-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Paola_Toreador

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 13.01.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 1204

Комментарии (0)

Глава 12

Дневник

Четверг, 27 Августа 2009 г. 20:35 + в цитатник
Глава by [/COLOR] Teretta

Эди быстрым шагом направился к «Прекрасной, Вдохновенной и Неподражаемой», едва сдерживаясь, чтобы не перейти на бег. Да он дров еще больше, чем я наломает!
- Ночи доброй, многоуважаемая сородич.
Я обернулась и мне потребовались все мои силы, чтобы сохранить на лице невозмутимо вежливую маску и не дать из особняка деру. Рядом со мной стоял Малкавиан в полупоклоне и вежливо протягивал руку. Как я догадалась, что это Малк? Он был в противогазе….
 (384x450, 22Kb)
- Уважаемый Примоген клана Малкавиан. Остроумный, Верный, Мудрый Мортон Райт, служитель клана Малкавиан, - произнес он таким голосом, как будто вместо него представлялся диктофон с записью. Но, поскольку сородич был в противогазе, я никогда не узнаю, верна ли моя догадка.
Зыркнув на протянутую ладонь, я осторожно пожала ее, стараясь, чтобы контакт длился как можно меньше. Ловко поймав мою руку, Мортон повозил по тыльной стороне ладони противогазом, изображая поцелуй.
- Сенешаль домена Лос-Анджелеса Хранимая, Почитаемая, Наследная Эгна Ро, Служитель клана Вентру, - произнесла я на одном дыхании, но меня не оставляло чувство, что титулы я все-таки напутала. Ладно, неважно.
- Приятно познакомиться, миледи Ро. Чью плотность вы символизируете?
Плотность? Ах, да, «ро».
- Я сопровождаю благородного князя Лос-Анджелеса, Эдуарда Фартрана.
Мортон огляделся и безошибочно выцепил в толпе Эди, кружащего в вальсе с Паолой, несколько раз кивнул, раскачиваясь с носков на пятку.
- Вы позволите пригласить Вас на танец? – спросил он, дернув плечом, как если бы страдал болезнью Альцгеймера.
Эди заставил сменить меня мой привычный комбинезон и «гады», на платье и туфли. Пусть платье было закрытым, «в пол», а туфли на незначительном каблуке, но я чувствовала себя в этом неуверенно, а уж танцевать, тем более с Малком, тем более в противогазе…. Увольте!
- Я не танцую, Мудрый Мортон. Прошу прощения.
Райт издал странный хрюкающий звук, искаженный фильтрами противогаза, который с натяжкой можно было бы назвать смешком.
- Что же смущает достопочтимого Сенешаля во мне и моем клане? – заметив мой удивленный взгляд, Малк продолжал. – Глаза – зеркало души, которой у нас нет, а Вы стремитесь отделаться от меня с первой секунды, как увидели.
Вообще-то, так разговаривать не положено, тем более с сородичами из другого домена, но Райт был Малком, и я была Малком (хоть об этом никто и не знал), так что мы могли не опасаться Кровавой Охоты за вольный диалог.
- Вы же не снимаете противогаз, - заметила я, улыбнувшись так широко, что стали заметны клыки. Мортон еще раз хрюкнул, непроизвольно ощупав свой «намордник», но молчал. – Прошу прощения, меня зовет мой князь.
И я поспешила убраться из общества Примогена. Вальс как раз закончился, Эди и Паола завершили танец и тихонько разговаривали. Я кивнула Паоле, сохраняя на лице приветливо – невозмутимую маску (после общения с Райтом уже ничто не могло выбить меня из колеи).
- Примоген клана Тореодор, позвольте представится. Сенешаль домена Лос-Анджелеса Хранимая, Почитаемая, Наследная Эгна Ро, Служитель клана Вентру.
Нет, в титулах точно было что-то другое, но я уже запомнила их так. Паола любезно кивнула мне в ответ, но в ее взгляде читалось недоумение вперемешку с любопытством. Она меня не узнала, и силилась понять, как я «попала на место Тэретты». Я бы задавалась этим вопросом на ее месте.
Мне было любопытно: куда эта чертовка свалила, не сказав никому ни слова, почему не сообщила о себе, и какого черта за три десятка лет, что я ее не видела, она постарела лет на двести? Я ощущала по-другому ее силу, уже не могла с той же легкостью коснуться ее разума, а пробивать защиту значило выдать себя с головой. А уж Паоле я сообщу в последнюю очередь: так будет лучше.
- Доброй ночи, Сородичи. Прошу прошения, но я украду у вас Примогена Тореадор.
И Паола упорхнула вслед за другим Примогеном из этого домена. Мы с Эди проводили ее взглядом, пока она не исчезла в толпе сородичей.
- Она стала сильнее. Мне одной кажется, или это действительно странно, что неонат стал Примогеном?
- Ее обратили гораздо раньше, чем мы думали, - задумчиво произнес Эди. – Пойдем, выпьем, - тяжко вдохнул он и отправился на поиски витэ.
Сородичи кружили в танцах, курсировали по залу с бокалами витэ, вели осторожные беседы, тщательно взвешивая каждое слово…. В общем, скука была смертная. Эдуард разговорился с местным Сенешалем, Элейн Милле, а я, помирая от скуки, отправилась на поиски приключений. Стоило мне только отойти от Эди, как ко мне стали подходить представляться «Российские Малки», а я старательно улепетывала от них по залу. Что им тут, медом намазано, я не понимаю?!
