-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Paola_Toreador

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 13.01.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 1204

Комментарии (0)

Без заголовка

Дневник

Воскресенье, 20 Октября 2013 г. 23:13 + в цитатник
when_man_becomes_a_monster___b___by_malins91-d3aluxc (700x393, 68Kb)
Многие не верят в то, что может случиться, пока оно не случается. Это не глупость и не слабость, а просто свойство человеческой натуры.

Макс Брукс. Мировая война Z

Не нужно бояться конца света. Нужно бояться того, что произойдет после.

2012


Пролог
Я стою на краю и смотрю вниз. Вид на серые, грязные улицы с крыши многоэтажки открывается неплохой. Не Прюденшал тауер на Бойлстон-стрит, но все же. Ветер треплет волосы, забирается под куртку, заставляя поежится от холода.
Джон ушел час назад, проверить не осталось ли выживших в полицейском участке, который находился в паре кварталов отсюда. Шестьдесят чертовых минут, которые превращались в вечность. Бездействие и ожидание - худшая пытка. Но альтернатив особо не было. Поднимаю ворот черного свитера повыше, закрывая шею и снова смотрю вниз.
Теперь моя жизнь кажется мне дорогой в никуда. Хотела бы сказать "длинной дорогой", но..
Внизу бесцельно бродят толпы зараженных. Мертвецы, не нашедшие покоя после смерти. И любой из них мог сократить мою жизнь ровно до сегодняшнего дня.
Не считаю, что полчища зомби заполонившие города это конец света. Есть быть честными, то этот конец только для нас.
Я не знаю, с чего все началось. Никто не знает.
Может быть радиация, может быть какой-то вирус, попавший в кровь, а может быть Господь Бог решил, что мы больше не заслуживаем спасения.
Не знаю. Я не верю в Бога. К тому же ответ больше не имеет значения. Как и все эти разговоры о судном дне, биологическом оружии и теневой политике третьих стран. Все это осталось где-то позади вместе с цивилизацией и человечностью, как если бы мы сидели в вагоне экспресса проезжающем на полной скорости пригородную станцию. Всего миг и она исчезла.
Зараженные новые хозяева этого мира, а настоящие чужаки здесь теперь мы.
Прикрывая глаза и думаю о папе, Чарльзе, Эми и других людях, которых больше не вернуть. Мне больше ничего не дорого и ничего не жаль. Я уже практически ничего не чувствую. По своей сути я такой же мертвец, как и те, что внизу. Чувствую себя заброшенным островом, где-то посреди океана, без прошлого и без будущего. И все же что-то еще есть. Взять хотя бы вид с высоты четырнадцатого этажа. Его никто не может отнять. Должно же быть что-то в конце концов , чего никто не сможет отнять.
И выбор. Да, пожалуй это единственное, что мне осталось.
Джон ушел несколько часов назад, а я стою на краю крыши и думаю, что в отличии от зомби, бродящих внизу у меня все-таки кое что осталось. Выбор.
Внизу бродят зараженные, мертвые и голодные. Безмолвные, как призраки, в опустевшем, мертвом городе. Гротескные декорации в виде опустевших домов, с выбитыми стеклами, следами от пожара и улицами полными брошенных машин. Столько жизней оборвалось в тот день, превратив мир в маленький язычок пламени, который дрожит на ветру, собираясь погаснуть.
Я стою на краю, что бы почувствовать страх или уверенность. Что бы еще раз увидеть, что у тех, кто остался в живых на этой проклятой земле есть выбор.
Вариант первый - продолжать. Вариант второй - на четырнадцать этажей вниз.



Бостон. Август.

Отодвинувшись от монитора компьютера, я потянулась разминая затекшие мышцы шеи. Никогда не любила бумажную работу, которая все таки была необходимым злом в клинике.
Откинувшись в кресле, я машинально поправила на безымянном пальце пальце кольцо, которое подарил мне Чарльз на помолвку . Платина и бриллианты от Гарри Уинстона были признаком хорошего вкуса, безупречного стиля и то, что через пару месяц моя независимость придет в упадок. Вопрос, который настойчиво пролезал в мои мысли время от времени, все еще оставался открытым: будет ли Чарльз настаивать на том, чтобы я оставила работу после свадьбы или нет? Несколько раз он вскользь замечал, что ему бы хотелось чаще видеть меня дома, а его мама многозначительно улыбаясь, повторяла, что они уже переделали одну из комнат в своем шато под детскую.
Подойдя к окну, я приоткрыла жалюзи впуская в кабинет солнечный свет. На улицах было полно людей, не смотря на то что в полдень жара становилась почти невыносимой и температура подскакивала до 30 градусов по Цельсию. Вокруг был огромный мир, который никуда не торопился. Мне хотелось остановиться вместе с ним. Выйти из прохладного кабинета, на жаркие улицы, подставляя лицо солнечным лучам и просто наслаждаться мгновением, не думая ни о чем.

