-ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в —трага_—евера

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 31.01.2013
«аписей: 10
 омментариев: 28
Ќаписано: 41

"»згой великий" √лава 2. Ѕ»„ Ѕќ∆»…

„етверг, 31 январ€ 2013 г. 19:36 + в цитатник

ќн всего единожды испытывал ток крови в своем теле, когда, перевоплотившись в кентавра, мчал на себе прекрасную ѕифию, жену философа. ¬ другие времена, что бы не совершал, что бы не происходило на его глазах или с ним самим, царь не чу€л биени€ своей крови, как не чуют воздуха, коим дышат.

» только на берегу √еллеспонта, в тот миг, когда предсто€ло сделать первый шаг, вдруг ощутил ее упругие толчки, как если бы обнаружил в себе нечто, ранее неведомое, чужеродное, существующее в его естестве помимо воли, как второе сердце сросшегос€ близнеца, прежде обитавшего в плоти тайно и неос€заемо.

Ѕыло чувство, что он оп€ть перевоплощаетс€ в кентавра…

ѕолторы сотни больших и малых триер, галер, дес€тки лодок и плотов, загруженные воинами, кон€ми, колесницами, щитами, копь€ми и прочим снар€жением, замерли на прибрежных тихих отмел€х. ѕрикованные цеп€ми, рабы уже вознесли греби над искристой от звезд зеркальной водой, великое множество глаз устремилось в некую незримую во тьме, точку и чуткий слух улавливал вс€кий звук – оставалось лишь подать знак, дабы привести все это в движение. »ли попутного порыва ветра, ибо м€тые, обвисшие паруса уже вздымались над судами и только вздрагивали, словно засто€вшиес€ кони.

—пешивша€с€ агема окружала цар€ с трех сторон, у левого стремени был  аллисфен со свитком папируса, у правого щербатый  лит „ерный от напр€жени€ скалил остатки зубов, поблескивал белками глаз, в любое мгновение готовый эхом повторить команду.

Ќо јлександр сам нетерпеливо ждал некого движени€, про€влени€ силы божественного естества – суть знака, не веда€, каковым он будет: звезда ли восси€ет над головой, озарив путь через пролив, небо ли разверзнетс€, а может в единый миг перед копытами Ѕуцефала соткетс€ нерукотворный зыбкий мост или противоположный берег, сорвавшись со своего места, надвинетс€ из непрогл€дной тьмы и замкнет море твердыней. »ли напротив, внезапной бурей взволнуетс€ √еллеспонт, опрокидыва€ и выбрасыва€ на берег изготовленные в путь суда, ударит молни€ под ноги, оглушит гром или исполинский —тражник јмона, каменный лев с обликом человека, суть сфинкс, восстанет вдруг из вод.

¬ столь решающий час боги должны были про€вить волю свою! ј он, потомок јхилла и сын ћирталы, владевший многими эпирскими таинствами чародейства и сообщени€ с небесными владыками, ведавший суть возда€ни€ жертв и строго блюд€щий обр€д, в тот час бы истолковал вс€кий знак свыше и ему последовал.

» потому, как ночь оставалась безмолвной, морска€ гладь незыблемой, а в звездчатых небесах разливалс€ безм€тежный покой, и даже птица не смела возмутить его стихию, јлександр все сильнее испытывал биение крови. ќт вздувшихс€ жил вдруг стали тесноваты доспехи, любовно пригнанные бронниками к каждому изгибу мужающего торса, а м€гкое чешуйчатое заворотье на кольчужном оплечье и вовсе перехватило горло. ќн ощутил, как набр€кло и от€желело лицо от прихлынувшего жара, и неподвижный морской воздух не мог остудить его; из-под кожаной оторочки боевого шлема выцедилась и побежала к межглазью перва€ слеза соленого гор€чего пота, а голову охватил сверб€щий, невыносимый зуд. ’отелось нащупать пр€жку и сорвать шлем, однако вс€кое движение сейчас было бы растолковано ѕтоломеем и  литом как сигнал к отправлению, и он терпел все, ожида€ знака богов, коим уже воздал жертвы.

– —кажи, государь, что ждешь ты в этот решающий час? – не сдержалс€  аллис.

– ѕопутного ветра, – надменно усмехнулс€ царь, дабы не выдать своих чувств и надежд.

»сториограф зашелестел папирусом – верно, что-то записывал.

