Cамые яркие истории спасения военных летчиков, потерпевших крушение и оказавшихся на территории врага.

 

летчик выжил игил иг отвратительные мужики сирия су-24 пилоты в тылу врагаhttp://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-16-300x184.jpg 300w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-16-1024x627.jpg 1024w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-16-624x382.jpg 624w" width="1600" />

Поиск и спасение

Для организации поиска и спасения военных летчиков в каждом авиационном полку существует поисково-спасательная служба (ПСС). В США существует аналогичная служба – USAF Pararesue. Каждый день назначаются дежурные экипажи, которые пребывают в состоянии 15-ти минутной готовности к вылету. Для спасения потерпевших крушение летчиков используют в основном транспортные вертолеты Ми-8 и самолеты того типа, что стоят на вооружении в этом полку. Помимо непосредственно летчиков-спасателей, на борт по тревоге готовы подняться врач и группа спецназа, если полк участвует в боевых вылетах. Как только поступает сообщение о сбитом летчике, поисково-спасательные силы поднимаются в воздух и приступают к поискам на месте последнего контакта с потерпевшим крушение воздушным судном.

Летчики – это очень ценные пленные в любом конфликте, поэтому противник будет стараться добраться до них быстрее спасателей; зачастую на месте спасения службе ПСС приходится вступать в ожесточенное противостояние с врагом, ведь летчиков, как правило, сбивают над вражеской территорией, которая так и кишит противником.

Каждый летчик российских ВКС, вылетая на задание, должен иметь носимый аварийный запас (НАЗ), который крепится к креслу-катапульте. В него входит небольшой запас еды и воды, аптечка, сигнальные ракеты и зеркальце (для подачи сигналов днем), спички, нож и огнестрельное оружие (как правило, укороченный автомат АКС-74У или пистолет). Постоянно при себе у летчика находится аварийная радиостанция, которая позволяет как подавать сигналы для пеленгации места его падения, так и связываться голосом с другими воздушными судами. Радиус ее действия – до 40 километров.

Алексей Маресьев (4 апреля 1942 года, СССР)

ФОТО 3http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-32-300x182.jpg 300w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-32-1024x623.jpg 1024w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-32-624x379.jpg 624w" width="1480" />

Алексей Маресьев прикрывал на своем истребителе Як-1 советские бомбардировщики и поджег два вражеских истребителя, когда был сбит в районе «Демянского котла» в Новгородской области. С поврежденным двигателем и горящим топливопроводом он спланировал с высоты 400 метров и, зацепив верхушки деревьев шасси-лыжами, жестко приземлился на опушке леса, на территории, занятой немцами. Во время боя Маресьев получил ранения в обе ноги, но сумел выбраться из самолета и решил пробиваться к своим. Контуженный от удара о землю, замерзающий, мокрый и голодный он упорно шел на восток, пока не отказали ноги. Тогда Маресьев начал ползти. По дороге он питался корой деревьев, шишками и ягодами, временами впадал в забытье и страдал галлюцинациями.

Путь к своим занял 18 дней.

Советского летчика, находящегося уже при смерти, обнаружили мальчишки из деревни Плав, и отец одного из них привез его домой на подводе. Неделю за ним ухаживали местные жители, пока в начале мая летчика не забрал командир эскадрильи, приземлившийся на околице деревни на легком биплане У-2. Но подвиг только начинался – в госпитале Маресьеву из-за начавшейся гангрены ампутировали обе ноги ниже коленей – казалось, дорога в небо закрыта. Он с трудом восстанавливался и учился ходить на протезах, и через год прошел медкомиссию и снова отправился на фронт. Долго доказывать свою профпригодность не пришлось, уже 20 июля 1943 года в воздушном бою на Курской дуге он уничтожил два немецких истребителя и спас жизни двоих товарищей – за что ему было присвоено звание Героя Советского Союза. За время войны Алексей Маресьев совершил 86 боевых вылетов и сбил 11 самолетов противника (4 до своего ранения и 7 после), о его удивительном спасении Борис Полевой написал книгу «Повесть о настоящем человеке», которая стала настоящим учебником мужества для многих.

 Захар Сорокин (25 октября 1941 года, СССР)ФОТО 4http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-42-215x300.jpg 215w" width="400" />

История Великой Отечественной Войны полна примеров подобного мужества, Маресьев был далеко не единственным летчиком, преодолевшим такие трудности, чтобы снова подниматься в воздух и уничтожать фашистов.

