-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в septitajs

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 28.08.2013
Записей:
Комментариев:
Написано: 3200


Константиновский внушал Гоголю бросить литературу, однако под влиянием письма батюшки о духовной жизни Гоголь

Пятница, 02 Сентября 2016 г. 21:02 + в цитатник

В следующем письме о. Матвей, успокаивая
Гоголя, советует ему не оправдываться перед критиками «Переписки»,
«слушаться духа, в нас живущего, а не земной телесности нашей» и
«поворотиться во внутреннюю жизнь»; в своем ответе Гоголь объясняет о.
Матвею, почему он занимается литературой. Из текста письма отнюдь не
следует, что о. Константиновский внушал Гоголю бросить литературу, однако
под влиянием письма батюшки о духовной жизни Гоголь задумался о
совместимости духовного пути с путем писательским и пришел к выводу: «Закон
Христов можно исполнять также и в звании писателя. Если писателю дан
талант, то верю, недаром и не на то, чтобы обратить его во злое». Письмо
написано с дружеской откровенностью и любовью к о. Матвею. «О, как бы мне
хотелось открыть Вам всю душу, – восклицает Гоголь, – быть у Вас в Ржеве,
исповедаться и сподобиться причащения Тела и Крови Христовой, преподанных
рукою Вашей».

Перед отъездом в Иерусалим Гоголь снова пишет о. Матвею; из его
оправданий ясно становится, к чему сводились возражения о. Матвея на
«Переписку». «Я, точно , моей опрометчивой книгой, – пишет Гоголь, –
показал какието исполинские замыслы на чтото вроде вселенского
учительства». Вот драгоценное признание. Гоголь мечтал о вселенском
учительстве, и о. Матвей справедливо упрекнул его в гордыне. В конце письма
Гоголь прибавляет:

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9A%D0%BE%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100148433_Konstantinovskij-vnusal-Gogolue-brosit-literaturu-odnako-pod-vlianiem-pisma-batueski-o-duhovnoj-zizni-Gogol-zadumalsa-o-sovmestimosti-duhovnogo-puti-s-putem-pisatelskim-i-prisel-k-vyvod (400x209, 7Kb)

 Образцов в своих воспоминаниях об о.

Пятница, 02 Сентября 2016 г. 12:22 + в цитатник

Наконец протоиерей Ф. И. Образцов в своих
воспоминаниях об о. Матвее (Тверские Епархиальные Ведомости, 1905) пишет:


«Говорят, что о. Матвей был суровый, печальный, строптивый,
мрачный фанатик. Ничего такого не было в о. Матвее. Напротив, он всегда был
жизнерадостен; мягкая улыбка очень часто виднелась на его кротком лице;
никто не слыхал от него гневного слова, никогда он не возвышал своего
голоса; всегда был ровный, спокойный, самообладающий. Жизнь вел строго
воздержанную…

Ворота его дома всегда были открыты для странников, – нижний
этаж дома постоянно был занят ими…

… Проповедь о. Матвея всегда была импровизированная, на текст
дневного Евангелия. Простота слов, живая образность поражали слушателя,
искреннее убеждение неотразимо действовало на сердце».


Прекрасный проповедник, простой «народный» батюшка, совсем не
богослов, но человек, заслуживающий уважения, священник, лицо которого
«озаряется» во время совершения литургии, таков был о. Матвей. Где же тут
демонический «нечеловек»?

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9E%D0%B1%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100145699_Naprotiv-on-vsegda-byl-zizneradosten_-magkaa-ulybka-ocen-casto-vidnelas-na-ego-krotkom-lice_-nikto-ne-slyhal-ot-nego-gnevnogo-slova-nikogda-on-ne-vozvysal-svoego-golosa_-vsegda-byl-rovn (400x209, 6Kb)

«Он был невысок ростом, немножко сутуловат, у него были серые, нисколько не красивые и даже не особенно выразительные

Пятница, 02 Сентября 2016 г. 11:22 + в цитатник


«Он был невысок ростом, немножко сутуловат, у него были серые,
нисколько не красивые и даже не особенно выразительные глаза, немножко
вьющиеся светлорусые с проседью волосы, довольно широкий нос; одним
словом, по наружности и внешним приемам это был самый обыкновенный мужичок,
которого от крестьянина села Езька или Диева отличал только покрой его
одежды… Правда, во время проповеди (он говорил прекрасно, восхищавшим
Гоголя живым народным языком), а также при совершении литургии лицо его
озарялось и светлело; но то были преходящие последствия внезапного
восхищения, по миновании которых наружность его принимала свой обычный
незначительный вид».


