались за крепостной системой вне жилых кварталов Крепости. При проведении строительных работ в разные годы были найдены остатки таких гончарных мастерских: под парикмахерской напротив здания бывшего Коммерческого Училища у ворот «Гоша Гала Гапысы», недалеко от «Дома Гаджинского» у Девичьей Башни, и в других местах. Можно сказать, что по периметру крепостных стен располагались очень тесно самые различные ремесленные мастерские. Спрос на керамику был очень большой – отсюда и предложение. Изделия Бакинских мастеров вывозились, обменивались, продавались оптом и в розницу в самые различные страны, включая и Западную Европу.

Ремёсла развились на основе личных потребностей семьи, рода, общины. Вполне естественно, что кому-то удавалось лучше скакать, воевать, а кто-то более умело обращался с железом и горном, изготавливая хорошие сельскохозяйственные орудия, оружие, и всё, что необходимо в повседневной жизни. Набирая опыт, технологические навыки и приёмы, ремесленник постепенно специализировался в более узком ремесле. Это давало ему возможность совершенствовать своё мастерство. Передача знаний по данному ремеслу происходила также естественно: отец передавал свои знания сыну, тот своему сыну – возникала преемственность поколений, закладывались тем самым наследственные поколения ремесленников: кожевенников, гончаров, оружейников, аптекарей и многих других профессий.

Появляются кварталы ремесленников, специализирующихся в одной профессии. Семейные традиции в ремесле накладывают отпечаток и на имя собственное. Появляются приставки к именам, своего рода прозвища, которые затем переходят в фамилии. Этот процесс идет параллельно и в Западной Европе, и на Востоке. Не миновало это веяние и Баку, в частности, Ичери Шехер, с которого фактически и начал расти большой Баку. Например, Крепость была известна девятью основными именами кварталов, которые сохранились и по сей день: сеидляр, агшалварлылар, лодкачылар, и т.п.

Наряду с узкими специальностями на стыке ремёсел рождаются и смежные профессии. Историки отмечают появление мясных пирожков, булочек с мясным фаршем, с требухой в XV веке, к 1450 году. Это стало возможным при слиянии лавки мясника и булочной. Позже и эта отрасль хлебобулочных изделий выделяется в отдельное ремесло: выпечка пирожков и булочек только с мясным содержимым. Это также становится семейным промыслом со своими секретами и новшествами. Доставка из Индии пряностей стала причиной развития новых узких специальностей: торговцев, маклеров, посредников при купле – продаже, по доставке товара, по кредитованию, и т.д. Интересный факт: к 1400 г. из Индии ежегодно доставлялись три больших корабля, нагруженных перцем, имбирем для дальнейшей продажи в Западную Европу. Для тех времён это была огромная партия самого дорогого товара наряду с шелком из Китая.

Как отмечает Мешади-ханум Нейматова, к XII веку появляется «калантар» - начальник отдельных общин городов и посёлков, избираемый из числа богатых купцов, в обязанности которого входило назначение старост городских кварталов (кадхудайан) и старшин ремесленных цехов (ришсафидан), утверждение налога для ремесленных цехов (бониче), распределение его между отдельными ремесленными цехами по финансовой возможности каждого из них, разрешение споров между ремесленниками. Происхождение фамилий Калантаров, Калантарлы становится ясным, как только мы углубляемся вглубь веков, в историю городов и сёл. Таких примеров можно привести множество. К этому времени ( X - XII вв.) появляются должностные люди, чаще всего выборные, как, например, «кадхуда» - (старшина) глава большой семейной общины, а позже староста села.

«Ришсафиды» - старшины ремесленных цехов. Они избирались из среды домовладельцев города, по одному на определённое число домов, и следили за порядком в квартале, разрешали мелкие споры, отвечали за достоверность сведений при переписи населения. Среди почётных людей находились «саркары» - руководители строительных работ, «устады» - мастера высшей квалификации, «мемары» - архитекторы, проектанты.

Шейхи, ахунды, имамы и другие религиозные деятели также пользовались большим почетом и уважением, и проявляли себя как авторитетные советники в решении не только духовных, но и многих светских вопросов, иногда даже вмешиваясь в вопросы, касающиеся дипломатических отношений.

Особую роль в жизни азербайджанцев, в частности, занимало военное ремесло, воинское дело. Какое значение имели воины в государстве, подчёркивает тот факт, что на заседаниях у шаха присутствовали и участвовали активно в государственных делах главнокомандующий войсками – второй человек в государстве после шаха наряду с шейх-ал-исламами и имамами, сеиды, ахунды и учёные разных отраслей знания.