Но один попался особенно настырный. Он был одет в полосатый, черно белый костюм - тройку, от которого рябило в глазах, красные башмаки, а на коротких волосах, цвета взбесившегося арбуза, покоился массивный лавровый венок (и как он только ему мозги не отдавил). Представился Колмусом Бальмером, а как только зазвучала очередная композиция, без разговоров поволок меня танцевать. Вырваться мне не удалось: Колмус оказался сильным и цепким, хоть я и извивалась, как могла.
Я вслушалась в музыку, и мне очень захотелось оказаться в Азилуме, на своем диванчике в окружении Южноамериканских кактусов Trichocereus pachanoi. Я не умею танцевать, тем более танго!!! Заметив на моем лице плохо скрываемую панику, Колмус улыбнулся, привлек меня к себе и закружил в танце, больше похожем на изнасилование. Я ощущала себя пружиной, которую умелые руки мнут, вытягивают и сжимают, стараясь подогнать под готовый слаженный механизм. Чем жестче пружина, тем медленнее продвигается работа, а механизм дольше стоит не налаженный.
Блуждающая улыбка на лице Бальмера стала еще шире, когда он понял, что мое сопротивление себя исчерпало. Надо отдать ему должное – танцевал он не плохо (уж точно лучше меня), умело вел пару, и даже я радом с ним не казалась неуклюжей коровой. Рядом скользнула еще одна пара сородичей (уж они-то отжигали по полной!), довольно близко, но на удобоваримом расстоянии от нас, но Колмус вздрогнул так, как если бы пара врезалась прямо в нас.
Замерев, Бальмер выпустил меня, абсолютно забыв о моем существовании, вперился взглядом в танцора, поднял на него указующий перст и заорал на всю залу:
- Диаблери!
Я вздрогнула от его вопля, шагнула в сторону, а когда Эди взял меня под руку, чуть не закричала от неожиданности. Фартран настойчиво тянул меня в сторону от гущи событий, поближе к выходу.
- Ты что делаешь? А кто говорил о конспирации и прочем? – яростно шептал он.
- Не поверишь, но я тут не причем!
Уже позже, в гостинице (от приглашения Елены мы тактично отказались), я беспорядочно бродила по номеру из угла в угол, дымила самокруткой и изливала бедному Эди свое возмущение.
- Малки ходили за мной по пятам, что б их!.. Когда надо – никого не найти, а тут…
Эди тяжко вздохнул, явно борясь с желанием вставить свои пять копеек о том, какими иногда бывают Малки занозами в заднице.
- А этот Колмус…. Он потащил меня танцевать танго! Танго, понимаешь?! Вот засранец…
- Со мной ты никогда не танцевала, - холодно заметил Эди, старательно уводя взгляд, когда я к нему повернулась.
- Ну, еще обидься на меня! – воскликнула я, яростно затушив сигарету в пепельнице и упав на кровать. От туфель ныли ноги и икры, а в платье я запуталась, так что Эди пришлось самому раздевать меня. Это заметно повысило его настроение, и он уже не так злился из-за танцев. – Что будем делать с Паолой?
- Через пару дней я навещу ее в клубе, - отозвался Фартран, а я фыркнула. – Он называется «Бархат», - уже осторожнее добавил Эди.
Он улегся на постели рядом со мной, заложив руки за голову, и я, недолго думая, устроилась у него под боком, положив голову ему на плечо.
- Как думаешь, в этом городе можно найти амулет, отгоняющий Малкавианов? – задумчиво протянула я. Эди усмехнулся, покачивая головой.
- Даже если есть, то ты вряд ли захочешь его надеть.
Мы замолчали, на этот раз надолго. Разговор не клеился, а мысли все возвращались к произошедшему в особняке Брандт, где бал в рекордные сроки превратился в охоту. Я не могла точно вспомнить внешность того диаблериста, но зато помнила то ощущение, которое возникло при попытке определить его ауру. Чувство знакомое, как будто я уже встречала сородича с таким «ментальным запахом». Бр….
- Я слышал, он представился Дамианом Рейн-Хаггеном, Служителем домена Франкфурта на Майне, - тихо произнес Эди.
Я приподняла голову и нахмурилась.
- Нет там такого Служителся.
- Откуда ты знаешь?
- Альберт, мой давний друг, контролирует территорию почти всей Германии, оставляя в каждом городе своего заместителся, аки президент. В Берлине правит Аглая фон Майер, в Кельне – Кина Фиана, в Коблинце – Эрик Таунус, во Франкфурте – Алекс Гессен, а его служитель – его же родной брат и птенец – Виктор. Так что, тот парень, так стремительно убегавший с бала, как Золушка в полночь, совсем не тот, за кого себя выдает.
Эди выругался и потянулся к телефону. Не знаю, куда он собрался звонить, но этого явно делать не стоило.
- Перестань, Елена наверняка уже связалась с князем того домена и они во всем разобрались. И вообще, не лезь в это дело, а поехали отсюда как можно скорее.
 (300x411, 23Kb)
Рубрики:  Vampire The Masquerade. Хроники Северной Венеции

