-Музыка

 -Я - фотограф

Боракай - это рай часть 3

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Romasic

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 13.02.2006
Записей:
Комментариев:
Написано: 3213


Козьма Минин и Дмитрий Пожарский

Воскресенье, 04 Ноября 2007 г. 21:25 + в цитатник
Это цитата сообщения VeiThe [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

 (699x439, 42Kb)
Преодоление "великой разрухи" русского государства ополчение 1611 и 1612 годов

В жизни нашей страны случались времена, когда, казалось, ей неминуемо грозило уничтожение. И только объединив усилия, "всем миром" удавалось противостоять врагу. Неважно, к какому сословию, к какой национальности относился человек, какое имел образование и где жил, - беда для всех была одна. Спасая Родину, люди отдавали накопленное в помощь армии, создавали военные отряды. Такие добровольные военные формирования получили название "ополчение". В истории России их было несколько. Первое ополчение 1611 года. Второе ополчение 1611-1612 годов. Народное ополчение 1812 года. И, наконец, народное ополчение в Отечественной войне 1941-1945 годов.

Что происходило в России и в Москве в 1611-1612 годах? Почему сегодня, почти через 400 лет, учрежден новый (вернее - возрожден старый) национальный праздник 4 ноября? Ответы на вопросы нужно искать в едва ли не самой трагической странице нашей истории, известной как "Смутное время" или "Смута".
Истоки Смуты

События конца XVI - начала XVII века, называемые Смутным временем, стали для Московского царства, по словам В. О. Ключевского, страшным потрясением, поколебавшим глубочайшие его основы. Русские люди называли последние годы Смуты "великой разрухой Московского государства", а современники-иностранцы - "московской трагедией".

Истоки изматывающей Российское государство Смуты уходят в царствование Ивана IV. 18 марта 1584 года во время игры в шахматы скончался царь Иван, вошедший в историю под именем Грозный. Своего старшего сына, Ивана, отец убил в припадке гнева в 1581 году, младшему, Дмитрию, исполнилось лишь два года, и жил он вместе с матерью, седьмой женой Ивана Грозного, Марией Нагой в Угличе, отданном царевичу в удел. Преемником Грозного стал второй его сын, царевич Федор.

Современники почти одинаково оценивают личность царя Федора. Вот мнение польского посла: "Царь мал ростом, довольно худощав, с тихим, даже подобострастным голосом, с простодушным лицом, ум имеет скудный или, как я слышал от других и заметил сам, не имеет никакого, ибо, сидя на престоле во время польского приема, он не переставал улыбаться, любуясь то на свой скипетр, то на державу". Другие называли его "освятованным царем", избегавшим мирской суеты и помышлявшим только о небесном. Словом, "в келье или в пещере - по выражению Карамзина - царь Федор был бы больше на месте, чем на престоле".

Иван Грозный, понимая, что престол после него перейдет к "блаженному", создал при сыне своеобразный регентский совет. Наибольшей силой в нем поначалу пользовался Никита Романович Юрьев, дядя царя. Но он умер, и выросло влияние другого опекуна, Бориса Годунова, приходившегося царю Федору шурином. Пользуясь мягким характером царя и поддержкой сестры-царицы, Борис, постепенно оттеснив других опекунов, стал править государством единолично. И правил все 14 лет царствования Федора умно и осторожно. То было время отдыха для государства и народа, переживших недавние страхи и ужасы погромов опричнины.

При Годунове началось ускоренное сооружение каменных кремлей в Смоленске, Астрахани, Казани. Москва получила прочные стены Белого и Земляного городов, вставали новые города-остроги на окраинах государства. Он позаботился о служилом люде, частично освободив его от уплаты податей, налаживал добрые отношения с иностранными государствами.

И тем не менее полного доверия к Годунову в народе не было: его подозревали в двуличии и коварстве. После трагической гибели в Угличе царевича Дмитрия (1591) мало кто сомневался: кому, как не Годунову, на руку смерть возможного претендента на престол? И хотя следственная комиссия во главе с тайным врагом Годунова князем В. И. Шуйским, посланная в Углич, подтвердила, что царевича не убили, а он сам зарезался в припадке падучей, тревожные слухи продолжали ходить по Москве.

В январе 1598 года умер бездетный царь Федор, не осталось никого из династии Ивана Калиты, кто бы мог занять трон, вдова Федора Ирина ушла в монастырь. Годунов же, пользуясь поддержкой сестры и патриарха Иовы, сумел сплотить вокруг себя преданных людей - и Земский собор избирает его царем.

Начало царствования Бориса вызвало всеобщее одобрение. Царь заботился о бедных, жестоко преследовал "злых" людей, приглашал на русскую службу иностранцев и предоставлял льготы заморским купцам. Свое внимание он обращал более всего на устройство внутреннего порядка в стране. Но, увы, при всем том новый царь не отличался государственной дальнозоркостью. Он оказался первым в России "бескнижным" государем, то есть практически безграмотным. Отсутствие образования, несмотря на наличие здравого смысла и ума, сужало круг его воззрений, а эгоизм и чрезвычайное себялюбие мешали стать по-настоящему значимой фигурой своего времени.

Но главное - он совершил большую стратегическую ошибку. Будучи избранным на царство Земским собором, ему, по словам В. О. Ключевского, "следовало всего крепче держаться за свое значение земского избранника, а он старался пристроиться к старой династии…". Он вызвал возмущение и гнев родовитых дворян, много натерпевшихся при Грозном и теперь желавших ограничения всевластия избранного царя. Борис, чувствуя недовольство бояр и опасаясь за свою власть, создал сеть полицейского надзора, опорой которой были доносы и клевета. Начались опалы, пытки, казни. Сам же царь все время теперь проводил во дворце, редко выходил к народу и не принимал, как это делали прежние цари, челобитных.

Начало XVII века оказалось временем необыкновенно бедственным для народа: год за годом следовали неурожаи. Люди ели траву, кору деревьев, кожу, говорили и о каннибализме. Вымирали целые селения. Народ ожесточился. Начались спекуляция хлебом, голодные бунты, разбои, воровство, мор... В народе возникло убеждение: царствие Бориса не благословляется небом; если утвердится на престоле род Годуновых, это не принесет Русской земле счастья.

Лжедмитрий I

Год 1604-й. По Москве разносится громкая весть: агенты Годунова зарезали в Угличе подставного ребенка, а настоящий царевич жив и идет из Литвы добывать прародительский престол. Так появляется главная фигура Смутного времени - Лжедмитрий I. Кто на самом деле был этот человек, точно не известно до сих пор. Хотя давно существует мнение, идущее еще от Годунова, что самозванцем стал сын галицкого мелкого дворянина Юрий Отрепьев, в иночестве Григорий, позже беглый монах Чудова монастыря.

Названного Дмитрия поддерживал польский король Сигизмунд, правда, на жестких условиях: вступив на престол, Дмитрий возвратит польской короне Смоленск и Северскую землю, дозволит сооружать костелы, окажет помощь Сигизмунду в приобретении шведской короны и будет содействовать соединению Московского государства с Польшей. Своих условий потребовал от Дмитрия и польский воевода Юрий Мнишек (несмотря на влиятельные связи, этот человек пользовался в отечестве самой дурной репутацией) - жениться на его дочери Марине, отдать ей во владение Новгород и Псков, заплатить его, Мнишека, долги. Дмитрий дал обещания и королю и Мнишеку, но исполнил впоследствии только одно - женился на Марине, в которую был безумно влюблен.

Итак, получив от польского короля 40 000 злотых и воспользовавшись недовольством в народе Борисом, Дмитрий пишет грамоты московскому люду и казакам, в которых именует себя законным наследником русского престола. По мере приближения к московским пределам силы его увеличиваются, русские прибывают к нему с разных сторон и присягают на верность. Вскоре в войске самозванца уже 15 000 человек, а русские города продолжают изменять Борису один за другим.

В разгар борьбы с Лжедмитрием, 13 апреля 1605 года, в возрасте 53 лет от апоплексического удара неожиданно умирает царь Борис. На следующий день останки его были погребены в Архангельском соборе Кремля - усыпальнице русских царей. Народ московский, казалось бы, без ропота присягнул шестнадцатилетнему Федору Годунову, но повсюду слышалось: "Не долго царствовать Борисовым детям! Вот Дмитрий Иванович придет на Москву". И действительно, Федор Борисович не царствовал и двух месяцев. Зная о приближении к Москве Лжедмитрия I, московские бояре подняли восстание и жестоко расправились с семьей Годунова: царицу-мать Марию удавили, отчаянно со противлявшегося Федора задушили, а его сестру, красавицу Ксению, заточили в монастырь. Тело Бориса выбросили из царской усыпальницы и вместе с телами вдовы и сына зарыли во дворе беднейшего Варсонофьевского монастыря. (Лишь после Смутного времени прах Бориса, Марии и Федора перезахоронили в Троице-Сергиевой лавре.)

Из Серпухова Дмитрий ехал уже в богатой карете, в сопровождении знатных особ, и остановился в селе Коломенском. Здесь его встречали хлебом-солью, подносили дорогие подарки. "Я не царем у вас буду, - говорил Дмитрий, - а отцом, все прошлое забыто; и вовеки не помяну того, что вы служили Борису и его детям; буду любить вас, буду жить для пользы и счастья моих любезных подданных".

20 июня 1605 года ликующий народ торжественно встретил в Москве нового царя. Въехавши в Кремль, Дмитрий молился сначала в Успенском соборе, потом посетил Архангельский, где так искренне плакал у гроба Грозного, что никто и мысли не мог допустить, что перед ними не родной сын Ивана. Правда, монахи заметили, что молодой царь прикладывается к образам не совсем так, как это делает русский человек, но оправдание нашли быстро - он ведь так долго вынужден был жить на чужбине.

А 18 июля в Москву прибыла царица, инокиня Марфа. Она конечно же "узнала" своего чудом спасшегося сына. Бесчисленное множество народа с умилением смотрело на это зрелище, и теперь уже никто не сомневался, что на московском престоле истинный царевич - такое свидание могло быть только свиданием сына с матерью.

На престоле московских государей Лжедмитрий был необычным явлением. Небольшого роста, некрасивый, неловкий, он наружностью совсем не отражал своей духовной природы: богато одаренный, с гибким умом, с живым темпераментом, умел хорошо говорить, обнаруживал довольно разнообразные знания. Впервые в истории России молодой государь пытался изменить чопорный порядок жизни старых московских царей, нарушал обычаи священной московской старины: не ходил в баню, не спал после обеда, обходился со всеми просто, не по-царски. Простой в обращении, с веселым, незлобивым характером, желающий и умеющей вникать в государственные дела, он быстро приобрел привязанность в народе.

И все же новый царь совершил ошибки, стоившие ему жизни и обрекшие страну на еще худшие времена. Хотя он пока не выполнил, да и не собирался выполнять обещания, данные Сигизмунду, русские оскорблялись предпочтением, которое он отдавал иностранцам, подчеркивая их превосходство и презирая русские предрассудки и обычаи. Особое раздражение вызвала его свадьба с Мариной Мнишек и ее коронование. Казалось, царь в упоении любви забыл обо всем. Между тем шляхтичи и челядь, расположившиеся в домах московских жителей, вели себя нагло и высокомерно. "Крик, вопль, говор неподобный! - восклицает летописец. - О, как огонь не сойдет с небеси и не попалит сих окаянных!"