А вот другое свидетельство. И. Л. Щеглов («Гоголь и о. Матвей
Константиновский». Новое время, 1901) сообщает со слов оптинского инока о.
Э. В.:


«Несокрушимость его (о. Матвея) веры являла иногда примеры
поистине невероятные… Когда по доносу о том, будто он смущал народ своими
проповедями, его вызвали к Тверскому архиерею и тот стал кричать на него,
грозя упрятать его в острог, о. Матвей отрицательно закачал головой: «Не
верю, ваше преосвященство». – «Как ты смеешь так отвечать?» – загремел
владыка. «Да, не верю, ваше преосвященство, потому что это слишком большое
счастье пострадать за Христа. Я не достоин такой высокой чести». Эти слова
так озадачили владыку, что он с тех пор оставил о. Матвея в покое».

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%C2%AB%D0%9E%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100145160_On-byl-nevysok-rostom-nemnozko-sutulovat-u-nego-byli-serye-niskolko-ne-krasivye-i-daze-ne-osobenno-vyrazitelnye-glaza-nemnozko-vuesiesa-svetlo_rusye-s-prosedue-volosy-dovolno-sirokij-n (400x209, 12Kb)

Любитель резких противоположений Мережковский изображает отца Матвея мрачным аскетом – изувером, внушившим

Пятница, 02 Сентября 2016 г. 04:22 + в цитатник

В религиозном возрождении Гоголя главная роль
принадлежит о. Матвею Константиновскому. Как известно, вопрос об отношениях
Гоголя и отца Матвея очень занимал биографов; было высказано много догадок
и построено много гипотез. Наиболее блестящая из них принадлежит
Д. С. Мережковскому. Любитель резких противоположений Мережковский
изображает отца Матвея мрачным аскетом – изувером, внушившим писателю мысль
об уничтожении  «Мертвых душ» и тем убившим сначала его душу, а потом и
тело. Рассказав о смерти Гоголя, автор заключает: «Борьба была окончена,
совершилась «страшная месть»: нечеловек победил человека, посмеялся над
тем, кто думал над ним посмеяться». Мы знаем, что Гоголь в своих
произведениях хотел посмеяться над чертом; значит, под «нечеловеком»
Мережковский разумеет одновременно о. Матвея и черта или просто считает о.
Матвея чертом. Излишне говорить, что все эти эффекты ни на чем не основаны.
Приписывать влиянию о. Матвея сожжение второй части «Мертвых душ» вполне
произвольно; изображать священника Константиновского в виде Савонаролы
нельзя, так как это противоречит фактам. Отец Матвей был не фанатикизувер,
а простенький, застенчивый, ничем не замечательный уездный батюшка.

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9B%D1%8E%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100142365_Luebitel-rezkih-protivopolozenij-Merezkovskij-izobrazaet-otca-Matvea-mracnym-asketom-_-izuverom-vnusivsim-pisatelue-mysl-ob-unictozenii-_Mertvyh-dus_-i-tem-ubivsim-snacala-ego-dusu-a-po (400x209, 6Kb)

) он пишет: «Никто не в силах вынести страшной тоски этого рокового переходного времени, и почти у всякого

Пятница, 02 Сентября 2016 г. 02:02 + в цитатник


В сентябре Гоголь приезжает в Москву. Он напуган политическими
событиями (революционные брожения в Европе) и переносит свое личное уныние
на все человечество. Кажется ему, что весь мир охвачен безумием, что все
гибнет и распадается. Данилевскому (24 сентября 1848 г.) он пишет: «Никто
не в силах вынести страшной тоски этого рокового переходного времени, и
почти у всякого ночь и тьма вокруг . А между тем слово «молитва » до сих
пор еще не раздалось ни на чьих устах». Та же мысль развивается в письме к
отцу Матвею:


«А между тем в теперешнее время, когда отовсюду грозят беды
человеку, может быть, только и нужно делать, что молиться… Слышишь одну
необходимость повторять: «Господи, не введи меня во искушение и избави от
лукавого».


