-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в nikitenka

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 27.02.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 156

Записи с меткой гущина лилия рассказ про любовь возраст

(и еще 1 записям на сайте сопоставлена такая метка)

Другие метки пользователя ↓

автобиография татьяна снежина поэтесса али апшерони мудрость размышления жизнь анальный секс атлантида снежный человек сенсация весенняя хандра грозный марфа собакина грозный царицы загадки грустный рассказ любовь выпускной грустный рассказ шаманов серж гущина лилия рассказ про любовь возраст дети воспитание диета питание диета похудение отношения живот диета похудение зелёный чай история иван грозный восемь жён любвеобильный йети снежный человек красота глазами мужчин уход за собой кремль старина происхождение названий кулич пасхальный культура научная статья курица блюда кухня мёртвые царевны мусульманство ислам мусульманство мечеть нло британское правительство пришельцы нло инопланетяне нло летающая тарелка инопланетяне одежда полнота лишний вес отношения любовь переселение душ гипноз прошлые жизни питер бигль рассказ смерть полнота замуж женщины отношения рассказ отношения любовь регрессивная терапия гипноз прошлые жизни секс отношения любовь скрещивание человека и обезьяны смерть душа воскрешение бессмерие иеромонах нестор стихотворение любовь стихотворение любовь городецкий стихотворение татьяна снежина умру стихотворения любовь женщины стишки поздравления 8 марта угри кожа лицо заблуждения прыщи фото дети фотография дети техника церковь нло летающая тарелка энергетический вампир юмор стишки ржач яна дягелева стихотворение

Гущина Лилия Когда любовник моложе (отрывки из книги)

Дневник

Воскресенье, 29 Марта 2009 г. 23:38 + в цитатник
На моем плече рыдала девушка - улетел голубой шарик, ушел к другой жених. В общем, ничего нового, ничего из ряда вон. За исключением одной, но ужасно обидной и непонятной подробности - та, другая, "совсем же..."(всхлип) "уже старая..."(всхлип) " ей же..." (тройной всхлип) " уже далеко за тридцать пять!". Я пыталась утешить, как могла. Мол, ситуация, наоборот, замечательная, прямо-таки на заказ, и никакая это не подлая подножка судьбы, а как раз заботливо подстеленная ею соломка, на тот случай, который вовсе и не случай, а правило, когда лет эдак через двадцать тебе в твои собственные почти сорок покажется, что все хорошее навсегда кончилось и никакого просвета впереди нет ,кроме того, что в конце тоннеля, .и вот тогда-то сегодняшняя боль обернется надеждой., надежда обернется верой., а вера, как миленькая, куда ж ей, голубушке, деваться коли процесс пошел, обернется любовью, да такой, что ты еще спасибо скажешь и отчалившему жениху и его непотопляемой подруге. Примерно такой прогноз, в порядке бреда.

- Вот, именно, бреда - вдруг перебила меня дождливая экс-невеста и даже слегка распогодилась. О чем вы (то есть я)? Какие оборотни в соломе двадцать лет спустя? Ничего подобного она судьбе не заказывала, а заказала дорогой портнихе свадебное платье. Там по замыслу шея, там плечи. Разве в сорок бывают шея и плечи? И, видимо, представив чью-то конкретную ветошь в подвенечном топе ( уж не мою ли?), по-школьному прыснула..

В дверях моей квартиры торчала записка с лепетом и

подснежником, еще одну я добыла из тапочка. Потом из мыльницы, холодильника, кофемолки, кармана халата. И, наконец, на зеркале обильно истекало карминовой кровью ( прощай, стойкий "Макс-Фактор"№836) сердце, пронзенное стрелой. .Я посмотрела через него на ту самую "совсем же уже старую, далеко за тридцать пять" женщину, на ее конченую шею, на ее приговоренные плечи. Женщина посмотрела на меня, и мы дружно заревели...

После чего для всех нас, неизлечимых плакс и лунатичек, я села писать эту книгу. Такую же до слез жизнерадостную.

. Л. Г.

ВМЕСТО УВЕРТЮРЫ

-Сколько вам лет ?

- Мой муж восьмидесятого года рождения

- Больная, я спрашиваю, сколько лет вам?