Но, несмотря на наглость пришельцев, московский народ все же любил своего царя и вряд ли бы поднялся на него. Погибель Дмитрия предрешил боярский заговор. Высокородным боярам новый царь не нравился своей самостоятельностью и независимостью, он не оправдал ожиданий бояр, многие из которых хотели видеть в нем только фигуру, избавившую их от Годунова.

17 мая 1606 года на рассвете ударили в набат на Ильинке. Не зная, в чем дело, стали звонить и в других московских церквах. Главные заговорщики: братья Шуйские, В. Голицын и М. Татищев - выехали верхом на Красную площадь. Народ, сбегавшийся со всех сторон, услышал крик Шуйского: "Поляки бьют бояр и государя: идите бить поляков!" Задачей заговорщиков было окружить Лжедмитрия, будто для защиты, и убить его.

Дмитрий, пытаясь скрыться от врагов, выпрыгнул из окна дворца, разбил себе грудь, вывихнул ногу и на время лишился чувств. Это решило участь самозванца: его схватили и жестоко убили. Тело мертвого самозванца, на груди которого лежала маска и в рот была воткнута дудка, положили на Красной площади и через два дня сожгли, пепел всыпали в пушку и выстрелили в ту сторону, откуда названный Дмитрий пришел в Москву.

Так через одиннадцать месяцев закончилось царствование этой загадочной личности.

Лжедмитрий II и начало интервенции

На престол вступил главный заговорщик, князь Василий Шуйский. Его, происходившего из знатного боярского рода, келейно выбрали немногие сторонники. То был пожилой, 54-летний человек небольшого роста, невзрачный, с больными подслеповатыми глазами, редкими волосами и бородкой. Человек не столько умный, сколько хитрый, привыкший лгать и интриговать, Шуйский боялся всего нового. А пока его волновало, как бы покойный Дмитрий снова не "воскрес", и Шуйский велел перевезти мощи царевича из Углича в Москву. Царица Марфа всенародно каялась, что поневоле признала Гришку Отрепьева своим сыном. А смерть царевича, ставшего новым святым на Руси, теперь уже официально была приписана Борису Годунову.

Однако, несмотря на все старания, слухи о втором чудесном спасении Дмитрия стали гулять по России. Новая смута в стране набирала обороты. К лету 1606 года Василию Шуйскому удалось, опираясь на знатных бояр, укрепить свою власть в Москве. Но окраины продолжали бурлить. Вспыхнуло крестьянское восстание под предводительством Ивана Болотникова. На его сторону перешло более 70 городов. Армия Болотникова, выдававшего себя за воеводу царя Дмитрия, осадила Москву, расположившись в Коломенском. Осада длилась два месяца. Но измена дворянских отрядов, перешедших на сторону Шуйского, обрекла восстание на поражение. Позже Болотников был схвачен, ослеплен и утоплен в проруби.

Но бoльшую опасность для В. Шуйского представлял самозванец, вошедший в историю как Лжедмитрий II. Его выдвинула польская шляхта, к ним присоединились казаки под водительством атамана Ивана Заруцкого. Новый самозванец внешними данными оказался, как ни странно, похож на предыдущего. И так же было неизвестно, кто он на самом деле.

Летом 1608 года Лжедмитрий II подошел к Москве. Взять столицу он не смог и остановился в 17 километрах от Кремля, в местечке Тушино, - отсюда и его прозвище: "тушинский вор". Вскоре там оказалась и Марина Мнишек, которая "признала" в нем своего мужа. Двадцать один месяц новый Лжедмитрий безуспешно осаждал Москву.

Правительство Василия Шуйского, понимая, что не в состоянии справиться со вторым самозванцем, заключило договор со Швецией. По нему Россия отказалась от своих претензий на Балтийское побережье, а шведы взамен давали войска для борьбы. Под командованием 28-летнего полководца М. Скопина-Шуйского, племянника царя, начались успешные действия против польских захватчиков. В ответ Речь Посполитая объявила войну России. После двадцати месяцев осады пал Смоленск. Тушинский лагерь перестал существовать, поскольку самозванец перестал интересовать польскую шляхту, перешедшую к открытой интервенции. Лжедмитрий II бежал в Калугу.

В апреле 1610 года при загадочных обстоятельствах умер М. Скопин-Шуйский. Его любили в народе, его поддерживало передовое дворянство. И именно он имел право при бездетном дядюшке претендовать на русский трон. Согласно молве, его отравили, и скорее всего - по приказу царя.

Назначенный после его смерти предводителем русского войска брат царя Дмитрий Шуйский, не обладавший военными талантами, сразу же потерпел поражение от польских войск. Путь на Москву был открыт. Теперь уже и шведы, не выполнив обещаний, стали захватывать северо-западные русские города. Угроза нависла над Новгородом. Страна, раздираемая на части внутренними противоречиями и внешними врагами, шла к неминуемой гибели. А тут еще недовольные Шуйским бояре попытались поднять против царя мятеж.

Патриарх Гермоген, постоянно не ладивший с царем Василием, из чувства законности встал на его защиту, как за действующую верховную власть. Отвечая на упрек мятежных бояр, что из-за Василия кровь льется и что выбрала его на царство одна Москва, Гермоген сказал так: "До сих пор Москва всем городам указывала, а ни Новгород, ни Псков, ни Астрахань и никакой другой город не указывал Москве; а что кровь льется, то это делается по воле Божией, а не хотению нашего царя".

И тем не менее участь царя была предрешена. Переворот произошел летом 1610 года. Дворяне свергли Василия Шуйского с престола и насильно постригли в монахи. (Через два года он умер в польском плену, куда его отправили вместе с братьями как заложников.) Власть захватила группа бояр во главе с Ф. И. Мстиславским. Это правительство, состоявшее из семи бояр, получило название "семибоярщина". Вскоре оно заключило договор о призвании на русский престол Владислава, сына польского короля Сигизмунда, и тем открыло путь интервентам на Москву.

Состоялось прямое предательство национальных интересов, хотя бояре и пытались определенными условиями как-то ограничить власть польского королевича. Например, ему не дали права изменять народных обычаев, лишать имущества, ссылать и казнить без боярского приговора, он обязан был держать на должностях только русских, не мог строить костелов. И Москва присягнула Владиславу.

Избрание Владислава не принесло ни долгожданного мира, ни спокойствия. Историк И. Тимофеев сравнивал лишенную истинного царя, растерзанную Россию того времени с "домом без хозяина, откуда алчная челядь растаскивает оставленное без присмотра добро".
Первое ополчение

Среди городов, поднявшихся против поляков, одним из первых была Рязань. Против захватчиков и предавшего страну боярского правительства поднял восстание воевода Прокопий Ляпунов, происходивший из старинного рода рязанских дворян. Занимая на родине видное положение, он был известен далеко за пределами русского края. Против Ляпунова от московских бояр первоначально выступили ратники Санбулова, которые должны были соединиться с запорожцами, поддерживаемыми Сигизмундом. Ляпунов, укрывшись в рязанском городке Пронске, разослал во все стороны призывы о помощи. Первым откликнулся князь Пожарский, сидевший на воеводстве в Зарайске. По пути к Пронску к его отряду присоединились отряды жителей Коломны и Рязани.

Санбулов, увидев в своем тылу значительное войско, отступил. Пожарский, вызволив Ляпунова из окружения, торжественно въехал в Рязань во главе объединенной рати. Их восторженно встретил народ, а местный архиепископ благословил Ляпунова и Пожарского на борьбу с иноземными завоевателями. Так родилось Первое земское (рязанское) ополчение. Восстание рязанцев оказалось искрой - города один за другим заявляли о поддержке освободительного движения.

Уже в феврале 1611 года из разных концов России русские отряды двинулись к Москве. В Первое ополчение входили дворяне, стрельцы, служилые казаки, черносошные крестьяне и горожане, а также "тушинские" бояре, воеводы и ратные люди. Оно насчитывало, по сведениям поляков, более 100 000 воинов (шведы считали - не более 6000 человек).

Недовольство росло и среди москвичей. Поляки и их союзники - литовцы, немцы, шведы - вели себя нагло и высокомерно. Приказы выписывали им "листы на поместья", то есть на владение деревнями и крестьянами. Офицеры и солдаты насмехались над православной верой, а заходя в любой дом, брали все, что им приглянулось. Стараясь обезопасить себя, запретили русским держать в доме любое оружие, ходить по городу с палками и ножами, подпоясывать рубахи (тогда нельзя было ничего спрятать за пазухой). И всюду на Москве сновали польские шпионы и доносчики.

По сведениям агентов, в Москве было неспокойно, москвичи агитировали, или, как говорили раньше, "кричали": "Мы по глупости выбрали ляха в цари…", "Недолго вам тут сидеть…", "Мы выбрали королевича не для того, чтобы всякий безмозглый поляк помыкал нами…". Патриарх Гермоген, брошенный в тюрьму за отказ сотрудничать с оккупантами, тайно передал из заключения грамоту, в которой освобождал от присяги всех, присягнувших Владиславу. Гермогена замучили в темнице до смерти, но дело свое он сделал: грамоты продолжали ходить по Руси, призывая народ к сопротивлению.

Узнав о приближающихся к Москве отрядах ополчения, поляки, чтобы не дать им собраться воедино, решили выйти из Москвы и разгромить их поодиночке. Стремясь укрепить дополнительной артиллерией стены Кремля и Китай-города, они пытались заставить московских возчиков втаскивать на своих лошадях пушки на кремлевские стены. Те отказались. Завязалась драка, солдаты начали громить торговые ряды, убивая всех подряд. Весть о побоище в Китай-городе быстро разнеслась по Москве, вызвав гнев и возмущение ее жителей.

19 марта 1611 года столица восстала против интервентов. Упорные бои шли в основном в Белом городе - на Никитской, у Яузских и Тверских ворот. Участник боев, шляхтич Самуил Маскевич, писал о сопротивлении москвичей: "Мы кинемся на них с копьями, а они тотчас загородят улицу столами, лавками, дровами. Мы отступим, чтобы выманить их из ограды, они преследуют нас, неся в руках столы и лавки, и лишь только заметят, что мы намереваемся обратиться к бою, немедленно заваливают улицу и под защитой своих загородок стреляют по нам из ружей".

Особенно упорный бой шел на Лубянке, у Введенской церкви. Там стоял отряд князя Дмитрия Михайловича Пожарского, к которому на помощь пришли жившие неподалеку пушкари - мастера Пушечного двора. Около храма издавна существовала уличная решетка, которая закрывалась на ночь и перегораживала улицу из-за опасения "лихих" людей. Именно здесь Пожарский устроил уличную баррикаду, или, как ее тогда называли, "острожек". Ожесточенный бой продолжался два с половиной часа, поляки пытались прорвать оборону русских, но их отбили и, по образному выражению летописца, "втоптали" в Китай-город. Вытеснить восставших из столицы не удалось.