Тревожное состояние Европы, эпидемии и голод в Малороссии,
собственная черствость и страх за свою душу – все это питало в Гоголе
предчувствие конца света. В письмах его попадаются такие выражения, как:
«отовсюду грозят беды», «всеобщее разрушение», «потрясающая бестолковщина
времени», «время опасное», «время беспутное и сумасшедшее», «время
содомное» и т. д. Но к зиме душевное состояние его резко изменяется к
лучшему. Аксаков сообщает в своих записках, что «Гоголь был довольно весел
и читал всегда с большим удовольствием; я никогда не видал Гоголя так
здоровым, крепким и бодрым физически, как в эту зиму, т. е. в ноябре и
декабре 1848 и в январе и феврале 1849 года. Не только он пополнел, но и
тело на нем сделалось очень крепко… Обнимаясь с ним ежедневно, я всегда
щупал его руки… »7

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=-%D0%BE%D0%BD...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100138491_Ta-ze-mysl-razvivaetsa-v-pisme-k-otcu-Matveue_------_A-mezdu-tem-v-teperesnee-vrema-kogda-otovsuedu-grozat-bedy-celoveku-mozet-byt-tolko-i-nuzno-delat-cto-molitsa_-Slysis-odnu-neobhodim (400x209, 7Kb)

«Скажу Вам, что еще никогда не был я так мало доволен состоянием сердца своего, как в Иерусалиме и после Иерусалима», –

Пятница, 02 Сентября 2016 г. 01:02 + в цитатник

«Скажу Вам, что еще никогда не был я так мало
доволен состоянием сердца своего, как в Иерусалиме и после Иерусалима», – и
просит молиться за него: «Слезы, в эту минуту упавшие на этот лист бумаги,
просят вас о том же».


Из Одессы Гоголь поехал к родным в Васильевку, где пробыл всю
весну и лето. Только первые тричетыре дня он чувствовал себя хорошо; потом
начались сильные жары, Гоголь заболел желудком, боялся холеры; от «адской
духоты» нервы его расстроились, занимался он с трудом; его грызла тоска. По
свидетельству Кулиша, «в последнее пребывание Гоголя дома веселость уже
оставила его. Он впадал в очевидное уныние и выражал свои мысли только
коротким восклицанием: «И все вздор, и все пустяки».

А вот несколько отрывков из дневника сестры Гоголя Елизаветы
Васильевны:


«1848 г. 9 мая, именины брата.

Как он переменился! Такой серьезный сделался; ничто, кажется,
его не веселит, и такой холодный и равнодушный к нам! Как мне это было
больно!

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%C2%AB%D0%A1%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100138402_Skazu-Vam-cto-ese-nikogda-ne-byl-a-tak-malo-dovolen-sostoaniem-serdca-svoego-kak-v-Ierusalime-i-posle-Ierusalima_-_-i-prosit-molitsa-za-nego_-_Slezy-v-etu-minutu-upavsie-na-etot-list-b (400x209, 6Kb)

Надежда писателя на то, что душа его, убитая соотечественниками, воскреснет у гроба Господня, не оправдалась.

Четверг, 01 Сентября 2016 г. 21:12 + в цитатник

Надежда писателя на то, что душа его, убитая
соотечественниками, воскреснет у гроба Господня, не оправдалась. Он
бесчувствен, молитвы его бескрылы, он как во сне.


«Молился коекак о себе… А вы попрежнему не переставайте
молиться обо мне. Напоминаю вам об этом потому, что теперь, более чем
когдалибо чувствую бессилие моей молитвы»

(Матери. Иерусалим, 19 февраля 1848 г.).



«Все это (принятие Св. Тайн у Гроба Господня) свершилось силою
чьихто молитв, чьих именно – не знаю; знаю только, что не моих. Мои же
молитвы даже не в силах были вырваться из груди моей, не только взлететь, и
никогда еще так ощутительно не виделась мне моя бесчувственность,
черствость и деревянность»

(графу А. П. Толстому, 25 апреля 1848 г.).



9

Духовное просветление (1848–1851)


Пятого февраля Гоголь приехал в Иерусалим, а в конце апреля он
был уже в России; едва только ступил на русскую землю в Одессе, как тотчас
же написал смиренное письмо отцу Матвею. В нем он снова жалуется на свою
черствость, на опасность своего положения, на соблазны духа искусителя и
прибавляет:

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9D%D0%B0%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100137704_9---Duhovnoe-prosvetlenie-1848_1851------Patogo-fevrala-Gogol-priehal-v-Ierusalim-a-v-konce-aprela-on-byl-uze-v-Rossii_-edva-tolko-stupil-na-russkuue-zemlue-v-Odesse-kak-totcas-ze-napis (400x209, 7Kb)

Он был разочарован: та земля, которая во времена Спасителя была цветущим садом, теперь пустыня; Иерусалим

Четверг, 01 Сентября 2016 г. 18:02 + в цитатник

В конце января 1848 года Гоголь отбывает в
Святую Землю. Только через два года после своего путешествия он исполняет
просьбу Жуковского и делится с ним своими впечатлениями о Палестине. Он был
разочарован: та земля, которая во времена Спасителя была цветущим садом,
теперь пустыня; Иерусалим и Вифлеем похожи на беспорядочно сложенные груды
камней; тощий Иордан осенен кустиками ив. Святую Землю Гоголь видел как во
сне: на рассвете он выступал в путь по пустыне, чтобы на закате прибыть в
какойнибудь городок, Тир или Сидон. Он запомнил Елеонскую гору, Мертвое
море. Вот и все.

