-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Paola_Toreador

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 13.01.2009
Записей: 227
Комментариев: 469
Написано: 1204

. .

 

В далеком королевстве, в плед завернутая принцесса, шептала своим обожаемым змеям, что больше не верит в кошмарные сказки о том, что она лишь выдумка писателя с болезнью Альцгеймера.

 

...Ей отмерено время

Между светом и тьмою…

Непосильное бремя –

Оставаться собою,

Быть ни тем и ни этой

Но обоими сразу,

Ни живой, ни отпетой,

Лишь по сердца приказу

Поступать. Даже если

Разорвут его в клочья

Те, кто день славят песней

Те, кто шастают ночью.

Мало тех, кто поймут

Сумрак... Тех, кто поверят -

Он не враг, и ведут

В обе стороны двери...

Кем - не знаю ответа -

Суждено ей когда-то

Стать? Весенним рассветом -

Или зимним закатом?


Без заголовка

Воскресенье, 06 Марта 2011 г. 21:07 + в цитатник
Это цитата сообщения Mages_Queen [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Классификация выхухолей

 

Читать далее...
Рубрики:  Декорации

между № 36 и № 37

Воскресенье, 06 Марта 2011 г. 01:33 + в цитатник
В колонках играет - Meredith Brooks - Bitch

У каждого есть о чем рассказать. У меня есть о чем помолчать. 

После 37 главы про Альбу/Сан-Диего я хочу сделать перерыв на какое-то время и заняться другим проектом, который давно пылился в столе и терпеливо ждал моей руки. Что бы все не было так грустно, как кажется, предлагаю моим ПЧ немного побаловаться фанфиками. Вы выбираете героев, тему и я пишу новеллу.

З.Ы. Напишу не больше трех (ибо все таки новый проект, найденная работа, подготовка к свадьбе)

Идеи и пожелания в комменты, а лучше отправляйте сюда: gabriella@nextmail.ru

Рубрики:  Alba's Fairytale season 1

Ночь на хуторе Сан-Диеговки №1

Четверг, 03 Марта 2011 г. 18:52 + в цитатник
Про Альбу и Майка (или Ричарда)
-Ты меня любишь?
-Да
-А как?
-Как ни странно)

***
Про Альбу и Майка
Если ты ему нужна, он тебя из под земли достанет... запомни!

***
Про Альбу
«Лежим ночью, он спит, а мне стало как-то не по себе, перешла в другую комнату. На утро просыпаюсь опять в нашей комнате. Смотрю - он меня обнимает сзади, улыбается и говорит: еще раз так сделаешь - получишь»

***
Отец Альбы наблюдал как его маленькая дочь играет в куклы. Когда Барби сказала Кену "Кретин, ты одел детей?!" он понял, что его дочь будет счастлива в браке.

***
Майк и Альба идут по улице. Альба провожает взглядом красивого паренька.Майк ловит ее взгляд и спрашивает: Ну и что?Стоил он тех
п*здюлей,которые ты сейчас получишь?

***
Альба подбила Зендари пойти в театр. Момент, где вот-вот должен
появиться главный злодей - свет выключен,оркестр настороженно так
жужжит.В зале тишина.
Тихий голос Зендари: "Еб твою мать!Страшно-то как..."

***
Ричард, с депрессивным видом начинает собрание котерии: А теперь коротко о главном.Мы заебались.

***
Про Майка и Альбу:
Она: - можно я пойду в клуб ?
Он засмеялся,обнял ее и шепнул: - я тебе челюсть сломаю.

***
Про Альбу и Майка:
Альба: вот скажи честно что ты ко мне испытываешь?
Майк: Терпение.

Серия сообщений "Ночи на хуторе Сан-Диеговки":
Часть 1 - Ночь на хуторе Сан-Диеговки №1



Понравилось: 1 пользователю

№ 36

Суббота, 26 Февраля 2011 г. 19:11 + в цитатник
В колонках играет - Kansas-Carry on my wayward son
 (519x389, 29Kb)
Они пробовали жить друг без друга, отдалялись и снова воссоединялись, словно края незаживающей раны.

Важнее всего принять самое главное: неважно, каким одиноким ты себя чувствуешь, неважно, как тебе больно — все это можно вынести с помощью тех, кто рядом с тобой.



Взгляните на себя в зеркало. Кого вы увидите в отражении? Человека, которым вы хотите стать? Или вам было предназначено быть другим… Человеком, которым вы должны были стать, но не сумели… Я не знаю больше кто я такая, все что было раньше оказалось неправдой и рядом нет того, кто бы что-нибудь мне объяснил. У меня возникает ощущение полной изоляции. Есть люди. Есть я. Не вижу ничего общего.
Отложив расческу, я бросила последний взгляд в зеркало и вышла из ванны. Ночь только начиналась, но желание выйти из квартиры стремительно сокращалось. Но Зверь внутри меня хотел есть, а подогревать его голод было слишком уж небезопасным занятием. С моих губ слетел вздох. Я помнила тяжесть безжизненного тела и пьянящее чувство насыщения. И помню мимолетное разочарование, что я просто не смогла сдержаться. Не более.
Накинув куртку, я одела туфли и взяв сумочку закрыла дверь квартиры. Нужно было поехать в «кормушку» и поесть, а потом можно будет вернуться домой и снова упиваться жалостью к себе.

Веки парнишки затрепетали и через мгновение он отключился. Наконец голод прекратил дергать меня за все нервные окончания, и стало легче. Прикрыв за собой дверь, я стала спускаться вниз по лестнице и увидела очень знакомый светловолосый затылок. За столиком с ним сидел тот самый рыжеволосый парень, которого я видела в Элизиуме. На мгновение я задумалась: подойти или нет? Но потом уверенно шагнула вперед, в конце концов, с меня не убудет, если я просто поздороваюсь.
Когда я подходила к столику, рыжеволосый встретился со мной взглядом и улыбнулся.
Буч обернулся.
- Я так и знал, что ты придешь – улыбнулся он, обнял меня рукой за талию и притягивая к себе.
- Конечно, мое сердце замирало без тебя в этой тягостной разлуке – притворно вздохнула я.
- Знаю передо мной сложно устоять. Так и быть, я согласен спать с тобой.
- Отлично. Мне как раз подарили бейсбольную биту – улыбнулась я.
- Один ноль в твою пользу.-согласился Буч. - Кстати, познакомься с Патриком. Он недавно в городе.
Я кивнула и протянула руку парню. Но вместо того, что бы пожать ее, он чуть развернул мою ладонь и вежливо коснулся губами.
- Патрик, а эту красавицу зовут Альбой и, кстати, ее парень сейчас в торпоре, так что она свободна. – он подмигнул ему.
- Буч! – я посмотрела на него не скрывая возмущения.
- И не умоляй меня остаться. У меня дела. Доброй ночи, молодежь.
Он взял куртку и, попрощавшись, пошел к выходу. Я покачала головой и села напротив Патрика.
- А вы с Бучем…- он сделал неопределенный жест.
- О нет, абсолютно нет. – я рассмеялась. – Это просто шутка. Я видела тебя в Элизиуме позавчера.
- Я недавно приехал в город. – кивнул Патрик.-Пока осматриваюсь.
- Все самое интересное можно узнать у Анджелы. – предложила я. – Она всегда в курсе всех новостей.
- Уже узнал. Она рассказала мне кое-что о тебе – улыбнулся мужчина.
- Да? – протянула я, немного напрягаясь. Что она могла ему рассказать?
- Она сказала, что ты великолепно танцуешь. – в его зеленых глазах таились бесята и улыбался он как-то по озорному и хитро.
Ах это…а то я уже начала нервничать.
- Да, я танцовщица. Недавно моталась в Бостон в поисках новых талантов.
- Поближе талантов не нашлось?
- Я бываю требовательной – улыбнулась я. Патрик начинал мне нравиться. Было в нем что-то такое, что заставляло меня взбодриться. – Кстати, если Анджела не во всем тебя просветила, то я с удовольствием восполню пробелы и покажу тебе город.
- Было бы глупо отказываться от такого предложения. Можем начать сегодня? – он вопросительно посмотрел на меня.
- Сегодня я целиком и полностью свободна.- мне нужно было отвлечься от последних событий. - Поэтому в лучших традициях гостеприимства я буду твоим гидом на сегодня.
- С чего начнем?
- А с чего бы ты хотел начать?- в свою очередь спросила я.
- Анджела упомянула о твоем клубе.
Так, что она вообще ему наговорила?
- Тогда поехали. – кивнула я, поднимаясь из-за стола и застегивая куртку.

Музыка поглощала все вокруг, я чувствовала, как его руки прикасаются ко мне и танец сейчас составлял основу моего мира. Иногда, танец, это своеобразная форма внутреннего самоубийства.
- Твой Сир была права. Ты великолепно танцуешь – произнес Патрик, когда песня закончилась, и ди-джей подбирал новый трек. – В чем ты еще так же прекрасна?
Мне чертовски хотелось ответить «проведи со мной одну ночь и узнаешь», но я лишь улыбнулась. Секс не решает проблему одиночества, это мы уже проходили. Заиграла более мелодичная, медленная музыка, скользившая по моим нервам, как капля меда по коже.
- Позволишь?
Я кивнула и его руки мягко легли мне на талию. В танце не бывает ошибок. Не то что в жизни. Если оступишься, можно продолжать танцевать. Подняв взгляд на Патрика, я отметила, что у него удивительно яркие глаза, цвета молодой листвы. Он посмотрел на меня, и я подумала, что сейчас мы…
Телефон завибрировал, напоминая о реальности.
- Прости, мне надо ответить – извинилась я. – Да, Эрнесто. Чего ты хочешь?
- Ты уверена, что хочешь знать о моих желаниях? – поддразнил он
- Нет. – быстро ответила я. – Не хочу.
- Где ты сейчас?
- В «9-м круге» - неохотно сообщила я.
-Сейчас буду – бросил он и в трубке раздались гудки. Вздохнув, я повернулась к Патрику. – Извини, в наш вечер вклинились дела. Это займет минут 10 не больше.
Эрнесто появился довольно быстро, и мы поднялись наверх, в мой кабинет.
- Что-то случилось?
- У меня есть для тебя задание. В последнее время ходят слухи, что на рейв вечеринках распространяют новый наркотик под названием «Жажда». Есть подозрения, что это кровь Сородича. Скорее всего Шабаш, маловероятно – Анархи. Одна вечеринка в одном городе.
- Она будет здесь, в Сан-Диего?
- Да. Ты пойдешь туда, добудешь образец «Жажды» и выяснишь стоит ли за этим Сородич.
- Когда?
- В эти выходные. Место проведение сообщается за час. Я позвоню тебе.
- Кстати про звонок. Мог бы и по телефону об этом сказать.
- Скажем так, я решил совместить приятное с полезным. – он ухмыльнулся и подойдя ко мне, крепко схватил за талию, опрокидывая на стол.
- Эрнесто!
Его руки скользнули под подол моего платья и стали стягивать трусики.
- Эрнесто! Остановись, я не буду! – я попыталась оттолкнуть его руки. – Я занята сейчас, внизу Патрик! Хватит!
- Ну ладно, в другой раз – пожал он плечами, положив снятые с меня трусики к себе в карман, и насвистывая что-то бодрое, пошел к двери.
- Эрнесто!! Вени мое белье!!!
Но дверь хлопнула за его спиной. Я вздохнула. Пора перестать искать в новом году нечто замечательное и хорошее. Этого не существует.

Когда я открыла глаза, телефон вибрируя подполз к краю столика и упал на пол. Блин, скоро на веревочку буду привязывать. Свесившись с постели, я нащупала его и нажала «принять вызов».
- Да?
- Альба, доброй ночи. Не побеспокоил?
- Доброй ночи, Патрик. – улыбнулась я, чувствуя что окончательно пришла в себя. – Нет, не побеспокоил. Я очень рада тебя слышать.
-Я подумал, что если ты любишь оперу, то я бы хотел пригласить тебя сегодня.
- С удовольствием – с большим энтузиазмом ответила я. – Сто лет там не была.
- Хорошо сохранилась для ста лет.
- Косметика помогает – хмыкнула я.
- Тогда через час? – уточнил он.
Я критически оглядела себя в зеркале.
- Лучше через два.
- Тогда до встречи .
Повесив трубку, я бросилась приводить себя в порядок, и в назначенное время была уже на месте.
Когда я подходила к зданию, у меня зазвонил телефон. Ричард.
Сделав глубокий вдох, я ответила на звонок.
- Привет – ответила я, старательно имитируя спокойный голос. Мы не разговаривали с той ночи. Зачем он позвонил?
- Привет. Я звоню, что бы сказать, что мы завтра собираемся в «Отрубленной голове».
Ах вот оно что…
- Хорошо. Я буду.
- Что у тебя за шум?
- Прости, я на улице возле театра и здесь шумно, как на рок-концерте.
- Театре?
- Да, Патрик пригласил меня на оперу.- беспечно ответила я, не подумав.
- Ясно – отозвался Ричард. – Доброй ночи.
- Ричард, подожди…- черт, почему это я чувствую себя виноватой? – Давай сегодня увидимся у меня. Нам нужно кое-что обсудить.
Поначалу в трубке была тишина. Потом я почувствовала, как кто-то коснулся моей руки и я обернулась. Патрик.
Наконец Ричард ответил:
- Хорошо. Я приеду.
- Пока. – я убрала телефон в сумочку. - Доброй ночи, Патрик. Пойдем?

Когда он галантно помог мне снять пальто, я на секунду задумалась: а какова вероятность того, что Майк пойдет со мной в Оперу, поможет снять пальто, под руку поведет по лестнице? Кажется нулевая.
Патрик предложил мне руку, и я с улыбкой приняла ее, другой приподнимая подол платья, чтобы подняться по лестнице.
Наши места были в ложе и сцену, на которой шла «Аида» было прекрасно видно. История несчастной любви предводителя египетских войск Радамеса и эфиопской рабыни Аиды — дочери эфиопского царя, с войсками которого сражаются египтяне, которой уже больше века.
На каком-то моменте я почувствовала, что Патрик смотрит не на сцену, а на меня. Сегодня я постаралась выглядеть как можно лучше: кремовое шелковое платье с открытыми плечами, украшения, прическа. Мне хотелось что бы он скорее представлял меня так, чем такой, какой он увидел меня в первый раз: в пусть и дизайнерских порванных, но все же порванных джинсах, футболке и босиком.
На сцене в разгаре была сцена тайного свидания Аиды и Радамеса, а Патрик накрыл своей ладонью мою. На мгновение я засомневалась насколько это правильно, когда незнакомый красивый Тореадор в темной ложе театра сжимает твою руку, но потом решила, что есть более серьезные проблемы, чтобы переживать о них.

Патрик довез меня до дома. Кстати у него была чудесная спортивная машина. Ах Рэми…Больше не буду перед ним строить из себя независимую женщину. И может тогда у меня будет новая машина.
Попав в свою квартиру, я повесила пальто и расстегивая платье, пошла в гардеробную. Повесив платье в чехол, на плечики, я поставила туфли на полку и накинув халат пошла в ванную. Минут через двадцать меня оттуда выдернул звонок в дверь.
Гостей я сегодня точно не ждала и по пути к двери прихватила пистолет.
- Кто там?
- Альба Сальваторе?
- А что надо?
- У меня посылка для Вас – ответил парень за дверью.
Ну ладно…Я сняла беретту с предохранителя, убирая пистолет за спину, и открыла дверь. На пороге стоял парнишка лет 16, в одной руке держа скейт в другой роскошный букет алых роз.
- Вам нужно расписаться – лениво зевнул он, не прекращая при этом жевать жвачку. И как она ему только в горло не попала? Удачливый сукин сын…
Заткнув пистолет за пояс халата, я быстро чиркнула подпись на бланке и забрала букет. Парнишка натянул наушники и, взяв скейт, пошел к лестнице.
В букете оказалась карточка с незнакомым мне почерком.
«Если бы я мог видеть сны, мне бы снилась ты». Хм…
Поставив букет в вазу, я пошла в ванну, но как только я нанесла гель снова раздался звонок. Если этот тинэйджер что-то забыл, я его самолично придушу. Быстро сполоснувшись, я завернулась в полотенце и прихватила оружие. На случай если это кто-то другой.
- Кто там?
- Ричард.
Я открыла дверь, и Ричард вошел в квартиру. Оглядел меня в полотенце и с пистолетом.
- Это все для меня?
Я фыркнула.
- Присаживайся, а я пойду, накину халат.
Приведя себя в порядок, я села рядом с ним на диване, поджав под себя ноги.
- От Патрика? – он кивнул на розы.
- С чего ты взял?
- А я не прав?
Я пожала плечами.
- Так что за срочное собрание? – спросил он, поняв что отвечать я не собираюсь.
- Я хотела поговорить с тобой…ммм…про Алексея.
- И?
- Ну вы же лучшие друзья. Зендари моя подруга, как это не странно. Зендари и Алексей. Алексей и Зендари. Никаких мыслей не приходит?
- Бруджа и члены котерии?
- Мне кажется, из них выйдет чудесная пара.
- А тебе не кажется, что это надо решать им?
- Флаг в руки, только пока они к этому дойдут, пройдет столетие и дай бог они поцелуются! Поэтому надо их подтолкнуть друг к другу! Прекрати на меня так смотреть! У меня нет личной жизни, так пусть у Зендари хоть будет. Я же просила так не смотреть! У меня что, на лбу «идиотка» написано?
- Иди-ка сюда – он приблизил меня к себе и внимательно всмотрелся в мое лицо. – Нет, я вроде бы не вижу.
- Ах ты…- я с наслаждением сомкнула пальцы на его шее, опрокидывая на диван и удобно утраиваясь сверху. Подушив его несколько минут, я разжала пальцы и посмотрела на талантливо изображаемое мертвое тело.
- Хватит притворяться, до опоссума тебе далеко. – фыркнула я.
«Удушенный» открыл глаза, посмотрел на меня.
- Тебе очень удобно? – осведомился Ричард.
Я немного поерзала, поудобнее усаживаясь.
- О да. Обожаю быть сверху – улыбнулась я и в туже минуту оказалась под Ричардом, прижатой к дивану. Его бедра оказались между моими и на мгновение он застыл. Потом отпустил меня и сел на диван.
Да уж. Ощущение дежа вю было непередаваемым.
- Ты не против перебраться на кухню? Я покурю, и мы закончим разговор. У меня появился дьявольский план.
- И какой же?
- Ну если я скажу, то он потеряет свой дьявольский смысл – улыбнулась я, вставая с дивана.
Свет на кухне я не включала, вполне хватало света с улицы. Распахну окно, я села на подоконник и придвинула к себе пепельницу и пачку сигарет. Прикурив, я закинула ногу на ногу и с наслаждением выдохнула струйку дыма.
- Соблазнительно смотришься: окно, сигарета, короткий халатик…
Я посмотрела на него и улыбнувшись, закинула руки за голову, из-за чего халат стремительно пополз вверх и сильнее распахнулся на груди. Иногда то, чего мы боимся, менее опасно, чем то, чего мы желаем.
- А еще выше руки можешь поднять?- усмехнулся Ричард. Ну что ж, не я первая начала это. Отношения, как ни крути, одно большое игровое поле, и единственная цель состоит в том, чтобы остаться в игре. Но в этих играх без правил правила нужно знать особенно тщательно.
- Я могу и другое – произнесла я, выкидывая сигарету за окно и спускаясь с подоконника.
Король выживет, если будет правильно использовать свои фигуры. Но если король не падает, то и эта игра не закончится. Я запустила руки под его рубашку, поглаживая спину, чувствуя под пальцами его теплую кожу. Ричард замер под моим прикосновением. Мои губы коснулись его шеи, прошлись до щеки, потом спустились к подбородку, пока не нашли губы. Я все еще помнила их вкус, какими нежными, какими страстными они могли быть.
- Мы не должны… - произнес он, когда я прервала поцелуй. Его голос прозвучал чуть глухо, словно он боролся с чем-то.
- Люди многое что не должны делать, но делают. И никого это не волнует – ответила я, расстегивая на нем рубашку и прикасаясь губами к каждому оголяющемуся кусочку кожи.
- Альба…- хрипло произнес он. – Мы не можем…
- Ты хочешь что бы я остановилась?
- Альба..
Моя язык прошелся вдоль пояса его брюк, оставляя влажную дорожку.
- Мы не…
- Спрошу еще раз: ты хочешь, чтобы я остановилась?
Он рывком поднял меня на ноги и прижал к стене. Его губы жадно целовали мои, протягиваю руку, пытаюсь коснуться его, погладить. Ричард резким движением сжимает мое запястье, потом второе и рывком развязывает халат. Свободной рукой он закидывает мою ногу к себе на бедро и прижимается всем телом, не оставляя спасительных сантиметров между нами. Его руки нашептывают чудесные сказки о грехе. И я задыхаюсь от этих пальцев, они пронизывают меня, достают до легкого, сжимают его, и я задыхаюсь в нем..
И я содрогаюсь в его объятьях. Не кричу, что-то шепотом на ухо, словно в бреду. У него огонь в глазах, а я хочу гореть под ним, чтобы градусники рвало ртутью…
В себя мы пришли на холодном кухонном полу.
- Мы не должны были этого делать – шепнул Ричард.
- Если хочешь, можем сделать еще раз, то, что мы не должны были делать – усмехнулась я, думая, что наверняка он сейчас сожалеет об этом.
Я, наконец, поняла, что это было в последний раз. Но самое грустное для меня крылось в том, что глаза будут всегда греть другую. Красивую, страшную, тощую, толстую, вредную, милую, грубую или нежную, но другую и неважно какой она будет. Она будет видеть эту пару глаз еще сонной, каждый вечер – усталой, каждую ночь – пылающей. Даже после ссоры на нее будут смотреть эти раздраженные глаза, ищущие примиренья. Как бы я ни хотела пожелать себе все это, но даже моего огромного запаса эгоизма и наглости не хватило бы на то, чтобы разбить сердце его спутнице. Это было выше моих сил.
Я любила Ричарда, и всегда буду любить. Он был моим лучшим другом и моим любовником, и я не жалею ни об одной секунде нашего романа. Он навсегда останется частью меня, самой лучшей моей частью. Мне жаль, что все получилось так, а не иначе, но у него была своя жизнь, а я должна была вернуться к Майку. Труднее всего отпустить человека, который стал тебе дорог, но иногда, быть рядом с кем-то значит вообще не появляться рядом с ним..
Он оделся и ушел, оставив после себя легкий запах парфюма. И наверное теперь, я была готова его отпустить. Да, всякий раз, расставаясь с тем, кто нам не безразличен, мы надеемся, что Вселенная вознаградит нас за самоотверженный выбор.

На собрание котерии я немного опоздала, но все-таки на мгновение задержалась на пороге, смотря на своих друзей.Не важно сколько нам лет — нам всегда нужно место, которое можно назвать домом… Потому что без людей которых ты любишь больше всего, ты всё равно будешь чувствовать себя одиноким. А люди не должны оставаться одни, потому что если вы находите кого-нибудь, кто для вас действительно дорог, важно уметь прощать мелкие обиды, даже если ты не готов идти до конца.
Потому что самое ужасное — это быть одиноким, когда вокруг так много людей.
Семью определяет не кровное родство, семья — это те, о ком ты заботишься. Поэтому они для меня больше, чем друзья: они — моя семья. Какая-то очень странная, но семья.
Зендари, заметив меня, обернулась и помахала рукой. Она была мне как сестра, в том смысле, что ты ее любишь по необъяснимым причинам, но это не отменяет того, что иногда ее хочется утопить головой в унитазе.
Алексей напоминал старшего брата, которого у меня никогда не было. Он знал больше чем я, был готов помочь, но и огрести от него тоже можно было.
Густав был скорее троюродным братом, с которым ты не так хорошо общаешься, но он часть семьи и всегда рядом.
Ричард…он походил на красавца кузена, в которого тайком влюблены все девочки семьи. Но в конце концов ты понимаешь, что он предназначен не тебе, но это не делает вас меньше друзьями.
Семья — это не кровь, что течёт в тебе. Это те, кого любишь, и кто любит тебя. Что бы ни случилось, именно к ним ты всегда возвращаешься. В семью, которую ты создаешь сам.
Рубрики:  Alba's Fairytale season 1

№ 35

Суббота, 19 Февраля 2011 г. 15:44 + в цитатник
В колонках играет - Rascal Flatts - What Hurts the Most
 (700x525, 64Kb)
— Я не хочу причинять тебе боль.
— Так не причиняй.
— Прости меня, я в растерянности. Говоришь, что для тебя это имеет значение, но по тебе не видно, имеет хоть что-нибудь для тебя значение?!..
— Имеет, очень большое.
— Покажи мне, что имеет значение!
— Как мне это показать?! Орать на тебя?! Кричать?! Ударить тебя? Если я это сделаю, разве это покажет, что ты для меня важна? Я люблю тебя. Что бы я не сказал, это ничего не изменит, потому что ты любишь другого.
• Соединенные штаты Лиланда


Я открыла глаза, огляделась и потянулась, чувствуя привкус ностальгии. Забавно было просыпаться в этой комнате. Поднявшись с постели, я пошла в душ, что бы привести себя в порядок. Отсутствие туфлей было досадным, но триста баксов не так много за шанс не попасть в неприятность.
Анджела крепко обняла меня, поздравив с возвращением, потом перевела взгляд на мои босые ступни:
- Это новая Бостонская мода?
- Да
- Ты все так же не умеешь врать. - она покачала головой.
- Смотря кому. - улыбнулась я

Вчерашнее прибытие в Сан-Диего получилось не таким как я ожидала. И вовсе не потому, что рейс прибыл раньше. Скорее из-за того, что на выходе меня ждала парочка в черных костюмах, представившихся службой безопасности и попросили пройти с ними.
Что-то мне подсказывало, что они такая же служба безопасности, как я - канадский охотник на оленей. Оказавшись в комнатке, я поняла что нужно срочно выбираться. В фильмах всегда наглядно показывают, как можно кого-то вырубить стулом. У меня тоже получилось не плохо.
Убегая через черный вход, я оказалась на лестнице и скинула туфли, что бы случайно гне свернуть себе шею. Нужно было найти безопасное место для дневного сна.

- Пойдем в зал. - улыбнулась она. - Кстати, Жан-Пьер хотел с тобой о чем-то поговорить.
Упс
В Элизиуме сегодня было не так много Сородичей. И чем меня порадовало мое отсутствие, так это тем, что здесь появились новые лица. Мужчина нордической внешности и еще один, рыжеволосый и зеленоглазый. Второй мне понравился почему-то больше, что-то было в нем очень приятное и в глазах скакали бесята. Поставив мысленную галочку расспросить про него Анджелу, я подошла к Жан-Пьеру.
- Доброй ночи, многоуважаемый Примоген. Вы хотели меня видеть?
Он поднял на меня свои глаза и мне подумалось, что в Бостоне было не так уж и хреново.
- Уже вернулась?
Я кивнула.
- Да..я уезжала в Бостон.
- Чудесно. А почему я не в курсе этого?
- Я...- начала я.
- Не посчитала нужным меня предупредить? Ты доставила мне несколько неприятных минут.
- Я прошу прощения за эту оплошность. Этого больше не повториться.
- Очень надеюсь. - он смерил меня взглядом и мне пришлось сказать то, что не хотелось, но то, что я должна была.
- Чем я могу загладить свою вину перед Вами?
- Скажем пять незначительных услуг сгладят то, что ты отняла у меня время. Или одна малая, на твой выбор.
Соблазн откупиться за один раз был высок, но меньше - это не всегда лучше.
- Пять незначительных. - тихо ответила я.
Он поднялся из-за стола, приблизился ко мне, и мне захотелось сделать несколько шагов назад, чтобы между нами снова было безопасное расстояние.
- Мне нравится чувствовать твой страх- тихо произнес он и по его губам скользнула неприятная усмешка. - С возвращением.
Похоже пожить в Бостоне полгода было все таки очень хорошей идеей.

Садясь в машину к Ричарду, я чувствовала себя подавленной. Пять незначительных услуг. К Жан-Пьеру. Твою мать
- Альба, ты в порядке?
- Да, просто получила по шее от Жан-Пьера.
- За что?
- Я не предупредила его насчет отъезда.
- Ты не предупредила?
- Слушай, такое ощущение, что это знают все, кроме меня. Я что, не получила бесплатный экземпляр "курс выживания для неоната" который подпольно издают?!
- Все будет нормально -улыбнулся Ричард, а потом перевел взгляд на мои ноги.- А где твои...
- Последняя Бостонская мода - отрезала я. - Давай заскочим ко мне, я хотя бы туфли одену.
В моей квартире ровным счетом ничего не изменилось. Быстро переодевшись, я с блаженством одела туфли, и мы снова вышли на улицу.
- Куда теперь? - спросила я.
- Ты любишь кино?
- Ну конечно.
- Тогда садись в машину. Я отвезу тебя кое-куда.
- Куда?
- Это сюрприз - он покачал головой.
- И больше ее никто не видел - улыбнулась я.

Мы приехали к кинотеатру под открытым небом. Здесь уже было достаточно машин с обнимающимися парочками внутри.
- Ты смотрела "Касабланку"?
- Не думаю - ответила я.
- Точно? "Париж всегда останется Парижем?".
- Точно не смотрела.
- Как ты могла? Что вообще ты смотрела?
- Восставший из Ада, все пять частей. - призналась я.
Ричард посмотрел на меня. Очень долго посмотрел.
- Ты очень необычная, ты знаешь это?
- О, да - улыбнулась я и потянулась к нему, чтобы поцеловать, но внезапно Ричард отстранился.
- Что-то не так? – я нахмурилась, абсолютно не понимая в чем дело. Пока я летела домой, то представляла как мы, наконец, встретимся. Он поцелует меня, мы проведем день вместе, потом поедем ко мне и займемся любовью...
Сейчас что-то мне подсказывало, что ничего подобного мне не светит.
- Ричард… – тихо шепнула я, смотря на него, уже зная, что он собирается мне сказать. Возвращаясь домой, я знала, что нужно будет положить этому конец, но я не была готова сделать это сейчас, сейчас, когда я даже не успела с ним только попрощаться и с тем, что у нас было. Я не была готова отпустить его.
Он осторожно взял меня за руку и начал что-то говорить. Мягко, тихо, осторожно как будто его слова могли нанести физический вред.
Вы пробовали когда-нибудь вытянуть руки и быстро крутиться?
Любовь примерно тоже самое. Она разрушает ваше сердце, переворачивает мир с ног на голову, а если вы не будете осторожны, если не остановите взгляд на чём-нибудь неподвижном, вы можете потерять равновесие. Тогда вы уже не замечаете людей вокруг себя и не понимаете того, что вот-вот упадёте… Да, зачастую момент которого вы ждете, приходит в самое неподходящее время.
Мы молчали всю дорогу до моего дома. У меня не было сил говорить, казалось, стоит мне открыть рот и у меня вырвется вопль боли, которая когтила меня изнутри.
Открыв дверь ключами, я повернулась к нему.
- Зайдешь?
Он покачал головой.
- Не думаю, что это хорошая идея. Ты сейчас…
Я подошла к нему и прижалась губами, но он мягко отстранил меня.
- Не надо, Альба. – его глаза смотрели серьезно и как-то по чужому. – Мы друзья.
Я закрыла глаза и вздрогнула, когда его ладонь коснулась моей щеки.
- Я не верю, что это конец…
- Мне жаль. – тихо сказал он. Это ничего не меняет, но мне правда жаль.
А потом он ушел. Бросил. Словно прочел книгу и вернул в библиотеку…

Я прислонилась спиной к закрытой двери. Он сказал, что между нами ничего не было, мы просто друзья. Но как это может быть? Когда я его руки до сих пор на себе чувствую?! И что теперь? Как можно после этого быть друзьями? Как?!
Черта с два, любовь моя… Я не хочу встречаться с Тобой и смотреть на Тебя, как жена арестанта, глазами, полными надежды и немого отчаяния. Я не хочу до крови закусывать губу, глядя, как Ты нежно склоняешься к этому… к этой девушке, которая у тебя появится. Я не хочу.
Те письма, что мы писали друг другу... это не интуитивные тексты, это три месяца такой печали, от которой становишься на десять лет старше и на двадцать лет тупее. Я как кобра, которая приготовилась для броска, а ее огрели лопатой. Она покачивается, утратив точность удара, и промахивается на полметра, вместо того чтобы одним поцелуем добиться своего.
Мы больше не будем вместе? И ты не вернёшься ко мне? Отлично! Я смогу и без тебя! Я смогу и без тебя… Я смогу и без тебя… Я смогу… Я не могу… Не могу без тебя…

В жизни, как и в искусстве некоторые финалы бывают горькими, особенно, когда дело касается любви. И слезы не могут заставить того, кто больше не любит, полюбить тебя снова. Иногда судьба сводит двоих влюбленных вместе лишь для того, чтобы разлучить их.
Иногда герой, наконец, делает правильный выбор, но не в правильное время. Иногда единственное вещь, которую осталось сделать — это обнять друг друга в последний раз и просто дать уйти. Слезы должны высохнуть сами, так уйдет боль…. только не скоро…

Мы сидели друг напротив друга. Новая ночь не принесла ничего, кроме прежнего разочарования.
- Альба…- мягко попытался он возразить.
- Не поступай со мной так, я этого не заслужила. – произнесла я, поднимая на Ричарда глаза. - Все просто оборвалось, не закончилось, а именно оборвалось. И как бы я ни старалась, мне об этом никогда не забыть… Наш роман так и останется — незавершенным… Ты не можешь так просто все оборвать . Надо сделать всё как надо. Вечер прощаний. Ты, я и Сан-Диего. Ты нам должен.
Он молчал, ожидая продолжения.
- Неделя. Я прошу всего семь дней и потом все закончиться. Наши отношения так и не были настоящим романом. Дай им шанс начаться и подойти к концу. Мы моем столкнуться в понедельник и заговорить, во вторник ты позовешь меня на свидание, в среду у нас будет первый секс, в четверг мы уже будем парой, в пятницу поругаемся, в субботу поймем, что мы совершенно разные люди и в воскресенье расстанемся.
- Я не могу.
- У меня такое ощущение, что я так пытаюсь выйти за рамки, а ты стараешься загнать меня в них обратно!
– Ты не представляешь как для меня это трудно! Снова быть так близко… Как мне приходиться бороться с собой когда ты рядом, что бы не прижать к себе и не целовать до тех пор, пока у тебя не онемеют губы…
Я не хотела причинять ему такую боль, как и он мне. И тогда я поняла, что пора. За любовь обычно борются с третьей силой… С обстоятельствами, с людьми, которые любви препятствуют, с расстояниями даже… Но за любовь никогда не борются с предметом своей любви.
И отчасти я была благодарна ему. Кто-то из великих сказал «Вы не можете заставить себя чувствовать что-то, что не чувствуете, но вы можете заставить себя поступать правильно вне зависимости от того, что чувствуете»
- Тогда нам остается только эта ночь и мы расстанемся – грустно улыбнулась я. Он встал из-за столика, подал мне руку и мы покинули кафе. Ричард отвез меня в небольшой клуб где играли рок-н-ролл и можно было потанцевать.
Мы вышли из машины, он снял пиджак и закинул его на одно плечо, взял меня за руку. Я украдкой разглядывала его, словно отчаянно пыталась запомнить каждую черточку. Его глаза, которые больше не посмотрят на меня тем мужским, пронзительным взглядом. Теплые губы, которые больше не прикоснуться к моим в поцелуе, не пройдутся цепочкой следов по моей коже. Его сильные руки, которые прижимали меня к себе, и в тоже время ласковые, касавшиеся моего тела. И я больше не пыталась понять почему и в какой момент, мой мир сузился до этого мужчины, в глазах которого был сосредоточен весь свет города и который помог мне вернуть себя…
Мы танцевали, смеялись и в этом свете огней и музыки боль уходила. Мне больше не хотелось грустить. В эту минуту я его любила, за прошлое, что у нас было и за будущее, которого у нас никогда не будет.
- Теперь я наверное готова – прошептала я, пока мы танцевали прижавшись друг к другу, а Элвис проникновенно пел свою «Люби меня нежно». – Я буду тебе очень хорошим другом, даже, наверное, лучшим. Только не рассказывай мне, с кем ты спишь…
- Хорошо – ответил он, касаясь губами моего виска.
- Но сейчас, пожалуйста, не отпускай меня, пока не кончиться песня…
У сказок не всегда бывают счастливые концы. В реальности принц зачастую остается не с той принцессой. Но теперь я знаю, что сказки заканчиваются потому, что просто пришло время подойти к концу. Перелистнуть последнюю страницу и закрыть книгу.
Мы покинули клуб, отправившись ко мне домой. И этой ночью не было рамок, а мир превратился в кино. И когда он касался меня пальцами, губами…в моей голове все еще звучал бархатистый голос Пресли.
Да, есть песни под которые хочется танцевать, песни… которым хочется подпевать, но лучшие песни — это те, которые возвращают тебя к моменту когда ты впервые услышал их, и снова разбивают твоё сердце..Есть вещи, которых бы мы никогда не хотели, но мы должны их принять; вещи, которых бы мы не хотели знать, но должны выучить, и люди, без которых мы не можем жить, но должны отпустить.

