-Резюме

 -Цитатник

Без заголовка - (1)

... когда мы встретимся, он скажет: "ну что так долго? тебя дожидаться - ни терпенья, ни сил не хва...

яшкино - (0)

анечка, здравствуй. мне опять приснилась она. с глазами женскими, с повадками пацана. и не...

яшкино - (0)

он вдруг вскакивает, громко орёт: "идея!", потом пишет пару-тройку строчек в неде...

 -Музыка

 -Фотоальбом

Посмотреть все фотографии серии Общая
Общая
08:55 14.08.2009
Фотографий: 5

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Olga_L_Word

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 14.08.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 34

Психологические причины женской гомосексуальности

Дневник

Пятница, 14 Августа 2009 г. 08:42 + в цитатник

 (604x403, 38Kb)
Прежде чем говорить о психологических причинах того, что некоторые женщины становятся лесбиянками, мы должны сказать, что существует теория генетической предрасположенности к однополой любви. Не так давно ученые открыли ген, отвечающий за гомосексуальность. Если этот ген присутствует у человека, последний неизбежно в той или иной степени будет испытывать влечение к представителям своего пола, а если этого гена нет, то никакие психологические проблемы не сделают женщину лесбиянкой. Эта теория делает бессмысленными обвинения в «аморальности» и «распущенности» гомосексуальных женщин. Упрекать лесбиянку за то, что она лесбиянка, — все равно, что упрекать брюнетку за то, что она не блондинка. Можно, конечно, заставить перекраситься, но рано или поздно тайное все равно станет явным.
Но даже если предположить, что все лесбиянки являются носителями гена гомосексуальности, каждая из них самостоятельно решает, как и с кем ей строить свою жизнь. Современная наука считает, что большинство людей по природе своей бисексуальны и то, какая ориентация будет у человека в итоге — гетеросексуальная или гомосексуальная, — определяется не только биологической данностью, но и совокупностью причин — воспитанием, отношениями с родителями, отношениями с противоположным полом и прочими вещами, которые в каждом случае создают уникальную комбинацию. Иначе как объяснить, что, с одной стороны, многие гетеросексуальные женщины, ныне совершенно благополучные в браке, имеют опыт гомосексуальных отношений — от страстной влюбленности в классную руководительницу до продолжительного и полноценного романа с подругой (не говоря уж о сексуальных фантазиях о сексе с женщиной). А с другой стороны, сплошь и рядом встречаются лесбиянки, которые и замужем были, и детей родили без всякого отвращения к сексу с мужчиной, а все-таки развелись и живут теперь в стабильном союзе с женщиной. И что получается? У кого-то присутствует целый ген, у кого-то половина, у кого-то четверть?
В любом случае, мы можем говорить, что на генетическую предрасположенность к гомосексуальности накладываются определенные психологические и социальные факторы, влияющие на сексуальную самоидентификацию женщины.
Бывает, что будущие родители хотят и ожидают именно и только мальчика. Когда у них рождается девочка, они, подсознательно испытывая разочарование, начинают накладывать на нее мужские, мальчиковые стереотипы поведения, или просто никак не подчеркивать ее пол (а неподчеркивание пола в нашей культуре автоматически ведет к приданию мужских черт). Они одевают девочку в брюки, а не в платья, поощряют ее интерес к подвижным и военизированным играм, развивают в ней такие традиционно приписываемые мальчикам, а не девочкам качества, как смелость, ловкость, выносливость. Естественно, что девочка, с раннего детства усваивая мужской стереотип поведения, распространяет его и на отношение к женщинам — и берет на себя роль заботливой, рыцарственной защитницы, а не подруги-соперницы. Мальчики же воспринимаются такой девочкой как товарищи по играм, а позже как друзья, в них нет для нее ничего загадочного и постороннего, они не обладают в ее глазах никакими отличными от нее атрибутами, кроме физических, и потому никаких романтических чувств у нее не вызывают.
Аналитический склад ума, сильные лидерские качества, богатое воображение и другие традиционно «мужские» качества, позволяющие девочке занимать позицию активно действующего и влияющего на различные ситуации человека, также с достаточной вероятностью способны изменить ее отношения как с мужчинами, так и с женщинами.
Девочка может предпочесть гомосексуальные отношения гетеросексуальным, если у нее перед глазами есть пример сильной, властной матери, которая фактически является главой семьи, и слабого, зависимого, безынициативного отца. Ассоциируя себя с матерью и пытаясь избежать повторения этой схемы, девушка может интуитивно отказываться от построения отношений с мужчинами, мотивируя это тем, что не хочет жить с априори слабым мужчиной, которого она не будет уважать и ответственность за которого ей придется брать на себя.