«Мое путешествие в Палестину, – пишет он, – точно было
совершено мною затем, чтобы узреть собственными глазами, как велика
черствость моего сердца». И дальше Гоголь прибавляет несколько строк,
пронзительных в их трагической простоте:


«Гдето в Самарии сорвал полевой цветок, гдето в Галилее
другой, в Назарете, застигнутый дождем, просидел два дня, позабыв, что сижу
в Назарете, точно как бы это случилось в России на станции».

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9E%D0%BD-...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100137002_I-dalse-Gogol-pribavlaet-neskolko-strok-pronzitelnyh-v-ih-tragiceskoj-prostote_------_Gde_to-v-Samarii-sorval-polevoj-cvetok-gde_to-v-Galilee-drugoj-v-Nazarete-zastignutyj-dozdem-prosid (400x209, 7Kb)

Последний месяц в Неаполе перед отплытием в Палестину Гоголь провел в состоянии мистического ужаса.

Четверг, 01 Сентября 2016 г. 15:42 + в цитатник


* * *


Последний месяц в Неаполе перед отплытием в Палестину Гоголь
провел в состоянии мистического ужаса. Мысль, что он, последний из
грешников, «дерзает» ехать в Святую Землю, наполняла его душу трепетом.
После «поражения» он стал другим человеком. Действительно, «сердце его было
разбито и деятельность его отнялась» (слова Гоголя в письме к
С. Т. Аксакову от 10 июня 1847 г.). За несколько дней до отъезда он пишет
матери паническое письмо:


«Молитесь, и больше ничего… Нам остается только молиться и
просить у Бога, чтобы он научил нас, как молиться Ему о спасении нашем.
Прошу вас отправить молебен, и, если можно, даже не один (во всех местах,
где умеют лучше молиться), о благополучном моем путешествии. Чувствую, что
нет сил молиться самому… Я требую от вас всех помощи, как погибающий брат
просит у братьев. Соедините ваши моления и помогите воскрылиться к Богу
моей молитве».


При этом письме на особом листке приложена была молитва,
которую он просил читать на молебне.

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9F%D0%BE%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100136211_Za-neskolko-dnej-do-otezda-on-piset-materi-paniceskoe-pismo_------_Molites-i-bolse-nicego_-Nam-ostaetsa-tolko-molitsa-i-prosit-u-Boga-ctoby-on-naucil-nas-kak-molitsa-Emu-o-spasenii-nase (400x209, 6Kb)

«Вы видите сами, что обо мне нужно молиться более, чем о всяком другом человеке.

Четверг, 01 Сентября 2016 г. 01:42 + в цитатник


«Вы видите сами, что обо мне нужно молиться более, чем о всяком
другом человеке. Если Бог меня не вразумит своим разумом, что я буду тогда?
Участь моя будет страшнее участи всех прочих людей».


Странная смесь смирения и высокомерия: как будто Гоголь
гордится глубиной своего падения. И в спасении и в гибели он единственный и
первый: или самый святой, или самый грешный.

В письме к Шереметевой был намек на «охлаждение». Это значило,
что Гоголь был готов расстаться и с последним, что у него оставалось, – с
верой.


* * *


Письмо к отцу Матвею от 12 января 1848 года – один из
замечательнейших человеческих документов. Принеся священнику
Константиновскому кроткую «исповедь своего писательства», Гоголь
заканчивает: «стану наблюдать за собой, буду молиться». И слово «молиться»
приводит его к страшным признаниям.


«Но, увы, молиться не легко. Как молиться, если Бог не
захочет?.. И вот вам моя исповедь уже не в писательстве. Исписал бы вам
страницы во свидетельство моего малодушия, суеверия, боязни. Мне кажется
даже, что во мне и веры нет вовсе . Признаю Христа Богочеловеком только
потому, что так велит мне ум мой, а не вера. Я изумился его необъятной
мудрости и с некоторым страхом почувствовал, что невозможно земному
человеку вместить ее в себя…Вот все, но веры у меня нет . Хочу верить, и,
несмотря на все это, я не дерзаю теперь идти поклониться Святому Гробу».