Когда я проснулась следующей ночью, то знала что он уже ушел. Он никогда не оставался. Натянув на голове тело халат, я прошла на кухню и распахнув окно удобно устроилась на подоконнике, закуривая первую сигарету и глядя на город. Город где столько начиналось, сжималось, билось, заканчивалось…
Вам определенно стоит пройтись по его улицам, чтобы понять, о чем я говорю. Знаете, кого вы увидите? Людей с одним и тем же выражением на лице. И выражение это означает одно: вот черт, мои мечты никогда не исполнятся; мне никогда не избавиться от прошлого за спиной; у меня никогда не будет семьи; больше никогда мне не обнять ее снова; я никогда не смогу ему рассказать о своих чувствах. Да, город полон таких как мы, переставших надеяться. Конечно, порой, не слишком часто, попадается счастливый сукин сын, чьи мечты стали реальностью. Знаете, как таких распознать? С их лица никогда не сходит улыбка. А вы, вы тоже их ненавидите?
Рубрики:  Alba's Fairytale season 1

№ 34

Четверг, 17 Февраля 2011 г. 22:21 + в цитатник
В колонках играет - Selig - Knocking on the heavens door
 (400x300, 66Kb)
Суками не рождаются — их создают родители, которые еще ужаснее чем их дети.
Сплетница

Простить — значит двигаться дальше.
Крутая Джорджия

Это все похоже на «Достучаться до небес».
Не потому что фильм, а потому что х*й достучишься.

Март 2010

Часто люди отказываются меняться, но это противоестественно. Мы цепляемся за то, каким все было раньше вместо того, чтобы взглянуть на это по-новому. Мы цепляемся за воспоминания, вместо того, чтобы думать о настоящем. Но первый шаг в решении любой проблемы – это осознать ее наличие. И быть может, если мы разожмем пальцы, ослабим хватку, примем это — мы почувствуем прилив адреналина. И именно тогда у нас появится этот второй шанс, именно тогда мы сможем родиться заново.
«Объявляется посадка на рейс Бостон – Сан-Диего. Пассажиров просят пройти к выходу Б» Я еще раз сверилась с посадочным талоном и пошла к нужному выходу. Через несколько часов я буду уже дома.
Прошло три месяца, а мне казалось, что целая вечность. Бостон послужил мне хорошим уроком. Каким-то непонятным образом он расставил все на места. Трудно будет сделать правильный шаг, когда ты сжёг мост, который собираешься пересечь. Но теперь я была готова.

Январь 2010
Мне казалось, я готова проспать несколько суток. Желание выходить из номера было нулевое. Радовало одно: мы остались в живых. Только сейчас мне пришла в голову идея, что пейзажи и оружие, которое можно было взять с собой, не стоило того что бы не лететь на самолете. Идея поехать через Канаду была хреновой. Хотя учитывая что вторым вариантом был Нью-Йорк и Шабаш…Ну и как тут выбрать из двух зол, когда кругом одно зло?!
Наверное, я все-таки выбрала Канаду не головой, а пора бы начать использовать ее. Больше шансов будет выжить. Нью-Йорк был все еще моим городом-призраком, и я ни за что не хотела снова оказаться в нем. Поэтому мы отправились по другой дороге. Поначалу поездка проходила вполне хорошо, мы остановились в придорожном мотеле на дневной сон, до Бостона оставалось совсем ничего. Все шло нормально, и беспокоиться было уже не о чем, но наш сон прервал стук в дверь.
С трудом разлепив глаза, я подняла голову, казавшуюся свинцовой, от подушки.
- Кто там? – хрипло спросила я. Анна уже поднялась с постели.
-Джессика, открой дверь! Я знаю, что ты здесь! – проревел мужской голос из-за двери.
- Здесь нет никакой Джессики! Вы ошиблись!
- Джессика, я знаю это ты! Немедленно открой эту чертову дверь или я ее вышибу.
- Тебе же сказано: здесь нет Джессики! А теперь проваливай, иначе мы позвоним служащему!
Анна вскинула брови. Ну да, в номере не было телефона, но вдруг мужик за дверью об этом не знает? В конце-концов, какие у нас были варианты? За дверью кроме этого субъекта был солнечный свет, но он вполне может и вышибить дверь, если мы не откроем. Твою мать…
Анна тихо вздохнула, опускаясь на пол. Черт, у нас все еще «час мертвецкого сна» и я не знала сколько минут оставалось до того, как я сама отключусь.
- Проваливай, или я вызову полицию! – крикнула я, чувствуя как колени подкашиваются и пол становится ближе. Падения я уже не почувствовала.
Открыв глаза, я обнаружила, что лежу в кровати. Анна собирала вещи. Я села на постели, оглядываясь. Все было в порядке, по крайней мере пока.
- Куда делся этот дебил? – спросила я ее.
- Не знаю, когда я проснулась его уже не было. Но что-то мне подсказывает, что нам лучше поторопиться.
Я соскочила с постели и стала одеваться. Не люблю испытывать судьбу.
- Я закину сумки, а ты постучи в номер нашему попутчику.
Вчера ночью мы подобрали голосовавшего на дороге парня, которому было по дороге в Бостон. Моя паранойя упорно утверждала, что доверять никому нельзя, но Джеймс на вид был вполне безобидным.
Выйдя на улицу, мы увидели возле машины Джеймса. Он взял у меня сумки, пока я открывала багажник.
- Нам лучше поторопится – шепнул он.
- О чем ты?
- Тшш, не дергайся. Но местные ребята не за кого себя выдают.
- Да неужели? – сорвалось у меня с языка.- В таком случае кто тогда ты?
- Мисс – окликнул меня ночной портье. – К сожалению я вынужден попросить вас задержаться. Вчера к вам ломился в номер мужчина…
- Все в порядке. – быстро ответила я. – Скорее всего он был пьян, мы не в обиде и притензий предъявлять не будем.
- К сожалению, у нас законы строгие и я уже вызвал полицию. Вам придется остаться и поговорить с ними. А вот и они!
Мы оглянулись и увидели несколько конников.
- Садитесь в машину – произнес Джеймс.
- Что бы у нас были проблемы с законом?
- Не сядешь, проблемы будет с тем что бы отскребать нас от асфальта.
Дважды просить не пришлось, я прыгнула на водительское сиденье, захлопывая дверь и заводя машину.
- Стойте! – завопил портье, конная полиция прибавила ходу. Машина рванула с места, а потом они открыли огонь. Она вскрикнула нагибаясь, Джеймс прижался к заднему сиденью. Звон стекла и осколки рассыпались по салону. Парень достал из-под рубашки пистолет. Супер, я пустила в свое машину непонятно кого да еще и с оружием. Мое самобичевание прервала вспышка боли в плече. На рубашке появилось алое пятно.
- Здесь, что, за отказ в помощи следствию убивают?! Странные копы!
- Это человеческие слуги оборотней! – выкрикнул Джеймс, перезаряжая обойму. – Ты думала они тебя с песнями и танцами встречать будут?!
Я мельком глянула его ауру. Сородич. Еще лучше. Если он еще и шабашит, то поездка не задалась.
- Похоже они отстают – я посмотрела в зеркало заднего вида.
- Рано радуешься. Это только начало.
Ночь пронзил громкий вой. На насыпи, с обоих сторон дороги показались огромные, серые силуэты. А вот и хозяева…Они сбегали вниз и я с ужасом поняла, что сейчас произойдет. Если они зажмут нас с обоих сторон, то нам конец. Я вдавила педаль в пол, выжимая из машины предельную скорость. Мотор начал стучать, из-под капота показался пар. Оборотни приближались. Только бы проскочить…
Машина фыркнула вырываясь вперед, всего несколько сантиметров разницы и они сомкнулись за нами.
- Они догоняют – крикнула Анна. Потом грохот и крыша машины прогнулась, удар, скрежет и из потолка показались когти. Один из оборотней оказался на крыше и вскрывал ее когтями. Джеймс выстрелил несколько раз. Впереди виднелся поворот, если сильно развернуть, мы потеряем скорость, но сможем сбросить эту тварь. Оставалось молиться, что бы стучащий мотор смог на последнем дыхании набрать скорость и увезти нас от нашпигованных мехом машин для убийств.

- Альба! – Анна выглянула из ванны. – Если ты не начнешь собираться, мы опоздаем в Элизиум.
- Уже встаю – я поднялась с кровати и подошла к шкафу, вытаскивая из него черное платье и туфли. Стянув джинсы и футболку, я стала переодеваться. Добравшись вчера до отеля, я рухнула спать в одежде. Мы все таки смогли оторваться от мохнатых тварей. Джеймс распрощался с нами почти у самого города и исчез. Так что о его партийной принадлежности я так и не узнаю.
Первый месяц пролетел в Бостоне как одна неделя. Князь разрешил нам остаться, не смотря на явное нежелание примогена Вентру. Хотя в основном это касалось Анны. Почему-то в городе, кроме Гийома и его потомка, Малкавиан больше не было. Как и Тремеров. Мне это казалось немного странным, учитывая, что дома была сборная солянка. Сородичи этого города приводили меня в жуткое замешательство. Одним из помощников Шерифа был бывший шабашит, что напомнило мне мой недавний кошмар. Хранительница Элизиума была невероятно красивой, и у меня закралось смутное подозрение, что их отбирают исключительно по внешним данным, что бы Сородичи стекались в Элизиум поглазеть на совершенство. А когда я узнала, что Анджей, тот самый помощник Шерифа, встречается с Хранительницей, то у меня появилось очень неприятное дежа вю. Местная Гарпия не вызвала у меня сильной симпатии. Арабелла так активно выспрашивала у меня все сплетни и новости, что под конец я почувствовала себя каким-то аутсайдером. Меня как-то особо не интересовали подобные вещи, если они не казались моих друзей. Думаю, Сир бы мною не гордилась.
С примогеном Тореадор, Дорианом, мы встретились через пару дней, за ужином и я передала письмо Анджелы. Он внимательно прочел его, периодически посматривая на меня. Мне чертовски хотелось забрать письмо и прочесть самой, что Анджела там понаписала. Желание было настолько сильным, что мне пришлось вцепиться руками в салфетку на коленях и продолжать мило улыбаться. Дориан был сдержанным и очень аристократичным. В тайне я начала жалеть, что у нас нет программы обмена Примогенами. Было бы волшебно отправить Жан-Пьера сюда, а Дориана к нам, но моим радужным мечтам не суждено было сбыться. Но все равно местные жители не уставали меня удивлять.
К концу первой недели мы с Анной уже сняли дом и обнаружили, что нашими соседями является Сильвия, симпатичная азиатка из клана Тореадор, ее мало разговорчивая сестра и паренек. Как выяснилось у них какие-то проблемы с Триадой. А я то гадала, почему риэлтор сделала нам такую большую скидку.
Но Сильвия оказалась довольно приятной в общении и уже на следующий вечер я пошла с ней на какую-то студенческую вечеринку. Перед тем как она позвонила в дверь, она порылась в сумочке и потом вложила в мою руку презерватив.
- Эээ…зачем? – я непонимающе посмотрела на нее.
- Ну если ты захочешь развлечься. – она подмигнула и позвонила в дверь. – Я думаю тебе меньше всего хотелось бы внезапно залететь.
У меня отвисла челюсть и закрались сомнения, что кто-то из моих нынешних мужчин мне кое в чем врал. Хорошенько перекусив на вечеринке ( я еще очень хорошо помнила презрительные высказывания Дориана за ужином, о местной «кормушке». У меня тогда так и не повернулся язык сказать ему, что я только что была там и мне с Анной надрала задницу шабашитка. Некоторые вещи за ужином обсуждать не стоит.), я попрощалась с Сильвией и выйдя на улицу набрала номер.
- Доброй ночи, Ник. Ты сегодня свободен?
Служитель Вентру, Николас являлся владельцем казино «Корона» и у него был пунктик на красивых женщин. Ну, кому что. Мне все равно больше нравятся красные туфли. Мы познакомились в Элизиуме, тогда он и вручил свою визитку, предлагая как-нибудь навестить его. В городе мне было особо не чем заняться, поэтому я и воспользовалась этим предложением.
В конце концов, знаменитая французская куртизанка утверждала, что «женщины чаще отдаются по капризу, чем по любви». Может быть это все огрехи воспитания, но неверность ровным счетом ничего не значила для меня. Это такое невинное развлечение, как и мастурбация, разве что в процессе задействовано чужое тело. Любовная связь — это уже совсем другая история. Когда вместо банального траханья, ты начинаешь заниматься любовью. Тебя интересует не тело как таковое, и даже не мужчина вообще. Тут кроется нечто иное, чего я всегда старательно избегала.
Моя потребность в физической измене уже давно сформировалась в пагубную привычку. Мужчины могли поразить любой мой орган, кроме сердца. Пусть телом и разумом я была монофобом, но сердцем я всегда оставался моногамной. И оно было занято Майком.
Стальные двери с шипением открылись, девушка охранница улыбнулась и ушла. Я вошла внутрь. Николас поднялся из-за стола. Высокий, среднего сложения брюнет. Обычный красивый мужчина.
Он был очень любопытным экземпляром в моей бальной карточке. Достаточно уверен в себе, с, похоже бездонным, банковским счетом и в тоже время он так тщательно от кого-то скрывался, за всей этой охраной и замками. Мне было ужасно любопытно, кого он мог так разозлить. Отчасти меня забавляла его уверенность, что все можно купить. Забавляла, но только до определенного момента.
Когда фильм закончился, мы вернулись к прерванному ранее разговору.
- Что-то не так?
- Да вот как-то не люблю чувствовать себя прокатной вещью.
- Я начинаю задумываться о постоянном приобретении – улыбнулся Вентру. Мне чертовски хотелось съязвить, что для данной операции на его счете недостаточно средств.
- Если тебя послушать, то можно уверовать, что все на свете покупается. – нахмурившись, произнесла я.
- Абсолютно верно. Главное правильно назвать цену.
- У некоторых вещей нет цены.
- Удиви же меня – улыбнулся Ник.
- Хотя бы любовь.
- Любовь – самый ходовой товар. Правда ее цена не всегда стабильна. Да и само вложение не надежно.
Теперь этот разговор начинал напрягать. Я никогда не была особо категорична, но некоторые вопросы имели священное значение.
- Можно купить привязанность, но не любовь – пожала плечами я. – А это как пустая обертка от конфеты.
- Ты снова напряжена – он притянул меня к себе, коснулся губами обнаженного плеча. – Не будем продолжать этот разговор, со временем ты поймешь, что я прав. А пока…приказать, что бы подали машину или…
- Я позвоню Анне.
Он улыбнулся, а я отправила подруге смс, что сегодня ночую не дома и отключила телефон. Время в Бостоне для меня было тайм-аутом, что бы решить все проблемы и понять, что твориться в моей жизни. Что касается Николаса…ну что ж…иногда бывает полезно устроить себе отпуск.
Когда следующей ночью лимузин довез меня до дома, Анна встретила меня на пороге. На секунду мне показалось, что сейчас она залепит мне пощечину и спросит по каким Вентру я шлялась.
Но девушка лишь вздохнула и покачав головой. Поднялась к себе в комнату.

Февраль 2010

Пока парикмахер и визажист работали над Анной, я выскочила на крыльцо дома, чтобы выкурить свою первую утреннюю сигарету. Снаружи было холодно, все еще падали белые снежинки и лежал снег. После теплого Сан-Диего, Бостон казался морозильником, но чертовски красивым морозильником, должна я вам сказать. Часто по вечерам, я выбиралась из дома с новой камерой, которую подарил Ник. Кажется, как-то в разговоре я упомянула, что мне нравится фотографировать и, вуаля, у меня новая профессиональная камера, которая стоит больше чем пара моих зарплат. Я фотографировала город, снег, нас с Анной. На моем ноутбуке появилась папка с кучей фотографий, которые я все еще не успевала просмотреть.
От Ричарда периодически приходили письма и то, что он в них писал…
- Альба – позвала меня Малкавиан. Я выкинула окурок в сугроб и вернулась в дом. До бала у Князя оставалось несколько часов. Первое серьезное мероприятие в Бостоне. Анджела бы мною была довольна. Мы с Анной сопровождали Николаса, чем наверняка взбесили Габриеллу, примогена Вентру и ярого «фаната» Анны. Почему в городе был лимит на Малкавиан мы так и не узнали, как и то, почему Тремеры здесь быстро уходят в минус.
На протяжении нескольких веков северо-восточное побережье Америки занимали оборотни, позже, в 19 веке, в борьбу за территорию вступили Шабаш и Тремеры, основавшие капеллу в Бостоне. А в начале 20-го в город пришел Гийом де Ноэль и в городе наступило Рождество*
- Мисс? – парикмахер вопросительно посмотрел на меня.
- Да, начинайте, пожалуйста. – я села напротив зеркала, плотнее запахнув ворот халата. Не могу усидеть на месте больше получаса, но я с детства обожала, когда возились с моими волосами. Через час прическа была готова, и визажист приступил к своей работе. Когда они закончили, я расплатилась и мы с Анной поднялись наверх, чтобы одеться.
Лимузин прибыл вовремя. Уже знакомая мне девушка, открыла дверь, и мы сели в салон. Ник выглядел, готова признаться, великолепно. Потрясающий смокинг, похоже был сшит на заказ и подчеркивал его телосложение.
- Вы обе изумительно выглядите – удовлетворенно кивнул он. Похоже он очень ждет того момента, когда сможет показаться на глаза публике с двумя красивыми девушками. Я его понимаю, втроем мы выглядели гармонично. На Анне было черное платье, на мне – белое, Ник был одет в черный смокинг и белоснежную рубашку.
Машина довезла нас до поместья Князя, где одним из главных правил было не сворачивать с тропинки. Выяснить почему, мне ни разу не хотелось. Николас взял нас под руки, и мы пошли в особняк.

После официального приветствия Князя, начался изумительный прием. Гули разносили гостям бокалы с кровью. Сделав глоток, я не могла сдержать возглас восхищения. Кровь имела тонкий привкус трав и каких-то ягод. Никогда не пробовала ничего подобного.
Ко мне подошел рыжий мужчина и довольно развязно предложил с ним потанцевать.
- Мне Николас не разрешает танцевать с незнакомцами. – ответила я, улыбнувшись. Я рассчитывала, что у него хватит сообразительности представиться и повести меня танцевать, но рыжий фыркнул и ушел. Чудесно. Надо завязывать с шутками, похоже их не все понимают.
Перехватив еще один бокал, я с удовольствием заметила, что у этой крови другой вкус. Сделав еще один глоток, я стала наблюдать как Анна вальсирует с Дорианом. Но не только я, за ними восхищенно следили многие. Их танец был безупречен.
Где-то в середине бала мы с Анной наконец столкнулись.
- Вы великолепно танцевали – улыбнулась я.
- А ты?
- Ну у меня не такой большой опыт. На Тореадорском балу я минут десять танцевала с Майком, на Рождественском - с Ричардом.
- Альба, мы же подруги? – она подняла на меня свои изумрудные глаза.
- Разумеется. А в чем дело? – я нахмурилась, гадая, что за этим последует.
- Ты понимаешь, что когда мы вернемся в Сан-Диего, то тебе нужно будет сделать выбор.
- Ты о…
- Я о Майке и Ричарде. Неужели ты не понимаешь, что мучаешь и себя и их.
- Я не думаю, что хочу это обсуждать – сказала я резче, чем хотела.
- Альба – мягко произнесла она, касаясь моей руки. – Я же вижу как ты постоянно об этом думаешь. Я хочу помочь тебе.
- Я не хочу делать выбор.
- Но тебе придется. Пойми, что ты каждого из них обделяешь тем, чего они заслуживают. Ты не додаешь им обоим толику любви. Если они тебе дороги, сделай выбор.
К нам подошел Ник и взяв меня за руку, предложил танец. Я молча отдала свой бокал Анне и пошла с Вентру.
- Альба- вкрадчиво позвал он.
- А?
- На тебе лица нет. Что тебя расстроило?
Что я могла ему ответить? Что я ничего не понимаю в чувствах, потому что никто и никогда мне этого не объяснял? Что всю жизнь мой отец боялся или не хотел проявить ко мне хоть каплю нежности, а матери у меня не было? Что полюбив Хаммера, я испытала, что-то совершенно эфемерное, незнакомое и это пугало меня? Что не получив ответа на вопрос, я боялась быть отвергнутой, ненужный и очертя голову, бросилась в объятия к Ричарду? Что я могла ответить на этот вопрос?
- Ничего. Но я бы хотела уйти от сюда, если ты не возражаешь.
Проблема выбора – самая большая женская проблема. Мы так боимся ошибиться, видим в каждом решении так много разных «за» и «против», что предпочитаем, чтобы выбор делали за нас. Так гораздо удобнее.
- Хорошо. Тогда нам нужно попрощаться с Князем.
- Тогда, как только закончится танец…
- Да.
И что в итоге? Я выиграла еще немного времени вне реальности, чтобы сбежать от правды.

Проснувшись новой ночью, я чувствовала что тяжесть прошлой ночи не исчезла. Ник притянул меня к себе и поцеловал, продолжая то, что было вчера. Еще несколько спасительных минут вне реальности.
Но сердце не обманешь. Оно знает, что это не тот. У меня мужчины, и то было не первое свидание, вроде коленки мои зацелованы до неприличия, а комплименты можно издавать подарочным трехтомником… Но тогда я млела. Предательски млела, впиваясь пальцами ног в подошву собственных туфель…А здесь лишь физиология. Так, что я здесь делаю, если не он тот мужчина, который может кончиками пальцев задеть мою душу?
Добравшись домой, я открыла дверь и вошла внутрь. Анна сидела в кресле, с книгой. Она подняла на меня глаза, и я знала, что она думает. Не расстеленная кровать, волосы не уложены, и вчерашнее платье со следами сегодняшнего стыда.
Я подошла к ней и села рядом на пол.
- Ты права. – тихо произнесла я. – Ты во всем права. Я так запуталась и не знаю, что делать…
Я почувствовала, как ее рука сжимает мое плечо.
- Все будет хорошо.
Когда ты соглашаешься на помощь — это не значит, что ты сдалась. Это значит, что ты не одна в этом деле.

Лежа на кушетке, я пыталась понять, как ответить на вопрос Гийома. Было ли это счастливой случайностью, но Князь города имел степень в области психиатрии, и я его заинтересовала моя проблема. Я приезжала к нему на сеансы, и мы говорили. Поначалу я не могла сосредоточиться. Он был в первую очередь Князем. Но как-то выйдя от него в очередной раз, я почувствовала, что мои демоны спрятались в сумерках, вовсе не торопясь выскочить и начать терзать меня.
Он не давил, давал время подумать и не подсказывал каких-либо решений. Мы прошлись от моего становления до юнности, и сегодня он задал мне другой вопрос.
- Расскажи мне, пожалуйста, о своем детстве.
Я смотрела на фрески на потолке и тихо начала говорить. Когда мама бросила нас, мне было года четыре. Странно, но я не могла вспомнить как она тогда выглядела. Я помнила, что ее руки были очень мягкими, ее кожа пахла чем-то очень свежим и приятным. Да, кажется, это были ее любимые духи. Как же она выглядела? Бабушка часто говорила, что я очень похожа на нее и в голове пятилетней девчушки сложилось понимание, что это она во всем виновата. Что это она сделала, что-то не так и мама ушла. И отец винит ее в этом, но не может признаться даже самому себе. Наверное страшно понимать, что ты не нужен, что ты нежеланный ребенок.
- Родителям нужно сделать что-то очень скверное чтобы поколебать любовь своего ребенка. – произнес Гийом.
- У них получилось. – фыркнула я. – И причем здесь вообще мои родители?
- Наше понимание мира, в самой своей основе — слепок наших отношений с родителями. Расскажи мне, почему ты считаешь, что они тебя не любили.
- Отец никогда не говорил мне этого.
- Не все мужчины могут открыто выражать свои чувства. Иногда это из-за страха. Все родители не совершенны. Но их ведь тоже никто не учил быть родителями. Ты давно говорила со свои отцом об этом?
- Никогда.
- Пойми, что потерю одного из родителей можно рассматривать как несчастье, но потерять обоих похоже на небрежность. Почему ты испытываешь такую ненависть к своей матери?
- Она бросила меня. Предательство должно иметь плату.
- Насколько я понимаю, оборотни не живут с родичами. Возможно, она просто не могла остаться.
- Что мешало ей черкнуть открытку раз в месяц и узнать как я?
- А почему ты считаешь, что она не знала?
Я замолчала.
- Она могла приходить, но держаться в стороне. А теперь посмотри на это иначе. Что ты для нее не носитель ценного гена, как ты считаешь, а ее дитя. Ребенок, которого ей пришлось оставить против воли. Жизнь похожа на дерево, а мать не нижняя ступенька, она — это корень, без которого не будет ствола, не будет зеленеющих ветвей. Без корня — это дерево умрет. А теперь подумай и скажи, что ты действительно к ней чувствуешь?
Да… Наверное, пора… Я моргнула, чувствуя подступавшие слезы, глубоко вздохнула и начала говорить. То, что действительно думала, но в чем боялась признаться даже самой себе. Я скучала по ней, я любила ее. Всю свою жизнь мне ее не хватало. И эта боль была настолько всепоглощающей, что затмевала собой все.

Март 2010
- Мисс, Вам принести кофе или чай? – стюардесса посмотрела на меня и я лишь покачала головой.
Порой ответы, которые мы ищем, давно известны нам самим. Но сказать правду это одно, а примириться с ней – совершенно другое. Прощать всегда трудно, злиться — легко, ненавидеть тоже, но прощать тяжелее всего. Уж я то знаю.
Иногда люди говорят не то, что думают или совершают ошибки, иногда мы сами совершаем ошибки. Так мы успокаиваем себя, чтобы унять боль…
Нам бывает трудно понять родителей. В детстве мы бегали к ним за поддержкой или просто за ласковым поцелуем, а сейчас мне проще осудить их, чем понять их мотивы. Родителей не выбирают. Но нужно учиться любить их лишь за то, что они подарили нам жизнь и готовы пройти часть ее с нами.
Мы не идеальны. Я не идеальна. Мы совершаем ошибки, мы все это делаем. Но потому что мы прощаем мы двигаемся дальше. Как понять, что ты простил? Когда прикоснетесь к тому, что было у вас раной, и не будет больно, вы поймёте, что действительно простили…
И я помнила ее мягкий шепот, в последнюю ночь, когда она была со мной.
«… не забывай кто ты. Спрячь поглубже все самое лучшее, что в тебе есть. Запоминай все: каждое оскорбление, каждую твою слезинку… Ты — моя дочь и ты — совершенство. Помни об этом». -ее мягкий голос смешался с ночным ветром пока не исчез.
Я хочу вновь почувствовать дыхание того ветра, это — мое тайное желание. Оно всегда со мной, как песня, или как безответная любовь, которую не можешь выбросить из головы.

Очень часто случается так, что мы начинаем бежать. Когда становится очень больно, и нет сил эту боль пережить, остается только что-то менять. И мы бежим. Уезжаем в другой город, начинаем жизнь заново, и снова начинаем жизнь заново, и снова…
Всю свою жизнь я бежала от нее. В другие города, к другим людям. Влюблялась, любила и позволяла себя любить. И этот бег было не остановить, я никак не могла даже на мгновение сказать, что я хотя бы к чему-то пришла.
Потому что как бы там ни было – моя мать всегда бежала рядом со мной.
Рубрики:  Alba's Fairytale season 1

№ 33 (экстра)

Четверг, 17 Февраля 2011 г. 00:10 + в цитатник
В колонках играет - Shinedown - Her Name Is Alice
 (456x699, 154Kb)
И все-таки многое в жизни зависит от случая, так что поневоле оглядываешься назад и думаешь: «А что если…»
• Клиника
Я живу в кошмаре, от которого время от времени я пробуждаюсь в снах.
• Урсула Ле Гуин

I invite you to a world where
there is no such thing as time
And every creature lends themselves
to change your state of mind
And the girl that chase the rabbit
drank the wine and took the pill
Has locked herself in limb
to see how it truly feels
To stand outside your virtue

Я приглашаю вас в мир, где время невластно
И каждое живое существо ведет себя так,
чтобы перевернуть ваш разум
Девочка, что погналась за кроликом,
выпила вина и приняла таблетку
Заперла себя в этом забытом месте,
чтобы почувствовать, каково это
Встать за грань добропорядочности

Shinedown - Her Name Is Alice


Вы когда-нибудь просыпались с чувством, что прошлой ночью произошло что-то необычайно ужасное, но ты не можешь вспомнить что, где или с кем. Это все равно что увидеть своего убийцу во сне, а потом оставаться весь день с этим чувством не смотря ни на что, хотя вы знаете, что это лицо не существует?
Я села в постели, потирая лицо ладонями и глубоко вздохнув, наконец, открыла глаза. Какого…
Резко вскочив с постели, я озиралась по сторонам пытаясь понять, где я нахожусь. Совершенно незнакомая квартира студия. Обшарпанные, голые стены. То, на чем я проснулась было матрасом накрытым пледом грязно-синего цвета. В углу комнаты стоял старый холодильник, небольшой стол с двумя стульями, кресло, стопка старых газет и дверь, очевидно ведущую в ванную.
Как я здесь оказалась? Я отчетливо помнила, как вчера ночью зашла в наш с Анной номер, после разговора с Эрнесто. Мы немного обсудили предстоявший трансфер по территории оборотней и раздевшись, я аккуратно повесила платье на спинку стула, прежде чем забраться в постель.
- Анна? – шепотом позвала я. Тишина. Похоже, в квартире никого не было….или тот, кто меня схватил еще не проснулся. Бог мой, Карлос! Но я тут же поняла бессмысленность этой идеи. Его главной целью была сестра, вряд ли бы он стал сейчас искать меня. К тому же как он мог утащить меня днем, даже если он приказал это сделать гулю, то почему я не связана? Если это не Карлос, то кто? Догадка, пришедшая мне в голову, парализовала меня страхом. Они нашли нас днем. Выследили и схватили, когда мы были беззащитны. Корпорация.
Нужно было убираться от сюда. Но где моя одежда? Оглядевшись, я увидела валявшуюся на кресле груду шмоток. Я подошла к вещам и, вытащив джинсы, посмотрела на бирку. Мой размер. Внезапно мой взгляд упал на записку, лежавшую возле телефона. Адрес гостиницы, время и номер Почерк не был моим.
Зазвонил телефон и я вздрогнула. Трезвон разносился эхом по пустой квартире, не замолкая.
- Алло? – осторожно произнесла я.
- Альба, ты все еще дома? – раздался в трубке голос Селены.
- Что? – тупо переспросила я.
- Я жду тебя в Склепе уже целый час. Как ты могла забыть? - с ноткой обиды протянула она.
Забыть что? Что я делаю здесь? Что я вообще делаю в Сан-Диего??
- Альба? – снова позвала Селена.
- Я…я приеду через час. – пробормотала я, вешая трубку. Мне показалось, что комната начинает вращаться. Я была снова в Сан-Диего, как будто никуда и не уезжала. И похоже это квартира моя…но это невозможно!
Сколько я была в отключке? И почему я ничего не помню? Стараясь перевести дух, я натянула лежавшие в кресле джинсы, плотные носки и застегнула рубашку. Все село как влитое, а это означало что одежда тоже моя. Господи, что за хрень ты опять творишь…
Положив в карман записку с незнакомым почерком, я зашнуровала ботинки и одела ветровку. Ключи весели на гвозде, рядом с курткой. Сомнений оставалось все меньше, похоже, и Корпорация здесь не причем. Тогда что произошло со мной?

Войдя внутрь «кормушки» я огляделась и увидела Селену. Миниатюрная брюнетка помахала мне рукой. Подойдя к ней, я присела рядом.
- Ты в порядке? – она внимательно посмотрела на меня. – Выглядишь напуганной.
В порядке ли я? Очень смешно. Я проснулась в незнакомой квартире, абсолютно не помня, как я там оказалась, и что было до этого. Такое ощущение, что ко-то сделал нехилый монтаж в моей голове. Но вместо этого я сказала другое:
- Где Анна?
- Кто? – Селена не понимающе посмотрела на меня.
- Анна. Анна Орсини, неонат Малкавиан, с которой я уезжала в Бостон по твоему рекомендательному письму!
Судя по взгляду Селены, она начинала сомневаться кто из нас двоих Малкавиан.
- Альба…я не знаю кто такая Анна – осторожно произнесла она. – И на сколько я помню, ты весь этот год живешь здесь и…- она запнулась, словно собиралась сказать что-то явно неприятное.
- И? – надавила я.
- Прости, ты мой друг, но…но я бы не написала рекомендации для бывшего шабашита. Пожалуйста не обижайся, просто Гийом очень печется о безопасности города и… - она продолжала говорить, но я уже не слушала ее. Голос Малкавиан доносился до моего сознания издалека, словно пробирался сквозь толщу ваты.
Потом паника исчезла, словно щелкнул выключатель. Господи, а я почти поверила…У Селены просто очередной «коннект».
- Ясно. Как скажешь – кивнула я. – Ты извини, но у меня есть еще одно дело. Еще…увидимся.
Фальшивое звено в цепочке ведущей к разгадке. Эта напоминало игру, где для того что бы пройти на следующий уровень мне нужно было найти нужного персонажа. Но кого?