Обычно командующий армией назначался чаще всего из числа ближайших родственников шаха. И. Петрушевский отмечает: «…бюрократический аппарат Ширвана был проще, система феодальных повинностей гораздо мягче, чем в государствах Ак-Коюнлу и Кара-Коюнлу». Особо надо остановиться на военном снаряжении тюрков, ибо изготовление доспехов, оружия, военной одежды поручалось только именитым мастерам своего дела: портным, оружейникам, кожевенникам, седельщикам, сбруйщикам, ювелирам. Часто оружие и одежда украшались драгоценными и полудрагоценными камнями, самоцветами, чернью с золотом, серебром, и т.п.

Всадники и малочисленная пехота одеты были в основном одинаково. Пехотинец был как бы временно без коня, да и особого рода войск, как пехота, у тюрков не существовало. Боевая военная одежда состояла из головного убора и панциря. Сам головной убор напоминает современный казахский головной убор, но покрытый металлическими пластинами и отороченный мехом. Часто мех и цвет его определял принадлежность воина к определенному отряду армии. Роль верхней одежды играл своего рода халат с высоким воротом и доходящий до половины голени. Халат застёгивался на правую сторону, так что левая половина халата оказывается сверху.

Поверх халата одевался панцирь. Он состоял из металлических пластин, скрепленных друг с другом. Иногда пластины нашивались на некую основу и были разделены, иногда пластины «находили» друг на друга, тем самым, создавая сплошной панцирь. Форма панцирных пластин чрезвычайно разнообразная. Иногда они гладкие, без рисунка, но чаще гравировались сложным растительным орнаментом. Сам ход резца или штихеля был разным. Тем самым достигалась необыкновенная выразительность линии реза. Изменяя её по толщине, по характеру (иногда штихель оставляет пунктирные точки-тире), по направлению гравёр достигал блестящих результатов. Если к этому добавить то, что Азербайджан очень богат различными солями металлов, щелочами и кислотами, то на «вооружении» у мастера: оружейника, ювелира была богатая палитра возможностей обработки металлов: полировки, чернения, очень похожего на современную технологию «воронения», и т.п.

Нетрудно представить себе, какой красотой обладал хозяин столь роскошного вооружения и доспехов. Десять всадников впечатляет, а если их сотня, две, три, а чаще тысяча, и всё это сверкает, переливается на солнце, пуская «солнечные зайчики» перед изумлённым неприятелем.

Хлопки на ветру коротких по ширине, но длинных по высоте самых различных знамён, штандартов, вымпелов. Всё это ярких, сочных цветов. Разнообразные по графике, по орнаментике геральдические знаки, нашивки рода войск, групп, а также штандарты с изречениями из Корана или с каллиграфически выполненной надписью «Аллах»…

Но вернусь к описанию панциря. Он достигал в своей длине до колен воина, перепоясывался узким поясом, внизу оторочен красно-коричневой каймой из кожи, шёлка. Рукава у панциря короткие, закрывают предплечье чуть выше локтя. Пластины соединяются между собой узкими кожаными ремешками, а чуть позже металлическими скобами, что было более надёжно для соединения двух пластин, но в то же время увеличивало вес панциря. Над уменьшением веса панциря постоянно работали мастера. Были попытки делать панцирные пластины тоньше, но изменяя их форму. На специальных формах – заготовках пластины выгибались в сторону положительного радиуса, то есть, обращенной выпуклой стороной в направлении возможного удара. Тем самым создавался эффект скольжения рубящего или колющего удара. Пластины принимали самые изощрённые формы. И это немудрено: стояла задача уменьшить общий вес изделия без ущерба для главной идеи – защищать человека.

Начиная с VI века, панцири без конца совершенствуются. Идёт поиск лёгкой и надёжной «железной одежды» для воина. Должны были пройти столетия, чтобы оружейник мог вскрикнуть, как Архимед «Эврика!». Ближе к XII веку неизвестный гениальный мастер придумал кольчугу, разом избавившись от тяжелых пластин и проблем, связанных с ними. Кольчуга из тонких, почти невесомых (по сравнению с пластинами) колечек заменила панцирь.

Увеличилась амплитуда движений, скорость реакции, исчезли проблемы складирования, так как кольчуга запросто помещалась в походной кожаной сумке, притороченной к седлу. Появилось добавочное время для разработок более совершенного рубящего, колющего и метательного оружия (пики, дротики, стрелы, топорики, и т.д.).

