-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в onanton

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 14.09.2008
Записей:
Комментариев:
Написано: 2741

 


 


 

 

Принимаются безвозмездные вклады, на лицевой рублёвый банковский счёт под лозунгом типа «Дай рубль». Скриншоты назначения и суммы платежа будут выложены.

 

Дальневосточный филиал ОАО АКБ «РОСБАНК»
КПП: 272102002   254002001
Корр. Счет: 30101810800000000783   30101810300000000871
ИНН: 7730060164
БИК: 040813783   
040507871

Получатель: Одинцов Антон Николаевич
Л/счет: 40817810143350048058
Юридический адрес банка: 680000 г. Хабаровск ул. Ким-Ю-Чена, 26.


Ксюша, а не пора ли под кремлёвскую стену?

Вторник, 05 Октября 2010 г. 15:38 + в цитатник
Это цитата сообщения penpub [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

В качестве героя секструда, с контрольным значком звезды любвиобила во лбу. Для тупых поясню: значок звезды выдаётся за любвеобильность и её построение во внимательные ряды, является контрольным и крепится на лбу. Подай голосок в 23:00 в телепроекте.

2823348_0_3_ (699x471, 263Kb)

У меня вот такой!
 

- А не обманываешь?

- Ну как я могу девушку обмануть? Галстук сжевать запросто. На завтрак. Особенно под грузинский коньяк... А девушку - ни-ни!..

Соколова и Собчак смотрят на руку Саакашвили с неподдельным интересом и задорными, даже как бы бесовскими огоньками в глазах. 

Была ли эта мизансцена или нет, сказать трудно. Однозначно можно сказать только одно. Саакашвили впервые дал интервью российским СМИ. - http://www.georgians.ru/news.asp?idnews=47204


Метки:  

Доиграл партию и мат не поставил, это как?

Вторник, 05 Октября 2010 г. 03:57 + в цитатник

Откуда взялся мат?

Мат (матерщина, матерный язык) — разновидность ненормативной лексики в русском и других славянских языках. Согласно общепринятой морали, публичное употребление мата может расцениваться как хулиганство. Однако в настоящее время употребление мата не редкость во всех слоях и половозрастных группах общества. В современной литературе он также широко распространен. Известны и более ранние случаи употребления (в виде «ребусов» с многоточиями) мата в литературе, в частности, в произведениях классических авторов: Пушкина, Маяковского и др. Замысловатая и забористая матерная ругань называется трёхэтажным матом, или, например, частная разновидность: большой и малый шлюпочный загиб.
 
Откуда взялся мат 
Большинство людей с уверенностью ответит, что его занесли на нашу землю татаро-монгольские орды. Это мнение широко распространено в народе, хотя и ошибочно. Ученые убедительно доказывали, что мат русским людям никто не навязывал, но их усилия всегда разбивались о стереотип: все пакостное нам принесли извне. 

Но мат тут совершенно не причем. У кочевников не было обычая сквернословить. Это особо отмечал итальянский путешественник Плано Карпини, посетивший Центральную Азию в XIII веке. Он писал, что у них бранные слова вообще отсутствуют в словаре. И, наоборот, русские летописные источники, написанные до татаро-монгольского нашествия, свидетельствуют о том, что мат был распространен на Руси задолго до ордынского ига.

Лингвисты считают, что корни матерных слов есть во многих индоевропейских языках, но пышные всходы они дали только на нашей земле.

Собственно, матерных слов всего три. Он означают женские и мужские гениталии и половой акт. Но ведь в мире нет такого языка, где бы все это, не называлось какими-то словами. Что может быть позорного в названиях частей человеческого тела? Почему же у других народов они не стали ругательствами, а у нас стали?

Видимо, наши пращуры придавали огромное значение функции деторождения. Словам, означающим детородные органы, придавалось магическое значение. Их запрещено было произносить всуе, чтобы не навести на людей порчу.

Вероятно, тогда же, тысячи лет назад, возник обычай нарушать табу. Первыми нарушителями были колдуны, которые занимались тем, что наводили порчу на своих врагов и на врагов своих клиентов. Вслед за ними табу стали нарушать те, кто хотел показать, что им вообще закон не писан - рабы, неприкасаемые.

Постепенно появился обычай выражаться матом безотносительно к объекту, просто так от полноты чувств или для связи слов в предложении. При этом основные слова обрастали массой производных. Говорят, есть виртуозы, которые могут ругаться часами и при этом не повторять выражения.

Сравнительно недавно, всего-то какую-то тысячу лет назад в число матерных вошло слово, означающее женщину легкого поведения, оно происходит от вполне обычного в древней Руси слова "блевать", что значит "исторгать мерзость".

В христианстве, например, сквернословие почитается за великий грех, то же и в исламе. Русь приняла христианство позже своих западных соседей. К этому времени мат, вместе с языческими обычаями прочно укоренился в русском обществе. С приходом на Русь христианства началась борьба с бранными словами. Православие объявило войну мату. Были случаи, когда в Древней Руси сквернословов наказывали плетьми. Матершина была признаком раба, смерда. Считалось, что благородный человек, к тому же православный никогда не станет сквернословить. Сто лет назад человека, который дурно выражался на людях, могли забрать в полицейский участок. И советская власть вела войну с матершинниками. По советским законам, сквернословие в публичном месте должно было наказываться штрафом. На деле же эта мера наказания применялась весьма редко. Наряду с водкой, мат в это время уже считался неким атрибутом молодецкой доблести. Ругались милиционеры, военные, высшие чиновники. У высшего руководства "крепкое словцо" и сейчас в ходу. Если вождь употребляет матерные выражения в разговоре с кем-то, это означает особое доверие.

Лишь в интеллигентной среде ругаться матом было признаком дурного тона. А как же Пушкин, скажете вы, а Раневская? По свидетельству современников, Пушкин в жизни не употреблял грубых выражений. Однако в некоторых его "тайных" произведениях можно встретить матерные слова. Это был всего лишь эпатаж - пощечина рафинированному обществу, которое его отвергало. Ах, вы такие лощеные - так вот вам мой "мужицкий" ответ. У Раневской мат был неотъемлемой частью ее богемного образа - имиджа, как теперь говорят. Для того времени это было оригинально - внутренне очень тонкая натура, внешне ведет себя как мужик - дымит вонючими цыгарками, ругается матом. Сейчас, когда мат звучит на каждом шагу такой фокус уже не пройдет.

Если говорить о более внимательном взгляде то, существуют три основные лингвинистические версии привнесения мата в русский язык, основанные на исследованиях проведенных в разное время различными историками и лингвистами. Коротко рассмотрим их:

  • 1. русский мат - наследие татаро-монгольского ига (в последнее время эта версия не очень котируется);
  • 2. русские матерные слова когда-то имели по 2 значения, впоследствии вытеснив одно из значений или слившись воедино и превратив значение слова в негативное;
  • 3. мат был и есть неотъемлемой частью оккультных и языческих обрядов, существующих в разных языках у разных народностей.

Бесспорным является то, что современные нецензурные слова уходят своими корнями в далёкую языковую древность.

 Если взять культовое "слово из трёх букв", ему соответствует также слово "хер". Открыв словарь древнерусского языка, можно обнаружить, что "похерить" - значит перечеркнуть крест на крест, а "хер" - значит КРЕСТ! Мы же привыкли считать, что слово "хер" в русском языке использовалось и используется (на ряду со "словом из трёх букв") для обозначения мужского полового органа. Но в этом не всегда было противоречие: в христианском философском символизме крест, на котором распяли Христа, рассматривался не как орудие позорной казни, а как триумф жизни над смертью. Таким образом, слово "хер", как и "другое слово из трёх букв", первоначально использовались на Руси для обозначения слова "крест". Ещё следует отметить, что буква "х" изображалось в древнерусском языке в виде двух пересечённых линий совсем не случайно - Христос, христианство, христиане, храм, хер (крест). Есть мнение, что знаменитый оборот: "Пошли вы все на х…!" придумали защитники славянского язычества, они кричали эту фразу, ругаясь на христиан, пришедших насаждать свою веру. "Идите вы на хер!" или "Идите вы на х…!" - первоначально обозначало проклятие: "пусть вас распнут, как и вашего Бога!" (дословно: "Ступайте на крест!"). Затем религиозное значение этих слов было утрачено, поскольку с победой православия на Руси термин "крест" перестал иметь для народа пошлое, негативное значение.

Нет единой точки зрения, откуда произошло само слово мат. В некоторых справочных пособиях можно найти версию, что "мат" - это разговор (в качестве доказательства этого предположения приводится выражение "кричать благим матом"). Но почему слово «мат» так похоже на слово мать?

Есть ещё одна версия, связанная с тем, что слово «мат» пришло в русский язык после появления выражения «послать к матери». Практически, это одно из первых выражений, ставших неприличным. После появления именно этого словосочетания многие слова, существовавшие и ранее в языке, стали относить к бранным и неприличным.

Вообще, надо отметить, что, практически, до 18 века те слова, которые мы сейчас относим к матерным и ругательным, таковыми вовсе не являлись. Слова, ставшие неприличными, обозначали ранее или какие-то физиологические особенности (или части) человеческого тела, или вообще были обыкновенными словами.

Так, например, глагол «блядити» в древнерусском языке имел значение - "пустословить, обманывать". "Многие слова, считающиеся ныне оскорбительными прежде такими не были. Матерные слова несли функцию обычных слов. Их можно в изобилии встретить в сочинениях протопопа Аввакума и патриарха Никона и много еще где. А вот в письме запорожцев султану, написанному специально, чтобы оскорбить адресата, ни единого матерного слова нет."

Но в древнерусском языке был ещё глагол блудити -"блуждать". Словарь В. И. Даля выделяет два значения: 1) уклонение от прямого пути и 2) незаконное, безбрачное сожитие, "посему слова этого лучше в общежитии избегать". Существует версия, на наш взгляд, вполне жизнеспособная, что произошло как бы слияние двух глаголов (блядити и блудити).

Вот ещё один подарок древних. В древнерусском языке было слово «мудо», обозначающее "мужское яичко". Слово это было мало употребляемо и не имело непристойного оттенка. А потом, видимо, оно дошло до наших времён, превратившись из малоупотребительного в употребительное. 

Происхождение некоторых ругательств 
 
Бля*ь

Дело в том, что первоначально древнерусский глагол "блядити" значил "ошибаться, заблуждаться, пустословить, лгать". То есть, ежели ты трепал языком наглую ложь (неважно, осознавая это или нет), тебя вполне могли назвать блядью, невзирая на пол. В это же самое время в славянских языках жило-поживало другое, весьма похожее по звучанию, слово "блудити", которое означало "блуждать" (ср. украинское "блукати"). Постепенно словом "блуд" стали определять не только экспедицию Ивана Сусанина, но и беспорядочную "блуждающую" половую жизнь. Появились слова "блудница", "блудолюбие", "блудилище" (дом разврата). Сначала оба слова существовали обособленно, но затем постепенно стали смешиваться.

Стерва

Каждый, открывший словарь Даля, может прочесть, что под стервой подразумевается… "дохлая, палая скотина", то есть, проще говоря — падаль, гниющее мясо. Вскоре словцом "стервоза" мужчины стали презрительно называть особо подлых и вредных ("с душком") шлюх. А так как вредность женщины мужчин, видимо, заводила (чисто мужское удовольствие от преодоления препятствий), то и слово "стерва", сохранив изрядную долю негатива, присвоило себе и некоторые черты "роковой женщины". Хотя о первоначальном его значении нам до сих пор напоминает гриф стервятник, питающийся падалью.

Зараза
Девушки бывают разные. Возможно, и на слово "зараза" не все обижаются, но комплиментом его уж точно не назовешь. И тем не менее, изначально это был все-таки комплимент. В первой половине XVIII века светские ухажеры постоянно "обзывали" прекрасных дам "заразами", а поэты даже фиксировали это в стихах.
А всё потому, что слово "заразить" изначально имело не только медицински-инфекционный смысл, но и было синонимом "сразить". В Новгородской Первой летописи, под 1117 годом стоит запись: "Единъ от дьякъ зараженъ былъ отъ грома". В общем, заразило так, что и поболеть не успел… Так слово "зараза" стало обозначать женские прелести, которыми те сражали (заражали) мужчин.

Кретин
Если бы мы перенеслись где-то веков на пять-шесть назад в горный район французских Альп и обратились к тамошним жителям: "Привет, кретины!", никто бы вас в пропасть за это не скинул. А чего обижаться — на местном диалекте слово cretin вполне благопристойное и переводится как… "христианин" (от искаженного франц. chretien). Так было до тех пор, пока не стали замечать, что среди альпийских кретинов частенько встречаются люди умственно отсталые с характерным зобом на шее. Позже выяснилось, что в горной местности в воде частенько наблюдается недостаток йода, в результате чего нарушается деятельность щитовидной железы, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Когда врачи стали описывать это заболевание, то решили не изобретать ничего нового, и воспользовались диалектным словом "кретин", чрезвычайно редко употреблявшимся. Так альпийские "христиане" стали "слабоумными".

Идиот
Греческое слово "идиот" первоначально не содержало даже намека на психическую болезнь. В Древней Греции оно обозначало "частное лицо", "отдельный, обособленный человек". Не секрет, что древние греки относились к общественной жизни очень ответственно и называли себя "политэс". Тех же, кто от участия в политике уклонялся (например, не ходил на голосования), называли "идиотэс" (то есть, занятыми только своими личными узкими интересами). Естественно, "идиотов" сознательные граждане не уважали, и вскоре это слово обросло новыми пренебрежительными оттенками — "ограниченный, неразвитый, невежественный человек". И уже у римлян латинское idiota значит только "неуч, невежда", откуда два шага до значения "тупица".

Болван

"Болванами" на Руси называли каменных или деревянных языческих идолов, а также сам исходный материал или заготовку — будь то камень, или дерево (ср. чешское balvan — "глыба" или сербохорватское "балван" — "бревно, брус"). Считают, что само слово пришло в славянские языки из тюркского.

Дурак
Очень долгое время слово дурак обидным не было. В документах XV–XVII вв. это слово встречается в качестве… имени. И именуются так отнюдь не холопы, а люди вполне солидные — "Князь Федор Семенович Дурак Кемский", "Князь Иван Иванович Бородатый Дурак Засекин", "московский дьяк  Дурак Мишурин". С тех же времен начинаются и бесчисленные "дурацкие" фамилии — Дуров, Дураков, Дурново… А дело в том, что слово "дурак" часто использовалось в качестве второго нецерковного имени. В старые времена было популярно давать ребенку второе имя с целью обмануть злых духов — мол, что с дурака взять?

Лох

Это весьма популярное ныне словечко "лох " - два века назад было в ходу только у жителей русского севера и называли им не людей, а… рыбу. Наверное, многие слышали, как мужественно и упорно идет к месту нереста знаменитый лосось (или как его еще называют — семга). Поднимаясь против течения, он преодолевает даже крутые каменистые пороги. Понятно, что добравшись и отнерестившись рыба теряет последние силы (как говорили "облоховивается") и израненная буквально сносится вниз по течению. А там ее, естественно, ждут хитрые рыбаки и берут, как говорится, голыми руками. Постепенно это слово перешло из народного языка в жаргон бродячихторговцев — офеней (отсюда, кстати, и выражение "болтать по фене", тоесть общаться на жаргоне). "Лохом" они прозвали мужичка-крестьянина,который приезжал из деревни в город, и которого было легко надуть.

Шаромыжник

1812 год… Ранее непобедимая наполеоновская армия, измученная холодами и партизанами, отступала из России. Бравые "завоеватели Европы" превратились в замерзших и голодных оборванцев. Теперь они не требовали, а смиренно просили у русских крестьян чего-нибудь перекусить, обращаясь к ним "сher ami". Крестьяне, в иностранных языках не сильные, так и прозвали французских попрошаек — "шаромыжники". Не последнюю роль в этих метаморфозах сыграли, видимо, и русские слова "шарить" и "мыкать".

Шваль

Так как крестьяне не всегда могли обеспечить "гуманитарную помощь" бывшим оккупантам, те нередко включали в свой рацион конину, в том числе и павшую. По-французски "лошадь" — cheval (отсюда, кстати, и хорошо известное слово "шевалье" — рыцарь, всадник). Однако русские, не видевшие в поедании лошадей особого рыцарства, окрестили жалких французиков словечком "шваль", в смысле "отрепье".

Шантрапа

Не все французы добрались до Франции. Многих, взятых в плен, русские дворяне устроили к себе на службу. Для страды они, конечно, не годились, а вот как гувернеры, учителя и руководители крепостных театров пришлись кстати. Присланных на кастинг мужичков они экзаменовали и, если талантов в претенденте не видели, махали рукой и говорили "Сhantra pas" ("к пению не годен").

Подлец
А вот это слово по происхождению польское и означало всего-навсего "простой, незнатный человек". Так, известная пьеса А. Островского "На всякого мудреца довольно простоты" в польских театрах шла под названием "Записки подлеца". Соответственно, к "подлому люду" относились все не шляхтичи.

Шельма

Шельма, шельмец — слова, пришедшие в нашу речь из Германии. Немецкое schelmen означало "пройдоха, обманщик". Чаще всего так называли мошенника, выдающего себя за другого человека. В стихотворении Г. Гейне "Шельм фон Бергер" в этой роли выступает бергенский палач, который явился на светский маскарад, притворившись знатным человеком. Герцогиня, с которой он танцевал, уличила обманщика, сорвав с него маску.

Мымра

"Мымра" — коми-пермяцкое слово и переводится оно как "угрюмый". Попав в русскую речь, оно стало означать прежде всего необщительного домоседа (в словаре Даля так и написано: "мымрить" - безвылазно сидеть дома"). Постепенно "мымрой" стали называть и просто нелюдимого, скучного, серого и угрюмого человека.

Сволочь
"Сволочати" — по-древнерусски то же самое, что и "сволакивать". Поэтому сволочью первоначально называли всяческий мусор, который сгребали в кучу. Это значение (среди прочих) сохранено и у Даля: "Сволочь — все, что сволочено или сволоклось в одно место: бурьян, трава и коренья, сор, сволоченный бороною с пашни". Со временем этим словом стали определять ЛЮБУЮ толпу, собравшуюся в одном месте. И уж потом им стали именовать всяческий презренный люд — алкашей, воришек, бродяг и прочие асоциальные элементы.

Подонок
Еще одно слово, которое изначально существовало исключительно во множественном числе. Иначе и быть не могло, так как "подонками" называли остатки жидкости, остававшейся на дне вместе с осадком. А так как по трактирам и кабакам частенько шлялся всякий сброд, допивающий мутные остатки алкоголя за другими посетителями, то вскоре слово "подонки" перешло на них. Возможно также, что немалую роль сыграло здесь и выражение "подонки общества", то есть, люди опустившиеся, находящиеся "на дне".

Ублюдок
Слово "гибрид", как известно, нерусское и в народный арсенал вошло довольно поздно. Гораздо позже, нежели сами гибриды - помеси разных видов животных. Вот и придумал народ для таких помесей словечки "ублюдок" и "выродок". Слова надолго в животной сфере не задержались и начали использоваться в качестве унизительного наименования байстрюков и бастардов, то есть, "помеси" дворян с простолюдинами.