Метки:  
Комментарии (0)

Глава 11

Дневник

Среда, 26 Августа 2009 г. 23:02 + в цитатник
Глава написана мои самым любимым Малком. Глава by Teretta


Эта ночь ничем не отличалась от тысячи других, что подобно мгновению промелькнули мимо меня. Только со мной больше нет единственного в мире сородича, чья поддержка всегда была со мной, а вера заставляла двигаться вперед, даже когда у меня самого опускались руки. Лос-Анджелес тихий город, только его тишина не похожа на сумеречное спокойствие, она – как затишье перед грозой, как гулкая пустота темной комнаты со спрятанными за семью печатями страхами.
Все мои сегодняшние дела я оставил на Антуана – моего первого помощника. Он был обязан жизнью Тэретте так же, как я был обязан ей своим положением, и служил верой и правдой, что очень редко встречается в нашем сообществе. Я же отправился в клуб Азилум, маленький кусочек шумного хаоса, пристанище для сородичей всех кланов и убеждений, а все потому, что его хозяйка – Тэретта – отдалена от политических дрязг наподобие древним Инконню. Она стала аутарком, и мне пришлось отпустить ее.
 (320x480, 19Kb)
- Привет, Эди, - тихо и ласково произнесла она, когда я вошел в ее кабинет.
Кто не знал, что это кабинет, никогда бы не догадался: все стены занимали книжные полки со множеством фолиантов и разнообразных безделушек, на потолке вместо люстры – контуры клана Тэретты, выведенные светящейся краской, а единственным источником света была настольная лампа на дубовом письменном столе такой грубой работы, что мне казалось Тэр сама его вырезала.
Малкавианка сидела за столом, методично общипывая пинцетом огромные иголки с толстого желтоватого кактуса и складывая их в колбу, на одном из трех кресел, что стояли напротив стола, сидел молодой юноша, худой, тонкокостный, с короткими русыми волосами и бесцветными глазами, от которых бросало в дрожь. Рихан, чертов цимиск. Он любил этот облик и знал, как действует на окружающих.
- Здравствуй, Тэр. У меня к тебе разговор.
Она даже не взглянула на Рихана, только шевельнула бровью, а он уже поднялся с кресла и покинул кабинет. Я знал, что Тэр умеет налаживать мысленный контакт со своими птенцами, но не думал, что она выдрессировала их настолько.
- Я их не дрессирую. Просто, моя система работает, они слушаются и все. Вспомни, хоть один птенец из «детского сада» нарушил твои законы? Нет.
Я нахмурился оттого, с какой легкостью она могла прочесть мои мысли.
- Зачем ты пришел?
Еще одна иголка упала в колбу. Заметив мою нерешительность, Тэретта отложила пинцет в сторону.
- Ты что, убил кого-нибудь?
- Нет! – возмутился я, а она расхохоталась. – Я пришел просить тебя об услуге.
- Эди, я больше не работаю ни на Камарилу, ни на Анархов, ни на какую-либо другую организацию. Я не твой Служитель и не твой Шериф.
Да, ее теперь ничем не заманишь в резиденцию – лишь бы держаться подальше от политики.
- Тэр, дорогая, послушай. Я собираюсь поехать на пару недель в домен Санкт-Петербурга, даже выслал картину для местной галереи. Я предлагаю тебе поехать со мной, посмотреть город, познакомиться с новыми сородичами. Я слышал, там самые отвязные Малкавиане. К тому же, я буду гораздо увереннее себя чувствовать, если ты будешь рядом, - и я улыбнулся, изобразив на лице самое невинное выражение, какое только мог.
Дело было не в уверенности, а в надежде скрасить скучную поездку. Отказываться не стоило – это могло серьезно омрачить будущие отношения двух доменов, но все эти политические разговоры так утомляют….