25 октября 1941 года два наших истребителя вели бой с тремя немецкими «Ме-110» над сопками, обступившими Кольский залив. Капитан Захар Сорокин, управлявший истребителем Миг-3, повис на хвосте очередного противника, когда из облаков вынырнул четвертый «мессер» и атаковал его ведомого. Снаряды подошли к концу, и для спасения друга командир звена принял решение таранить врага – он пошел наперерез вражескому самолету и с помощью своего винта перерезал хвостовое оперение «Мессершмитта». Теперь оба самолета стали неуправляемыми и начали планировать к земле. Захар Сорокин посадил свою машину на лед замерзшего озера и выпрыгнул в рыхлый снег. Самолет неприятеля приземлился в трехстах метрах от него, и оба немца уже выбирались наружу. Бой продолжался на земле.

Сорокин одним выстрелом уложил вражеского пилота,
а второй спрятался за большим валуном на берегу.
Захар понял, что он безоружен, и решил взять его живым.

Когда до валуна осталась всего пара шагов, немец выскочил на него с кортиком, пришлось стрелять в упор. Все утихло, и капитан Сорокин обнаружил себя среди заснеженных сопок, вдали догорал немецкий самолет, на снегу лежали два трупа вражеских пилотов, а до своих было больше 70 километров. Лыж у Сорокина не было, отсутствовал и бортпаек. Он шел, а затем и полз по тундре шесть суток без теплой одежды и пищи. Обе ноги были отморожены, и их в итоге ампутировали. Захару Сорокину пришлось провести в госпиталях 9 месяцев, перенести множество операций и долго учиться ходить на протезах.

Он засыпал письмами все инстанции, обратился к самому высокому командованию и в итоге получил разрешение продолжать службу в летном составе. Свой седьмой самолет Захар Сорокин сбил в феврале 1943 г., уже будучи на протезах. Всего за время войны он совершил 117 боевых вылетов и лично сбил 11 самолетов врага. Был награжден Орденом Британской Империи и званием Героя Советского Союза.

  • В ходе Великой Отечественной Войны с 1941 по 1945 год ВВС СССР потеряли около 48000 самолетов, более 34500 летчиков и других представителей летных профессий погибли.

Айсил Хэмблтон (2 апреля 1972 года, Вьетнам)

AMERICAN SHOT DOWNhttp://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-52-226x300.jpg 226w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-52-770x1024.jpg 770w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-52-624x830.jpg 624w" width="950" />

2 апреля 1972 года пара самолетов-постановщиков радиоэлектронных помех «Douglas EВ-66C» сопровождала стратегические бомбардировщики «B-52» на задание по бомбежке северовьетнамских позиций. Это обычная практика для того времени – с появлением у вьетнамцев современных советских комплексов ПВО американцы активизировали борьбу с ними, чтобы снизить свои потери. Такие самолеты с оборудованием радиоэлектронной борьбы подавляли сигналы управления для ракет ПВО и уводили их в сторону. Но советские специалисты, обучавшие вьетнамцев, нашли решение проблемы. На этот раз наземный радар наведения включили уже после пуска ракет в сторону самолетов, и американцы не успели заглушить сигнал.

Обе ракеты комплекса С-75 разорвались рядом с «Дугласом» Айсила Хэмблтона, который занимал место штурмана. Только ему одному удалось катапультироваться, остальные 5 членов экипажа погибли.

Теперь он опускался на стропах парашюта
с высоты 9000 метров в самую гущу
разворачивающегося вьетнамского наступления.

Здесь на небольшой площади были сосредоточены несколько десятков тысяч солдат, 150 танков, артиллерийские дивизионы и огромная группировка средств ПВО, прикрывавшая сосредотачивающиеся силы.

Вытащить оттуда своего пилота – практически нереальная задача, но ее нужно было выполнить обязательно, особенно потому, что Хэмблтон был не простым пилотом. Полковник Айсил Хэмблтон был планировщиком 42-ого авиационного эскадрона тактической радио-электронной борьбы, он имел доступ к совершенно секретным материалам и являлся экспертом по межконтинентальным баллистическим ракетам. Командование не могло допустить, чтобы такой ценный специалист попал в руки вьетнамской (а значит и советской) разведки.