Выйдя на улицу, я вдохнула ледяной ночной воздух и вытащила из кармана записку с незнакомым почерком. Отель, никогда о нем не слышала. Поинтересовавшись у курящего возле входа паренька на счет времени, я решила поторопиться. Время, указанное в записке уже приближалось…
Отель оказался совсем небольшим, в три этажа. Кое где краска на стенах облупилась, и виднелся серый бетон. Но учитывая, что местечко располагалось на окраине, то оно соответствовало местному колориту. Толкнув скрипучую дверь с замызганным стеклом, я вошла внутрь. Мужчина за стойкой рецепшена меня проигнорировал, продолжая пялиться в телевизор. Еще раз сверившись с запиской я пошла по указателям в поисках нужного номера.
В коридоре было абсолютно безлюдно и тихо, не похоже что заведение пользуется большой популярностью. Подойдя к двери, я засомневалась. Что если это ловушка и за дверью тот, кого мне стоит опасаться? Но в таком случае почему записка была в той квартире? Закусив губу, я покачала головой и постучала в дверь. Послышались шаги и дверь распахнулась.
- Опаздываешь – усмехнулся Эрнесто.
- Эрнес…- он прижался к моим губам и втянул в номер. Его руки поспешно освобождали меня от одежды. – Эрнесто! Подожди, я…
- Тшш – он накрыл ладонью мой рот. – У меня нет времени на разговоры, как впрочем и желания. Поэтому раздевайся и займемся тем, ради чего ты пришла. – мужчина толкнул меня на кровать и рывком стащил с меня джинсы.
Я с каким-то отстраненным вниманием наблюдала, что происходит. Не то, что бы раньше наш секс с Эрнесто носил какой-то налет чувств, но он не был…пустым?
В сексе есть сотня нюансов. Думаю можно сравнить его ну хотя бы с вином. Есть безумно дорогой сорт, который хочется попробовать, потому что это прикосновение к чему-то элитному и возводит тебя в определенную касту. Есть просто нечто, что ты раньше не пробовал, например чудесная бутылка из Чили, и здесь тобой движет жажда эксперимента, жажда ощутить что-то новое. Есть любимый сорт, его пьют на памятные даты, да и просто в любой день, когда есть настроение пропустить стаканчик. Ты прекрасно знаешь аромат, чувствуешь все нотки вкуса и получаешь наслаждение от каждого глотка, потому что оно любимое. Иначе не объяснишь. А есть низший сорт. Ты пьёшь его не ради элитности, не ради новых ощущений, и далеко не потому что оно тебе нравиться. Ты пьёшь его потому что тебе хочется пить и ты это можешь. Это все причины.
И сейчас я чувствовала себя низшим сортом. Бутылкой дешевого кьянти за несколько баксов из супермаркета за углом. Не то что бы Эрнесто испытывал раньше ко мне какую-то привязанность, но секс был хорош и я про меня он никогда не забывал. Сейчас у меня было такое ощущение, что ему все равно кто под ним, все равно нравится мне или нет. Экая мастурбация с помощью женщины.
Закончив, он откатился в сторону, чуть свесился дотянувшись рукой до пиджака и вытащил портсигар. Прикурив он выпустил серо-белый дым, потом искоса взглянул на меня:
- А ты ничего, детка. Не путалась бы с этими ублюдками и была бы еще лучше.
- О чем ты? – тихо спросила я, стараясь натянуть простынь повыше и избавиться от ощущения использованности.
Он поднялся с постели и стал одеваться.
- О том что твое решение перейти из Шабаша в Камарилью было возможно неплохим решением. Это смотря как посмотреть. В любом случае эти секты не загородный клуб по интересам, что бы по капризу менять свою членскую карточку. В любом случае количество желающих свернуть втою красивую шейку существенно возросло.
- Я…я не понимаю…- прошептала я. Шабаш? Переход в Камарилью?
- Я тоже не понимаю, зачем тебе это? Взыграла совесть или что? В любом случае надо, наверное, совсем не иметь страха и мозгов что бы сдать всю стаю. Учитывая, что тебя не так давно обратили, ты не представляешь для Князя никакой ценности, и ни кто тебя защищать не будет. – Эрнесто спокойно рассуждал, застегивая пуговицы на рубашке. – Я вообще удивлен, почему она сразу не убила тебя. Хотя интересует ли это меня? – он картинно задумался. – Однозначно нет. Если ты мне еще понадобишься, я позвоню. – он одел пиджак и достав что-то из кармана, бросил на постель и вышел, не прощаясь.
Я протянула руки к предмету, и он бумажно хрустнул под моими пальцами. Включив тусклую лампу над кроватью, я увидела несколько купюр. С моих губ слетел вопль….

Я смотрела на свое отражение в зеркале, отчаянно желая, что бы не мое лицо отражалось в нем. Это не я. Это не могу быть я. Не могу.
Внезапно все исчезло: номер, ванна. В сумраке я видела как изящные, нежные руки разрывают чье-то тело. Ногти по-звериному вонзались в плоть, отдирая ее, раздирая на части. Блеснула светлая кость ребер. Рывок рукой, треск и нечеловеческий вопль боли. Крик, звенящий в ушах, звучит чудесной симфонией. Сладкий запах крови витает в воздухе, проникая в нос, пропитывая собой все вокруг. Жажда, ярость сливаются в единый темный поток накрывающий сознание.
Щекой я чувствовала холодный влажный кафель пола. Еще не открыв глаза, я знала что те руки, раздирающие мужчину были моими. Это было мое воспоминание. Открыв глаза, я с трудом поднялась, дрожа с головы до ног, и оперлась руками о раковину. Тошнота подкатывала к горлу. Этого…
- Не может быть? – рассмеялся мелодичный голос. Я резко обернулась. Кроме меня никого в ванной не было. Что за чертовщина?
Повернувшись обратно, я отшатнулась. Мое отражение смотрело на меня с мерзкой усмешкой.
- Да, любовь моя – улыбнулась вторая Альба. – Я вернулась. Ты же правда по мне скучала?
- Это все не реально…Ты не существуешь…
- О, твои слова разбили мне сердце…если бы конечно оно у меня было. – она облокотилась на раковину, словно желая приблизиться ко мне. – Так что тебе не кажется реальным? То, что ты бывшая шабашитка. Да брось, тебе там самое и место. Монстр среди монстров. Все по честному. – она улыбнулась, обнажая клыки. – Только не говори, что тебе не понравилось ощущение, когда твои пальцы погружались в теплую плоть и разрывали ее на части…
Я закричала и ударила кулаком по зеркалу. Вспышка боли пронзила руку, зеркало осыпалось осколками в раковину вместе с ее смехом.
Натянув одежду, я ринулась к двери.
- Конечно, беги. Ты всегда так делаешь – прошипел ее голос в голове. – Но от себя тебе никуда не деться.
- Оставь меня в покое - я пронеслась мимо ошарашенного портье, который из-за моего вопля даже отвлекся от просмотра матча, и выбежала на улицу. Сердце колотилось как бешенное. Господи, что происходит? Я не шабашит. Не могу им быть. Я неонат тореадор, меня поставила Анджела Висконти в июне 2009 года. Боже мой…
Кто-то должен знать, что происходит…Кто-то…Ричард! Нужно найти его, он объяснит мне что за херня твориться. Нужно добраться до Отрубленной головы. Все будет хорошо, все должно быть хорошо.

В Отрубленной голове все было как и прежде, ненавязчивая музыка, звон бокалов, разговоры. И какое это было облегчение обнаружить Ричарда, сидящего за столиком и очевидно ждущего остальную котерию.
Я шагнула к нему, как заметила длинноволосую брюнетку сидящую ко мне спиной. Внутри меня все похолодело. Она обернулась ко мне и покачала головой.
- Я бы на твоем месте этого не делала – покачала головой Альба. – Ты для них бывшая шабашитка, мусор на полу, низшая ступень – она отчеканила каждое слово и улыбнулась. – Я бы на их месте тоже бы тебе не доверяла. Ты та еще дрянь – она отпила что-то из своего бокала.
- Иди к черту – процедила я сквозь зубы и пошла к столику Ричарда.
- Ричард? – он поднял на меня свои лучистые, теплые глаза орехового цвета, но его взгляд…Пустая, холодная вежливость. Мой Ричард на меня так никогда не смотрел.
- Добрый вечер, ммм…кажется Алиса, верно?
- Альба –поправила его я, ощущая как все рушится: моя жизнь, мое сознание, все. Он смотрел на меня, как на чужую. Словно то, что было между нами….никогда не существовало.
- Вы что-то хотели? – спросил он, украдкой бросив взгляд на часы, висевшие на стене.
- Я…- не могу в это поверить. Мой лучший друг, тот кто всегда был рядом, тот кто защищал меня и утешал, когда было так плохо. Я не существовала для него. – Я искала Зендари. – сказала я, то что первым пришло мне в голову. Ричард задержал на мне взгляд, и я знала, что он означает, как бы его обладатель не скрывал его за безукоризненными манерами. Он не одобрял того, что Зендари связалась с такой как я.
Я почувствовала, как слезы подступают к глазам. Мои друзья, которые практически стали мне той семьей, которой у меня никогда не было. Не было..и теперь тоже.
- В любом случае спасибо – тихо ответила я и пошла к выходу, едва не столкнувшись с Алексеем. Бруджа посмотрел на меня с плохо скрытой враждебностью и отвращением. По моей спине пробежали мурашки. Он пошел за столик к Ричарду.
- А я тебя предупреждала. – улыбнулась Альба.
- Ты прям плачешь от отчаянья.
- Лучше говори по тише, а то они решат, что ты сумасшедшая раз разговариваешь с пустотой. Хотя дай ка подумать, меня видишь и слышишь только ты. Детка, как не печально тебе это говорить – перешла она на заговорщицкий шепот, чуть прикрывая рот ладонью, - но кажется, ты сошла с ума.
- Альба – я повернулась к окликнувшему меня Ричарду, в надежде что сейчас этот кошмар закончиться. Но нет, по-прежнему этот вежливый, безразличный взгляд. – Если тебе нужна Зендари, то ее Сир повез ее сегодня в Элизиум.
-Майк? – мой голос прозвучал хрипло и перепугано. Ричард кивнул и вернулся к прерванному разговору с Алексеем.
- О нет – вздохнула Альба, поднимаясь из-за стола. – Ты же не настолько дура, что бы поехать в Элизиум. Тебе этого мало?
Но я уже не слушала ее, торопясь к выходу.
- Альба! Альба, мать твою! Не будь дурой!!- вопила она мне в след.
Нырнув в такси, я отдала последние купюры, которые оставил сегодня Эрнесто, и назвала адрес, где находился Элизиум.

Майк здесь. Он жив. Взбежав по ступенькам, я вошла внутрь. Нетерпеливо позволила гулям удостовериться, что у меня нет оружия и тут я увидела его. Все такой же, на порядок выше меня, отчего казался еще более угрожающим, одетый в кожаный плащ, светлые волосы стянуты в хвост и глаза, цвета весеннего неба. Мое сердце болезненно сжалось. Он был здесь, рядом, всего в нескольких шагах от меня. Мне хотелось броситься к нему, прижаться всем телом, снова услышать, как бьется его сердце.
- Майк – вырвалась у меня. Майк был тем, к кому тянулось все мое существо, и сейчас мое дыхание перехватило, с первой секунды захотелось обнять его нежно, осторожно, одной рукой обвить талию, а другой, словно гребнем, проникнуть сзади в мягкие волосы цвета золотого песка, от шеи к затылку, и так замереть, прижаться всем телом, и ничего другого не делать — главное, не отпускать. Никуда не деться от нее, от нежности, заполняющей грудь и горло, выступающей сквозь кожу, терзающей руки желанием прикасаться и гладить. Мне отчаянно хотелось, что бы он как раньше прижался к мои губам, раскрывая их в поцелуе, а я снова сдалась бы без борьбы, слишком ослабев, что бы отвернуть голову. Хотелось чтобы мое сердце колотилось так отчаянно, что бы начиналась дрожь, и мне становилось страшно от силы Майка и собственной слабости.
Но он посмотрел на меня равнодушным взглядом, как будто я для него ничего не значила. Как и с Ричардом, но это было куда больнее.
- Что нужно?
-Я…Майк, это же я. – попыталась начать я.
- Да знаю я кто ты – фыркнул он и стал забирать у гулей свое оружие.
- Майк, мы же были вместе…я и ты, мы встречались.
- Очень смешно. – он посмотрел на меня. – Ты еще при Анджеле такое ляпни.
- Майк, пожалуйста посмотри на меня. – я подошла к нему ближе. – Я люблю тебя. – и я потянулась к нему, чтобы поцеловать. В туже секунду он перехватил меня за запястье, отстраняя от себя.
- Я серьезно, девочка, хватит. – он посмотрел на меня холодным взглядом. Мне хотелось сжаться в комочек и закопаться в простыню, чтобы проснуться, но он удерживал меня за запястья.
Боль была реальной, и я осознала, что это не сон: раз больно, значит все настоящее.
- Что за фигня здесь происходит? – раздался знакомый голос. Взгляд Зендари не предвещал ничего хорошего.
- Все нормально. Не так ли? – он снова посмотрел на меня. Я кивнула.
Он расжал руку и отпустил меня. Я отошла в сторону все еще смотря на него.
Зендари удовлетворенно кивнула и подошла к Майку. Он притянул ее к себе за талию и крепко поцеловал. Она отвечала ему страстно, прижимаясь всем телом. Ее пальцы скользнули ему на грудь, сжали ткань черной футболки, желая его.
Мне было плохо, мне казалось я схожу с ума. Объект моей любви и желания ничего ко мне не испытывал. И что самое смешное, я не могла его в этом винить. Но я бы продала душу, лишь бы он хотя бы еще раз прикоснулся ко мне.
Наконец, они отстранились друг от друга.
- До вечера – Хаммер шлёпнул Зендари по заднице и пошел к выходу. Я продолжала смотреть ему в спину, пока не хлопнула дверь. Когда тот, кого ты любишь больше жизни, прекрасно живёт без тебя, ты уже в дураках, чтобы не сделал.
А потом ко мне подошла Зендари. И настроение у нее было отнюдь не миролюбивым.
- А теперь слушай сюда, perra. – она осмотрела на меня со злостью. – Еще раз увижу тебя рядом с ним и тебе не поздоровиться! – она произнесла что-то еще на испанском, и это не было пожелание приятно провести вечер.
Я кивнула и вышла на улицу.

Рядом прислонившись к фонарному столбу, стояла Альба.
- Ну что, получила то, что хотела? – она посмотрела на меня, и что-то немного похожее на сочувствие на мгновение промелькнуло в ее аметистовых глазах.
- Он не помнит то что было…
- Потому что этого и не было – перебила она.
- Что со мной произошло? Почему моя жизнь… такая?
- Ну аллилуйя, а я то думала ты уже никогда не спросишь – она прошлась ленивой походкой, присела на ступеньки и закурила. – Твоя версия того, как ты стала Сородичем?
- Меня обратила Анджела.
- А если немного раньше?
- Меня с ней познакомил Майк.
- Теплее. Подумай еще раз. – она прищурилась, выдыхая сигаретный дым.
- Я познакомилась с Майком в клубе…- тихо ответила я.
- Бинго! А теперь хочешь правдивую историю своей жизни? Той ночью, вы с Карлосом разругались вдрызг, пару раз врезали друг другу и мексианский гитарюга отправился бренчать на своей гитаре без тебя. Той ночью Хаммер зашел в клуб и столкнулся с Зендари. Сестричка мексиканца показалась ему бойкой и весьма способной. Итог: ты не знакома с Майком, он не спасает тебя той ночью на пляже и не отвозит к Анджеле и, упс, с Хранительницей ты тоже не знакома. Анджела не обращает тебя.
Готова ко второй серии нашего трагического сериала? Осенью Зендари уезжает в колледж, но как ты я думаю уже догадалась, она уехала в дом Хаммера и он обратил ее. Можно ли это назвать колледжем? Ну, пожалуй, чему-то он ее научил – она улыбнулась, а я поморщилась от двусмысленности сказанного, не до конца осознав, что она имеет в виду.
- А потом?
- Ну потом все бы жили долго и счастливо, если бы Карлосу не стукнуло в голову сделать сюрприз сестре и навестить ее. Он приезжает туда и, ой, какая неожиданность, никто и не слышал о Зендари Норьега. На звонки она не отвечает, и Карлос начинает ее искать. Ты видишь в каком отчаяньи бедняга Карлос и как он страдает, забросил группу, тратит все деньги на поиски, которые ни к чему ни приводят. И ты, воплощение альтруизма, остаешься рядом с ним, не решаясь сказать ему в такое время, что ты хочешь уйти. Ну не дура ли?
Я промолчала.
- Ну раз возражений нет, то я продолжу – она затушила сигарету и переплела пальцы. – Карлос ищет, ты верно ждешь. Вроде вполне все мило и невинно. Но долго и счастливо не получается, Карлос начал искать слишком глубоко и тщательно, но на свою голову не в том месте.
- Шабаш?
- Быстро соображаешь для человека с зачатками интеллекта – улыбнулась Альба. – Когда пропадает и Карлос, ты ждешь его. Ждешь долго и твои чаянья оправданы. Однажды ночью он возвращается.
Я снова ощутила холод в кончиках пальцев, меня стала бить дрожь. Во рту пересохло. И я вспомнила…
Снаружи бушевал дождь и я все еще не могла уснуть. Прошел месяц с исчезновения Карлоса. У меня никого не осталось. С отцом мы не разговаривали с тех пор, как я ушла к Карлосу. А теперь и он исчез... Из коридора послышался грохот, и звон разбитого стекла. Я не собиралась выходить из спальни и проверять, подскочив к двери, я закрыла защелку и в то же мгновение, как щелкнул замок, дверь сотряслась от удара. Я бросилась к телефону, набирая 911. Дверь сотряслась еще раз.
«Дождитесь соединения с оператором» Твою мать!
Замок с треском вылетел и дверь распахнулась. В комнату вошел Карлос.
«Не живой» - мелькнуло в мыслях, прежде чем он бросился ко мне.
В ту ночь Карлос обратил меня. Забрав с собой.

- Итак, подведем итоги нашего собрания – Альба развела руками. – Ты неонат, но шабашитский, ах да, поправка, теперь камарильский. Тебя презирают и не доверяют, ты никогда не поднимешься выше того места, где ты сейчас. У тебя нет друзей, нет защитников. И твой бывший любовник, а заодно и Сир ищет тебя что бы вырвать горло за предательство. Добро пожаловать в реальность, детка!

Я не помню как добралась до той квартирки, где жила теперь. У меня не было сил что либо делать. Моя жизнь оказалось самым страшным кошмаром и это не было сном.
Я вошла внутрь, уже зная, что я здесь не одна.
- Давно ждешь? – спросила я.
Карлос повертел в руках, мачете.
- Месть –блюдо, которое надо подавать холодным. – улыбнулся он, подходя ко мне. – Драться будешь?
Я покачала головой. Какой смысл? Он сильнее и мне никто не поможет. Я не знаю кто я и чем могу защититься.
Последнее о чем я подумала, когда я закрыла глаза и слушала, как Карлос подходит ко мне, был Майк. Он так и не узнает меня. Он не вспомнит мои аметистовые глаза, которые смотрели на него устало, разозлено, смеясь, желая, наблюдая, любя. Он не вспомнит этого. Мои невысказанные упреки. Мои горькие стоны во сне. Мои кошмарные сны, которые он умел прогонять. Он никогда не вспомнит обо мне, когда меня не станет.

Женский крик все еще стоял у меня в ушах. Через мгновение я поняла, что он не мой и зовет меня по имени. Я открыла глаза, резко садясь в постели и тут же упала обратно, сшибленная неслабой пощечиной.
- Я уже проснулась – предупредила я. – Прекрати меня, пожалуйста избивать.
- Ты кричала – начала оправдываться Анна, сидящая на моей постели. – Я должна была тебя как-то разбудить.
Я снова села в постели и взяла мобильный. 30 декабря, понедельник. Вчера мы выехали из Сан-Диего. На дисплее светилась смс от Ричарда.
- Ты в порядке? – Анна обеспокоенно посмотрела на меня.
- Да. – я кивнула. –Давай собираться.
Реальность бывает иногда, как удар ногой по лицу. Никто из нас не хочет признаваться, какими уязвимыми мы себя чувствуем. Вы никогда не задумывались над тем, насколько важна наша жизнь? Может ли один человек повлиять на весь мир? Насколько важны наши решения? Я думаю, что важны и я думаю, что один человек может изменить жизнь многих в лучшую сторону или в худшую.
Время может все изменить, сколько его нужно? Сколько нужно времени, чтобы изменить свою жизнь? Сколько нужно времени, чтобы измениться самому? 22 года достаточно? 1 года? 8-ми недель? Можно ли изменить жизнь за месяц? Неделю или 1 день? Мы всегда торопимся вырасти, добиться успеха, преуспеть, но иногда один час может всё изменить…Один пропущенный час, одна не встреча.
Кто-то сказал, что самая грустная вещь, с которой сталкивается человек, — это то, что должно было быть. Выбрать верную дорогу никогда не бывает легко. Это решение мы принимаем только по велению своего сердца. Но иногда мы находим свой путь, чтобы сделать что-то лучшее. Иногда мы боремся с сожалениями и угрызениями совести за наши ошибки… нашу злобу, и ревность и стыд, который мы чувствуем, когда не являемся теми людьми, которыми должны быть. И тогда мы находим наш путь к чему-то лучшему… или что-то лучшее находит свой путь к нам. И очень может быть нам будет не хватать того, что мы сейчас ненавидим. Так, может, вместо того, чтобы думать о том, чего у нас нет — мы подумаем о том, что у нас есть?
Рубрики:  Alba's Fairytale season 1


Понравилось: 1 пользователю

№ 32

Четверг, 10 Февраля 2011 г. 14:15 + в цитатник
В колонках играет - Trading Yesterday - For You Only
 (500x421, 63Kb)
Проститься — это немножко умереть.
Долгое прощание

Иногда, несмотря на все твои усилия, жизнь преподносит тебе лимон. Когда это происходит у тебя есть только два варианта: состроить кислую мину или налить текиллы.
• Любовь случается

Люди всегда уходят, ты же знаешь…
• Холм одного дерева


- Все, я снаружи.- ответила я в трубку, прикрывая за собой дверь. - Теперь можем поговорить. – я присела на ступеньки и закурила.
-Я часто тебе помогал…
- Ты настоящий альтруист, Эрнесто – улыбнулась я, выдыхая дым. На улице было довольно холодно, начинал моросить дождь, и мне чертовски хотелось вернуться в номер мотеля.
- Не приписывай мне грехов, которые я не совершал. У меня есть для тебя работа в Бостоне. Справишься с ней и мы в расчете.
- Заманчиво. Что я должна делать?

Дешевый кондиционер жужжал на всю комнату, периодически начиная барахлить и сбиваться с ритма, как больной аритмией. Тусклая лампа с трудом освещала комнату.
Анна уже лежала в постели, листая какой-то журнал.
- Кто звонил? – она подняла на меня глаза. Я закрыла дверь на ключ.
- Эрнесто. Передавал привет и был очень расстроен, что мы с ним не попрощались.
Немного подумав, я закрыла дверь еще и на цепочку.
- Переживет – пожала плечами Анна.
- Ты разбила ему сердце. Я с трудом отговорила его приезжать сюда и просить тебя стать его женой. – я посмотрела на нее с улыбкой и стала стягивать одежду. Анна покачала головой, видимо с грустью представляя сколько чудесных шуток на эту тему ее ожидает.
Забравшись под одеяло, я положила рядом с собой пистолет.Включила ауспекс прислушиваясь к тому, что происходило снаружи. Завтра мы будем уже далеко от сюда и, надеюсь, в безопасности.
Отец часто повторял: «Играть приходится теми картами, что сдала жизнь. И то, что среди них нет козырного туза, еще не обрекает тебя на проигрыш».
Чертовски верно. Козырные карты прошли мимо. Господи, дай нам только убраться из Сан-Диего…


Несколько дней назад.

Я выбежала из душа, услышав как мобильный разрывается писком. Никогда бы не подумала, что Анна может быть такой настойчивой. Откинув волосы на другое плечо, я прислонила мобильный к уху, стараясь что бы вода на него не попала.
- Да, Анна
Я так и застыла в гостиной, стараясь удержать почти онемевшими пальцами телефон. Мне всегда казалось, что самое страшное, это то, чего мы не видим. Но страх оказался очень реален и осязаем, из плоти и крови.
- Я позвоню Ричарду –с трудом произнесла я. – Постарайся дождаться его, но если что будет не так , лучше уходи.
Я позвонила Ричарду. Он должен был забрать Анну и приехать ко мне. Это в идеале.
Пройдя на кухню, я распахнула окно, пододвинула барный стул и села, вытянув ноги на подоконник. Брызги ливня за окном долетали до моих ступней, оседая крошечными каплями. Вытащив сигарету из пачки, я закурила.
Сир Анны отправил ее в один из домов в Старом городе. Ей нужно было избавиться от какого-то смертного. Когда она пробралась в дом, то обнаружила, что это уже кто-то сделал за нее. Вспыхнул свет в комнате, и она оказалась под прицелами. Мужчина в костюме, вышел вперед и представился специальным агентом Смитом. Он знал о нас, о таких как мы. Он предложил ей соблазнительный выбор: сотрудничать и рассказать где вторая девушка и мужчина, что были с ней в прошлый раз или они ее убьют. Анна предпочла третий вариант: бежать. На наше счастье ей это удалось. И теперь она пряталась где-то возле Даунтауна, куда ей удалось добраться, и куда за ней теперь поехал Ричард. Мне оставалось только ждать. Я сделала затяжку и медленно выдохнула дым. Да, я думала что новый год принесет перемены и будет интересным. Но я не учла, что если что-то меняется, то необязательно к лучшему.

Я не знаю сколько прошло времени, прежде чем в дверь позвонили. Пауль, пошел открывать дверь. На пороге стоял Ричард, мокрый до нитки. Обычно я бы что-нибудь сострила на тему, что человечество создало зонтики, но сейчас я подошла к нему и обняла, прижимаясь всем телом. Он мягко поцеловал меня в макушку.
- Я отвез Анну домой. С ней все в порядке.
Я промолчала. Мокрая, холодная одежда Ричарда стала пропитывать ткань моей футболки. Он отстранился и еще раз поцеловал меня.
- Тебе нужно в душ. Я принесу сухую одежду и полотенце.
Достав из шкафа полотенце, меня осенило, что мужской одежды у меня как бы и нет.
- Пауль – крикнула я, и гуль зашел в гардеробную. – Мне нужна твоя одежда.
Парень пожал плечами и…начал раздеваться.
Я пискнула и закрыла глаза.
- Стой, стой, стой! Прекрати раздеваться! Я не хочу этого видеть!
- Ты сама сказала..
- Я не имела в виду…это. Господи, неужели за все время, что ты здесь ошиваешься ты не притащил сюда запасные шмотки?
Зайдя в ванную я на мгновение застыла любуясь картиной «Ричард в душе». Обнаженное тело, струи воды, обнаженное тело…
- Альба?
- А? – я выпала из нирваны и подойдя ближе, положила на столик полотенце и одежду.
- Спасибо – кивнул он.
- Спинку не потереть? – ляпнула я первое, что было у меня в мыслях. Хорошо, что не второе…
Он вкинул брови и я вышла из ванны, плотно закрыв за собой дверь и прислонившись к ней спиной.
Что за черт…Я с пятилетнего возраста только и делаю, что коллекционирую потери. А теперь весь мир рушится, а мы выбрали это время, чтобы влюбиться.
Я не знала, что делать с этим, но я знала что опасность, которая появилась сама по себе никуда не исчезнет и я должна была спасаться. В юности каждая мелкая неприятность кажется просто Концом Света. Но это не так. Это только начало.




Я облокотилась на плечо Криса и он мягко взял меня за руку. Мне было необходимо расслабиться хотя бы на пару часов. Мы решили встретиться с ним в центре и поужинать, но поскольку я не была голодна, то предложила сходить в кино. Как раз экранизировали мою любимую книгу "Жена путешественника во времени". Главных героев играли Рейчал МакАдамс и Эрик Бана.
Я ждала этот фильм. Ждала потому, что книга была прекрасна. Написанная очень тонко, наполненная повседневностью, нежностью и теплом семейного счастья. Пускай необычного, но всё-таки счастья. Книга наполнена любовью — той, которая не предаст, простит, поймёт… Той, которая знает наперёд, что случится в следующую секунду и в то же время абсолютно непредсказуемой. Книга была удивительной.
"Я жду его. Каждая секунда ожидания кажется мне годом, вечностью. Каждая секунда тянется медленно, прозрачная как стекло. Сквозь каждую секунду вижу бесконечные, вытянутые в прямую линию моменты, это моменты ожидания. Почему он ушел, а я не могу пойти следом?"
Я некстати вспомнила того, с кем не смогу попрощаться, покидая город. И я снова почувствовала пустоту внутри себя, ту часть меня, которую он занимал и где теперь зияла рана.
Крис осторожно коснулся моей щеки, я обернулась к нему и он промокнул платком мои слезы. Должно быть, он посчитал, что меня расстроил фильм. Возможно. Он был слишком адресный, слишком ассоциировался с нами. Нас всегда будут разделять годы, в любой момент он может исчезнуть, а мне останется только ждать. Это было невыносимо.

Мы вышли из кинотеатра. Ночные улицы пронизывал холодный ветер, и я запахнула пальто. Улицы, озаренные огнями витрин, светофорами, светом из окон жилых домов. Это был мой город, где я родилась и выросла. Теперь мне нужно уехать от сюда. А я ведь даже Анджеле этого еще не сказала.
Я вздохнула и покачала головой. Словно прочитав мои мысли, Крис подтвердил:
- Тебе действительно лучше уехать из города. Альба...- он мягко обнял меня за талию и развернул к себе. - Корпорация очень влиятельна и опасна. И они вас ищут. Я не хочу что бы с тобой что-нибудь случилось.
- Просто...это мой дом, а теперь мне нужно куда-то уехать, а мои близкие останутся здесь. Это...это нечестно.
Он притянул меня к себе, и я закрыла глаза, немного успокаиваясь.
Это необходимо. Я не настолько опытна, что бы не попасться. Не на столько сильна, что бы справиться с этим. Ну почему, почем у когда все наладилось все опять рушиться?!
- Мне нужно в Элизиум.- наконец произнесла я, отстраняясь.
- Предупреди как можно меньше собратьев о том, куда ты уедешь.
- Я сама еще не знаю.- и я действительно не знала куда мне бежать, где я могу скрыться. - Но мне нужно сказать Сиру, Ричарду и управляющему клуба.
- Хорошо. Не грусти, все уляжется и ты вернешься.
Ох как я на это надеялась.

Анджела была как всегда настолько ослепительна, что мое мертвое сердце едва ли не снова начинало биться. Со второго раза мне удалось выдохнуть и что-то произнести. Она обняла меня, шелковистые волосы приятно щекотали кожу. Мягкие губы коснулись моих в поцелуе.
- Нам нужно поговорить - произнесла я и она поняла, что на этот раз это не будут мелкие неприятности как обычно.
- Пойдем в мой кабинет.

Рассказав ей с самого начала историю о наших приключений (правда я опустила часть, где меня позорно уложили с двух выстрелов. Из-за этих чертовых кошмаров я совершенно забыла обо всем, в том числе и о питании.).
- Нас ищут. Корпорация знает о существовании таких, как мы - я облокотилась на спинку стула и мне чертовски захотелось закурить. Но при Анджеле я этого делать не рискнула. Мало ли... - Я уеду из города, пока все не уляжется.
- Это же не надолго?-спросила она, внимательно смотря на меня.
Я закусила губу. Что я могла ей ответить, если сама не знала ответа и боялась его? Месяцы? Погода? Год? Навсегда?
- Думаю полгода. Не больше.
Она нахмурилась:
- И когда ты думаешь уехать?
-Завтра ночью - что-то внутри меня болезненно сжалось при этих словах. - Мне нужна твоя помощь. Возможно, у тебя есть знакомые где-то подальше от сюда.
- Я подумаю и дам тебе ответ завтра.
Я кивнула:
- Хорошо. Завтра вечером мы заедем в Элизиум.
Я поднялась с кресла и подошла к ней. Сир обняла меня и поцеловала. Я прижалась к ней сильнее, продолжая поцелуй. Мне хотелось зайти дальше...но спустя какое-то время она отстранилась.
- Я не нравлюсь тебе как женщина? – спросила я, не понимая почему она не продолжит это.
- Просто еще не время. - она чарующе улыбнулась.
Это было отказом или же стимулом что бы вернуться?

Добравшись домой я включила мобильный на зарядку и набрала номер Ричарда.
- Уже соскучилась?
- Да. - тихо произнесла я. - У тебя уже появились идеи куда нам податься?
-Альба… Я не еду с вами. Мне необходимо остаться.
Я не верила своим ушам.
- Но...Ричард, ты должен с нами поехать. Корпорация...боже мой, да почему ты не можешь поехать?!
- У меня остались дела в городе. - уклончиво ответил он.
И я вспомнила свой разговор с Анной.
- Ричард?
- Да?
- Что ты должен Князю за мою просьбу?
- Не важно.-сразу ответил он.
- Важно. – возразила я.
- Тебе незачем это знать.
- Есть зачем. – сдаваться я не собиралась.
-Нет
-Да
- Ты не находишь такой разговор бесконечным?
Так хотя бы я буду слышать твой голос...
- Ричард!
- Почему ты хочешь это знать?
- Может потому что ты не безразличен мне?!
Что за идиотские вопросы?! Неужели он считает, что я не замечаю его помощи, и то, как много раз он спасал меня и...
- Ричард, прошу тебя...- я прислонилась к стене, что бы удержать еще какое-то равновесие в этой жизни.
- Прости, я действительно не могу. Когда вы уезжаете?
- Завтра ночью. Но я даже не знаю куда. Мы увидимся, что бы попрощаться?
- Конечно. В Элизиуме?
-Да. Ричард?
- Да? - его голос теплой волной укутал меня, но разочарование никуда не делось.
- До встречи.
- До встречи - я почти услышала, как он улыбается.
Я опустилась на диван и закурила. Не верится...Я была уверенна что он поедет с нами. Похоже я слишком эгоистична. У него есть дела, своя жизнь и долг перед Князем.
Черт! Я же забыла позвонить Анне!
- Я думала ты уже забыла! – вздохнула она. Мы сейчас все были дерганными из-за случившегося.
- Извини, замоталась. Давай встретимся завтра у склепа, закинешь свои вещи в машину и поедем в Элизиум. Идет?
- Хорошо. Во сколько?
Условившись о встрече, я повесила трубку и стала собирать вещи. Я старалась думать об этом как о поездке в новый город. Я же планировала уехать в путешествие. Но не так скоро и уж точно не без Рич...А ну хватит! Возьми себя в руки.
Это не навсегда. Я вернусь.
Сделав глубокий вдох, я продолжила сборы, сделала уборку в квартире. Плотно закрыла окна. Хорошо что хоть все документы я никогда не хранила дома.
Этой ночью мне ничего не снилось.