» вдруг на воде по€вилс€ челн, рассекающий отраженные звезды. ѕлеск весел, шум воды и не€сное бормотание приближались, будучи в тот миг единственными звуками в истомленном тишиной, пространстве. Ќезримый гребец, оказываетс€, пел разудалую воинскую песнь, однако заунывным, скучным голосом уставшего путника и правил точно к носу галеры. јлександр, единственно бывший в седле, скорее других различил во тьме белеющую, согбенную спину и лохмы седых волос, разбросанных по плечам – что-то знакомое почудилось в образе одинокого мореплавател€.

– ѕеребежчик, – определил ѕтоломей. – »ли посол.

—ей воевода у √еллеспонта сто€л у цар€ под рукой, среди приближенных гейтаров, поскольку был по крови братом јлександру – сыном ‘илиппа от одной из его наложниц. ќднако соедин€ло их не только родство. ѕтоломей про€вил себ€, как полководец, предусмотрительный советник и преданный соратник. –азнило лишь одно: если царь с юности своей придерживалс€ аскетичной жизни, то незаконнорожденный сын был нравом в отца и не ведал ни в чем воздержани€, особенно касаемо жен. — собой в обозе он возил воспитанных и прелестных гетер, поскольку мыслил, будто совокупление с ними насыщает его эллинским благородством. ј чтобы сократить дистанцию и умалить порок, однажды царь подарил брату буланого жеребца, который на скачках бывало, обгон€л даже Ѕуцефала. ѕтоломей с этим конем не расставалс€, ибо воспитывал брата и наставл€л конюх јлександра, знавший толк в скакунах.

ѕерменион, переправившийс€ с отр€дом несколькими дн€ми раньше, без вс€кого сопротивлени€ зан€л јбидос и донес, что персов близ √еллеспонта нет, и будто они изготовились встретить македонцев на √ранике. ƒаже конных разъездов нет, дабы наблюдать за переправой! —толь неразумное их поведение јлександр расценил, как хитрость и потому велел ночью перегнать корабли и форсировать пролив в районе “рои.

–  то бы ни был, приведи его ко мне, – велел он ѕтоломею, когда челн с тупым стуком причалил к царскому судну. – ¬ такой час вс€кое €вление – промысел богов.

√етайры ринулись к челну, ловко подхватили гребца и поставили на палубу. » тут матерый бык, сто€щий на раст€жках у носа корабл€ и обреченный на заклание богу морских пучин, вдруг вскинул морду и взбугал, оглаша€ ревом звездный пролив. “ем часом одинокого гребца подвели к царю и јлександра передернуло от внезапного озноба: перед ним сто€л волхв —таргаст!  ости которого были замурованы в угловой башне ѕеллы! ќднако этот мертвец оказалс€ во плоти и его бела€, жива€ кожа лица отчетливо светилась даже в темноте, а из коротких рукавов посконной рубахи торчали увитые мышцами, могучие руки, которые он помнил.

Ќа мгновение детский ужас и любопытство обу€ли цар€, ибо перед взором возникло видение, как волхв, бывший кормильцем малолетнего царевича, приучал не бо€тьс€ высоты: брал за ногу и свешивал в прострел между зубьев башни. » при этом велел наблюдать, что вокруг происходит. јлександр тогда еще носил детское им€ – Ѕажен, выше зыбки не поднималс€ и далее крепостной стены, ничего не видел, и тут, впервые оказавшись в поднебесье, да еще вниз головой, испытал сначала лишь страх. ƒуша затрепетала, сердце напротив, замерло, а из гортани сам собой вырвалс€ реб€чий клик испуганного восторга. ≈му почудилось, звездочет разжал руку и Ѕажен теперь летит вниз – земл€ стремительно приближалась и ничего иного, кроме пыльного склона сухого рва, он в тот миг не узрел. » это был не страх неминуемой гибели, коего в ту пору он не еще не ведал и не осознавал состо€ни€ смерти, как окончание жизни; он ужаснулс€ неестественности перевернутого мира!

“ак было и в другой раз, и в третий, пока волхв не приучил его не взирать на высоту и воспринимать окружающее пространство во вс€ком его виде.

» сейчас на одно мгновение мир опрокинулс€, и јлександр едва сдержал крик устрашенного младенца. —таргаст же встр€хнулс€ как-то по-собачьи и с него на палубу осыпалось что-то неразличимое – будто вод€ные брызги или дорожна€ пыль, а седые космы спали, и на голом темени оказалс€ лишь длинный клок, замотанный за ухо с т€желой золотой серьгой.

Ѕрита€ голова поблескивала и светилась даже во тьме.

– » на кого же ты на сей раз исполчилс€, царь?

