-Метки

(вязание спицами) bobtail*house change http://bobtail-house.jimdo.com/ Конфеты а. антонов анекдоты береты блины болеро вред алкоголя выпечка выставки вышиванки вышивка вязание вязание крючком вязание спицами вязанное платье гороскопы дидюля драма живопись животные заготовки на зиму закуски здоровье игры картинки кино кинофильм комедия косметика котик котята курильского бобтейла кошки кошки без хвоста креатив кулинария курильские бобтейлы курильский бобтейл курица любовь маски для лица масленица мастер-класс международная выставка кошек мелодрама молитвы моника беллуччи моника белуччи музыка мультики мунни шривастова н. юркевич новогодние открытки одесские выражения осенние картинки открытки пеларгонии питомник курильских бобтейлов питомник курильских бобтейлов bobtail*house платье плейкаст.ру плейкасты плэйкаст плэйкасты поделки полезные продукты поэзия приколы природа продажа котят курильского бобтейла птица пуловер путешествия религия рецепты рецепты блинов рисовалка рукоделие салаты скрап-набор сладости собаки тесты технология спаивания туризм тюльпаны украшения фильм фильмы фото фотоработы фотошоп цветок из ткани цветы чернигов юмор япония

 -Приложения

  • Перейти к приложению Открытки ОткрыткиПерерожденный каталог открыток на все случаи жизни
  • Перейти к приложению Я - фотограф Я - фотографПлагин для публикации фотографий в дневнике пользователя. Минимальные системные требования: Internet Explorer 6, Fire Fox 1.5, Opera 9.5, Safari 3.1.1 со включенным JavaScript. Возможно это будет рабо
  • Перейти к приложению Всегда под рукой Всегда под рукойаналогов нет ^_^ Позволяет вставить в профиль панель с произвольным Html-кодом. Можно разместить там банеры, счетчики и прочее

 -Рубрики

 -Фотоальбом

Фотоальбом закрыт всем, кроме списка избранных. Зарегистрироваться!

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в NTiramisy

 -Подписка по e-mail

 

Домик у реки

Дневник

Среда, 21 Декабря 2011 г. 19:30 + в цитатник

537423_74 (700x491, 179Kb)

 

Домик у реки...

Тема: Дети
Автор плэйкаста: Бегущая_по_волнам
Создан: 17 сентября 2010 20:20

Домик у реки

Зинаида Санникова

- Дед Устин! Подожди, не спускайся! - семнадцатилетний Коля, соседский парень, пытался докричаться глуховатому деду, который спускался по извилистой тропинке к реке.

Мать остановила его:

- Коля, не приставай к человеку, он любит сидеть у воды. Чего тебе от него понадобилось?

- Мама, да к нему ведь дочь приехала, сам видел, как она во двор входила.

- Да почем ты знаешь, что это дочь? Вот странный парень! Они тут в деревне уж лет десять не были, а то, пожалуй, и побольше.

- Мама, да точно она! На лицо сильно похожа на деда Устина, такая же носатая.

- Ну ладно, сынок, - мать поверила, - может, и правда она. Спустись к реке, зазови деда домой, скажи: гости, мол, пожаловали, а кто - помалкивай, вдруг ты ошибся. Придет - сам разберется.

Николашка скорой ногой спустился к любимому месту деда Устина. Тот уже сидел на деревянном мостике и подкармливал рыбешек хлебными крошками.

- Деда, гости у тебя! - Коля тронул старика за плечо.

- Каки-таки гости? - обернулся Устин. - Дед Федор что ли? Вот кривоногому дома не сидится, опять будет в шашки уговаривать, а я их не люблю, Коль. Все время проигрываю, вот и не люблю. - И дед подмигнул молодому соседу.

- Не беспокойся, дед Устин, шашки тебе нынче не грозят. Дама у тебя в гостях.

- Чего-о-о?

- Правда, правда. Сам видел. Вся расфуфыренная...

- Ну, раз расфуфыренная, надо идтить.

Дед, кряхтя, поднялся и с трудом стал подниматься в гору - одышка мучила еще с фронта. Дверь в хату была открыта. Впрочем, она никогда и не закрывалась - замков дед не признавал: "Чего у меня красть?". И правда, красть было нечего. В домишке из двух крошечных комнат кроме кровати, кухонного стола, пары колченогих стульев да ободранного комода, лет тридцать назад сработанного самим хозяином, ничего и не было. Только приемник, бубнивший день и ночь, создавал видимость "живого" жилья. Нет, деньги у деда Устина водились, и немалые, он, как ветеран войны, получал хорошую пенсию, но долго не задерживались. Дед одевал свой "парадный" костюм с чиненными-перечиненными локтями и коленями и направлялся "на пошту". Там почтальонки быстренько рассылали деньги по трем адресам, где проживали три дочери деда: Наталья сорока двух лет, Татьяна - сорока пяти и Любава - пятидесятилетняя, старшенькая.