Проснувшись, я лежала с закрытыми глазами надеясь, что вчерашнее было моим кошмаром и не более. Но чемоданы, стоявшие в углу намекали на другое.
Дом там, где твое сердце. Но мое сердце здесь...
Я одела легкое кашемировое синее платье и заколола волосы на верх. Посмотрела на свое отражение: вид у меня был очевидно потерянный. Дорога имеет смысл, если это дорога домой.
Все на свете имеет смысл, если это помогает тебе оказаться там, где ты должен оказаться.
Будильник протестующе пискнул, напоминая о времени. Нужно было уже выходить, если я не хочу опоздать к Анне, я натянула сапоги, кожаную куртку и взяв вещи, вышла на лестницу. Закрыла дверь, коснулась ее ладонью, словно прощаясь, и спустилась вниз.
У входа в склеп я встретила Анну. На ней было зеленое платье, перетянутое в талии лентой и твидовое пальто. Она улыбнулась мне и я помогла закинуть вещи в машину. Перед дорогой я хотела как можно лучше позавтракать. Я все еще не знала, куда мы едем и что нас там ждет. Лучше перестраховаться.
В "Склепе" как всегда была толпа готов и их фанатов. Я уже заранее начала скучать по этому однообразию.
- Мне нужно поохотиться.
- Да. Хорошая идея - кивнула Анна. - Я тоже...перекушу а потом хотела бы встретиться с Дитером.
- Идет. Встречаемся здесь же, потом в Элизиум.
План был предельно прост, но мне всегда все хочется усложнить и я позвонила Селене.
Малкавианка не заставила себя ждать и появившись, радостно меня обняла. Ее темные волосы были чуть влажными из-за дождя.
Может я действительно просто ревную Майка? На самом деле она мне почти нравится. Не встречалась бы с Майком и не спала бы с ним, так вообще бы была идеалом.
Мы немного поговорили о кошмарах. Итог все тот же: нужно искать первопричину и устранять ее. Потому что амулет это временная мера и надолго его может не хватить. Это меня не обрадовало.
В этот момент вернулась Анна, она очевидно уже попрощалась с Дитером.
- Вы уезжаете?- Селена посмотрела на нас с грустью и сожалением.
-Да, мы решили вместе попутешествовать - я была бы не я, если бы сказала правду.
- А куда вы поедете?
- Еще не знаем - пожала плечами Анна.
- Я могла бы вам помочь - оживилась девушка.- Почему бы вам не поехать в Бостон?
- А вот с этого момента можно поподробнее
Похоже, помощь пришла неожиданно.

В Элизиуме было сегодня не так много народу. За столиком сидели Жан-Пьер и Арман. Крепкая мужская дружба или заговор против третьего? Симон как обычно был в одиночестве. И Ричард...
Анджела обняла меня.
- Мы решили с Анной ехать в Бостон. Ты напишешь рекомендательное письмо местному примогену?
- Разумеется. Я бы хотела поговорить с Анной.
Я кивнула и подошла к Ричарду. Он вежливо склонился и поцеловал руку.
- И это все?
- Ты бы хотела, что бы я в страстном поцелуе опрокинул тебя на столик? – улыбнулся он.
Картина мне определённо понравилась.
- Да. Или ты бережешь свою честь?
- Отнюдь не свою. Пойдем в Зеленую гостиную?
Я кивнула и мы под руку как образцовые собратья вежливо беседуя, удалились.

- Ты так и не скажешь мне что...
- Нет. Это не имеет значения. – покачал головой он.
- Хорошо - шепнула я, чувствуя, как его губы накрывают мои и все начинает тонуть.
- Ричард...
- Да?- тихо спросил он.
"Я люблю тебя"
- Только не спи с Зендари.
Он засмеялся, и я с грустью поняла что еще очень долго не услышу этот смех, не коснусь его кожи, не поцелую...
Я улыбнулась, стараясь не расплакаться. Только не это. Не стоило портить такой момент слезами. Я не хочу, что бы он запомнил кровавые капли на щеках. И я с улыбкой целую его.
Я всегда буду вспоминать, как он, улыбаясь, склоняется. Я помню, как это выглядит, когда он подходит сзади. Поднимаешь голову, а он улыбается и смотрит невозможно ласково – ничего не обещая, укутывает тебя собой, и ты беспомощно следишь, как внутри сначала все заполняет нежность, а потом снизу прорастает огненный стебель. Единственное, что может сделать женщина в такой ситуации, – это откинуться на его плечо, чуть повернув голову, вдохнуть запах и закрыть глаза. Но я заставляю себя смотреть. Мне хочется запомнить каждую секунду.
И он ведет меня к диванчику обитому темно-зеленым бархатом. Кашемир ласковой волной пробегает по моему телу и соскальзывает на пол. Мне хотелось, что бы он запомнил меня в пряной поволоке этой ночи, когда я поняла что часть моего сердца всегда будет с ним, куда бы я не уехала.
Я смотрела в его глаза, видя как они наполняются желанием, чем-то острым и прекрасным. Свет, который мог ослепить...
Посмотри же на меня в последний раз.
Посмотри на мои пальцы – они столько раз прикасались к твоему лицу, гладили губы, щеки, нос, трогали веки и самые кончики ресниц. Перебирали волосы, каждую прядь.
Посмотри на мои губы. На твоем теле нет ни одного места, которое я хотя бы раз не поцеловала. Я проводила сухими губами по твоей коже и чувствовала ток крови, движение мышц, каждую косточку.
Посмотри на мои волосы, ты невесомо прикасался к ним, ты наматывал их на руку так, что у меня запрокидывалась голова, ты осторожно отводил их от моего лица.
Посмотри на мое тело, в нем не осталось тайн, а все-таки – посмотри.
Можешь даже посмотреть мне в глаза.
Потому что у нас осталось совсем мало времени до полуночи, когда наша сказка исчезнет. Когда это волшебство иссякнет...

Я убрала, конверт с письмом во внутренний карман куртки. Анна попрощалась с Ричардом и села в машину. Я должна была сделать то же самое, но не могла пошевелиться. Словно та связь, которую я чувствовала между нами после этой ночи стала еще сильнее.
- Пообещай, что если тебе будет грозить опасность, то ты дашь мне знать. Я тут же вернусь.
- Если мне будет грозить опасность, я уеду из города.
- Пообещай...- настояла я.
- Хорошо - он коснулся моей руки губами. - Я обещаю. Свяжись со мной, когда вы приедете. Напишешь письмо?
- Напишу.
- Рукописное?
- Разумеется
Он тепло улыбнулся.
- Если по дороге увидите мотель - остановитесь там, не рискуйте. Держи - он протянул мне конверт, и я ощутила под пальцами стопку купюр. - Этого должно хватить на первое время.
У меня дрогнули губы, и я надеюсь что он этого не заметил.
- Береги себя - он крепко обнял меня, и его губы последний раз коснулись моих.
- И ты себя. - я повернулась и села в машину.
Сан- Диего остался позади.
Все меняется в один миг… мы оставляем прошлое позади и на бешеной скорости несемся в неизвестность — наше будущее. Мы уезжаем как можно дальше, в попытке найти себя или потерять себя, исследуя удовольствия дома. Проблемы начинаются тогда, когда мы не хотим перемен и цепляемся за старые привычки, но если мы цепляемся за прошлое так сильно — будущее может и не наступить… пока смерть не разлучит нас.
Рубрики:  Alba's Fairytale season 1

№ 31

Среда, 09 Февраля 2011 г. 01:41 + в цитатник
В колонках играет - Hana Pestle - The Red Death Ball; 30 Second To Mars - Kings and queens
 (427x699, 117Kb)
There's nowhere to run
And no one can hide
Come one, come all
To the red death ball

Некуда бежать
И никуда не спрятаться
Приходите по одному, приходите все
На бал красной смерти
Hana Pestle - The Red Death Ball

We were the Kings and Queens of promise
We were the victims of ourselves
Maybe the Children of a Lesser God
Between Heaven and Hell

Мы были Королями и Королевами обещаний,
Мы были призраками самих себя,
Возможно, отпрысками низших Богов,
Между Раем и Адом,
30 Second To Mars - Kings and queens



Что-то есть в Рождестве такое, что заставляет тебя хотеть покончить с собой…Особенно если в эту ночь ты открываешь клуб.
Я не нервничала когда стайка парикмахеров и визажистов кружили вокруг меня, готовя к сегодняшней ночи. Не дергалась, когда одевала роскошное вечернее платье из алого шелка, отделанное черным кружевом на лифе и с таким же шлейфом. Была абсолютно спокойна, надевая новые роскошные туфли от Лубутена.
Но стоило мне оказаться в кабинете, на втором этаже клуба, когда паника, наконец, догнала меня. А что если что-то пройдет не так?
Дверь приоткрылась, и заглянул Пауль.
- Тебе что-нибудь нужно?
- Да, найди мне пачку сигарет и как можно скорее – произнесла я, вертя в руках ручку. На столе валялись исписанные листы. На открытии мне нужно было сказать небольшую речь и я набрасывала все возможные варианты. Все они были какими-то не такими, а может паника мешала мне думать нормально.
Гуль Анджелы принес мне сигареты и отправился проверить последние приготовления. С должностью управляющего он справлялся неплохо и в последние дни именно он взял на себя всю нагрузку.
Когда смятые бумажки валялись уже повсюду, а пепельница была набита окурками, я откинулась в кресле, подавляя желание закинуть ноги на стол поудобнее сползти в кресле и закрыть глаза на пару часов. В дверь снова постучали.
- Войдите – устало вздохнула я, туша сигарету.
В кабинет вошли мои друзья. Алексей в безукоризненном смокинге, Зендари в платье цвета полночи и Ричард в мундире стилизованном под эпоху Наполеона.
- Как ты? – спросил Ричард, заметив творческий хаос на столе.
- Пристрелите меня – жалобно попросила я и с удивление отметила, как быстро Алексей решил исполнить мою просьбу. Зендари шикнула на него, что бы он убрал руку от пистолета.

- Все замечательно – он обнял меня, я почувствовала знакомый запах его кожи, парфюма и наконец, немного расслабилась.
- Все же готово – поддержала Зендари – Все на месте.
Я улыбнулась. Но далеко не все было на месте.
Именно сейчас, как никогда, Он был нужен мне. Что бы обнять, сказать, что я зря дергаюсь или просто взять меня в охапку, отнести в спальню и заняться со мной любовью.
Я сильнее прижалась к Ричарду, что бы прогнать пустоту внутри меня. Хотя прекрасно знала, что она никуда не уйдет. Это как потерянный кусочек паззла, пока он не встанет на место – я не буду целой.
Может это отразилось на моем лице, но друзья обняли меня. Ричард, Зендари, Алексей и Густав. Я посмотрела на него. Любитель Затемнения, блин. Весь в белом. Я улыбнулась, чувствуя как напряжение уходит.
- Речь будет? – с улыбкой спросил Ричард.
Я кивнула. Ни фига я так и не придумала. Будем надеяться, на меня снизойдет озарение.
Стук в дверь прервал наш сеанс групповой терапии объятиями и заглянувший Пауль, напомнил что уже пора спускаться.
- Ну что ж…- мягко улыбнулся лидер нашей котерии. – Господа, наденем маски.
Я взяла со стола, тонкую полумаску из черного кружева и завязала ленты. Маскарад начинался…

Когда Пауль объявил мой выход, я уже знала, что делать. Нужно было просто отключить себя и позволить тому, что было во мне немного поиграть так, как ей хотелось.
Я почувствовала как мое тело перестает быть одеревенелым , наполняясь расслабленной чувственностью.
Они смотрели на меня и ждали. Презенс скользнул в толпу как тонкий аромат духов. Теперь я была сосредоточием их мира. Мои губы изогнулись в чуть порочной улыбке.
- «Девятый круг» приветствует вас в своих объятиях – голос мягким бархатом окутывал пространство. – Пусть этой ночью исполнится ваша самая темная фантазия…
Когда аплодисменты отгремели, я сняла презенс и запихнула свое второе «я» как можно дальше. Сегодняшняя ночь должна была быть безупречной.
Наконец появилась Анджела, добавив свой процент в состав «безупречности». На ней было великолепное серебристое платье. Ткань струилась по ее телу как живая, переливаясь и сияя. Она перерезала алую ленту под вспышки фотокамер и клуб был открыт.

Мы поднялись в VIP зал впятером: Анджела, я, Ричард, Густав и Зендари с Алексеем. Мне оставалось лишь гадать, кого позвала Анджела. Я знала, что будет Эрнесто (куда уж без него), Крис, которого я пригласила сама.
Зендари продолжала замирать от восхищения глядя на Анджелу, я подавила улыбку. В конце концов это честно. Мне нравился ее Сир, а ей – мой. Когда Анджела с Ричардом ушли в дальний конец комнаты, моя паранойя вскинула свою голову. О чем они говорят? Черт, желание узнать это почти ощутимо зудело у меня между лопатками. От дилеммы использовать ауспекс или нет, меня спасло появление гостей.
На счет Криса и Эрнесто я не ошиблась. Так же появились Виктория в сопровождении незнакомого мне мужчины, кстати, Голдфайер тут же радостно уселась на колени к Алексею. Он игнорируя ее желание поцеловать его, отстранился и снял ее со своих коленей. Я вспомнила, наш с Ричардом разговор тем летом, на Тореадорском балу.
- Ну а я ему хоть нравлюсь, как женщина?
- Разумеется нравишься.
- Ничего не «разумеется». – фыркнула я. – На вкус и цвет фломастеры разные.
- Но если тебя интересует что-то в разряде «любовь» то, ему нравится другая.
- Алексей в кого-то влюблен? Подожди- ка, а это не…- начала я умирая от желания узнать все прямо здесь и сейчас.
Ричард улыбнулся, демонстрируя, что он все знает, но ничего мне не скажет.
- Ричард, не порть мне вечер еще больше! Скажи!
Он покачал головой, явно намереваясь поднять мне настроение по-другому. Мы скрылись, за какой драпировкой, скрывающей эркер, и его губы нашли мои.


Я украдкой посмотрела на Зендари, потом на Алексея и улыбнулась, отпивая кровь из бокала. Думаю, следующий год будет очень занятным.
Когда Анджела закончила беседу с Ричардом, я собиралась перехватить его и допросить с пристрастием. Но в зал вошел Рэми и о коварных планах допроса пришлось забыть.
Он приобнял меня за талию, целуя в щеку.
- Поздравляю с успехом.
- С нашим успехом. – поправила его я.- Пойдем, я представлю тебя своим близким друзьям.
Мы подошли к столику за которым сидели котерийцы.
- Это Ремуальд Альвагро, мой деловой партнер, который помог открыть мне этот клуб. Рэми, это мои друзья.
- Я Алексей – сказал Бруджа, пожимая ему руку. – Консультирую полицию.
Чего?
- Густав – Носферату кивнул. – Шоу-бизнес. Я продюсер.
Кого это он там продюсирует?! Нашу котерию?!
- Зендари, музыкальная сфера – она подмигнула мне.
И только Ричард не изменил своей традиции вести себя адекватно и просто представился. Пока мои друзья еще ему чего-нибудь не наплели, я увела Рэми к себе в кабинет, что бы мы могли спокойно поговорить.
Здесь было в разы тише, и я облокотилась о стол.
- Ну как тебе результат?
- Пока неплохо. Будем смотреть, что получиться дальше. Я только одного не могу понять?
- Да?- я нахмурилась, опасаясь, что сейчас он начнёт задавать вопросы о моих «талантливых» друзьях.
- Почему ты всегда говоришь только о делах, когда мы остаемся наедине. – он подошел ко мне и обнял за талию, притягивая к себе.
- У тебя есть альтернативы? – шепнула я и он поцеловал меня. Его губы были теплыми, мягкими и мысли уползли до лучших времен.
- Я не могу остаться на весь вечер. Через пару часов у меня самолет. – произнес он, после поцелуя
- Ты опять уезжаешь? – с сожалением протянула я.
- Бизнес. – коротко пояснил он и улыбнулся. –Неужели ты действительно будешь по мне скучать?
Я посмотрела на него и улыбнулась.
«Хрена с два тебе это скажу.» - мелькнуло в мыслях.
- Я приехал поздравить тебя с Рождеством. Раз уж ты тогда отказалась от машины…
Я улыбнулась, про себя ругая себя дурой. Не играла бы в независимую женщину, сейчас бы ездила на роскошной, дорогой спортивной машине. Хотя мог бы и еще раз спросить, женщины быстро меняют мнение.
- Надеюсь тебе это понравиться.
У меня в руках оказался футляр из синего бархата, я расстегнула застежку, и невольно ахнула. Бриллиантовое колье и серьги.
- Позволишь?
Я кивнула и сняла свои украшения. Он одел колье и холод камней коснулся кожи, Рэми поцеловал мою шею сзади.
- У меня тоже есть для тебя подарок.
Я протянула ему коробочку.
- Ну что ты, не стоило - произнес он, когда обнаружив там золотой Ролекс. Я улыбнулась. Зачем говорить ему, что мне это ничего не стоило? Бывшие часы Криса хранились у меня много месяцев и я так и не нашла им применения. Пусть теперь будут у Рэми.

Когда я попрощалась с Рэми, то вернулась на верх и заметила Зендари, наблюдавшую за шоу, которое шло своим чередом. Перехватив по дороге пару бокалов, я подошла к ней и облокотилась о перила, наблюдая за тем, что происходит внизу.
Она взяла у меня второй бокал и сделала глоток. Девушка на сцене пела чувственным, хрипловатым голосом. Рядом с Зендари встал Алексей, с моей стороны Ричард и Алексей. Мы впятером наблюдали за происходящим внизу. Рука Ричарда легла мне на талию.
- Ты можешь гордиться собой – произнес он. И я впервые за долгое время ощутила это. Гордость, радость, наслаждения от того, что мой проект обернулся успехом.
- Пойдемте, Анджела должна сказать тост.
И мы вернулись в зал.

Я была немного растерянна. Однако меня шокировал не тост моего Сира, а наличие в зале Жан-Пьера. Я поклонилась, приветствуя его. Он тут по долгу службы или его правда так ненавидят, что ему больше негде встретить Рождество?
Анджела улыбнулась мне и подняла бокал. Она произнесла тост, который мне очень понравился. Еще бы, в конце концов говорилось о моем успехе и о том, что она гордится мной. Мое эго ликовало.
- Чтобы царствовал Маскарад! – сказала она в конце, и мы подняли бокалы.

Объявили начало бала. Ричард взял меня за руку, и мы пошли вниз. Заиграла музыка, и пары закружились в танце.
Музыка словно струилась во мне и я чувствовала невероятную легкость. Вокруг танцевали гости в потрясающих нарядах и маски, маски, маски…
Ричард уверенно и непринужденно вел меня в танце. Интересно, есть то, что он делает не так легко и безупречно, словно открывает бутылку шампанского?
Когда музыка смолкла, раздались аплодисменты. Я засмеялась, Ричард поцеловал меня.
И в эти минуту, что-то болезненное появилось во мне. Это был не Майк. Должен был быть, но не был. Ох…Когда Диккенс сказал: «Это было прекрасное время, это было ужасное время», у него, наверно, был роман с двумя мужчинами.
- Все просто замечательно – я была кристально счастлива. Это чувство переполняло меня и лилось через край, струясь под моей кожей. Он улыбнулся, потом на мгновение взглянул куда-то позади меня и нахмурился.
- Ричард, что…- обернувшись, я увидела что к нам пробирается через толпу Алексей и новости у него явно не самые лучшие.
- У нас проблемы – произнес Бруджа.
« А точнее, у меня» - подумала я.

Пробираясь сквозь толпу я сразу увидела того Собрата, которого описал Алексей. Он был довольно высокий и угрожающе массивный. Я на мгновение представила, что дело не удастся уладить миром и нервно сглотнула. Рядом с ним было еще двое: мужчина испанской наружности и блондинка с короткой стрижкой.
Подойдя к ним, я вежливо поздоровалась и представилась хозяйкой клуба. Блондин окинул меня «облапывающим» взглядом.
- Я Лео, это Брендон и Аманда.
- Очень приятно. Я бы попросила вас быть более сдержанными и осторожными. Хорошо что ту девушку заметили только мы. Мне бы не хотелось нарушения Маскарада прямо здесь.
Он посмотрел на меня и усмехнулся, взвешивая мои слова и при этом пялясь мне на грудь. –
- Посмотрим.
- Рада, что мы договорились – кивнула я, поворачиваясь, что бы уйти.
- Классная задница – прокомментировал блондин напоследок. Я покачала головой. По сравнению с ним и Эрнесто идеал и мечта любой женщины.
Я оглядела зал и не могла найти Ричарда. Куда он уже успел деться?
- Потанцуем? – Жан-Пьер стоял возле меня, протягивая руку в приглашающем жесте. Я вложила свою ладонь в его, и он повел меня танцевать.
- Получилось занятное место.
- Благодарю , мне лестен такой отзыв от Вас.
- Действительно сегодня здесь может исполниться любое желание? – произнес он тихо, но я безошибочно уловила нотки в его голосе. Его желания были болезненными и насыщены кровью.
- Чего Вы хотите?
- Думаю, парочка смертных меня устроят.
- Можете воспользоваться спальней в моем кабинете. Пауль может Вас проводить. Там довольно плотные стены и…ничего не будет слышно. Но я не смогу что-то сделать с телами.
Его зеленые глаза пристально посмотрели на меня.
- Я сам об этом позабочусь.
Когда музыка кончилась, я поблагодарила за танец и поспешила уйти. У Барной стойки я обнаружила Эрнесто в белом мундире, заигрывающего с какой-то девочкой. Я присела рядом и коснулась плеча девчонки.
- Он женат и у него трое детей – я кивнула на Эрнесто. Рыженькая фыркнула и ушла.
- Очень остроумно. Хочешь чего-нибудь выпить?
- Пустая рюмка и взгляд, полный надежды были ему ответом. – улыбнулась я..
- Можем подняться наверх и…
- Никаких «и»! Ты как всегда – я повернулась, что бы уйти. Эрнесто своевременно поймал меня за талию.
- Пойдем, потанцуем
И чего я на него так фыркаю? Это же Эрнесто.
- Только один танец – кивнула я.
- Это ты сейчас так говоришь, но танец со мной это как секс, невозможно остановиться. – он улыбнулся фирменной улыбкой и я совершенно как-то не по светски захохотала.
- Ты еще бровями пошевели для пущего эффекта. Пойдем танцевать.

Я наблюдала за скользящими в танце парами и чувствовала себя ужасно одиноко. Я была так глупо уверена, что Рождество мы с Майком встретим вместе. А теперь… Мне все еще очень тяжело находится на людях без него. Чувствуешь себя одинокой, и он на меня не посмотрит, не обнимет за талию, что бы все знали, что я с ним, что я его…У меня такое ощущение, что жизнь давно нащупала мои болевые точки. В голове самопроизвольно включается счетчик нечаянных потерь, пепельница переполнена окурками, из недочитанных книг выпали закладки, Одиночество – это факт, которому боишься смотреть в лицо…
Я разглядываю толпу и чувствую нарастающую нелепую панику – так ребенок осознает, что других детей разобрали по домам, а он один остался в школе.
Но наконец, я вижу Ричарда. Он идет ко мне, улыбаясь, и я чувствую, как ко мне возвращаются силы. Вот и меня забрали, все в порядке.

А потом человек просвистел в воздухе. Нет серьезно. И громко рухнул на пол. Не трудно было догадаться, кто это сделал.
- Найди Эрнесто, а я туда. – бросила я Ричарду и стала пробираться в сторону троицы. Мы оказались возле них одновременно с Зендари.
- Как ты себя ведешь?! – начала Зендари.
Лео посмотрел на нее как на мусор и повернулся ко мне.
- Это еще кто?
- Моя сестра – может из симпатии к моей мордашке, он не даст по лицу Зендари прямо сейчас.
Зендари отпустила очередной комментарий, и блондин недружелюбно оскалился.
- У тебя проблемы?
- Ты моя проблема!
Ой дура….
Я предупреждающе сжала ее руку. Зендари уже была готова выйти с Лео и решить все как мужик с мужиком.
- Зендари, стой – прошипела я, подавляя желание самостоятельно свернуть ей шею. Твою мать, и каким местом Хаммер ее воспитывал?! Вместо того, что бы посылать ее непонятно куда, лучше бы покрепче вбил ей в голову, что пытаться шипеть на старшего Сородича очень вредно для здоровья.
Они в несколько раз сильнее, злее и опаснее…
И меньше всего мне сейчас хотелось, что бы из-за ее излишней бравады и крутого темперамента она погибла. Пришлось поступить как Майк. Ненавижу себя за это.
Зендари отшатнулась, когда я ударила по ней Запугиванием. Одновременно испугавшись и не веря, что я это сделала.
- Ну можно я оторву ему голову?
- Нет – резко ответила я и она отступила еще на шаг.
-Как скажешь, мамочка…
Превосходно, Майк - папа, я – мамочка. Что-то явно не в порядке…
- Мы с тобой еще встретимся, - пообещал ей Лео, и Зендари показала ему в ответ средний палец.
Я повернулась к Лео и заметила на его лице едва ли не ужас. Эээ…я что такая угрожающая? А потом до меня дошло, что он смотрит на кого-то за моей спиной.
Это была Марта. Князь. Здесь.
Троица поспешила слинять. Мне на секунду захотелось к ним присоединиться. Но рядом с ней стояла Анджела и бегство пока можно отложить.
Я не совсем понимала, что происходит и мне было не по себе. Мы поднялись наверх, в пустой VIP зал.
Марта, посмотрела на Анджелу.
- Марта, я представляю на ваш суд своего потомка.
Я похолодела. На суд? Господи, что же она узнала и что я вообще натворила?!
- Я считаю, что она достойна, получить статус неоната.
Железные тиски почти меня отпустили.
- Что ж…- Марта посмотрела на меня тяжелым взглядом. – Я дарую ей статус неоната. Чем ты планируешь заниматься в дальнейшем?
Я замялась. Что я могла ей ответить?
- Я хочу послужить на благо клана и быть полезным и достойным Сородичем.
Это все равно что спросить выпускника школы чем он планирует заниматься в дальнейшем? Вы получите стандартный набор: колледж, работа, семья, участвовать в выборах и платить налоги.
Марта ушла, а я все еще не могла поверить тому что случилось. Я неонат. Я получила свободу.
- Я хочу сделать тебе подарок – улыбнулась Анджела, протягивая мне папку.
- Что это?
- Документы на клуб. Теперь он твой полностью.
Я обняла Сира и поцеловала. Без сомнения это Рождество было лучшим в моей жизни.
Бегом спускаясь по лестнице, я увидела внизу Ричарда и бросившись ему на нею, крепко поцеловала.
- Не то, что бы я против, но что случилось?
- Здесь была Марта! Я получила свободу!
- Поздравляю – он улыбнулся и погладил меня по волосам. – Ты умница. Я соберу остальных. Это чудесная новость.
И это было чудесно. Я сообщила эту новость и моя друзья были рады. А потом Пауль появился на сцене и объявил конкурс стриптиза. Похоже от радости у меня окончательно отключилась голова, поэтому я решила поучаствовать.
В конце концов как говориться не откладывай пьянку на завтра, а секс – на старость.

Платье лежало на небольшом диване вместе с костюмом Ричарда. Там же лежали две маски.
Ричард коснулся губами моего обнаженного плеча. Мы засыпали в доме Джулиана, после развеселой пьянки.
Если бы не пьянка, то я бы не за что не согласилась играть с мужчинами в карты на раздевание, будучи единственной женщиной в игре. Нетрудно догадаться, кого пытались раздеть.
Эпизодично я помню, что танцевала на столе и что Зари вовсю целовалась с Эрнесто. Потом в доме нас оставалось только четверо: Зендари, Алексей, я и Ричард. Решив, что Рождество окончательно удалось, мы разбрелись на дневной сон.
Закрыв глаза и прижавшись к Ричарду под простынью, я подумала, что давно не засыпала вот так с мужчиной. И тут же что-то внутри меня свернулось морским ежом, отгоняя блаженство этой ночи.
Я хотела, отчаянно хотела, что бы он был рядом и, наверное, гордился, тем, чего я достигла за этот год.
Встреча с Майком дала мне больше. Чем он наверное, сам мог предположить. Я помню, как заговорила с ним в тот вечер и почувствовала что-то, чему ещё не могла дать названия. Я помню ночь, когда мы впервые занимались любовью. Я всегда буду радоваться, что это было у нас. Для меня это значило, что мы всегда будем соединены, чтобы не случилось. Я помню все и когда закрываю глаза, то вижу его лицо. Вижу как он хмурится, вижу вечно ускользающую улыбку, вижу желание в его глазах цвета весеннего неба…
Так как же я допустила всю эту историю с Ричардом? Моя любовь к Майку никуда не делась, но если раньше она приносила лишь радость, то теперь – боль…
Но я знала, что мне надо идти вперед . Ради него. Ради нас.
Я думаю, я наконец-то осознала, что значит повзрослеть. Нужно учиться принимать решения, быть собой и следовать своему пути. Некоторые события не стоит предотвращать. Иногда предстоит почувствовать себя дурой. Иногда предстоит испытать боль на глазах у всех. Иногда это необходимо, чтобы повзрослеть, чтобы перейти в другой день. Каждый наш выбор влияет на то, кем мы станем в дальнейшем. Я перестала считать себя монстром. Ведь, в конце концов, никто из нас не изначальное зло. Даже Джон Таллер или Жан-Пьер, они всего лишь предались злу. Бояться нужно не того, что ты есть, а того чем можешь стать.
Я обрела веру, во мне была любовь и я решила бороться за свою человечность.
Взросление… Оно означает одну вещь — независимость… Мы все её хотим. Иногда мы используем других людей, чтобы заполучить её для себя… Иногда мы находим её друг в друге… Иногда наша независимость идет по цене чего-то ещё, и эта цена может быть высокой. Потому что всё чаще, что бы получить независимость, нам нужно бороться..
Никогда не сдаваться… никогда не отступать… Да и время имеет обыкновение зарубцовывать раны. Да, они будут ныть. Серыми осенними вечерами. При перемене погоды. После тяжкого похмелья. Но болеть по-настоящему уже будут неспособны. И в этом главная прелесть жизни: непрекращающееся движение.
И сколько бы километров, лет, стекол и стен не разделяло нас, Майк был со мной. И наверное меня уже не волновало, сможет ли меня полюбить. Меня волновало, сможет ли Майк во мне нуждаться.
« Я не знаю где ты, любовь моя…но я с тобой…» - подумала я, прежде чем погрузиться в сон.
Рубрики:  Alba's Fairytale season 1

№ 30

Суббота, 29 Января 2011 г. 13:49 + в цитатник
 (499x562, 86Kb)
She swears there's no difference between the lies and compliments
It's all the same if everybody leaves her
Она клянется, что нет никакого различия между ложью и комплиментами,
Если все оставляют ее – это одно и то же.

She just needs someone to take her home
Ей просто нужен тот, кто заберет ее домой

Jon McLaughli - Beautiful disaster

— Туда мы уйдем после смерти?
— Это мечты, детка, красивые, но..
— Нереальные.
Куда приводят мечты


… нужно всегда думать о последствиях своих поступков и никогда не терять голову, потому что за ошибки и безрассудство приходиться слишком дорого платить.
- Анна? – тихо позвала я, но ответом мне была тишина. Мой маленький ад продолжался уже три дня. Похоже, мои демоны, наконец, взяли мой след и во что бы то ни стало, решили до меня добраться. Кошмары стали слишком сильными, слишком болезненными, слишком реальными…
Все началось после Джона Таллера.
То, что случилось между мной и Ричардом, напомнило мне что я еще не монстр и я должна бороться за свое человеческое «я». Дождливой ночью, я встретилась с сиром Анны и отказалась от его помощи. Я не хотела предавать Анну, кроме того Малкавиан запросил за избавление от кошмаров, услугу жизни. Моя жизнь не стоила такой платы.
- Ты еще приползешь ко мне на коленях, за помощью. – прошипел Таллер. – Твои кошмары убьют тебя…- что-то в его глазах мелькнуло и поняла, что он постарается, что бы это было так. На встречу к Ричарду, в ту ночь, я пришла растерянная и напуганная. Тореадор дал мне время прийти в себя и попросил рассказать ему, что случилось. Я рассказала. Наверное впервые я увидела на его лице, что-то чертовски похожее на гнев. Ричард раздраженно поинтересовался, не хочет ли этот Малкавиан лечь в торпор. Но как не крути, Таллер был прав, у меня оставалось не так много времени.
Той ночью я узнала, как выглядит бездна…
Полутемная комната, за столом сидят несколько мужчин в черных костюмах. Я стою позади них и замираю в спасительном уголке тени, меньше всего мне надо, что бы они меня заметили. Но тот, , что во главе стола, словно почувствовав незваную гостью, поднимает глаза и смотрит на меня. Как только я встречаю его взгляд, то чувствую, что меня поглощает темнота. Чистое зло…
Эрнесто, внимательно выслушал, мою сбивчивую речь и хмыкнул в трубку.
- Это не твой кошмар.
- В смысле?
- Его кто-то наслал. Потому что вряд ли ты когда-то видела совет старейшин Ласомбра.
Мне показалось, что в комнате стало сумрачнее и холоднее.
- За что ж ты меня так не любишь? – слабо пошутила я.
- У меня нет, Пути Сна. К тому же мне не зачем убивать тебя, красавица. Было бы жаль лишиться твоего восхитительного тела – в его голосе зазвучали нотки того, что обычно делают в темной спальне. – Но думаю, у меня есть идея, как помочь тебе.
Он прислал своего соклановца, который судя по всему, специализировался на защитной магии. Высокий мужчина, славянской внешности, примечательным в нем было то, что один глаз у него был закрыт повязкой, еще он носил монокль. Мужчина представился Эдгаром и окатил нас презрительным взглядом.
Он попросил нас выйти из квартиры, пока он не закончит и мы с Анной вышли на лестницу. Я, нервно покусывала фильтр очередной сигареты, ожидая окончания работы. Тремер поставил защитный ритуал на спальне и я выписала ему чек, на оговоренную сумму. Он посмотрел на чек и на мгновение мне показалось, что он сейчас порвет его и бросит мне в лицо. Высокомерным тоном он сообщил, что он сделал только по просьбе Эрнесто и его услуги стоят более круглой суммы. В эту секунду я прониклась благодарностью к помощнику Шерифа. У меня появился шанс проснуться следующей ночью. Ритуал продержится трое суток. Песочные часы перевернулись, и каждая падающая песчинка отмеряла мое оставшееся время…
Однажды ты просыпаешься и понимаешь: время пришло. Расплата не просто близка. Она уже настала. И откупиться деньгами и обещаниями хорошо себя вести уже не получиться. Платить придется кровью…

Я лежала в темноте спальне, вцепившись в одеяло, словно оно могло спасти меня и защитить. Было очень страшно сходить с ума и знать, что сходишь с ума… знать, что через какую-то минуту твое тело будет по-прежнему живым, но ты сам, настоящий ты, исчезнешь навсегда, погрузишься в черную пучину безумия. Потому что это был Мрак… Мрак, Холод и Смерть. Светлые стены моей Вселенной рухнули, и их страшные черные обломки падали, чтобы раздавить и уничтожить меня.
Нам нравится ощущение страха, только если это игра и в любой момент мы можем сказать «стоп». Но что если нас не слышать? Что если это уже не игра?
Сегодня третий день подходил к концу и у меня больше не было сил бояться. Появилось какое-то изощренное любопытство: как это случиться? Будет ли это быстро или нет? Что случиться с моим телом?