На следующий день, видя, что справиться с восставшими они не могут, поляки подожгли посад. Ветер гнал огонь на русских. Москва - деревянный город, и огонь не щадил никого. Гетман Жолкевский, участник этих боев, в своих воспоминаниях пишет: "В чрезвычайной тесноте людей происходило великое убийство: плач, крик женщин и детей представляли нечто, подобное дню Страшного суда. Многие из них с женами и детьми сами бросались в огонь, и много было убитых и погоревших… Столица Московская сгорела с великим кровопролитием и убытком, который и оценить нельзя. Изобилен и богат был этот город, занимавший обширное пространство: бывшие в чужих краях говорят, что ни Рим, ни Париж, ни Лиссабон величиною окружности своей не могут равняться сему городу".

Тяжело раненного Пожарского успели вывезти из пылающей Москвы в Троице-Сергиеву лавру.

По происхождению Пожарские принадлежали к высшей знати - их род шел от младшей линии Рюриковичей. Известный москвовед В. Б. Муравьев пишет: "От седьмого сына великого князя Всеволода Большое Гнездо, получившего в удел город Стародуб на Черниговщине и поэтому именовавшегося князем Стародубским, в седьмом колене отделилась ветвь князей Пожарских. Их родоначальник князь Василий Андреевич сражался под знаменами Дмитрия Донского на Куликовом поле. Как утверждает предание, свое прозвище - Пожарский он получил по опустошенной пожарами в те лихие годы своей главной вотчине, которая долго не восстанавливалась, и ее стали называть Погар, то есть погорелое место".

Князь Пожарский неслучайно сражался с врагами именно на Лубянке: здесь, напротив Введенской церкви, располагался обширный двор князя с прилегающей территорией. В перестроен ном виде сохранился только дом № 14, известный также как дом генерал-губернатора Москвы 1812 года графа Ростопчина.

В расположенной неподалеку церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы, прихожанами которой были князья Пожарские, хранилась ополченская святыня - образ Казанской Божией Матери. И лишь когда на Красной площади построили Казанский собор, икону перенесли туда в 1636 году.

Итак, отряды Первого, или, как его тогда называли, рязанского или земского, ополчения подошли к Москве, завладев всеми подъездами к столице. Поляки в Кремле могли продержаться не более трех недель. Однако ополчение не смогло взять Кремль или замкнуть кольцо блокады вокруг всего города. Здесь сказались не столько недостаток сил, сколько внутренние распри и противоречия. В рядах ополчения не было единства. Оно резко делилось на дворянство и казаков. Чтобы придать некоторую организованность разнохарактерному составу ополчения, его вожди Ляпунов, Трубецкой и Заруцкий составили соглашение о создании Временного совета (правительства), который должен был ведать военными делами и разбирать все возникающие вопросы. Но документ защищал прежде всего интересы дворян. Кроме того, были усилены кары за разбой и своеволие, а это не могло понравиться "свободным" казакам.

22 июля 1611 года вспыхнул казачий бунт. П. Ляпунов, не взяв охраны, пошел к казакам давать объяснения по поводу подложного письма, где он якобы в целях пресечения разбоя велел хватать казаков-воров и побивать их на месте. Но Ляпунов был схвачен и зарублен атаманом Карамышевым. Убийство одного из вождей ополчения стало сигналом к его распаду. Большинство дворян разъехалось по поместьям, отряды ополченцев ушли по городам. Под Москвой осталось казачье войско во главе с Трубецким и Заруцким, которое существовало грабежом населения, вызывая резкое его недовольство.
Второе ополчение

Страна между тем оставалась без правительства. Поляки захватили Кремль, и Боярская дума упразднилась сама собою. Государство, потеряв свой центр, распадалось на составные части. К этому времени шведы захватили Новгород, а поляки после многомесячной осады овладели Смоленском. Польский король Сигизмунд III объявил, что сам станет русским царем, а Россия войдет в состав Речи Посполитой.

Осенью 1611 года посадский староста Нижнего Новгорода Козьма Минин, обратившись к русскому народу, призвал его создать Второе ополчение. Обладатель порядочного по тому времени капитала, владелец двух дворов, мясоторговец и рыботорговец, он всегда пользовался репутацией человека безупречной честности. Известны его слова: "Православные люди! Если нам похотеть помочь государству, не пожалеем животов наших, да не токма животов… дворы свои продадим, жен и детей заложим… Дело великое!.. Я знаю: только мы на это поднимемся, многие города к нам пристанут, и мы избавимся от чужеземцев!"

Минин отчислил третью часть своего имущества на организацию ополчения. Помимо добровольных пожертвований Минин предложил установить обязательный сбор, причем нижегородцы дали Минину право "страх на ленивых налагати", то есть продавать дворы укрывающихся плательщиков. Организация ополчения сразу встала на прочные материальные основы. Оставалось найти достойного военного вождя.

В 120 верстах от Нижнего в своей вотчине жил в это время едва оправившийся от ран князь Д. М. Пожарский. О нем в народе говорили: "Муж честен, кому ратное дело за обычай, который в таком деле искусен и который в измене не явился". К нему-то и прибыли посланники из Нижнего Новгорода с просьбой возглавить ополчение.

Военное ядро Второго ополчения составляло хорошо организованное и вооруженное мелкое дворянство. Большую роль играли в нем и посадские люди. Со временем в ополчение стали вливаться казаки, а затем и крестьяне. Воины Второго народного ополчения шли в бой под знаменем, на котором девизом были слова: "Вставай, иди, борись и побеждай".

На Москву решили идти через Ярославль. Ярославцы встретили Пожарского с образами и предложили все имущество, какое у них есть, на общее дело. Здесь ополчение стояло несколько месяцев, пополняясь новоприбывшими силами. В Ярославле было создано временное правительство России "Совет всея земли" - государственный орган, подобный Земскому собору. Духовенство и боярство играло в нем довольно незначительную роль. Огромное большинство в "Совете" принадлежало мелкому дворянству и посадскому населению.

Князь Пожарский опасался идти под Москву, пока там оставались казаки. Как оказалось, не без основания: предводитель казаков И. Заруцкий пытался организовать покушение на Пожарского, подослав наемных убийц. Покушение не удалось, и Заруцкий в июле 1612 года бежал из-под Москвы. Чуть позже он соединился с отрядом Марины Мнишек. Пытался выдвинуть ее сына на престол, затем возглавил в 1613-1614 годах крестьянско-казачье движение на Дону и в Поволжье. Однако казаки выдали его правительству, он был схвачен в Астрахани и казнен. Вместе с Заруцким выдали и Марину Мнишек (она умерла в заточении). А ее сына и Лжедмитрия II казнили в Москве, у Серпуховских ворот.

Между тем польский гетман Ходкевич приближался к Москве с усиленным войском и провизией для засевших в Кремле поляков. Двигаясь к Москве медленно и осторожно, 20 августа ополчение Минина и Пожарского подошло к городу. На подступах к столице к нему присоединились части Первого ополчения во главе с князем Д. Трубецким. Русское войско стало вдоль стены Белого города до Алексеевской башни на Москве-реке. Главные силы сосредоточились у Арбатских ворот. Ходкевич пытался переправиться через Москву-реку у Девичьего поля, но московские стрельцы отбили атаку, и гетман остановился у Донского монастыря.

Главное сражение состоялось через несколько дней в Замоскворечье. Ходкевичу удалось дойти до Пятницкой улицы, и здесь завязался ожесточенный бой с казаками. Минин в это время ударил по оставленным в тылу двум литовским ротам, что решило исход боя. Ходкевич понял - цель, с которой он прибыл в Москву, не достигнута: продовольствие гарнизону доставить не может. Он приказал спасать остаток возов и ушел к Воробьевым горам. Утром 25 августа 1612 года гетман бежал из-под Москвы "срама же ради своего прямо в Литву поидоша". Участь польского гарнизона в Московском Кремле, брошенного на произвол судьбы, была предрешена.ib167[1] (371x450, 54Kb)

15 сентября Пожарский отправил к осажденным в Кремле и Китай-городе полякам письмо, в котором убеждал их сдаться и обещал отпустить весь гарнизон невредимым. На это великодушное письмо поляки ответили надменным отказом, уверенные, что гетман вернется. Между тем проходили недели - гетмана не было, начался голод. В октябре он достиг ужасающих размеров. Были съедены все лошади, кошки, собаки, люди грызли ремни, доходило до каннибализма. 22 октября казаки Трубецкого ударили по Китай-городу. Голодные поляки не были в состоянии защищаться и ушли в Кремль. Этот день считается днем освобождения Москвы от интервентов.

В Китай-город торжественно внесли икону Казанской Божией Матери и дали обет построить церковь, которая и была воздвигнута напротив Никольских ворот Кремля. В память о событиях дня 22 октября был установлен и праздник иконы Казанской Богоматери. (Этот национальный праздник, установленный в память об окончании одной из наиболее трагичных страниц русской истории, будет отныне отмечаться 4 ноября по новому стилю.)

25 октября все кремлевские ворота стояли отворенными настежь - русские войска, предшествуемые крестным ходом, входили в Кремль.

После освобождения Москвы властью в столице, да и во всей России оставались руководители ополчения: князь Трубецкой - начальник казачьего войска, князь Пожарский и Минин. Важнейшей своей задачей правительство народного ополчения считало восстановление государственной власти и государственного единства. А в декабре во все города страны были посланы грамоты, оповещавшие, чтобы отовсюду посылали в Москву лучших и разумных людей для избрания государя всея Руси.

Т. Дорошенко, старший научный сотрудник Музея истории Мещанского района г. Москвы.

http://www.nkj.ru/
http://kzn-icon.narod.ru/main.htm
http://bulgakov.niv.ru/bulgakov/piesy/minin-i-pozharskij/minin-i-pozharskij-1.htm

Пирамида Египта - это линза

Воскресенье, 04 Ноября 2007 г. 13:00 + в цитатник
Это цитата сообщения ГЛАГОЛЪ [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Пирамида Египта - это линза

Американский инженер Раймонд Д. Маннерс, в статье, опубликованной в журнале "Фэйт" за ноябрь 1996 года, сообщает, что в первозданном виде Пирамиду отличали две особенности: сверкающие поверхности и... вогнутые в средней части грани!


Древние строители покрыли Пирамиду слоем полированного известняка толщиной 2,5 метра! 20-ти тонных камней обшивки было 144,000. Они были настолько блестящие, что могли быть замечены за сотни километров. Утром и в полдень, солнечный свет, отраженный от этой обширной зеркальной поверхности, был видим с луны.   

Читать далее...

10 причин любить и ненавидеть Москву

Четверг, 18 Октября 2007 г. 19:03 + в цитатник
Это цитата сообщения -Efecto_Mariposa- [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

10 причин любить и ненавидеть Москву

Мир делится на две категории людей – на тех, кто Москву любит, и на тех, кто ее ненавидит. И у тех и у других есть все основания это делать – в Москве, к примеру, можно попасть в пробку в 2 часа ночи и простоять в ней до утра, когда опять надо ехать на работу. А это значит – вставать в следующую пробку. Метро перегружено, воздух грязный, по улицам здесь не ходят, а бегают. В общем, недостатков у столицы предостаточно. Странно, но некоторые считают их достоинствами. Поэтому мы отобрали десятку самых распространенных суждений о Москве и нашли в них как минусы, так и плюсы.


