Комментарии (4)

Санкт-Петербург. Медный всадник. Посвящается грядущему дня города.

Дневник

Понедельник, 23 Мая 2011 г. 22:08 + в цитатник

Вместо эпиграфа одна из самых моих любимых загадок. У кого три головы, два хвоста и шесть ног?

 

Скоро 27 июня — День города. Одним из символов Петербурга по праву считается Медный всадник — памятник царю-основателю города Петру I скульптора Этьена Фальконе. Про этот памятник и поговорка имеется, что есть памятники Петру Великому хорошие, плохие, а есть «Медный всадник», названый так с легкой руки Александра Серегеевича. Однако в далеком XVIII веке (памятник был открыт 1782 году) далеко не всем нравился сей памятник. Его называли «Всадником апокалипсиса». На самом деле, есть в нем что-то гнетущее, зловещее. Всадник на огромном коне будто готов прыгнуть в пропасть. А какой взгляд у императора — грозный! Такие мрачные и мистические мотивы отразились в стихах и фольклоре. Помните в поэме «Медный всадник» Пушкина какого страха нагнал на Евгения? Неспроста все это!

Ужасен он в окрестной мгле!


Какая дума на челе!


Какая сила в нем сокрыта!


А в сем коне какой огонь!


Куда ты скачешь, гордый конь,


И где опустишь ты копыта?


О мощный властелин судьбы!


Не так ли ты над самой бездной


На высоте, уздой железной


Россию поднял на дыбы?*

В народе ходило множество легенд. По одной и них, не из чугуна он, а из темного камня. И не скульптор его сделал, а это сам император окаменел! Как-то раз скакал он на своем коне и кричал: «Все Божье и моё!» вот и не понравилось высшим силам! Превратили гордеца в камень. По другой легенде сей памятник запечатлел императора в момент горячки или безумия. Когда он прямо с постели вскочил на коня и помчался куда-то. Никто за ним не успел. Другие говорили, что не просто так поскакал Петр I. Ему сказали, что где-то рядом шведы устроили вылазку. Перебили отряд наших солдат, и лишь один остался жив. Они его начали пытать, чтобы выведать военные тайны. Но стойкий попался солдат. Вот на выручку храбрецу и помчался император. Другая легенда рассказывает о том, что памятник сам нашел себе это место. Якобы призрак в образе Петра I, преследовал юного Павла I. Тот рассказал о встрече своей бабушке Екатерине II. Та сочла это знаком и повелела на месте их встречи установить памятник предку. Еще бытует мнение, что призрак сказал Павлу I, что пока памятник будет здесь стоять, ни один враг не возьмет город. Легенды легендами, но во время блокады отказались от первоначального плана эвакуации памятника, оставив его на постаменте. Может и вправду он оберегает наш город? Не зря же жива в народной памяти легенда о майоре Батурине, которому тоже привиделся первый российский император, в то момент, когда хотели эвакуировать памятник перед угрозой вступления в город на Неве войск Наполеона.

 

Про коня тоже бытуют разные слухи. Якобы его ваяли по образу настоящего коня, любимца императора. Такого коня, чтобы был и быстрым, и выносливым искали долго. Нашли у одного крестьянина в Карелии, у озера Онеги. Но ни за какие деньги не хотел отдавать его крестьянин. Тогда его выкрали. Но крестьянин пошел за ним в саму столицу. Добился аудиенции императора. Естественно наступила справедливая развязка. Воры в лице придворных наказаны, крестьянин получил богатый подарок, а у императора российского конь остался уже по доброй воле хозяина. Заслуживает и упоминания Гром-камень. Место откуда он был привезен известно лишь примерно, невдалеке от деревни Лахти. По одной из легенд подходящий камень нашел крестьянин Семен Вешняковым. Где-то написано, что он сам с подручными его отколол, по другой, он только увидел как гром поразил скалу, и от нее отклонялась огромная глыба. От Лахти до Санкт-Петербурга даже пешему идти несколько дней, а уж тащить такой огромный валун еще дольше. Четыре с половиной месяца продлилось его путешествие до Петербурга. По доставлению, его практически не изменились, лишь слегка подправили форму. Другая молва утверждает, что этот камень известен был Петру давно, его он использовал как наблюдательную вышку во время сражений, так же на коне вскакивая на его вершину. Еще хочу упомянуть о двух мастерах которых часто забывают назвать. Но они тоже внесли свой вклад в создании памятника. Это скульптор Фёдор Гордеев, создавшей змею под нога всадника и пушечных дел мастер Емельян Хайлов. Он помогал Фальконе с подбором бронзы. А когда дело дошло до финальной отливки, то завершил работы рискую своей жизнью. Вот отрывок из газеты «Петербургские ведомости» того времени:

"24 августа 1775 года Фальконе вылил здесь статую Петра Великого на коне. Литьё удалось кроме местах в двух фута на два вверху. Сия сожалительная неудача произошла через случай, который предвидеть, а значит, и предотвратить возможности вовсе не было. Вышеупомянутый случай казался столь страшен, что опасались, дабы всё здание не занялось пожаром, а, следовательно, всё бы дело не провалилось. Хайлов остался неподвижен и проводил расплавленный металл в форму, не теряя бодрости своей нимало при предоставляющейся ему опасности для жизни. Такой смелостью Фальконе тронутый по окончании дела бросился к нему и от всего сердца целовал и дарил его от себя деньгами".

В качестве иллюстрации поставлю ночную фотографию «Медного всадника».

Медный всадник/1413032_sdsd (600x570, 117Kb)

* отрывок из поэмы А.С. Пушкина «Медный всадник»

В отчерке использована цитата с сайта http://walkspb.ru/pam/medn_vsad.html

Спасибо!

 

Рубрики:  Санкт-Петербург

Метки:  

 Страницы: [1]