Хлопнула входная дверь.
- Альба! Альба ты здесь?- голос Анны разрушил вязкую тишину.
- Да.
- Она здесь. Нет, я не знаю почему она не брала телефон. – в спальню вошла Анна и протянула мне свой мобильный. – Держи.
- Кто это?
- Реальный мир. Он еще не исчез.
- Альба? – в трубке раздался голос Ричарда.
- Ричард – я улыбнулась. Темнота немного отступила.
- Все получилось – и я по голосу слышала, как он улыбается. – Клык у меня и я уже часа через три буду в Сан-Диего. Я уже говорил с Анной, она свяжется с Селеной. Все будет хорошо.
Я прикрыла глаза. Я боялась, что ничего не получиться, что амулет не сработает, что кто-то из них не приедет, что-то случиться…Но Ричард ласково шептал мне в трубку, что все будет хорошо и я наконец буду в безопасности. И мне отчаянно хотелось ему верить.
Встав с постели, я посмотрела на себя в зеркало и невольно отшатнулась. Быть без Маскарада мне явно идет. Я потянулась к своему телефону и набрала номер Сира. Анджела пообещала прислать кого-то из своих гулей, в ее голосе слышалась тревога. Я не знала, как она лишилась предыдущего потомка, но надеюсь, меня не постигнет такая же карма. Она, похоже, думала о том же.

Когда в дверь в очередной раз позвонили, я уже была в норме, почти утолив голод благодаря трем гулям Анджелы. Один из них намекнул, что может утолить и другой мой голод, но покачала головой, поэтому к приезду Ричарда в квартире были только Анна и я.
Он вошел в спальню, я подошла к нему и подпрыгнув, обхватила ногами за талию. Мои руки обвили его шею, его – поддерживали меня за бедра. Его губы нашли мои и на язык мне скользнул привкус дождя.
Ричард подошел к постели и осторожно опустил меня на нее.
- Я вижу тебе лучше.
- Надежда это всегда хорошо. – я улыбнулась и тут меня посетила нехорошая мысль. – Ричард?
- Да?
- Что ты должен Дону Алехандро за клык вервольфа?
Ричард покачал головой.
- Не важно.
- Важно.
- Альба – почти взвыл он.
Ну уж нет, ты у меня сознаешься! Я оказалась сверху него и рывком прижала к постели.
- Сознавайся!
Он посмотрел на меня, вскинув бровь и в следующую секунду сверху был он, без труда удерживая меня одной рукой.
Следующие несколько минут, я пыталась вырваться, а Ричард спокойно наблюдал за моими жалкими попытками.
- Все? Вопрос закрыт?- спросил он и я посмотрела на него. Закрыт? Да сейчас! Я во что бы то не стало узнаю что он должен своему Сиру. – Мне нужно ехать – с сожалением произнес он.
- Я позвоню потом – я приблизилась к нему и поцеловала. – А ты знаешь, что поцелуй интимнее секса?
- Это почему же?
- Переспать означает «Да, да, я люблю тебя, отстань», а поцелуй – «А ты классный!»
Ричард улыбнулся и поцеловал меня.
- Позвони, когда Селена закончит.

Я приехала домой незадолго до рассвета. Зайдя в свою квартиру, я бросила сумку у входа, и на ходу стягивая одежду, побрела в спальню. Наконец-то я дома. Надев ночную рубашку, я легла в постель и набрала номер Ричарда.
-Да?
- Я уже дома. Селена все сделала.
- Хорошо. Тогда доброго утра.
- И тебе. Увидимся завтра.
Я положила мобильный на столик и коснулась кожаного шнурка, на котором висел амулет.
После того, как Тремер поставил защиту, мы принялись срочно искать решение. Анна обмолвилась, что Селена может помочь. Необъяснимым образом, бывшая девушка Майка могла сделать амулет, который мог избавить меня от кошмаров. Для этого ей нужен был клык оборотня. Мохнатых в нашем городе не бегало, чтобы можно было им выбить зубы, да и для здоровья это занятие очень вредное. Я вспомнила, что когда я ужинала с Доном Алехандро, то он говорил, что коллекционирует головы вервольфов. Ричард моментально отправился к Сиру в Тихуану. И теперь у меня есть шанс проснуться завтра ночью.
Я перевернулась на бок, и мой взгляд упал на фотографию в рамке, стоявшую на столике. Судя по фону мы с Майком были в его гостиной. Когда это было снято? Ах да, в прошлом месяце я купила новую камеру. И испытывала на окружающих ее настройки. Хаммер предпочел пару секунд посмотреть в камеру, что бы я потом от него отвязалась и дала досмотреть матч.
Я села в постели и взяла в руки рамку. Пять месяцев, вот и все что у нас было. Пять месяцев, что бы отдать ему тело и душу. А теперь год разлуки…Я пыталась себя убедить, что этот год по сравнению с этими пятью месяцами ничто. Но его нет рядом и мне страшно. Когда я засыпала в его объятиях, я знала, что все будет хорошо, что он сможет защитить меня.

«…я вздрогнула, открывая глаза и закусила губу, пытаясь унять дрожь.
- Альба? – он коснулся моего плеча и я повернувшись к нему, прижалась всем телом. – Тебе приснился страшный сон?
- Да. Очень страшный.
- Хочешь, я побуду с тобой? – он коснулся моей щеки. Я посмотрела ему в глаза:
- Я хочу, что бы ты остался со мной навсегда…»


Когда он был рядом, когда ночью нам вместе было тепло, тогда мне было спокойно. Только тогда, и никогда больше. В эти часы я не боялась своих кошмаров, боли, я боялась лишь одного — что умрет он. Самым важным, важнее всего, было его дыхание на моей щеке. И сейчас я бы отдала все за один час с ним. За один, единственный час. Я страшно скучаю, по нему скучаю… Я не могу перестать о нем думать, даже сейчас, с Ричардом, не могу, как бы я не заставляла себя улыбаться, как бы не притворялась счастливой, как бы я не делала вид, что я не думаю о Майке…
После той ночи, когда позвонил Эрнесто, и сказал что Майк в торпоре, я в срочном порядке изобрела прекрасные три правила: Во-первых- не смотреть на эту фотографию где он сексуальный, а я счастливая; во-вторых – лгать, что все в порядке, так намного проще и в-третьих – не переставать думать о нем. Говорят, что те, кого мы любим , живут в наших мыслях. Что ж…если он хотя бы так со мной – я уже счастлива.
- Спокойного дня, любовь моя – я коснулась фотографии и поставила ее обратно на столик. Пристроив голову на подушку, я закрыла глаза.


Меня разбудила тишина. Не открывая глаз, я скользнула рукой под рубашку. Сердце бешено колотилось. Я закусила губы. Сильнее. Еще сильнее. Открыла глаза только когда почувствовала соленый вкус крови. Жива…
Я помнила сон. Лесная поляна, залитая лунным светом. Ко мне выходит волк. Я замираю. Он подходит ближе, утыкается горячим носом мне в колени. Немного погодя, я решаюсь погладить его. Мои пальцы погружаются в мягкую шерсть. Я сажусь вниз, волк опускается рядом, и мы наслаждаемся ночью и прохладой. И я чувствую покой. Наконец-то…
Мои кошмары отступили на задний план, и теперь снова вылез вопрос об открытии клуба. Последние приготовления я оставила на Пауля, меня больше волновало задание Анджелы. Завтра уже Рождество. Черт.
Звякнул мобильный и я с радостью обнаружила «Ричард» на дисплее.
- Доброй ночи! – улыбнулась я.
- Доброй. Как ты?
- Все хорошо. Кажется, сработало. Довольная лежу в постели – от счастья я едва не мурчала. Я наконец не видела кошмаров
- В постели? Ммм…что на тебе надето?
Я могла опять его укорить в том, что он не должен так делать, потому что он хороший и воспитанный юноша. Могла, но не хотела.
- На мне короткая, шелковая ночнушка. Возбуждает?
- Еще как
Я рассмеялась:
- Я сегодня освобожусь ближе ко второй половине ночи, увидимся в «Отрубленной голове»?
Договорившись с Ричардом о встрече, я позвонила Эрнесто.


Я постучала в дверь гостиничного номера, щелкнул замок и на пороге появился Эрнесто. Я вошла внутрь и протянула ему рубашку на вешалке, закрытую чехлом, только из химчистки.
- Ты успела и ее кровью залить?
- Нет. Но как не удивительно, на ней был запах духов.
- Злоупотребляешь?
Вот подонок! Ну я тебя…
- Нет. – мой голос опасно «поплыл». – Когда теплая кожа трется о ткань рубашку – я коснулась языком губ, слегка облизав их. – И на твоей рубашке остался запах моей кожи...
Эрнесто приблизился вплотную, притянул меня к себе за талию:
- Тогда можно бы вернуть так… - его рука скользнула под мой джемпер, коснулась кружев лифчика и сдвинув его, накрыла грудь. Я отодвинулась.
- Не так быстро – я улыбнулась. – Я тут подумала, что ты можешь сделать мне какой-нибудь подарок.
Эрнесто усмехнулся, запустил руку в карман и достал монету.
- Держи. Она заговоренная. Всегда выпадает орел.
Я посмотрела на него со вселенским подозрением.
- Эрнесто, что ты меня разводишь как малолетку? Скажи честно, что это не «заговоренная монетка», а просто «фигня, которая завалялась у тебя в кармане?»
- Можешь проверить. Потом – он улыбнулся своей фирменной улыбкой.
- Ты хочешь о чем то еще поговорить?
- Причем здесь разговор…
Он бросил меня на постель и, встав напротив меня, начал расстегивать рубашку.

Покинув номер, я поймала такси и поехала в бар. Эрнесто понятия не имел, что сделал для меня. Мне было плевать заговоренная это монета или нет. Для меня она была особенной. Это был последний ключ к моей свободе. Я играла по правилам…почти. И теперь почти близка к выигрышу.
Правила….В этом мире так много правил, поэтому мы должны начинать учиться им еще в детстве. Нам должно быть ясно, что нельзя произносить плохие слова; нельзя обманывать на экзаменах; не хорошо говорить неправду своим друзьям; нельзя домогаться мужчину, который тебе не принадлежит; нельзя использовать мужчину, который тебе не принадлежит. Но мы взрослеем и продолжаем нарушать правила, совершенно забывая о том, что если нас поймают, то мы будем наказаны.
Но к сожалению, в жизни бывают моменты когда приходится нарушать правила что бы выжить.

Ричард уже ждал меня за столиком, где мы обычно устраивали партийные собрания. Он едва ощутимо поцеловал меня и я улыбнувшись, решила сразу перейти к делу.
- Ричард, а давай поспорим?
Мне все еще плевать на эту монетку…но женское любопытство никто не отменял.
- Зачем?
- Ну давай! Кинем монетку! Если выиграешь ты- можешь спросить у меня все что угодно, если выиграю я – ты скажешь..ммм…ну во сколько ты потерял девственность?
- Я могу тебе и так могу сказать – улыбнулся Ричард.
- Ну Ричард… - заныла я. – Ну где твой азарт?
- Ладно. – согласился он.
- Мой орел – быстро сказала я и подбросила монетку. Очевидно мне очень не терпелось узнать биографические данные сексуальной жизни Ричарда. Монетка улетела куда-то к барной стойке и глухо звякнула.
- Твою мать – с чувством сказала я. – Я сейчас.
Пришлось немного поползать что бы найти ее и минуты две что бы выковырять из щели , в которую она угодила.
- Дубль два – объявила я, когда вернулась. В этот раз монетка не улетела, а как и положено выкинула орла.
Что-то я так и не поняла, работает она или нет…
Парой часов позже, когда мы лежали в мой постели, тесно прижавшись друг к другу и он касался меня кончиками пальцев, я вспомнила что он так и не ответил.
- Так во сколько ты …
- В семнадцать - ответил Ричард.
- Нормально – пожала плечами я. Интересно, а Майк во сколько? И как это было? Мой мозг не мог представить застенчивого, смущенного Майка в момент первого секса. Кажется, я считаю, что он всегда это умел делать.
- У тебя было много женщин? – задала я самый отвратительный вопрос на свете и тот, ответ на который хочет знать любая девушка.
Он на мгновение задумался:
- Шесть.
Шесть?!
- Вот теперь я почувствовала себя развратной девицей.
- Брось, все нормально – он коснулся губами моего виска. – Сколько их было?
- А после какой цифры количество мужчин становится неприличным? – поинтересовалась я.
Ричард рассмеялся.
- Ну тут дело скорее в разном менталитете. Англичане более сдержаны в своих эмоциях, к тому же воспитание, в итоге с каждой девушкой я довольно продолжительно встречался, и у нас были серьезные отношения.
Я взвыла и уткнулась в подушку. Да я иногда и не утруждала себя запомнить имя очередного любовника.
- Иди сюда – он притянул меня к себе.- Ты это ты.
- Ну раз я это я, можно я ляпну одну глупость?
Он кивнул.
- Когда мы вот так вместе…ты меня обнимаешь…у меня такое ощущение, что так было всегда.
- Ты веришь в реинкарнацию?
- Мне нравится идея о том, что мы можем рождаться снова и снова. Бесконечно.
- А если нет?
Я рассмеялась:
- ну уж нет, со мной ничего не случиться! Я буду жить вечно!
Он стал серьезным и спросил:
- Обещаешь?
- Да – тихо ответила я, находя его губы.

До рассвета оставалось совсем немного. Я сидела у раскрытого окна и докуривала сигарету, прижимая к уху мобильный.
- Зендари, иди уже ложись. Я как-то очень не хочу отключаться на подоконнике. Солнечные ванные мне не пойдут на пользу.
- А мне пойдет ходить в платье? – взвыла она.
- Если оденешь нормальное платье и не будешь делать физиономию «не подходи – убью» то очень даже – устало возразила я.
- Ты меня за это ответишь.
- Пожалуйся на меня Майку, когда он вернется – улыбнулась я. – Все, я вешаю трубку и спать. До завтра.
Устраиваясь в постели, я думала как причудливо все меняется в нашей жизни. Мы становимся другими из-за крови, что теперь течет в нас? Из-за Зверя? Из-за того, что мы встречаем тех, кто меняет нас?
Ни я, ни Зендари уже не были теми, что раньше. Как и большинство сородичей.
Люди меняются как времена года. Это случается не часто, но почти всегда в лучшую сторону. Иногда это соединяет воедино то, что распалось на части. Иногда это открывает для нас новых людей, пускает их. Но чаще всего это дает человеку шанс, который он всегда считал невозможным: показать свои чувства. А что-то не меняется никогда… Да будет новая игра…
Рубрики:  Alba's Fairytale season 1

№ 29

Четверг, 20 Января 2011 г. 21:44 + в цитатник
В колонках играет - Default - Show Me
 (507x699, 85Kb)
—What's broken, Alice?
— I am..
Алиса МакГи

— Ковальски, варианты.
— Стратегическое отступление.
— Поясните…
— Мы убегаем, но мужественно.
Пингвины из Мадагаскар

From the start
We swore that we'd never involve the heart
But time, time goes by
And I fall to pieces when you're not by my side

I'm in, in too deep
I'm tired of hiding this secret I keep
But I, I can't lie
When I'm here without you
The world don't mean anything

С самого начала
Мы поклялись, что не будем затрагивать сердце.
Но время, время идет.
И я разрываюсь на части, когда тебя нет рядом.

Я увяз, увяз слишком глубоко.
Я устал скрывать хранимый мной секрет.
Но я, я не могу лгать.
Когда я здесь без тебя,
Мир не значит ничего.

Default - Show Me




Проснувшись, я потянулась, ощущая как с моего тела спадает мертвое оцепенение. Скрип заставил меня тут же выхватить пистолет из-под подушки и направить его на дверь. Звук повторился, заставляя каждый мой нерв встать на дыбы.
Осторожно поднявшись с кровати, я подошла к двери и включив ауспекс прислушалась. Ни дыхания, ни биения сердца, ничего.
А потом звук за дверью повторился, и я поняла, что он мне напоминает. Скрежет ногтей по стеклу.
Я чуть отошла от двери и пинком ее распахнула. В моей квартире было всего два окна: в гостиной и на кухне, которая эксплуатировалась как курилка.
У меня было несколько секунд, что бы проверить окно в гостиной, потому что оказывалась спиной к коридору, ведущему в кухню.
Я рядом с тобой
Я резко обернулась. Никого. Коридор пустовал.
Ты не видишь меня. Ты меня чувствуешь?
Я ощутила легкое дыхание в затылок и отскочила, поворачиваясь. Что-то на стене больно уперлось мне в спину, но я ошарашенно смотрела на комнату. Она была пустой. Где же ты, черт возьми?!
Я ближе, чем ты думаешь.
Я лихорадочно осматривала полутемную комнату.
Это больно? Это сжигает тебя? Ты знаешь, что ты потеряла и теперь боишься теней…
- Убирайся!
Голос засмеялся и тут сильный удар вышиб у меня из рук пистолет. Передо мною стоял человек, его лицо было скрыто капюшоном темной куртки. Он оказался быстрее меня и ударив, повалил на пол.
Темный капюшон приблизился к моему лицу и я услышала шепот:
- У тебя есть выбор либо сдаться либо умереть. Потому что я умру только с тобой.
Одной рукой он сжал мое горло, прижимая к полу, в другой показался нож. Сталь сверкнула и нож был занесен. Я потянулась к лицу убийцы, понимая что ничего не могу сделать. Но хуже всего было умереть и не увидеть, кто это сделал.
Нож, рассекая воздух, без труда распорол тонкий шелк рубашки и вошел в тело, распарывая плоть. Потом еще раз…и еще.. Кровь выступала из раны, пропитывая ткань и заставляя ее прилипнуть к коже.
Боль начала обволакивать тело, как кокон и я сделала последний рывок рукой. Пальцы сжали ткань капюшона и сдернули ее с головы незнакомца. Аметистовые глаза смотрели на меня с ненавистью.
- Что ты наделала?!
Передо мною было мое лицо. Моей убийцей была я сама.

Открыв глаза, я рывком села. На моих губах замер вскрик.
- Альба ты….у тебя все в порядке?
- Да, все нормально – я спустила ноги на пол и одела туфли. – Ты не против если я воспользуюсь твоей ванной?
Она кивнула.
- Я потом хотела бы с тобой кое-что обсудить…
Умывшись холодной водой, я почувствовала себя немного лучше. В моих снах появился новый монстр, и в этих снах не было спасенья для меня…от меня.

Приведя себя в порядок, я вышла из ванной комнаты и вернулась к Анне. Девушка сидела на диване, сложив изящные руки на коленях и смотрела куда-то в пустоту.
- Анна – тихо позвала я, напоминая что я еще здесь.
Она моргнула и повернулась ко мне, чуть смущенно улыбнувшись.
- Прости, я немного задумалась.
Я присела с ней рядом и осторожно коснулась ее руки.
- Что случилось? Это из-за твоего Сира?
Она помолчала, видимо взвешивая свой ответ. Потом чуть нахмурилась и наконец сказала:
- Ему нужна одна вещь. Статуэтка.
- Ммм…только не говори, что она на каком-нибудь затерянном-затонувшем корабле, который видели лет сто назад.
Она посмотрела на меня.
- Что? С твоего Сира станется…- я пожала плечами.
- Эта вещь находится в Сан-Диего…
- Так в чем проблема? Пойдем и добудем ее!
-… в доме Армана – меланхолично продолжила Анна.
Мои губы сложились в беззвучное «о». Минуту мы посидели молча.
- Хорошо, и что мы будем делать?
- Мы? – переспросила Анна.
- Ты думала, я упущу случай повеселиться? Я помогу тебе, только если ты не додумалась его ограбить.
- А есть еще варианты?
- Будут. Но лезть в дом примогена Бруджа это, как бы выразился Ричард, неразумно. – улыбнулась я и почувствовала, что стоило мне произнести его имя как внутри что-то йокнуло. Все последние дни я упорно старалась его избегать, а теперь похоже добегалась.
Я достала мобильный и открыла список контактов.
- Кому ты собралась звонить?
- Высшему разуму. В лице Ричарда. Алло? Ричард, ты сейчас свободен?

Сидя за столиком с Анной, я вспомнила, как усиленно и смешно я пыталась избавиться от влечения к Ричарду. С помощью Эрнесто. Это же надо было задуматься. Раньше все было просто: каждый из моих мужчин забывался как по щелчку пальцев. Для этого было достаточно сказать себе «стоп», принять душ, что бы окончательно стереть чужой запах и смело идти навстречу новому роману. Но старая добрая формула больше не работала. Правил не было. Мое сердце, разум, тело объявили мне бойкот. В этом был какой-то садистский юмор: для того что бы ожить, мне потребовалось сначала умереть.
Наконец в дверях появился Ричард и направился к нашему столику. Мое сердце стало лихорадочно искать кратчайший путь в пятки.
Мы встречаем кого-нибудь на своем пути, совершенно случайно, как прохожего в парке или на улице, одариваем его то просто взглядом, то всей своей жизнью. Я не знаю, почему так происходит, кто и зачем перекрещивает наши пути. И почему два пути вдруг сливаются в один. Кто делает так, что только что совершенно чужим друг другу людям хочется идти по нему вместе?
- Доброй ночи. – он наклонился поцеловать меня в щеку и я ощутимо вздрогнула под его губами. Ричард бросил на меня взгляд, но промолчал, кивнул Анне и присел рядом.
- Так что случилось?
- Анне нужна наша помощь.
Лидер котерии внимательно выслушал Малкавиан и потом достал телефон.
- Доброй ночи, это Ричард

Все решилось довольно быстро. Арман ждал нас через час, это значило что у нас был шанс его хотя бы попросить.
- Анна, если Дитер здесь, то ты можешь попросить его помочь нам. Он любит быть посредником.
Девушка кивнула, поднимаясь из-за стола и пошла к лестнице, ведущей на второй этаж.
- Альба, что происходит? – Ричард повернулся ко мне.
- Все нормально – я посмотрела на него максимально безразличным взглядом.
- Альба…что случилось?
Что случилось? Ты правда хочешь это знать? Случилось то, что я люблю тебя, что нежность, как опухоль горла, мешает дышать, и где-то над диафрагмой с лёгким щелчком раскрывается красный цветок – начало новой вселенной, ошибка, случайность. Случилось то, что я не могу забыть тепло твоих рук, запах твоего парфюма, я слышу твой голос даже когда ты молчишь. Чем дольше тебя нет со мной, тем большей частью меня ты становишься. Иногда даже сама не понимаю, где кончаешься ты, и начинаюсь я. Я и себя-то теперь чувствую только через тебя. Моя кожа существовала только там, где ты ее касался. Я и не знала, что такие простые вещи могут заставить умирать от счастья. Вот это случилось. И теперь я жду, жду, жду…Жду пока ты сделаешь первый шаг, неужели ты не понимаешь что будешь для меня спасением?
- Прости, я не хотела тебя обидеть. Это все из-за снов…На самом деле нам нужно поговорить…о нас.
- Ты влюбилась меня? Ну, я понимаю, против меня сложно устоять.
- Ричард – я улыбнулась, глядя в его улыбающиеся глаза. Он шутил, а мне хотелось, как минимум разреветься, как максимум – убежать отсюда, сменить номер телефона, память, сердце…
- А что если так? – я подняла на него глаза.
- Альба, мы друзья – он ласково коснулся моей ладони и сжал ее. Ну да, я так восхитительно влюблена в него, а ему так восхитительно плевать на это. Идеальная основа для дружбы.
Он хотел что-то еще сказать, но вернулась Анна и сообщила, что Дитер готов нас сопровождать. Супер, для полноты похоронной процессии нам только Марселя не хватало.

Я неотрывно смотрела в окно. Начались дожди и, казалось, на улицу не возможно было выйти без водолазного костюма. Я любила дождь. Вроде бы просто вода падала с неба, но ощущение было совершенно необыкновенное. Она смывала не только грязь и усталость; дождь очищал людей изнутри, дарил им прощение за совершенные ошибки. Он стирал горечь с сердца, обновлял, давал и желание продолжать жить, и силы на это.
Он был прекрасным фоном для мыслей или воспоминаний.
И я вспоминала.
Арман отдал Анне статуэтку, но взамен мы с Ричардом должны были кое-что для него сделать. У бессмертных свои интересы. Интерес Армана сейчас был сосредоточен на одном влиятельном человеке. По стечению обстоятельств дочь этого человека похитили и требовали выкуп. Мы должны были найти ее и вернуть.
Пару дней мы безуспешно прочесывали Старый город, в поисках нужного дома. Здесь было достаточно пустующих домов, с табличкой «сдается» и искать не привлекая внимание становилось все труднее. Но фортуна иногда все же улыбается таким, как я.
Когда я постучала в очередной дом, под предлогом того, что у меня сломалась машина и мне нужно позвонить, дверь мне открыл рослый мужчина в черной футболке. Но дело было не в нем. Дело было в доме. Одного взгляда мельком хватило, что бы понять, что дом не обжит и это делать явно не собираются. Мы нашли то, что нам было нужно.
- Ричард, у нас проблемы – воспоминания отошли на второй план, когда я увидела, что в доме зажегся свет. – Анна все еще там и выти в Затемнении с девушкой она не сможет!
Когда кажется, что все идет гладко, реальность возвращается что бы дать нам хороший пинок.
- Я помогу ей выбраться- ответил Ричард, выходя из машины. – Ты должна отвлечь мужчину в доме.
Я вышла из машины и поежилась, когда холодные кали попали мне за шиворот. Накинув капюшон плаща, я пошла к дому.
Дверь почти сразу открыли. И на пороге стоял мужик довольно бандитской наружности.
- Ты еще кто?
- Эй, я ее видел – из комнаты вышел мужчина, с которым я столкнулась вчера. Какого он тут делает?!
- Привет – улыбнулась я, понимая что попала. Чувствую, все закончится фразой « и больше ее никто не видел». Но тут снаружи запищали сигнализация машины.
- Иди проверь – мужчина кивнул моего вчерашнему знакомому и тот вышел из дома. Я было сделала шаг назад и тут увидела дуло пистолета у меня перед лицом.
- Даже и не думай. Рассказывай, что ты тут делаешь.
Но когда смотришь на головореза с оружием, говорить сложно, закрадывается ощущение, что вас могут не дослушать.
Сигнализация резко смолкла и мужчина, на мгновение отвернулся. Мне этого хватило. Я ударила его в поддых, потом удар в пах. В таких драках действует одно правило: максимум насилия в первый удар. Похоже не одна я играю по этим правилам.
Он вскинул оружие и мою грудь прошила горячая волна боли. Я упала на пол, мужчина приблизился и выстрелил еще несколько раз. Потом раздался глухой звук удара и он упал на пол рядом со мной.
- Ты цела? – Ричард в ужасе посмотрел на проступающие алые пятна на блузке.
- Он всадил в меня половину обоймы, у меня в груди дыра и вся грудь в крови. Наводит на мысли?- прохрипела я. Он помог мне подняться с пола, и я оперлась о стену, стараясь не сползти по ней снова на пол.
- А где второй?
Как по волшебству он вошел в дверь и я подавила желание вцепиться ему в горло, но потом он посмотрел на Ричарда и я все поняла. Презенс. Причем по круче чем у меня.
- Погрузите его в багажник – Тореадор кивнул на распластанное тело на полу.
- А может сразу его убьем?- предложила я.
- Тебе так нравится убивать?
- Этот ублюдок прострелил меня и испортил блузку от Армани. Считай это моей маленькой местью.
- Мы не будем никого убивать.
Я покачала головой. У низкой человечности есть свои плюсы.

Когда мы погрузили тело в багажник, из дома показались Анна и Ричард, они вели до смерти перепуганную девушку, она с ужасом озиралась по сторонам и буквально вцепилась в Тореадора мертвой хваткой. Хм…
Я запахнула плащ плотнее, стараясь что бы она не увидела темных пятен крови и села за руль.
- Я предлагаю поторопиться. Мне не нравиться приближающаяся к нам машина с торчащими из окон стволами. – предупредила я. Дважды просить не пришлось. Адепт культа имени Ричарда юркнул на пассажирское сидение рядом со мной, Ричард и Анна усадили девушку меду собой на заднем.
Теперь начиналась вторая веселая часть нашей операции: уйти от погони.
Машина сорвалась с места, но совершать какие-то маневры при таком ливне было чертовски сложно. Раздалась автоматная очередь и посыпались стекла. Ричард вытащил пистолет и стал целиться по колесам.
По прямой было бесполезно от них удирать, нужно было свернуть в какой-нибудь проулок и надеяться что там не будет тупика.
Меня терзали голод и боль, поэтому грохот выстрелов меня уже не так волновал. Меня вообще уже мало что волновало, кроме того как не впасть в безумие. На такой скорости это было бы…неприятно.
- Альба! Альба, ты меня слышишь? – голос Ричарда донесся сквозь эту пелену. - Сбавь скорость, мы оторвались.
Зверь полоснул меня изнутри когтями, словно хотел выбраться наружу. И если он это сделает, кому то не поздоровиться.
Я вдавила педаль тормоз в пол и тихо произнесла:
- Закройте девушке глаза.
Я впилась в сидящего рядом мужчину, прежде чем он сумел что-то понять. И сладкая, горячая кровь наконец коснулась моего языка и заскользила жидким шелком по гортани. Три глотка, только три. Иначе я убью его и Ричард будет считать меня монстром еще больше. Но я никогда не упускала случая выпустить наружу свой гнев, тлеющий, но никогда не угасающий у меня внутри, из-за которого вся жизнь была для меня огромным полем битвы.

Но неприятности еще не окончились. У нас была изрешечённая пулями машина, один труп в багажнике (должно быть обидно если тебя убивают свои же), одно тело без сознания и испуганная смертная.
Ричард с тоской посмотрел на то, что осталось от его машины, и повез девушку к Арману. А я не придумала ничего лучше, чем позвонить Эрнесто.
Я уселась на капоте и закурила. Анна с неодобрением посмотрела на меня.
- Я все равно уже мертва – пожала плечами я.
- Спасибо за помощь.
- Благодарить нужно Ричарда.
- Альба?
- А? – я посмотрела на нее.
- Ты правда веришь в то, что он сделал это ради меня?
Я замерла, как кролик, попавший в свет фар. Неужели он позвонил Аману, только потому, что я его об этом попросила?
Договорить с Анной я не успела. Возле нас притормозила машина ,и вышел Эрнесто. Он с интересом оглядел машину.
- В багажнике труп, в машине еще живой.
Эрнесто сказал что-то непечатное на испанском и заглянул в салон.
- Знаешь – обратился он ко мне, высунувшись обратно. – Ему бы можно было стереть память, если бы он был в сознании.- Тремер выразительно посмотрел на меня.
Я кашлянула и отвела взгляд:
- А с машиной, что будем делать?
- Давай ключи.
- Раз уж ты такой сегодня добрый, у тебя часом рубашки лишней нет?
Он посмотрел на меня, я расстегнула потрепанный плащ . Он пошел к машине и вернулся с рубашкой.
- Вернешь новую.
- Спасибо.
- Все на благо Маскарада.
Я сняла плащ и стала расстегивать блузку. Анна деликатно отвернулась, а Эрнесто решил особо не отказывать себе в удовольствии. Либо он фанат любительского стриптиза, либо ему просто нравлюсь я без одежды. Мне лично нравится первый вариант. Правду я знать не хочу.
Я расстегнула блузку, стянула ее и чистым краем стерла с груди кровавые разводы. Рана уже затянулась, остался небольшой синяк., который вполне терпимо побаливал.
Рубашка Эрнесто, естественно, была мне велика. Пришлось закатать рукава покороче. Но это лучше чем разгуливать в окровавленных лохмотьях.

С каждым ливнем приходит надежда, что однажды утром всё снова станет чистым, и самые застаревшие пятна исчезнут, как сомнения в правильности твоего поступка, или как результат его ошибки, или как рана от предательства, или как память от его поцелуев. Поэтому мы ждём, чтобы пошёл ливень, надеясь на лучшее, даже если мы знаем, что в наших сердцах некоторые пятна отпечатались навсегда, и ничто их не смоет.

- У тебя грустный голос, что-то случилось?
- Любовь и чувство вины. Еще дождь – хмыкнула я в телефонную трубку.
- Когда тебе грустно, идет дождь.
- Многие грустят, когда идет дождь.
- Дождь идет, потому что ты грустишь, детка – возразила бабушка. – А от того, что ты будешь терзаться никому легче не будет. В любви нет ничего плохого – вздохнула она. - Кто-то однажды сказал «Винить нужно тех, кто не способен любить». Это значит, что влюблённые люди… не имеет значения, в кого… не виноваты.
Я улыбнулась.
- Но я не знаю, что мне делать.
- Я открою тебе один секрет. Если кого-то ждешь по-настоящему, ждешь так сильно, что жизнь начинает казаться сном, надо посмотреть на горизонт, на верхушки деревьев, на звезды, на кисею дождя. И просто поверить, что он придет. Слышишь? Дождь начинается! Иди, встречай…

Мой мобильный зазвонил, это был Ричард.
- Альба ,я у твоего дома…
- Я сейчас спущусь.
И он действительно был там.
- Что-то случилось? – спросила я.
- Все нормально. Я отвез девушку, Арман был очень доволен.
- Ричард…
- Да?
- Ты меня сегодня раза четыре спросил все ли в порядке?
- И?- он нахмурился
- И я солгала тебе все четыре раза.