В Москве слишком много людей1. В Москве слишком много людей


Плохо: В Москве слишком много людей – нельзя пройти по улице, чтобы там не было толпы, в любое время дня и ночи. Стоит войти в метро в воскресенье в 7 часов утра, чтобы спросить: кто все эти люди и куда они едут? Весь вагон забит, ни одного свободного места, хотя, казалось бы, воскресенье, спи-отсыпайся. А уж что творится в общественном транспорте в рабочие дни, с 8 до 10 вечера! Троллейбусы штурмуют, в магазинах – толпа, в кинотеатрах – нет пустого места в полночь.


Хорошо: В Москве очень много людей – и это прекрасно – всегда можно найти того, кто тебя поймет. Какие бы интересы ни были у человека, он найдет единомышленников в столице. Можно знакомиться с девушками на улице – и если девять откажут, то десятая обязательно согласится прогуляться в кино, а главное, для тех, кто любит приватность, здесь никто не будет лезть с расспросами. Здесь у всех свои дела и некогда соваться в чужие. По-настоящему одиноким можно быть только среди огромной толпы.


2.  В Москве слишком плохой воздухВ Москве слишком плохой воздух


Плохо: В Москве слишком плохой воздух, тут невозможно дышать, всюду трубы, автомобили, все дымит, полно мусора, вода грязная и отвратительная, чтобы искупаться в реке, нужно отъехать по меньшей мере километров за двести, да еще вверх по течению желательно. А уж что льется у москвичей из крана, страшно подумать!


Хорошо: В Москве плохой воздух, зато всегда можно купить самую чистую воду, самые чистые продукты, экологически чистые вещи, поставить окна, кондиционеры и, наконец, заработать и уехать отдыхать туда, где чисты и земля и вода, на любые острова мира, на любые курорты, да хоть в Гималаи.


В Москве никто не дружит, ценят деньги3. В Москве нет настоящей дружбы, ценят только бабки


Плохо: В Москве никто не дружит, ценят не людей, отношения, а деньги. Москвичам ничего не стоит продать друга, предать – лишь бы предложили цену побольше. Недаром тут популярно мнение, что с друзьями не стоит работать. Москвичи исказили само понятие Настоящей Дружбы.


Хорошо: В Москве быстро находят друзей и по-настоящему проверяют, что такое друг. Друг не станет постоянно грузить своими проблемами, ныть, что у него что-то не получается, что у других все лучше. Здесь всегда можно найти, у кого стрельнуть сотню баксов до зарплаты, и завтра же перезанять, чтобы вернуть долг.


4. В Москве слишком быстро живутВ Москве слишком быстро живут


Плохо: В Москве все бегают, суетятся, некогда присесть, не то чтобы чаю попить спокойно. Сегодня человек тут работает, завтра – уже в другом месте. Летуны, а не люди! Страшно подумать, каждый год работу меняют. И по улице-то пройдешь – через три месяца все магазины уже поменялись, ничего толком не найдешь. Все улицы переименованы, все родственники пять раз переехали, 10 раз работу переменили, и только начнешь о жизни рассказывать, как всем уже куда-то пора бежать.


Хорошо: В Москве очень быстрый темп жизни, и это прекрасно! За день можно столько всего успеть! И в спортклуб забежать, и в магазин, и сдать в химчистку вещи, забрать посылку с почты, поработать, слетать с друзьями в ресторан на обед, на встречу с клиентами, потом еще в театр или на концерт и к друзьям заскочить в ночи на огонек – все равно никто не спит. Жизнь кипит и бьет ключом, здесь все кинопремьеры, все концерты, клубы и рестораны работают целую ночь, развлечения на любой вкус и цвет. За неделю переживаешь столько впечатлений, сколько в провинции и за год не наберется.


В Москве невозможно ездить на машине5. В Москве невозможно ездить на машине


Плохо: В Москве невозможно ездить в общественном транспорте, а на своем автомобиле тем более! Чтобы пересечь столицу из конца в конец, нужно потратить несколько часов. В среднем автомобилист там тратит от двух до пяти часов в день на дорогу от дома до работы и обратно. Даже в час ночи в выходные можно встать в пробку на МКАДе и простоять там час!


Хорошо: В Москве можно ездить только на машине, общественный транспорт забит, в метро не войти, зато на машине едешь с комфортом, даже в пробке никто не будет дышать в спину перегаром или ездить локтем по ребрам. В машине кондиционер и обогрев, музыка, комфорт и уют, а пока стоишь в пробке, можно посмотреть фильм на ДВД-плеере и с толком провести время. А то и познакомиться с симпатичной девушкой в соседней машине.


6. В Москве ненавидят приезжихВ Москве ненавидят приезжих


Плохо: Москвичи ненавидят приезжих, любимая присказка у них «Понаехали!» и на всех, кто приехал на заработки, они смотрят свысока, презрительно поводя «породистыми» носами, считая, что «за МКАДом жизни нет». Они не разбирают, какой национальности приезжий,  а сами ведут себя как хамы, задаются, хотя ничего особенного из себя не представляют, всюду мусор, плюют мимо урн, курят, выкидывают из окон что попало.


Хорошо: В Москве не осталось коренных москвичей, все, кто ругается на приезжих, сами понаехали несколько лет назад, давно уже процент приезжих во много раз превышает тех, кто родился в Москве или живет в столице несколько поколений. Сюда съезжаются самые сильные, умные, активные, это элита России, как ни крути, и именно они тут заправляют.


В Москве нельзя купить жилье7. В Москве нельзя купить жилье


Плохо: В Москве невозможно купить жилье, стоимость квартир по самым скромным оценкам превышает 5 тысяч долларов за метр, при том что средние зарплаты около 1000 долларов в месяц. Ипотеку получить невозможно, требуются огромные первые взносы и процент такой, что за маленькую однокомнатную квартиру будешь расплачиваться всю жизнь. Да на эти деньги в Европе целый замок купить можно! Съем жилья тоже огромная проблема – во-первых, квартиру не найдешь, во-вторых, они ужасного качества и находятся в самых далеких и жутких уголках города.


Хорошо: Именно в Москве можно заработать на квартиру, в других городах хоть всю жизнь крутись – никогда столько не заплатят, а здесь можно на одной работе обернуться, на второй, продать, перекупить – и глядишь, первый взнос у тебя в руках. Очень многие начинают с покупки доли квартиры или комнаты в Подмосковье, а затем, глядишь, поменяли, еще раз поменяли с расширением, перегородили однушку стенкой из гипсокартона, продали как двушку, купили маленькую трешку, разменяли на две и одну, объединили в четверку, а там и в пятикомнатную в сталинке переехали.


8. В Москве можно жить, не выходя из домаВ Москве можно жить, не выходя из дома


Плохо: В Москве люди заперты в бетонных коробках, они годами не видят ни чистого неба, ни звезд, ни леса, вечные стены, трубы, серый асфальт под ногами, смог. А вечером они упираются в телевизор и уже никуда не выходят, только дом-работа-дом, и так 24/7, 365 дней в году.


Хорошо: В Москве можно жить, не выходя на улицу, например в ГЗ МГУ: там и работа, и жилье, и учеба, и магазины, столовые, детский садик, химчистка, библиотека, даже музеи есть и кино показывают. А еще бассейн, театр, можно в профилактории подлечиться и отдохнуть, если есть охота. И все – не выходя из одного здания!


В Москве нельзя найти работу9. В Москве нельзя найти работу


Плохо: В Москве невозможно устроиться на приличную работу самостоятельно. Всюду требуют постоянную прописку, чертову пропасть документов, все данные всех родственников до двенадцатого колена, все места предыдущей работы, и даже если пройдешь пять ступеней собеседования удачно, за дело возьмется специальная служба и будет проверять месяцами, а если найдет расхождение хоть в буковке, то все – на работу не возьмут. Да на собеседования просто без знакомства попасть невозможно, на письма не отвечают, телефоны вечно заняты, а в офис не прорвешься, везде пропускная система.


Хорошо: В Москве полно работы, какой угодно, все двери в зданиях, все столбы, все вагоны метро оклеены предложениями работы, газеты с вакансиями раздают бесплатно, только приходи, записывайся и работай. И зарплаты самые разные, сколько хочешь, столько и получишь, от 500 долларов в месяц до 500 долларов в день. Город растет, специалистов не хватает, любой хоть чуть-чуть здравомыслящий человек на рабочем месте с простого помощника менеджера вырастает в топы.


10. Москва обворовывает провинциюМосква обворовывает провинцию


Плохо: Москва потому и живет так сладко, что обворовывает провинцию, все деньги текут сюда, все ресурсы идут в столицу, остальным городам и областям ничего не остается. А москвичи жируют на чужих бедах, вкусно едят, спят в тепле, получают зарплаты в десятки раз выше провинциальных, а сами ничего не делают. Особо извращенные даже на работу не ходят, только сдают доставшиеся от бабушек-дедушек квартиры приезжим, отбирают у них все до копейки, а сами летают на Багамы да за квартплатой раз в месяц наезжают.


Хорошо: Москва самый рабочий город в стране, именно она кормит, поит, одевает и обувает все остальные города. Именно столица дает больше всего дохода и налога в бюджет страны, откуда потом дотируются многие регионы. И это видно хотя бы по ритму жизни города – Москва в 6 утра уже не спит и в 12 еще не ложится, все кипит, все работают, днем и ночью, в будни и выходные.


Фотовыставка Стива Блума

Четверг, 18 Октября 2007 г. 15:21 + в цитатник
Это цитата сообщения deadly_nightshade [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Фотовыставка Стива Блума

Наконец-то удалось посетить уличную выставку работ замечательного фотографа дикой природы Стива Блума. Я никогда не думала, что животные на фотографиях могут быть настолько живыми. Нельзя не восхититься талантом и трудолюбием этого художника!
Мне кажется, никто не остается равнодушным после посещения этой выставки - столько улыбающихся лиц в Москве я давно не видела)

Наверно, нехорошо будет выкладывать фотографии фотографий, поэтому выложу ссылку: http://www.stevebloom.com
 (620x410, 98Kb)

Без заголовка

Вторник, 11 Сентября 2007 г. 17:18 + в цитатник
Это цитата сообщения -Efecto_Mariposa- [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Уроки жизни

Урок 1

Голая жена выходит из душа и заворачивается в полотенце, муж следом за ней идет принять душ. В это время кто-то звонит в дверной звонок. Жена открывает дверь и видит Боба, соседа снизу. Еще до того, как она успевает сказать хоть слово, Боб говорит: «Я дам тебе $800, если ты снимешь полотенце»! После секундного раздумья жена снимает полотенце. Боб дает ей $800 и уходит. Жена снова заворачивается в полотенце. Муж выходит из душа и спрашивает: «Это не Боб заходил?» Она: «Боб». Он: «А он тебе не передал те $800, которые занял у меня на прошлой неделе»?