Воины носили шаровары (позже они завоевали всю Западную Европу и Дальний Восток) из барсовой шкуры. Существовало мнение, что наилучшие шаровары для всадника – воина из шкуры барса. Мех у барса короткий, очень плотный, мездра накрепко связана с мехом. Кроме того, сама шкура при довольно толстой коже достаточно гибка и пластична. Все эти достоинства шкуры барса обратили на себя внимание кожевенников. Скользящий удар сабли также не мог нанести тяжёлое увечье бедру всадника и вывести его из строя во время боя. Не думаю, что средневековые мастера выбирали исходное сырьё для шаровар, не проверив аналогичные образцы.

Очень часто мы впадаем в некий менторский тон по отношению к древним и средневековым мастерам, предполагая, что они знали меньше нас, менее образованы, меньше умели. Это в корне неправомочное понятие, а чаще всего вредное, так как заранее настраивает нас на пренебрежительный подход в деле изучения наследия мастеров – устадов прошлых веков. Чаще всего они знали больше нас, лучше нас умели делать вещи и чувствовали материал, как в исходном сырье, так и в готовом изделии. Примеров приводить не хочу. Их более чем достаточно. Надо просто снять с глаз чёрный пластырь высокомерия…

Одной из важных деталей одежды является обувь. Воины носили войлочные сапоги (позже кожаные), чаще всего чёрного цвета. Иногда в вооружение всадника добавлялся маленький, около 50 см в диаметре, щит. Он мог быть обтянут кожей на конструктивных рейках или металлическим, тоже круглой формы. В случае кожаного щита он сверху обшивался для дополнительной защиты металлическими пластинами, бляхами…

Ну и конечно нельзя обойти вниманием самого надёжного друга – это гордость, предмет зависти безлошадных, это существо, без которого представить тюрка всех времён просто невозможно! Это конь – для тюрка нечто большее, чем просто средство передвижения. Лошади тюрков высокие, с широким крупом, длинной лебединой шеей и узкой вытянутой головой, самых различных мастей. Словами передать красоту этих умных животных невозможно! Смотрите и любуйтесь их статью в миниатюрах Султана Мухаммеда. В своих работах он поёт элегию, оду, поэму и дифирамбы этим скакунам. Такой поэтизированный образ коня я нигде не встречал, даже у тех, кто занимался анималистикой, рисуя лошадей долгие годы.

Можно гениально, блестяще изобразить лошадь, анатомически верно, так что не придерёшься. Но создать поэму из образа коня, лошади не удавалось никому, кроме Султана Мухаммеда - кудесника из Тебриза, создавшего свою школу, свой стиль, свой язык…

А вот как описывает древних тюрков-всадников Л.Н. Гумилёв, «…Лошади высокие с широким крупом, тонконогие, с короткой шеей и тяжёлой головой. Грива расчёсана и подстрижена. Седло широкое, без подушки, с низкой передней лукой, лежит на двух чёрных потниках. Нижний потник оторочен белой каймой. Седло светло-жёлтое, , вероятно деревянное, и снабжено круглыми стременами, подхвостником, нагрудником и пятью тороками. От нагрудника идёт дополнительная шлея через спину лошади впереди седла, что обеспечивает лёгкий спуск при езде в горах. Сбруя украшена белыми круглыми бляхами (серебро?) и оранжевыми сердцевидными или бурыми кистями, висящими на нагруднике, подхвостнике и узде. Лошади не взнузданы, что указывает на хорошую выучку. Всадники сидят в седле, свесившись на бок, что говорит о том, что они, проводят в седле большую часть жизни. Стремена опущены низко. Высоко подтянутые стремена удобны для стрельбы из лука и закидывания аркана, так как воин, держась коленями, амортизирует тряску мышцами ног, тогда как при длинном стремени, держась на шенкелях, он приобретает устойчивость, необходимую для рубки и колки длинной пикой. …тяжело вооруженный всадник: броня пластинчатая от шеи до бедра, с рукавами до предплечья, с круглым щитком на груди, с мечом и колчаном у пояса, и с боевой гирей в правой руке. Копье с небольшим флажком…».

…Может быть, так выглядела конница тюрков XI - XIII веков? Такие изображения тюрков разбросаны по многим манускриптам Западной Европы. На этот период времени приходятся крестовые походы, освященные словом и крёстным знамением (кстати, тоже позаимствованный у древних тюрков до исламского периода равнозначный крест – знак Танры – единого Бога).

В 1095 году на равнине у французского города Клермона перед огромной многотысячной толпой выступил с речью римский папа. Он призвал собравшихся двинуться на Восток «освобождать гроб Господень из рук неверных». Под «неверными» подразумевались мусульмане. Всем участникам похода папа обещал прощение грехов и благодать от Господа. Так именем Бога тысячи людей направлялись проливать кровь себе подобных, так в очередной раз имя Бога стало разменной монетой в руках ростовщиков от Веры, облечённых самым высоким духовным саном служителей Церкви.

