-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Sulvi

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 1) Мой_цитатник

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 07.06.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 16

Записи с меткой душа

(и еще 37607 записям на сайте сопоставлена такая метка)

Другие метки пользователя ↓

ангел боль душа история любовь рассказ слезы читать

Слезы ангела

Дневник

Воскресенье, 07 Июня 2009 г. 16:35 + в цитатник
x_6c699b0f (604x420, 31Kb)

Глава 1. Ангел-хранитель

Всего лишь миг и я уже летела вниз с обрыва. Тело с силой ударилось о твердую как асфальт поверхность. Холодная вода окутывала мраком. Движения давались мне с трудом. Я не могла сопротивляться течению. Тем более, я совсем не чувствовала ног.
Да и зачем? Мне не хотелось сопротивляться. Еще чуть-чуть и больше никакой боли, никаких ощущений. Сознание понемногу отключалось.
Я увидела свет и потянулась к нему. Он ослеплял. Мне было очень легко и просто. Я была… счастлива. Я уже было дотянулась, даже почувствовала все его умиротворение и тепло, но что-то схватило меня и потянуло обратно. Свет отдалялся, сменяясь мраком и холодом.
- Нет! – вырвалось из груди вместе с водой из моих легких. Горло обжигало, возвращая меня в реальность боли и страданий. Я хотела просить оставить меня там, со светом, но жжение в горле не позволило вымолвить и слова. Я чувствовала, что дыхание возвращалось, раздирая мое горло и отключая при этом сознание.
- Только не отключайся! – еще один удар в грудь вернул меня в сознание. Легкие выплюнули почти всю жидкость, и раздирающий кашель прошел больной дрожью по горлу. Боль. Вот что теперь я чувствовала. Но не только физически. Душа рвалась на куски.
- Ты как? Ничего не сломано? – звоном раздавалось в голове. Я попыталась открыть глаза, но веки непослушно закрывали реальность. В голове невыносимо кололо. – Ты меня слышишь?
- Я не знаю, - прохрипела я, все еще не открывая глаз. Теперь уже острая физическая боль пронзила тело от кончиков пальцев на ногах до каждой клеточки моего мозга. Раздирающий крик вырвался из груди.
Дальше все как в тумане. Я только слышала голоса. Их было много. Меня поднимали и опускали. Пару раз я все-таки раскрывала глаза. И все время видела только одно лицо. Видимо это и был мой спаситель. Его очертания были нечеткими и казались вовсе фальшивыми по сравнению с реальностью боли, что растекалась по телу раздирающими лучами.
Потом боль начала утихать. Мое тело погружалось в полусон, но я все-таки периодически слышала теперь знакомый голос моего ангела-хранителя. Мрак постепенно окутывал мое сознание. Я бродила по темным коридорам, наполненными страхом пока не отключилась.


Глава 2. Так не бывает

Комната была наполнена светом и теплом. Я сидела на краю кровати и всматривалась в бескрайний океан. Он как жизнь кажется бесконечным и непредсказуемым, никто не может предвидеть, что будет дальше.
Теплый бриз развевал волосы, пробегая прохладой по коже. Мне казалось, что маленькие капли воды касались лица, освежая прикосновение теплых лучей солнца.
Мои раздумья прервали приближающиеся шаги. Я встала с кровати и сделала шаг к двери. Через пару секунд она распахнулась, и я застыла от удивления.
- Мама! – еле слышно вылетело из моего горла. Этого не может быть. Мои родители разбились, когда мне было 8 лет. Наверно я сплю. Я зажмурила глаза, но вместо того, чтоб проснуться передо мной возник еще и отец.
Они были так прекрасны. Мама улыбалась как всегда, а папа смотрел на меня своим серьезным и в то же время нежным взглядом. Это была такая пытка для меня. Слезы непрерывными потоками сорвались из глаз, колени подкосились, и тело тяжелым камнем рухнуло на пол, прикрывая мокрое лицо ладонями.
Боль со всей силы нанесла удар.
- Милая, не плачь, я рядом, - мама как всегда спокойно подошла ко мне и провела ладонью по щеке. Затем она обеими руками взяла мое лицо и приподняла его. – Верь в себя. Твоя жизнь самое дорогое сокровище для меня. Будь осторожна. Я люблю тебя.
Она нежно прикоснулась губами ко лбу и начала таять.
- Нет! Не уходи! Мама! – звуки обжигали мое горло. Я начала хватать ее руками, но она становилась воздухом. – Нет! Остановись! Не уходите! Молю!
- Мы любим тебя, милая… - ее голос таял в ярком свете.
- И я вас люблю! Прошу! – постепенно я начала покидать светлую комнату, попадая в освещенное лампой помещенье.
Я чувствовала, как мои руки плотно прижаты к постели, а, открыв глаза, на месте мамы я увидела парня, что-то пытающегося мне сказать. Но я не слышала его слов. Пару раз моргнув, я начала приходить в себя.
- Успокойся! Это лишь сон. Все хорошо, - уверял меня мой ангел-хранитель.
- Где я? Где мама? – я пыталась успокоиться, но сердце все еще бешено стучало внутри. А лицо было мокрым от пота.
- Ты в больнице. С тобой уже все в порядке. Успокойся, тебе нельзя нервничать.
Только сейчас я заметила, что со всей силы впилась в его руки ногтями.
- Прости! – отрывая свои руки от его, я почувствовала, как глубоко вонзила свое орудие.
- Ничего страшного, - он быстро подал мне полотенце, а сам поспешно отвернул рукава рубахи.
- Нет, действительно, прости. Что же я наделала. Тебе больно?
- Просто отплатила мне за свое спасение, - он улыбнулся, - все в порядке, правда.
- Прости еще раз, - это заставило меня ответить ему тем же.
- Хорошо. Только тебе теперь придется…
- Надеюсь это в моих силах, - прервала я его речь.
- …со мной пообедать, - он вопросительно посмотрел на меня.
- Вот как ты знакомишься с девушками. Теперь все ясно, - это заставило меня не только улыбнуться, но и покраснеть. Моя бледная кожа всегда выдавала все эмоции. Он предложил мне пообедать, а я несу такой бред. Вот дура.
- Это значит «да»?
- Это значит «я подумаю», - ну вот, опять. «Я подумаю»? Ха. Конечно «да». Да что со мной.
- Неужели это не в твоих силах?
- Ммм… конечно я могла бы…
- Вот и решили, - не дав договорить, он взял инициативу в свои руки, чему я была безгранично рада. Еще чуть-чуть и я могла все испортить.
- Вот только, я, наверно, не скоро отсюда выйду, - я осмотрела свое безнадежное состояние. И пожалела, что совершила такую глупость. Хотя, если посмотреть с другой стороны, тогда я бы не встретила его. Я зевнула.
- Это уже не твои заботы. Я ненадолго отлучусь. Скоро буду. А ты пока поспи. Набирайся сил.
- Но…
- Никаких «но». Отдыхай. Да и скоро врач придет тебя осмотреть. Так что я пойду. Не скучай, Лили.
- Эй. Так нечестно. Я даже не знаю как тебя зовут.
Секунду подумав, он сказал:
- Называй меня как хочешь.
- Тогда, - я задумалась, - я буду называть тебя ангелом, - а что? Он такой забавный. Пусть будет ангелом.
- Как угодно, милая.
Он поцеловал меня в лоб и выскочил из комнаты. Комната вдруг потеряла свою душу, и, казалось, весь свет поник. Я знала его совсем недолго и … Вернее, я его совсем не знала, но уже не представляла как провести пару часов без него.
Но ведь так не бывает. Нельзя так быстро влюбиться. Странно, но мне казалось, что я важна ему не меньше, чем он мне.


Глава 3. Признание

Впервые я осмотрела комнату. Она была не только безжизненной с уходом ангела, она была пустой и до того. В палате я находилась одна. За окном было темно. Свет лампы был тусклым. В комнате было тихо. Лишь звук приборов давал повод думать, что она не пустовала.
За дверью время от времени слышались шаги и голоса.
Вскоре дверь распахнулась, и вошел врач с медсестрой.
- Как ты себя чувствуешь, Лили? – уставшим хриплым голосом спросил врач. Он выглядел так, будто уже несколько ночей не спал.
Только сейчас я осознала, что на самом деле у меня ломало все тело, и раскалывалась голова.
- Бывало и лучше, - выдавила я.
- Мария, дайте ей обезболивающего. Вам, Лили, лучше сегодня отдохнуть. Поспите, наберитесь сил.
- Доктор, скажите, меня скоро выпишут.
- Дорогая, все будет зависеть от темпов Вашего выздоровления. И как Вы будете следовать советам доктора. Думаю, вы не выйдете отсюда раньше чем через 3 недели.
- Доктор, - умоляюще произнесла я, - может, возможно, все-таки раньше?
- За вами есть, кому ухаживать дома? Я спрашиваю, потому что мы не дозвонились до родственников, а Вам просто необходима будет помощь со стороны.
- К сожалению нет, - конечно они не дозвонились родственникам. Мои родители уже никогда не смогут ухаживать за мной, а тетя в очередной командировке. Она журналистка и дома бывает редко.
- Тогда не спишите. На работу уже сообщили. Ведь так, Мария? – она кивнула, продолжая убирать ненужные лекарства с тумбочки. – А теперь спать.
- Но…
- Доктор сказал отдыхать, - он попытался выдавить улыбку.
- Конечно-конечно, - я нехотя натянула одеяло и закрыла глаза, слыша как отдаляются шаги, а затем закрывается дверь.

Уснуть я не могла. Тем более, я не могла поверить, что мой ангел-хранитель не придет. Я ждала его.
Мне понадобилось совсем немного времени, как дверь в комнату распахнулась. Я обернулась и зажгла светильник. Мой ангел катил тележку. Приблизившись ко мне, я заметила, что в центре стояла пустая ваза для цветов, а с обеих сторон располагались два больших блюда, закрытых крышками как в ресторане.
- Что это? – спросила я в недоумении.
- Твой долг, - нежно улыбнувшись, он вытащил руку из-за спины с красивым букетом цветов. Такого со мной еще не было.
- Вау! Спасибо! – я не могла скрыть своего румянца, который, казалось, выдавал мое увлечение этим парнем. – Не стоило. У меня просто нет слов… спасибо!
Он только широко улыбнулся и переставил мое блюдо на специальный поднос. Ужин оказался очень кстати. Я спала довольно долго, и организм изрядно проголодался. И ваза была как раз кстати.
Все было очень вкусно и… романтично. Такой романтики никогда не было в моей жизни. Но почему?
По окончанию трапезы, он все убрал на тележку и присел рядом со мной.
- Это было просто супер! Спасибо, - восторженно сказала я.
- Я рад, что тебе понравилось.
- И еще раз спасибо, что спас меня. Теперь я твой раб навеки, - мы оба рассмеялись.
- Смотри, я могу и запомнить твое обещание.
- Я не откажусь от своих слов. Я обязана тебе жизнью, - мои слова прозвучали более серьезно. Затем я снова улыбнулась: – Теперь я просто от тебя не отстану.
- Я был бы рад.
Вмиг улыбка сползла с его лица:
- Ты ничего мне не должна. Но все же об одном я наверно тебя попрошу.
- Что?
- Не делай так больше, ангел может не быть рядом или просто не успеть, - глядя в мои глаза, говорил он. На секунду он опустил взгляд. - А еще его сердце может просто такого не выдержать,- его глаза искали в моих какие-то ответы. – Лили, на самом деле, не я твой ангел, а ты мой.
Он взял мою руку и начал вертеть ее. Холод и боль дрожью окутали тело. Но мне было приятно его касание. Я взглянула на его руки, пытаясь найти следы моих ногтей. Но там не было и следа. Странно. Он продолжил:
- Понимаешь, я ведь давно за тобой следил, - он сжал мои руки сильнее, усиливая внутреннюю боль. – Думал, что это просто увлечение, и я смогу всегда просто уехать и забыть тебя. Но когда я увидел, что ты падаешь, я… испугался, что больше никогда не увижу тебя. Я понял, что жизнь без твоего присутствия не имеет смысла для меня. Ты нужна мне. Ты… делаешь меня лучше.


Глава 4. Зачем?

Мое сердце вырывалось из груди. Такого я, конечно, не ожидала. Он нуждается во мне.
- Это ты мой ангел. Прошу не отвергай меня, - его голос изменился. Я не могла видеть его глаз, но мне казалось, что на них наворачивались слезы. Я ощущала как сильно он нуждался во мне. Мне казалось будто он стал мягким и беззащитным. А вся боль отступила. Мне безумно захотелось обнять его. Я вытянула к нему руки, призывая опуститься в мои объятья:
- Я всегда буду твоим ангелом, - я провела рукой по его щеке. Не знаю почему, но он стал самым важным человеком в моей жизни. Вот он смысл жизни. Когда хочется продолжать свое существование. Нет, не существование. Когда хочется жить.
Он вздрогнул, поднял голову и посмотрел в мои глаза. Затем резко окаменел, вскочил на ноги и направился к выходу:
- Прости. Я не могу так с тобой поступить. Мне нужно уходить.
- Я сделала что-то не так? – тело сжимала боль. Как быстро все изменилось. Мне показалось, что воздух потяжелел, по меньшей мере, в два раза.
- Нет. Дело во мне. Прости. Тебе нужно отдыхать.
- Нет! Вернись! Прошу останься!
Он остановился у приоткрытой двери:
- Так будет лучше.
- Для кого лучше? Для тебя? – я сама не могла поверить в то, что говорю это. Но я не хотела его терять. Больше всего я хотела сохранить в моей жизни того, кто освещал мое существование подобно солнцу.
Он сделал еще шаг.
- Ты вернешься? – выкрикнула я в отчаянии.
- Зачем? – он произнес равнодушно, захлопнув дверь.
- Ты нужен мне, – прошептала я. – Молю, вернись, мой ангел…
Рука, что висела в воздухе, будто останавливая его, упала на постель. Слезы хлынули потоками из глаз. Почему? Что я сделала не так?
Я еще долго копалась в своих мыслях, пытаясь найти логическое объяснение его поведению. Может это такая шутка, розыгрыш. Или кто-то попросил его присматривать за мной, а потом он понял, что я ужасный человек и решил не тратить время впустую.
Ну конечно, это все тетя. Она наверняка хорошо ему заплатила, но он не смог. Меня никто не может терпеть. Лучше бы он меня не спасал. Воде абсолютно безразлично кем ты являешься.
Как я могла быть такой наивной? Пусть лучше никогда не возвращается. Не хочу его видеть. Он как все. Нет, хуже. Все мне безразличны. А он. Он наполняет сердце теплом. Меня тянет к нему. Слезы безвольно текли по щекам.
Нет, он не солнце, он моя луна. Какая-то невероятная боль и печаль исходила из его тела. А холод и безжизненность его существования завораживает, притягивая меня. Но мне с ним комфортно.
Нет. Я все-таки хочу его увидеть хотя бы еще раз.