Ќасмешливый и дерзкий голос враз вернул его в привычное состо€ние и перед взором очутилс€ не старый волхв-кормилец, а молодой кн€зь русов, выходивший с ним на поединок! “от же нелепый вихор волос на голове, называемый чубом, лед€ной, свет€щийс€ во тьме, взор, и даже плетеный, восьмиколенный кнут, собранный в кольцо, был замкнут в подн€той деснице! —толь неожиданное преображение повергло јлександра в незнаемую доселе, оторопь, когда все, и плоть, и мысль, костенеют и не повинуютс€, кровь леденеет в жилах и живыми остаютс€ лишь взор и слух.

– —казано тебе – не ищи чужих св€тынь. Ќе вн€л ты моей науке, изгой. —ам возомнил себ€ бичом божьим! ј напрасно!

—казал так и распустив по палубе кнут, встр€хнул его змеистое тело – раздвоенный хвост издал громкий щелчок.

√ейтары отчего-то безучастно сто€ли р€дом и словно не слышали руса, не замечали, к чему тот изготовилс€,  аллис даже в потемках шуршал пером, держа в зубах другое, с обсохшим чернилом, ѕтоломей же изготовил пальму, дабы во врем€ подать знак к отчаливанию, а  лит тем часом вовсе отстранилс€ и склонившись, поправл€л сползавшие поножи.

—толь неслыханна€ дерзость невесть откуда вз€вшегос€ здесь, архонта ќльбии их не возмущала – по крайней мере, никто из агемы не выхватил меча или колыча, дабы немедл€ поразить хулител€. » только Ѕуцефал, услышав щелчок, прижал уши и приседа€ на задние ноги, стал сдавать, словно готов€сь к прыжку – точно так же, как на ристалище.

span>¬арвар поиграл кнутом, заставл€€ его пл€сать над палубой.

span>– ¬идно, мало € высек теб€ на дору. Ќе вдосталь ты испытал бича моего! Ќу так отведай еще. Ќа сей раз сполна воздам!

Ћеден€щий панцирь оцепенени€ лопнул сначала в гортани.

– «опир! – умол€ющий вопль вырвалс€ помимо воли. – «опир, убей его!

¬ тот момент он даже не вспомнил, что «опириона, свидетел€ их поединка с этим русом, нет р€дом, что тот осталс€ на  апейском мысе близ ќльбии. ќднако крик был услышан, гейтары встрепенулись и как-то беспомощно завертели головами, словно высматрива€ того, кому была дана команда убить. ј тем временем варвар взметнул бич в воздух и неумолима€ петл€ уже полетела к белым перь€м шлема, издава€ пронзительный свист. Ќо в последний миг Ѕуцефал под царем взвилс€, чуть не сронив седока, своей изогнутой, могучей шеей заслонил всадника, прин€л удар на себ€. » в тот же миг сам ударил копытами!

–ус отлетел на сажень и рухнул в толпу – недоуменна€, захваченна€ врасплох, агема даже увернутьс€ не успела.  аллис уронил оба пера, а свиток папируса свернулс€ и пал на палубу.

span>¬се произошло стремительно, и то ли звен€щий от напр€жени€, глас цар€, прозвучавший в ночной тишине, как призыв, то ли взъ€ренный и взвинченный на дыбы, его конь был восприн€т, как знак – кормильцы на галерах подн€ли багры и гребцы разом ударили веслами. » вздулись паруса! “емна€ суша оторвалась от судов почти одновременно по всей береговой линии, вокруг закипело пенистое месиво из взбитой воды и звезд, и возникший ветер в единый миг смел телесную оторопь.

јлександр спешилс€, жела€ воочию позреть на поверженного супостата, и когда гейтары расступились, увидел скомканное, словно тр€пица, тело старика. »з разбитой и совершенно голой головы стекала кровь, а босые, кор€вые ноги еще царапали палубу. ќднако же бича он не увидел – ни в руке, ни р€дом…

Ћишь папирусный свиток отчего-то каталс€ взад-вперед.

– √де? – спросил царь и огл€делс€. – √де знак богов?...

 лит отчего-то забренчал щербатыми зубами, словно конь удилами:

– ¬ челне лишь сеть дыр€ва€…

– ѕри нем был бич! ¬осьми колен!...

– ƒа полно, јлександр, – промолвил ѕтоломей. – Ётот плешивый старик здесь промышл€л тунца…

– я зрел в его деснице! »щите бич!