- Эдуард, - мрачно произнесла она, а я поежился: если Тэретта зовет меня полным именем – это не к добру. – Ты должен помнить, чем я занималась последнее десятилетие, сам спонсировал мои эксперименты и помог в оборудовании лаборатории. Как бы тебе объяснить…. Об этом известно очень многим сородичам и почти все они негативно относятся к моим научным изысканиям. Тем более, я давно отошла от дел, а если заявлюсь в твоем обществе в незнакомый домен, то это серьезно навредит всему, что я с таким трудом создавала.
- Ты говоришь о равновесии?
Равновесие. Только благодаря этому хрупкому понятию местные анархии борются с оплотом Камарилы чисто символически, а все птенцы из «детского сада» до сих пор живы. Нет гарантий, что выход в свет Тэретты в качестве моей сопровождающей, не вызовет новой волны разногласий.
- Есть у меня одна идея….
Тэретта вновь шевельнула бровью (может, там был скрытый пульт управления?), через минуту в кабинет без стука вошел Рихан, застыл чуть не дойдя до письменного стола и посмотрел на Малкавианку с вежливым вниманием.
- Аве, мастер, - тихо произнес он, и я заметил, как дрогнули уголки его губ в едва сдерживаемой улыбке. Тэр закатила глаза, показывая, как же ей надоела эта глупая шутка. Но она так и не отучила своих птенцов от этого приветствия.
- Выйди, - сказала она, а я не сразу понял, что обращалась она ко мне. – Езжай в особняк (я надеюсь, ты его не продал и не купил себе новый?), я приеду позже, а ты пока готовь легенду.
Какую еще легенду? Я вышел из Азилума в смущенных чувствах. А через несколько часов, когда Тэретта приехала в мой особняк, я едва ее узнал. Малкавианка кардинально поменяла внешность: стала выше, бледная кожа потемнела, волосы стали черными и короткими, а глаза голубыми. Даже голос изменился и взгляд, но это была она.
 (363x480, 24Kb)
- Рихан серьезно надо мной поработал, теперь никто не узнает, - говорила Тэретта, пока крутилась перед зеркалом. – Теперь я могу с чистой совестью ехать с тобой к Российским Малкам. Ох, и наведу ж я там шороху!
Тэретта хихикнула и в предвкушении потерла свои ладошки друг о друга. Я тактично кашлянул, возвращая ее с небес на землю, и протянул ей лист с «легендой».
- Хранимая, Почитаемая, Наследная… Что за бред? – возмутилась она, бегло просматривая написанное и укоризненно посмотрела на меня. – Зачем столько бессмысленной информации?
- Это титулы, - я безнадежно махнул рукой, глядя, как она состроила гримасу. – Просто выучи их и говори, когда представляешься. И, прошу тебя, не ляпни ничего, когда будут представляться другие, ладно?
- Пф, похоже, бессмертным действительно нечем заняться…. Служитель клана Вентру? Какой из меня Вентру, Эди?! – не дав мне объяснить, она пробежала глазами по остальной части текста, а потом разорвала лист пополам. – Еще и Сенешаль… Ты хочешь, чтобы меня развоплотили прямо на балу?
Несколько минут Тэретта только недовольно бродила по комнате и хмурилась, но ее как магнитом притянуло к зеркалу, она встала перед ним и стала корчить смешные рожицы. Я не сразу привык к этой ее… хм, особенности. Если ее заметит кто-то из домена за этим занятием, то Тэретта, а вместе с ней и я, попадем в незавидную ситуацию.
Я подошел к Тэр, положил ладони ей на плечи и, разминая их, чмокнул ее в макушку.
- Еще не избавилась от этого психоза?
Она покачала головой и показала своему отражению язык. Задумавшись на долю секунды, отражение ответило ей тем же.
- Послушай, Тэр, с твоим актерским талантом и безграничной фантазией, ты сможешь легко сыграть представителя клана Вентру. А к роли служителя тебе не привыкать.
Усилием воли она отвернулась от зеркала и, улыбнувшись, посмотрела мне в глаза.
- Хорошо, только, чур, имя я себе сама придумаю!