Мораль: «Если вы вовремя доведете до сведения своих акционеров условия выдачи кредита, тем самым не поставите их в неловкое положение перед заемщиком».

Урок 2

Босс и его сотрудники: системный администратор и старший менеджер идут на обед, но по пути случайно находят старинную медную лампу. Они ее потерли, и из лампы выскочил джин: «Я выполню по одному желанию каждого из вас». Системный администратор закричал: «Я, сначала я! Хочу на Багамы, лететь по волнам в быстроходном катере и чтобы меня ничего не волновало»! Менеджер: «А теперь я! Хочу на Гавайи, чтобы у меня была личная массажистка и море коктейлей, и чтобы я наслаждался жизнью». Джин исполняет их желания. Потом поворачивается к боссу и спрашивает: «Ну, а ты чего желаешь»? Босс ответил: «Так, давай быстро возвращай в офис тех двух бездельников, на носу годовой отчет»!

Мораль: «Всегда дожидайтесь, пока ваш босс первым выскажет свое мнение».


Урок 3

Священник предложил подвезти монахиню. Она села в машину и положила ногу на ногу, так что ее скромное платье приоткрыло ее красивые ноги. Священник чуть не попал в аварию, увидев их. Но, поразмыслив, слегка подвинул свою руку к ее ногам. Монахиня сказала: «Отец, помните псалом 123»? Священник отдернул руку. Через какое-то время его рука опять почти непроизвольно потянулась к ее ногам. Монахиня еще раз: «Отец, помните псалом 123»? Священник говорит: «Увы, сестра, плоть так слаба». Но довозит ее до женского монастыря и уезжает с неуспокоенной плотью. Прибыв в церковь он мчится, чтобы прочитать Псалом 123. И что он видит: « Идите дальше, дальше и дальше и ваши желания исполнятся».

Мораль: «Если вы плохо знаете то, что вам положено знать в выбранной вами профессии, вы можете упустить много возможностей».

Урок 4

Ворона сидит на дереве. Мимо скачет кролик. Он спрашивает ворону: Что ты делаешь»? Она: «Да что хочу – поэтому ничего и не делаю». Кролик спросил: «А я так смогу»? Ворона: «Почему нет?». Сел кролик под деревом, сидит, ничего не делает. Мимо пробегала лиса, смотрит: сидит кролик. Тут она его и съела.

Мораль: «Чтобы сидеть и ничего не делать, нужно сидеть очень высоко».

Урок 5

Индейка говорит быку: «Ох, как бы мне хотелось взлететь на верхушку этого дерева и взглянуть на мир оттуда». Бык спрашивает: «И почему не взлетаешь»? Она: «Да сил маловато». Он: «А ты ешь мое дерьмо, в нем куча полезных и питательных веществ. Другим помогает – поможет и тебе». Индейка поела полезное дерьмо один день – сумела взлететь на первую ветку. Второй день – на вторую. Так постепенно и поднялась почти на самый верх. Где и была отстрелена фермером к праздничному ужину, как самая откормленная индейка.

Мораль: «Дерьмо иногда может помочь подняться на самый верх, но чаще – засасывает».

Урок 6

Маленькая птичка не успела улететь в теплые края в начале зимы. Было холодно, птичка замерзла и упала на поле. Мимо шла корова, и коровья «лепешка» попала прямо на птичку. Птичке стало тепло, она отогрелась и на радостях запела. Мимо шел кот, услышал пение птички, раскопал коровью «лепешку», достал оттуда птичку и съел.

Мораль: 1. «Не каждый, кто выливает на вас дерьмо – ваш враг». 2. «Не каждый, кто достает вас из дерьма – ваш друг». 3. «Если сидишь в дерьме, держи рот закрытым».

Без заголовка

Вторник, 11 Сентября 2007 г. 10:51 + в цитатник
Это цитата сообщения puerrtto [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Март 2007. Северный Кипр

 (410x258, 27Kb)
Вступление
 
  Все начиналось так. В один из обычных московских вечеров, сидел я в своем удобном кресле перед монитором и лениво просматривал сводки новостей. Без этого необходимого моциона уж никак нельзя отправляться спать, а привычка – вторая натура. На сайте Би-Би-Си в глаза бросился заголовок на тему разрушения стены, разделяющей две части Кипра. Эта новость заинтересовала, тем более что на острове я бывал проездом в самом конце 90-ых, когда посещение турецкой части было сопряжено с массой ограничений и искусственно созданных неудобств для туриста. Теперь, исходя из этой и некоторых других статей на сайтах вроде Debka, Inosmi и других, речь шла чуть ли ни о втором падении Берлинской стены. Я, как человек в силу своего малолетства на тот момент времени не ставший свидетелем знаменитых Берлинских событий 1989 года, не мог упустить схожие события на Кипре!
 
  Это было безумие, ведь только 2 недели назад я вернулся из путешествия по Испании, Марокко и Британии. Но лететь следовало срочно, пока все не затихло. И уже на следующий день я изыскал на сайте Турдома какой-то горящий тур в Ларнаку за 200 с чем-то евро. Это был самый минимум из имевшегося на тот момент, зато включая отель и даже трансфер. И заранее забронированный отель и трансфер были для меня принципиально новым этапом в туристической судьбе, поскольку посетив более полусотни стран за последние несколько лет, я исхитрился ни разу не забронировать заранее отель и ни разу не посетить офис какой-либо турфирмы. Принцип путеводителя в руках и упования на собственные силы еще ни разу не подвел. А тут – такая благодать, еще и отвезут в этот самый отель.
 
  Должен заметить, что путешествие в расслабленном состоянии с упованием на принимающую сторону иногда очень удобная штука. По крайней мере, если ранее я отторгал подобный вид отдыха как неприемлемый для себя, и не соответствующий мировоззрению, то теперь я начал осознавать, что и здесь могут быть некоторые плюсы. И уж явно это удобнее, когда путешествуешь не бэкпекером, а, к примеру, с семьей. Сейчас мне не вспомнить как называлась турфирма, в которой я брал путевку (билеты отдельно не продавали), как и не вспомнить как называлась принимающая сторона. Помню, что туристы возмущались чем-то там, начиная с отеля, и заканчивая каким-то хаосом с обратным вылетом. Мне было не до того – времени в обрез, как можно скорее нужно было выбираться на северную часть острова.
 
  Истинное удовольствие доставили турагенты (это был на половину ознакомительный тур для сотрудников разных турфирм), наблюдая за которыми я коротал время полета. Каюсь и приношу извинения за то, что скажу далее, но…больших тупиц, да еще и в количестве полного Боинга-767, я еще не встречал в жизни. Да, все познается в сравнении и нельзя всех грести под одну гребенку. Вероятно, что среди моих попутчиков были интеллегентнейшие люди. Но их было невидно из-за основной массы шумных, бездарных и фантастически скандальных дамочек от турбизнеса. И как эти люди продают туры, занимаются визами, консультируют нашу путешествующую братию? Люди, не умеющие заполнить простейшую иммиграционную анкету из 5 пунктов? Особенно потрясающе было наблюдать, как на кипрском контроле некая мадам, в чьей груди укрылся бы батальон солдат, дала киприотам российский загранпаспорт и российскую же иммиграционную анкету, заполняемую при въезде в РФ иностранцами. А другая ее коллега, вылившая на себя пол литра одеколона на тело и столько же в рот, вещавшая со знанием дела о сексуальных достоинствах кипрских мужчин и рыгнувшая при этом так смачно, что обернулась половина очереди? А хамская перебранка на тему того, кто первый стоял в очереди на паспортный контроль? А молодящаяся особ лет пятидесяти, в панике рванувшая искать туалет, ворвавшаяся в комнату кипрских таможенников с вопросом на чистом русском языке “Хде у вас тут туалет?” и вынырнувшая оттуда со словами “Придурки, ни хрена не врубаются!”? А пьяные выкладки на тему нас c вами, “тупых туриков”, которым можно “впарить” что угодно – это весьма интересно, вкупе со всей остальной чушью, перемежаемую добротным матом, которому позавидовал бы сантехник ЖЭКа?
 
  Странное ощущение, что находишься в некоем предбаннике, где развлекается слегка поддатая и диковатая компания, а ты в одиночестве пытаешься поскорее помыться и покинуть сие заведение, пока не поздно. К сожалению, именно по таким “полевым цветам” судят чаще всего иностранцы о России и её людях. Ну да ладно, возвращаюсь собственно к рассказу.
 
  У нас с подругой гостиничный номер-студио, на шестом этаже “Элеоноры”, что в самом центре старой части Ларнаки. Мне там понравилось – салон с телевизором, кухня, спальня, все удобства. Гостиница простецкая, старенькая, но очень удобная для тех, кто приехал сюда на продолжительный срок. Забавный дядечка-кипрот на ресепшене поинтересовался, не из Израиля ли я. Это было странно, поскольку путевка и брони оформлялись на российский паспорт. Тот пояснил, что не первый год работает здесь, и давно уже научился различать, кто есть кто. Я скорее автоматически коснулся пальцем своего носа, но тот дружески рассмеявшись, сказал, что нос у меня вполне классический как у греков, да и глаза голубые, но…выдает что-то другое. Как я не пытался сей забавный вопрос выяснить, мне это так и не удалось – дядечка лишь загадочно качал головой. Забегая вперед могу предположить, в чем дело. В соседнем с Кипром Израиле до недавних пор отсутствовал институт гражданских браков, и израильтяне, связывающие себя узами брака с иностранцами (как правило, с россиянками и украинками), были вынуждены ездить на Кипр. В Израиле по сей день чрезвычайно популярны свадебные туры на Остров Афродиты, причем речь идет вовсе не о Медовом месяце. А о самом факте оформления отношений и возвращении в Израиль через день-два. Никакой романтики – один бизнес и вынужденная необходимость, соответственно отель выбирается, как правило, самый дешевый, плюс рад небольших нюансов, вдаваться в которые нет смысла в данном повествовании. Судя по всему, нас приняли именно за такую вот парочку брачующихся.
 
  А мы пойдем на север!
 