“елохранители недоуменно огл€дывались, ибо не дошлые, не чуткие, глухие к знакам богов, такового не увидели, не услышали свист€щего напева и хлесткого щелчка. Ќо јлександр в тот миг вдруг обнаружил рану, оставленную бичом: тонка€, поблескивающа€ во мраке, шкура Ѕуцефала была рассечена на шее и по вороной шерсти стекала кровь.

– »щите же! ¬от след!.. Ѕич божий станет моей добычей!

ќбн€л шею кон€ и тут узрел то, что искал!

ќднако на его глазах дерев€нна€ руко€ть раздулась, ожила и обратилась в пасть с раздвоенным €зыком, а плетеное, тугое тело оделось в искристую змеиную шкуру. »звива€сь между ног агемы и босых ступней гребцов, этот великий гад ползучий скользнул к борту галеры, там же обвил приподн€тую гребь и в следующее мгновение растворилс€ в блеске отраженных звезд вкупе с веслом….

span>

ќн не замышл€л похода к берегам ѕонта, не искал дорог вглубь земель скуфи, и тем более в страны их племен – русов, древл€н, пол€н, сколотов и прочих, примыкающих к –апейским горам, ибо помнил наставлени€ —таргаста. — малых лет волхв неустанно твердил об искусительной порочности и коварстве пр€мых путей и вс€чески от них оберегал. » јрис сему его убеждению вначале не преп€тствовал и даже иногда потворствовал, соглаша€сь, де-мол, путь к истине тернист и с любопытством взирал, как јлександр, собрав знающих землепроходцев из числа старых гоплитов, бывших на службе у персов, странников-брод€г, мореходов и купцов, выведывал сухопутные, речные и морские ходы в незнаемые страны. Ѕывало и сам, возвраща€сь из јфин, привозил царю ветхие, но драгоценные пергаменты, на коих были начертаны карты торговых путей вплоть до —огдианы, —инего мор€ и реки »нда, а так же означены многие города, крепости, горные ущель€ и теснины, доступные дл€ конниц и верблюжьих караванов, перевалы, песчаные пустыни и прочие труднопроходимые места. ќднако и ему, сведущему в архивных делах, никак не удавалось добыть указаний, где именно расположена, к примеру, сакральна€ столица ѕерсии – ѕерсеполь и тем паче, свидетельств о местонахождении некой —траны √ородов в –апе€х, где сподобилс€ побывать философ. ј за рекою »нд и вовсе был мрак никем не знаемых, неведомых земель, однако же по слухам, богатейших.

ѕокуда «опирион топтал широкое поле близ ѕеллы, оттачива€ действи€ т€желых пехотных фаланг, а  лит „ерный гон€л по взгорь€м легких гетайров, сам молодой царь вкупе с  аллисфеном и старым полководцем ѕерминионом прокладывал путь будущему походу, который и должен был начатьс€ с переправы через √еллеспонт. ”читель јрис тем временем был в родном городе —тагире, возрожденным из пепла, и вернувшись, внезапно изменил свое стороннее отношение к намерени€м јлександра. ќн вызвалс€ самолично поучаствовать в первом походе, причем, идти советовал не на восток, дабы отомстить ƒарию за обиды, нанесенные Ёлладе, а в полунощную сторону, на ѕонт. ѕо его разумение, отправл€€сь в дальний путь, сначала следовало бы позаботитьс€ о доме: что станет с ћакедонией, если оставить у себ€ в тылу не покоренных, своенравных и непредсказуемых варваров? ѕока, мол, ищешь славы и чужих земель, свои утратишь…

ƒалекий от воинского искусства, философ уподобилс€ стратегу и предложил вторжение в —куфь ¬еликую, а прежде всего, намеревалс€ отн€ть греческие полисы ѕонта, много лет бывшие под ее владычеством. ¬арвары, насел€ющие земли к полунощи от мор€, никогда еще не испытывали вторжений македонцев и грандиозных поражений, а потому-де, не способны будут быстро оправитьс€, собрать своих союзников, либо призвать на помощь персов, с коими сами часто воюют. » тогда откроетс€ единственный пр€мой путь к –апейским горам и в —трану √ородов, которые хоть и имеют высокие стены, но жители их совершенно не умеют воевать и защищатьс€, ибо по характеру пр€модушны и не воинственны.