После восьмого, последнего крестового похода, западные феодалы в конце XIII века потеряли все свои владения в мусульманских странах. Опущу все потери от авантюры, называемой «крестовым походом», остановлюсь лишь на тех фактах, которые, по сути, были положительными для всей Западной Европы. Здесь начинают выращивать рис, гречиху, лимоны, абрикосы, арбузы, тростниковый сахар. Европейцы позаимствовали у Востока ветряные мельницы, шелковые ткани, зеркала, способы более лучшей обработки металлов. Перед едой стали мыть руки, научились пользоваться за столом ножами и вилками, купаться в горячих банях, менять бельё и верхнюю одежду. В Бургундии стали ткать льняное полотно, во Фландрии – суконные ткани из привозной английской шерсти. Развивается Париж. Он становится центром ремёсел и торговли. Чтобы понять, как дорого обошлась папскому престолу военная авантюра XI - XIII веков, достаточно вспомнить один факт: боевой конь и рыцарское вооружение XI века стоили очень дорого – 45 коров! Не каждый мог позволить себе такую роскошь: отдать 45 коров за «честь» быть трупом на чужой земле.

Конечно, Восток манил Запад. К VI веку в Византии уже были оживлённые города Константинополь, Александрия, Антиохия. Были развиты ремёсла, каких не знали ещё на Западе: производство стекла – прозрачного, дымчатого, матового и цветного, шерстяная пряжа и ткачество шелковых тканей с разведением тутового шелкопряда, тонкие ювелирные изделия из золота и серебра, литьё с применением восковых оригиналов и моделей, папирус. В Константинополе была открыта первая в Европе высшая школа – высшее медицинское училище. У каждого столичного врача был свой, закреплённый за ним район, в котором он лечил больных.

К VI веку была изобретена зажигательная смесь из нефти и смолы, которую нельзя было потушить водой. Позже это изобретение было взято на вооружение греческими триремами, совершающими нападения в своих каботажных плаваниях, и в историю это изобретение вошло под именем «греческий огонь». Нефть и смола доставлялись из Азербайджана, с Апшерона. Только на этом примере можно увидеть, что Азербайджан был очень важным перекрестком для восточных и западных государств. Знакомство с Востоком, хоть и под военной эгидой, для Запада имело огромное значение в светской, духовной, культурной жизни, в делах управления государством.

Вот о чём гласит один из первых указов Карла Великого: «…Чтобы каждый управляющий имел в своём ведении добрых мастеров: – кузнецов, серебряных и золотых дел мастеров, сапожников, токарей, плотников, оружейников, мыловаров, пивоваров, хлебопёков…».

Многое было позаимствовано на Востоке, в том числе и структура ремесленных цехов – «махалле». Для справки: в XIII веке в Париже было 100 цехов, а он в то время считался центром ремёсел и торговли. Прошло ещё около ста лет, и в XIV веке число ремесленных цехов достигло 350, а рост количества цехов способствовал развитию ремёсел. Росло разделение труда между цехами. Они приобретали всё более узкую специализацию. Вполне естественно, что с увеличением числа мастеров усиливалась конкуренция, что в свою очередь, заставляло мастеров делать вещи лучше, необычней. Появляется большое количество оригинальных идей. Как ни старались цехи сохранить подобие равенства между мастерами, это не удавалось. Одни мастера обогащались, другие беднели и разорялись. Цеха стали препятствовать переходу подмастерьев в мастера. Перед ними ставились самые различные препоны. Подмастерье должен был не только выдержать трудный экзамен, но и устроить пирушку для всех членов цеха, а также заплатить большой вступительный взнос. Лишь сыновья мастеров без помех получали звание мастера. Так искусственно поддерживалась семейная традиция в ремесле и стремление не допустить к званию мастера чужака, не своего по родственным узам. Это отличало западные цехи от восточных, где человек вне зависимости от родственных связей мог добиться звания «устад» только благодаря своему труду и таланту. В восточных цехах отсутствовала «принудиловка» во взносе, в пышных обедах, и т.д. Сами эти понятия были запрещены Кораном и Шариатом в исламский период Востока.

В ремесленных цехах Западной Европы всё больше появлялось «вечных» подмастерьев, которые всю жизнь оставались работниками у мастеров. Такое положение дел не могло быть в восточных странах, так как если мастер не воспитывал достойную замену, то к нему уже не обращались желающие научиться ремеслу. Часто употребляемое выражение «…он ученик такого-то мастера» уже было своего рода дипломом, свидетельством знания, навыков, полученных у известного мастера.