  Именно так говаривал Табаки в “Маугли” Киплинга. Надо заметить, что греческий Кипр мало приспособлен для самостоятельных путешествий. Автобусное сообщение развито крайне слабо даже между основными городами, и уж совсем плохо с путешествиями на периферии. Простой пример: Из Ларнаки в Никосию 5 автобусов в день, в Пафос – 2, в Лимассол – 4. В субботу количество автобусов сокращается вдвое, а в воскресенье их нет совсем. Более того, автобусные станции отсутствуют как класс, а отправления на каждое из направлений осуществляется с разных точек. На картах городов эти точки условно обозначены, но на практике речь идет о столбиках с маленькой табличкой, где написано расписание пары-тройки автобусов. Никаких билетных касс, залов ожидания и сопутствующего сервиса. Автобусы весьма дороги даже по Западноевропейским стандартам и соответствуют 6 евро за 50км пути. В итоге у туристов на греческой части Кипра просто нет физической возможности нормально передвигаться по стране. Они привязаны к своим отелям и безумно дорогому такси (1 евро за километр), либо аренде автомобиля. Последнее, кстати, далеко не все удобно: во-первых, там левостороннее движение, во-вторых, прокат недешев, в третьих часто банально удобнее съездить на автобусе на небольшое расстояние, не напрягаясь с парковками (опять же дорогостоящими!) в чужом городе. И уж совершенно неприемлемы путешествия по Кипру для тех, кто является приверженцев экономичного отдыха.
  Автостанция Никосии расположена в самом центре города, внутри городских стен, нескольких минутах ходьбы от главного местного Арбата, улицы Ледра. Именно северное окончание этой улицы и стало источником потока газетных статей и публикаций о разрушении стены. Те, кто бывали в Никосии в предыдущие годы, прекрасно помнят бетонную стену с окошечками, через которую люди опасливо взирали на нейтральную полосу, являющую собой обращенную в руины небольшую часть старого города. Сейчас эту стену снесли с большим апломбом и яркими речами на тему грядущего объединения острова. Но не прошло и пары дней, как на месте старой стены началось возведений новой. Пока идут разговоры об открытии здесь еще одного пограничного перехода между турецкой и греческой частями Никосии, строители возводят новые заграждения. Падение “Берлинской стены” по-кипрски явно не удалось. И это не может не огорчать.
 
  Действующий переход расположен в западной части старого города, примерно в километре от автостанции, поблизости от крепостных стен, рядом с изящным зданием бывшего отеля “Ledra Palace”. Собственно, и сам переход носит то же название. Да, многое изменилось со времени моего первого посещения Кипра. Уже нет того дотошного и подозрительного изучения ваших документов греческими полицейскими на выезде, и расспросов на тему целей поездки на Север. Нет таможенных проверок с отбиранием у туристов вещей, купленных на турецкой части, причем отбирались не только сувениры, но и даже пара яблок, недоеденная шоварма и так далее. В двух словах расскажу про тот безумный эпизод, случившийся со мной летом 1997 года, когда я шел уже обратно с турецкой части на греческую, через этот же самый переход. Я бы назвал эту история “Яблочной историей”. Итак –
 
  Иду, на ходу кушая шоварму одной рукой и неся пакет с двумя яблоками в другой. Турки выпустили без вопросов, а вот на греческой стороне настырный полицейский прицепился ко мне по поводу того, что запрещается ввозить товары из турецкой части в греческую. Я возразил, что пара яблок и шоварма отнюдь не подходят под категорию "товар" и добавил, что крайне маловероятно устроить серьезный бизнес на перепродаже двух яблок и полу съеденной шоварме. Но мой юмор не был оценен должным образом. Словесная баталия разгорелась с новой силой. Я отказывался отдавать им яблоки, ссылаясь на то, что нигде не написано, что нельзя ввозить яблоки в количестве двух единиц и шоарму из баранины. По ходу дела я эту шоварму потихоньку ел, ибо было ясно, что сила отнюдь не на моей стороне и эти болваны могут реально конфисковать мой ужин. Они настойчиво требовали отдать им для конфискации яблоки и шоварму, а я отказывался это сделать, предлагая компромисс в виде того, что я готов отойти 20 метров назад на нейтральную территорию и за пару минут сьесть и яблоки и шоварму. Полицейский начинали тихо звереть. Со словами “Ах, так?!” они стали оформлять на меня протокол об изъятии “контрабанды”, вещая при этом что-то на тему того, что впредь мне будет закрыт въезд на Кипр.
 
  И тут происходит непредвиденный казус. Они потребовали, что бы я расписался под протоколом. Я было с готовностью нагнулся над столом, дабы вместо подписи написать “В силу незнания греческого языка не понимаю написанное в протоколе”, как вдруг один из полицейских схватил мой мешок с яблоками, который я кое-как держал на мизинце левой руки, в это же время пытаясь переложить туда же шоварму, дабы освободить правую руку для написания. И в этот самый миг, когда мою руку с шовармой и мешком на мизинце дергают в сторону, собственно шоварма делает “кря” и вываливается прямо на стол, причем аккурат на кучку британских паспортов и амбарную книгу, куда записываются все пересекающие границу. При этом из шовармы моментально вытекает масло и вываливаются жирные кусочки баранины. Полицейский стремительно хватает чей-то британский паспорт, но...поздно. Безобразное жирное пятно уже расплылось по той самой странице, где стоял штамп аэропорт Ларнаки. Досталось несколько жирных капель и их амбарной книге. Чертыхаясь на чем свет стоит, полицейские кидаются на спасение документов. После этой сцены меня просто выпроваживают на улицу, моментально забыв про протокол. Вот такая конфузная история. Уверен, кто-то скажет, что было очень глупо ссориться с полицейскими из-за пары яблок. Согласен. Скажут, что меня могли определить в участок и намять бока. Тоже соглашусь. В оправдание отвечу лишь, что трудно было ожидать разумного поведения от девятнадцатилетнего парня, полного юношеских принципов, грез и желания сделать мир лучше.
 
  Сейчас все проще. Никаких амбарных книг и дотошных расспросов. На греческой стороне вообще никаких проверок, мы даже не вынимали паспорта. Потом несколько сот метров через нейтральную полосу, что между стенами старого города и брошенными домами. Далее – шлагбаум и синий щит “Turkish republic of North Cyprus”. Здесь заполняются листочки бумаги, куда вписываются данные паспорта и ставятся штампы о въезде и выезде. И здесь, неожиданно для самого себя я снова делаю поступок, чьи последствия могут быть непредсказуемыми. Я попросил поставить мне въездные печати в паспорт, а не на листок – на память. Турецкий пограничник чуть удивленно на меня взглянул, улыбнулся и поставил аккуратный красный штампик “K.K.T.C Ledra Palas”. Собственно говоря, если есть на свете не только нумизматы и филателисты, но даже собиратели телефонных карточек и винных бутылок, то почему бы не взяться коллекционерам печатей и виз?
 
  Моя спутница лишь в бессилии покачала головой и заметила, что мне явно мало нелепого ареста в Израиле за якобы фотографирование военного объекта, так теперь еще и греки на обратном пути увидят у меня штамп нелюбимых ими турок. Девушка резонно заметила, что отнюдь не случайно турки ставят штампы именно на листочек, а не в паспорт, дабы не создавать туристам проблем при возвращении на греческую часть, где упорно республику Северный Кипр не признают. В ответ я ей рассказал бородатый медицинский анекдот о том, как профессор читал лекцию на тему внимательности и не брезгливости, которыми должен обладать настоящий врач. Профессор окунал палец в некую дурную субстанцию и затем палец облизывал. Потом попросил студентов повторить сей номер. Один из студентов окунает палец и его облизывает, морщась от неприятной жижи. Но профессор ставит ему двойку, объясняя, что доктор должен быть не только не брезгливым, но и внимательным. Ведь профессор окунул туда один палец, а облизал другой.
 
  Девушка быстро догадалась, к чему это – “Так ты въезжал на Кипр с одним паспортом, а туркам для печати дал другой?”. Эх, так это же старая песня о главном! Банально.
 
  Наш план на последующие три дня был прост – путешествовать в порядке приоритетов. Иными словами, вначале в Фамагусту, потом в Кирению и напоследок оставить турецкую часть Никосии.
 
  Автостанция турецкой Никосии расположена примерно в 700 метрах северо-восточнее Киренейских ворот, но скрыта в глубине жилого квартала. Найти ее не сложно – главное не пройти мимо, как получилось у нас. Небольшая, но все-таки нормальная станция со всеми необходимыми атрибутами от касс и скамеек до туалетов. Отсюда отправляются все автобусы и минибусы как в главные города острова, так и в небольшие села. Частота отправлений автобусов в Фамагусту и Кирению – раз в 15-20 минут. После греческой части острова, где автобусы курсируют в лучшем случае раз в три часа – сильный контраст. Проезд дешев: 1,2 евро в Кирению, 1,5 евро в Фамагусту.
 
  Фамагуста
 
  Первым делом, войдя в внутрь старой части Фамагусты через массивные городские ворота, мы нашли уютное кафе и поужинали. Рискну показаться занудой, но на часах половина девятого вечера, откровенного говоря детское время. В Ларнаке, накануне вечером, в такое же точнее время город уже спал. Были закрыты магазины, большинство ресторанов и кафе, улицы пустынны, от табличек “Closed” откровенно рябит в глазах. Даже поменять немного наличных денег оказалось крайне сложной задачей. В противовес Ларнаке, здесь, в городе который вот уже 33 года почему-то называют городом-призраком, жизнь кипела. Открыто все: магазины, лавочки торговцев, обменники, рестораны. Улицы полны людей, машин, света, неоновой рекламы. Последующие дни показали, что и все северо-кипрские города гораздо живее и веселее, чем греческие.
 
  Туристов здесь если и не больше, чем на греческой части, то явно не меньше. Другой вопрос, что основная часть туристов на Северном Кипре это британцы, прилетающие сюда ежедневными чартерами, немцы, израильтяне и…как это не покажется парадоксальным – греки. Да, это на первый взгляд странно, то с открытием границы греки-киприоты массово устремились сюда за дешевым и качественным шопингом и отдыхом. Забавно наблюдать, как киприоты из греческой части Никосии ежедневно массово следуют из турецкой части города к себе домой, с огромными полиэтиленовыми пакетами с продуктами и бытовыми товарами!
 
  Россиян мы видели лишь единожды – это были дикие туристы из Питера, путешествующие, как и мы. Ужиная за компанию с ними, мы сошлись в полном консенсусе по вопросу о том, что греческий Кипр явно начинает отставать от турецкого по всем позициям. Не спасает греков-киприотов даже вступление в Евросоюз, которое принесло грекам больше проблем, чем преимуществ. Ведь именно Европейский союз, приняв небольшое греческое государство на Кипре, фактически предал греков и откровенно занял про турецкую позицию. Именно ЕС ставило грекам условием приема в свои ряды открытие границы с Севером, что теперь привело к массовому исходу туристов к туркам, где дешевле, удобнее и интереснее в смысле достопримечательностей. Позднее, читая забытую кем-то британскую газету Daily Mirror, я нашел интересные цифры, в соответствии с которыми в 2002 году 89% туристов прибывающих на Кипр отдыхало на греческой части и лишь 11% на турецкой. Сейчас, четыре года спустя, процентное соотношение изменилось не в пользу греков, поскольку лишь 69% туристов избрали греческую часть острова местом отдыха.
 
  Интересный вопрос лояльности. Кому мы отдаем предпочтение и кто нам ближе – греки, или турки? Отбросив эмоции и исторические параллели, в бизнесе все же побеждает тот, кто предлагает лучший товар за меньшую цену. Греки-киприоты, совершенно “размякшие” от сытного существования и пока еще снимающие пенку с прибывающих волн массового туризма, допустили у себя под боком стремительный рост конкурентов. Причем, ничего не предпринимая в ответ, будь то развитие собственной инфраструктуры, или снижение цен на отдых с целью его привлекательности. А уж туристы и инвесторы, как это обычно и бывает – голосуют ногами.
 