Хэмблтон получил множественные осколочные ранения во время взрыва ракеты, а при приземлении сломал палец и левую кисть, теперь он прятался в небольшом участке джунглей, имея при себе только аварийную радиостанцию, револьвер, аптечку и флягу питьевой воды. Как только Хэмблтон пришел в себя и передал свои координаты по рации, к нему на спасение вылетели два вертолета «Хьюи», но столкнувшись с массированным зенитным огнем, они повернули обратно, при этом один вертолет был подбит и упал, трое членов экипажа погибли, а четвертый попал в плен. Хэмблтон еще глубже зарылся в кучу опавших листьев и стал ждать дальнейшего развития событий.

Следующая спасательная партия также потерпела неудачу, штурмовики, пытавшиеся расчистить дорогу для вертолетов, подверглись сильному обстрелу и вернулись восвояси, а самолет-корректировщик, руководивший их действиями, был сбит. Один из пилотов по приземлении был взят в плен, а другой, Марк Кларк, приземлился на берегу реки неподалеку от Хэмблтона и теперь также ждал эвакуации.

Командование не оставляло попыток вытащить полковника несмотря на растущие потери. Следующий вертолет обошел позиции ПВО вьетнамцев и подобрался совсем близко – Хэмблтон даже пустил ракету, чтобы обозначить свое местоположение, но ровно в ту же минуту вертолет обстреляли сразу с нескольких сторон и он загорелся прямо в воздухе – все шесть членов экипажа погибли. На следующий день американцы потеряли еще один самолет, участвовавший в операции по спасению этого ценного полковника. Корректировщик был сбит ракетой, а оба пилота, успешно катапультировавшись, попали в плен и пропали без вести.

ФОТО 6http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-62-300x196.jpg 300w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-62-1024x670.jpg 1024w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-62-624x408.jpg 624w" width="1500" />

На седьмой день спасательной операции всем стало ясно, что вытащить полковника по воздуху просто невозможно – система противовоздушной обороны в районе его падения была организована превосходно, и не было никакой возможности обойти ее. К этому времени Хэмблтон был в очень плохом состоянии – он страдал от боли, был голоден и заболел дизентерией от некачественной воды. Нужно было срочно спасать его. Тогда был разработан другой вариант – спасение по воде. Для этого Хэмблтона нужно было вывести к реке.

Но кругом рыскали вьетнамские патрули,
и выбираться из убежища было очень рискованно.

По аэрофотоснимкам разработали идеальный маршрут его движения – от укрытия к укрытию, теперь нужно было сообщить этот маршрут Хэмблтону. Так как все радиопереговоры прослушивались вьетнамцами, нужно было придумать код, понятный только самому Хэмблтону, и тут выручило то, что он был заядлым гольфистом. Штаб в эфире предложил Хэмблтону поиграть в гольф на хорошо знакомом ему поле «Тусон нэшнл».

Раз за разом радисты передавали полковнику указания выбивать с той или иной лунки, и он сразу понимал в каком направлении и на какое расстояние ему нужно двигаться, ведь порядок ударов на любимом поле он знал наизусть. Партия в гольф была сыграна просто блестяще, и к утру Хэмблтон обошел все патрули, минные поля и расположения зенитных батарей и оказался в кустах на берегу реки Му Ганг.

Historical Images form NSWC walls.Dave Gatley (UNITED STATES)http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-6-1-247x300.jpg 247w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-6-1-841x1024.jpg 841w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-6-1-624x759.jpg 624w" width="986" />

На выручку летчику отправился лейтенант Томас Норрис из NAVY SEALs, который за три дня до этого уже вытащил Марка Кларка из этого ада. Вместе со своим напарником из южновьетнамских сил специального назначения Нгуеном Ван Китом они нашли брошенный сампан (большую лодку) на берегу реки и переодевшись, под видом местных рыбаков поздним вечером направились вверх по реке.