- Дочерям нужнее, - пояснял старик, - мне уж зачем? Сыт, одет-обут, дом, огород - все при мне. Им нужнее...

И он уходил, провожаемый жалостливыми взглядами почтовых работниц, шаркая изношенными кирзовыми сапогами и унося в кармане ровно столько денег, чтобы хватило не умереть с голоду. Правда у него была своя картошка, сажал совсем немного, морковка да лук, на большее сил у деда не хватало. И огород стоял, буйно заросший травой. Помощь соседей он гордо отвергал: "Что я - калека что ли?". И даже когда поспевала морковь, угощал ею соседских ребятишек, отряхнув от земли и прополоскав в бочке, а потом в ведерке с речной водой.

- Спасибо, деда! - кричали пацаны и уносились босиком по пыльной тропинке, хрустя свежей морковкой.

- Вот, молодцы! Вот это дело - витамины, - улыбался дед, довольный собой.

Он никогда не видел своих внуков, только знал что у него их семеро, дочери не были в гостях с того времени, как поочередно уехали из села. Но старик не обижался: "Некогда, поди, им - и работа, и дом, и детки - какие тут гости". Уведомления о получении денег он хранил в комоде. За эти годы их столько накопилось, что уже и класть было некуда. Еще, завернутые в тряпицу, хранились пять открыток, которые по первости присылали дочери. Лежали они на божничке, рядом с иконами. Видимо, для деда эти пожелтевшие, искрошившиеся по краям, с выцветшими чернилами открытки представляли большую ценность.

И вот он шел, разводя руки и бормоча себе под нос:

- Какая-то дама опять! Поди, снова уговаривать в школе выступить или еще где... Да я бы пошел... Да, пошел бы, самому интересно про войну людям рассказать, но в таком костюме... М-да, и что это за дама?

С улицы, залитой ярким солнечным светом, в хате казалось совсем темно. Был виден только силуэт женщины.

- Ктой-то к нам пожаловал? Говорят - дама?

- Папка, ты что, не узнал меня?

И полные теплые губы чмокнули его в щеку.

- Татьяна что ли? Не вижу со свету.

- Люба, Любаня, любимица, - дочь обняла отца. - Помнишь, Танька с Натальей сердились, когда ты меня так называл?

- Любушка-голубушка моя, доченька... - по щекам старика текли соленые струи, и он не стыдился, а только вытирал их тыльной стороной ладони, - ведь тридцать лет не виделись, а? Сердце мое иссохло без вас, дочурочки. - И дед Устин боязливо гладил по плечу свою любимицу, стыдясь своих потрескавшихся старческих ладоней и боясь помять такое гладкое и красивое платье.

- Да ладно, пап, давай присядем, отдохнем.

- Сейчас, доченька, - он включил лампочку и только сейчас разглядел, как же пополнела, похорошела его Любушка, ей и сорок-то не дашь, не то что пятьдесят. А нарядная! И впрямь - дама. - Доча, я сейчас картошек нажарю, да грибов у меня есть немного, прошлый засол еще - вку-у-сные! Ты любила раньше.

Любава постелила новую скатерть на колченогий стол.

- Не суетись, пап! - И она стала выкладывать из сумки такие деликатесы, что отцу и во сне-то не снились.

А потом они пили чай и беседовали. Она рассказала о своем муже, детях и даже о полугодовалом внуке. Показала фотографии. Дед только цокал языком да покачивал головой - он был счастлив.

- А с Татьяной-то видитесь? Она ведь теперь с тобой в одном городе живет. Деньги-то мои доходят?

- Вижусь, конечно. Перед отъездом была. Сашка, сын ее, меня рассмешил, говорит: "Дед на туалетную бумагу, что ли присылает?". Мы так смеялись! А чего ты нахмурился, чего с него взять - безтолковый еще, всего семнадцать ему. Живут они зажиточно, две иномарки у них, вот, вроде, твои деньги для них словно капля в море. Да мы все трое не бедные, хорошо в жизни устроились. А ты, пап, как нищий живешь, правду соседка писала. Вроде и чисто дома, но так скудно - просто нищета, иначе и не скажешь. Ладно, папуля, пока магазин открыт, пойду, тебе новую одежонку куплю да туфли или ботинки, а ты приляжь, отдохни. Да не маши руками, мне для дела надо.