  Но вернемся к городу-крепости Фамагусте. Первое, что бросается в глаза – мощнейшие крепостные стены протяженностью более 2 километров, окружающие старинные кварталы. Думаю, что в мире не так много столь внушительных и хорошо сохранившихся фортификаций, как здесь. Здесь и рвы, и бастионы, и ворота и сторожевые башни. Время оказалось бессильно перед этим шедевром старинного военного зодчества. Старый город представляет собой хитросплетение узеньких, частично мощеных улиц. Отдельного интереса заслуживают десятки(!) церквей и соборов, сохранившихся в разной степени, но внушительных в равной степени. Часть из них был в средние века переделана в мечети, как например крупнейший собор города, возведенный крестоносцами в 1298 году в честь Святого Николая. После поражения последних, собор был превращен оттоманами в мечеть. При этом, все внутренне и внешнее убранство было сохранено, как и архитектурные изыски в стиле ранней готики. Весьма и весьма впечатляет. В Фамагусте несколько интересных музеев, небольших Караван-сараев, медресе и гостиных дворов 14-16 веков.
 
  Гостиницы есть как внутри старой части города, так и в новой. Разумеется, что для туриста удобнее первое. Выбор сравнительно небольшой – мы насчитали от силы 7-8 небольших гостиниц, но и туристов остающихся тут ночевать единицы. Поэтому, везде без исключения были свободные места на любой выбор и вкус, причем за вполне приемлемые деньги. Мы за наш двухместный номер с удобствами и телевизором заплатили чуть менее 25 евро, что является средней по городу ценой. Несколько более дешевых заведений, в которые мы заглядывали в поисках ночлега, показались нам слишком шумными, а комнаты маленькими и душными.
 
  На мой взгляд, для полноценного изучения Фамагусты нужно не менее двух полных дней. Увы, у нас нет столько свободного времени, и, на следующий день мы выезжаем в Кирению.
 
  Вероятно, для интересующихся современной историей и геополитикой будет познавательно и интересно посмотреть на южный пригород Фамагусты – Варошу. Это удручающее зрелище, представляющее собой побережье с полусотней брошенных отелей, с пустынным променадом и стаями бродячих собак. И все это за колючей проволокой. К Вароше я еще невольно вернусь чуть позже.
 
  Автовокзал Фамагусты расположен наискосок от западных ворот города, через площадь с патриотическим памятником. Примечательно, что автовокзал имеет две части. Одна только на Никосию и Кирению, а другая на все остальные малозначимые города и села. Очевидно, что туристу в большей степени актуально именно первое. Второй автовокзал, находящийся в нескольких минутах ходьбы от первого, может быть востребован в случае, если вы намереваетесь отправиться к руинам древнего Саламиса и крепости Кантара.
 
  Кирения
 
  Кирения – живописный приморский городок у подножия гор. Не верьте старой информации из путеводителей и статьям на сайтах турфирм, на которые мы сами ошибочно ориентировались. Это уже не маленький городишко с населением в 20 тысяч жителей образца начала 90-ых, а эдакий курортный мегаполис, вытянувшийся не менее, чем на 5-7 километров вдоль побережья, со множеством отелей, вилл и просто жилых зданий. Автовокзал в Кирении представляет собой пару киосков, где продаются билеты на различные направления, впрочем, билет может продать и водитель. Рядом стоянка маршрутных минибусов, билет на которые тоже покупается у водителя. Четких расписаний нет, но транспорт в Никосию отправляется не реже 2-3 раз в час, в Фамагусту ежечасно, а Лепту каждые 15 минут и так далее.
 
  Кирения – главный курорт Северного Кипра, опережая в этом качестве даже Фамагусту, чьи шикарные пляжи и отели некогда привлекали сотни тысяч туристов. К сожалению, или без оного, но раздел острова в 1974 году и минные поля с нейтральными зонами в непосредственной близости от Фамагусты, привел к тому, что именно Кирения стала главным курортом турецкой части. Исторический центр города очень компактен и удобен для неспешных пеших прогулок. Здесь есть более, чем внушительная Византийская морская крепость постройки 7-го века, отлично сохранившаяся с расположенным внутри морским музеем. От крепости начинается небольшая подковообразная бухта, полная яхт и рыбацких баркасов. По периметру бухты тянется изящная набережная в венецианском стиле с великим множеством ресторанов и кафе. В сотне метров вглубь от набережной красивая греческая колокольня и старинная мечеть с медресе. Все это красиво, изящно и мило, но в целом на изучение города достаточно и нескольких часов. На мой взгляд, Кирения в не меньшей степени удобна и как база для путешествий по северному побережью Кипра. В живописнейших горах, возвышающихся над городом и тянущихся на полторы сотни километров на восток, расположено большое число интересных памятников. Это в первую очередь три горных крепости крестоносцев: Замок Св.Иллариона, Буффавенто и Кантра. Помимо замков, в горах много старинных греческих монастырей и церквей, в большинстве из которых с 1974 всякая жизнь прекратилась. Примерно в 25км западнее Кирении сохранился армянский монастырский комплекс Сурп-Магар. Увы, и все, что связано с армянской истории Турции – монастырь заброшен и маловероятно, что ситуация изменится в ближайшем будущем. Возле самой Кирении сохранились впечатляющие руины Беллапайского Аббатства (Bellapais Abbey), куда можно проехать на городском автобусе, или пройтись пешком, что займет примерно час из центра. Здесь важно помнить, что на всех указателях Аббатство пишется на турецкий манер – Belebey.
 
  В Кирении великое множество отелей и хостелей всех категорий и уровней цен. Буквально на каждом углу. Поэтому рекомендовать что-либо я не вижу никакого смысла. Мы искали приличное чистое и тихое место с удобствами. Мы обошли с десяток различных заведений, многие из которых весьма хорошего уровня, другие – убоги, третьи – дороги, четвертые – просто не понравились по субъективным причинам. В общем и целом ситуация с ценами такова: приличный двухместный номер в старой части Кирении обойдется в 35-50 евро в сутки с завтраком и кондиционером (это будет актуально в летний период!). За сумму в 20-25 евро можно получить номер размером чуть более одной двуспальной кровати без кондиционера, а за 20 евро будет совсем крохотная комнатушка с удобствами на этаже. Что и говорить – это курортный город!
 
  Теперь к вопросу о путешествиях по упомянутым выше достопримечательностям, что в радиусе 20-30км от Кирении. Единственное место, куда можно легко добраться общественным транспортом, это Белапайское Аббатство, куда можно дойти пешком из центра Кирении, либо воспользоваться городским автобусом. Второй по сложности попадания пункт – крепость Св.Иллариона. Все остальные пункты – фактически недосягаемы без личного транспорта, либо такси. Вероятно, мне справедливо возразят профессионалы-автостопщики, и расскажут, как они без особенных проблем, сменив всего 4-5 попутных машин, посетили армянский монастырь, или крепость Кантара. И в ответ пожму их мужественные руки, причем совершенно искренне и от всей души. Я пользовался автостопом некоторое количество раз в жизни, более того, я им вынужденно воспользовался даже в этой поездке днем позже. Но…любителем подобного вида поездок никогда не был по целому ряду причин.
 
  Замок Св.Иллариона
 
  Замок Св.Иллариона виден из Кирении, он расположен на вершине одного из отрогов горного кряжа на высоте 732 метра над уровнем моря. Но дойти туда пешком из Кирении будет весьма сложно (с учетом крученых тропинок - порядка 10км вверх по склону горы), на что потребуется полный световой день, хорошая обувь для лазания по горам и много упорства. Гораздо проще сесть на любой автобус идущий в сторону Никосии и сойти через 20 минут после выезда. По правую сторону есть указатель, а все местные жители с радостью подскажут, где именно выходить. С перекрестка до крепости идет асфальтированная дорога к вершине горы, протяженностью в 4км. Примерно на половине пути пеших туристов ожидает “засада” в виде тренировочной базы турецкого спецназа.
 
  Судя по всему, в любой армии мира круглое носят, а квадратное катят. И турецкая армия не является исключением из правила. Дело в том, что следовать пешком мимо тянущегося метров на 500 забора - нельзя. А на автомобиле – можно. В чем логика – понять сложно, более того, никакие указатели не извещают о запрете на следование пешком. Но вооруженные автоматами солдаты вылавливают незадачливых туристов прямо напротив КПП, мимо которого вы неминуемо будете вынуждены пройти, двигаясь к крепости. Нельзя сказать, что солдаты настроены враждебно, скорее ими движет желание показать начальству бурную деятельность и живой интерес к иностранцам. Нас остановили возле КПП и сказали, что идти дальше никак нельзя. Но они же, несколько минут спустя, остановили для нас попутную машину, которая и провезла нас оставшиеся пару километров до крепости.
 
  Замок впечатляет как своими размерами, так и потрясающими видами, открывающимися с его стен. Путешествуя по Кипру, обязательно стоит его посетить. У этого замка, основанного еще в 10 веке, богатая событиями история. Тут был дворец правителя Кипра, принца Джона, известного тем, что имел привычку выбрасывать из сторожевой башни (отлично сохранившейся) своих недругов, причем те пролетали несколько сот метров, имея хорошую возможность задуматься о превратностях судьбы! В крепости есть небольшой музей и кафе. Но интереснее всего, на мой взгляд, взобраться на самую вершину и полюбоваться умопомрачительными пейзажами не только Кирении и побережья, но и немалой частью острова в целом.
 
  Никосия
 
  Откровенно говоря, Никосия произвела на меня неоднозначное впечатление. Причем как греческая ее часть, так и турецкая. Повидав много старых восточных городов, включая Дамаск, Иерусалим, Алеппо, Газиантеп, Каир, Тетуан и так далее, я еще нигде не видел такого запустения в историческом центре. Этот уникальный город-крепость изобилует сталкеровскими пейзажами, стоит шагнуть чуть в сторону от пары-тройки главных улиц. Особенно это свойственно греческой части Никосии – сотни, если не тысячи заброшенных старинных 1-2 этажных домов с заколоченными окнами, непонятные тупики, горы мусора то здесь то там. Плюс ко всему разделительная стена, пересекающая старую часть Никосии поровну между турками и греками. И самое главное – полная безлюдность на большей части старого города.
 