Подмастерья объединялись в «братства» и боролись с мастерами за свои социальные и экономические права. Они организовывали стачки, бойкоты, и т.п. Эти отношения не могли быть на Востоке, где между учителем и учеником на протяжении столетий строились совершенно другие отношения, которые были закреплены писаными и неписаными правилами и обычаями.

Западные цехи не разрешали мастерам расширять мастерские и вводить новые орудия труда. Были случаи, когда старшины уничтожали ценные изобретения и физически расправлялись с носителями новых идей. Это в корне отличало западные цехи от восточных.

К концу средних веков развитие технической мысли стало задерживаться, что мешало росту промышленного производства в городах, и наблюдается явный регресс института ремесленных цехов.

Вернемся вновь в Западную Европу X - XI века. После того, как подмастерье получал от мастера устное разрешение на получение звания мастера, ученик-подмастерье должен был сдать экзамен: на собственные средства изготовить шедевр – лучший образец изделия, то есть создать самостоятельный, непохожий на других, а лучше, чем другие аналоги, свой образец. Только после этого он мог называться мастером и открыть своё дело. Выдержать экзамен своей работой перед своего рода «судом присяжных» , тем более, если они ещё предвзяты в своём решении – очень трудное, почти невыполнимое дело. Естественно, что только единицы добивались звания мастера. Учитывалось всё: рвение, труд, скромность, исполнительность и тщательность в работе, выполнение статей устава во время учёбы у мастера.

Устав – это свод правил, обязательный для всех членов цеха. Устав требовал определенного стандарта и качества каждой вещи, указывал, сколько станков, сколько учеников и подмастерьев может иметь мастер, запрещал переманивать заказчиков и покупателей, учеников и подмастерьев. Во главе цеха стояли избираемые мастерами старшины. Они следили за соблюдением устава, за качеством изделий, обладали карательными функциями, назначая штрафы, моральные и физические наказания.

Лондонские хроники того времени описывают случай, когда булочник продавал изделия неполного веса. Его посадили в клетку и возили по городу, подвергая осмеянию и унижению. А в Париже изделие низкого качества выставляли у позорного столба с именем изготовителя. Я думаю, что такие наказания были равносильны разорению ремесленника. Сурово? Может быть. Очевидно, этого требовало то время, те социально-экономические отношения.

Конечно, «дамоклов меч» наказания висел над каждым мастером, но были и праздники, устраиваемые цехом. Если мастер умирал, его вдова и малолетние дети получали помощь из цеховой кассы. Члены цеха по очереди несли сторожевую службу в городе и входили в ополчение городского войска в своих цеховых отрядах. Цех имел свой герб, знамя, свою церковь, своё кладбище. Эти и другие качества западных цехов отличали их членов от восточных коллег.

Влияние арабского халифата на Западную Европу в середине IX века было огромным. Один беглый взгляд на карту показывает, сколь значительны были территории арабского халифата. Он охватывал северную часть Африки с городами Асуан на Ниле, Файюм, далее по краю Ливийской пустыни, затем по внешнему, северному краю Сахары до города Фест, Гибралтар (тогда он назывался Гебель-ал-Сеута), большую часть Испании, включая город Сарагосу, всё побережье Средиземного моря, примыкающее к Африке (тогда оно называлось Румским морем), часть острова Кипр, далее вверх к северу до Чёрного моря (Понтийское море), Грузия, дальше к Каспию (Хазарское море), включая западное побережье Каспия ( город Дербент, Абшерон, весь Азербайджан, побережье современного Ирана (тогдашнего Табаристана), дальше по пустыне Кара-Кум до Хорезма, включая часть берега Хорезмского моря (Аральское), города Хиву, Бухару, Ташкент, Шаш, доходил до г


Мамедов Мир-Теймур. "Дева-Башня". Серия статей о г.Баку

Четверг, 26 Января 2012 г. 22:20 + в цитатник

Мамедов Мир-Теймур. "Дева-Башня". Серия статей о г.Баку

Мамедов М.-T. Девичья башня. РисунокДавным-давно, в такие отдаленные времена, когда горы вершинами упирались в небо, когда пустыни были непроходимыми болотами, когда драконы огромные летали и наводили ужас на все живое, когда огнедышащие реки спускались с гор и в своем движении вперед все растворяли в жидком пламени - жили две семьи рядом. В одной семье были два брата и одна сестра, а в другой - мать и ее две дочери. Не буду спешить, а расскажу все по порядку. Сначала о семье, где были два брата и одна сестра. Старшей по возрасту у них была сестра, и звали ее Лунай. По нраву она была спокойной, лишний раз на люди не показывалась. К тому же аккуратной, и можно сказать даже педантичной. Ни в чьи дела не вмешивалась, хотя обладала достаточной силой и влиянием. Ее силы хватало, чтобы обуздать среднего брата, когда он мог натворить дел из-за своего необузданного и очень своенравного характера.