В густом тумане им удалось пройти незамеченными мимо всех патрулей, хотя однажды Норрис заметил на берегу двух спящих северовьетнамских солдат буквально в 10 метрах от проплывавшей мимо лодки. Когда туман рассеялся, Норрис обнаружил, что они проскочили место укрытия сбитого летчика, им пришлось возвращаться. После двух часов поисков он был обнаружен в очень плохом состоянии — практически обездвиженный, потерявший 20 килограммов веса и в полубессознательном состоянии. Ждать темноты для его эвакуации было бессмысленно – он бы погиб у них на руках, поэтому спецназовцы решили уходить к своим средь бела дня.

Уложив Хэмблтона на дно лодки и прикрыв его листьями бамбука, они отправились в путь, стараясь грести максимально быстро. По дороге лодка несколько раз подвергалась обстрелу, но они не отвечали огнем, предпочитая налечь на весла. Когда за очередным поворотом реки по ним начали стрелять из крупнокалиберного пулемета, Норрис причалил к берегу и вызвал авиаподдержку. Штурмовики А-4 были наготове и в считанные минуты разметали позиции северовьетнамцев, открыв путь домой. После 11 с половиной суток во вражеском тылу полковник Айсил Хэмблтон наконец оказался среди своих товарищей. Будучи в госпитале Хэмблтон в своем интервью сказал: «Я вынужден был стоять там и смотреть, как шесть молодых ребят, прилетевших меня спасти, погибают прямо на моих глазах. Это огромная цена за одну жизнь, я чувствую себя очень виноватым».

Эта спасательная операция стала самой продолжительной и масштабной за всю историю войны во Вьетнаме. Пять летательных аппаратов были сбиты, 11 членов экипажа убиты или пропали без вести, и 2 были захвачены в плен.

  • Всего за время Вьетнамской войны с 1964 по 1973 год было сбито около 4100 американских самолетов и около 5100 вертолетов ВВС США и армии Южного Вьетнама. Около 2000 американских пилотов погибли или пропали без вести. Жизни 3883 пилотов и пассажиров удалось спасти благодаря действиям спасательных служб, которые потеряли 71 спасателя и 45 самолетов и вертолетов.
  • История спасения полковника Хэмблтона легла в основу фильма «Бэт 21» 1988 года.

    Скотт Фрэнсис О’Грэйди (2 июня 1995 года, Югославия)

ФОТО 7http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-7-300x169.jpeg 300w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-7-1024x576.jpeg 1024w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-7-624x351.jpeg 624w" width="1920" />

В апреле 1992 года военные силы НАТО и миротворцы ООН вмешались в межэтнический конфликт в Боснии между сербами и боснийскими мусульманами. После обвинений сербской стороны в военных преступления против мирных жителей над всей территорией Боснии была объявлена зона запретная для полетов. Этот запрет вплоть до декабря 1995 года обеспечивали воздушные силы стран НАТО.

Уже ближе к концу войны 2 июня 1995 года в патрулирование отправились два американских истребителя F-16C 555-ой истребительной эскадрильи, взлетевшие с базы Авиано в Италии. Один из них пилотировал капитан ВВС США Скотт О’Грейди.

Вблизи городка Мрконьич истребители были атакованы двумя ракетами «земля-воздух», выпущенными установкой 2К12 «Куб» Войска Республики Сербской. Сербы подкараулили американцев и пустили ракеты в тот момент, когда самолеты находились прямо над их головами в наименее защищенной позиции. Первая ракета взорвалась между двумя самолетами, а вторая угодила прямиком в F-16 О’Грейди. Его напарник Боб Райт увидел, как самолет О’Грейди разорвался в воздухе на две части и начал падать, объятый пламенем. Из-за пасмурной погоды он не заметил раскрывшегося парашюта и доложил на базу о гибели капитана.

Но О’Грейди не погиб, он успел катапультироваться и благополучно приземлился среди боснийских сербов, которые были настроены весьма недружелюбно к американским летчикам. Схватив сумку с набором выживания и замазав лицо грязью, он успел укрыться рядом с креслом-катапультой за минуту до того момента, как противник нашел место падения. Вражеская поисковая команда прошла буквально в метре от его укрытия, но не заметила его и решила, что он подался в бега.

В течение следующих 6 суток О’Грейди
с благодарностью вспоминал инструкторов
с курса «Выживание, уклонение, сопротивление и побег».