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%C2%AB%D0%92%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100129107_-_-_------Pismo-k-otcu-Matveue-ot-12-anvara-1848-goda-_-odin-iz-zamecatelnejsih-celoveceskih-dokumentov. (400x209, 5Kb)

Отъезд в Святую Землю откладывался с месяца на месяц; придумывались разные предлоги, а между тем причина была

Четверг, 01 Сентября 2016 г. 01:32 + в цитатник

Отъезд в Святую Землю откладывался с месяца на
месяц; придумывались разные предлоги, а между тем причина была вполне ясна:
у Гоголя пропала охота ехать в Иерусалим.

«Не ехать в Иерусалим, – пишет Гоголь Погодину, – както стало
даже совестно. Если нет внутреннего желания так сильного, как прежде, то
всетаки следует хоть поблагодарить за все случившееся… »

О тех же сомнениях говорит он и Шевыреву (письмо из Неаполя 2
декабря 1847 г.):


«Признаюсь, часто даже находит на меня мысль: зачем я поеду
теперь в Иерусалим? Прежде я был, по крайней мере, в заблуждении насчет
самого себя… Я думал, что молитвы мои чтонибудь будут значить у Бога…
Теперь думаю: не будет ли оскорблением святыни мой приезд и поклонение
мое? Если бы Богу было угодно мое путешествие, возгорелось бы в груди моей
и желание сильнее, и все бы меня тянуло туда, и не посмотрел бы я на
трудности пути. Но в груди моей равнодушно и черство… »


Обратим внимание на преувеличенность самоуничижения; Гоголь не
знает середины: или он избранник Божий, святой, или такой грешник, одно
поклонение которого оскверняет святыню. Тут и юродство, и гордыня
наизнанку, и самоистязание.

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9E%D1%82%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100129095_No-v-grudi-moej-ravnodusno-i-cerstvo_-_------Obratim-vnimanie-na-preuvelicennost-samounicizenia_-Gogol-ne-znaet-serediny_-ili-on-izbrannik-Bozij-svatoj-ili-takoj-gresnik-odno-poklonenie (400x209, 6Kb)

Раньше он говорил о Боге, потому что ему «невольно говорилось», потому что это было ему дано свыше; теперь

Среда, 31 Августа 2016 г. 23:52 + в цитатник

Что же у него остается после двойного
отречения? Пройденный им тяжкий духовный путь? Купленный столькими
страданиями мистический опыт? А что если и они – заблуждение? В середине
сороковых годов Гоголь переживает последний и жесточайший кризис – кризис
религиозный . Он начинает сомневаться в самом интимном и святом – в своей
близости ко Христу, в своей любви к Богу. А что, если прав Аксаков,
толкующий о его союзе с дьяволом, и он действительно пребывает в греховном
ослеплении и «прелести»? Гоголь вступает в последний круг своего ада – в
пустыню богооставленности . Раньше он говорил о Боге, потому что ему
«невольно говорилось», потому что это было ему дано свыше; теперь он полон
опасений, недоверчивости, сомнений, как внезапно ослепший боязливо шарит
вокруг себя. В письме к Иннокентию, архиепископу Херсонскому, Гоголь пишет:
«Я дал себе слово остановиться писать, видя, что нет на это воли Божьей.
Говорить о мелком и ничтожном в жизни не хочется; говорить же о высоком, –
но тут на всяком шагу встретишься со Христом и можешь наговорить
нелепостей». Так легко отрекается он от себя, так покорно и смиренно
повторяет то, что внушили ему его враги.

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%A0%D0%B0%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100128968_Ranse-on-govoril-o-Boge-potomu-cto-emu-_nevolno-govorilos_-potomu-cto-eto-bylo-emu-dano-svyse_-teper-on-polon-opasenij-nedovercivosti-somnenij-kak-vnezapno-oslepsij-boazlivo-sarit-vokru (400x209, 5Kb)

Я должен выставить жизнь лицом, а не трактовать о жизни».

Среда, 31 Августа 2016 г. 17:22 + в цитатник

«В самом деле, не мое дело поучать проповедью.
Мое дело говорить живыми образами, а не рассуждениями. Я должен выставить
жизнь лицом, а не трактовать о жизни».


Это отступничество стоило Гоголю страшных страданий. Некоторые
его письма – один сплошной стон.