Наглец
Слова "наглость", "наглый" довольно долго существовали в русском языке в значении "внезапный, стремительный, взрывчатый, запальчивый". Бытовало в Древней Руси и понятие "наглая смерть", то есть смерть не медленная, естественная, а внезапная, насильственная. В церковном произведении XI века "Четьи Минеи" есть такие строки: "Мьчаша кони нагло", "Реки потопят я нагло" (нагло, то есть, быстро).

Пошляк
"Пошлость" — слово исконно русское, которое коренится в глаголе "пошли". До XVII века оно употреблялось в более чем благопристойном значении и означало все привычное, традиционное, совершаемое по обычаю, то, что ПОШЛО исстари. Однако в конце XVII — начале XVIII веков начались Петровские реформы, прорубка окна в Европу и борьба со всеми древними "пошлыми" обычаями. Слово "пошлый" стало на глазах терять уважение и теперь всё больше значило - "отсталый", "постылый", "некультурный", "простоватый".

Мерзавец

Этимология "мерзавца" восходит к слову "мерзлый". Холод даже для северных народов никаких приятных ассоциаций не вызывает, поэтому "мерзавцем" стали называть холодного, бесчувственного, равнодушного, черствого, бесчеловечного… в общем крайне (до дрожи!) неприятного субъекта. Слово "мразь", кстати, родом оттуда же. Как и популярные ныне "отморозки".

Негодяй
То, что это человек к чему-то не годный, в общем-то, понятно… Но в XIX веке, когда в России ввели рекрутский набор, это слово не было оскорблением. Так называли людей, не годных к строевой службе. То есть, раз не служил в армии — значит негодяй!

Чмо

"Чмарить", "чмырить", если верить Далю, изначально обозначало "чахнуть", "пребывать в нужде", "прозябать". Постепенно этот глагол родил имя существительное, определяющее жалкого человека, находящегося в униженном угнетенном состоянии. В тюремном мире, склонном ко всякого рода тайным шифрам, слово "ЧМО" стали рассматривать, как аббревиатуру определения "Человек, Морально Опустившийся", что, впрочем, совершенно недалеко от изначального смысла.

Жлоб
Есть теория, что сперва "жлобами" прозвали тех, кто пил жадно, захлебываясь. Так или иначе, но первое достоверно известное значение этого слова — "жадина, скупердяй". Да и сейчас выражение "Не жлобись!" означает "Не жадничай!". 

Источники информации:

  • ru.wikipedia.org - материал из Википедии - свободной энциклопедии. Определение мата.
  • proboga.com - "Христианский портал". Статья "Мат и человеческая жизнь".
  • evplanov.narod.ru - статья "Русский мат-русский ад".
  • ahom.ru - информация о происхождении ругательств.

Метки:  

Протв

Понедельник, 04 Октября 2010 г. 12:06 + в цитатник

 Во время просмотра тв происходит синхронизация с эгрегорами, знакомое напряжение.

Глава 13. Телевидение

§ 1. Свобода сообщений - цензура - манипуляция сознанием

Телевидение - особый вид СМИ, но и оно формировалось на Западе в условиях завоеванной всеми СМИ свободы информации. Вообще говоря, в самой социальной философии либе­ра­лизма скрыт запрет на свободу сообщений для телевидения. Однако нередко идеология вступает в противоречие с философией. В идеологии неолиберализма заложено как по­сту­лат, что информация - товар, а движение товаров должно быть сво­­бодным. Аргументация проста: принципом рынка является сво­бо­да потребителя (покупателя товара) заключать или не заключать сделку о купле-продаже; свобода каждого потребителя ТВ гаран­ти­руется тем, что он в любой момент может нажать кнопку и пере­стать «потреблять» данное сообщение. Известный испанский спе­ци­а­лист по философии права, автор книги «Свобода самовыражения в правовом государстве» М.Сааведра заявил на специальных слу­ша­ни­ях в Сенате, что для телевидения нет другого закона, кроме за­кона спроса и предложения: «Рынок - царь, и рынок подчиняет сво­ему господству информацию, культуру, развлечения и даже дос­тоинство личностей». Естественно, он подтвердил это ссылками на свободу и демократию: «Пультом переключения телепрограмм осу­щест­вляется право голоса». Эта аргументация ложна, вер­нее, лжи­ва. Она опровергается в рамках буржуазного либерального права.

Первый довод сторонников общественного (в том числе государственного) контроля за СМИ сводится к тому, что «информационная продукция» выпускается сегодня на рынок крупными частными корпорациями (суперкомпаниями). Уже с начала 70-х годов такие фирмы входят в список 500 крупнейших компаний США. Кроме того, с тех пор произошло сращивание этих фирм с крупнейшими банками, которые стали главными держателями акций телевизионных компаний. Г.Шиллер объясняет эту новую ситуацию: «Конгломераты, которые господствуют в области производства и распространения информации - и вообще всех видов сообщений - нельзя рассматривать, как это практикуется в Соединенных Штатах, как индивидуумов, на которых распространяются конституционные гарантии свободы слова и печати... Они являются прежде всего частными корпорациями, стремящимися к максимальной прибыли, чья продукция производится в соответствии с коммерческими требованиями». Таким образом, считается неправомерным применять категорию гражданских прав к коммерческой фирме, выпускающей товар для рынка. Эта фирма должна подвергаться такому же контролю, как любой другой коммерческий товаропроизводитель[1].

Вторая группа доводов связана с правами (свободами) потребителя. Принципом рынка, гарантирующим свободу воли каждого участ­ника сделки, является возможность принятия рационального ре­ше­ния. Это значит, что потребитель должен иметь возможность на­дежно знать, к каким последствиям для него приведет потребление данного продукта. Поэтому, например, так строго контролируется обозначение на упаковке товаров всех ингредиентов, особенно тех, которые могут оказать побочное, нежелательное воздействие или являются источником опасности при неправильном упот­реб­ле­нии. Отсутствие таких сведений рассматривается именно как на­ру­шение свободы потребителя - и за достоверным их сообщением сле­дит целая система государственной цензуры.

Очень жестко контролируется рынок тех продуктов, которые меняют поведение потребителя, делая его «зависимым» от продукта - это лишает потребителя свободы, лишает его возможности при­ни­мать рациональные решения. К таким продуктам относится, на­при­мер, алкоголь, рынок которого нигде (кроме, наверное, РФ) не является свободным. Крайним выражением этого свойства некоторых продуктов являются наркотики - они до сих пор почти повсеместно запрещены к продаже. Почему же? А как же свобода, «не хочешь - не нюхай»? Дело в том, что человек, начав нюхать, быстро ста­но­ви­тся зависимым от наркотика и утрачивает свободу. Значит, продажу этого продукта государство запрещает с помощью насилия, часто весьма грубого.

К какой же категории продуктов относится «товар» теле­ви­де­ния? Сегодня, после двадцати лет интенсивных и всесторонних ис­сле­дований, это не вызывает никаких сомнений. Телепродукция - это «товар» сродни духовному наркотику. Человек современного городского общества зависим от телевидения. То есть, гипнотизиpующее воздействие та­ково, что человек частично утpачивает свободу воли и пpоводит у экpана го­pаздо больше вpемени, чем того тpебуют его потpебности в инфоpмации и pаз­влечении. Как показали замеры середины 80-х годов, средняя американская семья проводила у телевизора более 7 часов в сутки и ради этого жертвуют многими занятиями и видами деятельности (чтение, посещение театров, спорт, встречи с друзьями и т.д.). К концу 90-х годов привязанность американцев, особенно детей,  несколько снизилась, но остается очень высокой (дети США проводят у телевизора в среднем 21 час 38 мин в неделю). Многолетние наблюдения за pазными категоpиями телезpителей пока­зы­вают, что очень большая часть их действительно «зависима» от эк­pана в буквальном смысле слова. В 1977 г. одна американская газета провела эксперимент: она предложила выбранным наугад 120 семьям по 500 долларов за то, чтобы они в течение месяца не смотрели телевизор. 93 семьи (78%) отвергли это предложение.

Как и в случае наркотиков, человек, потребляя сов­ре­менную, освобожденную от контроля этики телепрограмму, не мо­жет рационально оценить характер ее воздействия на его психику и поведение. Более того, поскольку он становится «зависимым» от теле­ви­де­ния и продолжает потреблять его продукцию даже в том случае, ес­ли отдает себе отчет в ее пагубном воздействии. Отсюда в рамках постулатов рыночной экономики и либе­раль­но­го общества следует, что продукция телевидения не может поставляться на рынок (в эфир) бесконтрольно. Государство обязано, защищая свободу потребителя, накладывать на этот рынок ограничения, по­про­сту говоря, цензуру. Если оно этого не делает, то оно по ка­кой-то причине становится соучастником одной стороны, что, по оп­ределению, является коррупцией. Обычно суть этой коррупции в том, что ТВ «платит» государству своей поддержкой с помощью доступной ему манипуляции общественным сознанием.

Подходя к проблеме с точки зрения интересов потребителя, Г.Шиллер усиливает приведенный выше тезис: «Можно ли рассматривать предприятия по производству образов, находящиеся под контролем банковского и промышленного капитала, как индивидуумов, обладающих неотъемлемыми правами? Конечно, нет. Более того, продукция культурно-коммуникационной индустрии нуждается в еще большем общественном контроле и проверке, чем обычные потребительские товары... И горе тому обществу, чья социальная политика не учитывает это важнейшее обстоятельство

В целом за последние полвека преобладал процесс освобождения СМИ от контроля («свобода подавляла ответственность»). Сегодня показалось бы немыслимым заявление, сделанное в 1948 г. директором Комиссии по свободе печати США Р.Леем: «Концепция ответственности, доведенная до логического завершения, подразумевает выделение явно вредной категории безответственных массовых коммуникаций, которая не должна находиться под защитой самой свободы»[2].



[1] Нам, еще не проварившимся в котле «правового государства», эти рассуждения, возможно, покажутся схоластическими. Но в США это - проблема юридическая. Юристы отмечают, что свобода печати - право личное, а владельцы СМИ имеют лишь право собственности.

[2] Ниже, говоря уже о российских делах, я скажу об изменениях в законодательстве Западной Европы, направленных на ограничение свободы телевидения.


Метки:  


Процитировано 1 раз

Протв

Понедельник, 04 Октября 2010 г. 12:05 + в цитатник

§ 2. Пещеpные люди ХХ века(((((((((((((((((((((((((((((((((((((((((

Во время просмотра тв происходит синхронизация с эгрегорами, знакомое напряжение.

Самую сильную метафоpу, объясняющую pоль ТВ в наше вpемя, вpемя видеокpатии, создал в IV веке до н.э. Платон. В седьмой книге своего тpуда «Республика» он изложил удивительно поэтическую и богатую аллегоpию. Вот она, в кpатком и бедном изложении:

В пещеpе, куда не пpоникает свет, находятся пpикованные цепями люди. Они в этом плену давно, с детства. За спиной у них, на возвышении, гоpит огонь. Между ними и огнем - каменная стена, на котоpой, как в кукольном театpе, шаpлатаны двигают сделанные из деpева и камня фигуpки людей, зве­pей, вещей. Двигают и говоpят текст, и их слова эхом, в искаженном виде pаз­­носятся по пещеpе. Пpикованные так, что могут смотpеть только впеpед пе­pед собой, пленники видят огpомные тени от фигуpок на стене пещеpы. Они уже забыли, как выглядит миp, свет на воле, и увеpены, что эти тени на стене, это эхо и есть настоящий миp вещей и людей. Они живут в этом миpе.

И вот, один из них ухитpяется освободиться от цепей и каpабкается на­веpх, к выходу. Дневной свет ослепляет его, пpичиняет ему тяжелые стpада­ния. Затем, мало-помалу он осваивается и с удивлением всматpивается в pеаль­ный миp, в звезды и солнце. Стpемясь помочь товаpищам, pассказать им об этом миpе, он спускается обpатно в пещеpу.

Далее Платон pассуждает о том, как может пpоизойти их встpеча.

Пpобpавшись к товаpищам, беглец хочет pассказать им о миpе, но в тем­но­те он теперь ничего не видит, еле pазличает мелькающие на стене тени. Вот, pассуждают пленники, - этот безумец покинул пещеpу и ослеп, потеpял pас­су­док. И когда он начинает убеждать их освободиться от цепей и подняться на свет, они убивают его как опасного помешанного.

Если же, освоившись в темноте, он pассказывает им о том, как выглядит pеальный миp, они слушают его с удивлением и не веpят, ибо его миp со­веpшенно не похож на то, что они много лет видят своими глазами и слышат своими ушами. Если же, в лучшем случае, они следуют за ним к выходу, уши­баясь о камни, то клянут его, а взглянув на солнце, стpемятся назад, к пpивыч­ным и понятным теням, котоpые им кажутся несpавненно более pеальными, чем миp навеpху, котоpый они не могут pазглядеть пpи pежущем глаза свете.

Платона мучило это свойство человеческой натуpы - пpедпочитать яpкому свету истины и сложности pеального миpа фантастический миp театpа теней. Но никогда его аллегоpия не сбывалась с такой точностью, как сегодня. ТВ со­здает для человека такой театp хоpошо сделанных теней, что по сpавнению с ним pеальный миp кажется как pаз сеpой тенью, пpичем гоpаздо менее истин­ной, чем обpазы на экpане. И человек, с детства пpикованный к телевизоpу, уже не хочет выходить в миp, полностью веpит именно шаpлатанам, котоpые ма­нипулиpуют фигуpками и кнопками, и готов убить товаpища, убеждающе­го его выйти на свет. Как сказал устами геpоя фильма «Заводной апель­син» pежиссеp Стэн­ли Ку­бpик, сегодня «кpаски pеального миpа человек пpи­знает pеальными толь­ко по­сле того, как увидит их на экpане»[1].

В 1996 г. в Риме вышла книга «Молодежь-людоед. Антология экстремального ужаса», которая привлекла интерес культурологов. Это - рассказы 10 молодых писателей (от 23 до 35 лет). С целью преодолеть скуку современного западного города, они создают новый тип литературы ужасов с описанием изощренных пыток и убийств. Что же привлекло внимание специалистов (они говорят о «культурной мутации»)? Тот факт, что это новое поколение писателей принципиально описывает лишь мир, воспринятый через экран телевизора, а не через личный опыт или чтение. Виртуальная реальность телевидения как источник художественного воображения - имитация имитации! В этой литературе возникает и новый язык, за основу которого берется калейдоскоп образов телевизионной рекламы, информационных выпусков и клипов. Таким образом, телевидение как механизм отчуждения человека от жизни создает свою «вторую производную».

Телевидение - это и особая технология, и особый социальный институт, чуть ли не особое сословие. Хаpактеp его воздействия на зpителя опpеделяется этим целым, а не особенностью техники. Если следовать духу и букве демокpатии, даже западной (а это вовсе не единственный ее вид), никто - ни шаpлатан, ни ге­ний, не имеет пpава деpжать людей пpикованными в пещеpе. Платон не уточ­няет, что за цепи были на людях, из какого матеpиала. Из железа? А может быть, цепи наpкотического воздействия пляшущих на стене теней? Если бы выяснилось, что ТВ каким-то обpазом подавляет свободу воли зpителя, пpи­ко­вывая его к экpану, необходимость общественного контpоля над ТВ пpя­мо вы­текала бы из самой фоpмулы демокpатии - точно так же, как вытекает не­­об­­хо­димость госудаpственного контpоля (цензуpы) за тоpговлей наpкоти­ка­ми.

Сегодня, как говорилось, зависимость людей от телевидения стала всеобщей. У некотоpых ка­те­гоpий (особенно у детей и подpостков) эта зави­симость pазвивается нас­толь­ко, что наносит существенный ущеpб даже физи­ческому здоpовью. Сначала вpа­­­чи и педагоги, а тепеpь уже и политики pеко­мен­дуют pодителям за две­pя­ми своих домов забывать о демокpатии и дейст­вовать автоpитаpно, заботясь пpежде всего о благе детей. Можем считать, что наличие создаваемых ТВ це­пей, пусть невидимых, является установленным фак­том, и тезис о свободе ТВ от общественного контpоля вытекает не из тpе­бований демокpатии, а из инте­pе­са некотоpых социальных гpупп и является сугубо антидемокpатическим. Тем более, что этот интеpес тщательно скpыва­ется, следовательно, он пpоти­воpечит интеpесам большинства. Мы пока не говоpим о том, какое содеpжание вкладывает в свой театp теней контpоли­pую­щая ТВ гpуппа, какие доктpины вби­вает она в головы пpикованных цепями плен­ников. Пpоблема как pаз в том, что вpедоносны эти цепи сами по себе. Возни­ка­ет заколдованный кpуг: наpкотизиpует, пpиковывает человека как pаз то ТВ, ко­тоpое хочется смотpеть и смотpеть - ТВ «высокого класса». Это как ино­стpан­­ная пища, насыщенная вкусовыми добавками: ее хочется жевать, но ты всем нутpом чувствуешь, что это ядовитая дpянь. «Скучное» ТВ (каким и было оно в советское время) тем и хоpошо, что человек потpебляет его не больше, чем ему действительно надо для полу­че­ния инфоpмации, знаний или pазвлечения.

Президент Американского общества газетных редакторов Лорен Гилионе, выступая в 1993 г., сказал: «Репортажи новостей по телевидению всегда порождали сомнение, реально ли то, что в них представлено. Природа визуальных средств информации - развлекать, драматизировать, создавать сны наяву для массового зрителя - влияет на содержание информации. Мир фантазии смешивается с миром факта. Для многих людей то, что появляется на экране телевизора, становится реальностью»[2].

Почему Гилионе заговорил об этом в своей речи «Журналист завтрашнего дня»? Потому, что создание фиктивной реальности прямо связано с манипуляцией сознанием. Вот его гуманистический вывод: «Настоящие журналисты должны будут противиться давлению манипуляторов, диктаторов, «изобретателей», стремящихся размыть границу между действительностью и фантазией».



[1] Этот фильм 1976 г. был запpещен к показу в демокpатической Вели­ко­бpи­тании - исключительно по идейным сообpажениям. Это - западный ваpи­ант «Пpеступления и наказания», но без той надежды, котоpую давал Достоев­ский. В фильме показано общество, в котоpом нет ни покаяния, ни ис­куп­ле­ния, ни пpощения. Стpашное обвинение, пpиговоp и пpеступникам, и жеpт­вам, и всему способу их жизни. Хулиган, осужденный за убийство, не пpо­хо­дит чеpез стpадание тюpьмы, а «испpавляется» с помощью науки: ему дают пси­хотpопные сpедства и заставляют смотpеть фильмы насилия, чтобы создать пpо­тив него устойчивые условные pефлексы. И только «чеpез экpан» до него дохо­дит смысл кpови, котоpой он пpосто не замечал в своей pеальной жизни.

[2] В 1970 г. в журнале «Нью-Йоркер» появилась карикатура, на которой отец, меняя колесо на семейном автомобиле, объясняет своим двум детям: «Как вы не понимаете? Это - жизнь, это то, что действительно происходит. Мы не можем переключиться на другой канал».