Глава 5. Боль – пища зла

Ангел? Да какой из меня ангел? Я скорее дьявол воплоти. Я монстр, чудовище. Если бы ты только знала, чем я заполняю свое свободное время, ты бы никогда больше не звала меня ангелом.
Но с ней я другой. Лили делает меня лучше. С ней я не хочу быть монстром. Мне нужно только ее тепло и улыбка. Как же она мне все-таки нужна.
Она сказала, что я ей тоже нужен. Зачем я только ей показался? Я причинил ей боль. Нужно вернуться. Нет. Она наверняка уже спит. Все. Я не должен больше ее видеть. У нее должна быть нормальная жизнь.
Я мчал сквозь тьму к обрыву. Жизнь. Вот что мне сейчас нужно. Я голоден. Но я не стану трогать людей. Я буду лучше ради нее. Я стану другим. И я не трону ее. Больше не трону.
Но ее боль. Она преследует меня. Какое же я все-таки чудовище. Столько боли для такого хрупкого существа. И я усиливаю ее страдания, забирая ее жизнь.
Я прибавил ходу и уже через несколько секунд оказался возле обрыва. Я, не останавливаясь, спрыгнул вниз в воду. Тело стрелой прорезало поверхность. И ничего: ни боли, ни страха. Никаких желаний, просто тишина. Вода всегда помогала мне справиться со своими потребностями.
Конечно, мертвец не может чувствовать. А я уже давно умер. Вернее я всегда думал, что не могу чувствовать ничего. Но нет, она заставила меня вернуть свои эмоции. Я даже на миг почувствовал тепло в своем теле.
Когда я вынырнул, на горизонте уже виднелись лучи солнца. Они пытались согреть мое тело, но кровь уже давно застыла в его жилах и не поддавалась даже огню.
Я вышел из воды и сел на берегу. Далеко от людей было спокойно. Их сила слабыми пульсациями била внутри, заставляя расти мой аппетит. Но я не поддамся соблазну.
Ветер. Чье-то тело коснулось земли неслышно для человека и слишком громко для меня. Я не оборачивался.
- Привет! Опять скрываешься от своей сущности? – конечно это Мила. Только она не могла оставить меня в покое, находя меня где бы я не был.
- Тебе-то что? – холодно бросил я. Она всегда была мне безразлична, но сегодня я ощутил к ней неприязнь.
- Я просто волнуюсь о тебе. С тех пор как ты следишь за этой девченкой ты сам не свой. Пойдем, оторвемся. Забудь ты о ней, - она стала передо мной.
- Ты же знаешь, что не я этого хочу. Это приказ Хайера.
- Да, но он не велел тебе перестать наслаждаться жизнью. Пойдем!
- И ты считаешь это жизнью? – голос сорвался на крик. – Это жалкое ничтожное существование. Это ад. Мы вынуждены забирать жизни людей, чтобы дальше продолжать существовать. По-твоему жизнь – это отбирать свет души и превращать его в боль?
- С каких пор такие мысли? Ты же был другим. Таким холодным и беспощадным. Люди не ценят свою жизнь. А мы лишь укорачиваем их страдания.
- Мила, иди куда шла, - руки сжались в кулаки.
- Да она не просто твоя работа. Верно? Чем она так тебя задела? Ты не нужен ей. Как же ты этого не понимаешь. Ты монстр. Вы никогда не сможете быть вместе. Она теплый луч солнца, а ты холодный кусок камня. Она - твоя жертва. И когда-нибудь ты с наслаждением заберешь ее свет. Почему бы тебе не смириться с тем, кто ты есть…
Я еле сдерживался, чтобы не врезать ей. Я не хочу быть чудовищем. Это против моей воли. Я был вынужден. Но теперь не могу себе этого простить. Откуда столько эмоций? И я уж точно никогда не причиню боль Лили. Пускай мы разные, но она как солнце притягивает мою холодную и безжизненную луну. И я верю в то, что я нужен ей, что мы сможем быть вместе.
Я не мог больше это слушать. Я распахнул свои черные крылья и вмиг оторвался от земли. Я вложил всю свою силу в рывок. Устремляясь вверх, я чувствовал как она рухнула на землю.
Острая боль, словно аромат любимого блюда, поманила меня к жертве. Девушка плакала у окна. Я бесшумно опустился на площадку лестницы и безудержно, явно проголодавшийся, начал усиливать ее страдания. Она сильнее прижала колени к груди, а я наслаждался. Ее тепло медленно покидало тело и просачивалось сквозь меня.
Сила наполняла пространство внутри. Я чувствовал умиротворение. Я вдыхал ее страх как аромат дорогих духов. «Нет, - пронеслось в голове. - Остановись!»
Я порхнул в небо и направился к воде. Мила все-таки права – я монстр, мы никогда не сможем быть вместе.
Спрятав крылья, я рухнул в воду. Здесь я не смогу причинить никому боль.


Глава 6. Правда

Пляж. Вода. Я уже не то что хожу, я могу бегать. Что-то не похоже на реальность, но так приятно. Солнце заливает своим светом. Вокруг меня много людей. Все отдыхают.
Вдруг небо затянуло темными тучами. Люди один за другим начали падать на песок, корчась от боли. Их крики раздирают все внутри. Страх наполнил меня.
- Что происходит? – мой крик остался эхом в голове.
Четыре огромных птицы спускаются с небес. Нет. Это не птицы. Это… это ангелы с черными как ночь крыльями. Закрываясь рукой от песка, я пыталась разглядеть их лица. Один ангел был с длинными черными волосами, остальные коротко подстрижены.
Неужели из-за них людям стало больно? Нет! Не может быть! Среди них был и мой ангел. Не может быть. Он не может причинять боль.
Он подошел ближе и сказал холодным, тяжелым голосом:
- Я пришел за тобой. Пойдем со мной, ты нужна мне, - он протянул руку, приглашая меня взять ее.
Неуверенно я уже потянулась к нему. Как вдруг четыре светлых луча опустились рядом со мной. После ослепляющего света я увидела… ангелов. Но они были ослепительно белыми.
Не успев ничего осознать, я почувствовала, как сильная теплая рука притянула меня к себе:
- Она не пойдет с тобой, - его голос был медовым и успокаивающим.
- Она моя, - прорычал мой ангел, сжимая кулаки.
- Больше нет.
- Отпусти ее по-хорошему, - я чувствовала, как гнев растекается по его телу, - она пойдет со мной.
- А ты спросил ее? Хочет ли она пойти с чудовищем?
- Что? – в недоумения я переводила взгляд с одного ангела на другого. – Что ты такое говоришь? Он не чудовище. Он мой ангел.
- Да милая, конечно, он не рассказывал тебе, чем занимается и как живет. Но я хочу, чтобы ты знала правду перед тем, как сделаешь выбор.
- Остановись, - разъяренно кричал мой ангел, приближаясь к нам.
- Он забирает жизненную силу у людей, он живет и наслаждается светом других.
Мой ангел остановился, опустив голову.
- Что? Что это значит? Я не понимаю.
- Он причиняет людям боль, забирая их души. Этого его пища. Он живет благодаря жизням людей. Он убивает.
- Нет, не может быть, - я обернулась к моему спасителю, - скажи, скажи, что все это бред и ты просто мой ангел-хранитель.
Он молчал, все еще опустив голову. Затем тихо прошептал:
- Я не убиваю. Я меняюсь, - он поднял голову, - я становлюсь лучше благодаря тебе. Ты мой свет. Мое солнце. Я не хочу причинять боль никому. Я был вынужден.
- Как бы там ни было, он не сможет жить по-другому. Чтобы существовать ему нужны живые души, - все еще крепко прижимая к себе, произнес светлый ангел.
- Нет. Нет. Я не верю. Он хороший, - слезы вырвались наружу. Я протянула свою руку навстречу тому, кого не принимала за монстра. Но вся его сущность кричала об обратном. Его холодное безжизненное тело, черные волосы и разорванные угольные крылья. И боль, мука, страдания, исходящие от него. Я видела их, казалось, даже могла пощупать.
- Тогда почему все эти люди сейчас страдают?
- Нет. Не хочу верить… - если бы меня не держали, я бы рухнула на пол, - не может это быть правдой.
Я, наконец, вырвалась из объятий и выскочила в середину между ними. Внутри все разрывало. Боль растекалась по телу, и я чувствовала как они тянут из меня все хорошее, наполняя каждую клеточку тела болью. Потом снова тепло.
- Прошу не плачь, - прошептал мой ангел, - мне тяжело.
- Мне не важно кто ты! Слышишь? – голос сорвался на крик. – Ты моя необходимость! Ты нужен мне. Я верю, ты другой. Для меня ты свет! Я люблю тебя!
Еще шаг, и я уже стояла напротив него. Он поднял глаза. На его лице читалась боль. Ему было тяжело. Я подошла ближе, преподнося руку к его щеке.
Я замерла на несколько секунд, а потом прикоснулась. Лицо было холодным, и моя рука вздрогнула. Он напрягся, но я быстро прикоснулась к нему.
По его лицу пробежала дрожь. Он с наслаждением закрыл глаза. Я больше всего на свете хотела, чтобы ему больше не приходилось жить такой жизнью.
Он словно брошенный котенок терся о руку, пытаясь провалиться в мое тепло. Я сделала еще шаг, прикасаясь второй ладонью ко второй щеке. Тоненькие светлые струйки начали просачиваться под его кожей. Его лицо начинало светиться.
На миг я закрыла глаза. Его щеки быстро теплели под моими ладонями. Я почувствовала напряжение вокруг и открыла глаза.
Крылья. Его крылья начали светлеть. Постепенно до края последнего перышка. Он удивленно смотрел в мои глаза, прижав своими руками мои.
Впервые я увидела как он улыбается. Я сделала его счастливым. Тепло теперь исходило и из его тела. Сердце бешено стучало, а его глаза приобрели шоколадный оттенок.
Пару секунд изменили все. Теплые руки оторвали меня от моего ангела и утащили подальше.
- Нет! Отпусти! – я кричала и вырывалась, но он был намного сильнее.
Мой ангел вдруг поднял руки к небу и неистово закричал. Белые перья загорелись, и догорев, на их месте показались черные обугленные крылья. Его тело каменело. Боль растекалась по нему. Я это чувствовала. Затем он упал на колени, упершись руками в землю, опустив при этом голову.
Последний стук его сердца и тишина. Он поднял голову. Его взгляд из подо лба меня очень напугал. Но он не виновен в этом. Я еще раз попыталась выбраться:
- Отпусти! – но все усилия были безуспешными. Он мертвой хваткой вцепился в меня.
- Ты что оглох? Отпусти ее! Она хочет ко мне! – поднимаясь, прорычал мой ангел. Затем рывком кинулся к нам. Раздался хлопок, и яркий свет залил весь пляж.
- Нет! – крик вырвался из груди, но никто его уже не слышал.

Сильные руки трясли мое тело, пытаясь вернуть меня из царства сна. Сон. Всего лишь сон. Но я знала, что это правда. Просто знала и все.
- Лили! Проснись! – медовый голос пытался меня пробудить.
Я открыла глаза и увидела врача, но не того, что был вчера. Это был молодой привлекательный парень. Его волосы были ослепительно белыми, а руки наполняли тело теплом.
- Ты как? Что-то болит? – заботливо спросил он.
- Да. Тоесть все хорошо. Я отлично себя чувствую, - я безудержно моргала, приходя в себя.
- Хорошо, - он убрал свои руки и принялся что-то записывать. – Теперь я буду твоим врачом.
- А где доктор Аббер? – все еще тяжело дыша, спросила я.
- Понимаешь, он уже давно работал в две смены, ожидая прихода еще одного врача. Сегодня к работе приступили мы с доктором Эшли, и доктор Аббер смог спокойно взять заслуженный отпуск.
- Значит, я смогу быстрее выписаться, - я как можно более соблазнительно посмотрела на него, пытаясь повлиять на него. Да уж. Как только я представила эту картину со стороны, сразу отбросила мрачные попытки: растрепанная девушка простой внешности пытается соблазнить красавца-доктора.
- Все будет зависеть от темпов твоего выздоровления, - он улыбнулся, и опять опустил глаза на листок.
- Вас этой фразе в университете учат?
- Прости, что?
- Я имею в виду фразу «будет зависеть от темпов твоего выздоровления». Доктор Аббер говорил тоже самое.
- Вот видишь, значит, это правда, - улыбка осветила комнату.
Она оказалась заразительной. Заморгав, я опустила взгляд, не сдержав улыбки.
- Когда доктор Аббер сказал, что ты симпотичная, я ему не поверил. И не зря. Он ошибался.
Несколько секунд он молчал, заполняя свои бумаги. От обиды я уже хотела ему что-то сказать, но он меня опередил, подняв голову, он произнес:
- Ты просто красавица. Даже не знаю как я смогу спокойно и адекватно за тобой присматривать. Теперь я не смогу тебя отпустит раньше. А пациенты. Мне просто их жаль по-человечески.
- А что с ними? – покраснев, я пыталась разрядить обстановку, ошеломленная таким комплементом.
- Теперь мне просто не будет хватать на них время… Будет уходить на тебя, - мы рассмеялись вместе.
Он такой позитивный. Я чувствовала себя с ним легко и непосредственно. Он мило мне улыбался, заставляя забыть о моем сне и об ангеле. Я обязательно о нем подумаю позже. Сейчас мне было слишком хорошо, чтобы думать о боли и плакать из-за него.
- Кстати, я Макс, - он протянул свою руку. Я инстинктивно вытянула свою:
- Лили.
Он неожиданно подтянул мою руку к лицу и поцеловал. Я зарделась. Опять эта дурацкая физиологическая особенность. Просто невозможно ничего скрыть.
Его пейджер запищал, заставляя вскочить с постели. Сама не понимаю, когда он успел присесть рядом.
- Я скоро, - посмотрев на меня, он улыбнулся и быстро зашагал из комнаты.
Постепенно с его уходом все тепло и спокойствие таяли, сменяясь болью и непониманием.