В кабинет, постучав, заглянул Ник. Доктор Николас Робинс работал в МакЛейн Госпитал чуть больше года, был специалистом в области синдрома Капгра, получил грант от фонда Лилли, кроме того успел дважды жениться, потом развестись и оказаться замешанным в истории о романе с пациенткой, которую смогли замять.
Ник был высоким, хорошо сложенным мужчиной чуть за тридцать и харизмой, от которой млели все медсестры МакЛейн. Он подходит к моему столу, непринужденно облокачиваясь на него и одаривает меня самой ослепительной из своих улыбок.
- Боб просил передать, что он в восхищении от отчета, который ты написала.
Я удивленно посмотрела на него:
- Серьезно? Боб, который скорее проглотит свой стетоскоп, чем скажет что-то хорошее? Он сказал,что в восторге?
- Ну вообще то нет. - улыбнулся Ник,- Но в его глаза это так и читалось.
Ясно.
- Ты что-то хотел? - спросила я, отходя от окна.
- Да, пригласить тебя поужинать. Просто скажи "да". - он подошел ближе, как сказали бы психологи "вторгаясь в личное пространство" и коснулся пряди моих волос, заправляя их за ухо. Подлые мурашки пробежали по коже.
- Нет. Я помолвлена. С какой стати я должна согласиться?
- Твои губы говорят "нет", но глаза говорят "да" - улыбнулся Робинс, продолжая держать руку на моем плече. Какая пошлость.
- Те, кто так считает - уже отбывают строк в тюрьме - ответила я, отодвигаясь. - Если это все, что ты хотел...
- Ладно - вздохнул он. - Ты продолжаешь мне разбивать сердце своим отказом, но я верю в удачу. И кстати, мы с Бобом собираемся на ланч в "Лоренцо". Присоединишься?
- Да, почему бы и нет? - ответила я. Доктор Келсо будет гарантом того, что Ник будет вести себя куда сдержаннее. Зачем клинике судебный иск, не так ли? - Я спущусь через пару минут.

Выключив компьютер, я подошла к зеркалу, провела расческой по волосам, приглаживая растрепавшиеся пряди и подкрасила губы помадой. Жакет остался висеть на спинке кресла, сливаясь по цвету с черной кожей. Поправив воротник белой блузки и бросив последний взгляд в зеркало, я вышла из кабинета и направилась к лифту.
- Доктор Уолдорф - у лифта меня догоняет Изабелль. Медсестре Изи двадцать три, она хорошенькая блондинка с красивыми глазами, целеустремленными планами на жизнь и безграничным терпением к пациентам. Мне она искренне нравится, даже когда начинает расспрашивать о свадьбе.
- Привет, Из - я улыбаюсь ей. - Что - то случилось?
- Да - выпаливает она, потом чуть краснеет. - То есть нет. Я только хотела спросить не могу ли я уйти сегодня пораньше?
- Свидание? - догадываюсь я, по ее улыбке. Любовь всех нас делает прекраснее.- Он счастливчик. Занеси мне заявление после ланча и я его подпишу.
- Огромное спасибо.
Я пожимаю плечами и спускаюсь в холл, где меня ждут Ник и Келсо.
Роберт Келсо был бессменный главврач клиники, мой бывший наставник, нынешний начальник и настоящая боль в заднице. Они стояли о чем-то негромко беседуя. Ник сменил больничный халат и форму на светлый костюм. Уверена, что сдача с трех тысяч долларов была маленькая. И Боб, в неизменном темно-сером костюме, который он носит сколько я его знаю.
- А вот и Эмбер. - Келсо добродушно улыбается. - Пойдем, милочка.
Он уверенным движением берет меня под локоть и мы покидаем стены клиники.

Ресторанчик "Лоренцо" представлял из себя небольшой зал в средиземноморском стиле, прекрасную итальянскую кухню и немного завышенные цены. Но цены в меню переставали иметь значение, когда приносили еще горячую фоккачу в комплимент от заведения.
Это был обычный ланч, на который мы периодически ходили, если день в клинике наступало затишье. Хорошая еда, Келсо рассказывал забавные случаи из практики, Ник ностальгически вздыхал о прошлом отпуске в Рио, грядущий день Рождения одного из наших коллег и вечеринка-сюрприз. Мы смеялись, обсуждали новости и каждый из нас планировал закончить свой день как обычно.
Дверь "Лоренцо" распахнулась и в зал почти ввалился мужчина в джинсах и рубашке, на которой виднелись пятна крови. Он стоял в пол оборота к нам, словно не мог решиться в какую сторону ему пойти и не моргая уставился в стену. Разговоры в зале стихли.
Первым среагировал Ник. Он быстро поднялся из-за стола и подошел к мужчине.
- Мистер, я врач. Вам нужна помощь?
"Я достойно и добросовестно буду исполнять свои профессиональные обязанности; здоровье моего пациента будет основной моей заботой;я буду придерживаться глубочайшего уважения к человеческой жизни, начиная с момента зачатия;я не позволю, чтобы религиозные, национальные, расовые, политические или социальные мотивы помешали мне исполнить свой долг по отношению к пациенту;"
Так звучит врачебная клятва. И любой из нас троих был готов оказать пострадавшему помощь, на ходу ставя диагноз: бледность кожи - сильная кровопотеря; заторможенность реакции - шок. Да, любой из нас был готов, просто Робинс возле мужчины раньше всех. Все врачи немного не от мира сего. Мы перестали бояться смерти, и своей и чужой.