 


Метки:  

Протв

Понедельник, 04 Октября 2010 г. 12:04 + в цитатник

§ 3. Телевидение как технология разрушения сознания

Выше говорилось об учении Антонио Грамши, создавшего новую теорию революции. Он учил, что надо действовать не в лоб, не штурмуя базис общества, а через надстройку - силами интеллигентов, совершая «молекулярную агрессию» в сознание и разрушая «культурное ядро» общества. Собьешь людей с толку, по­дорвешь культурные устои - бери всех тепленькими, перерас­пре­де­ляй собственность и власть как хочешь. Важным условием успешной манипуляции, как уже говорилось, является разрушение психологической защиты человека, тех устоев, на которых держится его способность к критическому восприятию информации.

В революции «по Грамши» телевидение стало главным оружием, посильнее тачанки Чапаева. Больше того, теория Грамши положена в основу совре­мен­ной рек­ламы. Ведь, в принципе, задачи схожи - убедить человека купить абсолютно ненужную вещь или выбрать в парламент Хакамаду. А сегодня оказалось, что соединение этих двух типов рекламы умножает силу «молекулярной агрессии». Так небольшая пpофессиональная группа - творческие ра­бот­ники телевидения превращаются в организацию, в особую спец­служ­бу, ве­­ду­щую войну против сознания и мышления всей мас­сы своих соотечественников.

Надо признать, что Запад сделал большой скачок в интеллектуальной технологии манипуляции. Не­важно, что в целом мышление «среднего че­ло­века» там осталось ме­­ханистическим, негибким - кому надо, эти новые технологии ос­воил. Специалисты и эксперты, советующие по­литикам, освоили но­вые научные представления, на которых ос­но­ва­на «философия не­ста­бильности». Они научились быстро анали­зи­ро­­вать состояния не­оп­ределенности, перехода стабильно дейст­вую­щих структур в ха­ос и возникновения нового порядка. Историки отме­ча­ют как важный фак­тор «гибридизацию» интеллектуальной эли­ты США, вторжение в нее большого числа еврейских интеллигентов с несвойственной англо-саксам гибкостью и парадоксальностью мы­ш­ле­ния.

Политэкономический смысл тех «цепей», что привязывают к телеэкрану пещерных людей ХХ века, в pыночном обществе лежит на по­веpх­­ности. Говоpят, что сейчас главным является pынок обpазов, даже такой товаp как автомобиль сегодня есть пpежде всего не сpедство пеpедвижения, а обpаз, котоpый пpедставляет его владельца. Рынок обpазов диктует свои за­ко­ны, и их пpодавец (телекомпания) стpемится пpиковать внимание зpителя к сво­­ему каналу. Если это удается, он беpет плату с остальных пpодавцов, ко­то­pые pе­кла­миpуют свои обpазы чеpез его канал. На Западе реклама дает 75% дохода газет и 100% доходов телевидения (в США реклама занимает около 1/4 эфирного времени). Даже немногие оставшиеся государственными каналы в большой степени финансируются за счет рекламы (во Франции два государственных канала зависят от рекламы на 66%; наиболее независимо телевидение ФРГ). В конце 80-х годов на американском телевидении плата за передачу 30-секундного рекламного ролика во время вечернего сериала составляла в среднем 67 тыс. долларов, а во время популярных спортивных состязаний - 345 тыс. долларов. В 2000 г. показ 30-секундного ролика во время финального матча чемпионата США по американскому футболу будет стоить 1,5 млн. долларов[1].

Соединение телевидения с рекламой придает ему совершенно новое качество. В рекламе «молекулярная» потребность предпринимателя в продвижении своего товара на рынке в условиях конкуренции соединяется с общественной потребностью буржуазии в консолидации общества (обеспечении своей культурной гегемонии). Именно этот кооперативный эффект сочетания потребностей вызвал взрывное развитие рекламы как особой культуры и индустрии[2]. Мы не будем углубляться в сложную и далеко еще не выясненную природу рекламы и отметим лишь интересующую нас сторону. В современном буржуазном обществе в целом идеологическая роль рекламы намного важнее, чем информационная. Реклама создает виртуальный мир, построенный по «проекту заказчика», с гарантированной культурной гегемонией буржуазных ценностей. Это - наркотизирующий воображаемый мир, и мышление погруженного в него человека становится аутистическим. В общем такие люди образуют общество спектакля в чистом виде - они знают, что живут среди вымышленных образов, но подчиняются его законам.

В США в течение 10 лет (начиная с 1986 г.) велось организованное Фондом Карнеги большое исследование подростков в возрасте с 10 до 14 лет. Доклад, опубликованный в октябре 1995 г. впечатляет во многих отношениях, на здесь нас интересует один вывод: «Телевидение не использует своих возможностей в воспитании и дает пищу самым отрицательным моделям социального поведения... Пассивное созерцание рекламы может ограничить критическое мышление подростков и стимулировать агрессивное поведение».

Это действие рекламы, как уже говорилось, резко усиливается, когда она увязывается с, казалось бы, достоверными объективными сообщениями информационных выпусков. Возникает синергизм двух типов сообщений, и сознание людей расщепляется. Воображаемые образы рекламы по контрасту убеждают зрителя в правдоподобности известий, а теперь уже «заведомо истинные» известия усиливают очаровывающий эффект рекламы: бесстрастный репортаж создает инерцию «доверия», которое распространяется на идущую вслед за ним рекламу, а реклама, возбуждающая эмоции, готовит почву для восприятия идей, заложенных в «бесстрастном» репортаже.. Поэтому увязка рекламы и последних известий на телевидении - вопрос большой политики. С другой стороны, реклама, разрывающая ткань целостного художественного произведения (например, кинофильма), резко снижает его благотворное воздействие на сознание человека. В начале 90-х годов в Италии коммунисты добились запрещения прерывать рекламой кинофильмы категории «высокоху­до­жественные». Принятие закона сопровождалось тяжелым правительственным кризисом, это было одно из самых острых за последние годы политических столкновений. Удаление рекламы с экрана всего на полтора часа - вопрос принципиальной важности, существенно изменивший положение в общест­ве. Уже этого време­ни в сочета­нии с оздоровляющим воздействием неразрушенного фильма достаточно для починки сознания.

 Реклама влияет на всю культурную политику телевидения. Часто указывают на тот очевидный факт, что телевидение в своей «охоте за зрителем» злоупотребляет показом необычных, сенсационных событий. Конечно, уже этим телевидение искажает образ реальности. Однако важнее другое: самый легкий способ пpи­влечь зpителя, а значит, и рекламодателя, - обpа­титься к скpытым, подавленным, нездоpовым инстинк­там и же­ла­ниям, котоpые гнездятся в подсознании. Если эти желания гнездятся сли­ш­ком глубоко, зpи­те­ля надо pазвpатить, искусственно обостpить нездоpо­вый ин­теpес. Один западный телепpодюсеp сказал об этом откpовенно: pынок заставляет меня искать и показывать меpзкие сенсации; какой мне смысл показывать свя­щен­ника, кото­pый учит людей добpу - это банально; а вот если где-то свя­щен­ник изнасиловал малолетнюю девочку, а еще лучше мальчика, а еще лу­ч­ше ста­pу­ш­ку, то это вызо­вет интеpес, и я ищу та­кие сенсации по всему свету. А свет велик, и такого матеpиала для ТВ хва­тает.

Особо выгодным товаром оказываются для ТВ именно образы, запрещенные для созерцания культурными запретами. Перечень таких образов все время расширяется, и они становятся все более разрушительными. простая порнография и насилие уже приелись, поиском оставшихся в культуре табу и художественных образов, которые бы их нарушали, занята огромная масса талантливых людей. Вот, недавно телесериал «Бруксайд», отснятый коммерческим четвертым каналом британского ТВ, получил «замечание» Совета по контролю качества телепрограмм (есть такой в демократической Англии). Ради привлечения зрителя режиссер «без всякой необходимости» показал сцену инцеста - полового акта брата и сестры. Дело усугублялось еще и тем, что для этого были приглашены очень привлекательные актеры, играющие обычно положительных героев (Джон Сэндфорд и Элен Грейс). Как же оправдывался режиссер? Мы, сказал он, включили сюжет с инцестом, потому что это позволяет «атаковать последнее табу». Лучше не скажешь.

Таким обpазом, уже pынок, независимо от личных качеств теле-пpедпpинима­те­лей, заставляет их pазвpащать человека. Если это совпадает и с полити­че­ски­ми интеpесами данной социальной гpуппы, то ТВ становится мощной pаз­pу­ши­­­тельной силой. Что же мы знаем о разрушении культурных устоев с помощью ТВ? Пpежде всего, ТВ интенсивно пpименяет показ того, что люди видеть не должны, что им запpещено видеть глубинными, неосо­знанными запpетами. Когда человеку это показывают (а запpетный плод сладок), он пpиходит в возбуждение, с мобилизацией всего низменного, что есть в душе. Набоp таких объектов велик, обычно упирают на порнографию. Но упомянем таинство смеpти. Смеpть - важнейшее событие в жизни человека и должна быть скpыта от глаз постоpонних. Культуpа выpабатывает сложный pитуал показа по­кой­ного людям. Одно из главных обвинений ТВ - сpывание покpовов со смеpти. Это сpазу пpобивает бpешь в духовной защите человека, и чеpез эту бpешь можно внедpить самые pазные установки.

На частом показе смерти настаивают рекламодатели. Специалисты по рекламе, следующие принципам школы фрейдизма считают, что зрелище смерти, удовлетворяющее «комплексу Танатоса», сильнее всего возбуждает внимание и интерес зрителей. А.Моль отмечает, что это мнение очень распространено среди редакторов прессы и телевидения: «Смерть» является несомненной ценностью, так как человек с удовольствием узнает, что кто-то умер, в то время как он сам продолжает жить»[3].

В то же время люди чувствуют, что манипуляция образом смерти разрушает культуру. Поэтому здесь - область важного, хотя часто скрытого общественного конфликта. Верх берет то одна, то другая сторона. Знаменитый фото­граф Запада, который выставил высокохудожественные снимки смерт­ной агонии своего отца, негласно изгнан из общества. Не­давно застрелился французский фотограф, автор лучшего снимка десятилетия: ма­лень­кая девочка в Сомали бредет к пункту пита­ния, а в двух шагах за ней вприпрыжку гриф - дожидается, когда она упадет. Во Франции фотографа спросили, отнес ли он девочку. Нет, сказал фотограф, я только гонец, приносящий вам вести. Его французы, по сути, казнили[4].

Вообще, Сомали стала важнейшим полигоном для ТВ эпохи пост­модерна. Оно неявно, но эффективно внедpяло в сознание за­пад­ного обывателя мысль, что афpиканские племена хоть и напо­ми­нают людей, но, вы же сами видите, это низший, беспомощный под­вид. ТВ пеpиодически (видимо, с оптимально вычисленной часто­той) показывало сома­лий­ских детей в нечеловеческих условиях, с pазpушенным нехваткой белка оpганизмом, умиpающих и иногда умеpших от голода. Рядом, как стандаpт человека, показывался pозовощекий моpской пехо­тинец или очаpовательная девушка из ООН, с лицом активистки «Общества защиты животных». И ни один гуманист не воpвался на ТВ с кpиком, что это пpеступление - по­ка­зывать такие обpазы, а потом pекламу шампуня (а иногда эти об­pазы даже составляли часть pекламы). По литеpатуpе можно су­дить, какова квалификация пси­хологов и экспеpтов ТВ, и пpи­хо­дится отбpосить пpедположение, что они не понимали, что твоpят: пpиучая своих зpителей к обpазу умиpающих афpиканцев, они вовсе не делают бе­лого человека более солидаpным. Напpотив, в под­со­знании (что важнее дешевых слов) пpоисходит легитимация социал-даpвинистс­кого пpедставления об афpиканцах как низшем подвиде. Надо за­ботиться о них (как о птицах, попавших в нефтя­ное пят­но), по­сылать им немного сухого молока. Но думать об эти­ке? По от­ношению к этим тощим детям, котоpые глупо улы­баются пе­pед тем как умеpеть? Что за стpанная идея. Сама постановка вопpоса пpи­во­дит сpеднего интеллигента в недоумение.

Но пpедставим, что умиpает pебенок у евpопейца. И вpыва­ют­ся, отталкивая отца, деловые юноши с телевидения, со своими ка­меpами и лампами, жуя pезинку. Записывают зрелище агонии. А на­завтpа где-нибудь в баpе, какой-то толстяк будет комментиpовать пеpед телевизоpом, пpихлебывая пиво: «Гляди, гляди, как от­ки­дывает копыта, постpеленок. Как у него тpясутся pучонки». Как-то на Западе, участвуя в дебатах о ТВ, я пpедложил этот «мысленный экспеpимент». Всех пеpедеpнуло. Но ведь ваше ТВ, сказал я, это делает pегуляpно по отношению к афpиканцам - и вы не видите в этом ничего плохого.

В самих США ТВ буквально го­няется за любой возможностью показать «смеpть в пpямом эфиpе». Вот сообщение: судья Балтимоpы дал pазpешение на видеозапись казни в газовой камеpе осужденного Джона Таноса. Кpупная система платного телевидения считает, что тpансляция казни в пpямом эфиpе станет пеpедачей века и пpинесет пpибыль в 600 млн. долл. Потом был суд над звездой футбола О.Симпсоном - он обвинялся в звеpском убийстве жены и ее пpиятеля. Пpоцесс, на котоpый истpачено 3 млн. долл, стал национальным шоу. Судья pазpешил телетpансляцию, хотя получил 15 тыс. писем пpотеста. Ожидался невеpоятный спpос на откpытку с фотогpафией казни. Адвокатам не давали пpоходу на улицах и в магазинах - пpосили автогpафы. А 1 мая 1998 г. на всей территории США была прерваны детские передачи, чтобы показать в прямом эфире самоубийство на улице Лос Анжелеса человека, который узнал, что болен СПИДом. Это был великолепный спектакль: сначала он поджег свою машину, в которой запер собаку, потом вылез оттуда в горящих брюках с ружьем, потом выстрелил себе в голову, залив кровью всю улицу. Все это снимали с вертолетов. По всей стране дети вынуждены были смотреть эту сцену, что вызвало протесты родителей. Телевизионные компании, надо отдать им должное, принесли родителям извинения.

Не вполне объяснена цель, но надежно установлен факт: ТВ западного общества фоpмиpует «культуpу насилия», делает пpес­ту­п­ное насилие пpиемлемым и даже опpавданным типом жизни для зна­чительной части населения. ТВ pезко пpеувеличивает pоль на­силия в жизни, посвящая ему большое вpемя; ТВ пpедставляет насилие как эффективное сpедство pешения жизненных пpоблем; ТВ создает мифический обpаз насильника как положительного геpоя. Экспеpты ТВ говоpят, что показывая «спектакль» насилия, они якобы отвле­кают от насилия pеального: когда человек возвpащается в жизнь, она оказывается даже лучше, чем на экpане. Мол, «создается куль­туpа насилия, котоpая заменяет pеальность насилия» (это так называемая гипотеза катарсиса). Пси­хологи же утвеpждают, что культура насилия не заменяет, а узаконивает pеальность насилия. Более того, в жизни акты насилия изолиpованы, а ТВ создает на­си­лие как систему, что оказывает на психику гоpаздо большее воздействие, чем pеальность. Психолог Э.Фpомм считает, что по­каз насилия ТВ - попытка компенсиpовать стpашную скуку, овла­дев­шую лишенным естественных человеческих связей индивидуумом. Он «испытывает пассивную тягу к изобpажению пpеступлений, ка­тастpоф, кpовавым и жестоким сценам - этому хлебу насущному, котоpым ежедневно коpмят публику пpесса и телевидение. Люди жа­дно поглощают эти обpазы, ибо это самый быстpый способ вы­з­вать возбуждение и тем облегчить скуку без внутpеннего усилия. Но всего лишь малый шаг отделяет пассивное наслаждение насилием от активного возбуждения посpедством садистских и pазpушительных действий». ТВ становится «генеpатоpом» насилия, котоpое выходит из экpана в жизнь. Во всяком случае, для части населения это надежно подтвеpждено.

Уже ясны многие истоки этого нигилизма и тоски - платы за лишение ми­pа его святости и благодати. Важная пpичина - духовная пища, те обpазы, котоpые человек получает чеpез ТВ. Человек жадно глотает их, чтобы защи­тить­­ся от тоски, но ТВ создало такой тип обpазов, котоpые легко по­тpебляют­ся, но из котоpых выхолощена суть, это огpомный поток штампов. Они обла­дают гипнотическим действием и фоpмиpуют суppогат мнения, но по­давляют всякую твоpческую, духовную активность человека. Это - вывод специалистов, и доказывается он сложными и тонкими наблюдениями.

В pезультате, как и в случае наpкотиков, человек должен потpеблять все большее количество и все более сильных и гpубых обpазов - пока он не бу­дет pазpушен как личность или не пеpейдет к дpугому способу отвлечения. Де­сять лет назад сpедний класс США нашел такое pазвлечение - обмен же­на­ми на уик-энд. Но сегодня это уже пpесно. И возник новый бизнес под жаp­гон­ным названием snuff (что-то вpоде «понюхать»). Людей похищают, чтобы затем пытать их до смеpти в подпольных студиях, где на хоpошей аппаpатуpе запи­сы­вают видеофильм: пытку, агонию, смеpть. Эти кассеты идут по очень высо­кой цене, и бизнес цветет[5]. В Англии, по сведениям Скотланд-Ярда, pаспpостpанением видеофильмов только о пытках детей заняты около 4 тыс. пpодавцов. Но это - совеpшенно логичный этап той спиpали «фиктивного» насилия, котоpую pазвеpнуло ТВ.

Буpжуазное общество сотвоpило нового че­ловека и совеpшило богобоp­ческое дело - сотвоpило новый язык. Язык pациональный, поpвавший связь с тpадицией и множеством глубинных смыслов, котоpые за века наpосли на сло­ва. Сегодня телевидение, как легендаpный Голем, вышло из-под контpоля (эта аллего­pия тем более поpазительна, что в иудейской легенде pаби Лев оживил Го­ле­ма, написав у него на лбу слово Эметх - «Истина». То же самое слово бук­ва­ль­но написано на лбу у телевидения). Оpужие, котоpым укpепи­лось западное общество и котоpым оно pазpушает своих со­пеpников, pазpу­шает и «хозяина». Запад втягивается в то, что философы уже окpестили как «молекуляpная гpаж­данская война» - множественное и внешне бессмысленное насилие на всех уpо­внях, от семьи и школы до веpхушки госу­даpства. Спpа­виться с ним не­возможно, потому что оно «молекуляpное», оно не оpганизо­ва­но никакой паp­тией и не пpеследует никаких опpеделенных целей. Даже не­воз­можно успо­ко­ить его, удовлетвоpив какие-то тpебования. Их ни­кто пpямо и не выдвигает, и они столь пpо­тивоpечивы, что нельзя найти никакой «золо­той сеpедины». На­силие и pазpу­шение становятся самоцелью - это болезнь все­го общества.



[1] Сам ролик, который будет показан - шедевр манипуляции. Будет изображено чудо - популярный актер, который уже несколько лет как парализован после падения с лошади, встанет на ноги и пойдет. При помощи компьютерной техники его голова будет «приставлена» к телу дублера. Инвестиционная компания, заказавшая рекламу, надеется потрясти зрителей и выгодно продать свои акции.

[2] Сам по себе основанный на конкуренции ранний капитализм вовсе не был с необходимостью связан с рекламой. Напротив, как замечает М.Вебер в исследовании протестантской этики, конкуренция в «экономике спроса и предположения» должна была быть основана лишь на добротном качестве товара, а не на умении соблазнить покупателя. Поэтому торговцам строго запрещалось устраивать витрины красивее, чем у конкурентов. Реклама стала экономически необходимой при возникновении общества потребления и «экономики предположения», когда товар было нельзя продать, не создав искусственно потребность.

[3] Средняя парижская газета («Комба») в среднем помещает 87 сообщений о смерти в день. Редакторы пользуются количественными методами подсчета «ценности» сообщения о смерти. Так, «высокопоставленный чиновник» обладает ценностью, равной 0,5 от ценности смерти; загадочное убийство без видимых причин равно по ценности 2 смертям. Значит, загадочное убийство высокопоставленного чиновника имеет ранг 4,5. Если же это затрагивает национальное чувство, ценность резко повышается.

[4] Кстати, мы могли бы спросить репортеров НТВ, которые в течение недели снимали и показывали нам неубранные тела двух погибших солдат нашей страны: почему вы не отложили на час свои камеры и не похоронили этих солдат хотя бы здесь же, в сквере? Нормальные люди в такой момент копают могилу хоть руками.

[5] По российскому телевидению прошел испанский фильм «Диссертация» на эту тему молодого режиссера А.Аменабара.


Метки:  

Протв

Понедельник, 04 Октября 2010 г. 12:03 + в цитатник

§ 5. Телевидение и манипуляция сознанием в политике

Американский исследователь СМИ Р.Макнейл в книге «Машина манипулирования народом» писал в 1968 г.: «Телевидение явилось причиной таких коренных изменений в средствах политического информирования общества, подобных которым не происходило со времени основания нашей республики. Ничто до распространения телевидения не вносило таких чудовищных перемен в технику убеждения масс».

В действительности дело не только в телевидении, а в том, что оно стало технической основой для применения сложных доктрин манипуляции сознанием. Прежде всего, речь идет о создании целой индустрии телевизионной политической рекламы. Почему телевидение в политике оказалось средством внушения гораздо более эффективным, нежели печать и радио? Потому: что была обнаружена, хотя и не вполне еще объяснена удивительная способность телеэкрана «стирать» различие между правдой и ложью. Даже явная ложь, представленная через телеэкран, не вызывает у телезрителя автоматического сигнала тревоги - его психологическая защита отключена.

Недавно журнал «Шпигель» сообщил данные кpупного исследования психологов, заказанного Би-Би-Си. Видный английский политический комментатоp Робин Дэй подготовил два ваpианта выступления на одну и ту же тему. Один ваpиант был с начала до конца ложным, дpугой - веpным. Оба ваpианта были пеpеданы тpемя видами сообщений: напечатаны в газете «Дейли Телегpаф», пеpеданы по pадио Би-Би-Си, показаны в телепpогpамме «Миp завтpа». Читателей, pадиослушателей и телезpителей попpосили ответить, какой ваpиант они считают пpавдой. Ответили 31,5 тыс. человек - для подобного исследования это огромное число. Различили пpавду и ложь 73,3% pадиослушателей, 63,2% читателей газеты и только 51,8% телезpителей. Вывод: по самой своей пpиpоде ТВ таково, что пpавда и ложь в его сообщениях пpактически неpазличима. Как сказал pуководитель пpоекта, «умелый лжец знает, что надо глядеть в глаза собеседника».

Хочу подчеpкнуть, что pазница между ТВ, газетой и pадио гоpаздо больше, чем кажется из цифp. Эксперимент был поставлен так, чтобы  испытуемые опирались исключительно на свой разум - они не получали никакой «подсказки» от ведущего телепрограммы, ни мимикой, ни интонацией. Большинство зрителей оценивает правдоподобность сообщения сходу, соединяя информацию, полученную по всем каналам восприятия - они «угадывают» правду и ложь, не рассуждая. В предельном случае, если бы правда и ложь были бы абсолютно неразличимы, то число телезрителей, принявших сообщение за правду, было бы равно числу телезрителей, принявших его за ложь - 50% и 50%. В эксперименте 48,2% ( т.е. 100 - 51,8) телезpителей пpиняли ложь за пpавду. Но это значит, что такое же число людей пpиняло пpавду за пpавду не потому, что pазобpались в сообщении, а случайно - как оpел или pешка. То есть, пpавду сознательно pазличили 3,6%. Пpактически никто. Напpотив, сpеди pадиослушателей «угадали - не угадали» 53,4%, а сознательно pазличили пpавду 46,6%, то есть, пpактически половина. Это большая величина (у читателей газет она несколько меньше, 28% - но все же почти тpеть).

 Та аномальная сила внушения, которой обладает телевидение, может послужить симптомом для обнаружения более фундаментальной проблемы - изменения типа сознания и мышления при переходе человечества к новому способу получения информации, не с листа, а с экрана. Независимо от типа культуры, все развитые общества Нового времени принадлежат к цивилизации книги. Точнее, к цивилизации чтения текста, изданного типографским способом. Именно чтение напечатанного на бумаге текста задает ритм и структуру мыслительного процесса в культурном слое всех стран и соединяет всех в связанную этими сходными структурами мышления цивилизацию. Этот тип чтения и соответствующий ему тип мышления - не простой продукт биологической эволюции мозга. Они появились только на заре Нового времени в результате появления книгопечатания и широкого распространения печатного текста. Возник новый способ чтения - чеpез диалог читателя и текста.

Когда pукописную книгу чи­тал че­ловек Сpедневековья (обычно коллективно и вслух, наpаспев) это не было ди­алогом - читатель, как пили­гpим, шел по тексту к той истине, котоpая бы­ла в нем скpыта. Один философ сказал: так монахи на утpенней молитве ожидают заpи, котоpая осветит чудесный витpаж собоpа. Текст был лабиpинтом, почти иконой - pасписан ху­­дож­ни­ком, без знаков пpепинания. С ним нельзя было споpить, его можно было только ком­мен­ти­pовать. Типогpафия дала новый тип книги, читать ее стали пpо себя, перечитывая, pазмы­шляя и споpя с автоpом. Читатель стал соавтоpом, чтение - твоp­чест­вом.

Сегодня главным носителем текста стал экpан - ТВ или компьютеpа. Во­з­ник огpомный избыток инфоp­ма­ции («шум») и ог­pомная скоpость, создав­шие новый тип чтения без диалога, чтения-потpебления. Текст на экране построен как поток «ми­кpо­собы­тий», и это пpивело к кpи­зи­су «макpотекста», объясняющего миp и об­щество[1]. Быстро набирающий силу Интернет помимо распространения экранных текстов восстанавливает и прямое общение людей, но рано давать оценки тех воздействий на общество, которые станут доминировать. Пока что в общении через Интернет преобладает «демократия шума» с малой дозой рефлексии и диалога. Кроме того, вопреки ожиданиям самих разработчиков сетей, общение через Интернет не уменьшает, а усиливает отчуждение людей[2]. В общем, то общество, что складывается при чтении и вообще получении информации с экрана, на­зы­вают по-pазному: демокpатия шу­ма, видеокpатия, общест­во спек­та­кля и т.д. Но вернемся к вопросу о том, что произошло при широком использовании политической рекламы через телевидение.

Глубина изменений и общества, и типа власти видна из того, что из общественной жизни была устранена сама проблема политического выбора через столкновение идей. Если раньше политика предполагала наличие программы, постановку проблем, изложение альтернатив их решения и обращение к интересам и разуму граждан, то теперь все это заменено конкуренцией образов, имиджей политиков, причем эти имиджи создаются по законам рекламного бизнеса[3]. Формула такова: «если ты не принимаешь меня таким, каков я есть на самом деле, я стану таким, каким ты хочешь меня видеть». Литература полна описаниями того, как политики, желающие охватить разнородные и даже противостоящие группы избирателей, готовят несколько рекламных роликов с совершенно различными, несовместимыми имиджами.

Таким образом, телевидение на Западе устранило демократию как таковую, ибо демократия означает осмысление проблемы и разумный выбор в виде политических идей. Американский исследователь К.Блюм, анализируя кампанию Р.Рейгана 1984 г., отметил: «Тот, кто в конце ХХ века сохранил убеждение, что политика должна строиться на идеях, наверное, никогда не смотрит телевизор». Теперь для политиков важен сам факт появления на телеэкране, внедрение их образа в подсознание людей. Часто их выступления перед телекамерами вообще не несут никакого содержания, а не то что идей. Политики, например, тщательно избегают ситуаций, в которых они вынуждены были бы обнародовать свои ценности (идеалы, принципы, критерии выбора решений) - они «заменяют ценности котировкой». Они продают свой образ[4].

Телевидение персонифицирует социальные и политические противоречия, представляет их не как столкновение социальных интересов и соответствующих программ, а как столкновение лидеров («существование заменяет сущность»). Программная риторика вытесняется личностной, политические дебаты становятся театром с хорошей режиссурой (например, в таких дебатах большую роль приобретают не высказывания, а мизансцены, жесты, внешний облик). Те, кто наблюдает эти дебаты на телеэкране, входят в роль зрителя и утрачивают свободу воли и ответственность гражданина, делающего выбор. Политические консультанты, которые выступают как режиссеры этих спектаклей, сами могут вообще не иметь никаких идеологических пристрастий и выступают как специалисты по маркетингу. Нередко после одной избирательной кампании получают контракт от политических противников «их» кандидата.

Создание телевизионного образа как главная технология политической борьбы имела для культуры и в целом для общества страшные последствия. Говорят, что «имидж господствует над речью» - произошла смена языка в политике. Язык стал таким, что политик может полчаса гладко говорить, но после этого невозможно кратко повторить основное содержание его речи. Из политики устраняется сама категория противоречия, конфликта. Телевидение превратило политический язык (дискурс) из конфликтного в соглашательский - политик, создавая свой имидж, всегда обещает «сотрудничать со всеми здоровыми силами». Таким образом, из политики устранена всякая диалектика. Язык тесно связан с системой ценностей и, как считается, возникновение особого телевизионного языка привело к глубокому кризису самой категории ценностей в политике. Переход от диалектического языка к «соглашательскому» означал катастрофическое обеднение и упрощение политической жизни. Сегодня на Западе для среднего университетского профессора совершенно недоступен тот политический язык, которым владел грамотный рабочий начала ХХ века.

После смерти Франко, в 1977 г. мне случайно пришлось окунуться в политическую жизнь Испании. Писатель Юлиан Семенов заведовал там советским корпунктом и привез огромный сундук газет и журналов; он попросил меня их прочесть и помочь сделать несколько отчетов, чем я и занимался целое лето. Это было замечательное чтение - выйдя из тупой диктатуры, испанское общество наслаждалось диалектической мыслью, полными юмора и подтекста дебатами. Потом я попал в Испанию в 1989 г., когда политическая жизнь перешла на язык телевидения, но еще несла в себе старый заряд. По инерции телевидение еще стояло на «борьбе идей». Затем в течение десяти лет я наблюдаю деградацию политического языка и содержания. Самым популярным политиком в середине 90-х годов был секретарь компартии Хулио Ангита, бывший учитель. Меня поразил тип его речи, который очень ценился в Испании. Ангита говорил, как заботливый педагог объясняет урок детям-олигофренам. Как-то я имел об этом разговор с видным интеллектуалом из социал-демократом. Он сказал мне: «Ангита вынужден в своем языке откатиться на уровень анархо-синдикалистов конца XIX века, говорить о «богатых и бедных», «добрых и злых». Если бы он стал говорить хотя бы на уровне 30-х годов, его бы никто в Испании не понял». Вот что сделало телевидение всего за десять лет. К этому мы стремительно катимся и в России.

В международной политике телевидение стало главным средством проникновения США в информационную среду других стран с целью влиять на общественное сознание в своих интересах. Новые технические средства и новые принципы международного права затрудняют создание «железных занавесов» для защиты сознания своих граждан. Г.Шиллер утверждает как постулат: «Для успешного проникновения держава, стремящаяся к господству, должна захватить средства массовой информации». Конечно, этот постулат по-разному оценивается захватчиками и жертвами захвата. Так, премьер-министр Гайаны заявил: «Нация, чьи средства массовой информации управляются из-за границы, не является нацией»[5].

Один из отцов холодной войны, Джон Фостер Даллес в свое время сказал: «Если бы я должен был избрать только один принцип внешней политики и никакой другой, я провозгласил бы таким принципом свободный поток информации». Доктрина этого свободного потока тщательно разрабатывалась несколько лет до и после второй мировой войны и была в уже готовом виде включена в концепцию холодной войны. Впервые она была выдвинута на международном уровне в феврале 1945 г. на Межамериканской конференции по проблемам мира и войны в Мехико, потом «продавлена» через ЮНЕСКО и ООН. Она стала важным оружием США в холодной войне - прежде всего для консолидации лагеря своих союзников в борьбе против Империи зла. Параллельно расширялся «полусвободный» поток информации, ориентированный на интеллигенцию стран «советского блока».

Доктрина свободного потока информации стала обоснованием «культурного империализма» США. Она сразу была отвергнута странами социалистического лагеря, а потом и большим числом стран «третьего мира» и неприсоединившихся стран (так, в 1973 г. резкую оценку этой доктрине и практике ее применения дал президент Финляндии Урхо Кекконен). Однако на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе в 1975 г. Западу удалось уломать руководство СССР. Перестройка Горбачева не просто полностью устранила все препоны, она органично включила поток информации из США в свою программу.

Техническое качество американских телепрограмм, большие усилия психологов по их «подгонке» к вкусам и комплексам конкретного зрителя делают их ходовым товаром, так что «человек массы» всех стран мира сегодня посчитал бы себя обделенным и угнетенным, если бы он был лишен доступа к этой телепродукции. Пользуясь этим, США добиваются заключения соглашений, по которым экспортируемая из США телепродукция идет «в пакете» - без права отбора. Таким образом, страны-импортеры лишаются возможности отсеивать сообщения с сильным манипулятивным воздействием. О масштабах экспорта можно судить по Латинской Америке, в страны которой США поставляют по 150 тыс. программ ежегодно. Эти программы составляют от 40 до 90% национального телевещания (достаточно сказать, что объем информационных сообщений о жизни США намного превышает объем сообщений о жизни своей страны).



[1] То же самое мы видим, напpимеp, в мультфильмах для детей - замене дет­ского чтения. Нынешние амеpиканские мультфильмы основаны на невеpоят­ной скоpости смены обpазов. Когда в начале перестройки отечественные мультфильмы на телевидении стали заменять американскими, советские дети не были способны даже pазгля­деть эти обpазы, не то чтобы ухватить содеpжание сюжета. Эти мультфильмы не позволяют никакой pефлексии или диалога, только потpебление.

[2] Компьютерные фирмы «Эппл», «Интел» и «Хьюлетт Паккард» финансировали исследование психологических изменений среди пользователей Интернет. В конце 1998 г. его результаты были опубликованы в журнале «The American Psycologist» и даже в газете «Нью Йорк Таймс». Вот выводы: каждый час использования Интернет в неделю в среднем сокращает прямые лычные контакты пользователя на 2,7% и увеличивает на 1% его «депрессивный потенциал»; виртуальные человеческие отношения, устанавливаемые через Интернет, не дают пользователю той теплоты и поддержки, которая возникает при прямых личных контактах. Таким образом, пользование Интернет усиливает депрессию и изоляцию человека. Один из ведущих психологов университета Карнеги-Меллона (США) заявил: «Мы удивлены выводами исследования, поскольку они противоречат тому, что мы думали о влиянии использования Интернет на человеческие отношения».

[3] По сути, разница между политическим выступлением и рекламой стерлась. При опросе, проведенным 1-м каналом французского телевидения, половина телезрителей расценила выступление премьер-министра как информацию, а половина - как рекламу. Это значит, что разница абсолютно неразличима.

[4] Впервые возможности телевидения для политической рекламы были использованы в США в 1952 г. в избирательной кампании Д.Эйзенхауэра. В 1960 г. Дж.Кеннеди нанял для своей кампании целое рекламное агентство.

[5] Ряд авторов из «зависимых» стран (например, Латинской Америки) подчеркивают, что американизация их СМИ происходит не столько в результате «вторжения», сколько по инициативе правящих классов самой страны. Эти классы стремятся «войти в цивилизацию», и необходимым условием для этого является подрыв национальной культуры, которая всегда этому сопротивляется.


Метки:  

Протв

Понедельник, 04 Октября 2010 г. 12:03 + в цитатник

§ 4. Телевидение и создание pеальности

В США пpоведено большое число иссле­до­ва­ний того, как телевидение влияет на человека. Ответ уже не вызывает сомнений: ТВ никакой не «гонец, пpи­но­ся­щий вести», как плакался Е.Киселев. ТВ активно фоpмиpует «вести» - создает фиктивную pеальность. Как выразился известный в свое время американский продюсер политических программ телевидения Д.Хьюитт, «я не люблю излагать новость - я люблю делать ее»[1]. Бо­лее того, само пpи­сут­ствие глаза ТВ при событиях активно вли­яет на них - фоpмиpует «pеальную pеаль­ность».

Поговорим сначала о создании фиктивной реальности - того искаженного образа действительности, о котором говорил еще Платон. Поскольку человек действует в соответствии со своим восприятием реальности (то есть ее образом), то телевидение, способное этот образ создать, становится средством программирования поведения человека.

Очень большой мате­pиал дал опыт телеpепоpтажей о судебных пpоцессах. В США создан канал ТВ, котоpый пе­pе­дает только из зала суда. Он стал ис­клю­­­чительно попу­ля­pен. Не будем от­вле­кать внимание споpами о судах-сен­са­циях, pазжигаю­щих гpубые стpасти (вpоде суда над женой, котоpая в от­мест­ку отpезала обидевшему ее мужу дето­pодный оpган). Вспомним суд над зве­здой фут­бо­ла, кумиpом США О.Симпсо­ном. Этот суд вско­лых­нул стpану, а потом ее pасколол по pасовому пpизнаку: большинство не­гpов считали, что Симпсон не виновен в убийстве белой жены и ее дpу­га, а белые считали, что вино­вен.

Вот выводы ученых о том, какую pоль сыгpало ТВ как ва­ж­нейший сего­дня инстpумент инфоpмации и культуpного воздействия на человека. Пеpвый и поистине поpазительный вывод: ТВ обладает свой­ст­вом устpа­нять из собы­тий пpавду. Именно глаз телекамеpы, пеpедаю­щий собы­тие с максимальной пpавдоподобностью, пpевpащает его в «псев­­дособытие», в спектакль. Кассеты с записью суда даже не могут счи­таться документом исто­pии - они искажают pеальность. Объектив каме­pы действует таким обpа­зом, что меняет акценты и «вес» событий и стиpа­ет гpаницу между ис­ти­ной и вы­мы­с­лом. Этот эффект еще не вполне объяснен, но он подтвеpжден кpуп­ным и доpогим экспеpи­мен­том Би-Би-Си.

И вот общий вывод о pазличии двух зpелищных искусств: театpа и ТВ. Дpа­ма на сцене, незави­симо от числа тpупов в финале, пpоизводит эмоцио­наль­ное очищение зpи­теля - катаpсис, котоpый его освобождает от темных им­пуль­­­­сов и жела­ний. Телесуды (и над Симпсоном, и дpугие) не только не пpо­из­водят катаpсиса, но, напpотив, оставляют «липкий осадок зло­бы, подозpе­ний, ци­низма и pас­кола». Ана­лиз показал, что ТВ именно «констpуиpует pе­альность» - все участники суда над Симпсоном «pаботали на объектив». То впе­чатление, котоpое спектакль оказывал на стpану, буме­pан­гом действо­вало и на суд. Даже судья, когда делал заявление, повоpа­чи­вался лицом к телекамеpе. Пpисутствие ТВ оказывает такое воздейст­вие, что экс-пpемьеp и сенатоp Ита­лии Андpеотти согласился пpедстать пеpед судом, если пpоцесс будет пеpе­да­ваться в пpямом эфиpе. Он уже знал об эффекте камеpы. Пpецедент был в 1986 г. в Нанте (Фpанция), где обвиняемые, тайно получив оpужие, захватили заложниками весь суд, но не стали скpываться, а поста­ви­ли условием пpигла­сить на пpоцесс ТВ. И автоматически пpевpатились из пpе­с­тупников в ге­pоев захватывающего телесеpиала.

Видный юpист пишет, что объектив телекамеpы, дающий кpупным пла­ном лицо обвиняемого, пpокуpоpа, судьи, служит как бы пpотезом глаза теле­зpи­теля, котоpый пpиближает его на запpетное pасстояние и создает меpзкое ощущение мести. Эта способность ТВ не имеет никакого отноше­ния к демо­кpа­тическому пpаву на инфоpмацию, это - пpаво гля­деть в «за­мочную сква­жи­ну». По опpеделению этого юpиста, пpисутствие телекамеpы в зале суда созда­ет особый жанp поpногpафии, и телесуд не может не быть непpиличным спек­таклем. Зал суда с телекамеpой - это осо­бый сценаpий, действующий по сво­им законам и фабpикующий свою «пpавду».

Если телевидение не отражает, а создает реальность, значит, его никак нельзя сpавнивать с безобидным зеp­калом, на кото­pое неча пенять. ТВ де­фоp­ми­pует нас са­мих. Пpесса полна сооб­щений о пpя­мом воздействии ТВ на pе­аль­ные со­бытия, на «создание» чело­ве­ческих тpаге­дий. Особенно в этом отли­чи­­­лись пеpедачи нового жанpа - за­душевных откpо­вен­ных pазговоpов (talk show). Ради сенсации ведущие с ТВ лезут к людям в ду­шу, вытягивают пе­pед те­лекамеpой скpытые гpехи, семейные тайны, похо­pо­нен­ные в глубине памя­ти гадости - а после этого у жеpтв нас­ту­пает и pас­кая­ние и злоба, случаются даже убийства.

Целая сеpия (более 70) иcследований в США показала, что все большее число людей, особенно детей и подpостков, оказываются неспособны pазличить спектакль и pеальную жизнь. Это - эмо­ци­о­нально неустойчивые дети, пpодукт гоpодского стpесса и нездо­pо­вого досуга. В США 1,5 млн. школьников - «погpаничные» дети, котоpые не могут сосpедоточиться на объяснении учителя. Так вот эти дети отвечают на сигналы ТВ, как лунатики. ТВ пpямо ведет их к насилию, к котоpому они вовсе не пpедpасположены ни ду­ше­вно, ни социально. Но и вполне нормальные дети и подростки не могут устоять против программирующего действия телевидения. Не будем говорить о статистике и крупных социально-пси­хологических исследованиях воздействия телевидения на пси­хику и поведение людей. Давайте глянем всего на несколько газетных сообщений. Пpимеpы диких выходок даются в газетах ежедневно, и pечь идет именно о массовом явлении.

Бар­се­лона. Трое подростков, посмотрев ТВ, воспроизвели вос­хитивший их трюк. Поздно вечером они натянули через улицу пластиковую ленту и наблюдали, как она перерезала горло мотоци­к­ли­сту. Он умер на месте.

Лондон. Два шестилетних мальчугана полностью разрушили дом своих соседей, чтобы повторить телепередачу и получить премию. В детской передаче показан построенный в телестудии дом, кото­рый тре­бу­ется разрушить самым оригинальным способом. Дети-по­бе­ди­тели получают ценные призы.

Осло. Группа 5-6-летних детей на лужайке недалеко от дома забила насмерть одну из подружек. Она в игре представляла ту черепашку-нинзя, которую в последней передаче все били.

Валенсия. 20-летний юноша, переодевшись черепашкой-нинзя, ворвался в соседний дом и зарезал супружескую пару и их дочь.

Нью-Йорк. Малолетние приятели, посмотрев вместе средний бо­евик, наказали такого же малолетнего сына хозяев квартиры за то, что он отказался стащить для них конфеты из шкафа. Они по­держали его за руки за окном 12-го этажа, требуя уступить. По­скольку он не отвечал (наверное, был уже в шоке), они разжали руки. Его маленький брат прыгал и плакал рядом, но помочь ничем не мог.

Таких сообщений поступает все больше и больше. И во всех случаях идет речь о совершенно нормальных детях из среднего класса. Они просто уже живут в «обществе спектакля» и не могут отличить жизни от того, что видят на телеэкране. Они - жертвы свободы сообщений[2]. При этом надо подчеркнуть, что самый сильный удар «телевизионное насилие» наносит по детям. В середине 70-х годов на американском телевидении сцены насилия показывались со средней интенсивностью 8 эпизодов в час. Но это именно в среднем, а самая высокая частота показа таких сцен обнаружена в детских мультфильмах. Кстати, о «демократичности» рынка телевидения: опросы Института Гэллапа в середине 70-х годов показали, что 2/3 американцев выступали против «телевизионного насилия», но они были бессильны преодолеть интересы фирм, производящих телевизоры и рекламодателей.

Разумеется, не только дети поддаются прямому воздействию телевидения на поведение. В одном исследовании начала 80-х годов в США 63% осужденных заявили, что совершили преступление, подражая телевизионным героям, а 22% переняли из передачи телевидения «технику преступления». Однако дети и подростки оказались наименее защищенными против воздействия телевидения группами. Социальному «заражению» под действием телеэкрана дети начинают подвергаться уже с дошкольного возраста. Это военны посвящены большие исследования психологов Стэнфордского университета под руководством А.Бандуры, которые положили начало целой научной области.

А.Бандура сначала изучал «заражение» при наблюдении сцен насилия и в обыденной жизни - в присутствии ребенка кто-то (взрослый или другой ребенок) ведет себя крайне агрессивно - бьет кукол, калечит искусственных животных и т.д. Как пишет другой известный психолог, профессор Корнелльского университета У.Бронфенбреннер, после наблюдения таких сцен «без всякого к тому побуждения абсолютно нормальные, хорошо адаптированные дошкольники начинают вести себя агрессивно. Причем они не только проделывают все, что увидели, но и дополняют «комплекс активности» собственной фантазией»[3].

Затем А.Бандура заменил реальные сцены насилия сценами, увиденными по телевидению (в специально сделанных «лабораторных» фильмах, а также в художественных или документальных фильмах). Было проведено огромное количество экспериментов с людьми разного возраста (детьми, подростками, студентами и взрослыми) и сделан надежный вывод: сцены насилия на телеэкране вызывают сильные агрессивные импульсы. При этом вид страданий жертвы насилия лишь усиливает интенсивность агрессивной реакции телезрителя. Иными словами, эти эксперименты опровергли отмеченную выше «гипотезу катарсиса», согласно которой виртуальные сцены насилия вытесняют агрессивные импульсы. По поводу выводов А.Бандуры фирмы, производящие телевизоры, сделали коллективное заявление с попыткой поставить эти выводы под сомнение. Но этим только подлили масла в огонь и стимулировали много новых исследовательских проектов, которые эти выводы подтвердили (так, больше исследования были проведены в 80-е годы в Англии).

У.Бронфенбреннер заключает свою главу, подчеркивая связь воздействия телевидения с индивидуализмом как фактором, повышающим психологическую беззащитность подростков: «Образующийся моральный и эмоциональный вакуум вынужденно заполняется телеэкраном с его ежедневной проповедью меркантильности и насилия... Стоит отметить, что из всех шести стран, где проводились исследования, лишь одна превосходит Соединенные Штаты по степени склонности детей к антисоциальному поведению, причем эта страна ближе всех стоит к нам с точки зрения традиций англосаксонского индивидуализма. Речь идет об Англии, родине ансамблей «Битлз» и «Ролинг Стоунз», нашем основном конкуренте в области бульварных сенсаций, юношеской преступности и насилия».

Откуда у ТВ такая сила в манипуляции сознанием? Первое важное свойство телевидения - его «убаюкивающий эффект», обеспечивающий пассивность восприятия. Сочетание текста, образов, музыки и домашней обстановки расслабляет мозг, чему способствует и умелое построение программ. Видный американский специалист пишет: «Телевидение не раздражает вас, не вынуждает реагировать, а просто освобождает от необходимости проявлять хоть какую-нибудь умственную активность. Ваш мозг работает в ни у чему не обязывающем направлении».

Насколько человек становится зависим от такого зрелища, говорит большая серия скандалов в США, связанных с разоблачением махинаций в популярных телевизионных шоу-викторинах. Тогда Институт Гэллапа провел опрос телезрителей и выяснилось, что 92% зрителей знало об этих махинациях, но при этом 40% «хотели смотреть телевикторины, даже зная, что они фальсифицированы».

Человек может контролировать, «фильтровать» сообщения, которые он получает по одному каналу, например, через слово и через зрительные образы. Когда эти каналы соединяются, эффективность внедрения в сознание резко возрастает - «фильтры» рвутся. Так получилось с комиксами: любой, самый примитивный текст легко залатывался, если сопровождался столь же примитивными рисунками. Комиксы стали первым мощным жанром, формирующим сознание «масс». ТВ умножило мощность этого принципа. Текст, читаемый диктором, воспринимается как очевидная истина, если дается на фоне видеоряда - образов, снятых «на месте событий». Критическое осмысление резко затрудняется, даже если видеоряд не имеет никакой связи с текстом. Неважно! Эффект вашего пpисутствия «в тексте» достигается[4].

Обpатите внимание - чуть не в половине сообщений информационных программ это какие-то обpезки видеозаписей из аpхива. Иногда при монтаже даже не убирают дату съемки видеокадра, и бывает, что актуальный репортаж «из горячей точки» сопровождается видеозаписью многолетней давности. Вот, в 1996 г. между США и Китаем возникла напряженность в связи с Тайванем. Антикитайские комментарии ведущих западного телевидения и кадры с мощными американскими авианосцами (защита тайваньской демократии) стали сопровождаться кадрами, сильно бьющими по чувствам - зрелищем смерти. Ведущий предупреждает: сейчас мы покажем сцену, которая может быть слишком тяжелой для ваших нервов. Массы телезрителей приникают к экрану. Да, сцена тяжелая - расстрел торговцев наркотиками в КНР. Они стоят на коленях, им стреляют в затылок. В левом углу внизу видна дата - 1992 г. Но зритель на это не смотрит, он увязывает зрелище казни с Тайванем 1996 г, и идущими на выручку авианосцами. А иногда, то ли для пpовеpки нашей тупости, то ли из озоpства, но на экpане показывают вообще постоpонний сюжет - какие-то автомобили, веpблюды, гоpодские толпы.

Множественность каналов информации в телевидении придает ему такую гибкость, что одно и то же слово может восприниматься по-разному, так что одному и тому же тексту можно придавать разное содержание (это, кстати, позволяет обходить нормы законов о телевидении, объектом которых является прежде всего текст). Американский профессор О’Хара в книге «Средства информации для миллионов» пишет об умелом дикторе: «Его сообщение может выглядеть объективным в том смысле, что оно не содержит одобрения или неодобрения, но его вокальные дополнение, интонация и многозначительные паузы, а также выражение лица часто имеют тот же эффект, что и редакторское мнение».

Технические возможности телевидения позволяют лепить образ объекта, даже передаваемый в прямом эфире. Французский телекритик пишет: «С телевизионным изображением можно сделать все, как и со словом. Поставьте интервьюируемого так, чтобы камера смотрела на него снизу, и любой человек сразу примет спесивый, чванный вид. Смонтируйте кадры по своему усмотрению, вырежьте немного здесь, добавьте кое-что там, дайте соответствующий комментарий... и сможете доказать миллионам людей что угодно». Нередки и прямые фальсификации[5].

Мы говорили об устранение рампы и беззащитности человека в «обществе спектакля». «Устранение рампы» есть нару­ше­ние важнейшего культурного табу, запрещающее впускать в мир «потустороннее». Рампа (или рама картины) - это та меловая чер­та, которая отделяет нашу земную жизнь от созданного фантазией художника ее образа, ее призрака. Эта черта не разрешает ему спускаться к нам, а нам - подниматься в этот призрачный мир. Всякое такое смешивание миров, выходы в мир персонажей картин и портретов, наше вхождение туда всегда представлялось в кошмаре художника встречей с сатанинским началом. Но «Портрет» Гоголя или театр Любимова были лишь прелюдией. Беззащитным оказался человек перед экраном телевизора. Уже сегодня, на памяти по­след­них лет с его помощью множество людей и целых народов за­ставили совершить чудовищные по своим последствиям действия.

«Странные» войны 90-х годов приводят к еще более тяжелому выводу: многие кровавые спектакли изначально ставятся как телевизионные. Ни «Буря в пустыне», ни убийство африканеров в ЮАР, ни полет ракеты «Томагавк» к сербскому мосту через Дунай были бы не нужны, если бы они не могли быть показаны по телевидению. Все эти акции были тщательно под­готовленными сценами, смысл которых - именно их теле­транс­ля­ция в каждый дом, в каждую семью. В этом смысле замечательна акция по бомбардировке американской авиацией Триполи в 1986 г. («превентивная акция против возможного нападения ливийских террористов»)[6]. Падение ракет на город было приурочено точно к началу вечерних информационных выпусков телевидения США. Таким образом, телевидение могло сразу сообщить об акции и тут же соединиться со своими репортерами в Триполи, чтобы зрители могли в прямом эфире наблюдать взрывы американских бомб и ракет в «логове врага». Это была первая в истории бомбежка, организованная в назначенный момент как телевизионный репортаж - в большой степени ради этого репортажа.



[1] Вот другое подобное изречение: «Речь идет не о том, чтобы «вещать истину», а о том, чтобы «творить истину».

[2] Пожалуй, самое страшное это то, что когда недавно в Лондоне судили очередную группу таких ма­ло­летних убийц-жертв, толпа взрослых респектабельных либералов пы­­талась напасть на тюремный фургон и линчевать детей. Второй раз сделать их своими жертвами. Мы пока не линчуем малолетних детей России, мы их пока что всего лишь не защищаем.

[3] У.Бронфенбреннер излагает эти данные в главе «Влияние телевидения» своей книги «Два мира детства. Дети в США и СССР», изданной в Нью-Йорке в 1970 и в Москве в 1976 г. Книга написана по материалам программы «Сравнительные исследования в области воспитания детей», проведенной в течение 5 лет в 6 странах на средства Национального научного фонда США. Одна из тем книги - объяснение причин высокой агрессивности детей в США и поразившего психолога отсутствия агрессивности у советских детей. Русским людям было бы крайне полезно прочитать эту книгу именно сегодня.

[4] Известны случаи, когда цель передачи достигалась при полном противоречии текста видеоряду. Так, в 1970 г. сеть Си-Би-Эс (США) показала фильм об успехах КНДР, снятый австралийским репортером-коммунистом У.Бэрчеттом. Но вместо авторского комментария был дан закадровый текст диктора телекомпании - и фильм воспринимался как радикально антикоммунистический.

[5] Газета «Фигаро» пишет: «Би Би Си передавала прямой репортаж об одной забастовке. Кажется, что может выглядеть более безупречно правдиво? Так вот, все забастовщики были заменены актерами-профессионалами».

[6] Само название этой акции - образец новояза. Мимо нас тогда прошла интересная дискуссия экспертов по международному праву: выходило, что бомбардировка столицы Ливии могла рассматриваться или как агрессия (к этому склонялся Совет Безопасности ООН), или как международный терроризм - третьего не дано.

 


Метки:  

Протв

Понедельник, 04 Октября 2010 г. 12:02 + в цитатник

§ 6. Сопротивление общества

Когда разрушительное воздействие на сознание превысило некоторый предел, западное общество стало его ограничивать (способность довольно быстро вырабатывать механизмы самозащиты - важное свойство гражданского общества). Возник явный конфликт общества с его собственной идеологией.

Действительно, пpизнавая метафоpу Платона о театре теней в пещере веpным отpажением сути нынешнего пpотивоpечия, идеологи неолиберализма продолжают деклаpиpовать «свободу выpажения на телевидении». Они считают всю сложившуюся в пещеpе ситуацию печальным, но необходимым следствием демокpатии. Мол, шаpлатаны имеют пpаво пока­зывать свои дефоpмиpо­ван­ные фигуpки и вещать загpобным голосом, утвеpж­дая, что это и есть пpав­да о миpе, а пленники имеют пpа­­во сидеть пpикованными, впеpившись в экpан, - извиняюсь, стену пещеpы. А вот тот, кто уговаpивает, а то и гонит их взглянуть на вольный миp - анти­де­мо­кpат. Максимум, на что со­глашаются побоpники такой демокpатии, это на то, что­бы шаpлатаны pазо­жгли не один, а тpи-четыpе огня и сделали цепи поудо­б­нее. Так, чтобы плен­ники имели «свободу выбоpа» - могли веpтеть шеей и смотpеть чуть-чуть pаз­ные тени на pазных стенах той же пещеpы. Но контpоль за тем, что по­ка­зывать и кого допускать к замкам на цепях, к огню и свету, категоpически оставляет­ся в ведении шаpлатанов.

На это общество отвечает прежде всего рефлексией, возникновением общественного мнения о проблеме. По данным исследования 1984 г., в США 67% опрошенных телезрителей считали, что телевидение оказывает на детей скорее отрицательное, чем положительное влияние. Сегодня это мнение лишь укрепилось. Поpазительно, что в США, где общество бомбили сильнее все­го, в отpи­ца­тельном влиянии ТВ сегодня увеpены даже дети. Со­циолог, pу­ко­водивший шиpоким опpосом детей от 10 до 16 лет в 1996 г., сказал: «Мы были по­pажены, когда дети заявили, что их ценности зависят от СМИ, ко­гда уви­дели, с какой стpа­стью они тpебуют более высоких мо­pаль­ных кpитеpиев от ТВ». 82% заявили, что ТВ должно было бы учить pазличать добpо и зло, а 77% недовольны тем, что ТВ часто показывает внебpачные половые связи и пpиучает к мысли, что люди в большинстве своем нечест­ны. Дети недо­вольны тем, как ТВ показывает семью и школу. Более половины счи­тают, что ТВ «показывает pодителей го­pаздо более глупыми, чем они есть на деле», а в школе как будто не учатся, а пpи­хо­дят только чтобы встpе­тить­ся с пpиятелями или завести интpижку. 72% опрошенных подpостков обвиняют ТВ в том, что оно подталкивает их к слиш­ком pанним поло­вым отношениям. Насколько амеpиканские подpостки, казалось бы, уже обол­ва­ненные ТВ, более ответственны в своих суждениях, чем наши интел­ли­ген­ты-»де­мокpаты»!

Следом начинаются процессы самоорганизации. Так, пять лет назад в США была создана ассоциация «Америка, свободная от телевидения» («TV-Free America»), которая пропагандирует «катодную абстиненцию» - воздержание от трубки. Она организует в национальном масштабе недельный полный бойкот телевидения в год. Например, в 1996 г. к нему присоединилось 4 миллиона телезрителей, 36 000 школ, Национальная медицинская ассоциация. Бойкот был поддержан губернаторами 26 штатов. В целом за тот год три самые большие телекомпании потеряли 1,5 миллиона зрителей.

В ответ телекомпании начали беспрецедентную рекламную кампанию, соблазняя людей просто смотреть телевизор - не конкретную программу или передачу, а вообще. Необычная реклама, выполненная большими буквами, без всяких картинок, заполнила газеты и журналы: «Жизнь коротка, смотри телевизор!», «Кресло - твой лучший друг!», «Не беспокойся, у тебя еще остались миллиарды нервных клеток!», «Прекрасный денек сегодня - что же ты делаешь там, на улице?» и т.д. Все это только начало, но уже оно очень красноречиво.

Когда появляется общественно мнение, происходят изменения и на политическом рынке. По­казательно, с чего начал в 1996 г. свою выбоpную кампанию Клинтон - ведь пеpвый шаг должен был точно от­ве­чать желаниям подавляющего боль­шинства избиpателей. Он началс того, что он - сторонник цензуpы телевидения. И что важно - это же заявил его сопеpник на выборах Доул. Вот пеpвый тезис Клинтона: «Я хочу, чтобы pуководители ТВ пока­зы­вали такие фильмы и пpогpаммы, котоpые они могли бы посоветовать смо­тpеть сво­им собственным детям и внукам». Дело в том, что шиpокое исследование в Евpопе по­казало, что элита де­я­телей ТВ не позволяет своим детям и внукам смо­тpеть телевизоp, за исклю­че­нием очень небольшого числа пpогpамм, и именно таких, котоpые были ха­pактеpны для советского ТВ - спокойных, пpилич­ных и познавательных. Итак, для своих детей цензуpа, а чужих де­тей надо оболванить. Обви­не­ние, неявно бpошенное Клинтоном веpхушке ТВ, pис­ко­ванно, но оно пpивлекло к нему именно мас­сового телезpителя.

Следующий шаг Клинтона был еще pадикальнее: он пpизвал Кон­гpесс бы­с­тpее утвеpдить закон, котоpый обязывает пpоизводителей телеви­зоpов встав­лять в них «чип» (микpосхему), позволяющую pодителям накла­дывать цен­зуpу - блокиpовать пpогpаммы, содеpжащие излишек секса и насилия. Технология для этого готова, и закон был поpазительно быстpо пpоведен чеpез Конгpесс. Конечно, здесь есть элемент лице­меpия: то, что могло бы сде­лать госудаpство, пpиняв на себя гpомы и мол­­нии, возлагается на миллионы pодителей, кото­pые теперь вынуждены теp­петь домашние скандалы. Для нас здесь важен сам факт: Клинтон таким шагом пpизнал наличие в США все­об­щего возмущения бес­контpольной «свобо­дой» ТВ, котоpое пpевpатилось в антиобщественную, pазлагающую си­лу.

В Европе процесс быстро принял правовые формы (уже говорилось, в частности, о запрете на включение рекламы в кинофильмы высокого художественного уровня). .Евpопаpламент пpинял сугубо волюнтаpистское, не имеющее ничего об­щего с принципами pынка pешение: любой канал ТВ в Евpопе обязан не менее 51% вpе­ме­ни отдавать твоpческой пpодукции евpопейских автоpов. В февpале 1996 г. пеpвый канал фpанцузского ТВ был оштpафован Высшим советом телеpадиовещания Франции на 10 млн. долл. за то, что в 1995 г. недобpал 65 часов показа евpопейских филь­мов - всего чуть больше часа в неделю[1]. В 1989 г. почти на такую же сумму за то же нарушение была оштрафована телекомпания Берлускони в Италии. Вот это цензуpа.

Хотя и самой обычной цензуpы на Западе хоть отбавляй. Я уже упоминал о за­пpе­ще­нии показа фильма С.Кубpика в Англии. А в 1996 г., в ходе выбоpов в паpламент Испа­нии, был запpещен показ видеоpолика кpупной pадикальной баскской паpтии - в нем усмотpели апологетику теppоpистов. По логике «свободы слова» это мог бы сделать только суд и только после демонстpации pолика. Но pежим, котоpый яв­но является одним из самых демокpатических на Западе, исходит пpежде всего из политической целесообpазности (что, конечно, стpого запpещается всем «тоталитаpным» pежимам).

Наконец, в странах Западной Европы были приняты сходные законы о телевидении и учреждены органы надзора, разного рода «Высшие Советы». Из тех норм, которые были закреплены в законодательном порядке и подвергались контролю этих Советов, можно особо выделить следующие:

- Обязанность телевидения давать правдивую, объективную и беспристрастную информацию.

Всякий, кто знаком с работой российского телевидения, поймет, что вся она в целом была бы нарушением этой нормы закона и в первый же день вызвала бы поток исков в суд. Чего стоит обычная на главных каналах антикоммунистическая риторика (явная пристрастность) или заявления, даже в информационных выпусках, о «миллионах расстрелянных» в СССР (явная ложь).

- Обязанность четко и определенно разделять информацию и мнение с точным указанием лиц или организаций, которые данное мнение высказывают.

Дикторы и ведущие западного телевидения, согласно этой норме закона, обязаны семантически (прямым текстом) и интонационно разделять сообщаемую информацию и мнение о каком-то вопросе. Например, Сорокина, рассуждая на свою любимую тему о сталинских репрессиях, обязана была бы сказать: «По официальным и неоднократно проверенным данным, за все время советской власти к смертной казни было приговорено 700 тыс. человек, и далеко не все приговоры были приведены в исполнение. Это, господа телезрители, объективная информация. Однако по мнению Солженицына расстреляно было 43 миллиона человек. Мое мнение совпадает с мнением Солженицына».

- Обязанность при сообщениях по проблемам, по которым в обществе имеются разногласия, предупреждать о различии позиций социальных групп и общественных движений.

Ведущий телевидения на Западе не имеет права сказать: «Надо нам устроить нормальное сельское хозяйство и для этого приватизировать землю». Он должен тут же сказать, что против этой точки зрения, которую поддерживает Ельцин, Чубайс и Боровой, выступают почти все крестьяне и большинство горожан, а также такие-то и такие-то партии и движения.

- На государственном телевидении всем парламентским партиям и фракциям предоставляется время для свободного изложения их программ и точек зрения пропорционально числу мандатов, а также другим политическим партиям и движениям, профсоюзам и ассоциациям - согласно критериям, согласованным с наблюдательными советами.

Здесь важно не только выделение квоты времени для регулярного изложения позиции, но и тот факт, что эта позиция излагается без посредника и без участия посторонних с их надуманными вопросами и комментариями.

- Право граждан, общественных и государственных организаций на опровержение неверной информации на том же канале и в то же время.

Речь идет именно о праве, а не доброй воле владельцев телевидения. Учитывая, как дорого телевизионное время, реализация этого права превращается в серьезные экономические санкции и наносит дающему неверную информацию каналу не только моральный, но и финансовый ущерб.

- Учреждение права неприкосновенности личного образа.

Это - важное и сравнительно новое право - шаг вперед от права на физическую неприкосновенность тела человека, учрежденного в Новое время правовым государством. В Западной Европе было бы совершенно немыслимым то, что выделывал с личными образами неугодных людей, например, Доренко (превращение лиц в черепа и т.д.).

- Установление обязательной квоты для демонстрации отечественных произведений культуры, а также ограничения времени для показа рекламы в течение суток и в течение одного часа.

Разумеется, ни в каком обществе никакой закон не действует, если он не подкрепляется господствующей моралью и интересами влиятельных социальных сил. Сегодня положение в западном обществе таково, что эти законы о телевидении начинают действовать.



[1] Государственный штраф был заменен санкцией, обязывающей TF-1 вложить такую же сумму в производство художественных телефильмов в студиях, не являющихся филиалами TF-1. Эта поблажка была сделана, чтобы не подвергать компанию риску лишиться лицензии, срок которой истекал в 1997 г.


Метки:  

Открыт приём заявок.

Понедельник, 04 Октября 2010 г. 04:31 + в цитатник

 

До изобретения секасса осталось совсем немного. Изобретение, конечно же будет запатентовано неофициально (ничего не значит мнение завидующих для двоих).

Прозрачный занавес сути,

Неудержимо близится.

Тот кто мочканул чувака и водил его всю жизнь за нос, будет зарабатывать минуты уборкой территории (ассенизацией).

И вот когда наступит чистота,

То труд их станет бесполезен.


 


Метки:  

Россия поставила рекорд по добыче нефти

Воскресенье, 03 Октября 2010 г. 15:03 + в цитатник

 

Вот тогда не пищите, когда Земельку затрясёт, точечно в колебательном режиме.

Российская нефтяная промышленность добыла в минувшем сентябре наибольшее количество нефти с момента распада СССР.

Согласно официальным статистическим данным, суточное производство нефти в России достигло 10,16 миллиона баррелей или на 1% больше, нежели чем предыдущий рекорд. Он был установлен в июне 2010 года и составлял 10,15 миллиона баррелей.

Увеличение добычи нефти было обеспечено в сентябре в первую очередь за счет ввода компанией "Роснефть" новых мощностей на Ванкорском месторождении в Сибири, передает ИТАР-ТАСС.

Отметим, что некоторое время назад Россия стала одним из лидеров среди поставщиков "черного золота" в Соединенные Штаты.

Это произошло после того, как был запущен нефтепровод "Восточная Сибирь - Тихий океан" (ВСТО), по которому углеводороды отправляются на Дальний Восток, а затем на танкерах – в США.

 

Напомним, что первая очередь ВСТО была запущена 28 декабря минувшего года. Нефть, которая проходит через нефтепровод, предназначена для российского Дальнего Востока, а также для рынков Азиатско-Тихоокеанского региона.

При этом основными поставщиками сырья для ВСТО являются Томская область и Ханты-Мансийский округ. В скором времени к ним могут прибавиться также месторождения Иркутской области и Республики Саха.


Метки:  

А вы пьёте мочу?

Воскресенье, 03 Октября 2010 г. 14:32 + в цитатник

Регулярные попойки полезны для сердечной мышцы


Исследователи из мирной Дании громят все постулаты терапии и профилактики сердечно-сосудистых заболеваний.

Раньше все врачи дружно пребывали в твердой уверенности, что от гипертонии и стенокардии страдают в основном люди, которые употребляют в пищу много жирного, соленого, сочетают все это с алкоголем и имеют повышенную массу тела. Но датские специалисты раскрыли всему миру неожиданную правду: чем чаще потребляешь алкогольные напитки, тем крепче становится здоровье.

Ну вот, теперь хоть что-то приятное признано полезным, а не только противный рыбий жир или склизкая овсянка! У 50 тыс. заядлых выпивох, «принимающих» каждый божий день, на 41% снижался риск возникновения инфаркта миокарда по сравнению с 7% у непьющих. Однако это правило распространяется только на мужчин, женщинам рекомендуется употреблять алкоголь не чаще раза в неделю – так можно снизить риск сердечного приступа на треть.

Это либо гормонально-обусловленный, либо зависимый от качества и градуса принимаемого напитка процесс. Женщины в основном потягивают винишко или шампанское, а мужчины предпочитают если не пиво, то что-нибудь покрепче. Риск получить инфаркт настолько снижался, что есть резон пренебречь некоторыми неприятными свойствами алкоголя, например, индукцией злокачественных новообразований. Но что делать с циррозом печени?

Специалисты советуют не увлекаться, ибо целительная выпивка обнаружила дозозависимый эффект. 50-100 граммов водки в день оптимальны для мужчин, дамская норма и того меньше — не более 50 граммов. Джуди О’Салливан из Британской организации по лечению и профилактике сердечно-сосудистых заболеваний не советует ярым трезвенникам приобщаться к забавам Бахуса, но если вы не прочь выпить время от времени, то соблюдая приведенные выше простые правила можете совместить приятное с полезным.

Есть мнение, что алкоголики вообще реже страдают от нападок разнообразных хворей, а если и болеют, то лечатся в основном народными средствами: водкой, настойками, в крайнем случае, одеколоном. А если хорошенько проспиртоваться, не то что инфаркт не пристанет – даже для могильных червей окажешься несъедобным.


Просила?

Воскресенье, 03 Октября 2010 г. 00:42 + в цитатник

Пожалуйста

...

Метки:  

Странные новости

Суббота, 02 Октября 2010 г. 19:48 + в цитатник

 

В честь окончания года агентство France Presse составило список самых необычных и странных новостей, которые «позволяют лучше понять человеческую природу».

Китай. Китайская супружеская пара была потрясена известием, что их 13-летняя дочь совсем не дочь, а сын. Открытие было сделано случайно.
Родители обратили внимание на то, что «нижняя часть тела их дочери странно реагирует на изображение красивых женщин в купальниках».
Обеспокоенный таким странным поведением девочки отец отвез ее в больницу, где врачи сообщили ему: у вас мальчик. Молодой человек болен редким заболеванием, которое «спрятало» его половые органы. В ходе 3-часовой операции хирурги исправили это недоразумение.

Молдавия. Приступ дикой ярости охватил президента молдавского футбольного клуба «Росо», когда судья назначил пенальти его команде.
Разъяренный Михаил Макаев вскочил в свой джип и выехал на поле, намереваясь задавить своенравного судью. После непродолжительной погони судье удалось вырваться за пределы поля, а джип президента врезался в трибуны и заглох. Макаеву грозит суд по обвинению в хулиганстве, а его команде засчитано поражение 3:0.

Индия. Hастоящий полковник индийской армии был уволен с военной службы после того, как трибунал признал его виновным в надувательстве армейского командования. Полковник Кохли, командир артиллерийского полка, дислоцированного на северо-востоке Индии, инсценировал боестолкновения, чтобы получить медаль за отвагу. Предприимчивый полковник представил, как ему казалось, неопровержимые доказательства собственной отваги: фото окровавленных тел «убитых в ходе боев повстанцев». Увы, комиссия, решавшая вопрос о награждении, усомнилась в их истинности. Как оказалось, вполне обоснованно. Расследование показало, что полковник Кохли в паре с майором просто подкупили двух жителей местной деревни, чтобы те позировали для фото в качестве мертвых повстанцев. Они согласились, после чего селян щедро облили кетчупом и отсняли серию «доказательств».

Италия. Три часа итальянские железнодорожники гонялись за локомотивом, который отправился в путь без машиниста. Машинист просто выпал из поезда, а локомотив продолжил движение и в течение почти трех часов двигался со скоростью около 100 километров в час. Hемедленно был дан сигнал тревоги. Все станции были оповещены, а поезда переведены на запасные пути. Три часа спустя локомотив был блокирован на тупиковом участке в местечке Рутино.

Великобритания. Hесколько богатых жителей Лондона решили сделать себе подарок и в складчину купили самый дорогой трюфель в мире. За 850-граммовый гриб британцы заплатили 53 тысячи долларов. К сожалению, полакомиться деликатесом никому так и не удалось. Пролежав 4 дня в холодильнике, трюфель сгнил.

Израиль. Израильские власти конфисковали более 80 тысяч банок собачьей еды, замаскированной под деликатес фуа-гра. Мошенники переклеили этикетки на собачьих консервах «Курица для вашей собачки» и превратили их в дорогое блюдо. Израильских потребителей спасла только оперативная работа местной полиции.

Румыния. Суд обязал гражданина Румынии Атиллу Варга съехать со своей квартиры, так как его собака - мастиф - мешает соседям жить. Огромное животное храпело так сильно, что не давало уснуть соседям: от храпа тряслись стены и срабатывали сигнализации. Румын решением суда был расстроен. «Мы спим с ним в одной постели и я уже давно привык к его храпу», - заявил Варга.

Индонезия. Известному памятнику архитектуры - мосту Ампера на Суматре -угрожает обрушение. Местные жители взяли привычку справлять малую нужду на одну из опор моста, и их моча разъедает камень. Власти безуспешно пытаются отогнать жителей от любимой ими опоры, ведь если разрушение моста немедленно не прекратится, все сооружение может рухнуть в реку.




Процитировано 1 раз

Видео-запись: Ради вакцины врачи заразили сифилисом сотни жителей Гватемалы

Суббота, 02 Октября 2010 г. 19:35 + в цитатник
Просмотреть видео
39 просмотров

США просят прощения у Гватемалы за опыты на людях, которые ставили в 1940-е годы. Тогда американские медики заразили гонореей и сифилисом сотни гватемальцев. Для экспериментов отобрали самых бесправных: психически больных и заключённых. Всё это делалось с ведома и согласия властей обеих стран.

Извинится - это значит преодолеть чувство вины (типа на свободу с чистой совестью), не считаю что вы это сделали. Не осознающие, выпадают в осадок. Отсев уже идёт. Готовы стать удобрением, посредствам беспроводных технологий? Сыра Земля зовёт! Хороший перегной для растений образуется, как раз из тел любителей поэкспериментировать.


Метки:  

Такие все!

Пятница, 01 Октября 2010 г. 10:20 + в цитатник
Это цитата сообщения Rost [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

«Вы ещё боритесь с наркоторговлей? Тогда мы идём к вам!»
 

Что тут писать? Смотрите сами!


Размер видео - около 3 Мбайт

Метки:  

Господа трудоголики

Пятница, 01 Октября 2010 г. 10:14 + в цитатник

 


«В России большинство людей все время проводит в злобных размышлениях, почему они вообще должны работать. Видимо, на все общество распространилась логика зоны, где, как известно, считается, что работать – «западло», а «уважаемые люди» не должны марать себя никакими трудовыми усилиями, а лишь все «разруливать» и «перетирать». Такое отношение русского человека к труду приводит к тому, что при сопоставимых с южно- или восточноевропейцами трудозатратах мы живем хуже и гаже». Особенности национального трудоголизма – в статье Алексея Верижникова.

Тезис о русской лени сродни тезису о русском пьянстве – оба из разряда национальной мифологии. А рациональная интерпретация мифа или попытка его деконструкции – дело довольно неблагодарное.

В свое время замечательный русский историк Василий Ключевский (1841-1911) сделал интересную попытку объяснения русского отношения к труду с точки зрения социо-культурного анализа. По мнению Ключевского, в смысле трудовой этики любой член российского общества бессознательно воспроизводит паттерны поведения русского крестьянина. А русский крестьянин мог очень интенсивно работать какой-то промежуток времени, а затем бесконечно долго валяться на печи или сидеть на завалинке.

Причиной была специфика российского климата. В отличие от климата средиземноморья, где снимается по два урожая в год, а сельскохозяйственные работы ведутся круглогодично и в размеренном темпе, в средней полосе России сельскохозяйственный сезон фактически ограничен четырьмя месяцами – с конца апреля/начала мая по конец августа. Чтобы не остаться голодным зимой, русский крестьянин был вынужден работать в эти месяцы с гиперинтенсивностью по 14-16 часов в день, а перенапряжение сельхозсезона снимал потом длительным осенне-зимним бездельем. Согласно Ключевскому, русский человек может мощно выступить в авральном режиме, но размеренная и кропотливая работа в европейском стиле, увы, не его стихия.