Глава 7. Причина

Пошло уже десять дней. Я быстро выздоравливала. То ли травма была незначительной, то ли доктор на меня благотворно влиял.
Он проводил со мной все свободное время, не разрешая скучать по ангелу. Его общество было теплым и приятным, но когда он убегал, меня не покидала мысль найти моего ангела, мою луну, такую необходимую для моего существования.
Мне его так не хватало, но он больше меня не посещал. Мне часто снился сон о нем, поэтому я уже совсем свыклась с мыслью, что он ангел. Мой ангел… он настоящий ангел. Совпадение? Я назвала его первым, что пришло на ум и это оказалось реальностью. Жестокой правдой больного мира. Но кто сказал мне, что он мой ангел…
Теперь я понимала, почему он ушел.
Я привязана к нему. Наверно, меня тянет к нему, потому что я чувствую в нем столько боли и печали, сколько наполняет меня. Но это уже не важно он не вернется.
Но не только это. Что-то еще. Сон. Что же мне снилось? Я не могла вспомнить его конец. «Давай». Я начала перебирать отдаленные мысли, пытаясь найти ответ.
«Не то. Не он. Нет. Вот! Да!» Я… я его свет. Я могу ему помочь. Тело наполнило тепло от мысли, что я его ключ к улыбке, к жизни, к счастью. Теперь у меня появилась цель в жизни. Я должна ему помочь. Должна его найти и сделать счастливым.
Но как? Я даже имени его не знаю. Вот дура! Нужно было узнать его имя. Блин. Хотя, как можно найти ангела? Наврятли имя мне сильно поможет. Что же теперь делать?
Дверь захлопнулась. От неожиданности я подскочила и всмотрелась в неосвещенную часть комнаты, совсем не заметив возникновение гостя. Что-то подсказывало, что я его знаю.
- Кто здесь? – задавая вопрос, я почувствовала, это был мой ангел. Он медленно подошел к постели. Внутри все будто перевернулось. Он вернулся! Мой ангел здесь, со мной.
- Это я.
- Мой ангел, ты вернулся, - радостно сказала я, пытаясь разрядить напряжение, но комната погрузилась в страх и тяжесть чувств.
- Я не…
- … ты не можешь это отрицать, - прервала его я, не желая слушать ничего другого. Ведь теперь я точно знала, кто он на самом деле. – Но я хотела бы знать твое настоящее имя.
- Мое имя, - он удивленно смотрел на меня. – Давно уже никто им не интересовался, - лицо посетила горькая улыбка. – Меня зовут Калеб, - он присел на постель. – Тебе надоело считать меня ангелом? И ты во мне разочаровалась?
- Нет, конечно, нет! Ты навсегда останешься моим ангелом!
Я приподнялась к нему, пытаясь прикоснуться к его щеке. Как во сне я мечтала помочь ему. Он отстранился:
- Не стоит, - его голос был холоден, обжигая мои чувства.
Я не отступала, протянув руки дальше. Еще пару сантиметров. Вот. Больше холод его кожи меня не пугал. Я знала. Я приложила руку к щеке. Она начала теплеть, распуская лучи тепла по его жилам. Я заворожено смотрела, как светлые струйки оживляли его лицо.
Его глаза были прикрыты. Ему было приятно. Я это чувствовала. Так странно. Мне совсем не было страшно. Я была счастлива даря ему свое тепло. Постепенно мое тело слабело. Он схватил мою вторую руку и прижал к другой щеке.
Я закрыла глаза. Туман окутывал мое сознание. Вдруг все прекратилось. Я резко распахнула веки. Перед тем как тело снова стало серым и безжизненным, я успела заметить шоколадный цвет его глаз.
- Нет. Возьми еще, - я протянула ладони, готовая отдать жизнь лишь бы чувствовать его счастье.
Он встал и отошел:
- Нет. Я не позволю. Ты же убиваешь себя. Как ты это делаешь? Если бы можно было… нет. Нельзя. Только не ты… Ты нужна мне живой, понимаешь? Ты моя жизнь. Я без тебя не могу. Я без тебя – монстр, чудовище… Прошу, больше так не делай… Я не могу тебя потерять… А в следующий раз возможно просто не смогу остановиться… - его слова быстро и хаотично слетали с губ. После секундной паузы, он произнес: -Спасибо.
- За что?
- Ты подарила мне тепло, жизнь. Я вспомнил, как это быть счастливым. И теперь я точно знаю, что находиться рядом с тобой – самое настоящее счастье даже, когда я такой.
- Какой?
- Прости. Я и так много сказал. Боюсь, ты не сможешь меня понять.
- Позволь мне попробовать.
- Я не могу. Хотя… может, тогда ты просто меня возненавидишь и больше не захочешь видеть. Понимаешь, я… как это сказать?
- Говори как есть, - я была готова ко всему.
- Я… я не человек. Я монстр. Я живу болью других. Я питаюсь силами людей, усиливая их боль и забирая тем самым их энергию, их свет. Я убийца.
Он остановился, ожидая моей реакции. Конечно, это звучало жутко и страшно. Но я уже это слышала и знала, что на то у него были причины. К тому же, я могла его спасти. Освободить от этого ярма.
- Как ты стал таким? – мой голос был надломанным. Я не хотела рассказывать ему, что уже знала это.
Он растеряно спросил:
- Тебе же страшно? А ты хочешь знать, почему я такой? Ты меня не отвергаешь?
- Конечно, мне страшно. Мне страшно, что однажды мою душу кто-то отнимет. Но я не боюсь, что это будешь ты. Ты… ты другой. Тебе не это нужно. Я верю, что у тебя была причина. Это не твоя жизнь.
- Никто не отнимет твою душу, - злость питала его, - я не позволю. Я сделаю все, чтобы этого не случилось.
- Я знаю. Прошу расскажи мне, - я коснулась пальцев его руки, приглашая сесть.
Он неслышно присел на постель, держа меня за руку:
- Это случилось 5 лет назад, но я помню все, будто это было вчера. Я учился в университете. Родители всегда понимали и поддерживали меня. Я встречался с девушкой. У меня была мечта. Все было слишком идеально.
Я всегда встречал ее после пар и провожал домой. Но в тот день меня задержали на работе. Когда я приехал, ее не было на месте. Я звонил ей на мобильный, но ответа не было. Я решил пойти по нашему обычному маршруту, надеясь встретить ее по пути.
Я еще раз набрал номер. Ответа не было. Вместо того я услышал знакомый рингтон. Я набрал еще раз. Точно он. Это не может быть совпадение. Я помчался на звук мобильного. Никого. Я набрал еще раз. Всего пару шагов.
Ужасная картина предстала перед глазами. Она лежала на земле в разодранной одежде. Я упал рядом с ней, рыдая от боли. Моя милая была изнасилована и убита. Все по моей вине. Мне стоило предупредить ее. Не знаю сколько часов я провел рядом с ней.
В тот миг я лишь жаждал мести. Сильный поток воздуха заставил меня подняться и обернуться. Я увидел ангела. Мне казалось, я сошел с ума. Она подошла ко мне и предложила отомстить.
Не думая я принял все ее условия. Только одно могло мне тогда помочь – месть. Превратившись, я ощущал огромную силу.
Я нашел их. Они долго мучались. Но мне не стало легче. Я начал убивать совсем незнакомых мне людей, пытаясь утихомирить свою боль. Но со временем я понял, что это не помогает, и ужаснулся тому, кем стал.
Но пути назад не было. Я старался не убивать. Отвращение глубоко врезалось в мое каменное сердце. Я стал монстром. Я прятался.
Но однажды я встретил тебя. Ты словно луч солнца озарила мою холодную планету. Твои белокурые волосы, бездонная голубизна глаз, твоя улыбка – все это напоминало мне ее.
Я просто следил за тобой, понимая твою боль. Твое тепло согревало меня даже на расстоянии.
Я понимал, что могу причинить тебе ужасные страдания. Тогда я надумал уйти. Когда я в последний раз решил тебя увидеть, ты направилась к обрыву.
Увидев, что в скале трещина, я подскочил, чтобы успеть тебя остановить. Но опять не успел, - он сделал акцент на слове «опять», - ты сорвалась. Это напомнило мне тот ужасный вечер. Я понял, что теряю тебя.
Я не мог позволить тебе умереть. Ты стала моим воздухом.


Глава 8. Прощание

Минуту в комнате царила тишина. Чувства странно перемешались внутри. Мне было одновременно больно и приятно. Его любовь была такой сильной, что он пожертвовал не только своей жизнью, но и жизнью многих людей ради нее.
Я просто обязана ему помочь. Я верю в то, что это мое призвание, мой долг, моя цель жизни. Я должна его спасти.
Я одного только понять не могла: что меня толкает к такому поступку. Моя любовь к нему, или это только желание помочь, милосердие, жалость?
Мне сложно было разобраться в своих чувствах. Но в одном чувствовалась уверенность: я могу ему помочь, значит я сделаю все для этого.
- Тебе, наверное, больно? – слова вырвались сами по себе.
- Да. И только чужие души заглушает мои страдания, - только сейчас я заметила, насколько он был измучен. – Я лишь прошу, не стоит беспокоиться обо мне. Это немного неприятно.
- Прости, - я попыталась заглушить свои эмоции, вспоминая что-то забавное или приятное. На ум приходили шутки Макса и, конечно, тот ужин, который Калеб устроил для меня. Мой ангел просто не может больше оставаться таким. Я не позволю.
- Уже поздно, - он взглянул в окно, и я невольно повернула голову. За окном совсем стемнело.
- Но ты же еще не уходишь? – я почему-то чувствовала, что это наш последний разговор, поэтому каждая минута была для меня счастьем. – Ты меня не бросишь?
- Нет, глупышка. Я тебя уже просто не смогу бросить, - его улыбка должна была вселить в меня веру в его слова. Но я знала, что больше его не увижу. Он лгал, но эта ложь была слаще любой правды, особенной той, что забирала его из моей жизни.
Я не стала портить все глупыми вопросами, сейчас ничего не имело значения, кроме его присутствия здесь. Я лишь ближе к нему подтянулась и крепко обняла.
- Я могу сделать тебе больно, - он хотел было отодвинуться.
- Я знаю, что нет, - настойчиво притягивая его еще ближе, я знала, что осознание нашего последнего вечера не позволит ему отстраниться.
Странно, но никакой боли не было. Чувствовалось лишь легкое недомогание, но это было только из-за позднего времени.
- Знаешь, я, конечно, не знаю, что чувствуют твои жертвы, - я усмехнулась, - но я не чувствую ничего более, чем до твоего прихода.
- Я изо всех сил стараюсь сдерживать свои порывы. Но если честно, то в первые наши встречи мне с трудом удавалось не причинять тебе боль. А теперь легко, я будто не могу делать тебе больно.
- Вот скоро я выздоровею, и ты вовсе не сможешь на меня влиять, - серьезность его лица сменил смех.
Мы хохотали с ним несколько минут.
- Знаешь, ты заставляешь меня вновь быть человеком.
Я знала, что сейчас он будет сопротивляться, но, тем не менее, подняла голову и потянулась к его губам. Я коснулась рукой его щеки, распустив лучи тепла по его лицу. А затем нежно губами согрела его холод.
К счастью, мои ожидания не оправдались. Напротив, он притянул меня ближе, положив руку мне на талию, а второй прижимая ту, что лежала на щеке. По спине пробежал холод, даже леденящий мороз, но я не могла отстраниться, я испытывала наслаждение.
Мертвенные губы быстро оживали страстно впиваясь в мои. Холодная рука постепенно теплела, лаская мою спину. Желание огнем разливалось по телу вместе с усталостью и опустошенностью. Голова кружилась. Не знаю только от наслаждения или оттого, что отдала ему почти всю силу.
Я хотела, чтобы время остановилось, чтобы он не прощался со мной, не уходил. Его глаза внезапно открылись вместе с моими. Шоколад его глаз заставлял меня отдать ему всю меня, все, что во мне было, всю мою энергию, мою душу. Да, отдать душу дьяволу, который для меня никогда им не будет. Он навсегда останется в моем сердце ангелом, любимый ангел, смысл жизни.
Слезы вырвались из глаз, но не от опустошения, а от этого странного чувства к нему, когда готов отдать все, что есть. Умереть. Хм. Это лишь маленькая плата за счастье, что я ему дарила. Его счастье меня окрыляло и делало тоже счастливой.
Прощай милый ангел! Моя душа медленно собиралась покинуть тело. Это не смерть, это дар. Его дар мне не чувствовать боли и страданий. Лишь об одном я жалела. Куда бы я не попала, там не будет его. Но ничего, зато я буду знать, что здесь он счастлив. И этого было достаточно моей душе для прощания с миром грехов.
«Мама?» Она возникла передо мной, излучая свет.
- Мама! Я соскучилась!
- Милая, я тоже.
- Я иду к тебе, мама! Теперь мы будем вместе!
- Не сейчас, милая. Ты еще нужна людям. Не это твоя миссия. Вернись назад.
- Нет! – я кричала. – Я не хочу! Забери меня, мама!
- Прости, милая, - казалось, это говорил уже Калеб.
Туман рассеивался. Я уже чувствовала свое дыхание и писк приборов.
- Вернись!
- Мама? – но это уже был не ее голос.
- Вернись!
Еще толчок, и я уже видела свое окружение. Мой врач, Макс, Мария и еще одна медсестра пытались вернуть меня к жизни. Но где Калеб? Где он? Ушел? Уже? Нет!
- Лили! Ты меня слышишь? Лили! – его испуганные глаза смотрели на меня.
- Да, - прохрипела я. – Слышу.
- Слава Богу! Я боялся, что потеряю тебя.
Но что же случилось с Калебом? Где он сейчас? Он стал человеком? Заметив распахнутое окно, я поняла, что нет. Он не изменился. Он просто ушел.


Глава 9. Зависимость

Я даже с ним не попрощалась. Я никогда его больше не увижу. Внутри все жалось. Но больше всего мне было больно, потому что я не смогла ему помочь. Моей силы было недостаточно для возврата его к нормальной жизни.
Я встала с постели и подошла к окну.
- Я все равно найду способ тебе помочь, - шепнула я ледяному ветру, напомнившему мне моего холодного ангела. Волосы растрепались, но я не замечала, я радовалась холоду. Как он все-таки мне знаком.
- Лили, ты готова? – я даже не заметила, как Макс вошел в комнату. За последние недели мы особенно сблизились. Теперь он не просто был моим врачом, он стал очень щепетильно заботиться обо мне после того инцидента, все время виня себя за то, что так надолго отлучился. Он слишком ко мне привязался. А я… я просто была спокойна рядом с ним и очень ему благодарна. Мое сердце было занято другим. Темным ангелом со светлой душой.
Конечно, он не знал, что случилось на самом деле тогда, а я не могла ему рассказать. Поэтому у меня было мало доказательств тому, что он и вправду совсем не виноват.
- Так идешь или решила задержаться здесь? – лукавая улыбка скользнула из его уст. Он прекрасно знал, что я не любила больницы и хотела поскорее домой. Как ни странно я уже ходила без посторонней помощи. Выздоровление прошло очень быстро. Кости срослись правильно с первого раза. Макс называл это чудом.
- Я вот думаю, может еще пару дней здесь провести. Что-то голова кружится, - попыталась я пошутить. Он подошел ко мне ближе и обнял за талию:
- Ну, если ты настаиваешь, - его теплые губы коснулись лба и растянулись в улыбке.
- Пойдем скорее, я устала от больничных коек и запахов медикаментов. Хочу поскорее домой.

Дома никого не было. Это не было для меня новостью. Тетя могла отсутствовать месяцами, оставляя только сообщения на автоответчик. Мои ответы ее не сильно волновали. Так что мое молчание в течении трех недель явно не заставило ее волноваться.
Макс настоял на том, чтобы присмотреть за мной пару дней, как мой врач. Но я то знала, что на самом деле он просто хотел побыть со мной. Я ему была небезразлична, и он этого не скрывал.
- Пойдем, милая. Ты наверняка хочешь принять душ.
- Милая? – как странно ненатурально звучало это слово. Словно весь его смысл перевернулся. Оно казалось таким обидным, больным. Но не Макс виноват в его значении. Калеб. Лишь его уста произносили его с такой любовью и нежностью раненого зверя, что, наконец, обрел свой островок надежды.
- Лили, милая! Лили!
- Что? – опять дрожь.
- Ты в порядке? Я уже с минуту пытаюсь достучаться до тебя.
- Да. Все хорошо. Просто задумалась. И Макс.
- Да.
- Я хотела бы попросить тебя, - я не знала, как лучше ему об этом сказать, - ну, не называй меня «милая». Хорошо? – Да так будет лучше оставить это слово только для него, моего ангела. А что мне было еще делать? Ведь он даже не попрощался. А это слово глубоко засело внутри, и, по-моему, уже пустило корни. Пусть оно останется памятью о нем.
- Конечно. А что с ним не так?
Я молчала. Не могла же я ему сказать, что это слово может звучать в мою сторону только из уст ангела, чье сердце давно уже не бьется.
- Я понял. Не мое дело. Так ты идешь в душ? – он умело перевел тему, тем самым не принуждая меня искать оправдания.
- Да, пожалуй, сейчас это будет самым верным решением. Ты бы мог мне…
Не успев закончить фразу, я оказалась в его руках. Мне было приятно иногда казаться слабой, поэтому я не сопротивлялась его, иногда, чрезмерной заботе.
Он понес меня вверх по лестнице в мою ванную комнату рядом со спальней. Опустив меня возле двери, он шагнул во внутрь и быстро расположил все необходимые вещи рядом с ванной, а также включил воду.
- Ну, вот, кажется, все, - выходя ко мне, произнес Макс.
- Да, дальше я сама.
- Ну, если нужно будет потереть спинку, зови, - он улыбнулся, а я зарделась.
- Мне повезло, - я указала ему на мочалку с длинной ручкой, которая заменит любые руки.
- 1:1.
- 2:1, - сказала я, выхватывая полотенце из его рук, и захлопнув за собой дверь.
Послышался голос из коридора:
- Тогда 2:2. Халат остался у меня.
Я осмотрелась. И, правда, халата в комнате не было.
- Очень хитро, - смеясь, сказала я.
- Я бы сказал разумно.
«Вода, горячая вода. Да. То, что нужно», - тело ликовало. Самое время обдумать все происходящее со мной.
Макс определенно помогал моему сердцу успокоиться. Я забывала обо всем. Тепло просто растекалось по телу. В его присутствии мне не хотелось думать, я просто была спокойна. Он внушал мне доверие. И я как лицемерки отказывалась от его присутствия. Но на самом деле, после ухода моего ангела, только он заглушал боль потери.
И если Калеб был для меня чем-то вроде наркотика, без которого я не могла жить. Он позволял мне чувствовать нирвану, а по уходу оставлял выжженную пустыню. То Макс бы однозначно лекарством, что давало пустыне второй шанс. И на месте обугленной земли появлялись цветы и деревья, ручьи и жизнь. Проблема была лишь в том, что зависимость моя была неизлечима. И лишь постоянное употребление медикаментов облегчало мое существование. Но как только их подача заканчивалась, душа сгорала вновь.
И вроде бы вполне реально жить без боли. Но жизнь на лекарствах может плохо для меня закончиться.


