-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Thomas_M

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 3) Авто-Любитель Глобальная_политика Кино-Видео-На-Лиру

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 23.01.2008
Записей:
Комментариев:
Написано: 2995

Начало конца 'энергетической сверхдержавы'?

Дневник

Суббота, 23 Января 2010 г. 23:44 + в цитатник

 В последний месяц заголовки различных информационных агентств запестрели тревожными сообщениями: "Сланец не пустит Газпром в Америку"Судьба мира в газоносных сланцах ТехасаСланцевый газ. Революция, которая изменит газовую геополитикуКошмар путиномики: «Газпром» в сланцахГаз из сланцев может опрокинуть планы «Газпрома»Конец нефтедолларам? и т.д. и т.п. Короче, очень сильно заинтересовался что же такое добыча газа из сланцев? 

 

 

 

Схема добычи сланцевого газа

Можно положиться на сланцевый газ 

("Business New Europe", Великобритания)Николас Уотсон (Nicholas Watson)

 21/01/2010

Большую часть «нулевых»годов европейские столицы волновались об энергетической безопасности и чрезмерной зависимости континента от России, особенно, от российского газа. Однако возникшая перспектива разработки с помощью новых технологий огромных нетрадиционных источников газа может, в конце концов, сделать длящуюся уже десятилетие борьбу за контроль над гигантскими газопроводами, по которым в Европы поступает российский и среднеазиатский газ, бессмысленной.

Однако возникшая перспектива разработки с помощью новых технологий огромных нетрадиционных источников газа в сочетании с падением спроса на газ и ростом использования энергии из возобновляемых источников может, в конце концов, сделать длящуюся уже десятилетие борьбу за контроль над гигантскими газопроводами, по которым в Европы поступает российский и среднеазиатский газ, бессмысленной.

«Тихая революции» в газовой промышленности, о которой глава BP Тони Хэйуорд (Tony Hayward) говорил на октябрьской встрече газовиков в Буэнос-Айресе, началась в Северной Америке. Новые технологии, такие как горизонтальное бурение и гидравлический разрыв пластов позволяют американским фирмам добираться до труднодоступных залежей газа в плотных породах и сланцах, а также до залежей угольного метана со значительно меньшими издержками, чем казалось возможным пять лет назад. В ряде случаев, по его словам, эти издержки даже ниже, чем в традиционных проектах.

По некоторым оценкам, США обладают более чем 2000 триллионов кубических футов доступного газа. Этого количества им должно хватить больше чем на 100 лет. Таким образом, они моментально превращаются в страну, самостоятельно обеспечивающую себя газом. Для сравнения, по данным BP, российские запасы традиционного газа – самые большие в мире – немного превышают 1529 триллионов кубических футов.

Пока трудно сказать, в какой степени эти открытия изменят мировые энергетические рынки. Тем не менее, исполнительный президент испанской нефтегазовой компании Repsol Антонио Бруфау (Antonio Brufau) утверждает, что величина нетрадиционных мировых запасов газа «в долговременной перспективе меняет всю картину». Дэн Ергин (Dan Yergin), глава консалтинговой компании IHS Cera, считает новые методы разработки нетрадиционных газовых запасов «крупнейшей инновацией в энергетической промышленности за десятилетие» и полагает, что эта технология распространится из Северной Америки по всему миру.

По мнению экспертов, нетрадиционные источники способны увеличить мировые запасы газа на 250 процентов, причем часть этих новых резервов находится в «стабильных» частях мира, в частности, в Европе. Международное энергетическое агентство оценивает европейские запасы нетрадиционного газа в 35 триллионов кубометров. Хотя это значительно меньше, чем в Северной Америке и в России, этих резервов хватит, чтобы на 40 лет заместить импорт газа при нынешнем уровне потребления.

Новые технологии, опробованные на североамериканских газовых сланцах, уже начали проникать в Европу и в другие части мира, включая Китай и Латинскую Америку. ExxonMobil, в декабре вызвавшая шок на рынке, объявив о поглощении американской независимой газовой компании XTO Energy (сумма сделки составит 41 миллиард долларов), уже ведет бурение в Германии и собирается бурить скважины в Венгрии и Польше. ConocoPhillips также присматривается к Польше, совместно с Lane Energy. Австрийская OMV ищет залежи сланцев и, соответственно, сланцевого газа в Венском бассейне.

Тем не менее…

Россия, что неудивительно, встретила эти мечты о нетрадиционном газе с презрением. Александр Медведев, воинственный замглавы «Газпрома», утверждает, что добычу газа из сланцев окружает много мифов, и что ее последствия для экологии – в частности использование больших объемов воды – зачастую не учитываются.