- А я и отвечаю - муж восьмидесятого года рождения

Это было у моря, где ажурная, как вы помните, пена, в последних числах бархатного сезона, в час лирического заката, когда приличная публика отдыхает на открытых террасах, потягивая "Кинзмараули". На пустынном пляже тусовались чайки и сидел молодой человек, стилизованный под позднего Леннона, с рюкзаком, бахромой на джинсах и свежей ссадиной на щеке. Откуда-то донеслось пение. "Ни о чем не жалею, ни о чем никогда не жалею" утверждало хрипловатое контральто и не поверить ему было невозможно... Золотая нить голоса привела к балкону. На балконе стояла женщина. Она допела. Дневное светило погасло.

- Кроме любви твоей для меня нет солнца! - неожиданно для себя процитировал молодой человек.

Женщина улыбнулась и кивнула.

За балконной дверью время шуршало приливами и квитанциями, кукарекало, курлыкало, куковало, смешивало Мендельсона с Шопеном в пропорции один к двум, тикало, щелкало, звенело. Кто б его еще замечал! Рай - это отсутствие времени. Но однажды под блаженный балкон приблудило торговку благовониями. Она шаманила над ларем, извлекая коробочки и футляры, открывала их, обнажая бархатное лоно с причудливыми флаконами из стекла густых драгоценных тонов.

Какая женщина устоит?

И вот они уже ворожат на пару и тигриные тельца пчел в наркотическом обмороке валяются вокруг. Наконец, выбор сделан.

- А это никак сынок ваш будет? - вдруг ухмыльнулась торговка навстречу юному мужу. - Похож, похож.

И тут же смылась вместе с оплаченным товаром.

Любовники изумленно смотрели друг на друга и порвалась серебряная цепочка и осыпался каперс.

Женщина впервые заметила, что, действительно, годится своему спутнику в матери, и не дело им кувыркаться во влажных простынях: его ждут голенастые ангелы в роликах и плеерах, ее - чаепития с домашним вареньем на кухне в красный горох. Он же увидел перед собой даму, уже немодной модели, без тормозов, хотя и в хорошем состоянии, растаможена, торг уместен...

Дальнейшие события всем известны. Женщина повесилась на шелковом шарфе, ее партнере по томному танцу между ужином и ложем. А молодой человек ослепил себя пряжками от ее хитона, о которые столько раз укалывал пальцы, расстегивая их в спешке желания:

- Кроме любви твоей для меня нет солнца!

РАЗМЫШЛЕНИЕ ПЕРВОЕ: ЦВЕТЫ ЗАПОЗДАЛЫЕ

" 3 апреля днем на Крещатике появились две дамы в шароварах, этой сенсационной новинке в дамском мире. Вокруг них быстро образовалась большая толпа. Стали раздаваться нелестные возгласы по адресу модниц. Дамы поспешили укрыться в ближайшем подъезде, откуда отправились домой в экипажах. Из этого можно предположить, что мода быстро привьется в России. Многие, особенно мужчины, предвещают ей грандиозный успех"

( " Киевский телеграф" 1903 г. )

Возможно, я ошибаюсь и так было всегда. Просто в ханжескую эпоху моей юности ровесники старательней прятали своих пожилых, "далеко за тридцать пять" подруг. Опять же ячейка, кодекс, квартирный вопрос. Или, возможно, здоровый эгоизм молодости отсеивал информацию, как еще ненужную. Но сегодня среди моих сверстниц и дам смежного поколения неравные связи приобрели масштабы эпидемии. Почти у каждой был или есть бой-френд, в чью коляску она вполне могла заглядывать по дороге в школу. Эти романы чаще полулегальные, даже когда для конспирации нет никаких видимых причин. Их не встретишь в обнимку на улице. В зрительный зал они просачиваются на начальных титрах. В автобусной давке она не устраивается непринужденно на его коленях. Он не обнимает ее на эскалаторе. Почти тот же зажим, что и у гомосексуальных пар. Вроде не запрещено, но попробуй, расслабься, и тут же какая-нибудь тетка, мощная, как Мамаев курган, по-бэтээровски развернется всем корпусом и смачно сплюнет вслед.