¬ молодые годы јрис несколько лет пробыл в ќльбии, где по велению ѕлатона обучалс€ у Ѕиона ѕонтийского и пережил страшный набег тогда еще неведомых на берегах ѕонта, русов, после коего город и оказалс€ под властью —куфи ¬еликой. ”читель часто вспоминал, как чубатые варвары покорили полис и многие его примеры начинались со слов об устройстве жизни славной и цветущей ќльбии, им€ которой означало – —частлива€. ќднако из морской пучины вышли неумолимые и кровожадные варвары, и потому јлександр услышал в предложении скрытый мотив мести, замешанный с тоской по ушедшей молодости. ќн считал, по этой же причине јрис чаще стал навещать свой родной —тагир, заново отстроенный после раззорени€ его ‘илиппом – будто бы сына своего искал…

Ќо философ опроверг вс€ческие догадки цар€, сообщив об истинной цели похода на полунощные понтийские берега. —тарый и мудрый Ѕион прослыл еще и оракулом, поэтому зна€ о гр€дущем набеге, вынес из библиотеки и замуровал в стене башни географию – некие свитки с чертежами и указанием точных мест, где хран€тс€ св€тыни варваров.

span>» последним доводом јриса, изменившим замыслы, стало его утверждение, будто ƒарий давно уже прослышал о том, куда вознамерилс€ идти молодой царь ћакедонии и уже готовитс€ встретить у берегов √еллеспонта, а скуфь не ждет его по€влени€ в пределах ќльбии ѕонтийской и сейчас там нет сколь-нибудь значительной силы, способной противосто€ть фалангам и конницам јлександра. ¬арвары же давно уверовали в свое могущество, пребывают в полной беспечности и междуусобных распр€х, которые затевают без причины, а потехи ради.

Ќесмотр€ на осеннее, не совсем подход€щее дл€ войны, врем€, и ведомый юной пылкостью, царь оставил старых, ропщущих полководцев в ћакедонии, поручив готовить им поход на восток, сам же вкупе с јристотелем да храбрым, молодым «опирионом выступил в полунощную сторону. ј дабы и вовсе ошеломить противника и ввести его в заблуждение, он двинулс€ путем ‘илиппа, словно заново повтор€€ покорение уже покоренной отцом, и подданной ‘ракии. Ќедоуменные фракийцы не оказывали сопротивлени€ македонцам, помн€ недавний раззор, отвор€ли перед ними города, выносили дары и вс€чески славили молодого цар€. ќднако тот будто и не замечал их подобострасти€ и открытых ворот, велел «опириону вс€кий раз облачатьс€ в доспехи и сходу идти на приступ, дл€ устрашени€ поджига€ только что отстроенные дома пригородных землепашцев. —ам же тем временем взирал откуда-нибудь с холма за действи€ми своего войска – война получалась увлекательна€, забавна€ и бескровна€.

» покатилась впереди слава, дескать, молодой царь чинит забавы, подража€ своему суровому и беспощадному родителю, который при жизни носил прозвище – ћакедонский Ћев и жестоко подавл€л бунты всех окрестных народов. “ак јлександр прошел всю ‘ракию и оказавшись во владени€х скуфи, на берегах ѕонта, вздумал окончательно сбить ее с толку: не тронул “иру, обойд€ город стороной и внезапно оказалс€ перед ќльбией.

¬елика€ —куфь, падка€ на вс€ческие забавы, наблюда€ за столь потешным походом, по расчетам философа должна была и вовсе утратить бдительность, однако хора – селени€ окрест полиса, оказалась пустой, впрочем, как и причал в гавани, и торжище у мор€. ќдни лишь брод€чие псы бродили между р€дов, ища чем поживитьс€. ¬еро€тно, сколоты, живущие с сохи, бросили несжатые нивы и виноградники, купцы угнали свои суда за  апейский мыс, и все заранее укрылись в крепости. ѕо сведени€м философа, скуфь понтийска€ не имела посто€нной рати, суть наемных служилых воинов, кроме городской стражи, но при угрозе вторжени€ супостата в кратчайший срок исполчалась, ибо вс€кий, кто носил скуфейчатую шапку, и стар, и млад, все становились в боевой пор€док. » только чада малые да глубокие старцы, кто по летам своим жил с непокрытой головой, оставались с женщинами в обозе.   тому часу лазутчики слух донесли, мол, заслыша о походе, варвары вз€лись за оружие и полны решимости сразитьс€ насмерть, но крепости не сдавать. ќднако на высоких зубчатых стенах не было видно ни единого защитника – все выгл€дело так, ровно город вымер или затаилс€, дабы смутить македонцев.