Это в самом деле так– гидравлический разрыв пластов подразумевает использование смеси воды и химикалий, которая закачивается в скважины под высоким давлением, чтобы разломать породу и освободить газ. Многие промышленные компании и экологические организации согласны в том, что процесс может серьезно сказаться на экологии – помимо потребления воды, речь может идти о загрязнении водных источников– и даже способен вызвать сейсмические явления.

Эти соображения помешали американской газовой фирме Chesapeake начать добычу сланцевого газа в штате Нью-Йорк. К счастью для тех из европейских политиков, кого больше волнует энергетическая безопасность, чем экология, изрядная часть многообещающих месторождений находится в странах, которых больше всего беспокоит пагубное влияние России на поставки газа – таких как Польша и Украина.

Оригинал публикации: You can be sure of shale
Опубликовано: 20/01/2010 11:16
>>

 


Метки:  

Нет повода для оптимизма...

Дневник

Вторник, 09 Июня 2009 г. 01:53 + в цитатник
В колонках играет - ночь

Настроение сейчас - сонное

На яблочном из форуме наткнулся на ссылку на статью в Независимой газете по поводу кризиса и перспектив выхода из него. Статья звучит прямым диссонансом с победными реляциями говорящих голов из телевизора. Никаких радужных перспектив нас не ждет в ближайшем будущем. "Замедление темпов падения" всего лишь означает, что нас долбанет об очередной каменный уступ и мы понесемся дальше в пропасть... Впрочем, читайте:

 

http://www.gazeta.ru/column/mikhailov/3207900.shtml

Алексей Михайлов – 
эксперт Центра экономических и политических исследований (ЭПИцентр)

Нерастраченные иллюзии

— 8.06.09 10:22 —

Российский кризис постепенно переходит в новую фазу. Его динамика отличается от мирового, но сейчас, похоже, проблемы синхронизировались и кризисы пришли к примерно одинаковой стадии, хоть и разными путями.

Сейчас мы имеем дело с перерастанием кризиса в новую фазу – кризиса потребления населения. И этот процесс идет с неуклонностью закона свободного падения.

Розничный товарооборот с сентября начал монотонно сокращать темпы роста к прошлому году. Происходило это постепенно, без рывков, просто от месяца к месяцу демонстрировались более глубокий сезонный спад и более вялое восстановление. В феврале продажи впервые упали ниже уровня прошлого года, затем отставание только усиливалось, достигнув в апреле более 5% «ниже нуля».

При этом сокращение продаж долгое время не отражалось на общем индексе розничных цен. Однако если посмотреть на структуру цен, то мы увидим явное торможение инфляции в секторе непродовольственных товаров еще с осени прошлого года – именно отсюда, особенно с покупок товаров длительного пользования, начинается экономия населения. Первыми должны падать наиболее дорогие товары – квартиры и машины. Так и есть. В I квартале в 6 раз сократилась выдача ипотечных кредитов(по сравнению с аналогичным периодом прошлого года), более чем вдвое – производство легковых автомобилей (апрель 2009 года к апрелю 2008-го) при огромных запасах их на складах – потребители не выкупают даже вдвое меньшее количество машин.

Одновременно мы видим опережающий рост цен в секторе услуг. В основном это влияние государственно-регулируемых цен на услуги естественных монополий – жилищно-коммунальное хозяйство, транспорт и т. п. То есть

именно государство поддерживало последние месяцы инфляцию в потребительском секторе.

И как только давление издержек со стороны государственных цен прекратилось, темп инфляции упал в апреле – мае вдвое (0,6–0,7% в месяц). Это показатель сокращения потребления населения и углубления кризиса. При выходе из кризиса инфляция (причем именно инфляция спроса, а не издержек) должна расти. Именно это должно было бы стать опережающим индикатором восстановления экономики.

Падение розничных продаж было вызвано, конечно, нарастающими финансовыми проблемами населения. С одной стороны, рост безработицы(людей, не получающих доходы) – как явной (на 3 млн человек за август – февраль), так и скрытой (численность полубезработных или частично занятых увеличилась за декабрь – май на 1,3 млн). И, кстати,

падение официально зарегистрированной безработицы за последний месяц (22 апреля – 20 мая) на 32 тысячи человек, о чем так много говорят в правительстве, было вчетверо скомпенсировано ростом частичной занятости – на 118 тысяч человек, о чем совсем не говорят.

С другой стороны, продолжается сокращение доходов работающих. Реальные располагаемые доходы населения впервые упали ниже уровня прошлого года уже в ноябре 2008. В декабре – январе это падение стало катастрофическим – 10–12% (резко срезаны все годовые премии/бонусы). И после некоторого оживления в феврале – марте, реальные доходы, несмотря на снизившуюся инфляцию, вновь ушли в минус в апреле.