Глава 10. Особенный

Темная улица. Впереди быстрым шагом идет парень. «Калеб», - пронеслось в моей голове. – «Это он». Но не такой, каким я его знала. Здесь он был другим, живым.
- Калеб! – крикнула я, но он не слышал меня. – Калеб! – еще громче раздался мой голос, но это не помогло. Это был его мир, не мой. Здесь меня не существовало, я была миражом.
Я последовала за ним. Через миг дикий вопль резал мои уши. «Калеб!» - страх наполнил меня изнутри. Я пустилась бежать. Свернула в проулок. «Нет! Калеб!» - он стоял на коленях перед девушкой, которую покидала душа.
Не думаю, что он это видел. А ведь ее свет крепко держался за телесную оболочку. Калеб умолял ее не уходить, и она сопротивлялась.
Появился свет. С небес спустился ангел. Я не видела его лица, он был ослепительно ярким.
Калеб отстранился. Он видел его. Не то, чтобы он боялся, просто был шокирован его существованием.
- Ты ангел? Ты можешь ей помочь? – сдерживая страх, спросил Калеб.
- Ты видишь меня?
- Да. Помоги ей, умоляю!
- Пробил ее час. Отпусти ее. Она должна уйти.
- Нет! – обессиленный он пытался кричать, но это больше было похоже на выдох. Он еще раз умоляюще посмотрел на ангела, но тот оставался непреклонен. Смирившись, он произнес: - Хорошо, что она пойдет с тобой. Я верю, что там ей будет лучше.
- Не думаю.
- Не понимаю, - он смотрел на ангела в недоумении. – Нет!
- Она не может пойти со мной.
- Что? Да какой ты тогда ангел? Зачем вообще пришел? – Калеб кинулся на него, но тот растворился. – НЕТ!
- Я пришел не за ней, а за тобой, - звучал голос из ниоткуда. – Я хочу предложить тебе вечную жизнь. Идти по жизни с высшей целью, помогая потерянным душам обретать покой.
- Приняв твое предложение, я смогу помочь ей? – пытаясь сдержать свои истинные чувства, он произнес спокойно.
- Нет. Это ее судьба. Она обрывается здесь.
- И она, явно, не пойдет с тобой, так?
- Я не забираю души, я направляю их на верный путь, когда они еще принадлежат телам.
- Почему я? Возьми ее вместо меня.
- Нет. Именно ты нужен мне. Ты особенный. Я сделаю все для тебя, но не смогу спасти ее душу.
- Моя душа жаждет лишь одного. Если это не в твоих силах, то делать тебе здесь нечего.
Голос стих. Его обладатель уже покинул этот переулок. А Калеб упал рядом с девушкой, не переставая себя проклинать и рыдать. Я попыталась его успокоить, но словно призрак проходила сквозь него. Несколько часов я болела его болью вместе с ним, пытаюсь хоть как-то помочь.
Еще больший мрак опустился и окутал нас своим холодом. Позади Калеба возник ангел с черными обугленными крыльями. Она протянула руку к борющейся изо всех сил душе. Та не могла сопротивляться, отпустив тело, она прикоснулась к руке ангела и вмиг сгорела ярким племенем, крича от боли.
Сердце девушки остановилось. Калеб сильнее прижал ее к себе, раздирая душу болью.
- Пойдем со мной, - от этих слов Калеб испуганно подскочил на ноги.
- Хочешь забрать и мою душу? Ничего у тебя не выйдет! – его крик бился эхом о стены домов. Затем, немного успокоившись, он произнес: - У меня осталось здесь дело. А после приходи.
- Нет. Хочу предложить тебе выгодную сделку. Я могу вернуть ее жизнь.
- Я согласен, - не раздумывая, сказал Калеб.
«Нет, Калеб!» - я кричала, что было сил, но он не слышал. «Ты же убьешь себя. Она врет. Твоя любовь никогда не вернется. Она только что умерла». Сердце болело.
- Но тогда…
- Не важно. Только верни ее. Мне все равно. Делай со мной, что хочешь.
- Ты должен произнести «Я отдаю себя тебе во власть».
Он повторил слова.
- Хорошо. Чтобы скрепить сделку нужно, - она порхнула к нему и прижалась своими губами к его. – Ну вот, теперь все.
Калеб упал на колени. Боль жгла огнем изнутри. В его глазах я видела ужас и огонь. Казалось, внутри него все пылало, сжигая его органы, тело, его душу. Он сжал грудь руками, и адский крик вырвался изнутри, заставляя поднять голову вверх. Его температура подымалась. Вмиг он загорелся, разводя руки в стороны и крича звериным голосом. Тело пылало, заставляя его мучиться от боли. Огненные крылья выросли за спиной. Еще секунда и он потух. Последние удары сердца. Последние вдох и выдох. Он встал на ноги и стряхнул пепел со своего тела, представ передо мной тем, кого я уже знала. Черные глаза, словно ночь. Обугленные угольные крылья. Холодное безжизненное тело, и пустое пространство в области груди.
- Теперь ты мой, - она усмехнулась и подошла ближе, - чувствуешь силу? Как тебе?
- Почему она не дышит? – голос был сильным и хриплым.
- Что?
- Почему она еще мертва? – на тон выше прозвучали его слова, наполняясь яростью.
- Кто сказал, что я говорю правду?
- Ты наврала! – он поднял голову, его глаза пылали пламенем гнева, и бросился на нее. Но она явно была его сильнее, взмахом руки она отбросила его в сторону, а затем все также подняла и прижала к стене так, что его ноги не касались земли.
- Не смей, мальчишка! Я дала тебе силу и жизнь! Ты еще скажешь мне за это спасибо.
- Спасибо? За что? За то, что ты сделала меня таким же монстром как и ты? - процедил он сквозь зубы.
Она ударила его еще раз об стену и отбросила.
- Я предложила, а ты согласился. Сам виноват. Кстати, я Мила. Нужна буду, зови, - расправив свои огромные порванные крылья, сказала она и улетела.
Я услышала бешеный стук. Откуда он исходил? Я не могла понять. Глухой стук отдавал в голове, и я начала задыхаться. Как будто весь воздух забрали вакуумом. Открыв глаза, я поняла, что под водой. Я быстро вытащила голову из воды и начала откашливаться, хватая воздух ртом. Голова болела. Кто-то был в дверь.
- ЛИЛИ! Все в порядке? – кричал Макс.
- Да, - вода все еще выливалась из меня, - да.
- Может мне войти?
- Нет, все, правда, в порядке. Я скоро выйду.
- Я подожду тебя здесь.
- Хорошо.
Да, вкус мыльной воды надолго засел внутри. Я уснула. Уснула прямо в ванной. Надо быть повнимательнее.
Это был просто сон. Просто сон о его прошлом, навеянный рассказом Калеба. А что если он был правдой? Почему светлый ангел не помог ему? И как он видел ангелов? Но не смог увидеть душу. Я ничего не понимаю. Зачем человек вдруг понадобился ангелам? Столько вопросов и ни одного ответа. И почему я вижу эти странные сны?..


Глава 11. Без боли

Я вылезла из ванны, обернулась в полотенце и вышла из комнаты. Как Макс и обещал он стоял возле двери, ожидая меня. В руках у него был мой халат, белый махровый, словно перья ангела. Да, теперь даже сравнения были связаны с ангелами.
- Вот, держи. В доме прохладно. Не хочу, чтобы ты простудилась, - он протянул мне его, помогая надеть.
- Спасибо, - сказала я, когда он завязывал халат.
- Всегда пожалуйста, - его медовый голос как всегда согрел меня. Все тревоги исчезли, оставляя только тепло и спокойствие.
Он накинул капюшон на мокрые волосы и улыбнулся, прижимая к себе. Не знаю почему я все это ему позволяла. Ведь мы были знакомы всего лишь три недели, а я уже впустила этого человека в свой дом, в свою душу, доверяя ему свою жизнь. Я чувствовала, что он не сможет меня обидеть. Все в нем кричало о его натуре: золотистые короткие волосы, словно лучи солнца, согревали меня; голубые бездонные глаза внушали такое доверие к нему, что даже, если он будет врать, я буду ему верить, ни капли не сомневаясь; а его прикосновения, они вообще были особенными, излечивая меня от всех болезней моей души. Проблема была лишь в том, что я не могла выздороветь полностью, постоянно нуждаясь в леках, его руках.
- Что с тобой случилось в ванной? Я еле сдерживался, чтоб не выбить дверь? – он потянул меня вниз по лестнице.
- Я уснула.
- Уснула? – он остановился и приподнял мое лицо ладонями, заглядывая прямо в глаза. – Нужно быть более внимательной. А если бы ты… - он прикрыл глаза, опуская голову. - Даже не хочу об этом думать. Будь осторожней. Ладно? – поднимая глаза, произнес Макс.
- Извини. Я постараюсь быть осторожней, - я улыбнулась, а он повел меня на кухню.
- Ты наверняка проголодалась, - усаживая меня на стул, он вытащил из духовки ароматную пиццу.
Как я раньше не услышала ее запах? Я настолько погрузилась в свои мысли, что давно уже ничего не замечала. Я обожаю пиццу. Откуда он узнал? А может он ее тоже любит. В желудке предательски заурчало. Он улыбнулся. Чувство голода. Да, мои ощущения начали понемногу возвращаться к жизни. И, блин, больница очень плохо на меня влияла. Но теперь все вернется на круги своя, я дома.
- Как ты узнал? Ну, что я люблю пиццу?
- Я не знал. Просто я и сам ее обожаю. Поэтому решил побыть эгоистом, - отрезав кусочек, он положил его на тарелку и придвинул ко мне.
- Оказывается, иногда, полезно быть эгоистом, - мы рассмеялись.
Мы поедали пиццу с большим удовольствием. Самое странное оказалось то, что она была моей любимой: никакого лука и сладкого перца, только ветчина с ананасами с одной стороны и курица с грибами и помидорами с другой, и, конечно, очень много сыра.
Запихиваясь последним кусочком, я понимала, что он был лишним, но ничего не могла поделать, уж слишком было вкусно.
- Да, ты обжора, как я погляжу! – улыбаясь, сказал Макс.
- Ага, еще какая, - пыталась ответить я, глотая последний кусочек.
- Ты такая милая.
- Ага, особенно, когда запихаюсь пиццей, - меня передернуло. Опять это слово. Просто слово. Но как оно напоминает мне Калеба.
- И забавная.
Он что пытается за мной ухаживать?
- Лили, не хочешь посмотреть со мной фильм? Я набрал кучу разных дисков. Выберешь, что захочешь, если, конечно, ты не хочешь отдохнуть.
- Э нет! Спать я уж точно еще не хочу, - мне хватит на сегодня сновидений. – Давай лучше ты пока выберешь фильм, а я пойду оденусь.
- Идет. Тебе помочь подняться?
- Думаю, нет.
Я поднялась со стула и направилась к лестнице. Но ноги не успели за ходом мыслей и подкосились. Макс подхватил меня на руки и понес в мою комнату.
- Хорошо, что я не оставил тебя одну дома.
- Макс, все нормально. Просто голова закружилась. Я все-таки давно уже не ходила.
- Вот поэтому я и здесь, - он опустил меня на пол уже в спальне. – Я подожду тебя возле двери.
- Я сама смогу спуститься.
- Конечно, сможешь, - закрывая дверь с обратной стороны, говорил он.
- Макс, а я ведь, на самом деле, ничего о тебе не знаю. Расскажи мне что-нибудь о себе.
- А что ты хочешь знать?
- Все. Ну, или хотя бы, сколько тебе лет, как ты тут оказался, где твоя семья?
- Ну… меня зовут Макс Кьюр. Я родился и вырос здесь, в Барэ. В 15 лет поступил в местный медицинский колледж, затем продолжил учебу в университете. В этом году я окончил обучение и принялся за роботу. Сейчас мне 22 года. Я живу сам. Родители, Миранда и Стенли, уехали путешествовать, постоянно присылая мне открытки со всех мест, где они бывают. Наконец сбылась их мечта, и я не стал им препятствовать. Они это заслужили, - он сказал это с такой любовью, что воспоминания с силой нахлынули на меня.
Полностью одевшись, я присела на постель, думая о мечте моих родителей. О чем они могли мечтать? Да, о чем угодно, только не о смерти. Я верила, что где-то там, выше им намного лучше, чем здесь, внизу. Я даже не заметила, как слезы закапали на колени. Но где же боль? Где то, что скребет каждый раз при напоминании о них?
Макс нежно обнял меня за плечи, целуя в лоб:
- Что-то не так?
- Все так. Все прекрасно, - слезы не утихали. – Только, почему? Почему они тогда ушли? За что? Я знаю, они бы меня не бросили. Они не виноваты. Просто, так, иногда, хочется сказать, что они счастливы. Что радуются жизни. Хочется слышать, что я их не подвела…
- Ты их не подвела, ты молодец, - утирая мои слезы, говорил он медовым голосом. Он знал кого я имела в виду. – Я уверен, они счастливы.
- Да. Я тоже, - так долго сдерживаемые рыдания вырвались из груди. Я сильно прижалась к Максу. Ни боли, ни страданий, только слезы лились из глаз. И тепло. Оно разливалось по телу, исходя от Макса. Я ничего не могла понять. Было как-то не по себе без боли.
- Макс, - я отодвинулась от него, отворачиваясь и глядя в окно. Закат был прекрасен. Оранжевое солнце сжигало ближние облака. Оно совсем этого не хотело. Просто так было заложено его природой. Ничего нельзя было изменить.
- Да, Лили.
- Ты веришь в то, что у каждого из нас есть судьба, уготованная нам свыше? - почти успокоившись, мой голос все еще дрожал.
- Да. Верю.
- Макс, а ты веришь в то, что ее можно изменить?
- Я верю, что у нас есть выбор. Хотя бы один раз в жизни каждый предстает перед таким выбором. От его решения зависит последующая судьба. Не только его, но и окружающих.
- Макс, - я повернулась к нему, - а ты веришь в ангелов?
- Да, Лили, верю.
- Почему они приходят?
- Лили, дорогая, я думаю, что они приходят, потому что люди в них нуждаются.
- А что ты знаешь об ангелах?
- Ну… что есть светлые ангелы и темные деймоны. Светлые живут хорошими переживаниями, приумножая их. Темные питаются негативными эмоциями, управляя ими как угодно.
- Да, - протянула я. - Почему ангелы не всегда помогают людям? Я имею в виду светлых ангелов.
- С чего ты это решила?
- Ну… мне приснился сон. Может, конечно, это просто плод моего воображения. Но там ангел не помог умирающей девушке, дав деймону забрать ее душу в адских муках.
- Если и так, то, может, он не сделал этого, потому что не в его силах править человеческой судьбой. По легендам, только Всевышний может определять судьбу человека, ангелу лишь велено присматривать. Значит, ее время пришло.
- И все равно, ангел в моем сне поступил плохо. Из-за него душа живого перешла во власть темного.
- Может, расскажешь мне свой сон.
- Макс, давай не сейчас. Ты говорил что-то про фильм.
- Хорошо. Тогда пошли вниз.
Он помог мне приподняться и, придерживая за талию, повел вниз. Я, конечно, уже могла ходить сама, но все же с трудом.
Он усадил меня на диван, перечисляя разные фильмы. Я не знала, что выбрать, и Макс предложил назвать мне любое число. Я сказала восемнадцать. День моего рождения. Сегодня уже шестое июля. Очень скоро настанет этот день. Двадцать лет. Это много или мало? А что там за спиной? Чего я добилась? Ничего. Просто еще один год впустую.
- «Сумерки»? – спросила я, когда пошли первые секунды фильма.
- Ты же сказала «18». Я и поставил восемнадцатый фильм.
«А что если я плохой парень?» «Нет. Ты просто хочешь казаться плохим. На самом деле, ты хороший». Эти фразы, как ни странно, слишком правдивы для меня. Сон одолевал меня, и я невольно сползла на Макса. «Я знаю, он хороший… Макс, кто же ты такой?..» Мысли путались и разум отключался.