Он питался листьями, травой и насекомыми, с помощью губки собирал дождевую воду и скрывался в лесу неподалеку от места приземления. Только на четвертый день он включил аварийный радиомаяк, зная, что самой частой ошибкой пилотов становится слишком ранний выход на связь, из-за которого их быстро пеленгует и захватывает противник. Его сигнал получили другие самолеты, патрулировавшие небо над этим районом и передали информацию командованию, которое решило, что сигнал может исходить от выжившего О’Грейди. Вместо того, чтобы держать это в тайне от журналистов, начальник штаба ВВС генерал Рональд Фоглман поспешил сообщить, что им удалось засечь «прерывистый сигнал», который может передаваться сбитым летчиком. Это было невероятно глупо, все равно что сказать противнику: «Ребята, мы считаем, что он жив и здоров, попробуйте-ка найти его раньше нас!»

Сербы активизировали поиски, и тогда О’Грейди стал действовать решительнее – он вновь вышел на связь около полуночи 8 июня и связался по радио с другим пилотом-истребителем его же эскадрильи, пролетавшим неподалеку. После того как личность О’Грейди была идентифицирована, сразу же была запущена операция по спасению. В 4:40 с авианосца «Kearsarge» вылетели два вертолета CH53 «Sea Stallion» с 51 морским пехотинцем на борту, их поддерживали два вертолета AH-1W Super Cobra и пара истребителей с вертикальным взлетом и посадкой AV-8B Harrier, неподалеку кружили два штурмовика A-10 и истребителя F/A-18D Hornets, работу всей группы обеспечивал самолет радиообнаружения и наведения AWACS. Силы были задействованы серьезные.

ФОТО 8http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-82-300x237.jpg 300w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-82-1024x810.jpg 1024w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-82-624x494.jpg 624w" width="2044" />

В 6:35 утра пилоты первого вертолета заметили огонь фальшфейера в лесу около каменистого пастбища, на которое приземлился сбитый пилот. Первый вертолет приземлился в 100 метрах от точки встречи и высадившиеся морские пехотинцы быстро установили защитный периметр.

Как только приземлился второй вертолет,
из леса вышла темная фигура с пистолетом –
это был О’Грейди.

Все погрузились обратно, пересчитались по головам и поднялись в воздух. Вся операция заняла не более 7 минут, противник так и не появился.

По дороге домой вертолеты были обстреляны двумя ракетами «земля-воздух», но обе прошли мимо из-за того, что CH53 шли на очень низкой высоте и большой скорости. Огонь стрелкового оружия также не причинил им вреда, хотя одна из пуль пробила фюзеляж и застряла в бронежилете сержанта морской пехоты, ему крупно повезло.

Счастливый О’Грейди ступил на борт «Kearsarge» в 7:30 8 июня. В течение шести суток ему удавалось избегать рыщущих повсюду сербских патрулей, питаться подножным кормом и сохранить рассудок, с толком применяя знания, полученные на курсе выживания. Он был спасен в течение нескольких часов после того, как командование доподлинно узнало, что он жив.

30 августа силы НАТО начали операцию «Обдуманная сила», нанося массированные воздушные удары по сербским позициям, чем вынудили их прекратить военное противостояние к декабрю 1995 года.

  • F-16C О’Грейди стал единственным самолетом, сбитым в ходе этой войны.
  • История О’Грейди легла в основу фильма «В тылу врага».

Сергей Юрчук (12 января 1988 года, Афганистан)

ФОТО 9http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-92-194x300.jpg 194w" width="493" />

Зимой 1988 года, практически в самом конце войны в районе Панджшерского ущелья ракетой «Стингер» был сбит истребитель-бомбардировщик Су-17М4. Майор Сергей Юрчук, командир авиационной эскадрильи, удачно катапультировался, но приземлился высоко в горах и был контужен и ранен при ударе о землю. Моджахеды видели куда он упал, но не могли добраться наверх по крутым склонам и отвесным стенкам.

Когда на место прибыли вертолеты спасательной службы, выяснилось, что подобраться к сбитому летчику не удастся — слишком высоко для вертолета, ни зависнуть, ни приземлиться там не получится, к тому же мешал сильный ветер. Юрчуку попытались сбросить теплую одежду и продукты, но весь груз улетел в пропасть. Он остался один на продуваемой всеми ветрами вершине на высоте около 6000 метров на целые сутки.