Каждый вечер Лунай показывала своему брату свою силу - иначе трудно было удержать его от разрушительных действий, хотя и лет ему было немало, волосы и борода побелели от седины, а все равно иногда мог "выкинуть" такое, что все не переставали удивляться. По-разному его называли люди: то Седым Хазаром, то Гирканом величали, то Каспием, но одно было постоянно у людей на памяти - нельзя сердить Седого Хазара, ибо страшен он, когда разозлится; спорит тогда он по ярости своей с Великим Океаном…

Младшего брата звали Хазри. Хоть и младший был в роду, но был буйным ветром и редко слушался старших. Отличался очень своенравным характером и буйными вспышками ярости, как и старший брат его Хазар. Мог налететь и на старшего брата. Начать с шуточек, а кончалось тем, что оба брата не на шутку расходились; Хазри свирепел и в бессильной ярости своей срывал пену с верхушек волн, стараясь пригнуть высокие волны вниз. Хазар, старший брат, рассердившись, все выше и выше вздымал морские волны - горы, стремясь ухватить стремительного младшего братца. Так продолжаться могло 3 дня, неделю и более, пока оба брата не устанут от этой вечной возни - семейной склоки. Хазри уберется куда подальше - творить безрассудства где-нибудь в стороне, а Хазар еще долго не может успокоиться от наглости своего младшего братца и с силой бьет волной по всем своим берегам, пока в дело не вступит старшая сестра и не успокоит своего брата Хазара. И так из века в век…

А люди старались держаться подальше от возни двух братьев: все живое и неживое могло пострадать от их силы и ярости…

А теперь расскажу о второй семье. Она состояла, как я говорил раньше, из двух сестер и матери. Мать в разные времена называли Мать-Земля, Гея, Кормилица, и много других ласковых имен было присвоено ей разными народами на протяжении тысячелетий. Она отличалась добрым и отходчивым сердцем. Зло, которое ей причиняли все время люди во время своих бесконечных войн из-за переделов границ - не помнила. Прощала людям их глупость, жадность, тщеславие. Надеялась, что следующее поколение людей будет лучше, чем предыдущие - поэтому была так терпелива и добра…Мать-Земля щедро делилась с людьми, дарила им свои тайные богатства, спрятанные глубоко под землей и явные - леса, озера, поля. Она научила людей добывать огонь, растить урожай, строить жилища, города и неприступные крепости, башни…

Одним из таких примеров и была Дева-Башня и ее младшая сестра - Крепость Сабаил. Люди научились обтесывать твердые камни, а из них поднимать ввысь стены и башни. В ряду многих достижений людей разных эпох в строительном искусстве стояла особняком, построенная тысячи лет назад на огромной скале Дева-Башня. Половина скалы была на берегу, а другая половина полого спускалась к морю и уходила глубоко под воду, на дно Хазара. Много лет Седой Хазар старался разрушить эту скалу, но она как стояла раньше, так и стоит - не поддалась яростным и безжалостным волнам Хазара. Люди, построившие огромную Деву-Башню, связали твердость скалы с неприступностью Башни. И нарекли ее: Башня-Девственница, что значит, непокоренная никем.

Дева-Башня отличалась строгостью характера, что отмечалось и ее внешними, на первый взгляд простыми формами. Ее внушительный по размеру высокий, устремленный в небо и чуть усеченный конус, был "поддержан" необычным гигантским выступом, выходящим из тела Башни. Этот выступ входил во владения Седого Хазара и был постоянно предметом раздражения огромного озера-моря. Что только не делали два брата, чтобы разрушить скалу и Деву-Башню, но все было напрасно. Хазри вздымал песчаную бурю и бросал несметные полчища песчинок на тело Башни, прихватывал даже мелкие камни и бесконечно швырял их в Деву - но все его попытки кончались провалом и позорным поражением, от чего он свирепел и в ярости своей нападал на город, спрятавшийся за высокими толстыми стенами Крепости. Хазри стремительно мчался по его улицам в надежде захватить зазевавшегося прохожего, и если ему это удавалось, он с силой швырял свою жертву от стены к стене, забивая ему нос, глаза и уши песком, смеясь над ее беспомощностью.