Отдохнуть Устину не пришлось: перевозбужденный нежданной встречей с дочерью, он шагал и шагал из угла в угол, изредка присаживаясь на табурет, чтобы выглянуть в окно - не идет ли Любава. Но вот его любимица вышла из-за раскидистого вяза и направилась к домику отца. В руках у нее было два пакета. Но сразу она распаковывать их не стала.

- Папа, давай поговорим.

- Давай, доча. Об чем?

- Помнишь, я в прошлом году тебя на переговоры вызывала? Просила подписать кое-какие бумаги. К тебе приезжал мужчина по моему поручению?

- Ну, приезжал. А что ты так нервничаешь?

- С чего ты взял - я в порядке. Ну, бумаги ты подписал. Не жалеешь?

- Да я и не знаю, чего подписывал, но раз ты просила, значит, надо.

- Папа, очень, очень надо! Нам с Виктором деньги нужны. Объяснять долго, но мы кое-что спланировали еще с прошлого года. Хочу твой домик с участком продать. Дом-то больше на сарай похож, а вот участок классный. Один человечек мечтает на этом участке особняк построить. Вроде туристической базы для тех, кому надоело за границу ездить. Планы у него большие.

- Стой, стой! Какой особняк? А как же я? Ты же говоришь, домик сносить собралась.

- Да не я собралась. Я этот участок уже продала, если честно сказать. Ты же мне дарственную подписал? Пап, чего ты расстроился? Не оставлю я тебя, на улицу не выкину. Да не бледней ты, давай-ка лучше я чайку тебе налью. Вот смотри, какой зефир в шоколаде - во рту тает. Ты такой, поди, и не пробовал. Да не маши рукой, ты попробуй...

- Люба, а как же... Дом-то родительский? Вы выросли здесь... Мать здесь померла... А, Любаня?

- Ну родительский, ну померла - и что? Молиться на эту развалину?! - в голосе дочери появился металл, а лицо стало неприятно раздраженным. - Дом продан, назад сделку не вернуть, потому что мы деньги уже вложили в дело. Это ты понимаешь?

- Это я понимаю... - губы старика дрожали. - А как же я?

- Папа, я оформила тебя в такой пансионат - загляденье! "Здоровье и сила" - знаешь такой?

- Знаю. У нас его по-другому зовут, еще прибавляют: "Старикам могила".

- Папа, я хотела по-хорошему, думала, ты будешь рад. Вот и костюм тебе купила, и новую рубашку. Ботинки хорошие. Даже носки новые. Не ехать же в пансионат в твоем рванье. Завтра с утра поедем. Примерь.

- Да, да, доченька, я примерю. И правда, все новое, - старик дрожащими руками распаковывал пакеты. - Я и не нашивал такого. Всю жизнь мечтал одеться во все новое. Но не получалось. Накоплю на пиджак - брюки превратятся в лохмотья. Накоплю на брюки - у ботинок подошва отвалится. Смеялись надо мной на работе. Знаешь, как меня звали на работе? Плюшкин! Несправедливо... Я ведь скупым никогда не был. Просто надо было, чтоб мои доченьки не хуже других были одеты. Любил я вас... - Устин помолчал. - Очень любил. И жалел - без мамки росли. Не женился из-за вас, боялся, не полюбите мачеху. А хорошие женщины попадались... Ладно, ты иди, иди, доча. К соседке вон сходи, а я обновки примерю.

Когда через час дочь вернулась, отец нарядный, прямо в ботинках, вытянувшись, лежал на кровати. Левая рука его крепко держала старые открытки. Только одна выскользнула и упала возле кровати на вязаный коврик. Текст уже невозможно было прочитать, настолько выцвели чернила. Его знал только отец: "Дорогой папочка, поздравляю тебя с днем рождения. У меня все хорошо, учусь на пятерки. Только денег не хватает. Ты присылай побольше. Вам с Наташкой много ли надо в деревне? Твоя дочь Люба".

Он знал когда-то этот текст... Теперь никто не прочтет эти открытки, потому что их хозяин лежит мертвым в новом нарядном костюме, белой рубашке в полоску, новых начищенных ботинках и даже новых носках.

Серия сообщений "Милосердие":
Часть 1 - Настоящая Мама.
Часть 2 - Домик у реки


Метки:  

 Страницы: [1]