На следующий день к горе подошли два Ми-8МТ поисково-спасательной службы и наметили площадку для приземления в 1000 метров ниже по склону, командир спасательной группы Валерий Горбатенко принял решение сбросить на парашюте к пилоту прапорщика Николая Скрипку, чтобы тот помог Юрчуку добраться до посадочной площадки. Срипка приземлился точно куда нужно и, обвязавшись парашютными стропами, страхуя друг друга, обоим без происшествий удалось спуститься вниз, где их подняли на борт вертолета. Духи только скрежетали зубами, но ничего не могли поделать – ни долезть, ни достать выстрелом русских «шурави» не удавалось. Вскоре Юрчук и спасательная команда на двух вертолетах вернулись на базу в Баграме.

  • За 10 лет войны (с 1979 по 1989 год) Военно-Воздушные силы СССР потеряли в Афганистане 332 вертолёта и 118 самолётов, погибло 634 пилотов и техников (в том числе и от несчастных случаев и болезней на земле).

Сергей Борисюк (13 декабря 1999 года, Чечня)

ФОТО 10http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-102-300x188.jpg 300w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-102-1024x640.jpg 1024w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-102-624x390.jpg 624w" width="1920" />

Во время Первой и Второй чеченских войн действия российских ВВС играли очень большую роль. Чечня – небольшая республика, до любой ее точки с авиабазы в Моздоке можно было долететь за 10-15 минут, поэтому реакция воздушной поддержки была практически мгновенной. Российские летчики уничтожили множество видных полевых командиров боевиков, в том числе лидера чеченских сепаратистов, президента непризнанной республики Ичкерия Джохара Дудаева. Поэтому за сбитыми летчиками охотились все, кто только мог. Ненависть к ним была колоссальной, к тому же желание поймать «летунов» подогревалось и обещаниями внушительных денежных вознаграждений за их поимку или убийство.

Но сбить самолет не так-то просто, современных комплексов ПВО у боевиков отродясь не было, и все, на что они могли рассчитывать, это переносные зенитно-ракетные комплексы советского («Игла» и «Стрела») или американского производства («Stinger»), которые они пытались заполучить всеми возможными способами. К началу второй военной кампании в Чечне российская военная разведка оценивала общее число ПЗРК у боевиков в 70-100 штук. Но они применялись неэффективно из-за плохой подготовки операторов и выхода из строя блоков питания, которые у «Stinger» имеют срок действия два года, а США давно прекратили их поставку талибам, через которых получали это оружие чеченские боевики. Но изредка им удавалось поразить цель.

13 декабря 1999 года ракетой «Стингер» в районе Аргунского ущелья около деревни Чишки был сбит российский штурмовик Су-25. После попадания ракеты самолет потерял управление, но летчику удалось катапультироваться. Штурмовиком управлял полковник Сергей Борисюк, командир 368-ого штурмового авиационного полка, Герой России еще по Первой чеченской войне, за голову которого Джохар Дудаев объявлял награду в 100 тысяч долларов.

Борисюк приземлился на вершину сопки и вскоре обнаружил, что со всех сторон окружен боевиками – отовсюду слышалась чеченская речь.

К счастью, террористы не заметили его парашюта в густом тумане и не догадывались, что он приземлился буквально в ста метрах от них. Сигнал его «Комара» (аварийный радиопередатчик Р-855 «Комар») получили на базе в Старых Атагах всего в 18 километрах от места падения Борисюка, а вскоре он и сам на несколько секунд вышел в эфир и сообщил, что жив и здоров. На помощь сразу же вылетели три вертолета Ми-8МТ с командой спецназовцев и спасателей на борту. Когда они подошли к сопке, боевики открыли плотный огонь из стрелкового оружия и повредили редуктор и гидросистему Ми-8МТ майора Вячеслава Христофорова – вертолет рухнул на землю с 15-ти метровой высоты, все находившиеся в вертолете были контужены и получили различные травмы.

Первым в себя пришел командир разведгруппы ГРУ лейтенант Дмитрий Елистратов. Вместе с еще одним бойцом он выбрался наружу и увидел бегущих к ним по склону боевиков. Несколько десятков чеченцев намеревались взять экипаж и спасателей в плен.

Елистратов первым открыл огонь и уложил троих – остальные залегли и начали стрелять в ответ.