Метки:  

Слезы ангела (продолжение...)

Дневник

Воскресенье, 07 Июня 2009 г. 16:32 + в цитатник
Глава 12. Светлый

- Макс, - я крикнула, стоящему на пороге моего дома Максу. Опять не слышит. Значит, снова сон, а я мираж.
Он вдумчиво смотрел вверх, в небо, когда перед ним возникла она. Черные крылья опустили Милу на землю.
« - Макс, беги! – кричала я, но он не слышал. Конечно, я же мираж. Только не он. Сейчас этого теплого доброго человека не станет. Она пришла забрать его душу. Она зло, но он не знает. Я не хочу. Нет! Где вы ангелы? Где? Только не он».
Она уже подошла к нему, когда он спокойно опустил голову и взглянул на нее без всякого страха и сомнений. Конечно, он же верит в ангелов, это его не удивило. Но он не знает, что она заставит его страдать.
- Здравствуй, Максимилиан! – Мила склонилась перед Максом. «Как? Почему? Макс плохой? Нет. Не правда. Ничего не понимаю». Чувства бушевали внутри.
- Приветствую, Милана! – склонив голову, ответил ей Макс.
- Упустил, да? – ухмыльнулась она.
- Я не вижу твоих успехов, - он был спокоен.
Ее ухмылка сменилась раздраженным взглядом:
- Макс, ты знаешь, зачем я пришла, - лукавый взгляд выражал ее натуру. Не одна душа была погублена этим деймоном.
- Ты зря пришла.
- Не зря.
- Ее здесь нет.
- Я знаю. Я пришла предупредить: мы заберем ее, и вам лучше не мешать.
Он вмиг стал излучать ослепительный свет. И… и сзади возникли крылья. «Макс! Он ангел? Не может быть». Свет стал невыносимым, и Мила закрыла себя своими изодранными крыльями.
- Ты не тронешь ее! И никто из вас к ней даже не подойдет! Иначе тебе не поздоровится! Я достану тебя даже из ада! – его голос был невыносимо сильным.
- Это мы еще посмотрим! – прорычав угрозу, Мила растворилась в облаке дыма.

Я проснулась, подскочив с дивана. Легкие хватали воздух. Опять сон? Или опять правда? Макс – ангел. Тогда все сходится. Его тепло, заглушающее боль. Мое быстрое выздоровление. Вера в существование ангелов. Он меня обманул. Все таки светлые не такие уж и добродетели. Или обманывать человеческие души можно?
Все. Надоело. Сейчас я узнаю правду. Правдивы сны мои или нет. И кто им был нужен? Еще одна несчастная душа, за которую шла борьба. Почему упустил?
Я слезла с дивана. Попытавшись сделать шаг, я упала на пол.
- Макс! – кричала я, пытаясь подняться, но ноги не слушались. – Макс! Где ты?
- Я здесь! Лили, что ты делаешь? – он включил свет и подбежал ко мне. Затем поднял меня и усадил на диван.
- Я знаю, кто ты, - мой голос был твердым, но я не могла злиться. Он подавлял негатив внутри меня.
- Конечно, знаешь.
- Нет, ты не понял, - выражения его лица совсем не изменилось. – Я знаю, что ты… - ну все, сейчас я узнаю: сошла я с ума или мои сны правда, - … ты ангел.
Он смотрел в мои глаза, не отрывая взгляд. Я не могла понять его эмоции. Но он не отрицал ничего, значит, правда. Или он, просто, считает меня сумасшедшей.
- Это так? – не выдержав, спросила я.
- Ты говоришь, что знаешь кто я. Зачем тогда спрашиваешь? Ты не уверенна? – слишком размерено и спокойно прозвучал его голос.
- Скажи свое полное имя, - мне нужно было удостовериться. Кажется, я уже с полминуты вовсе не дышала.
- Максимилиан Кьюр, что значит «исцелять».
Я выдохнула, отвернувшись от него. Правда. Все правда. Это не просто сны. Дыхание участилось и потяжелело. Врал. Он мне врал. Бежать. Я хочу убежать. Я хочу почувствовать боль. Стоп. Куда бежать? Тем более, мои ноги еще на это не способны. Нужно остаться и выведать побольше информации об ангелах и деймонах.
- Зачем ты врал? – мой голос был надломанным.
- Я не врал тебе.
- Ты соврал о родителях, учебе. Ты же ангел. Как можно это совмещать?
- Нет. Я не врал. Я совсем недавно стал таким. Раньше я был обычным парнем. Но однажды ко мне спустился светлый и предложил прильнуть к ним. Я всю жизнь ждал его. Я знал. В последние месяцы мне начали сниться сны. Я видел ангелов и деймонов, как ты. Я видел, как становлюсь ангелом. Как? Как ты узнала обо мне?
- Я видела тебя во сне.
- Обычно избранные видят сны только касательно себя. Что конкретно ты видела?
- Ничего особенного, просто тебя, только в другом обличии, - соврала я. Вопрос возник вдруг сам собой: – Почему ты так обо мне заботишься?
- Я… мне приказано тебя беречь. Но не только это держит меня рядом. Я мог бы просто наблюдать за тобой издалека. Проблема в том, что ты мне не безразлична, - он обнял меня. Я просто не могла сопротивляться. Макс поднял мое лицо за подбородок, глядя своими голубыми полными надежд и тепла глазами.
- Нет, - прошептала я. Я не могу. Я люблю другого. Где боль, злость? Где? Только безразличие и спокойствие.
Казалось, он вовсе меня не слушал. Второй рукой, обвивая мою талию, он ближе подтянул меня к себе.
- Прости, Лили! Но я не могу без тебя. Ты нужна мне, - медовый голос выдохнул в мои губы сладкие, словно ваниль, слова.
Закрыв глаза, он нежно прикоснулся к моим губам. Они были вкуса теплой ванили. Такие нежные и желанные. От них невозможно было оторваться. Наслаждение. Такое удовольствие. Просто божественно! Он настоящий ангел.
Это было так нежно и легко. Он впускал все свое тепло в меня, лучами распространяя внутри. Слезы потекли по моим щекам. Мне не было неприятно. Нет. Только услада. Он забирал все темные эмоции. Я была, словно в плену. Оболочка моя, но душа в клетке. Это было против моей воли. Что он хотел этим доказать? Может влюбить меня в себя? Да, возможно, у него есть шанс. Тогда я вспомнила свой сон. Чтобы закрепить договор между деймоном и человеком необходим был поцелуй. Нет! Я не произнесу то, что он хочет услышать. Не отдам ему душу. Она принадлежит другому.
Он отстранился и открыл глаза.
- Теперь ты вся моя, - прошептали ванильные уста.
- Я вся твоя… - слова вырвались без моего желания. «Нет! Не отдам!» Но ничего не произошло. Я не стала ангелом. Я осталась прежней. - Не понимаю. Я должна была стать ангелом. Я видела во сне, - мне было тяжело говорить.
- Чтобы стать ангелом нужно немного больше. Поцелуй лишь вселил в тебя частичку меня. Теперь мы связаны.
Я засмеялась:
- Тогда не ты один со мной связан.
Его глаза стали серыми. А взгляд пустым:
- Не понимаю. О чем ты?
- Я поцеловала деймона.
Он быстро встал и отошел к окну, давая мне рухнуть на диван.
- Как ты могла? Как? Когда? О чем ты думала? – эмоции понемногу оживали в нем.
- Я люблю его. И я готова отдать ему свою душу. Я готова за него умереть.
- Что же ты наделала, - в его голосе было отчаяние. – Но ничего. Я найду способ тебя освободить.
Меня не нужно было освобождать. Держа свои мысли при себе, я спросила:
- И все же, зачем меня нужно было защищать?
- Ты не простая девушка. Ты дочь ангела. Ты нефилима.
- Что? – смеясь. – Что за чушь? Ангелы не могут… Ангелы могут иметь детей?
- Лишь твой отец был ангелом. Мама – смертная. Только обычно у ангелов рождались мальчики. Ты первая девочка, зачатая ангелом света.
- Что есть еще такие как я?
- Да. Они не редкость. Каждый из них обладает определенной силой, как и ангелы. Но только нефилимы способны отрицать приказы и отличаются отсутствием преданности высшему свету.
- Ты ошибаешься. У меня нет никакой силы.
- Как правило, твоя сила прибудет в день твоего двадцатилетия, как и у ангелов. Но это, как правило, а ты исключение.
- Чудесно. Я исключение. И в этом мире я не такая как все.
- Ты не такая. Это правда. Но ты не хуже. Ты особенная, единственная.
- Ты не отпустишь теперь меня? Ведь так?
- Нет, не отпущу. Я и раньше не мог. А теперь и вовсе умру без тебя. Теперь я уверен, что ты моя жизнь.
- Остановись, не говори так! – я не хотела отвечать еще и за его душу. – Я не люблю тебя, пойми. Я принадлежу другому.
- Я умею ждать. Когда-нибудь ты полюбишь меня. И… ты не сможешь быть с деймоном. Невольно он будет питаться твоим теплом, пока не убьет совсем. Это их природа. Их сущность.
Я молчала. «А что если это правда? Не лучше ли остаться с ангелом, забыв о Калебе? Навсегда утратив чувство боли, обретя вечный покой и сладкий вкус ванили на губах».


Глава 13. Незваные гости

«Нет! Не лучше!» - пронеслось в голове, когда ядовитый вкус ванили начал таять на губах. Тело приходило в тонус, обретая снова вес и местоположение в материальном мире. Состояние было, будто возвращаешься из невесомости, где нет ничего плохого, лишь добро и свет. Думать было тяжело. Дыхание очень медленно принимало исходный ритм. Движения давались с трудом, больше напоминали замедленную съемку.
Я была рада, что Макс исчез, забрав с собою свое дурацкое спокойствие. Эмоции понемногу возвращались в мое тело, и в груди что-то кольнуло. «Боль», - подумала я. Уста растянулись в улыбке. Не думала, что когда-нибудь буду рада ее ощущать. Пространство внутри сжималось, принуждая меня поджать коленки и затаить дыхание в преддверии истерики.
Долго ждать не пришлось. Я судорожно выдохнула, наполняя глаза соленой болью моей души. «Я другая… он ангел… есть такие же, как я… отец ангел… мир – ложь… он пошел против моей воли… я люблю другого… Калеб…», - мысли одновременно перепутывались в голове. На последней внутри сжалось все так, что жить не хотелось. «Калеб, моя холодная планета, на которой не может быть жизни, так заложено природой. Я совсем о нем забыла. Нет. Скорее, просто не могла думать. Слишком много страданий он вызывал у моего маленького сердца. Конечно, Макс не мог позволить мне хворать из-за чего-либо». Рыдания были похожи на истерику. Закрывая рот ладоней, я упивалась своими муками. Они возрождали во мне жизнь. Возвращая сердце к жизни, а ум к здравому мышлению.
Да, несомненно, тепло Макса меня привораживало. Оно было таким идеальным, затуманивая разум и заставляя желать только его. Но теперь я его ненавижу. Он мне противен. Его спокойствие слишком безэмоциональное. Он настоящий эгоист. Заставить меня быть его – это слишком. Думает, есть власть, все можно? Я ему еще устрою. Тоже мне ангел.
Злость переполняла меня доверху. Казалось, еще мысль и я просто взорвусь от ненависти ко всему светлому. Он решил меня сделать своей пленницей. Но ничего не выйдет. Как он упомянул «нефилимы способны отрицать приказы и отличаются отсутствием преданности высшему свету». Значит, он никогда не пойдет против приказа, он не сможет соврать, предавая Высшую силу. Он не сможет, но я могу. Это был мой маленький ключик, его слабое место.
«Я знаю. Я уйду. Я соберусь и уйду. Пока его нет. И он не сможет мне помешать». Размышляя, я не заметила, что уже поднималась по лестнице. «Все-таки что-то есть в этой светлой силе. Он полностью меня исцелил. Теперь я без проблем могла убежать».
«Кто же та бедняжка, которую упустили и светлые, и темные? – я остановилась возле двери. - Хотела бы я ей помочь».
«Все они монстры». Я быстро достала сумку из-под кровати. Кинулась к шкафу и начала выбирать самые необходимые вещи. Бегая туда обратно, я в ужасе остановилась напротив зеркала. Лицо исказилось от гнева. Я – зло! А мои волосы! Они почернели, оставляя кончики светлыми. Осознав, что ненависть слишком охватила меня, я упала на колени перед зеркалом, не сдерживая слез.
- Я монстр! Я – зло! Что со мной происходит? – шепот переходил на истерику.
Дрожащими руками я закрыла лицо. Боль огнем выпаливала внутри пустыню, сжигая все живое: мое добро, мою любовь – все. Тело не слушалось. Я пыталась подняться, но безуспешно. Слишком сдавило внутри. А еще этот огонь. Просто не выносимо.
Вмиг стало слишком жарко от ладоней. Я убрала их от лица. «Господи!» Они пылали. В прямом смысле. Огонь обжигал, заставляя меня кричать. Я сгорала заживо, не шевелясь. Тело будто приросло к полу. Огонь распространялся по коже, раздирая ее тысячами иголок. Внутри был комок из самых острых колючек из раскаленного металла. Звериный рев вырвался из горла, дрожью пробегая по больному телу. Я не отключалась, мучаясь каждую долгую секунду, словно в аду.
Я уже давно должна была сгореть. Или, просто, боль была такой невыносимой, что, казалось, уже длилась вечно. Куски кожи словно сгорали, восстанавливались и вновь сгорали.
Казалось, холодные руки схватили меня за плечи. Я подняла голову, смотря в зеркало. Я была окутана языками пламени. Позади стоял Макс, его лицо не выражало никаких эмоций. Он крепко сжал мои плечи, поднял голову вверх, закрывая глаза и что-то пришептывая при этом. Яркий ослепительный свет вырвался из него и электрическим разрядом прошел по моему телу, успокаивая мои страдания.
Я рухнула на пол, дергаясь в судорогах. Тело еще горело. Глаза предательски закрылись. Боли не было. Усталость. Шок. Учащенное дыхание. Снова разряд. Такое облегчение. Спокойствие. Полет. Конвульсии прекращались. Меня изредка передергивало. Сейчас я должна была заливаться слезами, но, кажется, их испарил огонь. Еще один разряд и я отключилась.