Бывает, что девочка (или девушка) становится жертвой насилия со стороны мужчин. Это может быть и буквальное изнасилование, и различные проявления домашнего насилия — систематическая и направленная агрессия (как физическая, так и моральная — оскорбления, физические наказания), которые, в том случае, если они исходят от мужчины, могут внушить девочке как физическое, так и психологическое отвращение к представителям противоположного пола.
Как известно, мальчики долгое время отстают от девочек в эмоциональном и психологическом развитии. В то время как девочки мечтают о душевном контакте и романтике, мальчишки интересуются скорее физическими проявлениями любви. Такое «несовпадение во времени» также может привести к тому, что девочка начнет строить отношения с женщинами, а не с мужчинами, изначально не будучи к этому предрасположенной.
Лена: Я всегда влюблялась в мальчиков. И потому до того момента, как я познакомилась с Мариной, у меня не было оснований задумываться о собственной сексуальной ориентации и сомнений по поводу того, кто же я такая (не думаю, что каждая гетеросексуальная девушка как-то особенно осознает себя таковой). Я всегда хорошо знала, кого люблю, — и определяла это не полом, кстати, а именем.
Но и после нашего знакомства оснований для того, чтобы начать думать, какая у меня ориентация, не прибавилось. Не было такого, чтобы я проснулась однажды утром и вдруг озадачилась: «А кто ж я теперь?» Потому что была я той же самой девушкой, что и за день до этого. И той же самой, что и на следующий день. И все происходящие во мне изменения — а они, несомненно, были, — укладывались в рамки обычных изменений, которые происходят с человеком ежедневно, ежеминутно.
Я понятия не имею о том, лесбиянка я или нет. И вопрос этот меня действительно волнует в последнюю очередь, потому что решить его раз и навсегда мне не представляется возможным. Почему? Да потому что… Маша любила Петю, а жила с Тоней. Бывает? Бывает. Маша любила Тоню, а жила с Петей. Тоже бывает. Маша сначала любила Петю, а жила с Тоней, потом любила Васю, с ним же и жила, потом полюбила Дуню и провела с ней всю оставшуюся жизнь. Но в эротических снах ей снился Толя. А кокетничала она при этом с соседкой Клавой.
Ну и какая у нее ориентация? Гомосексуальная? Гетеросексуальная? Бисексуальная?
Последнее, кстати, вероятнее всего.
Конечно, мне всегда было интересно понять, что же определило выбор ориентации в моем случае. Какие такие факторы заставили меня — женственную, всегда ориентированную на мальчиков барышню — не только полюбить женщину, но и обрести в этом союзе простое человеческое счастье. И вот что я нашла.
1. Малое участие в моей жизни сутками и месяцами занятого на работе отца и отсутствие душевного контакта с ним — и параллельно ведущая роль мамы, которая всегда принимала решения и была главой семьи. Все это по сумме и привело, возможно, к формированию специфического представления о семье. Проще говоря, где-то в глубине души я плохо понимаю, зачем мне нужен мужчина в доме. У меня довольно активная жизненная позиция, я хочу и готова самостоятельно принимать решения по всем вопросам, которые касаются меня и моей семьи. То есть в рамках традиционных представлений о распределении ролей в семье я оказываюсь в дурацком положении: с одной стороны, я совершенно не хочу иметь дело с мужчиной, который бы предоставлял все решать мне, а с другой—совершенно не готова к тому, что все основополагающие решения будет принимать муж.
2. Глубоко спрятанная эмоциональность мамы. Бросания на шею, восторги, бесконечные объятия, «солнышки», «рыбоньки» и прочие словесные и физические выражения любви — совершенно не мамин стиль. Она, так сказать, человек дела. Мне же, думаю, этих эмоций в подтверждение любви всегда не хватало.
3. Вечное женское окружение. Сначала гуманитарная школа, потом гуманитарный вуз. Выбор возможных кандидатов в любимые беден, как прилавок в советском магазине. И кандидаты эти, во-первых, были меня фактически младше (ибо мальчишки взрослеют позже) и интересовались все больше моей фактурой (благо она удалась), а не тонкой душевной организацией. В этих тяжелейших условиях мне удалось ответить взаимностью одному юноше, но после того, как мы расстались, утешить меня могли только конспекты лекций. Глаз положить больше было не на что.
4. Отсутствие удачного сексуального опыта с мужчинами на фоне травматичного эмоционального (что в переводе на русский означает, если не вдаваться в подробности, две большие несчастные любви).
Оглядывая получившийся список, я понимаю, что каждый мой пункт присутствует в биографиях миллионов гетеросексуальных женщин, а в биографиях женщин гомосексуальных, насколько мне известно, может не присутствовать ни одного. Так что лично для меня ответ на вопрос, почему моя жизнь сложилась так, как сложилась, остается неизменным: потому что человек, которого я полюбила, оказался женщиной.
 (639x473, 31Kb)

Рубрики:  Розовая любовь

Метки:  

 Страницы: [1]