Постепенно подтянулись и остальные бойцы разведгруппы, пришедшие в себя. Им удалось занять круговую оборону и в течение получаса отбиваться от наседающих боевиков. Доходило до того, что трупы убитых боевиков падали прямо на позиции оборонявшихся. В этом бою Елистратов лично уничтожил 7 боевиков, в том числе двоих из них — в рукопашной схватке. В ходе ожесточенного боя противник потерял до 20 человек и вынужден был отступить. Многие из разведчиков были ранены, но обошлись без потерь. Елистратову позднее было присвоено звание Героя России.

ФОТО 11http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-111-300x212.jpg 300w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-111-1024x725.jpg 1024w, http://disgustingmen.com/wp-content/uploads/2015/11/FOTO-111-624x442.jpg 624w" width="1280" />

На помощь попавшим в беду спасателям пришел вертолет командира звена Владимира Алимова. Он пошел на посадку на авторотации по крутой траектории, создавая видимость неуправляемого падения вертолета. Из-за огня боевиков с земли были выведены из строя радиосвязь и цепь управления огнем, но приземлился он весьма удачно.

Алимов приказал десантной группе прикрыть эвакуацию экипажа подбитого вертолета, всего за 22 минуты под огнем противника на борт его Ми-8 поднялся 31 человек, пять из которых были серьезно ранены.

Несмотря на критическую перегрузку и повреждения,
Алимов принял решение взлетать.

И это ему удалось, на пределе возможностей машины, с пробитыми баками, поврежденными лопастями несущего и хвостового винтов Алимов сумел увести вертолет на базу в Моздоке. После посадки в вертолете было обнаружено более 40 пробоин, из них 12 — в пилотской кабине, а сам Ми-8 был признан неремонтопригодным. В феврале 2000 года Владимиру Алимову было присвоено звание Героя России.

Все это время третий вертолет звена под управлением майора Геннадия Ковалева прикрывал борт Алимова до тех пор, пока он не взлетел и не скрылся в облаках. Именно на него пришелся основной огонь боевиков, вертолет был буквально изрешечен пулями, из пробитых баков текло топливо, пятерых членов спасательной группы ранило, но своими действиями Ковалев смог отвлечь внимание и позволить провести эту незапланированную спасательную операцию.

Так как связь Штаба с Алимовым была потеряна и вертолет посчитали упавшим, на его поиски вылетела еще одна спасательная группа Ми-8, которую прикрывали два Ми-24. В Аргунском ущелье один из них попал под сильный зенитный огонь с земли. Экипаж сумел прикрыть своей поврежденной машиной оставшиеся вертолеты и принял на себя весь огонь врага. Своими действиями летчики спасли своих боевых товарищей. Горящая машина рухнула на землю, командир звена майор Андрей Совгиренко и летчик-оператор капитан Александр Иванов – погибли (оба удостоены звания Герой России посмертно).

В этот же день в ходе этой же операции по спасению полковника Борисюка в районе Старых Атагов был обстрелян и сильно поврежден Ми-8МТ майора Александра Дзюбы. Вертолет удалось спасти, но на борту погибли 2 человека, не члены экипажа (спецназовец и сотрудник поисково-спасательной службы).

Борисюк все это время прятался в самой гуще расположения боевиков и выходил на связь, но попыток спасти его
13 декабря больше не предпринимали.

Заключительный этап операции по его спасению начался утром следующего дня. Три транспортных вертолета добрались до места его расположения, два штурмовика Су-25 прикрывали их действия массированным огнем. При этом с земли атаки «сушек» координировал сам Борисюк, взяв на себя функции авианаводчика. Один из вертолетов под прикрытием огня двух других завис над лесом и сбросил вниз канат прямо в оранжевый дым, которым подал сигнал Борисюк, по сброшенному фалу полковника подняли на борт. Спецназовцы отстреливались прямо с борта из стрелкового оружия, но и боевики отвечали огнем – им удалось убить радиста одного из вертолетных экипажей. Всем остальным удалось благополучно вернуться в Старые Атаги.

В итоге за два дня спасательной операции погибли 5 человек, четверым присвоено звание Героев России (двоим посмертно).

  • За 1999 — 2005 годы в ходе боевых действий в Чечне было потеряно 54 вертолета и 9 самолетов. Из них с помощью ПЗРК сбито 6 летательных аппаратов. Погибло 56 членов экипажа и 179 пассажиров.