ѕо убеждению јриса, насел€ла ќльбию в основном скуфь оседла€ и благородна€, именуема€ сколотами, пришедшими сюда из разных мест и промышл€вшими хлебопашеством, купечеством да мореходством.  роме них, в покоренном городе поселились ватаги воинственных чубатых русов, златокузнецы и ремесленники могущественных саров, оставшиес€ после разгрома, вельможи трибаллов, богатые фракийцы, тавры, алазоны; в общем, все те, кого эллины именовали варварами, поскольку эти народы перед схваткой имели обычай не жертвы воздавать своим богам и молить их о победе, но сбросив латы и обнаживши тело, распал€ть себ€ кличем – вар-вар!

јрис не единожды позрел, как скуфь исполчалась на врага своего и слышал сей громогласный звериный рев, взметавшийс€ над боевым пор€дком, но даже сведомому √еродоту было невдомек, зачем они терзают свои глотки, исторга€ столь неблагозвучный звук.  ричать перед побоищем на всех наречи€х скуфи означало важить, то есть, разжигать себ€ громким гласом. » варвары важили всегда и повсеместно, коль приходилось им, к примеру, ворочать т€жкие камень€ или сволакивать суда, иль дерева огромные вздымать на стены крепостей; всюду, где мощи человеческой недоставало, они призывали божественную кличем, но клич уж был иной – «–аз-два – вз€ли!» “ак восклица€, они призывали в помощь бога –аза, молились и слагали силы, соверша€ то, чему потом дивились сами.

Ќо перед битвой они важили особенно усердно, даже исступленно, и рев –вар-вар! разносилс€ на дес€тки стадий подобно обвалу горному, листва с дерев слетала, в ущель€х с круч свергалась камни лежачие, вода на море волновалась без ветра. » был сей ор сущ не дл€ того, чтобы посе€ть страх и панику в р€дах супостата, хот€ от такого крика охватывал озноб и дрожь под колен€ми; подобным диким воплем простодушна€ в обыденной жизни, скуфь вздымала в себе дух воинский, называемый отвагой, то есть, от важи, от крика обретенный. ¬ойд€ в неистовство от своего же гласа, этот разноплеменный народ становилс€ будто один человек, смыкалс€ в плоть единую и обретал безумную отвагу, скрещенную с неверо€тной, нечеловечьей мощью, и все это вкупе называлось – раж.

ј посему у варваров вс€ка€ битва с супротивником именовалась сражением, то есть де€нием, совершенным в состо€нии ража.

 лич вар-вар одновременно был и обращением к варварскому богу войны, нос€щим три прозвища, и ежели скуфь полунощных племен называла его ќдин, а сколоты – ѕерший или ѕерун, то чубатые русы именовали его, как и эпириоты – –аз. ј в самом деле у них бог был един дл€ всех, впрочем, как и речь, и головные уборы, называемые скуфь, за что в Ёлладе так и прозвали варваров – по шапке дали им€. ƒаже изведавшему суть сущности сего народа, √еродоту не удалось проникнуть в тайну разночтений, и он считал, скуфь потому воинственна изр€дно, что имеет трех богов войны. » заблуждение сие јрис открыл однажды, проникнув в тайну варварского быти€: согласно их воззрению, владыка всех сражений был трехголовым или трехликим при едином теле и так же носил три имени! » ежели одни скажут, “риглав, другие “ро€к, а иные кличут “ро€н!

 оль ухо не привыкло к подобному варварскому многоголосью, а ум к чудным обыча€м и взгл€дам, не сразу и разберешь, каковы их боги и кто есть кто в сем пантеоне, который выше и важнее. ¬иной всему была вольность суждений, именовали кто во что горазд, и только боевой клич в сем многоустье звучал однообразно – вар-вар! ј коль в битве одержат верх, сомнут противника и в бегство обрат€т, или вовсе одолеют насмерть, то раж свой лютый отринут вмиг, и не добычу дел€т, но шапки скуфейчатые бросают в небо и рычат иначе – ура! – и резв€тс€ при сем, ровно реб€та малые, ибо несмыслены станов€тс€ и охочи до забав.

ѕотом же прав€т тризну по всем, кто лег на поле брани – по супостатам и по своим павшим брать€м. “ела врагов по обыкновению свозили и хоронили в земл€ных €мах, суть, в могилах, никоим образом не отмеча€ места, но долго помн€, где и чь€ сила была предана черв€м трупоедным на поживу. «емна€ твердь на всех скуфских наречи€х обозначалась словом и знаком јр, засим и открывалс€ смысл их неистового рева: варвары кричали – в землю, в землю!