Губы дрожали, выдавая мое истинное состояние, и мне приходилось постоянно прикусывать их, чтобы унять дрожь. Запуская руки в волосы каждые десять секунд, я убирала с лица выпавшие пряди — этот жест скорее был успокаивающим, нежели необходимым. Он все еще смотрел мне в глаза, и я не могла оторваться. Я будто застыла на краю пропасти, не решаясь падать вниз и не желая отступать назад.
- Я люблю тебя, не могу перестать тебя любить, не знаю, как и почему. И я не собираюсь, черт побери, за это извиняться. И почему ты так странно на меня смотришь?
- Хочу как-то ласково закрыть тебе рот – он прижимается к моим губам и я окунаюсь в пропасть. То был долгий поцелуй: пока он длился, мы прожили вместе целую жизнь — жили, любили друг друга. Когда наши губы разомкнулись, эта жизнь, где мы могли обрести прибежище, сжалась до искры света, которую мы всегда разглядим в глазах друг друга. Словно на мгновение весь мир застыл. Словно все люди вокруг нас исчезли. Словно мы вдруг забыли обо всем, что ожидало нас потом. Словно те несколько минут были созданы только для нас двоих. И все, что мы могли, — это смотреть друг на друга.
Влечение… странная вещь. Вроде бы оно наше, но мы перед ним не властны. Вроде бы мы решаем, как нам поступать, но, на самом деле, влечение часто решает за нас, толкая на самые странные, безумные поступки.
И никто, никогда не узнает, как тихо падал дождь в ту ночь, как замерло время, когда он нежно целовал меня…я так любила его в этот миг…

Стук сердца, двух сердец, есть она и он, темно, поздняя ночь, они бегут и смеются, дождь промочил одежду и волосы, они куда-то прячутся, слышны звуки машин, у них мокрые лица, взгляды, вдруг проскакивает искра, прикосновения, страсть, поцелуи, минута, мгновение, мокрые лица, мокрые волосы, мокрые губы, переплетение судеб, путаные мысли и еще более путаные чувства. И мир, пульсирующий жизнью.
Рубрики:  Alba's Fairytale season 1

№ 28

Понедельник, 17 Января 2011 г. 22:00 + в цитатник
В колонках играет - Marie Digby - What I`ve Done
 (699x453, 54Kb)
Боль — иллюзия чувств, отчаяние — иллюзия разума.

Идя по улице, я вдруг неожиданно остановилась как вкопанная. По всюду были яркие огоньки, витрины магазинов уже были украшены мишурой и яркими елочными шарами, из ближайшей кофейни вился аромат шоколада и корицы. Ну да, алкоголь, слезы , полицейские. Значит снова близится Рождество.
Под Рождество мне особенно не хватает мамы. Но в этот год тоска острее, потому что мне нужен её совет. Чтобы она приготовила мне какао и сказала, что скоро эта чёрная полоса пройдёт.
Однако какао я не пью и при встрече мамочка скорее всего разорвет меня на части. Реальность сосет…
Войдя в «Склеп» я огляделась и покачала головой. Ни намека на Рождество. У этих фанатов смерти и депрессии все не как у людей. Хотя с другой стороны, я тут не ради декора, поэтому высмотрев в толпе симпатичного юношу, я соблазнительно улыбнулась.
Достаточно перекусив я присела за один из столиков и достала мобильный. Через пол-часа мы с Анной хотели встретиться и похоже я опять опаздывала.
- Привет – раздался у меня над ухом женский голос. Я подняла глаза. Передо мной стояла невысокая, почти эфирная блондиночка. – Давай дружить!
- Эмм? – я в замешательстве уставилась на нее. На завсегдатая этого заведения она не походила ни разу, но больше всего меня сбила с толку ее фраза «Давай дружить». Она тем временем, присела напротив меня и протянула мне ладонь.
- Я Селена
- Альба – машинально отозвалась я, пожимая ее руку. Селена…что-то знакомое, кажется, Зендари что-то упоминала о ней или не Зендари... В общем, я благополучно пропустила это мимо ушей. – Я тебя раньше не видела – призналась я.
- Я путешествовала и решила заехать в Сан-Диего повидать друга.
- А кого если не секрет?
- Ты наверняка его знаешь. – улыбнулась она. – Майк, помощник Шерифа.
Еще бы я не знала его. Я был его девушкой.
И тут наконец, логическая цепь в моей голове замкнулась. Селена! И в голове всплыл нежный голос Анджелы: «Она появилась в Элизиуме и повисла на Майке…». Его бывшая девушка-Малкавиан. Я еще раз посмотрела на нее. Выглядела она лет на семнадцать. У меня закрались нехорошие подозрения на тему «Майк и педофилия». Фу.
- Знаешь…я боюсь, у тебя не получиться увидится с ним. Он сейчас в торпоре.
По ее лицу скользнула тень боли, а потом что-то еще, от чего ее взгляд стал меняться. Я впервые видела как кого-то из Малкавиан..конектит. И выглядело это жутковато.
- Кристина, мы должны ехать к Родерику!
- Эээ - произнесла я самое умное, что пришло мне в голову.
- Ну же! Мы нужны ему!
- Селена, я не Кристина. И я не знаю никакого Родерика!
- Кристина, это не смешно. – Она недовольно посмотрела на меня. – Родерик наш лидер.
Я помнила, что с буйными лучше не спорить:
- Хорошо, мы сейчас к нему поедем. – у меня появилась идея отвезти ее к Анне. В конце концов они вроде как одного вида, значит должны найти общий язык. Она с подозрением посмотрела на меня и надеялась, что она поверит мне.

Похоже получилось, раз она сидела рядом со мной, на заднем сиденье такси. Все 15 минут она сидела довольно тихо и не проявляла признаков агрессии.
- Альба , куда мы едем? – неожиданно раздался ее голос. Я посмотрела на нее. Похоже прежняя Селена вернулась .
- Ты немного странно себя вела и я решила отвезти тебя к своей подруге.
- Извини.
Я пожала плечами: бывает. В последнее время меня сложно чем-то удивить.
- Майк действительно…
- Да – тихо ответила я. Меня не удивляет, когда люди сходят с ума, меня удивляет, если этого не происходит. Когда мы можем потерять кого-то в один день, в одно мгновение… и мне бы хотелось знать, что помогает нам выстоять?
Таксист остановился у небольшой кофейни на углу и мы вышли из машины. Анна уже ждала меня за столиком и увидев Селену, вопросительно посмотрела на меня.
- Анна это Селена, Селена это Анна. А теперь можно я сяду и заткнусь?
- Что-то случилось? – спросила Анна. Ну да, меня мучают кошмары, я подлая изменщица, да еще я познакомилась с бывшей пассией своего мужчины и она перестала быть настолько иллюзорной, что ее существование можно было отрицать.
- Мне нужно найти какого-то новоприбывшего собрата по имени Джон Таллер.
- Это мой Сир – тихо сказала Анна .
- Отвратительная неделя – подытожила я. – Мне нужно с ним поговорить.
- Я сама его ищу – Анна изрядно помрачнела.
- Может я могу Вам помочь? – сказала Селена и мы уставились на нее. – Я могу узнать где он?
- Каким образом?
Она улыбнулась и я потянулась за телефоном, что бы вызвать Пауля.
Пауль был еще одним гулем Анджелы и был выдан мне. За что? Я тоже не особо поняла. Но я спихнула на него часть дел, назначив управляющим в клубе. Сейчас мне нужно было, что бы он отвез нас куда скажет Селена. Те два трупа у входа подсказывали мне, что людей от Сира Анны надо держать подальше.


- Ты уверена? – спросила Анна разглядывая темнеющие здания доков. Селена кивнула.
- Тогда пошли. Пауль останься здесь.
Гуль явно не возражал. Мне тоже не особо хотелось находиться здесь. Но это было не так жутко, по сравнению с тем, что мои сны могут меня убить.
Внутри были так же «мило» как и снаружи. Темное помещение, горела единственная лампочка с тусклым желтым светом. И еще какой-то странный запах, похожий на запах влажной древесины. Но ничего приятного в нем не было, он был каким-то затхлым и вязким. И тишина. Я бы даже сказала пугающая тишина.
А потом он появился. Джон Таллер вышел из глубины помещения. На тускло-желтом кругляшке света растянулась его тень. Наличие у него тени меня прям даже как-то удивило. По правде говоря я уже начинала считать его антихристом во плоти.
- Здрасьте, я Селена – малкавианка очень дружелюбно улыбнулась и Таллер посмотрел на нее, таким взглядом, что даже мне захотелось слиться с бетонными стенами.
- Я хочу поговорить со свои потомком – ледяной голос,который мог почти ощутимо впиваться в плоть острыми иглами.
Я быстро взяла Селену за руку и повела на улицу. Пауль вышел из машины.
- Вас вроде больше уходило…- я мрачно посмотрела на него и порылась в карманах в поисках сигарет. Нащупав пачку, я достала ее и открыла. Пустая. Твою…
На мое счастье Пауль курил и он предложил мне свою пачку. Прислонившись спиной к машине, я закурила.
Сир Анны вызывал у меня двоякое ощущение. С одной стороны он пугал и был слишком неприятен. Мне было не то что страшно быть с ним в одном помещении, но даже в одном городе. С другой стороны это было невольное восхищение. Жестокий, Знающий, Верный Джон Таллер. Жестокий…Анджела рассказала, что статусы бывают и отрицательными. И то темное и извращенное, что во мне было тянулось к этому. Ему хотелось найти новую жестокую руку, которая могла причинить такую желанную боль…
Но я одернула себя. С тех пор как у меня появился Майк, я в эти игры больше не играю.

Когда я докурила четвертую по счету сигарету из дверей вышла Анна и подойдя ко мне, коснулась моей руки.
- Он хочет поговорить с тобой.
Я бросила, окурок на землю и пошла в здание. Он все еще стоял там, как статуя. Чертовски опасная статуя. Я опустилась в поклоне, поприветствовав его со всеми полагаемыми статусами и не забыв «многоуважаемого».
- Кошмары – это моя специальность – произнес он, когда я рассказала, зачем пришла и мне невольно вспомнился сон, в котором был мужчина возле горящего клуба…
- Для начала нужно полностью защищенное убежище на три ночи. И ты должна будешь следить за Анной, потом докладывать мне.
На секунду я заколебалась. Анна вроде бы моя подруга, но инстинкт самосохранения дернул меня, напоминая, что в первую очередь нужно позаботиться о себе. Мои кошмары становились все сильнее, причиняя мне больший вред, чем раньше.
Сейчас я готова была предать Анну.
С тех пор как меня обратили, я всему миру пыталась доказать, что я изменилась, но, думаю, я обманывала саму себя. В моём мире люди врали, плели интриги и уничтожали тех, кто стоит у них на пути. У меня получалось лучше всех.

Пару дней ничего не происходило, я уже напрочь забыла про угрызения совести. Сидя в кабинете и подписывая последние счета, я услышала как в кармане пальто навязчиво вибрирует телефон. Может просто не брать? Я планировала устроиться дома в постели с ноутбуком и посмотреть какой-нибудь фильм. Похоже культурная программа отменяется. Встав из за стола, я подошла к вешалке, и достала из кармана телефон.
-Да, Анна?
- Ты можешь приехать за мной? – то, что прозвучало в ее голосе, заставило меня содрогнуться, и еще не окончив звонок выбежать на лестницу. По дороге в доки, я надеялась, что ошиблась, что мне просто показалось.
Остановившись у того же здания, я выскочила из машины, не выключая зажигания и вбежала внутрь. Она лежала в углу, свернувшись в комочек и покрытая кровавыми мазками. Кто-то сильно ее изувечил и я догадывалась кто. Я сняла пальто и накрыла девушку.
- Все хорошо – я погладила ее по голове, помогая подняться. – Пойдем, я отвезу тебя домой.
Она прижалась ко мне и мы медленно пошли к выходу. Она морщилась от боли при каждом шаге и я н знала, что мне сделать что бы облегчить ее боль.
Она назвала адрес и я отвезла ее домой, помогая подняться в квартиру.
- Я останусь у тебя, если ты не против.
Она кивнула.
- Спасибо тебе..- начала она.
- Не за что. – и действительно не было за что. Пока Анна ушла в ванну, я растянулась на диване, готовясь к тому что через минут 20 снова погружусь в кошмар.
Лежа в темноте, я думала о том, что нет нерешаемых проблем, есть непринятые решения. Ошибки- мы все их совершаем, обычно они начинаются из лучших побуждений, сохранить секрет, защитить себя или держаться на расстоянии от человека, которым ты стал. Иногда мы даже не понимаем, какие ошибки совершили для пути к цели или осознаём их вовремя, чтобы всё исправить. Но у любой ошибки есть свои причины, она преподаёт вам урок, который по-другому вы не усвоите…Но нужно помнить одно правило, когда заключаешь сделку с дьяволом. Он всегда приходит забрать своё
Рубрики:  Alba's Fairytale season 1

Видео-запись: Alba's fairytale becomes nightmare...

Суббота, 15 Января 2011 г. 03:22 + в цитатник
Просмотреть видео
21 просмотров

Когда чудеса становятся бредом, разум превращается в безумие. (с)

Маленький тизер к будущей главе.
Рубрики:  Alba's Fairytale season 1

№ 27

Пятница, 14 Января 2011 г. 02:54 + в цитатник
В колонках играет - Poets of the fall - Sleep, sugar
 (353x500, 48Kb)
Там, где прошел страх, не осталось ничего.
Там, где прошел страх, останусь только я.



- Твою ж….- я раздосадовано хлопнула себя по бедру. – Извини, давай попробуем еще раз!
- Ты уверена, что не хочешь сделать перерыв? Мне кажется, ты не можешь сосредоточиться. У тебя все нормально? – Анна задумчиво прищурилась глядя на меня. И на секунду мне стало страшно, что эти зеленые глаза отыскали во мне темный уголок, где хранились все темные секреты.
- Нет. Я в порядке. Давай начнем заново.
- Хорошо – пожала плечами она, включая музыку и становясь рядом со мной. Была ли я в порядке? Нет. Врала ли снова об этом? Да.
Мне было жаль , что чувство вины не лампочка и на ночь ее не отключить. Я изменяла мужчине, которого люблю. Это по определению делало меня шлюхой. Но более того, я позволила себе почувствовать нечто большее чем влечение. Кем меня делало это я не знаю…
Хотя конечно, кто-то циничный сказал, что чувства вины не существует, это всего лишь страх попасться.
Поэтому, что бы не оглядываться в поисках теней, в жизни на этот счет было три золотых правила. Первое: никогда и ни при каких условиях не обманывай его. Второе: Никогда и ни при каких условиях не изменяй ему. И третье: если уж обманула и изменила, то никогда, ни при каких условиях не рассказывай ему об этом.
Последнее правило женщины либо забывают, либо просто пренебрегают им. Я не из их числа. Разумеется, их можно было понять. Женщина, которая любит, признается в измене, что бы быть честной. Но мужчина…мужчина никогда не простит, потому то тоже любит.
В моем случае все не ограничивалось просто сексом на стороне. Поэтому правила менялись и я отчаянно пыталась еще уследить за ними.
Да, я не была в порядке, но я, как и большинство, одевала маску благополучия, что бы скрыть свои тайны. И боялась…Боялась , что однажды Майк узнает. Мне не было страшно за себя, потому что пуля может и мимо просвистеть, но измена – всегда точно в сердце…


Музыка смолкла, и раздались хлопки, повисавшие в воздухе легким эхом. Мы обернулись и из темноты показалась мужская фигура. Довольно высокий, в темном плаще. Широкополая шляпа скрывала его лицо, были видны лишь светлые чуть вьющиеся волосы. На мгновение он напомнил мне того, кто мне снился в кошмарах. Но потом я подумала, что это бредово параноить по поводу каждого мужчины в широкополой шляпе.
- Я могу Вам чем-то помочь? – спросила я, все еще пытаясь разглядеть лицо гостя.
Но стоило ему заговорить как неприятные ощущения вернулись. Его голос был до краев наполнен холодом, властью и чем-то еще. Обычно это что-то еще оказывается очень болезненным.
- Я искал тебя, Анна. Это все чем ты занимаешься с тех пор? Танцы? – в этом было столько презрения, хоть ложкой черпай и тень угрозы.
Он до боли напомнил мне одного призрака прошлого. До боли? О да, верно сказано…
Я сделала шаг к Анне и обняла ее за талию. Незнакомец посмотрел на меня и страх стал пробираться под кожу.
Да, все мы носим маски. И вы должны внимательно всматриваться, чтобы найти правду, которую скрывает ложь. Скрытая боль, что бы казаться сильнее, скрытый страх перед кем-то из прошлого. Другие скрывают любовь, которая внезапно настигла их, но есть те, которые позволяют маске исчезнуть. Если вы посмотрите им в глаза, вы увидите, кем они в действительности являются и на что способны…

Он ушел, упомянув что на пороге клуба два трупа. Не нужно было гадать, кто их оставил. В панике я позвонила Ричарду.
- Ричард…здесь два трупа?
- Уже два?
- Не «уже» и это не я! – попыталась оправдаться я, прикидывая куда он меня сейчас пошлет. Я не хочу трогать эти тела. Не хочу.
На мое счастье в дверях показался Эрнесто.
- Альба, какого…- начал он.
- Ричард, все нормально я перезвоню. – я сбросила звонок. – Это не я! Этот тот мужик, который приходил к Анне. Эрнесто, что мне делать? – жалобно спросила я.
Он усмехнулся, и это не предвещало ничего хорошего.
Проблема была решена в кратчайшие сроки при помощи Чистильщиков, а это значило, что я не получу по шее. Пока.
Анна еще раз попросила меня не вмешиваться в это. Не очень успешно. Мы договорились встретиться у Элизиума и она уехала.
Мы с Эрнесто дождались Чистильщиков, которые забрали два тела. Скорее всего бедняги оказались не в том месте и не в то время.
- Хорошо, что ты здесь оказался, а то Ричард меня скоро возненавидит…
- Не хочешь меня поблагодарить?
- Спасибо – пожала плечами я.
Он взял меня за талию и повернул меня к себе.
- Это не то, чего бы мне хотелось.
И я уже знала этот взгляд. Это было со времен мироздания. Мы подсели на желание, как на наркотик. Я вспомнила, как на меня смотрел Ричард и в груди что-то болезненно ёкнуло. Любовь считают головокружительной радостью. Вроде глупых стишков, написанных на открытках к дню святого Валентина, украшенных перышками и ленточками. Нет, все совсем не так. Это мучительное, грызущее душу, лихорадочное и тяжелое чувство. Жажда, которую невозможно утолить. .. И я хотела от нее избавиться.
Однако, сам факт, что Эрнесто будет меня — как и я его — целовать, раздевать и трогать, не слишком действовал на моё воображение. Большинство людей делает это одинаково. Настолько стандартно, что можно написать инструкцию. Но…он был то что мне нужно на сегодняшнюю ночь — свободный, натурал и курит.
Поэтому я встретила его взгляд и спросила.
- Тогда чего ты хочешь.
Он ухмыльнулся:
- Трахнуть тебя.

Секс люди в большинстве своём используют как наркотик — чтобы избежать от действительности, забыть о своих проблемах, расслабиться. Это замечательное лекарство почти от всего. Поэтому я здесь, он здесь, мы почти раздетые и согласные на все взрослые. Он приподнял меня за бедра, усадив на барную стойку. Задрал подол моей юбке и расстегнул ремень на брюках…
Да, вампиры не размножаются. Но мы любим пытаться.

Идя по улице, я наконец нащупала в кармане пальто пачку сигарет и достала ее. Сигарета — лучшее болеутоляющие. Вместе с дымом выдыхаешь грусть. Горькая эмоциональная правда грызла меня сильнее, чем секс с человеком, которого я не люблю. Как же я умудрилась так попасть?
Дойдя до Элизиума, я застыла. Возле здания стояла Анна, а на против нее тот самый мужчина. Это не предвещало ничего хорошего.
- Встань на колени и прости прощения – резанул его голос. Анна покачала головой и в свете фонаря я видела бордовое пятно возле уголка ее губ. И тут он ударил ее по лицу. Ее голова дернулась, как у тряпичной куклы.
Я вбежала в Элизиум и бросилась к Анджеле, умоляя ее строчно что-нибудь сделать.
- Он ее Сир и вправе наказывать ее так, как сочтет нужным. – покачала головой Тореадор. Во мне всколыхнулись два чувства: неимоверная радость, что Анджела против насилия и страх за то, что может грозить Анне.
- Анджела, он делает это прямо на пороге Элизиума! – это была последняя попытка остановить тот беспредел, который творился снаружи. Она посмотрела на меня и вздохнув, вышла за дверь. Я услышала ее мягкий, журчащий голос и смогла разобрать что она ему говорила. Это была крайне вежливая и мягкая просьба не наказывать своего потомка прямо у дверей Элизиума. Дальнейшие слова я не услышала. Но через две минуты дверь открылась и вошла Сир с Анной. Посмотрев на девушку, я закусила губу, представляя насколько ее Сир может не церемониться.
- Альба поможет тебе привести себя в порядок. Потом зайди ко мне, я хочу поговорить. – обратилась она к девушке.
- А… - начала я.
- А ты - едь домой – отрезала Анджела. Я была ей благодарна и не хотела злить, поэтому просто кивнула.

Проснувшись новой ночью, я села в постели пытаясь понять что не так. Откинув одеяло, я поднялась с постели, накинула халат и открыла дверь в кабинет. В комнате было тепло. Слишком тепло. Подошла к двери, но прежде чем я успела ее коснуться я почувствовала две вещи: жар исходящий от нее и запах дыма…
Боже мой…
На несколько минут я застыла, парализованная ужасом. Выход из комнаты был один – через дверь, за которой разгоралось пламя. Окон здесь не было, черного входа тоже. Это значило, что я попала в западню. И в этот раз это действительно могло закончиться трагично.
Комнату стал стремительно заполнять дым и если бы я был человеком, то сейчас бы все и закончилось. Но нет, меня мог огонь и первые языки пламени показались из под двери. Стоит тебе испугаться, и страх начинает расти. Руки теряют силу, мысли застывают, воля тает – и ты отдаешься во власть ужаса. Смотришь, как приближается огонь, слышишь, как трещит дерево, уничтожаемое пламенем… и ничего не можешь сделать. Страх рождает лишь страх. И я чувствовала, что он сильнее меня. Он ледяной волной пробежал по спине, проник в меня, разрывая последние нити здравомыслия…

Когда пелена ужаса спала, я поняла что стою на улице, босиком. Запахивая халат, я увидела, что мои руки были разбиты в кровь и я наконец почувствовала эту боль. Шок проходил и я почти помнила, как колотила ими о стену, пытаясь выбраться. Отчаяние и всепоглощающий ужас, когда я чувствовала как пламя приближается. Где-то совсем по близости выла пожарная сирена. Собрались зеваки, а здание клуба было объято огнем.
Потом я увидела его. Всполохи пламени, которым было объято здание, выхватывали из темноты переулка фигуру в длинном плаще и широкополой шляпе.
Вой приближающейся машины заставил меня на мгновение обернуться, но когда я снова посмотрела в сторону переулка, то оказалось, что мужчина исчез.
Я пошла вперед, как завороженная. Темнота укутала этот закоулок, как плотная вуаль и лишь отблески огня рассеивали немного эту темноту. Я сделала еще шаг вперед и внезапно под скользнувшись, упала. Что-то липкое пропитало тонкую ткань халата и рубашки, доходя до кожи . Я осторожно приподнялась на локте и поднесла руку к свету. Она была в липкой алой жидкости. Я лежала в луже чьей-то крови…

Я лежала возле стены, сжавшись в комок. Тело болело. Я посмотрела на свои руки. Они были разбиты. Стена была в трещинах и алых мазках крови. Мои сны стали слишком близко подходить к грани реальности. И это уже действительно пугало. Я нащупала на столике телефон и набрала номер.
- Ричард…- мой голос сорвался на всхлип. – Этот сон….мне так страшно… - я заплакала. Я боялась, что все мои самые жуткие кошмары могут стать явью.

Он приехал почти мгновенно и когда он обнял меня, тени моего сна снова уползли в свой угол. Он мягко коснулся моих губ, взял меня за руку и я вздрогнула от боли, когда его пальцы задели раны.
- Я отвезу тебя к Анджеле. Тебе нужно одеться.
Я молча кивнула и открыла дверь в гардеробную. Одев джинсы, я накинула рубашку, но никак не могла справиться с пуговицами. Мои пальцы дрожали и не желали слушаться меня. Я готова была снова разреветься, но Ричард подошел ко мне и стал застегивать пуговицы. Потом взял меня на руки и вынес из квартиры. В машине он положил меня на заднее сидение, укрыл пледом.
- Все будет хорошо – он коснулся моей щеки. И мне хотелось ему верить. Очень хотелось.
Анджела была напугана. Все таки для нее от меня больше проблем чем пользы.
- Девочка моя… - она обняла меня, ласково гладя меня по волосам. – С этим нужно что-то делать.
- Мне страшно…
- Бояться нормально, это помогает нам не терять рассудок. Ты должна принять то, что боишься. Что бы оставаться собой нам приходиться вести борьбу и не прекращать ее никогда.
Я знала, что она была права. Нельзя за один раз победить своих демонов. Их приходится побеждать каждый день. День за днем. И так будет всегда. День за днем. Все, с чем мы встречаемся в сновидении — это части нас самих. Сон — это своеобразное раздвоение личности, но не настоящее сумасшествие. Сначала мне в это не верилось, но потом я поняла. В каждом из нас идет борьба. Разные силы, живущие в нашей душе, словно бы раздирают ее на части. Во сне же эти силы обретают некие образы, подчас страшные, превращаются в символы. Так что борьба идет.
Ржавые, полузабытые страхи есть у любого человека, и люди вынуждены возвращаться к этим воспоминаниям, ворошить их, даже если рана при этом начинает снова болеть. Но больше всего мы боимся неизвестности. Неизвестность — хреновая штука. Можно гадать до бесконечности, но обычно все догадки рушатся прахом, потому что ты все равно не готов к тому, что тебя ждет. Приходит время, когда жизнь теряет свой курс, и в этот момент отчаяния, кем ты будешь?
Рубрики:  Alba's Fairytale season 1

№ 26 (экстра)

Четверг, 06 Января 2011 г. 21:26 + в цитатник
 (400x266, 50Kb)



Их роман был неправдоподобным. Он был простым парнем, она была из большого города. Весь мир был у ее ног, а у него не было за душой ничего.
• Дневник памяти


Ад. Это не какое-то конкретное место. Ад транспортабелен. Мы все носим его в себе. Стоит нам только потерять контакт со свойственным нам врожденным состраданием, и раз-два — ад тут как тут.
Прошло три года с тех пор, как это случилось; три года — долгое время. Можно считать, что теперь я воспринимаю случившееся как должное.
Можно, только это не так.
Что означает: пока я лежу тут, пытаясь вспоминать, некий таинственный тихий голос внутри меня будет крепнуть, переходя в крик. В оглушительный вопль.

Задернутые шторы сплели в моей комнате вязкую темноту, липкую как паутину. Мне казалось, что я с трудом могу дышать. Со вздохом перевернувшись на другой бок, я смирилась с тем, что сон не придет. Еще одна ночь. Я давно уже сбилась со счета, когда перестала нормально спать. Во время бессонницы очень одиноко. Кажется, будто на этой долбаной планете нет ни души. Только я.
Сон — репетиция смерти. Бессонница — репетиция того, что происходит вслед за смертью. Во сне ты всё видишь, слышишь, чувствуешь запахи, отлично соображаешь, но не владеешь своим телом. Во время бессонницы ты не владеешь куда более важным орудием, тебе отказывает самооправдание. И каждый поступок, совершённый вчера или месяц назад, вспоминается во всём своём безобразии, и не понятно, что с этим делать, как быть с собою, со своею жизнью…Я могла избежать снов, но не воспоминаний.

«Передо мной лежали документы, я прочла еще раз не в силах поверить тому, что он хотел сделать.
- Отказ? Ты хочешь, чтобы я от нее отказалась? – я думала это будет крик, полный гнева, но было такое ощущение, что мне в горло напихали вату.
Отец потер виски и глубоко вздохнув, присел ко мне на постель, потянулся к моей руке, но я отстранилась. Что он делает?
- Альба, это лучшее что ты можешь для нее сделать. – его взгляд был тверд. Я знала, что он принял решение. За меня в том числе. Но я не могла сдаться.
- Я могу растить ее.
- Бог мой!- он резко хлопнул ладонью по папке с документами и я вздрогнула. – Тебе еще 18 нет! О чем ты думаешь, девочка?! Ты должна получить образование и устроиться в жизни! Ребенок – это не прихоть!!!
- Она не прихоть! – вата ушла из горла и голос вернулся. Меня заполняла злость. – Она моя дочь!
- Альба! – взревел он и я вжалась спиной в подушку. Дверь приоткрылась и в палату заглянула медсестра.
- Что здесь происходит? – она была явно недовольна нарушением тишины.
- Ничего – угрюмо ответил отец.
- Хорошо. Но пусть это дальше не происходит по тише.
Дверь закрылась, и отец снова посмотрел на меня.
- Альба…- уже тише произнес он. – Подумай сама, что ты ей можешь дать? Ты бросила университет, поэтому о престижной работе можно забыть. И что дальше? Будешь работать официанткой? С кем ты ее оставишь? Более того, на что вы будете жить? Я не стану тебе помогать. Раз это твой выбор, то и ответственность полностью твоя. А теперь подумай о моем предложении. У нее будет нормальная семья и то, что она заслуживает. Что касается тебя, то ты закончишь курсы, о которых мы говорили, будешь работать у меня и скопишь на колледж. Пойми, милая – он коснулся моей щеки – ты слишком молода, что бы ломать себе жизнь.
И он придвинул мне папку.»


Рывком встав с постели, я открыла шторы и распахнула окно, впуская летний ночной воздух. Накинув сверху рубашку, я прошлепала в ванную и включив свет, зажмурилась. Кгд глаза превыкли к яркому свету и прекратили болеть, я подошла к шкафчику у раковины и открыв его, отыскала на полке нужны пузырек.
Выключить свет. Мучительный час борьбы с бессонницей, недодуманные мысли, путаные образы, нашёптанные демонами из-под подушки. Но к счастью, существует снотворное. Грамм белого спрессованного порошка спустя несколько минут обволакивает тебя нежной химической тяжестью, растворяя всё, что в смятении мечется по твоему сознанию, и вот наконец ты соскальзываешь в сон.
И никаких воспоминаний.

Когда я проснулась, начинало светать. В комнате было прохладно, не смотря на то, что летом в Сан-Диего адская жара. Но пока еще утро и беспощадное солнце не начало раскалять воздух. Я поднялась с постели, приняла душ. Оделась и тихо спустилась по лестнице, стараясь не разбудить отца.
Прошлась несколько кварталов, что бы проснуться самой и давая телу начать работать, потом включила айпод и побежала.
Раньше я не понимала, что заставляет людей бегать, но теперь я вижу, что это связано с тем, как работает мысль. Когда человек быстро и долго бежит, мозг постепенно отключается. Мысли становятся тусклыми и безвредными. Другими словами, те кто бегает, от чего-то убегают. Пока они бегут, всё в порядке. Стоит им остановиться, проблемы возвращаются.
Я бежала, наслаждаясь, как солнце начинает согревать кожу, а Green day радостно наяривают у меня ушах.
She's a rebel
She's a saint
She's salt of the earth
And she's dangerous
She's a rebel


Тут я во что-то впилилась и наушники вылетели из ушей.
- Эй! – я потерла ушибленный лоб и увидела перед собой парня.Симпатичный, темноволосый и кареглазый. Он был одет в потертые джинсы, мятую футболку. Волосы были всклокочены от сна. – Смотри куда идешь!
- Я?! Детка, по-моему, это ты меня чуть не сбила с ног! Извиниться не хочешь?
- С какой стати? Я здесь всегда бегаю и пока не один кретин не догадался идти бегущему человеку на встречу!
- Слушай ты, у тебя жизнь не удалась? Сходи в парикмахерскую, сделай себе маникюр — может тебя отпустит!
- Придурок! – я обогнула его и побежала дальше. Утро было безнадежно испорчено.
- Эй, подожди! – я не оборачивалась, продолжая бежать. – Да стой ты!
Похоже бедняга и впрямь себя чувствовал неважно, сжалившись я остановилась и повернулась к нему. Парень подошел ближе, переводя дыхание.
- Тебе так нравится бегать?
- Смотря от кого.
Он улыбнулся. И было что-то в его улыбке такое теплое и мальчишеское, что я сама улыбнулась.
- Прости, что нагрубил. Я действительно тебя не заметил. Это все последствия вечеринки. Я вчера так нажрался, что утром принял тюбик с зубной пастой за завтрак астронавта.
- Сочувствую . А я то гадала, что ты делаешь здесь в такую рань. На любителя спорта ты не похож.
- Я музыкант – он взъерошил волосы от чего вид у него стал еще более неряшливый и …милый. – Я только возвращаюсь домой. Предлагаю начать знакомство заново. Карлос
- Альба
- Красивое имя.
- Если ты начнешь меня клеить - я уйду.
- Тебе кто-нибудь говорил, что у тебя ужасный характер?
- У тебя вообще похмелье!
- Оно скоро пройдет, а твой характер останется.
- Ну ты и нахал – покачала головой я.
- В этом есть свое очарование. Но я готов искупить вину кофе.
- В такую рань здесь все закрыто- прищурилась я.
- Черт- он задумался, потом огляделся словно вспоминая что-то. – Пойдем. За углом есть автомат.
- Автомат?
- Считай это наше пробное свидание.
- Наше что?
- Да брось, ты без ума от меня! Не надо стесняться!
Я должна была б ему врезать, но я расхохоталась. Впервые за долгое время на мгновение мне стало весело.

- При условии, что миром правит разумный гигантский бобёр, какой продукт питания исключается из употребления?
- Аааа… может быть, бутерброды из бобров?
- Карлос, соберись, у нас серьезная игра.
Мы шли по улице, попивая кофе из стаканчиков и трепались о всякой чепухе.
- Ну, сейчас придумаю. Бобры едят кору деревьев, а люди употребляют в пищу только один вид коры — корицу, так что мой ответ — корица.
- Неверно. Очевидный ответ — датская ватрушка с сыром.
- Почему?- опешил Карлос
- В мире, управляемом гигантским бобром, человечество строит много плотин, чтобы угодить своему правителю. Низко лежащий Копенгаген затоплен. Жертвы измеряются тысячами. Убитым горем датчанам уже не до выпечки! Разве это не очевидно?
- Как это я сразу не догадался!
- Ты смотришь на меня как на идиотку. Это неприлично.
- Нет, ты просто яркая. Такая яркая, что по тебе плачет психиатрическая лечебница.
Я рассмеялась и ткнула его в бок.
- Ты мерзавец! Кстати мы пришли. Вот мой дом.
- Давай увидимся завтра?
- Карлос я не..
- У тебя есть парень?
- Нет. Мне это не нужно. Просто мне не по душе быть чьей-то девушкой и вообще не по душе быть чьей-то, знаешь ли. Я сама по себе. А близкие отношения частенько приносят людям боль. Кому это нужно? Мы молоды, мы в одном из красивейших городов мира…Есть смысл пожить весело, а все серьезное отложить на потом.
- Постой, а что если ты встретишь любовь?
- Ты в неё веришь?
- Это любовь, а не Санта Клаус. Брось, давай попробуем встретиться? Расстаться мы всегда успеем.
- Альба – голос отца прозвучал из дома и не предвещая ничего хорошего.
- Мне пора.
- Мы увидимся?
- Альба! – если отец выйдет сюда то у кого-то будут проблемы.
- Хорошо. Завтра вечером на месте где ты чуть не угробил меня. Пока. - я юркнула в дом и едва не столкнулась с отцом.
- Что это за парень?
- Просто парень. Тебе не о чем беспокоиться. Мне нужно собраться на работу – я поднялась по лестнице и закрыла дверь в свою комнату. Сколько можно контролировать каждый мой шаг? В конце концов я уже была беременной, что я еще могу натворить?