Даже в нормальной компании легкая передозировка в непринужденности и приветливости обращения заставит помнить о тождестве пола или разнице лет. У традиционных сексменшинств социальная дискриминация отлита в выпуклую юридическую форму брачного табу. Здесь же нет откровенных гражданских гонений: сочетайтесь, плодитесь, устраивайте грандиозные шоу, дарите белые пароходы, навещайте в местах лишения свободы. Но кладбищенское тире всегда будет стоять между. Из ее жизни будут вычитать его жизнь и сообщать результат, как безнадежный диагноз, и всегда кухонные аналитики отыщут массу мелких утилитарных резонов в основании этого мезальянса.

Даже у раскованной прессы при соприкосновении с этой темой возникает извинительная интонация. Мол, и так бывает, и ничего тут, товарищи, страшного нет. Но любовь не нуждается ни в чьих оправдательных вердиктах. Она сама - наше единственное оправдание.

А камень в меня первым пусть бросит тот, кто никогда не ложился в постель без цели зачатия.

ВИОЛЕТТА АРТУРОВНА

( ЛИРИЧЕСКАЯ АППЛИКАЦИЯ)

Широкополая шляпа, перчатки, духи. В моем пролетарском районе таких не водилось:

- Лапушка, почему ты сидишь на ступеньках?

- Я потеряла ключи

- Но девочкам нельзя сидеть на холодных ступеньках. У меня есть кресло. Оно удобней.

Мы подружились.

Ее звали Виолетта Артуровна. Она преподавала французский, курила "Яву" в твердых пачках и молола кофе ручной кофемолкой. После десятка угрюмых напоминаний в диапазоне от "ваша очередь" до "а еще образованная" выходила мести подъезд в фартуке поверх нейлонового пеньюара. Она открыла для меня Бодлера, гомосексуализм Чайковского и рецепт лукового супа.

Среди причин ее переезда на нашу окраину во дворовых пересудах фигурировали растление несовершеннолетних и политическая неблагонадежность. Любопытно, что штатные поселенцы воспринимали родной район как ссыльную зону.

Когда Виолетта Артуровна проходила мимо полночной скамейки, гитарное бренчанье стихало и вслед раздавалось:

- Мадам, как по-французски будет вафля? Неужели- минет!

- Дайте девушке спокойно дожить до пенсии, - лениво обрывал шутника Лимонадный Джо, чьи волосы отрастали после дембеля. Он натурально предпочитал ситро "Агдаму", но вместо кольта носил десантский нож и по-самурайски дрался ногами .

Она всегда возвращалась одна. У нее не бывало гостей. Но порой от моего настойчивого стука ее квартира немела и затаивалась, что указывало на существование некой личной жизни.

Осенью Лимонадный Джо на ком-то женился. Виолетта Артуровна бросила курить и начала брать частные уроки вокала. Жильцы написали жалобу. Участковый пригрозил штрафом и взял расписку о соблюдении строгого регламента (замечу, что магнитофоны орали здесь исключительно на подоконниках, а кровавые семейные сцены разыгрывались на свежем воздухе). Теперь ее нестойкое сопрано сетовало в рамках установленного режима:

Зачем же так любить меня клялись вы,

Боясь людей, боясь людской молвы.

Год спустя, возвращаясь заполночь с первой студенческой вечеринки, я услышала какую-то возню на своей лестничной клетке. Пьяный в стельку Лимонадный Джо пытался одолеть три финишные ступеньки. Он заваливался набок , цепляясь за перила подтягивался, восстанавливал частичную вертикаль и снова рушился вниз, но уже пядью выше.

За трудным восхождением из дверной рамы спокойно наблюдала Виолетта Артуровна в прозрачном пеньюаре без фартука...

Сейчас ей наверное за семьдесят. Недавно я столкнулась с ней в филармонии. Она была загадочно-печальна и, обмахиваясь пластмассовым веером, спросила: нет ли у меня знакомого художника на предмет обучения живописи и где достать колонковые кисти.

-------------- ----------------- ------

Когда-то раннее списывание женщины в половой утиль имело под собой реальную почву. Мы быстро старели. Вернее, изнашивались из-за нещадной эксплуатации. Человечество отвоевывало у природы и друг у друга земные пространства, что требовало обильного потомства. В женщине ценился ее плодоносный потенциал. Раньше начнет - больше родит. А мужское семя - оно без срока годности.