Ќо единоплеменников своих, согласно обыча€, отмывали от крови, власы расчесывали, нар€жали в одежды скорбные, в ладьи смоленые возлагали и укрывши сухими деревами, хворостом, соломой, сначала предавали огню и горько оплакивали. ѕосле чего собирали пепел от сожженных тел и всыпав в сосуды, ставили на возвышенности, камень€ми огораживали или срубом. “уда же помещали прикрасы из золота, кубки, оружие и даже колесницы, а коль вельможным убиеннный был, то и рабов кололи, коней и кречетов, затем же много дней подр€д носили землю и насыпали курган высокий, суть гору рукотворную, которую видно за многие дес€тки стадий. ” иных же племен скуфи есть и иные обычаи – ставить сосуды с прахом вдоль дорог или порубежий своей земли, де-мол, пепел имеет магическую суть и будет стеречь их землю от нашествий: тут тоже были кто во что горазд. ѕо окончании этих скорбных дел, варвары устраивали сначала потешные сост€зани€ и поединки, потом разгульный пир с пл€сками и песнопени€ми, словно на празднике Ѕахуса.

¬ общем, все по своему дикому, причудливому нраву.

ќ нравах скуфи и ее обыча€х јрис давно уже твердил јлександру, наставл€€ с ранних лет, дабы изведал тайную суть будущего супостата и не страшилс€ крика, коль голосиста€ скуфь вздумает важить перед битвой. ќднако лишь оказавшись в пределах ќльбии, призналс€, что с умыслом скрыл одно свое наблюдение. ќн и прежде так поступал: поведает о неком €влении или философской истине, однако же чего-то не доскажет, чтобы понудить царевича самому домыслить недостающее или внезапно потом сразить, на брешь указав.

» тут, под стенами крепости, философ заключил то, о чем давно твердил. Ѕудто еще в отроческие годы он, будучи сыном придворного лекар€ царей јминты и потом ‘илиппа, был свидетелем, как македонские фаланги и конницы гетайров, постига€ воинское ремесло на пол€х близ ѕеллы, подобно диким варварам, издавали боевой клич вар-вар и победный – ура! » делали сие по той причине, что корн€ми своими македонцы ув€зали в ¬еликой —куфи и были ее плоть от плоти, прозыва€сь словенами, ибо в былые времена промышл€ли ловом, в чем изр€дно преуспевали.

ѕодобному откровению учител€ јлександр нимало изумилс€, ибо при дворе почти не слышал ни скуфской обиходной речи, ни словенской, ни прочих наречий ее племен, за исключением единственного – эпирского, поскольку мать ћиртала, нареченна€ ‘илиппом на греческий манер, ќлимпией, а вкупе с ней волхв —таргаст, в тайне от цар€ пели ему колыбельные и сказывали сказы €зыком Ёпира, весьма схожим со словенским. Ќо это лишь в отроческие годы. ¬се иные учител€ и кормильцы учили греческому слову и обычаю, поскольку ‘илипп еще до рождень€ сына отверг своих старых кумиров, избрал дл€ ћакедонии богов Ёллады, ее просвещенный нрав и образ. ј так же, указом своим строгим запретил придворным, воинам и прочей знати уподобл€тьс€ варварам и важить, то есть, рычать по-зверски – де-мол, это €зык гнусного простолюдь€. ќн стремилс€ прославитьс€ по эллинскому обычаю, и возвысить царство достойно —парте, чтоб никто не смел указать перстом и презрительно молвить «македонцы, суть скуфь и варвары, подобные словенским племенам». ¬оинска€ спартанска€ наука не прибегала к безумству и неистовству, возбужда€ раж сим глупым, мерзким криком, а достигала отваги, силы и мужества воспитанием телесного совершенства, здравого ума и элиннского неукротимого духа.

¬ итоге философ заключил, что ныне во всей ћакедонии уже не сыскать тех, кто помнит еще, как можно вызвать в себе раж: всего за одно поколение воины забыли грозный, леден€щий крик, впрочем, как и своих богов. » бог –аз, который прежде насылал скуфи безумную храбрость и силу в ответ на клич, более не внимал отвергнувшим его. Ёто же означает, варварским тайным ремеслом, умением перевоплощать отвагу человеческую в божественную, насыща€сь ражем, теперь не овладеть.

јрису доводилось зреть в варварских храмах, на распуть€х и береговых св€тилищах скуфи изва€ни€ сего кумира: по образу он вроде бы такой же громовержец, как «евс, и молнии в деснице, но будто бы рожден от самой ≈хидны, ибо вместо ног имеет змеиные тела. ѕо скуфскому нелепому разуменью, единый в трех лицах, –аз, ѕерший и ќдин, то бишь, “ро€н, соедин€ет все три стихии мира, небесное, земное, и преисподню. “о есть, суть небожитель, смертный человек и «мей-√орыныч, один в трех ипостас€х!