Мамедов М.-T. Дева-башня. КерамикаИ долго еще над Крепостью слышали все хохот-завывание Хазри, а ему вторил гул от морских волн старшего брата Хазара, который обрушивался на берег всей армией своих слуг - волн. Шум моря, свист ветра, небо, закрытое тучами, которые пригнал Хазри, чтобы Солнце и Луна не видели, что творят два брата - все это наводило страх на людей, но не на Башню, спокойно взирающую на бесчинства Хазара и Хазри.

И решили однажды люди показать Хазару и Хазри, что не боятся их, что могут бросить вызов двум братьям. Созвали они самых искусных строителей, камнерезов, архитекторов и художников. Обратились к Матери-Земле, чтобы она подарила им самый белый камень, самую белую известь, самую белую глину, и получили все, что просили. Обратились к Деве-Башне, чтобы поделилась своим секретом стойкости перед Хазаром и Хазри, и получили совет.

А задумали люди построить крепость как Деву-Башню - наполовину на берегу, а вторую половину вынести далеко в море, соединив тем самым остров в море с Матерью-Землей. Но не исполнили люди, задуманное до конца - то ли план был грандиозный, то ли сил и единства не хватило, а построили только на острове Крепость с 15 башнями, выступающими из высоких стен; крепость на море - Крепость Сабаил. Искусные мастера-устады украсили стены красивой резьбой по камню. Эта резьба опоясывала всю Крепость Сабаил с внешней стороны крепостных стен. Она напоминала серебряный пояс, богато украшенный резьбой, драгоценными камнями, чернью и затейливым орнаментом. Такие пояса передавались из поколения в поколение, от матерей к дочерям, от бабушек к внучкам. Каждый пояс имел древнюю историю и свою легенду…

Вот таким поясом, но только из камня, и была каменная лента - резьба на высоких и широких стенах Крепости Сабаил. Острый конец острова был направлен в море, а более широкий конец обращен к берегу. Более года, или 400 дней и ночей люди строили эту Крепость в море. Чего только не приходилось им терпеть от Хазара и Хазри, на какие только хитрости они не пускались, чтобы усыпить бдительность Хазара, не дать ему заметить лодки с камнем, щебнем, песком. Не дать ему замочить волной мешки с известью и глиной, успеть догрести до острова и, выгрузив все добро, с облегчением вздохнуть: - Вот и еще одна лодка с грузом дошла до острова, не перевернулась, не затонула. А сколько за 400 дней воды и еды, сколько людей на замену больным, уставшим, погибшим от падения со стен, сколько людей похитил Хазар - всего не перечислишь…

Как только Хазар с Хазри уймутся, так от берега в спокойное море отправляются караваны лодок. И так изо дня в день, все 400 дней. И крепость Сабаил медленно, но неуклонно поднималась с мощного фундамента вверх, в небо, наперекор желаниям Хазара и Хазри. Об этом доносили преданные лазутчики - волны, об этом с гневом свистел в уши Хазара неугомонный ветер Хазри.

Самая большая башня строилась на остром конце острова, устремленного в море. Рядом была чуть меньше, затем шел ряд мелких башен. И на самой широкой части строилась башня, по размерам уступающая первым двум. Эта башня смотрела на берег, на Баку, - на свою старшую сестру Деву-Башню в Бакинской Крепости.

Устав от безуспешных попыток совладать с Девой-Башней, Хазри всю свою злость и силу перенес на ее младшую сестру: Крепость Сабаил. Хазри уговорил своего брата Хазара обрушить всю свою мощь на молодую крепость, разрушить ее высокие стены, разнести по морскому дну дело рук человечьих - чтоб неповадно им было, а то возгордились и не ведают страха перед грозным Хазаром. Хазри обещал в одну из ночей начала зимы пригнать несметные полчища черных туч, обещал держать их на небе, плотно закрыв Мать-Землю от взора старшей сестры Лунай. Знали оба брата, что не допустит Лунай того, что задумали Хазри и Хазар, не даст им уничтожить остров и крепость на нем. Хоть и родня была Лунай им, но в последнее время все чаще обуздывала волны Хазара, заставляла его отступать все дальше от берега. Это также злило Хазара, и в нем давно накапливалась ярость. Во всем винил он Деву-Башню и ее младшую сестру Крепость Сабаил, которая была как бельмо в глазу.

И вот наступили последние дни ноября. В эту последнюю ночь Хазар и Хазри решили уничтожить Крепость Сабаил. Хазри заранее пригнал тучи и спрятал их в горах Шемахи. Хазар же еще раньше незаметно подточил остров в подводной части, проделав глубокие лазы-ходы в теле острова под водой. Хазри прилетел возбужденный от долгой дороги с гор Шемахи и сказал, что его армия туч готова и только ждет его сигнала…

Хазар и Хазри решили начать нападение ровно в полночь. До этого времени Хазри должен был незаметно закрыть полностью ночное небо тяжелыми черными тучами, чтобы не было просвета даже с игольное ушко.