Я снова оказалась во сне, где Макс разговаривал с Милой. Все повторялось:
«- … ты знаешь, зачем я пришла, - лукавый взгляд выражал ее натуру. Не одна душа была погублена этим деймоном.
- Ты зря пришла.
- Не зря.
- Лили здесь нет. Она убежала.
- Я знаю. Я пришла …»
Что? Лили? Надеюсь, мне послышалось. Они говорили обо мне. Зачем я так нужна им? Интересно, я собралась спасти свою душу. Смешно. Как? Но он сказал, что я убежала. Значит, я вырвусь из плена. Я освобожусь.
Счастье наполнило мое тело. Глаза открылись. Мне нечего было больше делать в мире снов. Я узнала, что хотела. Да, я действительно хотела узнать имя той бедняжки. Мои сны – мои союзники.
Макс нежно гладил мои волосы. Его глаза были серыми.
- Ты изменилась, - медовый голос заставлял гнать прочь все мысли, завораживая своей умиротворенностью. Я снова в плену. Теперь мне было сложно сопротивляться его воле, он без усердия проникал в мою душу. Ведь там уже были его союзники.
Я вспомнила последние события и в ужасе подорвалась. Но тело с большим усилием смогло принять сидячую позу. Я осматривала руки, лицо в зеркале напротив. Ничего. Ни следа ожогов.
- Что? Сон? – мой голос звучал далеким эхом в голове. Я испуганно повернулась к нему. Все было как в тумане.
- Нет, - не переставая гладить волосы, произнес Макс. – Это было на самом деле.
- Ты? Это ты меня вылечил?
- Нет. Я лишь успокоил тебя. Твое тело само восстанавливалось. В тебе теперь живет и развивается частичка меня. Обычно силы ангела, что отдал свой свет, умирают внутри другого. Но ты исключение. Мои силы прижились в тебе. Ты сама себя восстановила.
- Я? – звук застрял в горле. – Сама?
- Да, - его залила улыбка, а глаза приобрели светло-голубой оттенок.
Тепло. Мне тепло. Я знала, это все фальшь. Но сейчас мне так хорошо. Пусть этот миг не заканчивается. Я прижалась к Максу, впитывая его свет и добро. Нет боли. Только удовольствие.
Он приподнял мое лицо и нежно поцеловал. Ванильные губы не позволяли мне оторваться. «Ммм… сладко» - пронеслось в голове. Он ласково меня целовал, отдавая часть себя мне, чтобы установить надо мной свой контроль и убить частичку Калеба.
Вдруг Макс оторвался и, опуская меня на постель, подошел к окну.
- Вернись, - умоляли мои уста.
- Не могу, Лили. Незваные гости. Я скоро, - он поцеловал меня в макушку, а я обессилено потянулась к нему руками.
Он исчез. Может и вправду лучше остаться здесь и жить в утопии. Чувства возвращались слишком медленно.
- Лили! – кричал незнакомый голос. – Лили, где ты?
Кто это? Тревога первая вернулась в мое тело. Что ему надо?
- Макс! – я попыталась выкрикнуть, но голос оказался выдохом.
- Вот ты где! Не бойся! Я друг, - незнакомец подбежал ко мне. Это был парень двадцати лет. Харизматичный, хорошо сложенный, высокого роста. Русые волосы, длиною до плеч, спадали на глаза. Мозг тяжело соображал, но я знала, что он и вправду друг. Или, может, чувства настолько затуманены, что я сейчас не в силах отличить друга от врага.
- Ну же, идем. Я пришел за тобой. Я помогу тебе отсюда выбраться, - он протянул мне руку. Я уже потянулась к нему, как поняла, что не хочу уходить.
- И тебе я нужна? Кто ты? Ангел? Может, деймон? – я убрала руку.
- Я Костя. Нет времени объяснять. А он хорошо над тобой поработал, - он закинул меня на плечо и понес прочь из комнаты.
- Отпусти! – я била его кулаками по спине.
- Тише! Ты же хотела убежать? Я лишь хочу тебе помочь.
- Макс! Макс! – орала я изо всех сил, но понимала, что силы еще не вернулись ко мне. – Отпусти!
- Надоела! – он поставил меня на ноги. Чувства возвращались ко мне. – Я больше не буду тащить тебя силой. Хочешь, пошли со мной. Нет, оставайся здесь. У тебя есть пятнадцать секунд, чтобы сделать выбор.
Он сделал несколько шагов к выходу, выглянул за дверь и развернулся, протягивая свою руку мне:
- Так что ты решила? Идешь?
Что-то кольнуло в области груди. «Боль. Вернулась». Я улыбнулась безумной улыбкой, заставив эмоции на лице парня измениться на сомнение и страх. Это был мой шанс уйти. Часы замедлено стучали, а разум освобождался от дурмана.
- Ты идешь или остаешься? – его рука все еще ждала моего ответа.


Глава 14. Решение (Калеб)

Я сидел на постели рядом с Лили. Я знал, что должен уйти. Я хотел покинуть ее, не прощаясь. Но не мог. Это теплое нежное создание притягивало меня словно магнит. Она заставляла меня быть человеком, просто улыбаясь или сверкая своими голубыми, в тон самому прекрасному небу, глазами. Она смущалась, заливая румянцем свои щечки. Она была живой…
Мгновение, и Лили уже тянулась ко мне. Я знал, чего она хочет. «Я не должен, не могу. Она не заслуживает боли», - разум сопротивлялся, но тело знало, что я больше не увижу ее, застыв в неподвижном состоянии.
Она прикоснулась к моей щеке теплой ладошкой и даже не вздрогнула. Господи! Это божественно! Она такая теплая. Столько любви льется из ее маленького сердца. Я уже и забыл, как это - быть человеком, чувствовать тепло, любить, по-настоящему желать.
В тот же миг я подтянул ее к себе, обнимая за талию. Второй рукой я крепче прижал ее ладонь к лицу, желая упиваться ее любовью сильнее. Я хотел больше тепла. Хотел утонуть в нем. Отдать себя всего ради нее, ради ее жизни. Эти мгновения помогли мне осознать, как сильно мое чувство к ней.
Будучи монстром, я мог лишь желать ее. Так проявляется любовь монстров. Но человек, он может любить. Он может, просто, наслаждаться банальному прикосновению. Человек теряет разум и возможность трезво мыслить даже от присутствия любимого.
Я страстно впился в ее губы, ища в них усладу. Теплые, даже горячие, они издали напоминали мне карамель. Сладкий, но приглушенный лекарствами вкус карамели распространился внутри, заполняя все уголки моего холодного мертвого тела, оживляя его и распуская ароматные лилии. «Забавно: Лили – лилии. Но именно их я представлял, когда был с ней. Такие нежные хрупкие и простые, но настолько ароматные, что просто невозможно не заметить».
Рука невольно заерзала по ее нежной спине, чувствуя дрожь ее горячего тела. Я ощущал, как тепло распространялось по моему телу. «Люблю!.. Хочу!.. Желаю!..» - носилось с бешеной скоростью в голове. Я никогда никого так не хотел. Она моя любовь. Мой смысл жизни. Может, у нас есть шанс? Она дает мне жизнь. Прежнюю, человеческую жизнь, возвращая мои чувства.
В мгновение электрический разряд пробегает по телу, приводя в движение давно сломавшийся механизм, мое сердце. Первый удар… второй… Оно бьется. Я… я… это невозможно. Она воскресила меня.
От неожиданности, я отстраняюсь от ее губ, открывая глаза, и встречаю ее взгляд. Она, кажется, готова отдать мне всю себя, если я ее попрошу. «Она любит меня. Любит!» - ликует мое сердце.
Слезы срываются с ее глаз. «Какой же я дурак? Конечно, я делаю ей больно, я высасываю ее силы словно вампир. Я монстр. Она, наверняка, меня ненавидит. Глупец. Мы никогда не сможем быть с ней».
Ее глаза закрываются, тело кажется пустым. «Я вытянул все ее силы», - опускаю ее на кушетку, отрывая ладошку от лица. Приборы предательски запищали.
- Лили! Лили! - я падаю с постели на колени. «Нет! Не сейчас!» - тело разрывает болью. Сердце тяжело бьется, режа каждым ударом внутри.
- Прости, милая…
Окно. Хорошо, что открыто. Я выпрыгиваю из него. «Довольно высоко. И Слава Богу!»
Оказавшись в воздухе, я мгновенно выпускаю свою боль наружу. Огонь сжигает мое тело. Я горю, падая вниз. Душераздирающий крик заливает эхом весь район. Последний удар сердца и два огромных огненных крыла, раздирая спину, рвутся наружу. Еще полсекунды и я разобьюсь. Пламя исчезает. Ветер, бьющий прямо в лицо, вмиг сдувает пепел.
Пару метров до асфальта. Взмах крыльев. Полет. Я вновь чудовище без сердца и души. Холодный. Мертвый. Жалкий. «Как я мог? Я чуть было не забрал ее жизнь. Я никогда бы себе этого не простил».
Опустошенный, я летел к воде. Мое существование прекратится. Жизнь без Лили невыносима, а с ней – невозможна. Решение одно – смерть. Как я мог подумать, что нужен ей? Отродье ада, сосущее тепло человека, бездушно созданное для опустошения мира сего.
Над водой я остановился и убрал крылья. С бешеной скоростью тело ударилось о воду, твердую как сталь. Мои кости не могли сломаться, а тело не чувствовало боли. А жаль. Именно сейчас я хотел ощущать адские невыносимые страдания. Я заслужил.
Теперь она меня боится. Как прийти в следующий раз? Как доказать, что я другой? Стоп. Я не собираюсь приходить. Чушь. Идиот! Она не просто боится, она в ужасе. Убогий на чувства не имеет право быть с той, что умеет любить. Ему ее не понять. В итоге непонимание перерастет в боль, боль - в раздраженность, которая в свою очередь станет гневом, что убьет невинную душу, что умеет любить.
Решение однозначно одно - умереть. Да, звучит заманчиво. Но как убить мертвеца?..


Глава 15. Приказ (Калеб)

Все попытки превратить свое тело в прах не увенчались успехом. Я пробовал все: легенды и поверья – но все оказалось лишь выдумкой. Убить мертвеца невозможно. Даже светлые не могли меня уничтожить. Это было против их природы. Один из приказов, которые они не могли нарушать. Но я больше не могу существовать на этой планете: Лили во мне не нуждается, значит, у мира появилась надежда избавиться от ужасного чудища, что не дает людям чувствовать себя счастливыми.
Бросив дурацкие пробы лишения земли еще одного падшего, я решил изморить себя голодом, отвергая любые слабости моей сущности. Да я и не мог питаться другими. Перед глазами была только Лили. Ее, покинутое душою, тело. Этот образ останавливал меня.
Я дал ей частичку себя. Так что нет смысла беспокоиться о ее безопасности. Она будет жить. Щит защитит, а раны излечит светлый. При его упоминании кулаки сжимались, и гнев наполнял меня доверху. Светлый, что может быть с ней всегда. В любое время. «Почему тогда я избрал иной путь?»
Но только так она будет в безопасности, моя милая Лили, мое солнце, такое далекое и слишком горячее для холода моего существования. Она меня воскресила. На секунды, но воскресила. Вернула к жизни. Если бы это было возможно… нет, невозможно.

Прошло уже три недели с тех пор, как я перестал питаться. Гнев и безумие царили внутри, я хотел хотя бы насладиться ароматом страха. Но сил было мало.
Я лежал в темном углу пещеры. Волны возмущенно ударялись о скалы моего обителя. Возможно, так я смогу излечить планету от одного ничтожества. Острый запах страха врезался в мои ноздри, пробуждая мой аппетит. Силы понемногу возвращались, а тело наполнялось невыносимой болью. Меня ломало.
- Привет-привет, друг мой! – слабость не позволила мне почуять моего гостя издалека, поэтому его голос зазвучал неожиданно, заставляя меня повернуть голову в его сторону.
Конечно, они не могли меня здесь просто оставить в покое. Я был им нужен для «великой миссии». Но чтоб Хайер сам прилетел меня навестить. И еще принес мне жертву. Это было уже слишком. Что-то не так с моей маленькой Лили.
Он бросил девушку передо мной. Безжизненное тело рухнуло в паре метров. Как у дикого зверя, мои глаза излучали желание. Я желал ее жизнь. Хотел наброситься и разодрать ее тело от переполняющей меня боли. Но отверг приглашение. Образ Лили всплывал перед глазами каждый раз, когда я планировал напасть на невинную.
Хайер в ожидании пододвинул тело девушки ближе ко мне.
- Тебе стоило бы поесть, - сказал он противным жутким голосом, растягиваясь в улыбке.
- Уходи! – тяжелые ноты слетели с моих уст, когда я большим усилием воли откинул тело девушки подальше к выходу.
- Зря ты так. Я ведь пытаюсь помочь, - ухмылка озаряла лицо. Я знал, что вскоре не смогу ему препятствовать, но все же я не стал сдаваться.
- Понимаешь, друг мой, - он как всегда любезничал, - ты нам нужен. Ты должен найти ее и привести к нам. До дня ее рождения осталось меньше двух недель. Так что будь любезен начинай ее поиски.
- А если я откажусь?
- Ммм… тогда я тебя заставлю, - казалось, улыбка растянулась еще дальше.
- Зачем? Скажи, зачем она тебе?
- Ты помнишь ту легенду? Ну, про девочку-ангела. Вообще-то она, как мы знаем, не ангел, а лишь нефилим, но старец, что писал пророчества, увидав крылья за ее спиной, назвал ее ангелом. Помнишь?
- Та, что принесет миру разрушение?
- Ага. Именно она.
- И что? Лили не может быть ею.
- Может. Еще как может. Поэтому она должна быть у нас. Пророчество сбывается. И я так рад, - он ликовал, потирая ладошки. – Теперь тебе ясно, почему ты должен ее найти? Сила, мальчик мой, сила. Она наше оружие.
- А что именно она умеет?
- Ну, я еще точно не знаю. Мила этим занимается. Дело в том, что мы знали лишь легенды. Истинное пророчество хранится у полукровок. Они, гады, все знают. Но пророчество сбудется, и она будет все равно с нами, - в глазах загорелись маленькие огоньки. – Так что собирайся в путь. Ах, да! Тебе не мешало бы подкрепиться. Сейчас ее охраняет светлый. Тебе понадобятся силы, - он бросил мне тело девушки, продвигаясь к краю обрыва.
- Я не стану этого делать, - почти неслышно сказал я, заставляя Хайера развернуться.
- Я правильно расслышал: ты не станешь ее возвращать?
Я кивнул.
- Тогда, - в ярости его крылья распахнулись, и он громко прохрипел: - Ты сделаешь это! Я приказываю! Ослушаться меня ты не посмеешь! – крик перешел на любезный шепот: - И поешь, пожалуйста. Это тоже приказ, - язвительно слетело с его губ, растягивая их в улыбке.
Я выпорхнул из своего убежища, полон сил и уверенности. Запах манил меня к ней. После того, как часть меня жила у нее внутри, мне было не сложно найти мое сокровище, мою любовь.
«Милая, я погубил тебя» - эта мысль не покидала мою голову с тех пор, как я почувствовал, как Хайер отдал мне приказ. Самое ужасное, когда не можешь противиться, когда тобой управляют. Теперь оставалось только надеяться, что Господь меня поразит немыслимой силой, превратив тело в горстку пепла.
Я не мог навредить Лили, только вот и сопротивляться приказу было не в моих силах. Тело разрывала боль. Камень, что смог ожить на пару минут вспомнил, что значит любить. Я обожал ее всей своею сущностью и все равно должен был заставить ее испытать муки.
Я быстро нашел ее дом. Здесь все пропахлось ею, ее одиночеством. Хотя сейчас она была далеко не одинока. Светлый охранял ее душу.
Пока я размышлял о возможных вариантах, инстинкты кричали во мне, что что-то здесь неладно. Вдруг я ощутил такую боль, будто тело выжигали изнутри.
- Лили! – вырвалось глухим шепотом. «Что же я наделал? Я вселил в тебя часть деймона, что рвется наружу. Борись, милая, борись! Ты не станешь такой. Я не позволю!»
Боль быстро ослабевала, и я знал, кто этому способствовал. Я чувствовал его тепло, его наслаждение. Он жаждал ее так же как и я. Не так страстно, но так же сильно. Мое солнце почти пропало из моих чувств. Она была в его власти. Мгновение я был рад, что он сейчас рядом, что он ее спас и исцелил.
- Ничего, скоро, совсем скоро, я верну ее. А ты будешь тешить себя надеждами, мерзкий светлый, - шептал я сам себе. «Да, что же я несу? Какой верну? Стоп!» - я потряс головою: «Идиот! Забудь о ней! Она никогда не сможет быть твоей».
- Что за… - я почувствовал еще кого-то. Кого-то также сильного, но не ангелов. Нефилимы. Ну, конечно, теперь она нужна всем. Они внезапно появились перед дверью.
Один проник в здание, а второй слишком быстро исчез из виду. Я ждал. Соваться к светлому вот так, одному, было как минимум неразумно. Тем более сейчас.
Еще минута и один из них вытащил Лили за собой во двор. Пару секунд и второй возник рядом с ними.
Тот, что держал Лили за руку, обернулся и ухмыльнулся, будто бы говоря «не старайся, все равно не успеешь». «Ну, я тебе сейчас покажу!» - гнев разливался по телу.
Я вмиг соскочил с соседнего дома и пулей летел в их сторону. Моя милая обернулась и вскрикнула:
- Калеб!
Они исчезли. Я в недоумении взмахнул пару раз крыльями, останавливаясь. Несколько секунд я не мог прийти в себя. Затем, увидев на пороге Макса, я быстро скрылся, не собираясь сейчас с ним разбираться.
Моя любовь теперь у полукровок. Ну что ж, возможно, так даже лучше. Но теперь нужно срочным образом ее найти и как можно скорее. Пока этого не сделали светлые. Две силы во мне желали этого больше всего на свете: приказ, который я не мог преступить и любовь, что, уступая пока еще первому, жаждала вернуть мое маленькое сокровище, мою милую Лили.


