-Рубрики

 -Цитатник

Вечный православный календарь на каждый день Вам в дневник. - (0)

Вечный православный календарь на каждый день Вам в дневник. Вечный православный календарь.ПРАВОСЛ...

Просто ЗДОРОВО!Как красиво дарить полотенце!!! - (0)

Просто ЗДОРОВО!Как красиво дарить полотенце!!! Puxovaia.

СНЕГИРИ из ваты МК - (0)

СНЕГИРИ из ваты МК http://stranamasterov.ru/node/482287  По просьбам попыталась создать МК ...

Как сделать молд из листа кукурузы. Видио МК - (0)

Как сделать молд из листа кукурузы. Видио МК

МК Тюльпан от Амазонки (Тани) - (0)

МК Тюльпан от Амазонки (Тани) ТЮЛЬПАН ДЕЛАЕМ ДЕТАЛЬКИ ДЛЯ ТЫЧИНКИ 1. Катаем из г...

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Радуга_Подруга

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 13.02.2013
Записей: 5653
Комментариев: 3005
Написано: 12263

Семь личных историй Софьи Ковалевской

Вторник, 05 Января 2016 г. 06:52 + в цитатник


Она показала всему миру, что такое настоящая женщина! Жизнь Софьи Ковалевской – это непрекращающаяся борьба с миром, порядками, самой собой. Представляем семь личных историй гениальной женщины-математика…

Увлечение обоями

Родившуюся в генеральской усадьбе Софью Корвин-Круковскую ждала обычная судьба светской женщины – домашнее образование, замужество и семейные хлопоты. По крайней мере, это пророчили ей родители. Но молодая девушка, потомок научной династии Шубертов, упорно стремилась к знаниям.

Как ни странно, ее любовь к математике началась с обоев в детской, точнее, с их отсутствия – на комнату не хватило материала, и стены обклеили лекциями Михаила Остроградского о дифференциальном и интегральном исчислении.

«От долгого, ежедневного созерцания внешний вид многих формул врезался в мою память, и сам текст оставил глубокий след в мозгу» - вспоминала потом Софья.

Сестры из «Идиота»

Мало кто знает, что Софья Васильевна в юные годы была влюблена в Федора Достоевского, который сделал предложение ее сестре Анне. Старшая дочь Корвин-Круковского тоже обладала немалым дарованием, только в литературе.

В молодые годы она написала рассказ и тайком отправила его знаменитому писателю, а потом рассказала об этом впечатлительной сестре. Секретная переписка «троих» началась, но ее быстро раскрыли домашние.

Общаться с бывшим каторжником, который был приговорен к расстрелу! Для отца-генерала это стало настоящим шоком. Но напечатанная повесть Анны понравилась, и спустя некоторое время Достоевского пригласили в дом. Писатель питал недружеские чувства к Анне, хотя сам часто поговаривал, что Соня — лучше.

Польщенная Софья, не замечая, за кем ухаживает писатель, была безмерно, по-детски, в него влюблена. Но Федор Михайлович предложил руку и сердце Анне. «Ну и пусть ее любит, пусть на ней женится, мне какое дело!.. Всем хорошо, всем хорошо, только мне одной...» - позже выразила Софья свои переживания в «Воспоминаниях детства».

Анна писателю отказала, чем изрядно порадовала сестру. Говорят, именно сестры Корвин-Круковские стали прототипом сестер Епачиных в знаменитом романе Достоевского -«Идиот» .

Фиктивный брак – билет на волю

Маленькая Софья росла, ее талант к науке признавало все окружение отца. Друг семьи, профессор Николай Тыртов, убеждал Корвин-Круковского, что Соня должна заниматься высшей математикой. Но одного согласия генерала было мало – в Российской империи женщинам путь в науку был заказан.

Продолжать обучение можно было только за границей. Софья начала искать совета у сестры, которая уже видела свой путь к свободе – фиктивный брак с видным исследователем Владимиром Ковалевским. К тому времени это был состоявшийся ученый-биолог, друг знаменитого Дарвина. Но, неожиданно для всех, он выбрал Софью.