И надрывались по скрипучим люлькам невесты, заранее оплакивая свою каторжную долю.

Краток был бабий век на Руси. В русских сказках и царь и купец и крестьянин всегда матерый вдовец при юных дочках и сыновьях. И никогда наоборот. Может, и впрямь давние русичи были такими богатырями, что ни конь, ни баба не выдерживали под ними и версты? Сколько же нас, милых, недолюбленных, под голубцами и плитами, по часовням и жальникам, стертым с беспамятной земли!

СПЯЩИЕ КРАСАВИЦЫ

Лирическая аппликация

Летом 1562 года все подъезды к Москве были забиты каретами, колымагами, санями, рыдванами, повозками с хрупким грузом - две тысячи красавиц везли отовсюду на ярмарку царских невест. Иван Васильевич пожелали третий раз ожениться. Конкурсное жюри из думных дьяков и кремлевских лекарей вело жестокую отбраковку. Ни изъяна, ни червоточинки не должно быть на теле очередной государыни и, Бог даст, матери наследника.

От претендентки не требовалось ни знатной родословной, ни богатого приданого, а лишь безупречные фактура и здоровье. Американские индейцы еще спокойно пасли своих бизонов, контуры материка желтели лишь на пеленках Колумба, а у нас уже любая девка, одаренная природой, могла очутиться на троне. Вот вам и демократия!

Правда, с женихом были некоторые нелады. Гуляли темные слухи о лихих кутежах, о краденых красавицах, о крытых рогожей телегах, что выкатывали в предрассветный час из кремлевских ворот и кружили над ними несытые вороны. Но не твоя это, девонька, кручина. Замуж ходить - не хороводы водить. А там - кто его знает? - может, будешь сидеть в белокаменных палатах, закусывать вековые меды печатным пряником, да слать родне дорогие гостинцы. А тот, что обломал все кусты под окнами, уже дремлет в овраге, убаюканный кистенем.

После последней фильтрации остались три девушки. Одна из них купеческая дочь Марфа Собакина. Теперь слово было за государем. Красавиц развели по опочивальням. Туда, по древнему сценарию должен войти жених и выбрать ту, чьи прелести, якобы случайно явленные в метаниях сна, покажутся ему соблазнительней.

За первой дверцей лежала Марфа.

Сквозняк колыхнул свечи в изголовье. Хрустальная слезинка замерла в испуге на краю сомкнутых ресниц:

- Эту, - без колебаний произнес приговор Иоанн.

Гуляли с размахом. А к концу свадебного веселья новобрачная вдруг взяла и преставилась. Завистники извели, отравило ли голубку гнилое дыханье державного маньяка - кто ж теперь сведает! Так и похоронили в венчальной парче и жемчугах. И осталась бы от Марфы лишь строчка у Костомарова, когда б не Великая Октябрьская революция, прости ее Господи.

В Кремле расчищали территорию для новых владык. Сносили старинные соборы. А заодно, в поисках драгоценностей, вытряхивали из домовин белые косточки хозяек. Вскрыли и Марфин гроб. Вскрыли - и обомлели. Как живая лежала на своем трехсотлетнем ложе средневековая девочка и не знали мародеры какому из чудес поражаться сильней - ее нетленности или ее красоте.

А в 1792 году во Франции та же чернь оторопело пялилась внутрь другого развороченного саркофага:

- Такую я б и сейчас ... - присвистнул, храбрясь, какой-то безусый санкюлот.

Мраморная кожа божественной Дианы тут же почернела. То ли в результате химической реакции. То ли от гнева. Прежде чем столкнуть тело слишком моложавой фаворитки Генриха II в общую яму практичный гаврош срезал локон. Цвета воронова крыла, без единого седого волоска.

Марфа Собакина, Диана Пуатье... Две женщины из одного века, две его жемчужины, чью красоту, забыв от восхищения о своих служебных обязанностях, не тронула даже смерть.

Когда б они встретились в то единственное десятилетие, что провели вместе на этой земле, метресса французского короля, которая родилась на полстолетия раньше будущей невесты государя всея Руси, могла бы без натуги сойти за очаровательную мамашу очаровательной дочурки.