Поднялся ветер. Меня волновало только две вещи: волосы, развеваемые ветром, липли к блеску на губах, и я не понимала, какого черта я здесь делаю.
- Альба – я обернулась на его голос.
- Привет.
- Привет. Я не был уверен, что ты придешь
- Я тоже – улыбнулась я. – Пойдем?
Мы пошли к пляжу. Песок, лежавший под лучами солнца весь день, еще грел босые ноги. В воздухе чувствовался привкус соли.
- Ну и какая у нас культурная программа?
Он улыбнулся, доставая из рюкзака бутылку текиллы и одеяло. Мои брови поползли вверх.
- Я предугадал, что у тебя появятся грязные мысли, поэтому взял второе одеяло для тебя – невозмутимо продолжил он, доставая еще одно одеяло и бросая его мне.
- Значит будем пить текиллу и смотреть на звезды?
- А у тебя есть еще предложения?
- Убери руку с моего бедра и отодвинься. Я думала, что можно о чем-то поговорить. Вроде на свиданиях так делают.
- О чем будем говорить?
- Ну не знаю. Политика например.
- Политика…хм… Мне ужасно нравится имя малазийского главы государства: Салахуддин Абдул Азиз Шах ибн Аль-Мархум Султан Хизамуддин Алам Шах. «Привет, как тебя зовут?» Он, должно быть, нечасто снимает девочек на дискотеках.
- Заткнись и налей мне текиллы.

Это были чудесный месяц. Мы гуляли по городу, обсуждали планы Карлоса добиться славы и успеха для группы. Я хотела когда-нибудь снова начать танцевать. Мне было легко с ним. Может потому что мы никогда не говорили о прошлом друг-друга и просто наслаждались сегодняшним днем. В моменты, когда неблагоприятные жизненные обстоятельства достигают пика, можно сделать две вещи: 1) сломаться, утратить надежду, отказаться от любых попыток что-либо предпринять, улечься на землю лицом вниз и в отчаянии молотить кулаками; 2) расхохотаться. И с ним мне хотелось смеяться.
Когда мы не виделись, у него концерты, у меня работа, я успевала соскучиться.

- Привет – он обнял меня, целуя и с видом довольного школьника вручил мне букет.
- Цветы? Как тривиально.
- Стерва – он покачал головой и поцеловал меня еще раз. – Я все равно знаю, что тебе они нравятся.
- Ладно, гений, если ты так хорошо меня знаешь — о чем я думаю?
- Ты беспокоишься насчет встречи с человеком, который от меня не в восторге. О чем же еще?
- Который от тебя не в восторге? Хех. В прошлый раз, он пообещал при встрече прострелить тебе колени, затолкать в чемодан и утопить в заливе.
- Ты не думала, чего стоит такой отец?
- Я отдам за пару баксов. – заговорщицки улыбнулась я.

В шестнадцать лет я все дни напролет мечтала о любви. В двадцать один года я ею занимаюсь всю ночь. Возможно я , конечно, шлюха, но последний вариант меня устраивает больше.
Он притянул меня к себе, и я с неохотой положила ему голову на плечо. Не люблю я после секса обниматься. По мне так лучше расползтись на разные стороны кровати. И так жарко.
- Ты так и не рассказала
- Ты о чем?
- О сне.
- А. Да в сущности он идиотский. Иногда мне снится, что я летаю… Сначала снится, что я бегу очень-очень быстро, как будто я супермен… Там появляются скалы, крутые обрывы… А я бегу так быстро, что ноги уже и земли не касаются… И я лечу и это такое замечательное ощущение… Свобода и покой… Потом я замечаю, что я совсем одна и просыпаюсь…- я помолчала какое-то время. - Я еще никому это не рассказывала.
- Я думаю, что я не просто кто-то.
Вот здесь начинались проблемы.
- Что происходит между нами?- спросил Карлос
- Я не знаю. Какая разница? Я счастлива. Ты счастлив?
- Да.
- Хорошо.
На самом деле я знала, что ничего не было хорошо. И если он начал разговор, то позже он повториться и не в том виде в каком мне понравилось бы. Иногда, лучше ошибиться…

- Я не уйду, пока ты не скажешь, что происходит!
- Карлос, умоляю тебя, тише! Отец может услышать!
- И пусть! Может хоть тогда ты что-то решишь!
- Ничего не происходит… мы просто…
- Мы просто что? Что, Альба? Прошло уже два месяца!
- Мы просто друзья…
- Не надо пудрить мне мозги! ! Даже не пытайся!! У просто друзей такого не бывает. Мы целуемся, проводим вместе все свободное время, черт побери, мы трахаемся в пять утра до хриплых стонов … ни фига себе друзья!!!
- Тихо! А то и отец узнает, как мы трахаемся! Пфф…Карлос, послушай – я попыталась сбавить тон. – Ты хороший парень, но…
- Решать это должна не только ты, но и я!!! Я сказал мы пара, блин!
Я обернулась и увидела, как в спальне отца вспыхнул свет.
- Карлос, я…
Он махнул рукой и пошл прочь. Мне захотелось догнать его и как-нибудь все исправить, но я вошла в дом. На лестнице я столкнулась с сонным отцом.
- Я слышал шум.
- Это я. Мне просто не спиться. Прости, что разбудила. Спокойной ночи - я вернулась в комнату и уткнулась в подушку. Я даже не помнила как уснула, но разбудил меня писк телефона. Смс. От Карлоса.

«Прости за вчерашнее. Но мне все это надоело. Я не школьник, что бы бегать за тобой. Если ты решишься, то приходи сегодня в «Койот». Мы сегодня там выступаем. Придешь ты или нет – это будет ответом.»
Я отложила телефон и взглянула на быстрое фото, которое мы сделали с Карлосом всего пару дней назад. Мне нужно было решить. Самой.
Время от времени в нашей непредсказуемой жизни происходит нечто, что побуждает нас лететь вперед, и если честно, я начинаю думать, мне начинает казаться, что, может быть, наша жизнь — не такая уж и бессмысленная гонка.

Я боялась, что бар опоздала, но бар был переполнен, и группа на сцене доигрывала песню. На мгновение мне стало страшно и захотелось убежать. Но он наткнулся на меня взглядом, присмотрелся, пытаясь удостовериться, что это я. Потом улыбнулся и не прерывая игру на гитаре, стал спускаться со сцены, идя в мою сторону. Двое из его парней наблюдали за этим с интересом, а вот у девушки на лице было написано «Какого?»
Карлос подошел ко мне, продолжая наигрывать песню. Я не могла не улыбаться. Чувствовала себя дурой, смущенной дурой, на которую все смотрят.
- Да какого черта! – он убрал гитару, рывком прижал меня к себе и поцеловал. Краем глаза я снова увидела девушку на сцене. Она была в бешенстве и хватала ртом воздух.
- Карлос, если ты уже нашел себе другую, то я обижусь.
- Ты про Зендари? Она моя сестра.
- Твоя сестра в конец осатанеет если я тебя сейчас заберу?
- Стоит рискнуть. Подожди меня, я сейчас.


Июнь 2010
Мы с Карлосом шли в сторону пляжа. Планировалась небольшая попойка перед концертом. Но мне не хотелось куда-либо ехать.
- Да что с тобой? – не выдержал Карлос и остановил меня за руку. Я посмотрела на него. Неужели он сам не понимает? Уже пошла вторая неделя, как я пыталась сказать ему, что все кончено. В последнее время мы только и делали, что орали друг на друга, дрались, занимались сексом и пили текиллу. На нормальные отношения это не походило. Это была привычка. И я не знала, как с ней покончить.
- Слушай, я знаю, что у тебя проблемы с отцом, тебя допекает моя сестрица, да и я не особо улучшал картину….
- Карлос…
- Просто послушай. Никуда не спеши. Сделай глубокий вдох. Шире открой глаза и посмотри вокруг. Охвати взглядом всё. Замедлись. Перестань пытаться сделать всё сейчас, сейчас, сейчас. Наплюй на людей, идущих позади тебя, которых ты задерживаешь, почувствуй, как они наступают тебе на пятки, но не убыстряй шаг. Не давай никому задавать тебе скорость.
Я посмотрела на него и снова увидела его, по- настоящему. В моей памяти он всегда будет тем, кого я встретила тем весенним утром, когда я была сломлена собственной жизнью. Я была благодарна ему.
- Что? Почему ты улыбаешься?
Я коснулась его щеки и поцеловала.
- Ты хороший человек, Карлос. И я буду помнить это, даже если ты забудешь об этом.
Он обнял меня, и мы побрели к пляжу. Летние романы заканчиваются по разным причинам. Столько говорится и делается, но исход всегда один. Они как падающая звезда — захватывающее мгновение вспышки небес, мимолетный проблеск вечности только вспыхнула и ее уже нет.


«Гадкий Койот» снова был забит до отказа, но я сразу заметила его. Высокий парень, арийской внешности. Он повернулся, и наши глаза встретились.

Нам всем приходилось когда-либо заблуждаться, в одних случаях по собственному желанию, в других — из-за неподвластных нам сил. Когда мы узнаем все, что положено знать , дорога сама собой возникает перед нами. Иногда мы видим правильный путь, но вопреки собственному желанию все дальше удаляемся от него, все глубже забиваемся в чащу: страх, или гнев, или печаль не пускают нас обратно. Иногда мы сами решаем потеряться и бродить в потемках, потому что так нам проще. Иногда все же выходим на правильную дорогу. Однако независимо ни от чего нас всегда находят.
Рубрики:  Alba's Fairytale season 1



Процитировано 2 раз

Видео-запись: к экстре о Карлосе

Четверг, 06 Января 2011 г. 21:02 + в цитатник
Просмотреть видео
307 просмотров

Рубрики:  Alba's Fairytale season 1

№ 25

Вторник, 04 Января 2011 г. 17:31 + в цитатник
В колонках играет - Lifehouse - Everything
 (439x584, 54Kb)
Однажды, когда ты перестанешь искать и не захочешь задумываться, ты встретишь мужчину, за которого захочешь выйти замуж.


Странное ощущение когда у тебя перед глазами проходит жизнь, которую ты не прожила. Ты видишь женщину, которой могла быть. Ее жених обнимает ее, они смеются, обсуждают что подарить родственникам на Рождество и планируют совместный отпуск. Он целует ее так , как будет целовать ее потом в церкви, откинув белоснежную фату с ее лица. А вот они через несколько лет. Все так же счастливы, даже чуть больше, потому что теперь их мир уже не делится только на двоих. С ними за руку идет девочка лет шести и заливисто смеется. Молодые родители переглядываются и улыбаются друг другу, словно у них двоих есть некий секрет, только для них двоих. С годами их семья станет больше, они постареют, и вот уже их дети обзаведутся своими детьми…
- Похоже мы попали в пробку мисс – я оторвалась от созерцания людей у торгового центра и повернулась к водителю такси.
- Я опаздываю. Долго мы здесь постоим?
- Не меньше часа.
Я вздохнула. Казалось перед Рождеством, город начинал сходить с ума.
- Возьмите, сдачи не надо. – я протянула таксисту банкноту и выскочила из такси. Здесь идти минут десять. На каблуках пятнадцать. На высоченных шпильках от Маноло Бланика, которые я решила обновить сегодня, все двадцать. Надеюсь, Анджела не верила в мою пунктуальность.

Гуль на входе принял мое пальто, оружие и я, наконец, вошла в Элизиум. Сир заключила меня в объятия, целуя. От нее пахло какими-то сладкими, цветочными духами. Терпеть такие не могла, но на ней они звучали очень приятно и чувственно.
Мы присели за столик и я рассказала ей о заключении договора с Альвагро.
- Надеюсь ты понимаешь, что должна поставить своего управляющего.
Я кивнула, может Анджела внешне и казалась легкомысленной, но все мы пользуемся масками. Если Альвагро поставит человека, то может случиться так, что клуб уплывет из моих рук. Ничего личного, просто бизнес.
- Я уже направила запрос в лучшее кадровое агентство в Сан-Диего. Они предложат варианты. На следующей неделе я займусь кастингом танцовщиц.
- Предупреди меня заранее и мы вместе посмотрим их. Мне очень приятно видеть те изменения, которые произошли в последние месяцы. Ты стала наконец ответственнее и взрослее. Я бы хотела обсудить с тобой то задание, которое я тебе давала.
- Я почти закончила – улыбнулась я, касаясь цепочки, уходящей под блузку. Распятие, подаренное Симоном. Он был одним из тех, с кем я боялась заговорить. Но учитывая что я наконец обрела гармонию в вере, все прошло гладко. И пожалуй, будет приятно с ним как-нибудь еще раз поговорить.
- Это радует. Что ж пойдем в гостинную, я подпишу бумаги.
Мы договорились, что клуб будет открыт в Рождество. Я хотела устроить бал-маскарад. Сир пообещала помочь, и подумав решила, что в тот же день я должна буду предоставить ей подтверждения что я справилась с ее заданием. Времени было не очень много, а еще оставался Эрнесто. И я пока еще не знала как подступиться к этой проблеме.
Она протянула мне конверт.
- Что это?
- Небольшой подарок. Я подумала, что тебе понравится. – Это был сертификат в парфюмерный. Пока я смотрела на него с немым обожанием, Анджела продолжила: - И надо будет выбрать время, что бы обновить твой гардероб. – теперь с немым обожанием я смотрела на нее.
В дверь постучали и вошел гуль.
- К мисс Сальваторе пришли.
- И я даже знаю кто – улыбнулась Анджела. Как-то даже слишком поощряющее. – Я оставлю вас наедине.
В комнату вошел Ричард. Хотя если быть точнее сначала туда вошел букет роз, а потом Ричард.
- Напал на клумбу? – не удержалась я.
- Это она напала на меня. Мне пришлось защищаться – улыбнулся он, отдавая мне букет. Розы были великолепны: бархатистые пурпурные бутоны источали нежный аромат. Я аккуратно положила их на стол и подошла к Ричарду.
- Доброй ночи – улыбнулась я.
- Доброй – он притянул меня к себе и поцеловал. Думать о том, как соблазнить Эрнесто сразу расхотелось . Время заставляет разочароваться в собственных мечтах и представлениях об идеале, но иногда удается встретить того, кто решит твои проблемы одним махом! Нет, даже не махом — всего лишь легким движением губ…
- Ты чем-то расстроена?
- Ты заделался экстрасенсом?- в свою очередь спросила я.
- Альба – он еще раз посмотрел на меня и я вздохнула. Это нечестно, что у него получается заставить меня все рассказать, а у меня его – нет.
- Ты не думал, что мы больше потеряли, чем приобрели став такими?
- Тебя тревожит твоя семья?
- Нет, ну в смысле не так как ты думаешь. – он терпеливо ждал пока я подберу слова. – Я всегда знала, что у меня еще есть время. Знала, что через пару лет я перебешусь и свяжу свою жизнь с одним мужчиной, выйду за него замуж, у нас будет дети, семья. Но…я не успела, понимаешь? У меня такое ощущение, как будто фильм оборвался на середине, хотя там осталась еще добрая половина пленки!
- У тебя есть по меньшей мере один мужчина, который тебя любит
-Это ты про Майка? Он на мне не женится и детей у нас не будет.
- Совместно поставьте кого-нибудь – предложил Ричард.
- И что получиться? – оживилась я.
- Каитиф – улыбнулся Ричард.
- Я тебя придушу.
- Не выйдет. Мне не нужно дышать.
- Тогда сделаю с тобой что-нибудь еще страшное!
- Утопишь? – поддельно ужаснулся он. – В вазе с цветами?!
Я ткнула его локтем в бок. Он умел ужасную ситуацию сделать вполне сносной.
- Хочешь, съездим посмотреть клуб? Жан-Пьер вчера закончил последнюю фреску.
- С удовольствием. – кивнул он и мы попрощавшись с Анджелой и прихватив букет, поехали в «Девятый круг».


- Ммм…ну как тебе? – не выдержала я. Уже больше минуты он молча смотрел на творение Жан-Пьера и явно без труда понял кто служил оригиналом.
- Впечатляет – наконец ответил он.
- В хорошем или плохом смысле?
- В смысле впечатляет.
Я посмотрела на фреску и попыталась прогнать противные ощущения той ночи. Беспомощна. Сломанная кукла в руках ребенка, который не ведает, что даже у кукол есть сердце…
- Пожалуй больше всего мне нравится, что одежду решили не изображать.
- Ричард! – со смешком возмутилась я.
- Ты правда пообещаешь сейчас со мной что-нибудь сделать?
- Где тот милый юноша, с которым я познакомилась? Я думала ты скромный и непорочный.
- Я абсолютно соответствую твоим ожиданиям.
Он приблизился и поцеловал меня, показывая на сколько он скромный и непорочный. Но моим ожиданиям это действительно соответствовало.
С ума сойти, я всегда думала, что секс – самая простая в мире вещь, на уровне приема пищи. Ну, чуть посложнее, потому что все-таки парная. Но – физиологическая потребность, поэтому серьезно к ней относиться бессмысленно, а воздерживаться глупо. Главное – «не перебирать» из диетических соображений.
А теперь неожиданно поняла, что на самом деле уже так не думаю. Точка зрения поменялась, а я просто не отдавала себе в этом отчета. Во мне возникло отчетливое знание, что ради спасения своей души, ни больше ни меньше, нужно прекратить с ним спать (а значит, и вообще встречаться, потому что находиться рядом не прикасаясь невозможно, выше сил). И это знание не связано ни с одной из существующих церквей, только с твоим собственным чувством правильного и праведного.
Но это ужас – когда нет человека, к которому стоит обращаться «душа моя». Перед которым можно красоваться в новых платьях ,и самых лучших своих словах, выгодно поворачиваться левым профилем и медленно улыбаться, улыбаться, запрокидывая голову, бесстыдно прикрывая глаза и выгибая спину так, чтобы и грудь в красной кофточке, и рука в широком рукаве, и маленькая нога под подолом – чтобы все работало, проводить пальцами по шее, и вообще все эти глупости.

Он так и держал меня на руках. Держал и смотрел. Тихо, больно и трогательно. Изощренная казнь взглядом.
Когда ты не можешь выдержать взгляд человека, это означает, что ты либо влюблён, либо тебе за что-нибудь перед ним стыдно. Я же не могла допустить ни того, ни другого. Далеко не всегда нужно «пускать»: наступает миг, когда стены любой крепости падают. Перед завоевателем, пришедшим покорять. Можно противиться, бороться, убегать, но… Не поможет. Любовь подстерегает нас в самых неожиданных местах и, как правило, бьёт без промаха… Всего один удар, и уже невозможно вспомнить, как выглядел мир, в котором ты не было вкуса его губ…
Я влюбилась — словно заболела. Сама того не желая, не веря, против своей воли, не имея возможности защититься. Я не имела право на ошибку и не имела право на его любовь, потому что первая принесет вред тем, кто окружает меня, а вторая… уничтожит меня саму.

- Шэра…- голос Амалы успокаивал меня, заставляя пошатнувшийся мир снова замедлиться. Прошло уже пару часов, как мы разъехались по домам. Я сидела в своей квартире, завернувшись в плед и прижимая к уху телефонную трубку. Я не знала, что делать и кому рассказать, но я знала, кто мог меня выслушать и дать совет. Позвонив ей. Я похоже ее разбудила, но услышав мой голос она тут же спросила, что стряслось. И я рассказала ей. О Майке. О Ричарде. О том, какая я дура. Думаю последнее не было для нее тайной.
- Я не знаю того, кого ты выбрала, но видела этого юношу, Ричарда. Между вами что-то было уже тогда. Он смотрел на тебя так, словно оберегает. Будто собирается закрыть тебя от любой опасности. А ты? То, как ты двигаешься – ты даже не задумываешься об этом. Когда он пошевелится, даже совсем чуть-чуть, ты тут же подстраиваешься под его движение. Ты как … спутник, или что-то вроде этого. Я никогда не видела такого.
- И что же мне делать? – тихо спросила я. – Я же всегда говорила, что мы с ним просто друзья.
- Сожалей о том, что говорила неправду, но не сожалей о том, что любишь его.

В мире, исполненном мрака, каждый из нас тянется к свету. Будь то искра озарения, что подскажет как вернуть однажды утраченное. Луч маяка, разгоняющий мрачные тени. Или же тусклые фонари, освещающие картинки из давнего прошлого. Каждый из нас, бредущих в ночи, тянется к свету, будь то даже лишь слабый проблеск надежды. Надежда… Она есть всегда. Надежда — та ещё стерва. Если бы эта сучка бросила меня парой месяцев раньше, возможно, меня бы уже не было.
Рубрики:  Alba's Fairytale season 1

№ 24

Понедельник, 03 Января 2011 г. 23:32 + в цитатник
В колонках играет - Poisonblack - Pain Becomes Me
 (425x604, 49Kb)
Настроение сейчас - One love one pain one enemy

Когда тебе больно, ты чувствуешь себя слабым. Когда тебе очень больно, ты чувствуешь злобу. Когда тебя раздирает от боли, тебе уже все — все равно.


Когда я вошла в клуб, то остановилась на пороге, не веря своим глазам. Я моргнула. Видение не исчезло. Ущипнула себя за руку и поморщившись от боли, потерла кожу. Жан-Пьер с Рэми все еще беседовали сидя за барной стойкой. Стараясь, что бы вселенское подозрение не отражалось на моем лице, я подошла к мужчинам. Потому что дружба двоих это всегда заговор против третьего.
- Доброй ночи - вежливо поздоровалась я с ними, переводя взгляд с одного на другого. Жан-Пьер подскочил со стула и, накинув на руку полотенце, подхватил поднос, изображая образцового официанта.
- Что прикажете? Я готов исполнить любое Ваше приказание! - произнес он с восторгом и благоговением глядя на меня. На моем лице отразилась паника. Возможно, Тореадор и находил это представление забавным, но я точно нет. Я боялась его и непредсказуемости его реакции. Я до сих пор помню как тогда он с легкостью, по своей прихоти, убил того ни в чем не повинного мужчину. И мне стало страшно за Рэми. Он был мне нужен и если что-то пойдет не так все мои планы рухнут.
- Мы можем поговорить у меня в кабинете? - с трудом выдавила я.
- Только не увольняйте меня! – Жан-Пьер вскинул руки в отчаянной мольбе, едва ли не падая мне в ноги. Желание упасть самой возросло мгновенно.
Оставив Рэми, внизу мы поднялись в кабинет и я, наконец, почувствовала себя чуть спокойнее, чем в присутствии человека. С Жан-Пьера сошло напускное веселье, и он посмотрел на меня. И этот взгляд мне очень не понравился. Он напоминал мне тигра. Невероятно красивый и соблазнительный. Но все же хищник, способный в любой момент разорвать тебя. Я шикнула на темное желание, поднявшее свою мерзкую голову, и напомнила себе лишний раз, что на этом собрате для меня стоит маркировка «Нельзя. Никогда»
- Я почти закончил. Осталась последняя стена. – он не спешно прошелся по кабинету. Разглядывая обстановку. - На ней будет распятая девушка.
- Живая? - спросила я, прежде чем успела подумать.
Он рассмеялся .
- Это было бы не очень практично. Я начну работу завтра.
- Хорошо. Какие у Вас будут требования к модели? - я потянулась к органайзеру, лежавшему на столе.
- Позировать будешь ты.
Я почувствовала, как стальной обруч сдавливает меня. Подняв глаза на своего Примогена, я увидела в его взгляде то, что однажды мне снилось в кошмарах. Он хотел распять меня и рисовать с натуры, наблюдая, как боль отражается на моем лице, застывает в каждом изломе тела. Зная Жан-Пьера, я понимала, что одним распятием дело не обойдется.
- Я не думаю, что...
- Ты хочешь что бы я закончил?
Я обреченно кивнула.
- К тому же...- Он подошел ближе, коснулся пальцами моего подбородка, заставляя поднять на него глаза. Взгляд может быть угрожающим не менее, чем заряженное и нацеленное на человека ружье. - Ты уже была под моим ножом.

Когда шофер Рэми остановил машину и я вышла, то с удивлением обнаружила, что мы на пристани. Виднелись ряды пришвартованных яхт, мягко покачивавшихся на воде. Луна высвечивала серебристую дорожку на воде. Легкий бриз подул в лицо, развевая волосы и принося с собой запах соли моря.
- Эм...я думала у нас ужин? - я недоуменно посмотрела на Рэми.
- Ужин - Он улыбнулся и взял меня под руку. - На моей яхте.
Я улыбнулась. Это было необычно и могло сгладить вечер. Мне не хотелось думать о том, что мне придется сделать завтра. Я могла отказаться, но мне было страшно перечить примогену, к тому же это был еще один маленький шаг на пути к свободе. Морская прогулка? Почему бы и нет ?
Но потом голос разума настойчиво вякнул, что мы выходим в открытое море и неизвестно когда мы вернёмся. Прогулки прогулками, но рассвет не отменяли.
Я сняла туфли и аккуратно подобрала подол платья, что бы он не зацепился за что-нибудь. Рэми подал мне руку, помогая ступить на борт.
Яхта была отшвартована и постепенно порт стал оставаться позади. Рэми с удовольствием показал мне свои владения и предложил встать к штурвалу. Я с улыбкой, покачала головой:
- Не хочу повторить судьбу «Титаника». Мы еще не подписали документы, чтобы тонуть.
- Ты снова о работе? Это потерпит. Иди сюда – он подвел меня к штурвалу, и мне пришлось взять его в руки. Мужчина встал позади меня и его ладони легли мне на талию.
- Вот видишь, в этом нет ничего страшного – шепнул он, почти касаясь губами моего уха, и я закусила губу. - К тому же включен автопилот.
Я засмеялась и повернулась к нему:
- Не доверяешь мне?
- Я ничего о тебе не знаю – улыбнулся он.
- А что тебя интересует? –
- Ну например, почему у такой девушки нет спутника?
- С чего ты взял, что нет? – я хитро прищурилась.
- Ты не носишь кольца.
- Может забыла или отдала ювелиру, чтобы почистить?
- У тебя бы осталась незагорелая полоска на пальце.
Вот мерзавец.
- Хорошо, сдаюсь. Встречный вопрос: почему ты все еще в свободном поиске. Учитывая все факты, ты завидная партия. Не поверю, что красивые женщины не вьются вокруг тебя.
- Я этого не говорил – усмехнулся он.
- Тогда как минимум я не понимаю, почему тебе не названивает ревнивая подружка, как максимум – отсутствие кольца на пальце.
- Может я ищу что-то серьезное?- он лукаво посмотрел на меня и я фыркнула.
- Думаю нам скоро нужно возвращаться, поэтому предлагаю начать разговор о клубе.
Он покачал головой, улыбнулся и разговор на личные темы был закончен.

- 70 процентов?! Ты предлагаешь мне на тебя бесплатно работать?!
- Насколько я понимаю, хочешь сделать клуб определенной тематики и тут могут возникнут проблемы…
- Во-первых нет, а во-вторых я сама все улажу.
Мы сидели за изящно сервированным столом, я смотрела на него, это был чистый азарт. Как во время охоты. Ты выбираешь добычу, плетешь сети для нее, загоняешь и наконец получаешь то, что хочешь. Это был тот самый особый, сладковатый привкус на кончике языка.
Мы должны были прийти к какому-то соглашению. У Рэми оказалась железная деловая хватка, а я не хотела получить по шее от Сира, поэтому его долю нужно было снизить до минимума.
- Ну что ж. Это меняет дело. 40 меня вполне устроит. – он переплел загорелые пальцы замком и посмотрел на меня. Я вернула ему вежливую улыбку:
- 35.
Он покачал головой:
- 40
- 36
- 40
- 37
- 40 – он улыбался
- 38 – не сдавалась я
- 40
- 38 с половиной
- Идет.
Ну Аллилуйя.
- Я вижу, ты предпочитаешь, что бы за тобой было последнее слово?
- О да. – улыбнулась я, наблюдая как он поднимается и открывает бутылку шампанского. Пробка с хлопком выскочила. В бокалах заискрилось золотистое шампанское, и мы подняли бокалы.
- За будущий успех.
- За наш будущий успех – улыбнулась я, поднимая бокал.

Когда мы вернулись в порт, Рэми поинтересовался куда меня отвезти. Опровергнув его надежды, я снова попросила отвезти меня к клубу. Ему уж точно не стоит знать где я живу. Но и все же следовало дать ему какой-то стимул, что бы он не расслаблялся. Поэтому, когда машина остановилась у клуба, я повернулась к мужчине, провела рукой по его щеке и едва коснулась губами уголка его рта.
- Спасибо за чудесный вечер – шепнула я и выскользнула из машины.
Мне жутко хотелось с ним переспать. Но разве самоограничение — не признак сложившейся личности?

Следующей ночью, юрист присланный Анджелой вместе с юристом Альвагро разбирали документы.
Что касается нас, то мы сидели чуть поодаль от них, за столиком.
- Завтра я улетаю в Цюрих по делам. Меня не будет несколько дней.
- Я буду скучать – улыбнулась я.
- Мне остается лишь надеяться на это – вздохнул он. Что это? Неужели неуверенность в своих силах?- У меня для тебя есть подарок.
В моих руках оказалась голубая коробочка перевязанная белой атласной лентой. Бог мой, это же Тиффани! А их вещицы просто так не дарят. Стараясь сохранять терпение, я открыла подарок. Это были часики из белого золота, украшенные бриллиантиками. У меня перехватило дух от этой красоты.
- Они великолепны!
- Я рад, что тебе понравилось. Позволишь?
Я протянула руку и он застегнул часики на моем запястье. Что происходит? Мы, кажется, начали новый танец, игру, где цели неясны, но так желанны, так осязаемы. Движение на встречу. Движение в сторону. Перебор мелкими шажками прочь. Рывок. Куда он манит меня? Какие еще пропасти он готовит мне? Я на многое пойду, что бы заполучить его. Даже если этот танец по раскаленным углям, по битому стеклу. И если в конце он упадет в мои объятия, изможденный долгой гонкой, покорный, , если он станет моим, это оправдает игру. А сейчас танцуй, играй с огнем. Ну же, танцуй… Только не забывай то музыку нашего танца пою я.

Сидя в пустом клубе, я ждала Жан-Пьера. Кончик зажжённой сигареты тлел, оставляя призрачную струйку дыма. Интересно, что бы сказал Хаммер, узнай он о том, что вскоре должно было произойти. Разозлился бы он или же вообще никак не прореагировал? Чтобы выжить, я причиняла себе острую телесную боль, готова была спустить с себя кожу, изобретая все новые раны лишь бы отвлечься от мыслей о нем. Дверь за моей спиной скрипнула и я прикрыв глаза, сделала еще одну затяжку. Я знала, что сейчас он даст мне то, что поможет мне забыться, убежать из реальности…
Из всех ощущений, доступных нашему телу и затрагивающих разум, сильная боль — самое чистое, потому что она изгоняет все из нашего сознания и заставляет сосредотачиваться только на ней.
Мои руки были прибиты к стене, я чуть повернула голову, что бы лучше разглядеть рану на ладони, из которой торчал гвоздь. Боль, полоснувшая меня где-то в районе бока заставила меня посмотреть на Жан-Пьера. Он погрузил лезвие в мою плоть и повел вниз, как художник проводит линию на холсте. Боль, голодным Зверем снова вцепилась в мое тело, терзая его.
Но я слишком упивалась красотой ран, забывая о боли. Рваные края раскрывались, как алые бутоны роз, перед глазами все было в красивой, сказочной дымке. Сказочный мир разрушила трель телефона и мне пришлось очнуться и поморщиться от боли. Жан-Пьер поднес телефон к моем уху.
- Алло! Альба, ты меня слышишь?
- Доброй ночи, Анна – безмятежно ответила я, словно не висела распятая и изувеченная на стене.
- Ты сегодня занята?
- Да, боюсь я тут немного…хм…зависла.- каламбур был настолько очевиден, что я улыбнулась, но тут увидела как тень недовольства скользнула по лицу моего примогена. Все шло не так, как ему хотелось. Забрав телефон, он посмотрел на меня, задумчиво потирая подбородок .
- Я почти закончил. Но твое лицо…- он хмыкнул и взял тонкий скальпель. – Глаза…Да, думаю глаза будут лишними.
Он подошел ближе и последнее, что я увидела , как металл сверкнул в свете ламп, приближаясь к моим глазам.
Боль была адской. Она перелилась через меня, как вода через край, смывая все. Страх и паника забились во мне, как новое сердце. Так он меня и оставил, всего лишь сказав, что закончит завтра.
Мне оставалось лишь сбежать от всего этого кошмара.» В моей жизни было много несчастий, и некоторые из них действительно имели место». Так шутил Марк Твен. Но мне не до шуток. Я не жалею о том, что прошла, перенесла. Много поражений осталось позади – и это хорошо. Думаю, немало их будет и впереди. Но каждый раз, когда страх одолевал меня, я закрывала глаза и уносилась к нему. И не важно, что он уже не со мной. Мое сердце – место наших иллюзорных встреч. Там нет замкнутых пространств, расчета на завтра, безапелляционных решений, прощальных прикосновений, прошлого. Там мы наконец получаем свободу, на которую каждый имеет право…

Почуяв запах крови, я впилась зубами, не желая выпускать свою добычу. Я знала, что убиваю его, чувствовала как отчаянно сражается его сердце, как он цепляется за свою жизнь. Сделав последний глоток, я откатилась в сторону и смотрела в потолок, молясь, что бы темнота ушла. Мне было страшно представить, что мои глаза не восстановятся, что я ослепла навсегда… Страх – не такая уж великая плата за хорошее чудо. Некоторые платят и подороже. Минуты через две, темнота стала рассеиваться и поначалу я видела лишь дымку, потом слабые очертания предметов и наконец зрение приобрело старую остроту. Приподнявшись на локтях, я повернулась и увидела лежавшее рядом тело какого-то бедняги. Жан-Пьера уже не было, он закончил работу, и фреска красовалась на стене. Мне не хотелось вспоминать, чего она мне стоила. Сейчас нужно было подумать, что делать с телом. Не придумав ничего гениальнее, чем позвонить Ричарду, я набрала его номер.
- Ричард, здесь тело и его куда-то надо деть.
- Ты мне ничего рассказать не хочешь?
- Я не специально. Можешь приехать и удостовериться.
- Я сейчас занят. Пришлю Густава. Где ты?
- В «Девятом круге».
- Хорошо. Думаю он будет через полчаса.
Оставив тело лежать, я поднялась в кабинет и пройдя в смежную с кабинетом комнату, толкнула дверь и вошла в ванную. Взглянув в зеркало, я невольно дернулась. По моему тело была живописно размазана засохшая кровь, что придавало мне довольно инфернальный видок. Включив душ, я встала под горячие струи воды и стала тереть кожу губкой, смывая засохшую кровь.
Когда приехал Густав, я уже успела высохнуть, переодеться в джинсы с рубашкой и спуститься вниз.
- Привет, Густав! – я обняла его, радуясь что сейчас мои неприятности решаться.
- Привет. Держи – он протянул мне пилу.
- А…
- Пили. Я не потащу целое тело.
Я хмыкнула и склонилась над телом. Но стоило мне сделать первый надрез, как голова резко закружилась и я почувствовала, что меня сейчас стошнит. Не уверена, что мое мертвое тело на это способно, но проверять не хотелось.
- Давай лучше ты сам. Мне что-то не хорошо.
Густав что-то пробурчал на счет чувствительных Тореадоров и принялся распиливать тело. Я отвернулась и постаралась что бы звуки за моей спиной, не соединялись с воображаемым видеорядом.
Взяв телефон, я обнаружила, что на нем несколько пропущенных вызовов от Зендари.
- Что-то случилось? – не припомню случая, чтобы она так настойчиво названивала мне. Она хотела, чтобы я съездила к ее маме. Это было так неожиданно, что я согласилась. К тому же мне нужна была доза чего-то обычного и человечного, после полторы ночи веселья с Жан-Пьером. Мы договорились, что она подъедет ко мне. Судя по всему, она была неплохим организатором, потому что Алексей в это время ждал ее у моего дома. Когда он приехал к клубу, мы докуривали уже не первую сигарету. Я не особо понимала, почему с нами едет Алексей или почему с ними еду я.
Мое непонимание усилилось, когда я увидела ворота кладбища Гринвуд. Алексей повернулся ко мне, я покачала головой. Карлос почти ничего не рассказывал о своих родителях. Это было плюсом наших отношений, мы не нагружали друг-друга призраками прошлого. Может потому что оба чувствовали, что все это временно, и мы лишь ненадолго задержимся рядом.
В ответ на наше недоумение, Зендари сообщила, что сегодня годовщина смерти ее матери. Алексей быстро совладал с эмоциями, а мне потребовалось время. Отчасти я понимала Зари. Я лично очень хотела тоже прийти на могилу моей матери. Правда, с условием, что я ее туда отправлю.
Мы прошли среди надгробий и вышли, видимо, к фамильному участку. Зендари опустилась на колени возле одного из надгробий, положила букет и тихо с ней поздоровалась.
Я не знала мать Зендари и Карлоса. И теперь уже никогда не узнаю.
Вы когда-нибудь задавались вопросом, что бы произошло, если бы вас больше не было? Если бы вы внезапно исчезли?
Как бы мир отреагировал?
Независимо от того, что вы себе представляли, все не так. В смерти нет ничего романтичного. Печаль похожа на океан. Она глубокая, и темная, и больше, чем кто-либо из нас. И боль — как вор в ночи… Тихая, неотступная, несправедливая… ослабевающая, благодаря времени, вере и любви.
Я не знала Люсию Фернандес, но я завидую ей, потому что вижу, как ее отсутствие влияет на ее дочь. Так как я вижу, что она значила для нее . И я знаю, что ее любили.