Глава 16. Спасение

- Три… два… - Костя досчитывал секунды. Я резко схватила его за руку. События развивались быстро.
Он вытащил меня во двор. Возле нас возник парень. Он также был высокого роста. Волосы очень коротко подстрижены, и голову пересекали выбритые узоры. Он вмиг ухватился за ладонь Кости.
Одновременно случилось несколько вещей. Костя напрягся готовясь к чему-то, видимо, очень важному. Почувствовав прилив боли, я обернулась и увидела его, моего ангела. Он летел прямо на нас.
- Калеб! – все, что я успела сделать, перед тем как оказалась в комнате. Я вырвала руку и двинулась вперед, застывая в недоумении. – Где мы? Что случилось? Верни меня обратно! – крик разрывал мои легкие, пока я уцепилась в Костю и трясла его со всей силы.
- Не могу. Да, не могу я! – вырывался парень.
- Нет! Калеб… - крик перешел на шепот. Слезы покатились из глаз, освобождая душу от переполняющей ее доверху боли, что комком сидела в груди.
- Лили, что с тобой? Ты светишься, - он смотрел на меня в ужасе. – Успокойся!
- Успокоиться?! Верни меня обратно! – я схватила его за воротник рубашки и потрясла. Ненависть заполнила пространство внутри. Второй парень оттащил меня.
Рухнув на колени, я чувствовала, как тело горело.
- Лили, тише, ты… ты горишь, - испуганно сказал Костя.
Я посмотрела на ладони. О нет! Опять начинается. Тело воспламенялось.
- Помогите! – кричала я.
Они пулей вылетели из комнаты. А я осталась корчиться от боли. Вмиг ледяная вода, выплеснутая на мое тело, остудила пыл и справилась с огнем. Тело поднывало от ожогов, которые с бешеной скоростью затягивались, возвращая кожу в исходное состояние.
- Я, я не понимаю, - сказал парень, остолбеневший от увиденного.
Костя же не мог и слова вымолвить. Так и смотрел на меня удивленно, подавая полотенце.
- Ты просто… клевая! Вау! – он кричал от восторга, когда наконец понял, что случилось, хватаясь за голову и шагая при этом по комнате взад вперед. – Как ты это делаешь?
- Знала бы, не стояла сейчас с ног до головы в воде, - мне было ужасно плохо во всех смыслах этого слова.
- Кстати, детка, я Дженсон, - улыбаясь, сказал парень с выбритыми узорами на голове, явно со мной заигрывая.
Ну, конечно, сейчас я вполне могла быть для него привлекательной: мокрая, обернутая в полотенце, стою здесь и выкручиваю свои, теперь уже полностью черные, волосы.
В комнате я увидела зеркало и подошла, чтоб рассмотреть себя новую. Прямые черные волосы стали длиннее. Теперь они доходили до половины спины. Кожа осталась неизменно белой. А глаза будто бы наполнились серой грустью, о чем поведал мне их новый цвет.
Парни в этот момент мне что-то говорили, но я не слышала. Наконец, Дженсон потряс меня за плечо:
- Ты вообще слышишь?
- Что? – будто бы просыпаясь спросила я. – Кто вы?
- Кос, я так не могу, объясни ты ей сам. Меня просто не хватит на еще один раз.
- Мы – нефилимы, - начал Костя. – Я знал, что тебе там не очень хорошо. Вот мы и решили тебе помочь.
- Откуда ты знал?
- Мне приснился сон. Там была ты. Умоляла помочь. Объяснила как тебя найти. Вот я и помог, надеюсь.
- Да, помог. А ты знаешь еще что-нибудь обо мне?
- Я – нет. Но вот Микки точно знает. Он наш всевидящий глаз. Когда я пошел к нему и рассказал о своем сне. Он без капли сомнения отправил меня за тобой. Сказал, мол, ты должна узнать правду.
- А где он?
- Он живет очень далеко. Но для меня расстояние не имеет значения. Как ты уже заметила я – телепорт. А Джен, он у нас ну прямо метеор, - он засмеялся, получив за это подзатыльник, что заставило меня тоже улыбнуться. – Пойдем к нему завтра. К Микки, я имею в виду. А сегодня тебе нужно будет отдохнуть. Сегодня они нас не найдут. Микки сказал уходить на рассвете. А еще ты должна поспать.
- Это тоже Микки сказал?
- Нет. Это я, - он улыбнулся и вышел из комнаты, выталкивая Дженсона.

Вот я и вырвалась. Здесь с ребятами было очень спокойно. Будто дома. Я такая же как и они. И главное - никаких лишних эмоций, только то, что на самом деле есть.
«Мой милый ангел, где ты?»
Меня ужасно волновал этот вопрос. Я любила его больше жизни, но любил ли он меня? Хотя какая разница. Ангел не может полюбить человека, хрупкое грешное создание. Он слишком идеален, чтоб пасть до уровня людей. Как я только могла подумать, что он нуждается во мне как в девушке.
Но я знаю точно, что он не хочет быть деймоном. А я могу ему помочь. Я это чувствую. Я узнаю как это сделать и спасу его. Может быть, тогда мы сможем быть вместе: только я и он до конца наших дней…
Да что это я совсем замечталась. Какие «вместе»? Раньше я хотя бы напоминала ему о его любви. Светлые волосы, голубые глаза. А теперь? Теперь он бы и не посмотрел на меня.
Я еще раз взглянула в зеркало. Черные волосы усиливали мертвенно-белый цвет кожи, а глаза давно больше не отражали глубь неба, только грусть, прижившуюся в моей душе.
Сон овладевал мною, смыкая веки. Медленно я падала в пропасть.
Вокруг стало светлеть. Когда свет стал ослепительным, я услышала шаги и обернулась.
- Мама? Папа? – каким сильным было мое удивление, когда они предстали передо мною ангелами: такие ослепительные с огромными белыми крыльями.
- Да, малышка, это мы.
- У меня много вопросов.
- Конечно, милая. Только позволь сначала извиниться, что покинули тогда тебя, ничего не объяснив, - нежно произнесла мама.
- Мы просто не могли иначе. И, милая, мы не ответим тебе на все вопросы. Времени мало. Задавай только самые важные, - тихо сказал отец.
- Хорошо. Вы ангелы?
- Да.
- Если вы оба ангелы, то кто тогда я. Макс сказал, что только мой отец - ангел, а мать моя - человек.
- Дорогая, - начала мама, - я тоже когда-то была ангелом. Но я слишком сильно хотела иметь детей. Тогда, нарушив правила, я спустилась вниз, к людям и стала, прибегнув к обману, на время человеком. Для меня это было счастьем. Я забеременела и родила самую прекрасную дочь. Просто об этом никто не знает.
- Я нефилим?
- Нет, золотце, - отец был как всегда вежлив. – Твои родители ангелы. Значит и ты ангел. Нефилимы – только мальчики и, тем более, не обладают такой силой.
- Какой силой?
- Об этом ты узнаешь завтра.
- Где вы? Вы вернетесь?
Но они безмолвно испарялись.
- Подождите! Не уходите! – я протянула руку, останавливая их.
Только это было бесполезно. Они ушли. Я осталась в этой белой пустоте одна. Упав на пол и скрутившись в клубочек, я молилась очнуться, но так и не смогла. Теперь совсем ничего не понятно. Кто я? Для чего в этом мире? Что за сила? И, конечно, Калеб… как ему помочь.
Я услышала звук ручья и пенье птиц, поэтому открыла глаза и присела. Вокруг был зачаровующий мир. Птички пели, кружась над головой. Совсем рядом вился ручеек. Мне стало так приятно и легко.
Я встала и пошла сквозь деревья. Что-то манило меня туда, словно я должна была там найти то, что давно искала. Вокруг расли разные цветы. Но из-за деревьев я отчетливо уловила аромат лилий. Такой сильный и притягательный.
Пробравшись сквозь заросли. Я вышла на поляну. Вокруг росли высокие зеленые деревья. Поляна была усыпана одинокими лилиями. Они были разных расцветок. И, казалось, даже их аромат отличался. Но больше ничего не было.
Внезапно, почувствовав легкий ветерок за спиной, я обернулась. Какое счастье! Это же мой ангел!
Я кинулась ему на шею, целуя его лицо.
- Я уже заждался. Думал ты не придешь, - сильный голос был нежен.
- Я здесь! Я не могла не прийти! – радость так и била ключом изнутри.
- Я счастлив.
- И я.
Я зарделась и отступила. «Вот глупенькая накинулась на него, словно сумасшедшая. Ну и что, что сон. Зато очень реальный».
Почувствовав мое смущение, он улыбнулся и придвинул меня за талию к себе. Мир перестал для меня существовать. Теперь были только я и он.
Сердце бешено набирало обороты. Я смотрела в его глаза, упиваясь их бездонностью. Он нежно провел свободной рукой по лицу. Тело вздрогнуло. Холодок пробежался по коже. На щеках выступил румянец.
Разум затуманился, покидая этот мир. Калеб подтянул мое личико и нежно коснулся губ. Комок в груди быстро опускался вниз, распадаясь ниже живота и заставляя чувствовать божественное наслаждение.
Нежность перерастала в страсть. Я лишь обхватила его лицо руками, пытаясь удержаться, теряя равновесие, пока его сильные руки ласкали мое тело.
Воздух заканчивался, мы отстранились, захватывая бОльшую порцию кислорода. Он снова впился в мои губы уже с большей жадностью, чем раньше, поваливая на землю.
Сила вместе с разумом покидали мое тело. Душа. Он забирал мою душу. Мне не было больно. Просто странное чувство, когда твое тепло отделяется от тела. Ты не понимаешь, почему оставляешь такую прекрасную оболочку, но не можешь сопротивляться, затаив надолго свое дыхание.
Он резко встал:
- Вот видишь, я монстр. Я все равно забираю твою душу, - он склонил голову на руки. – Я не стал человеком.
Сильный толчок, словно резинкой, вернул тепло обратно, и я начала хватать ртом воздух, приподнимаясь.
- У нас все выйдет, получится. Я обещаю, - я прикоснулась к его плечу. Но он резко его выдернул, хватая меня за плечи:
- У нас? – глаза горели огоньками. – Никаких нас нет. Не существует. Понятно? – он кричал мне в лицо.
«Мой ангел, он совсем меня не любит. Да ладно, все равно. Я должна ему помочь. Главное – ему помочь. Чувства – ерунда. Я его подвела».
Глаза заполнила белая пелена. Горечь распространялась по телу. Он отпустил меня и стал кричать от боли, превращаясь в монстра: огромного темного деймона с обугленными крыльями.
«Я. Это я во всем виновата. Не смогла. Не помогла».
Мое тело начало издавать неистовый свет. Я осмотрела руки. Они были ослепительно яркими.
- Ты что делаешь? Остановись! – умолял меня Калеб. – Ты же убьешь меня.
«Что? Нет! Как это остановить? Не могу. Только не Калеб. Только не он».
Ослепительный свет заполнил всю поляну, сжигая моего ангела заживо.
- Нееет! – кричала я, но сама же убивала свою любовь.


Глава 17. «Слезы ангела»