Мамедов М.-T. Девичья башня. РисунокК полночи наступила тишина. Всегда шумные волны затихли, костры на дозорных башнях стали гореть ярче, дым от них поднимался прямо в черное небо. Воины тревожно вглядывались в наступившую вдруг непроглядную вязкую черноту. Даже далекие костры на берегу, огни на Деве-Башне стали мельче и как будто не так ярко светили. Отдыхающие воины в нижних этажах Крепости Сабаил не могли заснуть - поднялись на стены и со страхом вглядывались в черноту и тишину Ночи…Люди чувствовали, что надвигается что-то неладное. В них проснулись почти забытые инстинкты древних людей, которые заранее предчувствовали опасность. Каждую минуту становилось тяжелей дышать. Опасность чувствовалась везде - сбоку, снизу от притихших волн, сверху от неба без звезд, без Лунай - одним словом, кругом и Нигде. Опасность и Тишина слились и как липкий мед стали облеплять людей. Кто-то хотел крикнуть в ночь, а вышел только сдавленный стон; кто-то хотел разжечь большой огонь, подбросив сухие поленья в костер, но пламя только лизнуло несколько раз свою пищу и стыдливо спряталось в углях. Погасли и другие костры. Люди стояли, и в тишине им казалось, что каждый из них слышит, как бьется сердце другого - и это было страшно.

Воины до боли в руках сжимали рукояти мечей и сабель, глаза стали слезиться от напряжения, в голове стала стучать кровь, отдаваясь кузнечными ударами в висках, шлемы вдруг стали тесны, доспехи тяжелы, а оружие в руках потеряло свою привычность и легкость…

Проходили минуты, а всем казалось, что они стоят так долгие часы, оттого и затекли их ноги, онемело тело. Со стороны, воины на каменных стенах казались частью стены - настолько они были недвижны в своем ожидании Беды…

Вдруг, молодой воин - дозорный с трудом поднял руку в кожаных панцирных щитках и, беззвучно двигая ртом, показал на берег острова. Берег на глазах стал увеличиваться - море отступало... Можно было различить светящиеся раковины, водоросли, бьющуюся в судорогах рыбу. Обнажились валуны, рифы, затопленные когда-то лодки - одним словом, все, что когда-то было скрыто водами Хазара. Это было необъяснимо и поэтому было страшно…

Неожиданно налетел порыв ветра. Это дал о себе знать Хазри. Стало холодно. Из низких туч ударила молния, затем другая. Потом их стало так много, что при их сине-белом свете все увидели огромную волну. Она скорее напоминала отвесную высокую стену из воды, и она приближалась к острову. Тяжело и неотвратимо…

Раскаты грома, разбойничий свист Хазри, гул далекой Стены-Волны - все слилось и неслось к острову…

Удара Стены-Волны люди не почувствовали, не увидели, не услышали.…Для них, для Крепости Сабаил, для острова, все было кончено в один миг, в такой короткий, что они не успели даже с мольбой и молитвой обратиться к Небу, к Создателю…

А Стена-Волна разнесла остров с крепостью и, уменьшаясь в размере, исчезла далеко в море. Хазар довольно ухмыльнулся в седые усы и вернул воды свои на то место, где когда-то стоял остров с крепостью, которую строили 400 дней гордо возомнившие о себе люди. Катились волны, и ничто не напоминало, что когда-то здесь был остров с Крепостью Сабаил…

Настало утро. От берега потянулись лодки к месту гибели острова.…Внизу, под водой, на недосягаемой глубине покоилась Крепость-Сабаил. В чистой воде можно было разглядеть обломки стен, башен. Лениво проплывали стаи рыб между зубцами башен, там, где когда-то звучала человеческая речь, слышалась мерная поступь дозорных, где когда-то горели сторожевые костры. Теперь все это было на дне моря и надежно прикрыто толщей воды.

К бесчисленным богатствам Хазара прибавилась еще одна жемчужина: бывшая Крепость-Сабаил на бывшем острове…

И теперь, спустя много столетий, при тихой погоде, когда нет волн, можно увидеть эту каменную сказку на песчаном морском дне Седого Хазара…


© Мамедов Мир-Теймур, 2007.



Поиск сообщений в usta777
Страницы: 57 ... 35 34 [33] 32 31 ..
.. 1 Календарь