  У моей спутницы прогулки по Никосии вызвали множество пред’депрессивных эмоций, и ее чувства не сложно понять. Нам обоим было неуютно в этом городе, будь то его греческая часть, или турецкая. Картину дополнил безуспешный поиск приемлемого и недорогого отеля. Еще один из кипрских парадоксов – в Никосии очень сложно найти приемлемый ночлег! На греческой части полное убожество с платным душем на этаже стоило от 25 фунтов (50 евро) и отели чуть лучше переваливали по стоимости за 100 евро. А на турецкой части начисто отсутствуют отели среднего класса, зато великое множество жутковатых “пансионов” с тараканами в грязных переулках по цене в 10-15 евро, с не менее грязными туалетами и душевыми. В какой-то момент у нас возникло настойчивое желание рвануть в пятизвездник Holiday Inn, что на греческой стороне, махнув рукой на его стоимость. Но в конечном итоге мы смирились с ситуацией, пообедали и решили вопрос проще. Погуляв по городу мы вернулись на автовокзал и вернулись в прежний отель в Кирению. Только что бы переночевать.
  Теперь, абстрагируемся от печальной гостиничной темы, и вернемся к достопримечательностям древней столицы Кипра. Опять, как и было сказано ранее – турки “оттяпали” себе самый лакомый кусочек острова. Это касается и Никосии. Именно в турецкой части города расположены почти все главные достопримечательности. В туристическом офисе прямо внутри Киренейских ворот есть туристический офис с шикарными бесплатными картами не только Никосии, но и всех городов Северного Кипра. И на этих картах отмечены туристические маршруты, наиболее оптимальные для того, что бы увидеть основные достопримечательности города. Примерно за 4 часа мы обошли все то, что было мало-мальски достойно интереса. Ощущения опять же неоднозначные. Здесь целый комплекс настоящих архитектурных шедевров: Мечеть Сулемийе (быший Кафедральный Собор Св.Софии), что по своему размаху соответствует Собору Нтр-Дамм в Париже, это и красивейший Караван-Сарай Биюк Хан, это музей танцующих дервишей, огромный крытый базар, несколько старинных турецких бань, с десяток(!) церквей, гробницы различных исламских мудрецов и так далее. Плюс ко всему ряд интереснейших музеев, как, например Национальный археологический музей. И все это не фоне жутковатых трущоб и стай бродячих псов.
 
  Почему же все-таки неоднозначное впечатление? Что бы понять это, следует приехать в этот город и провести в нем какое-то время. И вариантов будет два. Либо Никосия останется в памяти как нечто таинственное и мистическое, куда бы хотелось вернуться, либо…это место может показаться неуютным и даже отталкивающим. Одно точно – побывать там стоит непременно.
 
  Еще немного по Кипру
 
  В предпоследний день, вернувшись назад в Ларнаку, мы неожиданно для себя очень быстро заскучали. После Фамагусты, Никосии и Кирении, пассивный отдых в Ларнаке показался там излишним и даже вредным. Еще раз попрошу прощения у тех, кому этот город близок и может быть любим, но…делать в Ларнаке совершенно нечего. Разумеется, относительно всего остального, что можно увидеть на острове. Это город, для ознакомления с которым достаточно от силы часа. Тут две достопримечательности: крохотный малоинтересный форт на набережной и изящная церковь Св.Лазаря. Можно прогуляться к мечети Султан Текке, что напротив аэропорта на берегу небольшого соленого озерка. Опять же – не стоит верить путеводителям (особенно российским) и турагенствам, а важно смотреть на факты. И эти самые факты говорят о том, что если цель приезда на Кипр это активный отдых, и посещение достопримечательностей, то от Ларнаки, Айи-Напы и Лимассола следует держаться как можно дальше.
 
  Так вот, обойдя всю Ларнаку, мы утром последнего дня снова отправились на север острова. Но на этот раз не через Никосию, а через пограничный пункт Версуллес (Velsulles), расположенный в 5км восточнее одноименной греческой деревушки, что в 15км к северо-западу от Айи-Напы. Надо сказать, что на греческой стороне не найти информации о поездках не север. Это политика. Можно поинтересоваться у водителей автобусов, или местных знатоков. Но в целом отношение греков-киприотов к туркам и турецкой части острова остается, по меньшей, мере недружелюбной. Это логично и объяснимо, но ничуть не меняет положение вещей. За исключением Никосии, все остальные переходы открыты в самых труднодоступных местах острова. Ни один из них не связан общественным транспортом с каким-либо населенным пунктом. Если нет своей машины, то придется тяжело.
 
  Из Ларнаки 3 раза в день отправляется автобус в Паралимни. Автобус следует через британскую базу Декелия, и примерно половину своего маршрута следует в непосредственной близости от разделительной линии между турецкой и греческой частями острова. Это достаточно интересно. Никаких особенных заграждений там нет, а лишь невысокий заборчик с колючей проволокой и периодически мелькающими постами наблюдателей ООН. Турецкие позиции прекрасно видны по выкрашенным коричневой красокой дзотам, с высокими флагштоками, на которых развеваются флаги Турции (красный) и Северного Кипра (белый). С греческой стороны примерно тоже самое, с разницей лишь в том, что флаги греческий и кипрский.
 
  Вначале мы ошибочно доехали до городка Дерения (Derenia), куда возят туристов для посещения дома, откуда открывается панорама Фамагусты. Мы же считали, что там же имеется пограничный переход. Каково же было наше разочарование, когда, дойдя до этого домишки с надписью “Anita’s house” и комментарием о том, что это “последний дом перед оккупированной территорией”, мы узнали, что никакого пограничного перехода тут нет. Приятная дама, кажется хозяйка дома, со смехом заметила, что если тут откроют переход – они разорятся, поскольку живут в основном за счет туристов, которых привозят сюда автобусами в течение всего дня и те платят за вход. Смешно.
 
  Здесь нам и пришлось воспользоваться автостопом. Другого выбора не было. Автобусов к переходу нет в принципе, а до него без малого 15 километров. В итоге, примерно час спустя мы добрались до искомой границы и пересекли ее. Мой паспорт пополнился новой печатью Северного Кипра “K.K.T.C Akyar”. От границы до центра Фамагусты всего 3км, которые мы прошли пешком. Пообедали в том же кафе, что и обедали в наш первый приезд сюда двое суток назад. Погуляли. Ближе к вечеру сели в автобус на Никосию, а вышли в селе Дёртиёль (Durtyul), что на половине пути между Фамагустой и Никосией. Отсюда до Ларнаки всего 25км, если двигаться строго на юг. Тут работает еще один пограничный переход, с турецкой стороны называющийся Bayarmudu (Байрамуду), а с греческой – Пергамос. Границу прошли без проблем и вопросов и вскоре добрались до Ларнаки. Спать следовало лечь раньше – утром вылет назад в Москву.
 
  Фотографии из путешествия по Северному Кипру можно посмотреть здесь http://public.fotki.com/puerrtto/north-cyprus-nicosi/

Без заголовка

Понедельник, 10 Сентября 2007 г. 19:07 + в цитатник
Это цитата сообщения EcuaReD [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

5 самых громких заявлений Уго Чавеса:

1. «США — самая аморальная империя в истории и самая кровавая империя. Это они произвели ядерное оружие и использовали его в Хиросиме и Нагасаки. Это надо помнить». (Из заявления московским журналистам)

2. «Я думаю, рядом с Джорджем Бушем Гитлер смотрелся бы сосунком».

3. «Вчера сюда приходил дьявол. Прямо сюда. И стол, напротив которого я стою, до сих пор пахнет серой». (В Массачусетском университете, через день после выступления там Джорджа Буша)

4. «Клянусь этой умирающей конституцией…» (Так новый президент Венесуэлы Уго Чавес Фриас начал свою присягу)

5. «Христофор Колумб был застрельщиком самой масштабной оккупации и геноцида во всей истории человечества. День Колумба должен отмечаться как день индейского сопротивления». (Из заявления на встрече с представителями южноамерикаских индейцев в Каракасе, в котором также сказал, что испанские конкистадоры Писарро и Кортес — хуже Гитлера)

Метки:  

Без заголовка

Воскресенье, 09 Сентября 2007 г. 12:50 + в цитатник
Это цитата сообщения Inna_Danelyan [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Прошу Вашей помощи!

Настроение сейчас - Надеющееся

Здравствуйте.
Меня зовут Инна, мне 25 лет. Живу в России, в городе Ставрополе. В полуторагодовалом возрасте мне был поставлен страшный диагноз: «Спинальная амиотрофия Верднига-Гоффмана».

С 6-ти лет, как сопутствующее заболевание, у меня стремительно начал развиваться сколиоз. На сегодняшний день имею сильнейшее искривление позвоночника. Из-за которого сейчас я не могу нормально сидеть (немеет правая нога), лежать. Внутренние органы смещены – болят. Развиваются сердечная и легочная недостаточности, я практически всегда кашляю и задыхаюсь. Грудная клетка деформирована. Результаты проведенной недавно спирографии показали, что легкие функционируют всего на 23%. Ношение корсета при моем основном заболевании противопоказано, т. к. он еще больше усугубит функцию легких.


Сколиоз прогрессирует, с каждым днем мне все хуже и хуже - становится труднее жить, дышать…
Сохранить остатки здоровья, продлить мою жизнь и выровнять спину теперь возможно только оперативным путем. Учитывая мое основное заболевание и мой уже недетский возраст, в России лично для меня такая операция, к сожалению, невозможна, т. к. я скорее всего не перенесу наркоз:



Возможно, мне смогут помочь в Хельсинки (Финляндия). Через эту клинику прошли многие мои друзья и знакомые, точно с такой же патологией, основным диагнозом и состоянием здоровья. Им помогли, их спасли...

У моей семьи нет средств даже для того, чтобы отвезти меня на консультацию в эту клинику, чтобы те врачи могли наверняка убедиться, что мой позвоночник еще операбельный. Если все пройдет благополучно, мы будем дальше добиваться операции там же...
Я и моя семья делаем все, что в наших силах, но денег надо очень много (около 150.000 рублей) - одни мы не справимся...
Если у Вас есть хоть какая-то возможность помочь, пожалуйста, сделайте это...

Мои координаты, справки о диагнозе и состоянии здоровья можно посмотреть на сайте: www.sma-help.narod.ru

P. S. И, ПОЖАЛУЙСТА, ПРОЦЕТИРУЙТЕ МОЮ ПРОСЬБУ В СВОЕМ ДНЕВНИКЕ, ФОРУМЕ И ЕЩЕ ГДЕ МОЖЕТЕ! БУДУ ВАМ ОЧЕНЬ БЛАГОДАРНА!

Заметки американского школьника.

Вторник, 26 Июня 2007 г. 12:25 + в цитатник
Это цитата сообщения masseur [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

ДА УЖ...
взято у -ТАНК-




...найден на развалинах Вашингтона. 3 апреля 2005 года.

Меня зовут Майкл Даун. Я живу в США. Это такая страна, вокруг которой вращаются земля и солнце. Я недавно даже писал реферат на эту тему, и учитель поставил мне высший балл.

Сегодня я встал рано. С утра сразу же взвесился. Ура! Я похудел еще на 200 граммов. И теперь мой вес составляет всего 145 кг. А ведь месяц назад было 146! Но папа сказал, что если я не похудею, то со мной девочки встречаться не будут. А вообще-то я предпочитаю мальчиков, ведь с девочками встречаться - это так старомодно.

Читать далее...

Происхождение географических названий

Четверг, 12 Апреля 2007 г. 23:01 + в цитатник
Это цитата сообщения PetiteSouris [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Происхождение географических названий

Вот, интересные подробности :). Про Россию, правда, странновато, но в форуме по этому поводу небольшая дискуссия развернулась.

Читать много-много


Поиск сообщений в Romasic
Страницы: 14 ..
.. 3 2 [1] Календарь