«Ради самого Христа, прошу вас теперь не из дружбы, но из
милосердия… из милосердия прошу вас войти в мое положение, потому что душа
моя изныла, как ни креплюсь… »

(Аксакову 10 июля).


И в «Авторской исповеди»:


«Над живым телом еще живущего человека производилась та
страшная анатомия, от которой бросает в холодный пот даже и того, кто
одарен крепким сложением».



* * *


В мае 1847 года Гоголь пишет «Авторскую исповедь», в которой
старается объяснить, почему он оставил искусство ради проповеди, и
рассказывает «повесть своего писательства». Приписывая неуспех «Переписки»
своему незнанию современного русского человека, он спрашивает себя: «Должен
ли я в самом деле писать?» – и отвечает отрицательно. «Мне, верно,
потяжелее, чем комулибо другому отказаться от писательства, когда это
составляет единственный предмет всех моих помышлений… Но, повторяю вновь,
как честный человек, я должен положить перо даже и тогда, если бы
чувствовал позыв к нему».

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%AF-%D0%B4...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100127203_Mne-verno-potazelee-cem-komu_libo-drugomu-otkazatsa-ot-pisatelstva-kogda-eto-sostavlaet-edinstvennyj-predmet-vseh-moih-pomyslenij_-No-povtoraue-vnov-kak-cestnyj-celovek-a-dolzen-polozi (400x209, 7Kb)

Только через месяц посылает он Белинскому короткое письмо, в котором признает свое поражение.

Среда, 31 Августа 2016 г. 17:02 + в цитатник

До нас дошли черновики ответа Гоголя
Белинскому: они бессвязны и беспомощны. Гоголь не мог более защищать свою
книгу; он был окончательно разбит. Только через месяц посылает он
Белинскому короткое письмо, в котором признает свое поражение.


«Душа моя изнемогла, все во мне потрясено. Могу сказать, что не
осталось чувствительных струн, которым не было бы нанесено поражения еще
прежде, нежели я получил письмо Ваше. Бог весть, может быть в словах ваших
есть часть правды».


……………………..

Больной, измученный и душевно неуравновешенный, автор
«Переписки» из одной крайности переходит к другой. Он решительно отрекается
от своего учительского призвания. «Упреки же, равно как и советы мои, –
пишет он матери 7 июля, – я прекратил потому, что увидел свое собственное
безобразие и почувствовал, что мне необходимей делать самому себе упреки и
давать себе самому советы». То же отречение от нравственного служения
выражено в письме к Жуковскому (декабрь 1847 г.).

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%A2%D0%BE%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100127135_Upreki-ze-ravno-kak-i-sovety-moi-_-piset-on-materi-7-iuela-_-a-prekratil-potomu-cto-uvidel-svoe-sobstvennoe-bezobrazie-i-pocuvstvoval-cto-mne-neobhodimej-delat-samomu-sebe-upreki-i-dav (400x209, 6Kb)

«Поверь, что без этой книги не было бы на чем испробовать нынешнего человека.

Среда, 31 Августа 2016 г. 04:52 + в цитатник


«Поверь, что без этой книги не было бы на чем испробовать
нынешнего человека. А проба эта нужна, и в этом отношении книга моя,
несмотря на все ее недостатки – сокровище»

(Плетневу, 17 апреля).


Между тем удары сыпались за ударами: русское духовенство, в
лице архиепископа Иннокентия, о. Брянчанинова и о. Матвея
Константиновского, сурово осудило переписку. Даже после жестокого письма о.
Матвея Гоголь все еще не сдается. «Не могу скрыть от Вас, – отвечает он
отцу Матвею, – что меня очень испугали слова ваши, что книга моя должна
произвести вредное действие, и я дам за нее ответ Богу. Я несколько времени
оставался после этих слов в состоянии упасть духом; но мысль, что
безгранично милосердие Божие, меня поддержала… Цель моей книги была
добрая». Как могло случиться, что представители церкви ополчились против
книги, в которой заключалась вдохновенная защита православия? Почему
славянофилы пришли в «восторг от негодования»? Гоголь прав, жалуясь
С. Т. Аксакову на «вихрь недоразумений». «Как у меня еще совсем не
закружилась голова, как я не сошел еще с ума от всей этой бестолковщины –
этого я и сам не могу понять».