ѕослушав дошлого философа, царь вымолвил, взира€ на крепостные стены ќльбии:

– ј мне бы хотелось овладеть. » бросить клич – вар-вар! — такой неистовою силой, чтобы низвергнуть тех, кто затаилс€ на забралах и зрит на нас… „тобы потом воскликнуть – ура! » пл€ски учинить…

» дабы испытать, откинулс€ в седле, и вскинув голову к небесам, громогласно прокричал:

– ¬ар-вар! ¬ар-вар! ¬ар-вар!

ѕространство на миг всколыхнулось, и вместе с ним, словно забытый сон реб€чий, вдруг перед взором встал насмешливый —таргаст – будто бы науку свою чинил: вз€л за ногу и свесил с забрала вниз головой. ѕривычный уже мир на мгновение перевернулс€ и обнажилась его изнаночна€ сторона. ќднако јрис засме€лс€ и тем вернул из былого:

– ќставь забавы, царь!  риком полков не победить.

» зна€ ќльбию с давних еще времен, поведал тайну, что ему известен узкий ход в верхний город – сквозь каменный желоб водопровода, по коему в молодые годы проникал не раз. ѕод покровом ночи стоит лишь нырнуть в поток ручь€, что уходит глубоко под стену, и вынырнуть близ сол€ного склада, в бассейне, откуда город брал воду. ѕроникнув же в крепость, надобно отыскать греков, с ними сговоритьс€, дабы пред утром перебили стражу и открыли ворота, поскольку царь македонский €вилс€ сюда, чтоб отомстить варварам, вызволить эллинов и освободить полис. —обственно греков было немного в ќльбии, около четверти от прочих насельников, ибо множество их истребили или продали в рабство еще во врем€ покорени€ города. ќставшиес€ же наверн€ка давно смирились со своей участью, и если послать кого-нито, могут не поверить и в сговор не вступить, а потому јрис вызвалс€ сам, полага€, что сыщет тех горожан, кто его помнит, как ученика высокочтимого покойного ныне, Ѕиона.

¬есь остаток дн€ «опирион разводил фаланги вокруг ќльбии, готовил осадные щиты, тараны, катапульты и лестницы, дава€ пон€ть защитникам, что утром македонцы пойдут на приступ высоких стен, а ночью велел жечь костры и создавать побольше шума, дабы отвлечь супостата, не дать ему уснуть. ¬ыспавшийс€ воин сражаетс€ вдвое упорнее, ибо полон сил и не сонлив. —упостат же, покуда было светло, никак не про€вл€лс€ на стенах, однако с наступлением глухой осенней тьмы зоркие согл€датаи заметили некие призрачные тени между зубьев на башн€х и забралах – ольбийцы опасались ночного нападени€ и изготовились.

“ем часом јрис, сменив одежды эллина на скуфские, из кожи, отыскал ручей, что питал город водой, и забралс€ в желоб. —тремительный поток его подхватил и унес в каменную тесную пещеру, что уходила под крепость. јлександр, проводив учител€, не мог ждать исхода вылазки в своем шатре, а сн€вши белые перь€ со шлема, дабы не искушать врага, осталс€ в боевых пор€дках, среди костров, которые слепили незримых осажденных и подвигали про€вить себ€. ќднако город замер, словно покинутый корабль, ни гомона, ни звука, ни огонька – собака не взлает и бык не взбугнет, хот€ в крепости должно быть и народу, и скота довольно. ” всех ворот, укрыва€сь мраком, застыли воины, готовые ринутьс€ в ќльбию, как только скрипнут кованные петли, лазутчики и вовсе затаились под стенами, обнажив мечи, но на башн€х даже не возникло стражи.

ј тишина казалась зловещей, уж лучше бы варвары клич свой издавали, входили в раж! “ревога вкрадывалась в сердце, вкупе с сомнени€ми: что-то замыслили коварное или так беспечны и самоуверены, коль даже в предрассветный час, когда следует ждать нападени€, стрелы не выпустили со стен, факела не подн€ли, чтоб осветить подножье крепости! “олько в прострелах башен возникают и пропадают некие призрачные, бесплотные очертани€ людей, напоминающие тени мертвых: сойдутс€ и вроде бы что-то обсуждают или вновь разбредутс€ по забралам.

 

ѕродолжение следует...



ѕроцитировано 4 раз
ѕонравилось: 5 пользовател€м



 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку