-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в olshananaeva

 -Интересы

античная медицина апостол и евангелист лука апостол павел библеистика биоэтика богомыслие богословие великомученик пантелеимон византия врачи-христиане гимнография гомеопатия григорий богослов иконография история медицины история церкви льюис максим исповедник медицина мученики

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 1) клуб_друзей_Фомы
Читатель сообществ (Всего в списке: 1) клуб_друзей_Фомы

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 15.01.2007
Записей:
Комментариев:
Написано: 1517

Всё то, что желали – сталось

Наоборот,

И ветер не пойман в парус,

А в нем живет.

От полночи до полудня  –

Наперекрест –

Закаты стремятся утру

Наперерез,

Сжимать материк не стало

Широт кольцо…

Глядятся галактик стаи

В Его лицо,

А ветер воды тревожит,

Силен и тих.

Друзья на Него похожи,

А Он – на них.


Александрийская библиотека

Воскресенье, 25 Октября 2015 г. 17:53 + в цитатник
Это цитата сообщения KROMIADI [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Об Александрийской библиотеке.

Со стороны различных второсортных критиков христианства, строящих свои представления об истории древнего мира на основе художественных фильмов и собственной фантазии, после просмотра киноленты «Агора» резко активизировались обвинения христиан в уничтожении знаменитой Александрийской библиотеки. Не смогли обойти стороной сию историю и главные любители исторических мифов – славянские неоязычники. Один из их известных блоггеров по кличке Скрытимир Волк в своей книге «Азбуке начинающего язычника» с гневом повествует о том, как в 391 году Александрийскую библиотеку уничтожили «скоты под руководством епископа Кирилла». Это положение, преподнесенное автором «Азбуки», сегодня разделяется практически всеми антихристианами. Более того, оно воспринимается в качестве неопровержимого исторического факта, доказывающего «преступный характер», темноту и невежество всего христианства в целом, не говоря уже о христианах IV века.

Интересна история рождения мифа. Байку про уничтожение христианами Александрийской библиотеки впервые пустил английский историк Эдуард Гиббон. Уже два столетия она продолжает свое вольное плавание в книгах антихристианских авторов и с помощью силы воображения дополняется зловещими деталями. Один из ярких примеров проработки мифа - работа Альфреда Штекли «Гипатия, дочь Теона». «Люди, обезумевшие от убийств, ворвались в помещения библиотеки, - пишет автор, - Бесценные книжные богатства, сохраненные и приумноженные трудами многих поколений ученых, оказались добычей темных, пышущих ненавистью людей. Монахи вовсю их подзадоривали. Языческую заразу следует навсегда искоренить! Книги сбрасывали с полок, рвали, топтали ногами. Рукописи, за которые в свое время отдавали целые состояния, вышвыривались во двор. Там собирали их в кучи и раскладывали костры». Не зная, что эти строки были опубликованы в 1971 году, вполне можно было бы принять их за воспоминания непосредственного свидетеля событий. Однако современники событий иного мнения.

Перед тем, как разобрать данный миф, стоит взглянуть на ситуацию глазами антихристианских критиканов и предположить, что в 391 году библиотека действительно была уничтожена христианами. Доказывает ли это бОльшую степень «преступности» и «мракобесности» христианства в сравнении с язычеством или атеизмом? Вандализм, как известно, не имеет конфессиональной прописки и свойственен черни с любыми мировоззренческими убеждениями. Напомним, что монастырские библиотеки и скриптории Европы, хранившие античное наследие языческой (!) культуры Греции и Рима, громили как раз таки варвары-язычники во время своих набегов. Та же Александрийская библиотека до конца IV в. успела пострадать несколько раз от рук язычников, если только Юлий Цезарь или Аврелиан не были тайными поклонниками Яхве.

Впервые свитки Александрийской библиотеки пылали в 47-48 годах до Р.Х., во время династической войны с участием Юлия Цезаря. Именно он, как свидетельствуют исторические источники, «разрушил великую библиотеку», приказав поджечь стоявший в гавани флот и портовые сооружения, чтоб они не достались врагам. Огонь перекинулся на город и там случился большой пожар, в результате чего сгорели все 700000 книг библиотеки (voluminum septingenta sed ea omnia). Впоследствии Марк Антоний возместил потери Александрийской библиотеки за счет переноса фонда Пергамской библиотеки, передав 200000 книг Клеопатре в качестве свадебного подарка.

Читать далее...

Метки:  

собачья и человеческая дружба

Понедельник, 31 Августа 2015 г. 09:46 + в цитатник
Это цитата сообщения Лариса_Дунаева [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Письмо другу.



ЭТОТ МАЛЕНЬКИЙ МАЛЬЧИК НАПИСАЛ ПИСЬМО СВОЕМУ УМЕРШЕМУ ДРУГУ… НИКТО В СЕМЬЕ НЕ ОЖИДАЛ КАКОЙ ОН ПОЛУЧИТ ОТВЕТ

Потеря любимого всей семьей питомца — это всегда тяжело, но особенно тяжело это дается детям, которые потеряли не просто животное, а четвероногого лучшего друга. После того как пара из штата Вирджиния Мэри и Роберт Уэстбруки навсегда потеряла своего 13-летнего бигля по имени Мо, их сын Люк постоянно спрашивал у них, что с ним произошло. Родители сказали мальчику, что Мо попал на собачье небо, но малыш продолжал задавать много вопросов о Мо.

Этот маленький мальчик написал письмо своему умершему другу… Никто в семье не ожидал КАКОЙ он получит ответ

1 (400x300, 97Kb)

Читать далее...

Хак с регулятором - рабочее утреннее!

Понедельник, 31 Августа 2015 г. 09:45 + в цитатник
Это цитата сообщения Гурболиков [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Побудка...

Настраиваясь на рабочий лад..;)

708697_P1130255_ (488x700, 313Kb)

 


17 марта — день святого Патрика

Вторник, 17 Марта 2015 г. 01:10 + в цитатник
Это цитата сообщения ognevushka [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

17 марта — день святого Патрика

1 (426x282, 86Kb)

17 марта отмечается День Святого Патрика – национальный ирландский праздник, ставший популярным во всем мире. Считается, что каждый человек в этот день может стать почетным ирландцем - если только захочет.

R5jiF4fHP5DG (92x92, 9Kb)

Метки:  

ПОГРЕБЕНИЕ

Понедельник, 09 Марта 2015 г. 15:18 + в цитатник
Это цитата сообщения vissarion [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

ПОГРЕБЕНИЕ И ТРАНСФОРМАЦИЯ

ПОГРЕБЕНИЕ И ТРАНСФОРМАЦИЯ
В. Солкин


«Пришла я, наделила я Осириса, Владыку Обеих земель Небхепрура, правогласного, жизнью, постоянством, процветанием, так, что он не умрет… »
(из слов богини Нут на третьем ковчеге Тутанхамона)

Размышлениям о смерти посвящено огромное количество текстов и изображений, которые являлись частями грандиозной египетской концепции умирания и возрождения. Египетская культура говорила о феномене смерти несколько тысячелетий, начиная с «Текстов пирамид», которые прочили фараону восхождение по лестнице на небеса, и вплоть до греко-римского времени, когда в гробнице мудреца Петосириса, жреца Тота в Шмуну, тема перехода в другое пространство прозвучала как предостережение о неизбежном: «нет взятки для смерти». Спасением от смерти, как бы не парадоксально это прозвучало, было правильное погребение, выполненное согласно всем требованием многовекового ритуала; он уподоблял умершего божеству и гарантировал новую, вечную жизнь.

Форма и смысловое наполнение заупокойного ритуала неоднократно изменялись на протяжении тысячелетий египетской истории; тем не менее, на протяжении всего этого огромного отрезка времени речь шла об одних и тех же базовых составляющих человеческой сущности и божественном пространстве, в которое они инкорпорировались посредством ритуала.

Огромную роль в процессе изучения того «образцового» для египтян пути, по которому уходил царь в мир иной, сыграла находка гробницы Тутанхамона. Дважды потревоженное грабителями захоронение юного фараона дало возможность понять хотя бы в общих чертах схему, по которой проходило царское погребение, прикоснуться к произведениям искусства, служившими инструментами для великого ритуала перехода, к которому с таким уважением и вниманием относились египтяне.

Все, что было непосредственно связанно с личностью царя, было намеренно удалено из гробницы, как преходящее. Его земная жизнь была полностью заменена предстоянием перед вечностью, трансформацией в новое состояние существования через прохождение ритуалов смерти, обретением божественности через прохождение сквозь состояния божеств иного мира и, наконец, новым рождением в облике светоносного и действенного духа Ах, спутника Солнечного божества на его Ладье Миллионов лет.

Отсутствие исторических документов в гробнице, так сильно разочаровавшее Картера, было намеренным актом, направленным на обеспечение благого посмертного состояния царя. Личность Тутанхамона была забыта; остался лишь Хор Небхепрура, который должен был в итоге воплотиться в Осирисе и возродиться как новое Солнце.

ГАЛЕРЕИ ДОЛИНЫ ЦАРЕЙ

Памятники из гробницы Тутанхамона, на систематическую перевозку которых в Египетский музей в Каир потребовалось шесть лет, помогают хотя бы отчасти представить то великолепие, которое некогда окружало похороны величайших фараонов Нового царства, по сравнению с которыми гробница, ставшая самой знаменитой в Долине царей, была лишь отблеском истинного величия и роскоши. Уходящие в глубь скал грандиозные галереи, покрытые расписанными рельефами, погружают зрителя в особый, нечеловеческий, мир сотворения и обновления сил вселенной. Забыв о монументальности пирамид прошлых эпох, фараоны придавали отныне куда большее значение внутреннему содержанию и отделке гробниц, расположенных в самой отдаленной долине фиванского некрополя.

На смену «Текстам пирамид» и «Текстам саркофагов» пришли богато иллюстрированные книги о запредельном мире, покрывающие семь или девять коридоров протяженных царских гробниц, непревзойденным шедевром среди которых стала усыпальница Сети I. В их число входили сцены «Ритуала Отверзания уст и очей», астрономические тексты на потолках погребальной камеры, многочисленные изображения божеств и, порой, изображения погребального инвентаря, который некогда находился в соответствующем помещении.

Первые два коридора, обыкновенно, украшал текст «Литаний Ра», отождествлявших царя с Солнцем; далее на все пространство гробницы простирались «Амдуат» и «Книга врат», в которых фараон был вовлечен в полное опасностей ночное странствие солнечной ладьи, вместе с божествами которой он побеждал силы хаоса и получал возрождение в предвечных водах океана Нуна.

На задней стене первого зала гробницы, потолок который поддерживают столбы, высеченные с соблюдением классической для Долины царей пропорции в 5 локтей, царь изображен вместе с Хором, который ведет его к Осирису, восседающему на престоле, как к цели всей грядущей череды царских отождествлений. Третье божество, которое принимает царя в свои объятья на изображениях в нижней части гробницы, – это Хатхор, представляющая собой саму суть принципа возрождения. Среди бусин сетки, которая написана поверх платья богини особе место занимают имена царя и знаки многих празднеств Сед, которые ему обещает милостивая богиня, «Владычица Жизни», предвечная мать и супруга царя.

Гробница Сети I еще не знает включения в декорировку текста 125 главы «Книги мертвых», предназначенной все еще лишь для частных лиц; лишь со времени Рамсеса II в гробницу стали помещать текстуальное свидетельство того, что отныне царь должен пройти загробный суд богов, которым раньше он был равен. При Мернептахе в царской гробнице появятся новые тексты о загробном мире – «Книга Пещер», «Книга Земли» и «Книга небес», описывающие все новые и новые детали потустороннего странствия Солнца. Последняя поистине царская гробница Долины была создана для Рамсеса VI; после нее начался недолгий процесс деградации, в результате которого великий царский некрополь был забыт, а фараоны поздних династий нашли себе места нового упокоения в стенах храмов городов Дельты – Таниса, Саиса и Мендеса.

Строительство царской гробницы начиналось сразу же после восшествие нового фараона на престол; на реализацию амбициозного плана порой не хватало времени и отдельные помещения царского «дома вечности» оставались незавершенными. Процесс подготовки к смерти и перерождению включал в себя не только разработку архитектурного плана, сооружение и декорировку гробницы, но и подготовку гигантского погребального инвентаря и, в центре всех дел, – царского саркофага. Завершением этой гигантской работы были оттиски печатей на штукатурке, которая покрывала кладку, запечатывавшую вход в подземный мир еще одного воплощения Хора, ставшего Осирисом.

Мумия царя, конечно же, была главной святыней погребения. Со времени III династии ее помещали в каменный саркофаг, внутри которого находились несколько деревянных саркофагов. В Новом царстве саркофаг чаще всего делали из «солнечного» кварцита или гранита, еще раз подчеркивая отождествления фараона с Ра-Атумом; бывали и алебастровые саркофаги, богато инкрустированные лазуритовым стеклом.

Первыми «спутниками» царя, изображенными на стенках его саркофага были Анубис и сыновья Хора, которые позже были заменены фрагментами из «Амдуат», других текстов о загробном мире, отдельными фрагментами «Книги мертвых». Над саркофагом покоились деревянные позолоченные ковчеги, покрытые самыми значимыми ритуальными сценами, иллюстрирующими этапы трансформации умершего царя. Там, в глубине ковчегов и саркофагов лежала царская мумия, повторяющая облик мумии убитого Осириса, выполненная лучшими бальзамировщиками страны.

Внутренности, изъятые при бальзамировании, помещались в сосуды-канопы, помещенные в ковчег, покровительницами которого со времени Аменхотепа II изображаются четыре богини-защитницы мертвых: Исида, Нефтида, Нейт и Селкет, тогда как в облике защитников самих сосудов представали четыре сына Хора.

Предметы инвентаря, которым был снабжен царь, исчислялись десятками тысяч; это были лампы, чтобы разогнать тьму и оружие против его врагов, пища и масла для его Ка и одежды для его тела, сундуки с его украшениями и ладьи для посмертного плавания по предвечным водам, скипетры власти и парадные колесницы. Здесь не было только царских корон, которые передавались новому земному воплощению Хора.

В гробнице Тутанхамона были найдены многочисленные деревянные, позолоченные изображения богов и священных животных продолжавшие божественные темы декорировки стен гробницы и защищавшие гробницу от злых чар, которые могли бы помешать царю пройти весь свой путь до конца. Сотни статуэток ответчиков-ушебти, многие из которых были выполнены в облике забальзамированного царя-Осириса, прижимающего руками к своей груди своего крылатого Ба, должны были оберечь его от любой работы загробного мира, будь то пахота на полях богов или расчистка каналов, по которым струились воды Нуна.

Изречения из «Книги мертвых» гарантировали действенную силу многочисленных амулетов, выполненных из драгоценных материалов; многие из них помещались между пеленами мумии, чтобы обеспечить их тесный контакт с телом умершего. Наиболее популярным среди них были Око Хора Уджат (wḏȝ.t), которое, по легенде, было повреждено, но исцелено в знак того, что умерший вновь обретет былую целостность и скарабей, могущественный символ созидательной силы творца, новой жизни и возрождения, сочетающий в себе принципы божественности Осириса и Ра, сливающихся в грандиозном облике Предвечного божества – основы существования вселенной.

Поразительный памятник из гробницы Тутанхамона изображает ту главную божественную сущность, для которой сооружалась гробница – тело царя в процессе трансформации. Это статуэтка, вырезанная из кедрового дерева, которая была найдена в т.н. «Сокровенной сокровищнице» гробницы Тутанхамона внутри деревянного саркофага, тщательно завернутого в полотно. На голову царя, тело которого «запеленуто» и подготовлено к погребению, надет платок-немес, увенчанный уреем. Скипетры, находившиеся в руках царя, не сохранились. С двух сторон от мумии сидят птицы, закрывающие забальзамированное тело своими крыльями в знак защиты. Сокол, сидящий справа от тела, символизирует собой возрождение, которое обретет царь после странствия через загробный мир, так как сокол – это Хор, сын и преемник Осириса, добившийся победы над смертью для своего отца, отдав ему свое Око. Слева сидит птица с человеческой головой, Ба, «душа» царя, вышедшая из тела и готовая к великому странствию в царство Осириса. Мумия царя лежит на ложе, украшенном львиными головами, которое очень похоже на реальные ложа, найденные в гробнице. Львиные головы у изголовья ложа символизируют собой Рути (rwty, «два льва»), – божественную пару львов, в образе которых воплощены божества Шу и Тефнут, хранители горизонтов, в которых, подобно Солнцу, вновь и вновь будет заходить, а потом возрождаться усопший царь.

Четыре иероглифические надписи, имитирующие ленты погребальных пелен, вырезаны на теле царя; в них призываются небесные сыновья Хора, несущие защиту умершему от четырех сторон света, а также и более значимые божества – Осирис, Хор и Анубис: «Почитаемый Имсети, Хепи, Анубисом в месте бальзамирования, Анубису, Дуамутефу, Кебехсенуфу, Хору и Осирису».

Надпись, идущая от скрещенных рук «мумии» к ее ногам, призывает Нут, предвечную богиню неба, защитить умершего, подобно тому, как она защищает своего сына Осириса, закрыть его своим небесным телом, покрытым звездами: «Слова, сказанные царем Небхепрура правогласным: «Снизойди, матерь Нут, склонись надо мной и преврати меня в одну из бессмертных звезд, которые все в тебе!»

Еще одна иероглифическая надпись, опоясывающая ложе, упоминает вельможу Майя, одну из самых интересных и значимых личностей при дворе Тутанхамона: «Сделано слугой, облагодетельствованным Его Величеством, тем, кто ищет хорошее и находит прекрасное, и делает это старательно для своего повелителя, который творит чудесные дела в обители великолепия, управителем строительных работ по сооружению обители вечности, царским писцом, хранителем сокровищницы Майя»; «сделано слугой, облагодетельствованным своим повелителем, который добывает превосходные вещи в обители вечности, управителем строительных работ на Западе, возлюбленным своим владыкой, совершающим все по слову его, не допускающим ничего ему неугодного, тем, чье лицо блаженно, когда он это делает с любящим сердцем, как вещь, угодную для его повелителя»; «Царский писец, возлюбленный своим повелителем, хранитель сокровищницы Майя».

Этот знаменитый вельможа и выдающийся архитектор, сын врача Ауи и «госпожи дома» Урет, который после смерти Тутанхамона, уже при Хоремхебе, возвысится до «носителя опахала справа от царя» и «главы празднества Амона в Карнаке», был донатором статуэтки, пожертвовавшим ее в память о своем рано умершем царе, для которого он готовил погребение.

«ЗОЛОТОЙ ПОКОЙ»

Гробница Тутанхамона – одна из самых скромных в Долине царей с точки зрения архитектуры и декорировки. Помещения гробницы были грубо вырублены в скале и лишь погребальная камера была расписана. На ее стенах изображено царское погребение и трансформация царя в облике Осириса. Путь царя начинается на восточной стене: вельможи двора тянут на салазках солнечную ладью-катафалк с мумией царя к гробнице; на носу и корме ладьи стоят джерит – статуэтки жриц, воплощающих собой Исиду и Нефтиду, оплакивающих нового Осириса, а также грозный охранник – сфинкс Туту. На головах вельмож – траурные повязки, ближе всего к ладье изображены, судя по одеяниям, два везира и военачальник, возможно, Хоремхеб. Над процессией сохранились девять столбцов надписи: «Слова, что говорят знатные из царского дома, те что идут в процессии с Осирисом, царем, Владыкой Обеих земель Небхепрура к Западу. Возглашают они: «О, Небхепрура, да придешь ты в мире, о бог – защита земли!»

Процессия «движется» по направлению к северной стене. Северная стена разделена на три сцены: справа церемонию «Отверзания уст и очей» для Осириса Тутанхамона совершает его преемник, престарелый «божественный отец» Эйе, изображенный здесь как молодой человек, весьма походящий внешне на своего предшественника; в центре Тутанхамона, одетого в земное одеяние, как «Владыку Обеих земель Небхепрура, которому дана жизнь в вечности и бесконечности» приветствует богиня Нут, его небесная мать; наконец, слева изображено «Объятие горизонта» – Тутанхамон в сопровождении своего Ка обнимает Осириса, «первого среди западных». На южной стене Хатхор Иментет, владычица тайн возрождения, символ Запада, протягивает символ жизни анх царю Тутанхамону, за которым изображен Анубис. На голове царя белая повязка афнет, ассоциирующаяся с погребением. Наконец итог пути царя изображен на западной стене: фрагмент книги «Амдуат» с солнечной ладьей, в центре которой скарабей Хепри, восходящее на восточном горизонте Солнце, почитаемый двумя образами Осириса, занимает верхнюю часть стены; под ним – двенадцать священных павианов, бау Востока, рядом с которыми выписаны заклинания, призванные защитить царя.

В стенах погребальной камеры, за исключением восточной, где был проход в другое помещение гробницы, были обнаружены небольшие ниши, предназначавшиеся для магических фигурок, которые должны были сориентировать погребальную камеру по сторонам света, включить ее в пространство ритуала и, одновременно, защитить ее от любого зла. Описание этих фигур есть в 151а главе «Книги мертвых». На виньетке к этой главе Анубис склоняется к мумии, лежащей на погребальном ложе, в ногах которого – Исида, а в изголовье – Нефтида. К западу от них находится столб джед, символизирующий стихию земли, к северу – фигура «тень Осириса», символизирующая воздух, к югу – факел, частица стихии огня и к востоку – фигура Анубиса, лежащего на вратах иного мира и сосуд с водой, дарующей очищение. Фигурки помещались в стены камеры в процессе особого ритуала, благодаря которому погребальная камера становилась не просто микрокосмом, но совершенно особенным защищенным пространством, в центре которого пребывал умерший, отождествленный с Осирисом. Эти фигурки всего лишь один раз были заменены изображениями на стелах, также размещенными по стенам погребальной камеры и помимо изображений содержащими наиболее полные заклинания – фрагменты ритуала по подготовке погребальной камеры к принятию подобия Осириса. К несчастью, эти стелы, происходящие из мемфисской гробницы военачальника Каса, современника Сети I, были изъяты из своего контекста и в настоящее время хранятся в собрании Музея средиземноморской археологии в Марселе:

«То, что помещено на стене северной: «О тот, кто приходит, чтобы схватить, я воспрепятствую, и ты не схватишь; о тот, кто стучится, я не дам тебе постучаться. Вот, я – магическая защита для Осириса, царского писца, начальника лучников Каса, правогласного». Произнести слова над бруском необожженной глины, на котором начертаны эти слова. Водрузить Образ из дерева имаа, высотой в семь пальцев; с отверзнутыми устами; прикрепить его на брусок. Поместить его в нише в стене северной, лицом – к югу, укрыть тканью.
Пребывает джед перед ним на западе, Анубис – на востоке, столб огненный – на юге. На севере же – пребывает Образ из дерева имаа, лицо его – на юг направлено.
Воздает хвалы деяниями земными Уннеферу Осирис, начальник лучников Каса, правогласный.
Писец царский, начальник лучников, Каса, сын от плоти Иаии, правогласного, рожденный госпожой дома Исидой».

«То, что помещено на стене южной гробницы Осириса, писца царского, начальника лучников Каса, правогласного. Говорит он: «Вот я, тот кто устраняет песок, приходящий засыпать гробницу. Тот, кто пытается проникнуть, я оттолкну его к огню некрополя, я отклоню путь его. Вот я – магическая защита для Осириса, царского писца, начальника лучников Каса, правогласного». Произнести слова над бруском необожженной глины, на котором начертаны эти слова. Прикрепить фитиль в центре, поджечь. Поместить его в нише в стене южной; лицом к северу.
Осирис, писец царский, начальник лучников Каса, правогласный. Он – дух почтенный, среди богов западных. Он в обители отверзнутых устами божеств. Нет опасности для него от них, от ножей их. Стал он Осирисом, Каса.
Писец царский, начальник лучников, Каса, сын от плоти Иаии, правогласного, рожденный госпожой дома Исидой».

«Царский писец, начальник лучников Каса, правогласный. Говорит он: « Тот, кто приходит в ярости, я отклоню тебя заблаговременно. Бог Ха над тобой! Я тот, кто находится за столбом джед в день, когда он уничтожает. Вот я – магическая защита для Осириса, царского писца Каса, правогласного». Произнести слова над столбом джед из фаянса с верхом из золота, завернутым в полотно превосходное; облить его маслом. Прикрепить его на брусок из необожженной глины, смешанной с ладаном и зернами пеха, на котором начертаны эти слова. Поместить его в нишу в стене западной, лицом к востоку. Покрыть его землей с семенем сикоморы.
Осирис, писец царский, начальник лучников, великий Каса, правогласный.
Писец царский, начальник лучников, Каса, сын от плоти Иаии, правогласного, рожденный госпожой дома Исидой».

«То, что помещено на стене восточной. «Будь бдителен, Осирис, писец царский, Каса, правогласный! Бдителен Tот, Kто на холме своем. Твое нападение отклонено: это я, кто отклоняет нападение твое, о, Ужасный! Я – магическая защита для Осириса, начальника лучников Каса, правогласного». Произнести слова над Анубисом из глины, смешанной с ладаном и зернами пеха. Прикрепить его на брусок из необожженной глины, на котором начертаны эти слова. Поместить его в нишу в восточной стене, лицом к западу, прикрыв лик его. Осирис, писец царский, великий Владыкой Обеих земель, Каса, почтенный перед Благим Богом.
Анубис на холме своем.
Писец царский, начальник лучников, Каса, правогласный перед Богом Благим.
Писец царский, начальник лучников, Каса, сын от плоти Иаии, правогласного, рожденный госпожой дома Исидой».

АНУБИС И ВЕЛИКИЕ СИМВОЛЫ

Между стенами погребальной камеры гробницы Тутанхамона и внешним огромным ковчегом были найдены многочисленные ритуальные предметы и амулеты, которые должны были помочь умершему царю преодолеть смерть и опасности загробного мира: магические весла (дающие невидимость от врагов), сосуды хес (приносящие очищение), стилизованные перья страуса, посвященные богине Маат, фаянсовые сосуды, содержащие натрон и смолу, священный гусь Амона, выполненный из дерева и покрытый смолой, стоявший у восточный стены, должен был разогнать тьму своим криком, словно в момент сотворения мира, алебастровая лампа, найденная в юго-восточном углу, свет которой должен был разогнать тьму загробного мира.

В северо-западном и юго-западном углах погребальной камеры находились имиут – эмблемы Анубиса. Они подвешены к вертикальным лотосообразным шестам, установленным в алебастровых сосудах,Clip (270x700, 46Kb) покоящихся на циновках из тростника. Это эмблемы мира, куда погружается на ночь солнце и где почиют умершие. Они должны были помочь покойному пройти через владения загробного мира. Вместе с этими эмблемами обнаружены четыре позолоченных деревянных предмета, которые, вероятно, символизируют свернутые погребальные покровы. А.Гардинер указывает, что в иероглифическом письме изображение этого предмета обозначало «пробуждать». Возможно, символы имели отношение к представлениям о пробуждении усопших».

Мы очень мало знаем о символическом значении этих эмблем; как иногда пишут, «их куда легче описать, нежели объяснить». Каждая эмблема состоит из высокого стержня, завершающегося бутоном лотоса. Со стержня, прикрепленная к нему длинным хвостом, выполненным из бронзы и заканчивающимся распустившимся цветком папируса, свисает шкура обезглавленного животного. Символическая шкура выполнена из дерева и покрыта золотом. Каждый стержень в свою очередь укреплен в алебастровой основе, напоминающей своей формой сосуд, на которой имеется надпись:

«Бог благой, Небхепрура, сын Ра, Тутанхамон, властитель Южного Гелиополя (т.е. Фив), которому дана жизнь, подобно Ра, в вечности и бесконечности, возлюбленный Анубисом, владыкой навеса для бальзамирования» (на другом – «возлюбленный Анубисом Имиутом», также опущено сравнение «подобно Ра»).

Древнейшие известные аналоги подобной эмблемы датируются 1950г. до н.э. и состоят из настоящей шкуры животного, набитой льняным полотном; впрочем, первые упоминания титула «имиут» встречаются еще во время правления IV династии. Эмблемы Имиут издревле были связаны с заупокойным ритуалом, почитанием умерших предков; их изображения часто встречаются в заупокойных храмах фараонов Нового царства. С символической точки зрения, опираясь на тексты папируса Жюмильяк , хранящегося в Лувре, можно сказать, что эта эмблема – кожа, оболочка тленного тела, опустошенная смертью на этапе завершения посмертных трансформаций сущности умершего, по словам К.Дерош-Ноблекур, подобие хориона, – наружной зародышевой оболочки зародыша. Эта оболочка-шкура, по сути, принадлежит самому Анубису, и именно в ней некогда было собрано воедино тело Осириса; Солнце, обернутое в нее (а также и каждый умерший) обретает возрождение. Этот смысл заложен и в самом титуле бога «имиут» – «тот, кто завернут (в кожу)».

Эмблема Анубиса была на египетских изображениях непременным спутником Осириса, а также присутствует почти во всех царских заупокойных храмах, гарантируя защиту умершему царю во время его посмертных трансформаций на пути к Осирису, во время которых, наряду с Анубисом, его покровителями становятся Птах и Сокар. Представлявшийся в облике черной собаки или шакала, лежащего на холме некрополя, Анубис был проводником умершего через пространство иного мира. Священные животные Анубиса, обитающие среди могил были, по представлениям египтян, существами, обитавшими на границе пространств, существами ночи, которые исчезают на заре, увидев рождающееся солнце, и вновь появляются на закате, чтобы проводить светило по путям Запада.

В облике Анубиса, наконец, чтобы преодолеть смерть, воплощается и сам умерший на последних этапах своей трансформации. На кладке, которой был закрыт проход в одну из камер гробницы Тутанхамона, которая, по сути, представляет собой искусственную «пещеру» для трансформации его сущности, Алан Гардинер прочел надпись, которая позже была разрушена: «Небхепрура-Анубис торжествующий».

Наконец, сразу же за входом в самую отдаленную, восточную, камеру гробницы, т.н. «Сокровенную сокровищницу», находилось, пожалуй, самое поразительное изображение Анубиса в египетском искусстве. Вход в сокровищницу, в отличие от других дверных проходов, не был ни заложен камнями, ни запечатан. Напротив двери, загораживая вход в сокровищницу, на вызолоченном ковчеге, установленном на носилках с длинными ручками, покоилось черное изваяние бога Анубиса, закутанное в погребальные покровы. На полу, сразу же за порогом, перед постаментом Анубиса стоял маленький тростниковый факел на глиняной подставке в форме кирпича с магической надписью: «Да сгинет враг Осириса, в какой бы форме он ни явился».

Анубис покоится на съемной крышке деревянного позолоченного ларца. Увенчанный характерным египетским карнизом, ларец, имитирующий своей формой врата загробного мира, покрыт изображениями символов «джед» и «тет» (узел Исиды). Внутри ларца были найдены фаянсовые амулеты: четыре изображения коровьей ноги «ухем», имеющие значение глагола «повторять», два изображения мумии, изображение сокологолового Хора, две статуэтки ибиса, уадж – стебель тростника папируса, символизирующий вечную молодость, восковая «птица половодья» Бах, несколько кусков смолы, а также восемь ожерелий и два алебастровых сосуда. Эти предметы, изначально расположенные в специально предназначенных для них отделениях, были перемешаны, к сожалению, древними грабителями. Все эти амулеты, бесспорно, были связаны с ритуалами трансформации в Анубиса, призванными принести возрождение (ухем месут) душе царя.

Восхитительная статуя божества из гробницы Тутанхамона, скорее всего, некогда следовала в царской погребальной процессии, а затем была помещена в одно из самых значимых помещений гробницы, где находились канопы с внутренностями царя, стражем и охранителем которых, таким образом, выступал Анубис. В надписях, что покрывают ларец, Анубис восхваляется в двух своих ипостасях – как Имиут, сын Осириса, отдавший умершему отцу свою кожу, необходимую для его возрождения, и как Хентисехнечер – глава божественного навеса, расположенного при входе в гробницу, под которым совершалась церемония «Отверзания уст и очей», дающая возможность умершему видеть, ощущать, вкушать приношения и передвигаться, побеждая смерть.

ПОГРЕБАЛЬНЫЕ КОВЧЕГИ И «КНИГА СВЕТА»

Четыре погребальных ковчега, сооруженные один в другом, над каменным саркофагом Тутанхамона, выполнены из дерева и обиты золотом. Эти памятники уникальны – все остальные ковчеги такого рода, которыми, бесспорно, снабжались в последний путь цари XVIII династии, были уничтожены грабителями еще в древности. Покрытые иероглифическими текстами и изображениями снаружи и внутри, ковчеги были важной частью религиозно-магического механизма, предназначенного для успешной трансформации царя в посмертное состояние.

Традиционно, ковчеги описываются последовательно, так, как их обнаружил в погребальной камере Говард Картер, от самого внешнего к внутреннему, четвертому. Однако, как показывают исследования текстов, первым ковчегом, с которого и начинается долгий процесс обожествления умершего царя, был как раз самый внутренний.

Внутренний ковчег (IV) выполнен в форме архаического святилища Нижнего Египта, именовавшегося пер ну, или «Дом огня»; царь короновался в этом святилище богини-змеи Уаджит божественным уреем. Крылатый солнечный диск, символ торжествующего царя Хора Бехдетского, присутствует как на крыше ковчега, так и над створками его дверей, под характерным карнизом. На дверях, как и на задней стенке ковчега, изображены Исида и Нефтида, распростершие свои крылья для защиты царя. Внутренние стенки ковчега покрыты текстом 17 главы «Книги мертвых», в котором солнечный Ра говорит о своем возрождении из вод предвечного хаоса Нуна, изображенного с распростертыми руками-крыльями на потолке, внутри ковчега, над телом царя.

Следующий ковчег (II) повторяет собой архаическое святилище Верхнего Египта, именовавшееся пер ур – «Великий дом» и посвященное богине Нехбет, представавшей в облике грифа. С архитектурной точки зрения ковчег отличается от предыдущего формой крыши, которая изгибается впереди, над дверями и плавно понижается назад. Как и на других ковчегах, под крышей стенки завершаются характерным изогнутым карнизом.

На внешних сторонах дверей ковчега представлены грозные духи загробного мира, вооруженные огненными ножами – «Великий голосом» с головой антилопы, «Тот, кто отражает нечестивого» с головой крокодила, львиноголовый «Тот, кто отрезает головы» и «Тот, кто приносит огонь» с головой овна. Сопровождающая надпись говорит о царе, как об Осирисе, пришедшем судить Хора и Сетха, спорящих за его наследство: «Осирис, царь, Владыка Обеих земель, Небхепрура, тот, кто прекращает кровь, кто разделяет двух братьев, пришел…»

На внутренних сторонах дверей – распростершие в позе защиты крылья богини Исида и Нефтида, стоящие на знаке нетленного золота. Внутри, на потолке ковчега помещено изображение крылатого солнечного диска, семи летящих самок грифа, сжимающих в лапах иероглифы бесконечности шен (одна из самок имеет голову кобры), а также сокола Хора, символизирующего царя. Сопутствующая надпись говорит о солнце, как о главной защите царя: «лучи диска солнечного – защита над тобой, ладони их держат жизнь и здравие…»

Центральное место в декорировке внешних плоскостей этого ковчега занимает странствие солнечной ладьи и ее спутников по пространству иного мира, в частности, шестой час ночи из текста «Амдуат», грядущее воссоединение Осириса с Солнечным божеством, которое дает новую жизнь божествам, духам и умершим царям: «Указание Величества этого великого бога царям Верхнего Египта и царям Нижнего Египта, которые в мире ином: да поднимут среди вас короны хеджет, да наденут короны дешрет… Да будут Величества Ваши благочестивы, да будут дышать горла Ваши…»

Особенно интересен следующий ковчег (II), вновь повторяющий своей формой пер-ур. Особое значение в уникальной декорировке придается солнцу и его свету, выступающему в качестве гаранта бессмертия царя-Осириса. На дверях ковчега Тутанхамон в сопровождении Исиды движется к Осирису и в сопровождении Маат – к Ра-Хорахте. «Даю я тебе существование как богу живому подле меня день каждый, как подле отца, Хор, сын Исиды…», – обращается к царю Осирис. «Ты – сын мой, от плоти моей, мной возлюбленный…» – говорит Исида. «Приди в мире, сын мой возлюбленный, Владыка Обеих земель, – приветствует царя Ра. – Утвердил я место твое в Земле священной, чтобы был ты как один из богов, владык мира иного».

Внутри, на потолке ковчега, изображена Нут, стоящая на знаке золота и произносящая заклинания:
«Простираю я руки над этим сыном моим, Осирисом, в имени моем – Нут. Не отдалюсь я от этого сына моего, Осириса, царя, Владыки Обеих земель, Небхепрура, сына от плоти Ра, им возлюбленного, Тутанхамона, властителя южного Гелиополя».

Заднюю внутреннюю стенку ковчега покрывает иероглифический текст знаменитой 17 главы «Книги мертвых», содержащей слова бога Ра о мироустройстве и возрождении в водах Нуна.
Внешняя часть ковчега покрыта интереснейшими изображениями, иллюстрирующими заупокойный текст, аналоги которого до сих пор не известны. Текст близок по содержанию к «Амдуат».

Вся композиция состоит из двух частей, каждая из которых разделена на три регистра. Солнечная ладья в этой композиции отсутствует и присутствие солнечного божества выражено солнечными дисками и овноголовыми птицами-ба. Текст этой композиции, предельно сложный для интерпретации, выписан энигматическим письмом без комментариев обычной иероглификой. Начинается первая часть композиции с двух пограничных столбов на пороге иного мира – одного с головой овна («голова Ра») и второго с головой шакала («шея Ра»), после которых начинается пространство мрака, место таинства и трансформации; вторая часть композиции, наоборот, наполнена светом, дисками солнца, змеями, звездами и солнечными лучами, которые подобно потоку пронизывают всех существ и изливаются в пространство.

В начале, когда открываются таинства тьмы, в изображениях встречаются лишь два огромных солнечных диска, в каждый из которых помещена птица-ба с головой овна, т.е. душа предвечного божества, воплощенная в солнце и его энергии. Все происходящее здесь связано с концепцией обновления и трансформации солнца, а вместе с ним и самой сути жизни, проходящей сквозь тьму и смерть.

В центре пространства тьмы находится огромная фигура антропоморфного божества, пронизывающего собой все три регистра изображения. Голова и стопы гигантского божества окружены двумя кольцами, образованными телом змея времени Мехена: это первое известное по египетским источникам изображение змея-уробороса. Окруженное двойственностью времени, завершенной целостностью времени джет и времени нехех, предвечное божество, таким образом, является источником и завершением всякого существования.

Внутри тела, имеющего облик Осириса, помещен солнечный диск с душой-ба, что выражает основную концепцию египетского предвечного божества, творящего вселенную, в котором еженощно воссоединяются две его важнейшие составляющие – хтоническое пространство джет, воплощенное Осирисом, и солнечное время нехех, представленное богом солнца. Между фигурой предвечного божества, ближе к входу в иной мир в верхнем и нижнем регистрах изображено по восемь божеств: верхние «те, кто в пещерах Дуата(?)», нижние – те, кто пребывает в «Месте уничтожения»; несмотря на это их ба могут находиться вблизи от бога солнца.

За колоссальной фигурой, составляющей центр композиции, в среднем регистре расположены семь антропоморфных божеств, поднимающих руки в позе восхваления и касающихся ладонями солнечного каната, соединенного с диском в утробе предвечного божества. Над ними в верхнем регистре предстают семь богинь, обращенных лицами в противоположную сторону и помещенных в саркофаги; их сущности остаются погребенными, в то время как их ба следуют за солнечным богом.

В нижнем регистре, меж двух стражей вновь изображено «Место уничтожения», самая далекая и неведомая часть загробного мира, которую Иуф-Ра освещает, «возвышая свой голос», давая тем самым дыхание обитателям этого пространства. В центре его – змей с человеческой головой многократно обвивает два саркофага с телами Осириса и Ра; рядом находится еще один открытый саркофаг с частями тела Осириса и головой овна, символизирующего присутствие солнечного бога близ Осириса.

Вторая часть композиции также разделена на три регистра, с тремя сценами в каждом. Присутствие солнечного божества демонстрируется здесь посредством солнечных дисков во всех трех уровнях изображения. В большинстве случаев диски связаны с фигурами божеств и духов лучами света, исходящими от Ра, которыми, согласно тексту, наполнены их тела.

Верхний регистр начинается с образа кобры, изрыгающей свет. Перед ней предстоят шесть богов; каждому из которых предстоит птица ба, сидящая на четырех столпах небесного пространства, и звезда, от которой отходит сияние, касающееся лба каждого бога. Первый бог, между тем, получает солнечный свет, а вместе с ним и энергию Ра непосредственно от священной кобры. Согласно сопровождающему тексту, – это свет Ра, который проникает в них.

Вторая сцена верхнего регистра начинается с изображения кошки; за ней стоят шесть фигур без голов. Головы помещены перед фигурами, каждая – между звездой и солнечным диском, от которого струятся лучи света. Солнечный свет поникает внутрь этих фигур через срезы шей, наполняя их.

Далее изображены еще шесть фигур, забальзамированных и с головами; свет стремится к ним от солнечных дисков, снабженных в знак своей мобильности ногами. Каждый из этих божеств стоит на теле змея огненного времени Мехена, который помогает возродиться и начать новый цикл существования.

В среднем регистре изображена фигура Осириса, в знак своей победы над смертью лежащего на животе и протягивающего руки к солнечной овноголовой птице ба. От ног бога поднимается в лучах света змея, обращенная к шести фигурам божеств с львиными головами; их руки скрыты, так как они несут к лучам солнце тайное тело Осириса – тело предвечного божества. «Таковы боги эти; входят лучи Ра в тела их, воздают они хвалы, когда видят душу его», – комментирует текст над ними.

Лучи, исходящие от солнечного диска, касаются уст каждого божества, наделяя всех жизнью. В нижнем регистре солнечная кобра изрыгает свет, который затем передают вглубь львиные головы и малые кобры; свет, таким образом, разливается над шестью образами Осириса, которые, согласно тексту, «одеты» в свет Ра, а их ба следуют за ними. Им даровано дыхание жизни, символически изображенное в виде паруса, наполненного ветром.

Далее лев, сидящий на земле, предстает перед шестью овноголовыми забальзамированными фигурами, стопы которых покоятся на постаменте с изображением змея Мехена; «таковы боги эти, – гласит текст над ними, – изливают они то, что скрыто… видят они…». Далее следует то, что они – хранители умершего царя.

Далее следуют шесть богинь, каждая из которых вдыхает солнечный свет и изливает его из рук на голову выползающего из глубин земли змея, имя которого «Злобный ликом». Имена богинь говорят о них, как о существах, несущих гнев и наказание солнца, которым каждая из них беременна.

Завершается композиция дважды появляющимся солнечным диском с птицей-ба внутри; речь идет о циклическом движении солнца, которое поддерживают в бесконечном движении четыре пары рук. Змеи, головы четырех коров-негау, символов богини Мехетурет, и богини, стоящие меж их рогов и держащие руки в позе молитвы завершают двойное изображение, две части которого отличаются тем, что в середине одного – фигура Осириса, а другого – рука солнечного бога, благодаря единству которых умерший царь воссуществовал правогласным и солнечным духом среди других величайших божеств вселенной.

На внешних сторонах дверей ковчега изображены крылатые фигуры богинь-охранительниц Исиды и Нефтиды, стоящих на знаках нетленного золота и дающих умершему возрождение:

«Пришла я, чтобы стать защитой твоей, ты, сын мой, мой возлюбленный Хор, простерла я защиту над тобою, от того, кто против тебя. Да поднимешь ты голову свою, чтобы узреть Ра, чтобы стоять на ногах своих, чтобы двигаться в обликах, какие пожелаешь, как раньше…»

«Пришла я, чтобы защитить тебя сзади, мой брат Осирис, царь, Владыка Обеих земель Небхепрура. Установила я голову твою на шею твою, Анубис собрал для тебя кости твои, восстановил он члены твои во здравии, удалил он всякое зло, заставил исчезнуть все скорбное. Ты не разложишься!»

Наконец, внешний грандиозный ковчег (I) представляет собой копию павильона для царского празднества Сед, во время которого правитель должен восстановить свои силы, пройти сквозь символическую смерть и возродиться. В знак этого вся внешняя поверхность ковчега покрыта помещенным на лазуритовый фон орнаментом из золотых знаков Осириса джед и Исиды тет, которые в сочетании имеют значение сешета – «таинство».

На задней внутренней панели ковчега запечатлена «Книга Коровы», повествующая о явлении из Нуна грозной солнечной дочери Ра и о воздаянии за грехи человечества. Брюхо небесной коровы покрыто изображениями звезд, ее тело поддерживают девять воплощений бога миллионов лет Хеха. У плеча коровы в небольшой ладье плывет солнечный Ра, который обращается к царю: «Приди, сын мой от плоти моей, мой возлюбленный, Владыка Обеих земель Небхепрура. Пребывай с отцом твоим Ра, как один из тех богов, что спутники его у Мехетурет…»

Образ коровы, «Великой пловчихи» становится залогом перенесения царя на небеса в места пребывания богов, отдаленные от мира. На створках ковчеге царь предстает уже в образе бога солнца в высокой короне хену, с символом анх в руках, повергнувшего все силы хаоса и окончательно восторжествовавшего над смертью в своем новом существовании: «Я отразил, я уничтожил, я обезглавил, я отрезал ноги врагов Осириса. Пали они! Не воссуществуют они! Все враги Осириса, царя Небхепрура, пали!»

САРКОФАГИ

Под огромными ковчегами таился каменный саркофаг царя, выполненный из кварцита; крышка, предназначавшаяся для саркофага, судя по всему, была разбита еще в древности и ее заменили при погребении на другую, гранитную, окрашенную в желтый цвет. Саркофаг представлял собой прямоугольный блок камня длиной 2,75 м., шириной 1,5 м., и высотой 1,5 м. Верх саркофага был декорирован классическим египетским карнизом, а низ – фризом из символов джед и тет.

По бокам саркофаг защищали распростершие по его сторонам руки-крылья богини: у изголовья Исида (северо-запад) и Нефтида (юго-запад), а у изножья Нейт (северо-восток) и Селкет (юго-восток). Положение саркофага по сторонам света в целом совпадала с ориентацией знаменитого «Дома жизни» согласно тексту папируса Солт 825 и сопровождающей его виньетке, что свидетельствует о единой системе ориентации в ритуальном пространстве, издревле существовавшей у египтян:

«Что касается Дома жизни – будет сотворен он в Абидосе. Создай его из четырех частей… Что касается четырех пер и одного анх, что касается «живущего», то это – Осирис. Что касается четырех пер – это Исида, Нефтида, Геб и Нут. Исида у одной стороны, Нефтида у другой, Хор у одной стороны, Тот у другой. Это четыре угла. Геб – его пол, Нут – его крыша, и бог великий и тайный покоится в нем… Не будет он ведом, не будет он видим, только солнце узрит его тайну…»

Первый, внешний антропоморфный саркофаг, был выполнен из дерева и покрыт листовым золотом по штуку. Лицо и руки царя, сжимающего царские скипетр и плеть, были выполнены из чистого золота. На голове царя – повязка хат, его тело закрывали руками-крыльями рельефные изображения богинь, Исиды и Нейт.

Второй, средний саркофаг, также был выполнен из дерева, покрыт штуком и богато обит золотыми листами. Сверху саркофаг покрывала льняная пелена, поверх которой лежали цветы. Осирис-Тутанхамон представал в немесе во всем величии, сжимая царские скипетры. Поверхность саркофага, который был украшен изображениями крылатых богинь Уаджит и Нехбет, была инкрустирована тысячами кусочков стекла и полудрагоценных камней, имитируя перья божественных крыльев, защищающих плоть Осириса. Вниз от скрещенных рук шли столбцы заупокойной молитвы.

Третий, внутренний саркофаг, выполненный из кованого золота, был обнаружен завернутым в льняную пелену, поверх которой лежали бесчисленные гирлянды из цветов, фруктов и фаянсовых бусин. Царь был изображен в облике Осириса, плоть которого стала золотом в мгновение соприкосновения с лучами Ра, проникшими в иной мир. К сожалению, глаза саркофага рассыпались от воздействия благовонных масел, вылитых на него во время погребения.

На царе – головной убор немес, в руках – скипетры хека и нехеху, на его подбородке – длинная божественная бородка хебесут. Поверх рук простерли свои защитные крылья богини юга и севера – Нехбет и Уаджит, сжимающие в лапах солнечные знаки бесконечности шен; их тела были богато инкрустированы стеклом и камнем. Все золотое «тело» царя-Осириса покрыто орнаментом «риши»; с боков его охраняют распростертыми крыльями Исида (справа) и Нефтида. От скрещенных рук вновь вниз шли столбцы молитв, обращенных к богине Нут. Изображенная на изножье саркофага крылатая Исида , «великий горизонт», восседая на знаке золота, оберегала царя-Осириса от любого зла и вела его на запад сквозь все преграды иного мира.

МАСКА

Золотая маска Тутанхамона, созданная из нескольких кусков кованого золота, стала одним из образов Египта и величайших сокровищ его древности, национальным символом и предметом гордости египтян. Поразительное произведение искусства, она венчает собой собрание Египетского музея в Каире и в реальности невероятно превосходит все те бесчисленные фотографии, на которых изображена.

Золото царского лика, с его непередаваемой, едва играющей на губах улыбкой, поразительно сочетается с лазуритовыми полосами царского немеса, бородкой и выложенной тонкими полосками косметической подводки глаз. Глаза царя, отождествленного с самой сутью божественности, которую не может охватить смерть, представляют собой небесные светила – луну левый глаз и солнце – правый, выполнены из обсидиана и кварца.

Убор царя, повторяющий волосы солнечного божества и его плоть, из лазурита и золота, венчают Уаджит – священная кобра севера и Нехбет – великая самка грифа с юга – «Обе Владычицы», объединяющие под властью царя земли Египта. Плечи царя закрывает широкое ожерелье усех, инкрустированное лазуритом, кварцем, амазонитом, полевым шпатом, завершающееся на плечах головами священных соколов.

На задней части маски сохранились десять колонок текста молитвы о нетленности царя, созданной минимум за пять веков до Тутанхамона и вошедшей в свод «Текстов саркофагов», а позже – в «Книгу мертвых». В ней запечатлено таинство трансформации отдельных частей тела царя в богов, которые затем объединяются в сущности предвечного божества. Победоносный Хор, повергнувший врагов и давший Око свое отцу, и Осирис, владыка иного мира, объединяются в облике царя:

«…правый глаз твой – ладья ночная; левый глаз твой – ладья дневная; брови твои – сонм великих девяти богов; лоб твой – Анубис; шея твоя – Хор, а волосы твои – Птах-Сокар. Осирис перед тобой. Прозрел он благодаря тебе, поведешь ты его путями благими, ты, побивший ради него спутников Сетха, чтобы мог он повергнуть врагов твоих перед Девятью богами…»

КОВЧЕГ ДЛЯ КАНОП

В центре «Сокровенной сокровищницы» стоял массивный ковчег для каноп царя. Он покоился на деревянном позолоченном основании, на котором были установлены столбы, поддерживающие над ковчегом подобие балдахина, украшенного, как и сам ковчег, карнизом и восхитительным фризом из полихромных уреев. Позолоченные стенки ковчега были покрыты надписями и рельефами, на которых различные божества-защитники умершего призывают четырех духов, сыновей Хора защитить Осириса Небхепрура: Исида заклинает о защите Имсети, Геб – Дуамутефа, Птах-Сокар-Осирис – Кебехсенуфа и Нефтида – Хепи.

Между столбов балдахина, распростря руки, стояли четыре статуи великих богинь охранительниц, в погребальных повязках афнет, обращенных лицами к ковчегу: Исида с запада, Нейт с севера, Нефтида с востока и Селкет с юга. Каждая из богинь имела власть над одним из сыновей Хора и над одной частью внутренностей царя: Исида – над Имсети (печень), Нефтида над Хепи (легкие), Нейт над Дуамутефом (желудок) и Селкет над Кебехсенуфом (кишки). Сыновья Хора, защитники внутренностей царя, ассоциировались, как и богини, со сторонами света; именно их воплощали четыре птицы, которых выпускали на разные стороны света во время царской коронации:

«О Имсети, иди на юг и сообщи божествам юга, что Хор овладел короной хеджет и воссоединил ее с короной дешрет.
О Хепи, иди на север и скажи божествам севера, что Хор овладел короной хеджет и воссоединил ее с короной дешрет.
О Дуамутеф, иди на запад и скажи божествам запада, что Хор овладел короной хеджет и воссоединил ее с короной дешрет.
О Кебехсенуф, иди на восток и скажи божествам востока, что Хор овладел короной хеджет и воссоединил ее с короной дешрет».

Богини и подвластные им духи, таким образом, окружают ковчег с внутренностями и «движутся» против движения солнца, осуществляя очищающий ритуал Сокара, ритуал умирания, центром которого является содержимое ковчега – внутренности Осириса.

Внутри позолоченного деревянного ковчега находился алебастровый, своей формой повторяющий пер ур – символический предвечный храм Верхнего Египта, заменивший собой четыре традиционных сосуда-канопы.

По углам ковчега были вновь изображены богини-охранительницы, низ был вновь отделан фризом из изображенных попарно знаков джед и тет. Внутри ковчега были выдолблены четыре полости, в которых находились миниатюрные золотые ковчежцы, содержащие забальзамированные и запеленутые внутренности царя. Своей декорировкой ковчежцы повторяли убранство второго антропоморфного саркофага, а сам ковчег – каменный саркофаг царя. Ковчежцы, надписанные именами богинь и сыновей Хора, были расположены так, чтобы соответствующий ковчежец лежал в полости близ соответствующей богини на внешней стороне ковчега.

Четыре поразительные скульптурные портреты царя в уборах немес, служили крышками для полостей ковчега. Портреты были выполнены из алебастра, глаза и брови царя при этом были подведены черной краской, губы – красной, с оттененными черным уголками рта. Крышки были расположены попарно, друг напротив друга, так что лица царя как бы «смотрели» друг на друга. Две головы на восточной стороне ковчега были обращены лицом к западу, а две другие – лицом к востоку.

Маленькие ковчежцы, находившиеся под крышками, были помещены в цилиндрические углубления стоймя, завернуты в освященное полотно и обращены лицами в том же направлении, что и прикрывающие их алебастровые крышки-головы.

Наряду с ковчегом для каноп, статуями божеств, многочисленными ладьями и другими предметами погребального инвентаря, в «Сокровенной сокровищнице» находился еще один памятник, крайне важный для достижения той цели возрождения царя, которой служила вся гробница. В большом прямоугольном ящике, который находился в юго-западном углу помещения, покоился запеленатый деревянный образ Осириса, поверхность плоского тела которого была покрыта нильским илом и зерном, которое начало прорастать. Такие «подобия бога» предназначались, чаще всего, не для погребений, а для ритуалов храма, где они хранились в течение года. Затем «подобие» погребалось в специальном храмовом некрополе, либо в гробнице царя, ушедшего в этот год в мир иной. Ритуал изготовления «мумий» из ила и зерна должен был поддержать цикл возрождения, даровать новую жизнь Египту, упрочить вселенский миропорядок и обеспечить умершего царя существованием в вечности.

Метки:  

От грохота вселенской бури не подобает преждевременно и малодушно впадать в апокалиптический транс

Пятница, 24 Октября 2014 г. 20:20 + в цитатник
Это цитата сообщения dmpershin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Отповедь Дугину: Президент Путин не Спартак и мы не рабы

Президент России не Спартак и мы не рабы:
не будем вслед за г-ном Дугиным
«преждевременно и малодушно впадать
в апокалиптический транс»


В одном из последних интервью, опубликованных, как ни странно, в газете с обязывающим названием «Культура», Александр Гельевич Дугин призывает всю нашу страну огромную на смертный бой «с пятой и шестой колоннами». Относит к «шестой колонне» всех, кому, как можно понять из текста, дороги свобода слова, и свобода рынка, и право на разномыслие. Приписывает шестоколонному окружению Президента коварные умыслы «эпистемологически оккупировать» страну.

Наконец, сравнивает Президента России со Спартаком, бунтующим против поработителей, в данном случае, - планетарных проамериканских глобализаторов. И тем самым предвещает и ему, и россиянам участь тысяч беглых рабов, распятых вдоль Аппиевой дороги после окончательного подавления легионерами бессмысленного и беспощадного римского бунта.

Вот не хотел, наверное, Александр Гельевич рыть России историческую могилу, но получилось у него как всегда – метафизично, духоподъемно и завораживающе.

Особенно духоподъемны дугинские пифологизмы (от слова «пифия»; напомню, пифия - это дама, которая, надышавшись одурманивающих газов, изрекает туманные пророчества).

Итак, вот пифологизм – о боли, обрушившейся на наши народы за последние полгода:
«Сейчас русская кровь, которая льется там ежедневно, в том числе кровь невинных детей, женщин, она пробуждает в нас древнюю волю, древний голос нашей истории, нашей сущности. Это страшный обряд. Когда мы видим врагов, уничтожающих наш народ, и не можем дать достойный отпор, это невозможно пережить. Борьба за Русский мир будет продолжена».

Не знаю, переживут ли дугинские пифологизмы их автора, но одно могу сказать точно: один мой дед погиб под Сталинградом у станицы Клетской, а другой дошел до Берлина не для того, чтобы в России г-н Дугин и примыкающие к нему Проханов и Кургинян пробуждали в нас древнюю волю, стравливали и творили свой страшный обряд.

«От грохота вселенской бури не подобает преждевременно и малодушно впадать в апокалиптический транс…» Это не мои слова. Это действительно великий русский мыслитель, тогда еще не рукоположенный в священный сан, Георгий Флоровский через век комментирует апокалиптический алармизм г-на Дугина.

Именно таковым Дугиным, Прохановым начала XX века и прочим истероидным властителям дум адресовал Флоровский свою статью «Метафизические предпосылки утопизма» (журнал «Путь», 1926, №4, Париж)

Очень рекомендую прочесть. Может быть, тогда эти господа угомонятся и поймут, что никаким историософским концепциям, никакой мистике и никаким мессианствам нельзя приносить в жертву людей. Что нагнетаемая ими злоба их же первых разъедает до мозга костей. Что историю вершат не процессы, - все же гегельянство, г-да присяжные пифологи, безбожно устарело, - но люди, каждый из которых ходит пред Богом, но может соскользнуть и в бездну. Напомню, опять же, что в эту бездну мы отправляем врага нашего спасения во время таинства крещения. Нам там делать нечего.

В канун выборов на Украине, как и всё это горестное время, вся наша Церковь молится об одном – о мире, о помощи страждущим, о тех, кто остался без крова и хлеба, - и не только молится, но и старается эту помощь оказывать вместе со всеми людьми доброй воли, не важно, на территории какого государства они живут.

А потому есть еще одна вещь, которую мы можем сделать, чтобы приблизить мир – это осадить г-на Дугина и всех его сподвижников, пояснить, что эта апокалиптически-алармистская пифология – не более чем фейк, ни к православию, ни к подлинной России никакого отношения не имеющий.

Что бы там не прорицали Дугин и К, наш Бог - Творец и Спаситель, а отнюдь не кровожадный утопист, инженер человеческих душ и архитектор человеческой матрицы по совместительству. И пока мы - христиане, черная соборность, об опасности которой для России предупреждал протоиерей Сергий Булгаков, не пройдет.

И раз уж речь зашла о том, как воссоединить распавшуюся связь времен и народов, вспомним, что сегодня Церковь литургически прославляет людей, явивших любовь Христову всем, кто к ним приходил, независимо от их сословия, национальности или убеждений. Святые преподобные старцы Оптинские, молите Бога о нас!

и.Дм. (Першин)
Опубликовано: http://www.pravmir.ru/myi-ne-rabyi/
Интервью Дугина здесь - http://portal-kultura.ru/articles/best/64670-aleks...o-borotsya-s-shestoy-kolonnoy/

Метки:  

Воин с девочкой и Христос с Богоматерью на руках

Воскресенье, 22 Июня 2014 г. 11:29 + в цитатник

Метки:  

Град Грядущий. о. Сергий Круглов.

Суббота, 10 Мая 2014 г. 00:47 + в цитатник

Метки:  

Святой День Победы. Вечная память героям.+

Пятница, 09 Мая 2014 г. 11:24 + в цитатник

1385565_skorbyashiivointreptovpark (299x168, 6Kb)


Метки:  

Крест

Воскресенье, 23 Марта 2014 г. 23:38 + в цитатник
Это цитата сообщения dmpershin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Крестопоклонная проповедь о. Андрея Кураева

Крестопоклонное

У подножия Креста лежит большая куча, составленная из олимпийских медалей, генеральских погон, докторских дипломов и черных поясов. Человеческие знаки отличия и преимущества вдруг переживаются как слишком маленькие. Они подарили несколько дней радости и триумфа, но так и не смогли заполнить собою боль и бездну души. Так Крест разрушает мирки.

Но он же хранит Вселенную. Крест – форма устойчивости. Если Бог так, крестно заботится о человеке, значит, на такого Бога и на Его Крест можно положиться. Человек не потерян и не растворен в эфирных безднах. Крест охраняет его от «древнего Зла». И потому под сенью Креста можно жить.

Олимпионик может идти на тренировку, банкир – в банк, генерал – в штаб, студент – в аудиторию. Если ты помнишь о той цене, которой ограждено твое бытие, ты имеешь право на быт. Ты можешь жить на земле и идти земными путями. Просто найди свои слова для памяти о том, что по своему сказал Сергей Трофимов:

Все-таки весна это чудо от Бога,
Тайна мирозданья в улыбке Творца.
А земная жизнь – это просто дорога,
Только долгий путь от креста до венца.
И в конце пути – ощущенье свободы
Оттого, что там, где рождается новь,
За меня, дурного, над всем небосводом
Тело держат гвозди, а душу – Любовь."


http://diak-kuraev.livejournal.com/

По мысли о. Андрея Кураева, что-то застопорилось настолько, что без общественного резонанса дело не сдвинется.

Суббота, 15 Февраля 2014 г. 21:23 + в цитатник
Это цитата сообщения dmpershin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Киевская Русь – Московской Руси: консенсус или конфликт?

http://www.pravmir.ru/kievskaya-rus-moskovskoj-rusi-konsensus-ili-konflikt/

Не буду вступать в дискуссию по поводу статьи протоиерея Игоря Прекупа «Голубой, голубой… не хотим служитьс тобой», опубликованной на портале «Киевская Русь» http://www.kiev-orthodox.org/site/churchlife/5054/, но надеюсь, что от интернет-обсуждений мы перейдем к уголовным делам, в ходе которых будут приняты правовые решения. И эти решения будут вынесены в результате справедливого суда. И станут основой для принятия решений уже внутрицерковных.
В противном случае интернет-обличения, с одной стороны, и ответные интернет-комментарии, отповеди и предостережения, с другой, создают впечатление, что мы всего лишь "шумим, братцы, шумим". Пока же можно констатировать консенсус между о. Андреем Кураевым, о. Игорем Прекупом, о. Тихоном (Шевкуновым), В.Р. Легойдой, о. Максимом Козловым, о. Владимиром Воробьевым, о. Димитрием Смирновым, о. Всеволодом Чаплиным - в том,
что

Протодиакон Андрей Кураев: О вере и знании без антиномий (Вопросы философии,

Пятница, 14 Февраля 2014 г. 17:36 + в цитатник
Это цитата сообщения dmpershin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Протодиакон Андрей Кураев: О вере и знании без антиномий (Вопросы философии, 1992, №7)

Можешь ли исследованием найти Бога?
Иов.11, 7


КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ

Один из мифов, въевшихся в религиоведческие представления современных людей, касается слова "вера". "Лучше знать, чем верить... Вера - удел слабых... Религия имеет дело с верой, а область знания -удел науки... Верят лишь в то, что нельзя доказать". Таковы формулы соответствующего раздела светского катехизиса. Приглядимся поближе к ним, к исторической конкретике и к самосознанию самой церковной веры.

Верующее отношение к Истине действительно отличает христианина от тех
стереотипов познания


Понравилось: 1 пользователю

О Христе

Четверг, 06 Февраля 2014 г. 23:35 + в цитатник
О ХРИСТЕ
Главным чудом Иисуса было не Его слово, а Он Сам. Главным делом Иисуса было Его бытие: Бытие-с-людьми; бытие-на-кресте.
диакон Андрей Кураев

Метки:  

о свидетельстве

Среда, 05 Февраля 2014 г. 12:19 + в цитатник
– Блез Паскаль как-то сказал: «Я доверяю только тем свидетелям, которые дали себе перерезать глотку». Что ж, пришла пора свидетельствовать и мне. К сожалению, о горьких вещах. И хотя за моими плечами уже несколько увольнений и тренд по моему выдавливанию из активной церковной жизни продолжится и впредь – вряд ли операция по принуждению меня к молчанию даст ожидаемый результат. По многим причинам я наиболее свободный священнослужитель в нашей Церкви. И если замолчу я – на молчание будут обречены и все остальные священники. А тотальный одобрямс я считаю вредным для общества и для Церкви. Поэтому и выбираю я не только за себя и не ради себя.Почему я говорю, что на патриархе сегодня ответственность за судьбу Церкви на весь XXI век? Сейчас у власти еще находится поколение с «презумпцией виновности» перед православием, те люди, чья административно-политическая карьера началась в советские годы, и поэтому у них есть память о Церкви гонимой, несправедливо утесняемой – с выводимым отсюда нравственным императивом, что Церкви надо помогать. Но пройдет 20 лет, это поколение уйдет, и придет нынешнее «поколение Интернета», те, у кого нет комплекса вины перед Церковью, для которых православие – это одна из ветвей власти, сытая и безжалостно давящая своих оппонентов.
диакон Андрей Кураев


Понравилось: 2 пользователям

О Христе

Вторник, 04 Февраля 2014 г. 20:19 + в цитатник
О ХРИСТЕ
Преодолев человеческую смерть, Логос своей Вечностью, полученной от Отца, напитал Свою человеческую природу, полученную от Жены. Но это Он сделал не для Себя, а для нас. Свою человеческую природу, преображенную Вечной Жизнью, Он передает далее нам: "Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною" (Ин. 6:57).
диакон Андрей Кураев

Метки:  

Отличная статья отца Димитрия

Вторник, 04 Февраля 2014 г. 19:22 + в цитатник
Это цитата сообщения dmpershin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Киевская Русь – Московской Руси: консенсус или конфликт?

http://www.pravmir.ru/kievskaya-rus-moskovskoj-rusi-konsensus-ili-konflikt/

Не буду вступать в дискуссию по поводу статьи протоиерея Игоря Прекупа «Голубой, голубой… не хотим служитьс тобой», опубликованной на портале «Киевская Русь» http://www.kiev-orthodox.org/site/churchlife/5054/, но надеюсь, что от интернет-обсуждений мы перейдем к уголовным делам, в ходе которых будут приняты правовые решения. И эти решения будут вынесены в результате справедливого суда. И станут основой для принятия решений уже внутрицерковных.
В противном случае интернет-обличения, с одной стороны, и ответные интернет-комментарии, отповеди и предостережения, с другой, создают впечатление, что мы всего лишь "шумим, братцы, шумим". Пока же можно констатировать консенсус между о. Андреем Кураевым, о. Игорем Прекупом, о. Тихоном (Шевкуновым), В.Р. Легойдой, о. Максимом Козловым, о. Владимиром Воробьевым, о. Димитрием Смирновым, о. Всеволодом Чаплиным - в том,
что

отец Игорь Прекуп - честный, смелый и умный человек.

Понедельник, 03 Февраля 2014 г. 11:00 + в цитатник
Это цитата сообщения dmpershin [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Киевская Русь - Московской Руси

Голубой-голубой, не хотим… служить с тобой!
Прекуп Игорь, протоиерей.

Вниманию читателей предлагаем дискуссионную статью протоиерея Игоря Прекупа, рассуждающего на тему «вынесения сора из избы» в контексте нашумевших публикаций отца Андрея Кураева.

Я уж и не знаю, что думать о добром мультике про голубого щенка, горько вздыхающего: «Я обижен злой судьбой… Ах, зачем я – голубой!..». В контексте современного процесса глобальной педерастизации этот милый мультфильм смотрится чуть ли не как, опережающая свое время (1976 г.), аллегорическая апология гомосексуализма. Вряд ли автор
сценария


Поиск сообщений в olshananaeva
Страницы: [29] 28 27 ..
.. 1 Календарь