На розничных продажах такие скачки сказывались не так сильно – за счет сокращения сбережений населения. Население проедает свои сбережения вот уже полгода (сбережения в макроэкономическом смысле – это превышение доходов над расходами). За 5 месяцев (ноябрь – март) сокращение сбережений составило уже треть месячного дохода. В апреле ситуация изменилась – проедать стало нечего: налично-денежные сбережения, похоже, кончились, и начался процесс сокращения банковских сбережений.

Итак, кризис постепенно приобретает «новое качество» – превращается в кризис, инициируемый сокращением потребления населения. То есть, в стандартный кризис перепроизводства.

На этом фоне бумерангом прилетает «привет» из падающей экономики в банковскую сферу. Предприятия не в состоянии обслуживать кредиты, доля плохих кредитов в составе банковских портфелей быстро растет. Увы, после некоторых реформ банковского учета с 1 января этого года Банк России (по признанию директора департамента банковского регулирования и надзора Алексея Симоновского) не имеет реальной оценки проблемных кредитов в банках. В 3–4% «плохих» кредитов по отчетности Банка России входят только суммы просроченных ежемесячных платежей. А если считать «плохой» всю сумму кредита, по которому просрочен платеж, то цифра, естественно, вырастет в разы. А если к ней добавить реструктурированные кредиты (до 20% всей задолженности)...

Международное рейтинговое агентство S&P оценило долю проблемных долгов в 15–20% по состоянию на апрель-май. Опровержений или возмущений со стороны ЦБР не последовало. Прогноз S&P к концу года – до 50%.

Банковская система уже 3 месяца подряд сокращает активы и два – работает с убытками. Банк России реагирует на это по-своему. Он принимает решения не о том, как вытащить банковскую систему из кризиса (для чего надо обратить внимание на кризис реального сектора и принять решение по расчистке балансов банков от «плохих» долгов), а просто в очередной раз меняет систему учета: готовит поправки в закон о страховании вкладов с тем, чтобы исключить из критериев участия банков в системе страхования вкладов «финансовую устойчивость». Фантастическое решение – теперь убыточные банки получат возможность работать с вкладами населения. Чревато...

А куда деваться? Банки из первой тридцатки и, даже десятки, завершили первый квартал 2009 с убытками – «Уралсиб», Промсвязьбанк, ВТБ 24,«Русский стандарт», Росбанк и др. По итогам второго – в конце лета им должны были бы отказать в праве работать со сбережениями населения. Представляете последствия?

Понятно, что такие решения только откладывают кризис «на потом». Но когда это «потом» придет – мало не покажется всем. Вдруг может выясниться, что резервов в АСВ (Агентстве по страхованию вкладов) катастрофически не хватает – именно тогда, когда Резервный бюджетный фонд окажется полностью исчерпан (осень-зима 2009), а цены на нефть после весеннего скачка, вновь пойдут вниз...

Такое ощущение, что в Кремле и Белом доме рассматриваются только оптимистические сценарии кризиса.

Борьба с симптомами болезни заменяет борьбу с ее причинами. Решения по докапитализации банков, конечно, важны для их стабильной работы, но никак не решают проблему банковских убытков.

Инвестиционный кризис в России не закончился. Инвестиции упали, и их роста не наблюдается. Но два других кризиса – потребления населения и банковский – начинают выходить сегодня на передний план. Первый из них медленно, но неотвратимо набирает ход, второй уже в полном разгаре, хотя и всячески маскируется Банком России и, конечно, самими банками.

Оптимистические прогнозы по сокращению спада промышленности и ВВП во втором полугодии связаны не с реальным оживлением экономики, а с «эффектом базы» – именно во втором полугодии 2008 экономика начала падать. И просто более медленное падение, чем в начале кризиса будет создавать иллюзию«выхода экономики из кризиса», при том, что реального роста может не быть вовсе.

Но, пожалуй, не стоит забывать, что медленные процессы в экономике более мощные и инерционные, а процесс падения потребления населения проявится в полной мере именно во втором полугодии. И тот факт, что сегодня практически ничего не делается для того, чтобы остановить, повернуть вспять этот процесс, означает, что когда такая светлая мысль придет в голову нашим экономическим властям, с кризисом будет справиться очень трудно. А если на него наложатся еще и проблемы с банковскими сбережениями – кризис 1998 или 2008 годов будут вспоминаться как детские игры в песочнице...

Иллюзии о том, что российский кризис достиг дна, вредны, они расслабляют экономические власти и вызывают сильно запаздывающую и неадекватную реакцию на проблемы. Говорить, что мы избежали худшего сценария кризиса пока рано.

 

 


Метки:  

 Страницы: [1]