Владимир был совершенно ей очарован: «Несмотря на свои восемнадцать лет, воробышек образована великолепно, знает все языки, как свой собственный, и занимается до сих пор главным образом математикой<…>. Вообще, это такое счастье свалилось на меня, что трудно себе и представить».

А дальше: женитьба, Петербург и, наконец, маленький немецкий Гейдельберг – единственное место, где женщин берут в университет.

От «ноши» к любви

Расставшись с девичьей фамилией, Софья попрощалась с детскими мечтами о любви. Ковалевская полностью отдала себя новому делу – науке. После приезда за рубеж фиктивные супруги жили раздельно и практически не виделись. Она воспринимала его как брата, а влюбленного в жену Владимира тяготили их дружеские отношения.


Последней каплей стал приезд в Гейдельберг сестры Софьи со своей эксцентричной подругой, которые не одобряли совместную жизнь Ковалевской с супругом. Отъезд мужа Софью не расстроил. Лишь спустя несколько лет, во время своего обучения в Берлине, она поняла, как ей не хватает простого женского счастья, как она боится потерять ненастоящего мужа.

«Тяжелая ноша» – как называла свой фиктивный брак Ковалевская, превратился в настоящую любовь. Владимир тоже не забыл своей привязанности. После пяти лет замужества супруги, наконец, съехались, а через какое-то время родилась дочка.

Личная трагедия и карьерный рост

Казалось бы, счастье супругам обеспечено, но судьба распорядилась иначе. Через шесть лет совместной жизни, запутавшись в долгах, Владимир Ковалевский покончил жизнь самоубийством. Известие о смерти мужа сразило Ковалевскую – она четыре дня отказывалась от еды, на пятый потеряла сознания, а когда пришла в себя, схватила карандаш и начала записывать формулы.

Наука вновь стала ее отдушиной. Софья переезжает в Стокгольм и добивается неслыханного для того времени – права женщине читать лекции. Софья не щадит себя, постоянно работает, спит по несколько часов в сутки. Именно к этому периоду относятся ее знаменитые открытия, в том числе, четвертый алгебраический интеграл, за что ей присудили премию Бордена.

«Не в обычаях Академии»

Несмотря на признание в Европе, после смерти мужа Софью все больше тянет обратно на Родину. Но здесь у нее по-прежнему нет шансов продолжать карьеру ученого. Надежду дало избрание Ковалевской членом-корреспондентом Российской академии наук.

Кроме того, научный мир Петербурга относился к ней благосклонно. Но когда в 1890 году она пожелала, как член-корреспондент присутствовать на заседании, по случаю избрания нового академика, ей ответили: пребывание женщин на таких мероприятиях «не в обычаях Академии».

Это стало самым страшным оскорблением, которое когда-либо наносили Софье. В России ничего не изменилось после присвоения ей академического знания. Ковалевская вернулась в Европу. Тогда она еще не знала, что это была ее последняя поездка на Родину.

«Слишком много счастья»

У Софьи оставалась последняя отдушина. Еще в 1888 году она познакомилась с Максимом Ковалевским – родственником своего покойного мужа. Это была любовь с первого взгляда, но она больше не видела себя в образе «преданной жены». Софья хотела быть первой во всем, что не устраивало нового Ковалевского, поэтому со вторым браком «по любви» медлили.

Ковалевская с дочерью

После неудач в России, Софья приехала к Максиму в Ниццу. Этот период был настоящим «Ковалевским раем» - они наслаждались жизнью, душевным теплом, мечтами о будущем счастье. Долгожданная свадьба была назначена на лето…

Но жизнь распорядилась иначе. В январе 1891, через два месяца после Ниццы, по дороге из Берлина в Стокгольм, Софья простудилась. Тяжелое воспаление легких, болезнь усиливалась. Она скончалась 10 февраля, а последние ее слова были: «Слишком много счастья».

Алиса Муранова.


geniavegas
Рубрики:  Из жизни известных людей
Метки:  

Процитировано 5 раз
Понравилось: 12 пользователям