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%C2%AB%D0%9F%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100122008_Ne-mogu-skryt-ot-Vas-_-otvecaet-on-otcu-Matveue-_-cto-mena-ocen-ispugali-slova-vasi-cto-kniga-moa-dolzna-proizvesti-vrednoe-dejstvie-i-a-dam-za-nee-otvet-Bogu. (400x209, 5Kb)

Аксаков называл гордость Гоголя дьявольской и писал: «Книга Ваша вредна, она распространяет ложь Ваших умствований

Среда, 31 Августа 2016 г. 04:32 + в цитатник

Аксаков называл гордость Гоголя дьявольской и
писал: «Книга Ваша вредна, она распространяет ложь Ваших умствований и
заблуждений».

Заметим, что так писали московские друзья, славянофилы, люди
одних убеждений с Гоголем. Что же скажут враги?

Эти письма произвели на Гоголя страшное впечатление: удар был
столь неожиданный и жестокий, что Гоголь растерялся. От упоения собственным
величием он с невероятной быстротой переходит к полному самоуничижению.
Правда, в течение нескольких месяцев он страдал бессонницей, и душевные
силы его были истощены, но все же внезапность этого переворота
поразительна. «Появление книги моей, – пишет Гоголь Жуковскому 6 марта, –
разразилось точно в виде какойто оплеухи: оплеуха публике, оплеуха друзьям
моим и, наконец, еще сильнейшая оплеуха мне самому… Я размахнулся в моей
книге таким Хлестаковым, что не имею духу заглянуть в нее… Как мне стыдно
за себя, как мне стыдно перед тобою, добрая душа… Право, есть во мне чтото
хлестаковское». То же, в еще более резкой форме, повторяется в письме к
отцу Матвею (9 мая): «Есть люди, которым нужна публичная, в виду всех
данная оплеуха. Это я сказал гдето в письме, хотя и не знал еще тогда, что
получу сам эту публичную оплеуху. Моя книга есть точная оплеуха».

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%90%D0%BA%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100121942_Poavlenie-knigi-moej-_-piset-Gogol-Zukovskomu-6-marta-_-razrazilos-tocno-v-vide-kakoj_to-opleuhi_-opleuha-publike-opleuha-druzam-moim-i-nakonec-ese-silnejsaa-opleuha-mne-samomu_-A-razm (400x209, 9Kb)

«Зачем ты называешь великим делом появление моей книги?

Вторник, 30 Августа 2016 г. 22:32 + в цитатник


«Зачем ты называешь великим делом появление моей книги? Это и
неумеренно и несправедливо. Появление моей книги было бы делом не великим,
но точно полезным… »


Ни к одному своему произведению Гоголь не относился с такой
ревнивой любовью, как к «Переписке». Она была дитятей его сердца.
Болезненно переживает он цензурные урезки. «С меня сдирают не только
рубашку, но и самую кожу, – пишет он Плетневу. – Точно как бы перед глазами
зарезали мое любимейшее дитя, так мне тяжело бывает это цензурное
убийство». Он умоляет друзей собирать отзывы, толки и пересуды об его книге
и даже откладывает отъезд в Святую Землю, желая дождаться «прекрасной
жатвы».

Наконец «Переписка» стала известна в России. «Мне прочли както
два раза его книгу, – пишет С. Т. Аксаков в своих воспоминаниях. – Я пришел
в восторженное состояние от негодования и продиктовал Гоголю небольшое, но
жестокое письмо».

К этому письму он приложил письма Свербеева и его жены. Вот что
в них прочел Гоголь. Свербеев нашел в «Переписке»: уничижение паче
гордости, гордость смирения и надувательство , а один его приятель «во
всеуслышание объявил, что автор писем отныне должен называться не Николаем,
а Тартюфом Васильевичем».

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%C2%AB%D0%97%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100115195_Sverbeev-nasel-v-_Perepiske_-unicizenie-pace-gordosti-gordost-smirenia-i-naduvatelstvo-a-odin-ego-priatel-_vo-vseuslysanie-obavil-cto-avtor-pisem-otnyne-dolzen-nazyvatsa-ne-Nikolaem-a- (400x209, 6Kb)

Высокомерно и сурово наставляя мать и сестру в истинно христианской жизни (письмо от 25 января), он дает им

Вторник, 30 Августа 2016 г. 22:02 + в цитатник

8

Религиозный кризис (1847–1848)