***
Мы вышли из машины у особняка, Тэретта взяла меня под руку, и мы двинулись к наполненному музыкой и сородичей залу. У главного входа стояла Елена Брандт собственной персоной, она сдержанно кивнула в приветствии, церемониально представили друг другу свои княжеские титулы. Я чуть сжал локоть Тэр, подсказывая, что теперь ее очередь, но по затянувшейся паузе с ужасом понял, что она напрочь забыла все слова.
- Я… - невнятно залепетала Тэретта, глядя на Елену. – Простите, княгиня. До меня доходили слухи, что княгиня Санкт-Петербурга благородна, умна и добра к своим подчиненным, но никто не сказал, что она прекрасна, как звезда с неба.
Брандт чуть приподняла брови и едва заметно улыбнулась. Тэретта, наконец, произнесла свое вымышленное имя, и мы вошли в зал.
- Выкрутилась, - шепнул я ей на ухо, так, чтобы никто больше не смог расслышать.
- Думаешь, она мне поверила? – так же тихо откликнулась Малкавианка.
- Комплементам всегда хотят вверять. Но больше этот номер у тебя не пройдет, так что будь добра…
- Я поняла.
Тэретта прервала меня взмахом руки, покосилась на группу Малкавианов недалеко у стены и уверенным шагом пошла в противоположную сторону.
- Я думал, ты захочешь с ними пообщаться?
- Эди, они, наверное, единственные, кто может меня раскусить. В другой раз.
Я вздохнул. Получается, единственная причина, по которой Тэр могла «соблазниться» поездкой, оказалась запретной.
От мрачных мыслей меня оторвал голос Брандт.
- Уважаемые Сородичи и гости домена Санкт-Петербурга! Наконец, позвольте вам представить один из достойнейших кланов!..
- Кто же у них тут достойнейший? – ехидно буркнула Тэр.
Я обернулся на вход в залу и поначалу был уверен, что Малкавианка заразила меня галлюцинациями. Тьма и свет, неужели сородичи научились восставать из пепла? Паола встретилась со мной взглядом, и на ее лице появилось то же ошарашенное выражение.
- Уважаемая Примоген клана Тореадор, Вдохновенная, Прекрасная, Неподражаемая Паола Филиппа Амедеа Доминика Нуар – Джованни, старейшина клана Тореадор.
Я вздрогнул. Меня не покидало ощущение, что я встретился с призраком. Тэретта сдавила мой локоть, весьма ощутимо, и я обернулся к ней.
- Держи себя в руках, - произнесла она с абсолютно невозмутимым лицом.
- Но там же…
- Держи. Себя. В руках, - с нажимом повторила Тэретта. Значит, она увидела и узнала Паолу. И как она может оставаться такой спокойной?
- Я хочу поговорить с ней.






 (604x453, 65Kb)
Рубрики:  Vampire The Masquerade. Хроники Северной Венеции

Метки:  

 Страницы: [1]