Почему-то нам всегда кажется, что мы умрем в собственной теплой постели, в окружении семьи или хотя бы кошки. Но случается что-то необычное и твои планы о чинной смерти рушатся, как карточный домик под сквозняком. Ник был тем, кто за минуту до смерти был в полном порядке.
Мужчина в голубой рубашке повернулся к нему. Воротник и плечо незнакомца были щедро залиты кровью, как кукурузным сиропом. Но загвоздка заключалась в том, что у пострадавшего была глубокая рана на шее. Кто-то вырвал ему половину горла и влажно поблескивающая кость, видневшаяся в ране, подтверждала, что такое не совместимо с жизнью.
Ник замер всего на секунду и это стало его последней ошибкой. Мужчина, схватил его, опрокидывая на пол и подгребая под себя. Зубы вцепились бульдожьей хваткой в шею и раздался отвратительный звук рвущейся плоти. Оглушительный крик стал булькающим из-за крови, толчками фонтанирующей из раны.
Я замерла. Ничего не могла с собой поделать. Человеческая реакция самая непредсказуемая. Может быть потому только мы, как вид способны на эмоции.
Мне было страшно. Я не могла поверить, в то, что сейчас произошло на моих глазах.
Двое мужчин оттаскивают напавшего и я в миг оказываюсь рядом с Ником. Я пытаюсь зажать рану на его шее, руки становятся мокрыми от горячей крови. Он смотрит на меня глазами расширенными от боли и ужаса. Это самое страшное. Несколько секунд сознания, перед тем как ты умрешь, когда ты точно знаешь, что тебе осталось несколько секунд. Его побелевшие губы беззвучно шевелятся. Кровь продолжает течь, словно стремиться как можно скорее покинуть тело.
Только один раз в жизни мне было также страшно. Дыхание было рваным и быстрым, язык онемел, а сердце колотилось так быстро, что казалось я слышу как в ушах гремит стук тамтамов.
Ник замер, его зрачки расширились, став двумя пятнышками темноты. Пульс больше не прощупывался. Жизнь может кончится вот так, в краткие мгновения.
Боб схватил меня за локоть, заставляя подняться.
- Ты ему уже не поможешь, милочка. Он умер.
В углу послышался крик и Келсо едва ли не вытолкал меня на улицу из "Лоренцо".
- Что за...- произнесла я. Мимо нас пронеслась скорая, несколько полицейских машин с включенной сиреной. Что, черт побери, здесь происходит?!
- Я надеюсь, ты припарковала машину неподалеку. Мы уезжаем отсюда - произнес Боб все тем же невозмутимым голосом, сохраняя адское спокойствие. В этом то вся и разница. Многие считают, что страх мешает думать связно. Это не так. Страх и паника - две разные эмоции. Страх поможет тебе выжить, паника — верная смерть.

За считанные минуты мы пересекли пару улиц, оказываясь возле парковки перед клиникой. Мужчина в форме лежал на спине, широко раскинув руки, словно загорал на пляже Сен-Тропе. А эти твари вгрызались в его тело, словно он был праздничным ужином. Тошнота подкатила к горлу и закашлялась.
Как по команде они повернули к нам головы на звук.
- Эмбер - процедил Боб, сквозь зубы, глядя, как двое мужчин и женщина, все в крови, направились к нам, бросив растерзанное тело охранника.- Достань ключи и открой чертову машину.
Я безнадежно пыталась нащупать ключи в сумочке. Черт бы ее побрал!
- Поторопись, я не собираюсь дать им сожрать себя, только потому что ты не можешь найти ключи!
Мне захотелось рявкнуть на него. Нашего друга только что убили, на мне все еще его кровь, люди пожирают друг-друга, а я пытаюсь помочь Келсо, но не могу найти эти долбаные ключи!
Шаркающие шаги приближались и вот, о чудо, я нащупала холодный метал ключа и вытащила его из сумочки.
- Ну аллилуйя! - фыркнул Боб.- Давай быстрее!
Мои руки мелко дрожали, они были в крови Ника, как если бы я одела алые перчатки. Боже мой...
Ключ выскользнул из влажных рук и упал, прощально звякнув, в решетку канализации.
-Дьявол - воскликнул Келсо смотря на меня так, как будто я уже убила нас обоих. Троица каннибалов приближалась, а ключ от машины блестел под решеткой канализации. Как говорила моя бабушка из Техаса : "Когда пытаешься помочь людям, обязательно попадаешь в какое-нибудь дерьмо."


 Страницы: [1]