Весь январь месяц 1847 года Гоголь провел в хлопотах по изданию
«Переписки с друзьями». Цензура не пропустила несколько писем, которые
автору казались самыми значительными. Он просит Плетнева хлопотать перед
цензором и, в случае неудачи, представить непропущенные письма на просмотр
Государя, составляет «проэкт всеподданнейшего письма» императору,
обращается к протекции графа Вьельгорского, жалуется Смирновой, волнуется,
отчаивается и, наконец, от тревоги заболевает. Известие о смерти Языкова
лишает его последних сил. Но несмотря на все невзгоды и недуги, внутренне
Гоголь торжествует. Никогда он еще не испытывал такого самоудовлетворения,
такой радости исполненного долга, такой веры в свое призвание. Высокомерно
и сурово наставляя мать и сестру в истинно христианской жизни (письмо от 25
января), он дает им понять свою непогрешимость и продолжает в тоне, в каком
никогда еще не писал, даже родным: «Я именно затем и еду в Иерусалим, чтобы
иметь право возвратиться в Россию и начать, наконец, мою службу истинную
отечеству, к которой так долго приготовляюсь или лучше, к которой готовит
меня Сам Бог».

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%92%D1%8B%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100115157_Vysokomerno-i-surovo-nastavlaa-mat-i-sestru-v-istinno-hristianskoj-zizni-pismo-ot-25-anvara-on-daet-im-ponat-svoue-nepogresimost-i-prodolzaet-v-tone-v-kakom-nikogda-ese-ne-pisal-daze-ro (400x209, 9Kb)

… Повашему, русский народ самый религиозный в мире: ложь… Приглядитесь попристальнее и вы увидите, что это

Вторник, 30 Августа 2016 г. 19:52 + в цитатник

… Повашему, русский народ самый религиозный в
мире: ложь… Приглядитесь попристальнее и вы увидите, что это по натуре
глубоко атеистический народ ».

Теза Гоголя – русский народ самый религиозный в мире –
столкнулась с антитезой Белинского – русский народ глубоко атеистический.
Спор был вынесен на суд всего общества: все читали «Переписку с друзьями»,
а письмо Белинского распространилось в рукописном виде по всей России и не
было ни одного уездного фельдшера, ни одного городского учителя, которые не
знали бы его наизусть. Этот «манифест русской революции» имел трагическое
влияние на судьбу России: в нем благородный и справедливый пафос свободы и
человечности был незаконно соединен с борьбою против церкви и религии. С
этих пор в сознании интеллигентареволюционера понятие самодержавия
связалось с понятием православия.

Тяжба между Гоголем и Белинским была решена в пользу
последнего. Призыв Гоголя оказался гласом в пустыне. Его услышала только
горстка славянофилов; за Белинским пошло громадное большинство. Россия
вступала в эпоху 50–60х годов, эпоху ликвидации идеализма, отречения от
духа и погружения в материю; начиналось снижение идейного уровня, сумерки
культуры. Но на голос Гоголя откликнулся Достоевский.

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%E2%80%A6-%D0...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100114878_Spor-byl-vynesen-na-sud-vsego-obsestva_-vse-citali-_Perepisku-s-druzami_-a-pismo-Belinskogo-rasprostranilos-v-rukopisnom-vide-po-vsej-Rossii-i-ne-bylo-ni-odnogo-uezdnogo-feldsera-ni-odn (400x209, 7Kb)

Разнесется звонкими струнами поэтов, развозвестится благоухающими устами святителей, вспыхнет померкнувшее

Вторник, 30 Августа 2016 г. 17:02 + в цитатник


«Не умрет из нашей старины ни зерно того, что есть в ней
истинно русского и что освящено Самим Христом. Разнесется звонкими струнами
поэтов, развозвестится благоухающими устами святителей, вспыхнет
померкнувшее – и праздник Светлого Воскресения воспразднуется как следует
прежде у нас, нежели у других народов».



* * *


В «Выбранных местах из переписки с друзьями» Гоголь явился
провозвестником идеи о цельности духовной культуры 3, о ее религиозном
обосновании, об устроении человеческого общества на основах церковной
соборности, о преображении мира путем внутреннего просветления человека, о
иерархическом строении государства и мистическом смысле верховной власти.
Он хотел свернуть ход русской истории с путей материализма на путь к новому
средневековью4. В области литературы книга Гоголя знаменовала собой поворот
от искусства к религии5. М. О. Гершензон называет ее самой общественной
книгой в русской литературе6.

Книга:Константин Васильевич Мочульский

Найти книгу (клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%A0%D0%B0%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100113891_-_-_------V-_Vybrannyh-mestah-iz-perepiski-s-druzami_-Gogol-avilsa-provozvestnikom-idei-o-celnosti-duhovnoj-kultury-3-o-ee-religioznom-obosnovanii-ob-ustroenii-celoveceskogo-obsestva-n (400x209, 8Kb)


Поиск сообщений в septitajs
Страницы: 160 ... 131 130 [129] 128 127 ..
.. 1 Календарь