- Черт, как это мило – я вскочил с колен, надеясь, что ошиблась. Я почти молилась об этом.
Но на тропке , недалеко от нас стоял Карлос. По прежнему мертвый и шабашитский.
- Зендари, - произнес он. – Я знал, что ты придешь сюда сегодня.
Потом он повернулся ко мне и улыбнулся, видимо вспоминая наше последнее счастливое воссоединение:
- Сучка
Я сделала шаг назад. Карлос же раскрыл объятия и Зендари шагнула к нему в объятия. Карлос, улыбнулся и посмотрел на меня, приглашая присоединиться. Я отрицательно покачала головой. Ни за какие бладпаки я с ним обниматься не буду. Для меня это бы уже не Карлос, не тот парень с которым мы шатались по пляжу, обсуждая планы на будущее, не тот парень который играл на сцене, с улыбкой смотря на меня, не тот, кто жадно целовал меня после очередной ссоры. Тот Карлос умер. А это была всего лишь оболочка. Суррогат.
И эта оболочка сделала то, чего я больше всего боялась сейчас. Он позвал ее с собой. Он обещал ей то, чего на самом деле не мог ей дать, но она хотела в это верить и верила. Мы часто бываем слепы, по отношению к тем, кого так любим.
- Зендари! Включи мозги! Он же шабашит!
Меня охватила злость и страх. Я не могла ее отпустить. Потому что она внезапно вошла в мою жизнь и стала моей единственной подругой за долгие годы. И я не могла позволить стать ей бездушным монстром, не могла позволить, что бы она как Карлос стала призраком. А Майк…мне страшно было представить, что бы было если бы он…Боже мой! Ну очнись же ты! Мне захотелось снять туфлю и как можно сильнее надавать ей по голове.
Карлос зарычал на меня, показывая наконец свою истинную суть и ее увидела Зари. Она отошла от него, все еще пытаясь не верить, боясь поверить…
А потом прогремел выстрел. Зендари сделала свой выбор. Но Карлос уже исчез.
Она остановилась, все ее существо окаменело, она выкрикнула его имя. Крик боли, сила которого потрясла ее саму, разорвал тишину, наполнил бездну отчаяния. Никто не заметил, как остановилось время. Потом послышался вой сирен.
- Нужно уходить! – сказал Алексей убирая оружие. Я схватила Зендари за руку и потащила к выходу. Там нас поджидал еще один сюрприз. Машина Алексея была раскурочена, на капоте валялось тело с разорванным горлом . Снимаю шляпу. Его любовь к театральным выходкам никуда не делась.
Времени было не так много. Мы договорились, что я уважу Зари, а Алексей заботится об «инсталяции» Карлоса. Забрав у Зари ключи, я завела мотоцикл и вскоре ворота остались позади.
Зендари впала в оцепенение, и сейчас походила лишь на тень себя. Наверное только сейчас я поняла, как много брат значил для нее. И то, что сейчас она как больной после ампутации. Сейчас у нее шок, а потом придет боль, которая будет отзываться в ней всегда.
Я заставила ее разжать руки, которые впились меня, пока мы ехали к клубу. Отцепив ее пальцы, я поморщилась от боли и повела Зари к двери.
Внутри она заползла в угол, сжавшись в комок и больше не на что не реагировала. Дверь хлопнула и я была готова выхватить пистолет, опасаясь что это Карлос.
- Ричард! Как хорошо, что это ты! – я бросилась к нему и когда его руки сомкнулись вокруг моей талии и я почувствовала прикосновение его тела, страх и напряжение ушло. Он был рядом, значит все будет хорошо.
- Ты в порядке?
- Да. Зендари…
Он отпустил меня и подошел к девушке, забившейся в угол.
- Зендари – попытался он позвать ее
- Бесполезно. Я уже пыталась.
Тогда он пожал плечами и врезал ей по лицу. Я даже не успела сказать ему, что он придур….что он поступил не очень умно, как Зендари зарычала и бросилась на нас. Зверь заполнил ее, как рука перчатку и нам стоило немалых усилий удержать ее. Она вырывалась, стараясь дотянуться зубами до кого-нибудь из нас. Пару раз она смогла вырваться, но я всегда успевала схватить ее, прежде чем она запустила бы в меня клыки. Ну уж нет! Если меня кто-то и пожует, то это точно будет не она.
Наконец, она обмякла, и мы втроем рухнули на пол.
- Ричард?
- Да?
- Еще раз так сделаешь и я тебя, прямо на полу…
- Обещаешь?
И я сделала то единственное, что сейчас могла. Захохотала.
Зендари пришла в себя, потерла ушибленную челюсть.
- Не делай так больше. Хотя…мне стало легче.
- Я рад – он приобнял ее за плечи.
Но я знала, что по- настоящему ей еще предстоит это пережить. Когда она будет способна выдержать эту боль.
Боль – наш друг. Она дает нам знать если мы серьезно ранены, она не дает нам покоя, напоминая, что нужно положить этому конец. Она означает, что мы еще живы. Но знаете, что главное? Она доказывает, что мы еще люди, потому что боль – удел человеческий.
Рубрики:  Alba's Fairytale season 1

X-mas

Четверг, 30 Декабря 2010 г. 20:47 + в цитатник
 (555x652, 96Kb)
Это был канун Рождества.
Сидя в “Отрубленной голове” пятеро сородичей были заняты важным делом. Каждый из них склонился над своим листом бумаги. Нет, ничего связанного с оригами или судоку и котерия не строила очередной мало понятный план из серии “как-нам-избавиться-от-Марселя”.
Психотерапевт Альбы посоветовал ей в качестве метода терапии написать письмо. Полистав календарь Тореадор решила сэкономить время ( в конце – концов начинались Рождественские распродажи) и адресовать письмо Санте. А вообще групповая терапия более эффективна и девушка позвонила Ричарду.
Хорошее воспитание помешало Ричарду задать животрепещущий вопрос “А на фига?”. К тому же Альба, мурлыкая, пообещала ему особый подарок на Рождество.
Повесив трубку он задумался, под каким предлогом втянуть в это котерию.

В канун Рождества котерия собралась в баре под идейным лозунгом “Это-нас-сплотит”.
Алексея озарило первым .
“Дорогой Дед Мороз! Не думай что я променял тебя на Санту. Я по прежнему верю в тебя. Пожалуйста, подари мне деньги. Мне очень нужно расплатиться с Сиром.
P.S. Если ты меня обманешь, я найду тебя и взорву.
Алексей.

Зендари покосилась на Алексея, подавляя желание заглянуть в его письмо (слишком уж воодушевился Бруджа) и продолжила писать:
“…что бы Карлос исправился и пришел в Камарилью. А папа бы его усыновил. Но для тебя это слишком круто или ты боишься огрести битой от Майка, то я пойму. В таком случае пожалуйста сделай так, что бы я видела сны. Даже эротические.
P.S. Главное что бы в них не было Майка.
Твоя Зендари.
Подняв голову от листа, Зари подловила момент пока Ричард отвернется, и показала язык Снежинке. Та, нераздумывая, показала ей средний палец. Как назло в этот момент Ричард повернулся и с укором посмотрел на нее. Не растерявшись, Альба мигом намотала на вышеуказанный палец прядь волос и мило улыбнулась. Ричард вздохнул.

“Дорогой Санта! Я…”
Тут Альба задумалась. Нужно было пожелать чего-нибудь хорошего для всех и не забыть про себя. Просияв, она быстро написала:
“Дорогой Санта! Я хочу что бы все м*даки сдохли.
P.S. И платьишко!”
Дописав, она лучезарно улыбнулась Густаву. Тут что-то пробурчал, и закрыв рукой свой лист и продолжил:
“…помнишь то, что я просил у тебя в прошлом году? Спешу уведомить, но ни фига не исполнилось! Поэтому просто дай мне список тех Сородичей, что плохо вели себя в этом году и я сам сделаю себе подарок.”
Носферату хмыкнул, представляя сколько можно насобирать компромата и как он поднимется в клане.

Ричард с тоской посмотрел на свою котерию, отмечая их общий маниакальный вид и принялся за свое письмо.
“Уважаемый Санта Клаус! Я не так часто к тебе обращался, но если ты существуешь, пожалуйста, подари мне новую котерию.
P.S. Или хотя сделай так, что бы старая куда-нибудь делась.
С уважением, Ричард.

Это был канун Рождества. И в порядке исключений ( это же фанфик) за окном падал снег.
Рубрики:  Alba's Fairytale season 1

№ 23

Пятница, 24 Декабря 2010 г. 20:07 + в цитатник
 (414x698, 92Kb)
Можете, если хотите, отрицать, что мистер Бог существует: все равно никакие отрицания ни в малейшей степени не повлияют на сам факт его существования.


Математики думают, что Бог в уравнениях, нейрологи уверены, что Бог в мозге, а программисты уверены, что Бог — один из них.


Даже если ты выиграл и получил, что хотел, значение этой вещи может измениться.
Времена изменились, а старые противники опять объявились, чтобы поднять ставки.
Обычно мы убегаем от того, что считаем слишком дорогим. Но когда тебя обставили и тебе приходится наблюдать как твой приз исчезает, правила больше не действуют, правила больше не имеют значения.
Я вздохнула и подняла глаза на Сира. Анджела смотрела на меня ожидая продолжения. Моя создательница была абсолютно уверена, что я слишком близко принимаю к сердцу все произошедшее и пора прекратить над собой издеваться. С самого начала она..ну не то что бы была против моих отношений с Хаммером, но по крайней мере она не верила, что это всерьез и надолго.
- Девочка моя…
- У меня такое ощущение, что в этом веке представление о любви да и сама любовь умерла. Хотя, кажется, все еще хуже: она вышла из моды!
- Есть люди, которые входят в твою жизнь, чтобы потом из неё уйти. Их бесполезно пытаться остановить, ты можешь хвататься за них обеими руками, но самое большее, что можешь добиться, удержать их на некоторое время…
-У каждой женщины именно та любовь, которая ей нужна. – я упрямо покачала головой.
- Альба, дорогая моя…
- Я люблю его
— Ты была влюблена когда-нибудь?
— Нет
— Видишь, поэтому ты не можешь знать, любишь ли ты его.
— Я знаю это! Это здесь, во мне! Мы танцевали вальс, мы смотрели баскетбол и он обнимал меня, мы спали в одной кровати, любовались луной и я слышала как бьется его сердце…- мой голос стих до шепота и задрожал.
Она вздохнула и коснулась нежной ладонью моей щеки.
- Не теряй этого – улыбнулась она. – Не меняйся.
Я подняла на нее глаза ожидая продолжения.
- Как-то один из Собратьев сказал мне, что такие как ты долго не живут. – она покачала головой, предупреждая что не даст мне сейчас вклиниваться с вопросами о том, кто это сказал и где его найти. – Не смотря на все, ты отчаянно хочеim верить в четкую грань между добром и злом. Я не знаю, что за борьба идет внутри тебя…но теряй то светлое, что в тебе есть. Думаю одна из причин почему ты с ним. – она улыбнулась. – Не думай, что он нуждается в тебе меньше, чем ты в нем. А теперь иди.
Она кивнула мне, напоминая зачем я все таки приехала сегодня в Элизиум. Декабрь подходил к концу, а задание - еще нет.
За одним из столиков сидел примоген моего клана и я с большей готовностью могла бы отгрызть собственную руку, чем подойти к нему и заговорить. Ну что я могла у него спросить?! Анджела намекнула что он интересуется всеми новшествами. Может сказать, что я ищу новую кофеварку и не могу определиться с выбором? Мои губы растянулись в нервной улыбке. Мертвого не кофеин поднимает.
Когда я подошла к нему и заговорила, то о кофеварке речь не пошла. Если страх придавить каблуком, то способность мыслить возвращается. Мне все еще нужен был первоклассный художник для клуба. И я была уверена, что он посоветует мне кого-нибудь. Чего я точно не ожидала, так это того, что Жан-Пьер сам вызовется помочь «странам третьего мира». Мне оставалось лишь гадать к чему это приведет.
Следующей ночью, сидя за пока пустующей барной стойкой «9 круга» я недовольно барабанила пальцами по столешнице. Я начала рассматривать вариант, что бы взять в банке ссуду на недостающие изменение в клубе. Как я не старалась найти то, на что можно урезать расходы – не получалось. Важны были даже самые мизерные нюансы.
За моей спиной хлопнула дверь и эхо полетело в своды, расползаясь как туман. Я обернулась и увидела мужчину.Высокий, стройный, черные прямые волосы до плеч. Когда он подошел ближе, то сюда добавились чуть смуглая кожа и карие глаза. Возможно у него в роду были испанцы. И он был хорош собой. Иногда ночь преподносит сюрпризы.
- Я могу Вам чем-то помочь?
Он посмотрел на меня, я бы даже сказала окинул типично мужским взглядом и кивнул.
- Доброй ночи. Я ищу владельца этого клуба.
- Я перед Вами.
Ну немного приврала. Фактически клуб принадлежал моему Сиру, но что-то дернуло меня за язык в этот момент.
Что-то очень похожее на удивление скользнула по его лицу, но тут же было сменено вежливой улыбкой.
- Меня зовут Рэмуальд Альвагро. Вы можете называть меня Рэми.
Намек на более близкое знакомство или намек на дефект речи?
- Очень приятно. Альба Сальваторе. Можете называть меня мисс Сальваторе. – вежливая улыбка. – Так что Вас привело сюда мистер Альвагро?
Он окинул взглядом помещение.
- Своеобразно. Не в моем вкусе.
- Ценю Вашу критику и все же…
Он усмехнулся. Не всем нравится прямолинейность.
- Меня интересует это помещение. Это ведь бывший склад?
- Да –я пожала плечами. – Здание давно простаивало и район довольно близко к центру.
- Сколько Вы хотите за него?
- Простите? –я сложила руки на груди, нахмурившись.
Никто не говорил, что все сюрпризы приятные. Бывают и исключения.
- Я очень заинтересован в этом помещении, но Вы меня опередили. Поэтому я пришел непосредственно к Вам, что бы Вы могли назначить цену за которую уступите это помещение.
На мгновение я потеряла дар речи и лишь покачала головой.
- Я дам двойную цену.
Он издевается?! Я месяцы работала над этим проектом, отдала все свое время и силы, захватив еще толику отношений с любимым. А теперь заявляется этот красавчик и предлагает повысить цену?!
- Мистер Альвагро это здание не продается. В клуб вложено много сил и он почти завершен. Поэтому Ваше предложение не имеет для меня никакого смысла.
- Не торопитесь. Я могу предложить за него очень хорошую цену. Как на счет того, что бы обсудить это завтра за ужином?
- Вы правда считаете что я соглашусь? – я не могла не улыбнуться его самоуверенности.
- Скажем в 11? Думаю «Крыша» подойдет. Увидимся там, доброй ночи.
Я сидела пытаясь понять ЧТО это сейчас было. Зазвонил телефон и я вздрогнула. Взглянув на дисплей я выругалась.
- Ричард, прости меня пожалуйста, мне пришлось задержаться. Заявился один тип и…впрочем расскажу когда увидимся.
- Хорошо – я услышала нотки улыбки в его голосе. – Я подожду. Женщины всегда опаздывают.
- Ты сексист, но я все равно тебя обожаю – улыбнулась я,прижимая телефон плечом к уху и убирая документы в сумку. – До встречи.
- Доброй ночи.
Накинув пальто я погасила свет и закрыла двери. Из-за этого типа я почти забыла про ужин с Ричардом. Радует, что он он очень хорошо воспитан и поэтому не скажет мне, что я неблагодарная сучка.
За ужином я рассказала ему про Альвагро и его странное предложение, Ричард как всегда попросил быть осторожной. Наверное, всем нам нужна вера в то, что однажды нас услышат. Ужин плавно перешел в «вечерний кофе». Никаких «Я люблю тебя», просто старый добрый секс. В домах из бетона много свободной любви…
Положив голову ему на плечо, я расслабленно улыбнулась:
— У меня была в ходу гипотеза, почти теория… Вот она: красивые женщины почти равнодушны к сексу…
— Знаешь, что неверно в твоей гипотезе? — спросила он.
— Думаю, что в ней все верно. Но есть исключения, я видимо — одно из них. А в общем случае дело обстоит так: красивые женщины устают от того, что их рассматривают в качестве сексуальных объектов. В то же время они знают, что это из единственный козырь, поэтому их переключатели срабатывают на выключение.
— Занятно, но неправильно, — сказала Ричард, обнимая меня.
— Почему?
— Детская наивность. Переверни наоборот. Согласно твоей теории привлекательные мужчины тоже равнодушны к сексу.
— Чепуха! Что ты хочешь этим сказать?
— Ни один из нас не хочет, чтобы к нему относились как к секс-машине! Вот и получается, что если нам дают почувствовать чуть-чуть человеческого тепла, выходит совсем другая история!
— И какова мораль этой басни, Ричард?
— Там, где, отсутствует душевная близость, идеального секса быть не может, — сказал он.
- Хорошая теория. Опробовал уже?
- Сложно сказать – он улыбнулся. После Становление все меняется. С тобой все именно так.
- А с другими?
- Если будут – обязательно тебе сообщу, сказал он целуя меня в макушку.
- А ты разве не…- меня посетила ужасная догадка.
- Нет, после того как меня обратили ты была у меня первой.
Я постаралась не впасть в оцепенение под его пальцами, но почти ощущала, как немею от ужаса. Спустя полчаса он уехал, а я схватилась за спасительную сигарету. Я лишила Ричарда…Ой мамочки! Я нервно сделала затяжку. Если тот мир существует, то мне точно гореть в Аду!

Намерения наши хорошие, мы желаем друг другу добра, и мы стараемся, видит Бог, стараемся, но в нас есть какая-то червоточина, и с этой червоточиной мы должны бороться постоянно, каждую минуту, иначе она распространится и поглотит нас, и мы боремся, но иногда проигрываем.
Следующей ночью, все еще пытаясь оклематься от вроде бы невинного признания Ричарда, я поехала в клуб, но видимо карма все- таки существует. Такси сломалось и почти два квартала мне пришлось идти пешком. Задумавшись, я вздрогнула застигнутая врасплох негромким звоном колокола. Через дорогу была небольшая старенькая церквушка.
- И не надейся, я не буду просить прощения. Уж кто постоянно косячит, так это Ты! – фыркнула я и поспешила вперед.
Мои отношения с Богом прошли разные стадии. От безоговорочной веры до презрения. Закончились они в одно чудесное утро когда я отказалась идти в церковь с отцом. Я вошла в сознательный возраст атеизма и не видела смысла умолять того, кто меня не слышит. Я помню отец тогда спросил меня:
- Как ты думаешь, почему он не отвечает?
Я не знаю на какой ответ он рассчитывал и ответила честно:
- Наверное, его достала вся эта хрень, которую мы тут творим…
Больше отец меня в церковь не брал. С тех пор наши отношения с всевышним пришли к взаимности: мы не верили друг в друга и не оправдывали надежд.
Учитывая мою новую ипостась не думаю, что он стал любить меня больше. Так что мы по разные стороны баррикад. Поэтому не думаю, что Он будет круче Сатаны, последний представил миру рок-н-ролл.

Подойдя к дверям, я обнаружила что они не заперты и расстегнув пальто, положила руку на кобуру. Не люблю непрошенных гостей.
Жан-Пьер прохаживался по залу, оглядывая то, что успели сделать нанятые художники. Но главные стены пустовали и ждали чего-то особенного.
- Что ты хочешь здесь видеть? – не оборачиваясь спросил он.
- Ад – я пожала плечами, подходя ближе. – Лейтмотивом послужил «Ад» Данте. Мне хотелось бы выдержать тематику.
- Предательство – задумчиво произнес примоген. – Почему именно 9 круг?
- Потому что это предел. И своеобразная памятная надгробная эпитафия.
«Самый страшный грех — иудин. Предательство! Падшие. Преступившие черту. Нелюдь. Не заслуживают даже презрения. – его глаза неистово горели. – Понимаешь? Но ведь и прощение надо заслужить? Только пройдя через Ад Данте попал в Рай. Нельзя без страданий и боли очиститься…»
Я поежилась, чувствуя покалывание в правой лопатке. Фантомные ощущение вообще забавные.
- Я сделаю триптих на этой стене – сказал Жан-Пьер оборачиваясь ко мне и окидывая взглядом. – Чудесное платье.
Я все таки решила встретиться с Альвагро. У меня появился неплохой план на его счет. Поэтому я позвонила Джулиану что бы выяснить что имел в виду мой вчерашний гость. Оказалось, что «Крыша» это дорогой и очень популярный ресторан на крыше небоскреба. Джулиан кажется был шокирован что я этого не знаю. Может я действительно какой-то неправильный тореадор?
- Благодарю Вас. – кивнула я.
- Хотя я бы сделал несколько исправлений – на долю секунды в его руках сверкнуло лезвие скальпеля и тут же исчезло. Я с трудом подавила желание закричать и убежать.
- Мне нужно уехать, но я оставлю ключ и предупрежу что бы Вас не беспокоили. Еще раз благодарю за помощь.
Добравшись до небоскреба я даже порадовалась, что приехала. Иначе мне бы пришлось остаться там с Жан-Пьером, а это последнее чем мне хотелось бы заняться.
«Крыша» действительна была занятным местом, хотя бы еще потому что часть ресторана выходила за пределы здания и пол там был прозрачным.
Метрдотель проводил меня к столику за которым уже сидел Рэмуальд. Мужчина встал из-за стола и поцеловал мою руку.
- Доброй ночи. Вы сегодня просто очаровательны.
- Уверяю Вас, это мое обычное состояние. Доброй ночи.- ответила я и тут же разозлись на себя. Блестяще. Ляпнула. Теперь он решит, что я с ним флиртую!
- Касательно клуба…
Он улыбнулся:
- Вы решили сразу перейти к делу?
- Кажется для этого Вы меня и пригласили сюда? – пожала плечами я
- Нет. Почему я не могу хотеть провести вечер с красивой и умной женщиной?
- Может потому что это предполагалось, как деловой ужин?
- Хорошо – он усмехнулся. – Я вижу Вы не любите ждать. Так какая цена Вас устроит?
- Никакая. Я не продам клуб.
- Вот как…
- Но хочу сделать Вам встречное предложение. Что скажете если я предложу Вам долю в этом предприятии?
- Вы хотите, что бы я стал Вашим партнером?
- Абсолютно верно – улыбнулась я. Если он согласиться это решило бы мои проблемы. В конце концов в случае чего можно будет избавиться от помехи.
- Занятное предложение – улыбнулся в ответ Альвагро. – Думаю не будем торопиться и обсудим это завтра. Я могу позвонить Вам?
- Разумеется- мы обменялись номерами. Ужин был закончен, а мне еще нужно было вернуться в «9 круг».
- Вас подвезти куда-нибудь?
- Да, в клуб. Спасибо мистер Альвагро.
- Зовите меня Рэми.
- Рэми- очаровательно улыбнулась я. План был как нельзя прост и предполагал то, что я умела. Мне нужно было его очаровать, соблазнить и заставить делать, то что хочу я.
В полутемноте автомобильного салона он стал еще более соблазнительным. Все это напоминало фильм нуар: ночь, дорогая машина, шофер и красивый мужчина о котором я ничего не знаю, за исключением того что он богат. Мои губы дрогнули в улыбке и я отвернулась к окну.


Он двигался невероятно быстро. Казалось он стоит перед фреской и даже не сошел с места, но появлялись все новые и новые рисунки. Я застыла в восхищении и даже не заметила как Тореадор оказался рядом. Он был весь в краске, но не похоже что бы его это смущало.
- Это восхитительно…я даже..это…- от волнения я не могла найти слов.
- Тшш... -он коснулся моих губ пальцем, заставляя слова замереть. – Просто посмотри. – он повернул меня к почти законченному триптиху, но я не удержалась и посмотрела на него и в моей голове мелькнула безумная мысль: а может он и не чокнутый психопат-садист? Его лицо сейчас было светлым, одухотворенным и на губах играла улыбка. Наверное у каждого из нас есть то, удерживает нас от Зверя. Что-то из прошлого, то в чем мы нуждаемся.
- Моя одежда испорчена – как буд-то он только сейчас это заметил.
- Одну минуту и я попрошу что-нибудь доставить. Пришлось позвонить Сиру и объяснить ситуацию. Она не стала надо мной издеваться и сказала, что пришлет гуля с костюмом.
Когда он стал переодеваться, я отвернулась. Меньше всего я хотела видеть своего Примогена без одежды. Первый и последний раз был надежно забыт и повторять печальный опыт не хотелось. Он подошел ко мне вплотную и я вздрогнула.
- Я хочу сделать тебе подарок.
Я замерла, боясь пошелохнуться и уж тем более обернуться к нему.
- Я дам тебе свою кровь. Пойдем.
Он устроился в кресле и притянул меня к себе, усаживая на колени.
- Шея или запястье?
Пить из его шеи было как-то слишком интимно, поэтому я выбрала запястье. От его кожи еще пахло влажной штукатуркой и краской, но запах не был отталкивающим…скорее частью его обладателя.
Когда я сомкнула рот на надрезе и мой язык коснулся крови, я едва не застонала. Кровь была восхитительной. Как живой свет она наполняла меня и мне казалось, что это предел наслаждения.
Оторвавшись от него, я перевела дух.
- Моя кровь сделает тебя сильнее – я знала, что он прав. Едва уловимо я ощущала как во мне что-то меняется.
Некоторые сюрпризы сваливаю вам как снег на голову… А другие подкрадываются, когда вы меньше всего их ждете… И иногда самый большой сюрприз ты делаешь себе сам…
Когда он ушел, я закрыла клуб и решила немного пройтись. Мне нужно было поверить в произошедшее. Жан-Пьер дал мне свою кровь и я пила ее.
Неожиданно я едва не наткнулась на стоящего у дома человека. Мужчина в обносках воздел руки к небу и неистово завопил:
- Покайтесь грешники! Конец грядет и нет вам спасения от скверны!
Ну все…Меня это достало!
Уверенным шагом я развернулась и перейдя дорогу, направилась к церквушке. Но на пороге я замерла, застигнутая врасплох непонятным страхом. Это же церковь…А я теперь вроде как отродье Сатаны…Я протянула руку к двери и тут же боязливо отдернула ее. Но тут же отругала себя за предрассудки и толкнув дверь, вошла внутрь.
Здесь было тихо, на алтаре горели свечи, распятие. Здесь было так…спокойно. И вместо страха и злости я ощутила умиротворение. То, чего у меня не было уже много месяцев, если не лет.
Я присела на деревянную скамейку, передо мной лежала книжица в мягком переплете и я открыла ее где-то на середине.
Miserere mei Deus, secundum magnam misericordiam Tuam.
Et secundum multitudinem miserationum Tuarum, dele iniquitatem meam.
Amplius lava me ab iniquitate mea, et a peccato meo munda me.
Quoniam iniquitatem meam ego cognosco, et peccatum meum contra me est semper.

Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей,
и по множеству щедрот Твоих изгладь беззакония мои.
Многократно омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисти меня,
Ибо беззакония мои я сознаю, и грех мой всегда пред Тобою.

- Доброй ночи, дочь моя. Вам помочь?
Я подняла голову и увидела, что рядом стоит святой отец. Ему было за пятьдесят. В его темных волосах блестела серебром седина, вокруг глаз собрались морщинки и он улыбался.
Я собиралась ответить, что уже ухожу, но не шелохнулась. Тогда он присел рядом.
- Что тебя тревожит?
- Я…я больше не верю – тихо ответила я.
— От утраты до обретения, на самом деле, всего один шаг.- мягко улыбнулся священник. – Что мешает твоей вере?
- Может я сама? Я была не очень хорошим человеком, святой отец. – с грустью констатировала я.
- Господь наш милосерден и все мы можем заслужить прощение его.
- Бог только и делает, что прощает. Не думаете, что рано или поздно ему надоест?
Он покачал головой.
- Я знаю, что наши планы скромнее его помыслов. И мы можем лишь догадываться о своем пути. Хотя…отдельные циники считают, что мир существует лишь потому, что Богу не хотелось чувствовать себя одиноким.
Я улыбнулась и затем продолжила. Это было трудно, словно у меня не было воздуха на слова.
- Я хочу обрести веру в Него. Иногда мне кажется, что я чувствую Его присутствие, но потом незначительные страхи и желания отвлекают меня, и я теряю это чувство. Мне хочется, чтобы Бог всегда был со мной. Но при этом я не хочу становиться монахиней и отказываться от всех мирских удовольствий. И у меня такое ощущение, что за это он постоянно наказывает меня. Столько всего плохого случилось и я…- я замолкла.
- Ты знаешь как говорила Мать Тереза? Я просила силы – и Бог послал мне испытания, чтобы закалить меня. Я просила мудрости – и Бог послал мне проблемы, над которыми нужно ломать голову. Я просила мужества – и Бог послал мне опасности. Я просила любви – и Бог послал несчастных, которые нуждаются в моей помощи. Я просила благ – и Бог дал мне возможности. Он не даст тебе решений, но дарует испытания, пройдя через которые ты обретешь, то что ищешь.
«Без боли, нет очищения..»
- Я не умею молиться…- я покачала головой.
- Тогда просто поговори с ним, как можешь. – он коснулся моей руки, улыбнулся и поднялся со скамьи. Так что мы остались тет-а-тет: я и Бог. Ну и что мне с этим делать?
Я вздохнула. Ну и как мне с ним разговаривать?
- Если ты думаешь, что я прямо сейчас начну каяться в своих грехах и просить прощения, то ты ошибаешься. Куда ты смотрел, когда из меня сделали монстром?! Ты был слишком занят, что бы этого не допустить, а теперь я еще и виновата и должна каяться. Ты хоть когда-нибудь понимал как ты косячишь,а ?! Хоть раз признал бы как ты испортил мне жизнь! Да ты…- мою «молитву» прервал писк телефона и я достала его из кармана. Смс-ка с незнакомого номера. Я нажала принять.
«Ты же сама знаешь, что мне очень стыдно»
Я посмотрела в потолок.
- Ну считай, что твои извинения приняты. Спасибо, что дал мне выговориться и прости меня. Все говорят, что ты это можешь. Я знаю что я была монстром. Поэтому я прошу прощения. Можешь сделать это не прямо сейчас, нет…просто…когда-нибудь прости меня.- и я почувствовала как по моей щеке скользнула слезинка. Наконец-то! Я заплакала! – Спасибо – улыбнулась я, сквозь слезы.
Есть очень популярная книга, утверждающая, что каждый грешен. Разумеется, не всякий испытывает чувство вины за свои проступки, но есть и такие, кто взваливает на себя бремя вины. И есть те, кто облегчает советь мелкими добрыми поступками. Или говорит себе, что их грех оправдан. Наконец есть я, та кто обещает себе стать лучше и молит о прощении. Иногда наши молитвы бывают услышаны…
- Уже уходите? – голос священника застал меня у двери.
- Да. Мы поговорили. Вроде как он меня не так уж и не ненавидит.
- Так что же вас все еще тревожит?
- А в чем корень всех бед? В мужчинах.
- Тогда задайтесь вопросом, стоит ли так умирать из-за него?
- И умирать, и убивать. И отправиться в ад. Аминь.
Я вышла из церкви и вдохнула ночной воздух. Бог все-таки есть. Просто какое-то время он отсутствовал.
Рубрики:  Alba's Fairytale season 1


Поиск сообщений в Paola_Toreador
Страницы: 11 [10] 9 8 ..
.. 1 Календарь