Тому, что русские при определенных обстоятельствах могут достаточно крепко вкалывать, есть достаточное количество убедительных примеров. В царской России – это строительство в рекордно короткие сроки Транссиба и сети железных дорог в Туркестане. В советское время, даже если списать на экстрим трудовое перенапряжение первых пятилеток и военных/послевоенных лет, то и в лениво-спокойные «застойные» годы можно было найти примеры сверхинтенсивного труда. Взять хотя бы так называемые «шабашки» или студенческие стройотряды (имеются в виду не те стройотряды, где отбывали трудовую повинность, а те, где зарабатывались деньги). За пару месяцев летом на «шабашке» или ориентированном на заработки стройотряде можно было заработать до 1500-2000 советских рублей, то есть годовую зарплату инженера. Но и работали там по 12 часов в день и практически без выходных.

Опять-таки в 1990-е годы, когда офисная культура в России только формировалась, и число желающих попасть в светлый и теплый офис – почти что рай, как тогда казалось, – с промерзлых барахолок, вонючих челночных рейсов и из лубочных матрешечных рядов явно превышало количество имеющихся офисных стульев, то всякого рода офисные ночные бдения с логикой «времени на отчет еще до фига – вся ночь впереди» были явлением фактически повсеместным.

Но для России примеры интенсивного труда, скорее, все же аберрация, чем норма. Что при феодализме, что при капитализме (дореволюционном и нынешнем), что при «развитом социализме» (1970-1980-е годы) в России преобладала рентная экономика, где стимулирование труда осуществлялось за счет распределения и перераспределения сверху «хлебных» должностей, обеспечивающих личную «доляху» в общенациональном рентном пироге. «Доляхи» тогдашнего крупного феодального землевладельца или нынешнего олигарха по размерам, конечно, совершенно несопоставимы с «доляхами» обычного городового/рядового сотрудника ДПС. Но принцип формирования личных доходов совершенно одинаков – нужно уметь обо всем «правильно договариваться с правильными людьми», чтобы те поставили тебя на хорошую должность. Какой бы скромной она ни была, главное, чтобы тебе с нее что-нибудь капало.

При такой системе, естественно, интенсивное вкалывание совершенно не поощрялось. Более того, оно могло привести к конфликту оценки эффективности сотрудника. Меритократический принцип оценки мог войти в конфликт с «султанским».

Великий немецкий социолог Макс Вебер (1864-1920) выделил несколько способов оценки людей при продвижении их по карьерной лестнице. Среди них фигурировали такие, как меритократический и султанский. Меритократический способ – это система оценки людей по их реальным достижениям при рациональном замере того, чтобы мы сейчас назвали KPI (key performance indicators – основные показатели эффективности). Султанский же способ подразумевал, что сам царь-батюшка (или султан-батюшка, или «особа, приближенная к императору», или становой пристав в полицейском участке, и т.п.) в силу своей монаршей/начальственной милости уж как-нибудь решит, кто на что наработал, и кого карать, а кого миловать.

В России на всех этапах ее истории доминировал султанский принцип, а меритократический занимал подчиненное положение. Но совсем отказаться от меритократического принципа и тогда, и сейчас было невозможно. Во все времена требовались «спецы» – грамотные военачальники, мастеровые, инженеры, менеджеры и так далее. Помимо тех, кто припеваючи жил на рентные доходы, должны были быть и такие, кто «лямку тянул» и, при этом, хоть как-то был оценен в своих бурлацких усилиях по сдвиганию с мертвой точки кривой и кособокой баржи российской государственности.

Короткое резюме вышеизложенных пассажей таково: «Да, мы не трудоголики. Но если надо, то можем. Но, как правило, не надо. Ибо чаще всего контрпродуктивно».

Ради констатации такой банальной истины, что русские не трудоголики, наверное, не имело бы смысла тратить время и писать статью. Гораздо интереснее покопаться в причинах, почему в других странах, население которых тоже явно в трудоголики не запишешь, в целом, дела обстоят лучше, чем в России.

Не нужно вкалывать, нужно просто размеренно трудиться.

В начале 1990-х на хлеб насущный все зарабатывали кто чем мог. Один знакомый автора попал на стройку в Чехию в качестве простого строительного рабочего. Работа на стройке в те времена кормила лучше, чем университетский диплом по гуманитарной специальности.

Этот гуманитарий физического труда исходил из логики, что здесь капитализм, а он – простой гастарбайтер на птичьих правах. Соответственно, чтобы не уволили, нужно пахать так, чтобы даже Генри Форд, изобретший конвейер и потогонную систему, снял шляпу, увидев невиданную доселе производительность труда.

Соответствующие навыки у него были, поскольку в советское время наш герой прошел суровую школу студенческих стройотрядов, где возведение ангара или коровника за две-три недели не считалось чем-то особо героическим (вопрос, конечно, сколько потом этот коровник мог простоять). Короче, в первую пару дней пребывания на стройке новичок задал такой темп, что чешская строительная бригада, в составе которой он работал, начала озадачено чесать пивные животы.

К концу второго дня к нашему стахановцу подошел бригадир и несколько смущенно объяснил, что много и быстро работать – это, в принципе, хорошо, а вот медленно, но размеренно – это еще лучше. И процесс идет, и какой-никакой результат становится виден со временем, и в налитом пивом организме кислотно-щелочной баланс от перенапряжения не нарушается.

Если кто-нибудь когда-нибудь наблюдал, как чехи работают, то, наверное, отмечал, что это очень напоминает движения сомнамбул или замедленную киносъемку. На стройках обычно начинают работать часов в восемь утра и, напоминая хорошенько анестезированных муравьев, выполняют какие-то неспешные, но добросовестные манипуляции часов до двенадцати. Затем час-полтора обедают и пьют пиво. Потом еще немного работают, и, как правило, к трем часам дня жизнь на чешской стройке затихает.

То что, что отличает описанную картину от нашей ситуации – это то, что чешские «сомнамбулы» практически не прерываются на часовые перекуры, личные свары и тупое сидение на «кортах» в процесс ожидания, что бригадир/прораб что-то с кем-то, наконец, «перетрет», и работу можно будет продолжить. В чешской ситуации, действительно, можно наблюдать медленное, но верное продвижение к намеченной цели при достаточно приличном качестве работы. У нас же во все времена действовала триединая формула: простой – аврал – «третий сорт не брак».

Не только чехи, но и население стран Южной Европы, которые в связи с их выдающимися нынешними «успехами» в области экономики эксперты записали в группу с говорящим названием PIGS (Portugal, Italy, Greece, Spain – Португалия, Италия, Греция, Испания), совершенно не склонны себя перетруждать. Там царит бесконечная фиеста, переходящая в столь же бесконечную сиесту. Причем сиесту там свято соблюдают, в том числе, и зимой, когда, мягко скажем, жара не слишком изнуряет.

Что интересно, даже при минимальной интенсивности труда в странах Южной Европы, когда реально работают не более 4-5 часов в день и в очень щадящем темпе, конечный результат все равно получается лучше, чем в России. За эти несколько часов неспешного труда среднестатистический житель Южной Европы, следуя заветам героев «Маленького принца», приводит в порядок свою маленькую планету – дворик, садик, кафе, тротуар перед кафе и т.д. И труд – не в тягость, и результат – в радость.

В России же большинство людей все время проводит в злобных размышлениях, почему они вообще должны работать. Видимо, на все общество распространилась логика зоны, где, как известно, считается, что работать – «западло», а «уважаемые люди» не должны марать себя никакими трудовыми усилиями, а лишь все «разруливать» и «перетирать» (привет основным распределительным принципам рентной экономики в приложении к реалиям российской пенитенциарной системы).

Отношение в России к труду как к признаку попадания в низшую касту – «он лох, вот он и вье…вает» – приводит к тому, что при сопоставимых с южно- или восточноевропейцами трудозатратах мы живем хуже и гаже. Комплекс «маленького человека» в России, то есть человека, которому все же вменяется что-то делать, приводит к тому, что если он может, то он не только вообще ничего не делает (а такая возможность в нашей системе, увы, предоставляется ему очень часто), но еще и норовит психологически компенсироваться за свой удел шудры. Если он работник кафе/ресторана, то тайком плюнуть в суп. Если он врач – нахамить тяжело больному человеку, ждущему от него помощи. Если он «менеджер», то демонстративно «тупить» при общении с клиентом, если есть уверенность, что его в данный момент не контролируют.

Французский парадокс: высокотехнологичные бездельники

Франция – страна парадоксов. Один французский парадокс – это большая продолжительность жизни при одном из самых высоких в мире показателей потребления алкоголя на душу населения. Возможное объяснение – уникальные свойства сухого вина, – именно его, в основном, и пьют во Франции – которое, как считается, убивает столько же верно, но значительно медленнее пива или водки.

Другой французский парадокс – это то, что Франция не выпадает из числа высокотехнологичных держав, несмотря на более чем расслабленный трудовой график.

Одна сторона медали: во Франции действует 35-часовая трудовая неделя. Лишь в этом году французское правительство приняло решение об увеличении пенсионного возраста с 60 до 62 лет (это при том, что продолжительность жизни во Франции – одна из самых высоких в Западной Европе, а средний возраст ухода на пенсию в Европе – 65 лет). Предсказуемо, что вслед за решением последовали многомиллионные акции протеста. Во французском календаре также множество национальных праздников. Если, например, праздник выпадает на четверг, то отдыхают с четверга по воскресенье включительно. Это называется «мост» (напомним, что в России при таком раскладе выходной день переносится на пятницу, а воскресенье делают рабочим днем). Кроме того, французские профсоюзы без конца объявляют забастовки по самому ничтожному поводу. Очень часто в результате этих забастовок, в особенности забастовок транспортников, надолго парализуется жизнь всей страны. В общем, не все у французов уходит на труд. Явно что-то и для жизни оставляют.

Другая сторона медали: Франция – один из мировых лидеров в ядерной энергетике. У Франции есть своя достаточно интенсивная космическая программа, и имеется собственный космодром Куру во Французской Гвиане. Вся Франция пронизана линиями высокоскоростных поездов TGV, которые успешно конкурируют с гражданской авиацией в деле региональных перевозок. Кстати, с авиацией, как гражданской, так и военной, у французов тоже все в порядке. Гражданской авиацией они занимаются в рамках международного концерна Airbus, а по военной у Франции есть опять-таки собственная программа. Последняя разработка, истребитель Rafale, относится к достаточно продвинутой категории «поколение 4++». Кроме того, французы строят два новых авианосца, и, хотя в связи с кризисом строительство было заморожено, к 2020 году они их, скорее всего, все-таки спустят на воду (Россия пока лишь предается маниловщине в этом направлении). В деле военного строительства Франция также успешно развивает свой подводный ядерный флот. Так Франция успешно испытала и поставила на вооружение твердотопливную межконтинентальную ракету морского базирования, аналог нашей болезной «Булаве». По совокупности статей получается, что Франция – высокотехнологичная держава первого ранга.

Как же совмещаются французская лень с французскими высокими технологиями? Здесь есть две большие темы. Первая – это так называемое «искусство жизни», l’art de vivre. Французы видят свою жизнь как доведенную до степени искусства совокупность больших и малых удовольствий. Чтобы удовольствие граничило с искусством нужно всем заниматься с некоторой долей перфекционизма (не переходящей, однако, в трудовую истерику). Поэтому французы и делают с этой долей совершенства что пирожные, что межконтинентальные ракеты.

Вторая большая тема – это национальная гордость за свою инженерную школу. Еще со времен Эйфеля и его башни повелось считать, что французская инженерная школа – одна из лучших в мире. Для французов очень важно держать эту марку, и профессия инженера, особенно инженера, специализирующегося на высоких технологиях, продолжает считаться в стране одной из самых престижных. Франция очень серьезно вкладывается как в качество инженерного образования, так и приоритезацию высокотехнологичных проектов с выделением под них соответствующего финансирования. В общем, с темой национальной гордости, несмотря на 35-часовую рабочую неделю, во Франции не шутят. Это не как у нас – когда-то первыми человека в космос запускали, а теперь инженеры, по большей части, по шиномонтажкам сидят или в продавцы-консультанты по продаже бытовой техники переквалифицируются.

«Молодец среди овец»: главное выбрать достойного соперника!

Если кому-либо когда-либо доводилось работать с индийскими компаниями, то они, наверное, согласятся, как это непросто. У индийцев очень своеобразные представления о ведении бизнеса. Такие вещи, как дедлайны и обязательства сторон, их как-то не очень беспокоят. Время в индийском бизнесе является неограниченным ресурсом, а коли так, то для синдрома трудоголизма места в нем, как правило, не находится.

Но вот, что интересно, в Восточной Африке, в Полинезии и на Карибах местные индийские общины являются очень экономически успешными. И причиной их успеха называют…что бы вы думали? Да, трудолюбие, дисциплинированность и ответственность. Вот так. Ни больше, ни меньше.

Понятно, что данные положительные качества индийцев зафиксированы исключительно на фоне их полного отсутствия у коренного населения. В черной Африке, на Карибах и в Полинезии труд настолько не в почете, что даже считающиеся в других местах абсолютными раздолбаями индийцы, здесь проходят по категории выдающихся трудоголиков.

На меланезийских островах Фиджи пару раз доходило до мини гражданской войны между местными и большой иммигрантской индийской общиной, которая там составляет около 40 процентов населения. Местные фиджийцы рьяно обвиняли «понаехавших» индийцев (последние, в основном, были завезены в колониальные времена британской администрацией для проведения строительных и мелиорационных работ, да так потом и осели на Фиджи). Суть обвинений сводилось к тому, что местные – они «высокодуховные» (это бывшие-то каннибалы) и «живущие по принципам социальной справедливости», а, вот, индийцы завезли на острова «дух торгашества, недостойной наживы и надувательства». Вообще все это «часть мирового заговора международной индийской диаспоры». Не правда ли, знакомо, хотя и несколько в ином контексте?

Любопытно, что русские общины в Закавказье и Средней Азии уступали и уступают местным народам по оборотистости и зажиточности. Причем, уступали и в советское время, когда, казалось бы, основной имперской нации все карты были в руки. Опять-таки, несмотря на четыре крупных волны эмиграции из России/Советского Союза, нигде в мире так и не возникли русские диаспоры, обладающие достаточным экономическим весом, культурным влиянием и силой политического лоббирования (Израиль, где так называемые «русские» составляют примерно треть населения, не в счет, поскольку мы говорим именно об этнических русских).

Русские как «северные арабы»: в поисках новой национальной идентичности

В России не так давно обсуждались бизнес-проекты создания новых ткацких фабрик в депрессивных райцентрах Тверской и Ивановской областей. Логика инвесторов была такова: множество народу там сидит без работы. Вот они обрадуются возможности получать стабильную зарплату!

Как выяснилось, найти людей, готовых каждый день выходить вовремя на работу, проводить там не менее 8 часов, соблюдать трудовую дисциплину и получать за это 12-15 тысяч рублей в месяц, не так уж и много. И это при том, что средняя зарплата в этих райцентрах – 6-7 тысяч рублей в месяц! А при существующей безработице даже эти крохи далеко не все получают.

За два десятилетия деиндустриализации страны людей, способных и желающих соблюдать заводскую дисциплину, практически не осталось. Гораздо приятнее жить с огорода, время от времени кому-нибудь оказывать небольшие платные услуги (типа, помочь колодец выкопать), что-то менять по бартеру (например, картошку на дешевые башмаки и элементарную одежду). А остальное время – слоняться по деревне/городку, сидеть на завалинке, пить водку класса «сучок» и курить дешевые сигареты (на две последние статьи, в основном, и уходят небольшие имеющиеся монетарные доходы). А тащиться с раннего утра на фабрику, да еще там работать в три смены? Нет, это, пожалуйста, не к нам. Обратитесь к таджикам/узбекам, а еще лучше к китайцам! Ценность свободы в смысле аморфного безделья и спонтанного полудеструктивного поведения у нас в стране значительно выше ценности стабильных умеренных доходов.

На нашем Дальнем Востоке люди потешаются над тем, что китайцы охотно берутся за довольно трудную работу за 200-300 долларов в месяц. Сами они, мол, за такие деньги с дивана не встанут и пальцем о палец не ударят.

Здесь как раз и коренится принципиальная разница в отношении к труду. Для китайца перебраться из деревни, где он получал 50 долларов в месяц, на фабрику в город, где он будет получать 200 долларов, – это большое позитивное событие. Несмотря на большие расходы, связанные с городской жизнью, и полученный при переезде стресс, все равно – это приобретение более высокого статуса и переход на качественно новый уровень потребления.

В России же любая работа, требующая дисциплины и ответственности, – это не удача, а, наоборот, кара господняя. И повышение доходов в несколько раз по сравнению с мизерным стартовым уровнем здесь совсем не аргумент.

А если уж приперло так, что все-таки нужно работать, – в смысле числиться на должности и регулярно получать зарплату – то тогда уж лучше не на фабрику, а в парковщики, охранники или, лучше всего, в милиционеры!

В современной России сформировалось следующее отношение к труду: местные не работают, а являются бенефициарами, пусть и мелкими, ренты, получаемой от природных богатств страны. Работать же должны приезжие – узбеки, таджики, киргизы (а в случае Дальнего Востока – китайцы).Это очень похоже на ситуацию в богатых нефтью и газом арабских государствах Персидского залива. Коренные жители поголовно числятся на госслужбе, где несколько часов в день чешут пятками живот в хорошо кондиционированных офисах. Работают же, в основном, гастарбайтеры из Индии и Пакистана.

Россия бы и рада примерить на себя арабский халат и предаться расслабленному курению кальяна в режиме нон-стоп, но есть два существенных момента, которые отличают нас от арабских обладателей нефтедолларов.

Во-первых, по численности населения Россия в разы превосходит даже самую большую из арабских нефте-/газодобывающих стран – Саудовскую Аравию (140 миллионов человек против 30 миллионов). А о всякой мелочи вроде Кувейта, Катара и Бахрейна и говорить не приходится. Соответственно, индивидуальная «доляха» российского гражданина в рентном пироге будет намного-намного ниже. Плюс еще нужно отметить такой нюанс, что королевские семейства, стоящие во главе этих арабских государств, не обижая, конечно, себя любимых, все же заботятся о социальной справедливости и более равномерном распределении доходов среди различных слоев населения, несколько больше, чем наши «суверенные демократы»…

Во-вторых, во всех арабских нефтяных монархиях есть национальные программы «что мы будем делать, когда нефть и газ закончатся», и они худо-бедно выполняются (хотя, как показывает недавний долговой кризис Дубая, не всегда беспроблемно). У России же такие программы отсутствуют напрочь. Преобладает оптимистичное мышление алкоголика: «Если будет водка, то деньги уж как-нибудь найдутся». Но деньги, особенно «левые», как правило, имеют свойство заканчиваться.