«Микки, надеюсь, ты сможешь мне все объяснить…» - думала я, приближаясь к тому, кто видит будущее, кто все знает, и, возможно, именно он даст ответ на вопрос «как помочь моему ангелу». Я прекрасно понимала, что по натуре он деймон, но уверенность в его чистой душе меня не покидала. Тем более, я любила его каждой клеточкой своего сердца. И, может, теперь, когда я знаю, что я ангел, возможно, мы сможем быть вместе. Я согласна стать такой же, как и он. Главное быть всегда с ним. И если он попросит… я ни секунды не буду сомневаться и отдам ему свою душу. Отдам все тепло ради холодного безжизненного существования в форме убийцы. Но так я смогу быть с ним, с моим ангелом.
Но сначала я попытаюсь помочь ему стать человеком. Вернуть его к жизни. Если же нет, то я все равно для себя все уже решила. Если он ко мне неравнодушен… и даже если наоборот, я все равно буду с ним. В любом случае я буду бороться за его окаменелое сердце. И не важно верну я к жизни холодный камень или обращу свое биение в забытый звук, я добьюсь того, кто стал для меня смыслом жизни».
- Лили! – Костя тряс меня за плечо, глядя на меня удивленными глазами. – Ты меня слышишь? Мы пришли, - сказал он, указывая пальцем вперед. Я с трудом разглядела впереди то, куда мы прибыли.
Это, видимо, было убежище Микки, которое неплохо было замаскировано от нежданных гостей. Не зная, что здесь стоит дом, я бы никогда в жизни не нашла его. Небольшое зеленое здание, похожее на охотничий домик, настолько сливалось с густым непроглядным лесом, что было очень сложно его разглядеть.
По ступенькам мы поднялись на крыльцо. Мои руки похолодели. Костя, который шел впереди, взял мою руку и успокаивающе взглянул в глаза. Нет, конечно, я не боялась. Я никогда не отличалась особым чувством страха, но вот волнение, оно переполняло мое тело, учащая пульс. Осознание того, что за этой дверью находились долгожданные ответы, терзало и настораживало.
- Да, пошли уже. Вы так еще долго собираетесь стоять? – терпение Джена похоже лопнуло, и он поднялся на еще одну ступеньку, заставляя меня сделать еще шаг вперед.
Выдохнув, я посмотрела на Костю, который все понял и, открыв дверь, вошел, потянув меня за собой. Помещение оказалось довольно таки ухоженным. Огромный коридор предлагал некоторый выбор комнат, а также лестницу, что вела на второй этаж, хотя снаружи здание казалось одноэтажным и размером с весь этот коридор.
Костя, заметив, что я остановилась в недоумении, улыбнулся:
- Это все Алекс. Он спец по иллюзиям, - он развел руками, выпустив мои пальцы. Я вздрогнула. Было такое ощущение, что тебя бросили. Его теплые руки все-таки помогали мне чувствовать себя спокойнее. - Нам наверх. Ну, как, готова?
В комнате пахло сосной и свежестью, словно после дождя. Было приятно ощущать эти запахи, они меня расслабляли. Я вдохнула полную грудь, а выдохом выплеснула все волнение, осознавая, что миг истины настал. Он подтянул меня к себе за руку, и, приобняв за талию, повел вверх по лестнице.
Когда он меня коснулся, я ощутила себя защищенной. На самом деле, я немного замерзла. А его теплые руки грели не только мое тело, но и душу. Чувствовать рядом с собой человека было для меня так непривычно и очень приятно. Прижавшись к нему, я понимала, насколько сильно хотела, чтобы Калеб был таким же теплым и таким же близким сейчас.
Дом был очень спокойным. В нем чувствовалась размеренность и медленное течение времени, но также я ощущала силу, что питала это убежище. Кроме меня и ребят здесь были еще парни с огромной силой. Не только Микки. Больше. Может быть даже человек десять.
Вот она дверь. А Костя, будто ключ ко всем разгадкам, нашел меня и теперь поворачивает ручку, открывая замок, за которым хранится правда. Дыхание замедляется, а волнение снова учащает пульс.
- Микки, а вот и мы! – подведя меня к отвернутому от нас креслу, сказал Костя. Джен закрыл за нами дверь, оставаясь позади нее.
Входя в комнату, я заметила, что она была выполнена довольно искусно: картины на стенах, камин напротив двери, рядом с ним небольшой старинный шкаф, справа кресло у окна и большая кровать в углу очень гармонировали друг другу и были выполнены в теплых красно-коричневых тонах. Я подумала лишь о том, что не помешал бы этой обстановке бардовый двухместный диванчик под цвет креслу, как он тут же возник напротив камина.
Мои глаза от удивления округлились. А ступор прервал звонкий голос хозяина комнаты:
- У тебя неплохо получается. Отличный вкус, - когда я обернулась на голос, кресло было уже развернуто, и я увидела совсем не такого Микки, каким его рисовало мое воображение.
Я представляла его старцем в балахоне с седыми длинными волосами, который, тяжело дыша и еле слышно проговаривал свои речи. А тона комнаты только подтверждали мои догадки. Но я ошибалась. Это был огромный молодой человек. Короткий черный ежик красовался на его голове. На нем был элегантный черный костюм с огненным платком в пиджаке.
- Я как раз думал о том, куда тебя посадить, - он улыбнулся и указал на диванчик. Теперь перед ним стоял столик из красного дерева, на котором красовались огромная чаша с фруктами и поднос с чаем и сладостями.
Мои широко распахнутые глаза не закрывались, и я чувствовала себя в сказке.
- Да, Алекс, безусловно, молодец, - оглядывая комнату, проговорил Микки. – Он позволил этому домику прислуживать во всем их обитателям, но далеко не всем удается справляться с его силой. Ты явно по душе хранителю этого дома. Прошу, не стой в дверях, присаживайся, - он еще раз любезно указал в сторону моего творения.
Я попыталась оторвать, приросшие к полу ноги, и сделала пару шагов. Костя покорно отпустил меня и направился к двери.
- Кос, ты уходишь? – первое, что вырвалось из моего горла. Звуки оказались хриплыми, так как во рту сильно пересохло.
- Лили, мы должны поговорить наедине, - голос Микки прозвучал прямо возле уха, заставляя меня вздрогнуть от неожиданности. В тот самый момент, он нежно приобнял меня и проводил к диванчику. Я не спускала глаз с Кости, который быстро исчез за закрывающейся дверью, лишь кинув свой успокаивающий взгляд.
Мне стало не по себе. Тепло Микки никак не успокаивало меня, только немного раздражало. Он был не такой как те парни, с которыми мне довелось вчера познакомиться. Они излучали открытость. Я им доверяла. Но Микки, он был скрытным, неискренним, возможно, немного хитрым.
- Отлично выглядишь! – сказал Микки, усаживаясь в свое кресло, что стояло уже напротив меня. – Тебе здесь нравится?
- Спасибо! Здесь, очень уютно, - мой ответ был сухим и коротким. Я хотела поскорее все узнать, поэтому перешла сразу к делу: - Ты и вправду видишь будущее?
- Может чаю, - он улыбнулся. Я кивнула. Пока Микки ухаживал за мной, он начал:
- Да. Бывает, что я вижу будущее. Вижу будущее всех, кроме, - он остановился и посмотрел на меня.
- Кроме меня?
- Да. Все это потому, что ты особенная, твоя мать человеком была, но ты ангел. Странно все это. Я не могу тебя видеть в будущем вообще. Да и будущее каждого стало быстро меняться за последний месяц. Сколько сахару?
- Две, - неуверенно сказала я. – Микки, Вы знаете что-нибудь обо мне?
- Я знаю только то, что написано в пророчестве, - он подал мне чашку. - Знаешь, очень много лет назад жил пророк. Конечно, он был один из нас. Вот он видел настоящее будущее. Он предсказал на много лет вперед: катаклизмы, великие битвы и даже свою смерть. Его предсказания были написаны в виде книги. Каждая глава имела название и повествовала об определенном событии. Последней его главой была «Слезы ангела». Он не смог ее закончить. Поэтому мы не знаем, что значит ее название, чего нам ожидать. Одно известно наверняка – эта глава о тебе.
Он затих, попивая чай и опустив глаза вниз, а я сидела в предвкушении. «Я стала частью истории! Надеюсь хорошей истории». Не выдержав, я спросила:
- И что же там написано?
- Эту книгу не позволено видеть никому, кроме хранителей и защитников. Увы, - в его голосе было разочарование. Я поняла, что мне не узнать правды о себе и о своей силе. Конечно, это было бы слишком просто.
- Но, - внезапно голос Микки прозвучал громче, - давным-давно я был ее хранителем. Правда, совсем недолго. И, зная, что по истечению службы моя память будет стерта, я сделал копию последней главы, и осторожно заменил ею оригинал, чтобы сегодня ты осознала свою значимость.
В предвкушении истины мой пульс зашкаливал, а руки содрогали кружку. Я поставила ее на столик, наблюдая, как Микки рылся в своем шкафу.
- Вот оно! – он вытащил небольшую красивую шкатулку и поставил на столик, подвигая ко мне, тем самым, предлагая мне самой ее открыть.
Мокрыми трясущимися руками я пододвинула к себе шкатулку и еще раз взглянула на Микки. Он одобрительно кивнул, и я открыла ее.
Внутри лежал небольшой свернутый листок старой потертой желтоватого цвета бумаги. Она пахла воском и какими-то неизвестными мне пряностями, нежно щекочущими мой нос. Я вытерла руки о джинсы.
Вот она - правда, моя история. Я взяла в руки пергамент и медленно развернула, стараясь не повредить структуру. Текст был мне не понятен. «Чужой язык». Я быстро пробежалась по листку, но ни одной знакомой буквы. «Я не понимаю», - растерянность и огорчение царили внутри. «Не может быть». Я испугалась и занервничала. Страх окутал меня. Такое странное чувство, когда твои ожидания не оправдываются, заставляя бояться саму себя. «Вот оно! Держу в руках и не могу прочесть. Почему?»
Тогда я положила листок на колени и провела по первой строчке пальцами. В этот миг черные символы загорелись оранжевым цветом на листке, в голове послышались слова. От шока я оторвала пальцы. Сердце бешено колотилось. Было странно слышать слова в голове. Я посмотрела на Микки. Он удивленно глядел на меня круглыми глазами:
- Что? Что случилось? – он был в недоумении. – Хочешь, я прочитаю тебе?
- Нет. Я сама, - приходя в себя, я снова коснулась пергамента, закрывая глаза. И медленно провела по символам. Голос старца проговаривал:
«И наступил тот день, когда небо землю озарило,
И ангельскую дочь ему вручило.
Красота ее прекраснее рассвета,
Добрее и милее в мире нету.
Родители ее слишком многого просили,
Взамен они недолго с нею жили.
Пришлось красавице одной тужить,
О ласке и любви родительской забыть.
И имя девочке цветочное дано,
И выражает хрупкость и спокойствие оно.
Лили теперь одна и жизнь ее длинна,
Но скоро в ней появится мечта.

Спасет ее, что больше не живет.
Он тяжкий грех в груди своей несет.
Там сердца нет, лишь каменный кусок,
Ему не важен мир, его слова песок.
Она спасти грешника решила,
Тем самым в себя его впустила.
И сила есть, что может быть поможет,
В конце концов, все равно спасти не сможет.
И так случится: две силы в ней сживутся,
Ведь две противоположности ее коснутся.
Но только Лили решить сама должна:
Кто нужен ей, кому она верна.
И каждое ее решение меняет все,
И правит тот, кому достанется любовь ее.
Я знать не знаю, что она решит,
Но лучше б Вам врагом ее не быть.
Ей силы хватит, чтоб разрушить этот мир,
Но также, чтоб вокруг был пир.
Наступит день, когда луна закроет солнце,
Тогда Лили к истинному облику вернется.
И тело обретет всю мощь и силу,
И лишь тогда узнаете, кого она в себе возродила.

Я знать не знаю, что она решит,
Но лишь такие варианты могут быть:
К кому прильнет ее душа,
Тот будет счастлив без гроша.
Кого любить ей не дано,
Жизнь прекратится для того».


Глава 18. Иллюзия

- Лили, все хорошо? – встревоженный голос Микки понемногу возвращал меня к реальности.
- Да. Просто это было так, так необычно. Этот рассказ и картинки, что сопровождали слова старца. Я видела все своими глазами. И это захватывает дух, - запинаясь, но восторженно я пыталась описать то, что невозможно сказать словами.
- Не понимаю о чем ты, - Микки и вправду не понимал. – Ты говоришь, что видела все эти события и слышала строчки?
- Да! - восторженно выкрикнула я, находясь под воздействием увиденного. – Да, я все это видела!
- Великолепно! Впервые такое встречаю. Будто бы книга сама рассказал тебе историю. Просто чудесно! И ты и вправду не такая, и сила твоя намного больше. Еще до двадцатилетия ты неплохо ее проявляешь, - он будто бы говорил сам с собой.
- Микки.
- Да, Лили.
- У меня к тебе вопрос. Дело все в том, что мне снилось, как я возвращала к жизни деймона. Ну, я заставила его сердце биться. Как думаешь, это возможно? Я могу вернуть к жизни темного?
- Честно, впервые о таком слышу, но, как по мне, думаю, ты вполне можешь это сделать. В тебе живет столько неведомой этому миру ранее силы, что, думаю, он позволит тебе вертеть им как угодно.
Я улыбнулась. Вот она моя надежда. Слова-подтверждение, шанс на его превращение есть. Я рассказала Микки все, что со мной произошло за последние недели. Он внимательно слушал. Иногда выражение лица было восторженным, иногда настороженным. Некоторые подробности даже позабавили его воображение.
Беседуя, мы не заметили, как быстро пролетело время. Черная ночь сменила свет солнца за окном, а светильники в комнате зажглись сами по себе, по всей видимости, довольно таки давно. Я невольно зевнула, прикрывая рот ладошкой.
- Лили, тебе пора бы отдохнуть, - он любезно улыбнулся. Теперь Микки знал обо мне все, он искренне пытался помочь мне разобраться во всем. Но я не чувствовала в нем уверенности. Для меня он так и остался хитрым и скрытным.
- Да, пожалуй, отдохнуть не помешает, - еще раз зевнув, я медленно поднялась со стула и поплелась к выходу. – А…
- Костя проведет тебя в твою комнату. Надеюсь, ты уже представила свою кровать, - улыбка расплылась на его лице.
«Кровать…» - я задумалась. «Кровать - это хорошо». Я провернула дверную ручку и распахнула дверь. По коридору приближался Костя. Он выглядел немного уставшим. И мне вдруг стало интересно, который сейчас час. Я оглянулась и застала на стене часы с кукушкой. «Ох уж, это воображение. Довольно-таки банально» - подумала я, заметив, что на часах было без пятнадцати два.
- Ой! Уже так поздно! Ты почему не спишь? – я виновато посмотрела на него, закрывая дверь.
Потирая глаза и зевая:
- Тебя ждал, - он мило улыбнулся. – Ну, как все прошло? Ты узнала, что хотела?
- Ну… в принципе да, - я замялась, не желая особо разговаривать на эту тему.
Костя понял меня и быстро сменил тему:
- Ты тоже не огурчик, - он улыбнулся. – Пойдем, покажу твою спальню, - его рука поднялась в ожидании моей ладони.
Меня переполняло приятное чувство, и улыбка невольно растянулась на лице. Я вложила свою руку в его, и почувствовала тепло его души, полностью доверяя этому человеку. Электрический разряд прошел по телу. «Что это?» - я испугалась. Казалось, он также почувствовал этот разряд, взглянув на меня, но я отвела глаза. Сейчас мне нужно было все обдумать, прежде чем принимать какое-либо решение.
Костя повел меня в конец коридора и повернул направо.
- Вот мы и пришли, - он остановился перед светлой дверью. «Не было никакого разряда. Просто плод воображения. Костя классный, но я люблю другого. Я все придумала» - рой мыслей прервал заботливый голос: – Ты придумала?
- Что? – «он слышит мои мысли? Как? Может, я рассуждала вслух?»
- Ну, комнату представила или тебе помочь?
- Ах, комнату, - выдохнула я, успокаивая себя. – У меня есть некоторые идеи. Дай мне пару минут.
Я подошла к двери и прислонила ладони к холодному дереву. Картинки пробежали в моей голове. Сегодня мне хотелось что-то открытое и светлое. Я дернула ручку и вошла в маленькую спальню. В ней едва помещалась огромная кровать с нежно-голубым покрывалом. Все: стены, потолок, постельное - были белого с голубым отливом цвета. Нежность и свежесть царили в этой комнате. Огромная прозрачная дверь выходила к океану. Здесь был слышен шум прибоя, и пахло лилиями, что стояли на трюмо напротив ложа.
- Вау! Слов нет. Ты – молодец! А я хотел помочь, - рассмеялся Костя. – Мне еще нужно у тебя поучиться.
- Да. Очень здорово, когда любые твои желания становятся явью.
Я рухнула на кровать и закрыла глаза. На миг мне захотелось, чтоб рядом оказался Калеб. Но это было невозможно. Я могла придумать любой обман, но только не его. Приподнимаясь и открывая глаза, я оперлась на локти и увидела перед собой моего ангела. Дар речи пропал. Тело неподвижно застыло. Он приближался. В нем все было прекрасно и совершенно: глаза, наполненные черной болью; тело титана, мужественное и сильное; взгляд, что забирал жизнь, с которой я была готова распрощаться прямо сейчас.
Он подошел и протянул ко мне руку, приглашая встать. Покорно, словно под гипнозом, я поднялась. Мне не хотелось сопротивляться. Я больше не видела моего ангела. Сны были реальны, но недостаточны для моего ярого желания. Здесь же была реальность. Иллюзия, но куда правдоподобнее секундной вспышки воображения.
Я коснулась его руки. Она была такой же холодной как и всегда. Он подтянул меня к себе, прижимая второй рукой. Лед его оголенной груди остужал мои фантазии. Через несколько минут, а, может, часов, он отодвинул меня, приподнимая за подбородок лицо, посмотрев прямо в мои глаза:
- Я искал тебя так давно, - его голос был немного хриплым. – Где же ты была все это время?
- Я, я ждала тебя, - я выдыхала слова.
- Ты так нужна мне.
Я хотела было что-то сказать ему, но он резко придвинулся к моим губам и мы слились в поцелуе. Ледяные губы нежно скользили, оставляя за собой холодные следы. Наслаждение прикрыло наши веки, и только дыхание напоминало мне, что я еще живу.
- Калеб, люблю тебя… - шепнула я, переводя дыхание и касаясь ладонями его лица.
В секунду его губы стали горячими, руки обжигали спину, а сердце бешено стучало в груди, вырываясь на волю. «Человек! Он – человек!» - внутри все ликовало. Он отстранился. Я широко распахнула глаза и ужаснулась.
Передо мной был Костя. Его горячая рука все еще прижимала меня к нему. Он разочаровано смотрел на меня. Чувства внутри выворачивали меня наизнанку. «Не Калеб, иллюзия. Но Костя. Нет. Это были его слова. Его губы. Его любовь. Я сделала ему больно».
Чувство вины закралось в мою душу, которую терзал мой поступок. Он все еще искал ответы в моих опустошенных глазах. И, видимо, нашел, но только не то, что хотел видеть там.
Костя опустил глаза, выдохнул и отпустил мое тело, что беспомощно рухнуло на кровать. Он быстро направился к двери, развернулся, занес вверх руку, пытаясь что-то произнести. Вдохнул. Помедлил. Выдохнул. Бросил руку и вышел из комнаты.
«Конечно, он все понял. Только почему он? За что я? Чертовы иллюзии!» - я перевернулась и уперлась лицом в простынь, заглушая слезы, что рвались наружу. Мое воображение сыграло со мной злую шутку. Как теперь смотреть ему в глаза? Он не заслужил. Он был так добр. Столько тепла и любви всегда исходило от него. И он понял, что мне нужен другой. Я ранила его. «Если он мне безразличен, то почему я так волнуюсь о его чувствах?»

Метки:  

 Страницы: [1]