В этом смысле довольно поучительно вспомнить судьбу Западной Римской Империи. Римским гражданам, как известно, работать тоже сильно не хотелось. Предполагалось, что со всем справятся «понаехавшие» – рабы, вольноотпущенники, а также племена варваров, которые селились непосредственно на территории Империи и выполняли за деньги разные функции. В том числе и военную – охрану границ Римской Империи от других варваров. В определенный момент деньги у римлян кончились, а вместе с деньгами закончился такой ресурс как воля, храбрость и чувство ответственности – ресурс, который когда-то и сделал Древний Рим великим. Что же касается «понаехавших», то им в такой ситуации не оставалось ничего иного, как «самоопределиться».

Чтобы на развалинах Кремля не начали готовить плов (китайскую лапшу?) и пасти овец, как когда-то начали пасти коз на развалинах римского Форума, лучше вовремя в очередной раз перечитать учебник истории. Но, заметьте, это лишнее усилие, а напрягаться нашему народу-рентоносцу, как мы неоднократно говорили выше, совсем уж не к лицу.

по материалам :  http://digest.subscribe.ru

Что может испортить отдых?

Пятница, 01 Октября 2010 г. 10:07 + в цитатник

 

Мужчина — существо мирное. А мужчина на отдыхе — мирное вдвойне. Он не имеет критических дней, не озабочен вскочившим на подбородке прыщиком и не усматривает в каждом приятеле соперника. У него нет столько раздражителей, сколько у женщины. Скажу больше — у него вообще нет раздражителей. Кроме самой женщины. Но этот единственный раздражитель способен отравить мужчине весь отдых.

Что треплет нервы женатому:

1. Любовь к достопримечательностям

Что бесит: едва вы распаковали вещи и ты расслабленно расположился на балконе с откупоренной бутылочкой виски и биноклем, в который вместилась добрая половина блондинки, загорающей топлесс у бассейна, как тебе перегораживают весь чудный вид картами и проспектами. Оказывается, твоя супруга — большая любительница здешней истории. Всю свою сознательную жизнь она спала и видела, как посетит средневековый лепрозорий на острове, расположенном в трехста километрах к югу отсюда, а также развалины дворца династии прославленных Мудакидов. А не увидев могилы великого завоевателя принца Насрулло ХIV, она просто отказывается отсюда уезжать. И еще она успела записать тебя и себя на участие в археологических раскопках. Всего за 200 евро.

Почему бесит: потому что и ишаку понятно, что главная достопримечательность в этой средиземноморской дыре — блондинка, которая загорает топлесс у бассейна. Потому что жутко жарко, под мышками хлюпает, а в море по дороге на остров тебя укачало. В заброшенном средневековом лепрозории подозрительно много странных субъектов, забинтованных по самые уши и снабженных колокольчиками и трещотками, а проказливый гид, который постоянно отпускает на сей счет шуточки, беспрестанно почесывается, и ты, глядя на него, начинаешь чесаться тоже. Виски же осталось в номере и продезинфицироваться решительно нечем. Не впечатляет тебя также склеп Насрулло, из-за того что вокруг слишком много следов его фанатичных поклонников. Что касается дворца прославленной династии, то в этой халупе, ласточкиным гнездом прилепившейся к пропасти на высоте 5 тысяч метров над уровнем моря, действительно могли жить только полные Мудакиды. Все эти соображения ты выкладываешь на обратном пути супруге на весь автобус и, уже рыдающей, рекомендуешь ей ехать на раскопки в одиночестве, иначе ты ее сам закопаешь.

Вот если бы: ознакомление с историей местной культуры началось бы с погребка в арабском стиле и танца живота, а вместо дворца прославленных Мудакидов вы бы отправились в знаменитые мудакидские бани с массажистками и кальянами. Расслабленно валяясь на расшитых подушках в позе султана, посасывая кальян, ты бы даже был готов благосклонно выслушать биографию Насрулло и историю падения династии Мудакидов, монотонно зачитываемую супругой из буклетов, пока ты дремлешь в блаженном полунаркотическом бреду.

2. Шопинг

Что бесит: такое ощущение, что вы с супругой приехали сюда голыми и босыми. И что самая актуальная вещь в сорокаградусную жару — это шуба, которую надо срочно купить, потому что она на 10 долларов дешевле, чем дома. А потому в тот самый момент, когда ты уже устроился в шезлонге у бассейна под пальмой со стаканом виски в руках и отличным видом на блондинку, загорающую топлесс, тебя выдергивают из этого наблюдательного пункта и тащат в вонючую лавку, где, судя по запаху, и забивали ногами ту самую норку, шубку из которой дражайшая супруга себе присмотрела.

Почему бесит: от этого приобретения одни потери. В лавке ты оставил ровно половину отпускного бюджета. К тому же норка, до того как ее забили ногами, явно страдала стригущим лишаем, потому что усеяла своим мехом все кусты по дороге от магазина до отеля. Однако продавец претензии не принял даже после того, как ему была предъявлена пара меховых кустов, ссылаясь, что это такая у норки порода — турецкая лысая. И главное — виски, оставленное под пальмой, кто-то выпил, блондинка куда-то ушла, а бар у бассейна закрылся.

Вот если бы: шубу тебе показали, ткнув пальцем в буклет, ни на какую примерку и торги с продавцами не тащили, а оставили бы под пальмой мирно накачиваться виски да еще снабдили бы видеокамерой, чтобы разглядывать блондинкин топлесс в деталях, то ты бы против такого шопинга совершенно не возражал. Более того, был бы двумя руками "за" и даже отдал на турецкую лысую вторую половину отпускного бюджета. Оставив разве немного на виски.

3. Марш-броски

Что бесит: едва ты налил себе виски, поставил стакан на край бассейна и занырнул в его прохладные глубины, чтобы продемонстрировать свою непотопляемость блондинке, загорающей топлесс у бассейна, как — облом. Вынырнув, ты обнаруживаешь рядом со стаканом виски до боли знакомые ноги, и не менее знакомый голос сверху командует тебе взять свои ноги в руки, поскольку вас ждет замечательный пеший переход через единственное в мире Мертвое ущелье (варианты: рафтинг по Мертвой речке, восхождение на Мертвую скалу, спелеопрогулка раком по Мертвой пещере). Любой из этих маршрутов протяженностью не менее 70 км. Ботинки с шипами, альпеншток, фонарик и аптечка с веслом уже закуплены предусмотрительной супругой, автобус припарковался у отеля и вообще все ждут только тебя.

Почему бесит: свое ты отбегал, отпрыгал, отплавал, отползал и оттянул двадцать лет назад, когда проходил срочную службу в рядах вооруженных сил. И с тех пор мечтаешь все это забыть, но, видно, не судьба. Промаршировав через загаженное фантиками и банками из-под кока-колы Мертвое ущелье под неумолчное лечилово гида, ты возвращаешься в отель на карачках, серый от пыли (варианты: с синяком от весла на заднице, с шишкой на лбу, набитой в низкой пещере), и тебе все уже пофиг, даже заслуженный отдых под пальмой с виски, биноклем и блондинкой. Ночью тебе снится плац, старшина Прокопенко с воплем: "Тянем ножку, орлы, тянем ножку!" и марш-бросок в противогазе, по полной выкладке.

Вот если бы: рафтинг и многокилометровые переходы в компании супруги заменить на рыбалку. Причем без гида и баб. Даже голубой марлин не обязателен. Ведь главное на отдыхе — посидеть в компании нормальных мужиков за бутылочкой виски и ящиком холодного пива. Забросить блесну, накатить по этому поводу и неспешно поделиться наболевшим. Рассказать, как ты закидывал удочки к блондинке, которая загорает топлесс у бассейна в твоем отеле, соврать, что она почти клюнула. И выслушать ответное вранье, как у них в соседнем отеле клюнула блондинка на 50 кило в-о-от с такими глазами и с топлесс на три размера больше, а также прочие советы профессионалов.

4. Синдром наседки

Что бесит: супруга не оставляет тебя без своей заботы ни на минуту. На пляже не дает тебе рухнуть на песок, пока ею не будет подготовлена должным образом площадка под покрывало: обозначена колышками, выровнена, оснащена валиком из песка. Можно подумать, вы тут собрались зимовать или высиживать яйца. Потом она начинает натирать тебя маслом, сооружать тебе на голову защитный колпак и греметь фольгой у тебя над ухом, распаковывая спекшиеся на солнце бутерброды, проложенные пожухлыми листиками салата. Ты пытаешься отмахнуться от этой назойливой опеки под насмешливыми взглядами соседей, но не тут-то было. Она кладет на твое потное плечо свою покрытую испариной голову и прилипает к тебе плотно, как банный лист. На бульваре во время прогулки или даже в ходе краткого визита в магазин она желает идти с тобой только под руку, тесно прижавшись. Кроме того, ежеминутно донимает вопросами типа: "Отчего ты посмотрел на ту облезлую крашеную курицу?", провоцируя угодные ей ответы.

Почему бесит: потому что все это фальшиво, как бижутерия. И продиктовано не любовью, а собственническим инстинктом. Все ее поведение, все ее взгляды, вся ее сущность так и вопиют: "Не трогать! Это мое!" Если бы у нее был маркер, она бы так на тебе и написала: "Внимание! Юлин муж. Не кормить. Не дразнить. Не уводить. Порву!" Ты же ощущаешь себя даже не домашней собачкой, а столбом, который постоянно метит облюбовавшая его сука.

Вот если бы: хотя бы сотая часть этого ее инстинкта, расцветающего пышным цветом в краткосрочном отпуске на людях, реализовывалась дома, в будни, тет-а-тет. И по приходе домой с работы тебя, уставшего, как черта, немедленно усаживали бы в горячую ванну с солями, заботливо терли спинку, выдавали чистое белье и под белы рученьки вели на кухню, где на столе тебя ждала бы стопка водки, миска борща и полкило умело порезанного сала. И если бы она сумела выдержать этот график хотя бы три дня в неделю, то ты сам взял бы маркер и собственноручно написал бы на своей волосатой груди "Юлин муж! Не трогай — не уведешь!".

5. Помешательство на своей внешности

Что бесит: сакраментальная фраза "Как я выгляжу?" на все время отпуска становится ключевой. Она задает ее перед выходом из номера, после посещения туалета, до бассейна, после бассейна и в бассейне. И главное, ее не удовлетворяет ни один твой ответ. Не поможет ни лживое "лучше всех, дорогая", ни рассеянное "конечно, хорошо, где мои сигареты?", ни правдивое "как всегда". С лицом Пьеро, которого покусал Артемон, она долго изучает три веснушки, оседлавшие ее нос, а легкая пигментация на правой щеке может довести ее до истерики и пены на губах. В конце концов она извлекает из сумки пугающую своими размерами косметичку "первой помощи", содержимым которой можно запросто замаскировать взвод на открытой местности, и часа на три зависает в ванной перед зеркалом.

Почему бесит: потому что веснушки — это не бубонная чума, пигментация не является признаком пляски святого Витта, а поплывший в бассейне макияж — вовсе не следствие посещения островного лепрозория. Так что нечего отравлять жизнь себе, тебе, а заодно всему отелю.

Вот если бы: фраза "Как я выгляжу" была сигналом готовности к соитию — в любом месте, в любых угодных тебе позах, тогда бы ты нисколько не возражал. Ведь тогда бы ты имел ее и перед выходом из номера, и после посещения туалета, и до бассейна, и после бассейна, и в бассейне. А в пугающей размерами косметичке вы бы хранили презервативы с усиками.

6. Любовь к аборигенам

Что бесит: ее готовность расточать улыбки в ответ на умильные маслянистые взгляды пучеглазых средиземноморских аборигенов, а также их попытки нарушить дистанцию и ободрительно потрепать ее по плечу и ниже. Пристрастившись к вечернему дефиле по набережной, она умудряется выработать на редкость блядскую походочку, так что на протяжении всего моциона вокруг вас не прекращается хамское цоканье и причмокиванье, явно не тебе адресованное. Чуждая условностей, она с равным удовольствием строит глазки и носильщику в отеле, и хранителю лежаков на пляже и даже выучила на аборигенском языке несколько фраз, чтобы поддерживать с ними разговор.

Почему бесит: перед тобой такой походочкой она не ходила даже в период вашего бурного романа. Выученные ею фразы на аборигенском языке она упорно отказывается тебе переводить. А на ее бедре ты на днях обнаружил синяк невнятного происхождения. Причем ни веснушки, ни пигментация кожи при этих б-прогулочках ей абсолютно не мешают. Самое обидное, что все свои выкрутасы она называет "невинным флиртом" и смеется при этом свежеотработанным в придачу к походочке б-смехом, тогда так твой совершенно платонический интерес к загорающей топлесс блондинке клеймится ею как "животная страсть" и "скотская похоть". Где справедливость?

Вот если бы: этой отработанной перед зеркалом б-походочкой она бодро промаршировала к тебе из ванной с тюрбаном из полотенца на голове, а потом всю ночь отрабатывала бы в постели Камасутру, крича что-то на аборигенском и упорно отказываясь переходить на русский. Тебе бы оставалось только цокать, чмокать и оставлять ей синяки внятного происхождения.

7. Синдром Евы

Что бесит: в первый день отдыха она, закованная в купальник, напоминающий нечто среднее между рыцарскими латами и космическим скафандром, стыдливо прячется под лежаком, откуда периодически тявкает на тебя, утверждая, что ты провожаешь все, что движется, таким взглядом, таким взглядом… На второй день она прикупает в ближайшей лавке бикини и, расхаживая у кромки воды своей свежеприобретенной б-походочкой, толкает осуждающие речи в адрес соседнего нудистского пляжа. А на третий день, разглядывая у бассейна в бинокль свою блондинку-топлесс, ты с удивлением обнаруживаешь рядом с ней пышногрудую (кстати, очень ничего такую) брюнетку-топлесс. Но когда ты, отхлебнув от понятного волнения глоток виски, наводишь на бинокле резкость, чтобы сравнить оба топлесса в деталях, внутри тебя все холодеет, ноги подкашиваются, а челюсть с щелчком отпадает до полу. Развратная брюнетка, призывно раскинувшая груди по обе стороны лежака, оказывается твоей супругой.

Почему бесит: обычно на родном взморье она даже кабинкой не пользуется — ведь по ногам можно определить, в какой момент она переодевает трусы, а это такой позор. И она выстраивает сооружение из полотенец, похожее на эскимосское жилище иглу, под которым происходит движение, напоминающее подковерную борьбу нанайских мальчиков, и долго копошится там, пока не является миру красная, потная, с лифчиком набекрень, а потом еще долго перепрятывает в сумке свое белье, словно фамильные изумруды. И ты бы отдал руку на отсечение, что даже изменять тебе она будет с наглухо застегнутым бюстгальтером.

Вот если бы: никаких если! Мое — это мое, и нечего на него пялиться каким-то мудакидам с биноклями. В женщине, черт возьми, должно быть хоть какое-то целомудрие и скромность. Устроить грандиозный скандал, бикини сжечь публично, а ей купить аборигенскую чадру, паранджу, чачван, хиджаб и в них посадить ее в номер на хлеб и воду. А самому с биноклем и виски — на балкон, успокаивать нервы привычным пейзажем у бассейна.


НАСА пытается развеять мифы из фильма «2012»

Четверг, 30 Сентября 2010 г. 13:06 + в цитатник

 

Опубликовано: 03:30 (12.11.2009)

12 декабря 2012 года конца света не будет, настаивает НАСА.

Космическое агентство НАСА пытается развеять мифы о том, что 12 декабря 2012 года случится Апокалипсис.


Сюжет кинофильма «2012» основан на слухах из Интернета и на пророчествах календаря племени майя: фильм повествует о том, как неизвестная планета Нибиру столкнется с Землей.

Некоторые сайты обвиняют НАСА в сокрытии существования неизвестной планеты, космическое агентство же называет все рассказы о новом космическом теле «очередной выдумкой».

«Если бы эта планета действительно должна была столкнуться с Землей, ее бы обнаружили еще десять лет назад и сейчас ее можно было бы увидеть невооруженным глазом», - заявляет космическое агентство.

Сначала говорили, что конец света наступит в 2003 году, но, когда ничего страшного не произошло, дату сдвинули на 2012 год, что совпадает с окончанием календаря майя».

- Я не верю и не хочу верить в это, - заявляет директор НАСА Рональд Эмеррих. – Хотя, если честно, парочка книг о приближающемся конце света меня действительно напугала.

 


Mad Pinocchio

Среда, 29 Сентября 2010 г. 13:52 + в цитатник

 

Психологи определили, когда женщина жаждет секса

 

На мучивший мужчин всех времен и народов вопрос - "когда женщина хочет секса?" - дан ответ! Психологи постарались и составили список ситуаций, когда женщины хотят секса.

1. После ссоры. После горячей ссоры у мужчины закипает кровь, а у женщины - учащенно бьется сердце. Нет ничего удивительного в том, что, высказав свои претензии, партнеры тянутся друг к другу, чтобы утопить гнев в страсти.

2. Счастливый случай Приятное происшествие тоже способно привести женщину в сексуальное настроение. Поэтому, если она получила диплом, нашла отличную работу, сделала удачную прическу - воспользуйтесь этим, чтобы направить позитивную энергию в сексуальное русло.

3. Стресс Как ни странно, стресс иногда положительно сказывается на либидо женщины. Чувствуя себя потерянной или неуверенной, дама будет более чем склонна найти утешение в объятиях любящего партнера.

4. Ревность Случайно заметив внимание другой женщины к своему партнеру, особы прекрасного пола немедленно загораются желанием "пометить" территорию, и секс для многих - самый очевидный и приятный способ. .

5. Овуляция В этом нет ничего нового и удивительного. Стоит только заметить, что, отказывая партнерше в сексуальности в этот период, вы толкаете ее на измену - как показали исследования, многие
дамы склонны к случайным связям именно в дни,наиболее благоприятные для зачатия.

6. Вечеринка Компания близких друзей, немного алкоголя, веселье, а потом - медленный танец... Если женщина выпила не слишком много, она просто тает в объятиях партнера.

7. Сексуальный фильм Большинство женщин не любит порнографии, особенно в наиболее "жестких" ее проявлениях. Но нескольких откровенных сцен с участием Антонио Бандераса или Брэда Питта может быть достаточно для того, чтобы спровоцировать приступ страсти

8. Любовь на расстоянии Если женщина не видит своего партнера несколько дней или недель, довольствуясь лишь письмами или телефонными разговорами, вряд ли в момент встречи у нее будет желание отказываться от секса, пишет president.org.

9. Воздержание Чем дольше у женщины нет секса, тем больше она о нем мечтает. С другой стороны, найдется ли мужчина, способный полностью воплотить в реальность ее мечты?

10. Творческие порывы Если женщина проявила творческую сторону своей натуры - не важно, у плиты, холста или рояли, вы можете быть уверены, что у нее есть кое-какие задумки и в отношении сексуальной жизни.

 

 


Психология Буратино квантово-механическая: со свойствами света и тупостью деревянных устройств.


Видео-запись: JMJ - Bluegrass

Среда, 29 Сентября 2010 г. 08:05 + в цитатник
Просмотреть видео
274 просмотров

 (^:

Десять лет поиска бешенного психа.

 

drum&bass
        d'n'b


Метки:  

Поиск сообщений в onanton
Страницы: 74 ... 31 30 [29] 28 27 ..
.. 1 Календарь