Я представляю, как они синхронно подходят к окнам своих спален. Одна за венецианским стеклом видит аллеи с павлинами и скульптурами, павильоны с парочками и с шедеврами, гобеленовые лужайки с оленями, пастушками, и клавесинами в кустах, фонтаны с зеркальными карпами - парадиз-коктейль Ренессанса, твою мать! Другая сквозь мутную слюду различает лишь заревые пятна площадных костров, где котлы со смолой, где крючья да колья, где плахи да колеса, где песьи головы, где стон да хохот.

-Ты снова плакала во сне, душа моя!

Обеих фуникулер судьбы за секунду равную взгляду доставил на самый верх людской пирамиды. Но одну для счастья, а другую на погибель. Без помазанья и обетов герцогиня Валентинуа, одногодка матери короля, хозяйничала в стране, которую благодарный любовник вместе со всей своей жизнью отдал в ее полное распоряжение. Законная жена и царица Марфа не правила ни единого часа ни на перине, ни на троне.

Сотни изображений Дианы оставили нам кисти и резцы. Единственный фамильный портрет Марфы дошел до нас в виде копии. Разумеется, не с оригинала, а со сделанного в свою очередь художником М.Л. Шафом карандашного рисунка. Эта копия копии надежно заперта от праздных глаз на архивные запоры и затворы.

Не многовато ль черно-белых рифм, маэстро?

...Обугленного морозом последнего обидчика Дианы зарыли в землю ее северной сестры. А прядь, кстати, он успел выгодно продать в 1795 году какой-то недорезанной роялистке с шепелявым акцентом креолки.

------------- --------------------- ----------------

Еще начало соседнего века омрачено ранней женской смертностью и дурной сохранностью. Не зря у А.С. Пушкина молодые герои от Дубровского до Онегина, в основном, сироты. А бригадирши Ларина и Миронова, которым по самым грубым прикидкам нет и сорока, величаются "старушками".

С другой стороны, на бумаге-то величал, а сам по молодости, да и после, весьма и весьма очаровывался сорокалетними и того дряхлей сиренами. В первых рядах претенденток на титул загадочной пожизненной любви Александра Сергеича значатся Екатерина Карамзина( рожд.1780 г.), императрица Елизавета Алексеевна ( рожд. 1779 г.), Авдотья Голицына (рожд. 1780 г).

Ишь, путаник!

В знаменитом письме к 36-летней Каролине Собаньской (год рожд.1794), написанного, между прочим, в день Святого Валентина - это раз, и по поводу десятилетней годовщины их первой встречи - это два ( не забыл! Редкие сердечные даты застревают в мужской памяти), есть строчки " А вы, между тем, по-прежнему прекрасны. Но вы увянете, эта красота когда-нибудь покатиться вниз как лавина". Это не угроза. Это не предупреждение. Это лисьи скачки под лозой. Это мольба. Это заклинание. Это самоутешение:

- Потерпи, безумец, потерпи еще чуть-чуть, и она подурнеет, она непременно подурнеет, не смеет не подурнеть, и ты стряхнешь с себя мучительное наваждение.

Каролина не подурнела.

После мрачного предсказания влюбленного поэта, она вскружила голову язвительному Сент-Беву и парочке виконтов. Собрала приличный урожай разноязыких сонетов. До семидесяти лет не знала недостатка в самых блистательных поклонниках и до девяноста четырех не утратила вкус к куртуазной жизни: имела ложу в " Гранд опера" и не отказывала себе в ежедневном бокале шампанского под ковшик черной икры.

Пушкинские строки из послания к Каролине Собаньской, слегка подправленные, перекочевали потом в " Каменного гостя":

- Пройдет еще лет пять иль шесть, все будут называть тебя старухой.

Это дон Карлос внушает 18-летней Лауре! Под могучим влиянием классика я в свои благоуханные двадцать четыре на целых полтора года списала себя в половой архив.

Выходит, что и гении порой покорны стереотипам?

Они начали потрескивать по швам, когда отменили крепостное право и обучили дам азам контрацепции к великому негодованию графа Толстого.

Уже моя прабабка до глубокого климакса перемигивалась с деревенскими парубками. А чтобы прадед не рыскал по ригам и сеновалам, подливала в квас крутой слабительный отвар. Когда она в соломе и сиянии возвращалась к утренней дойке, у него не было сил даже на мат.

С появлением кухонных комбайнов, спирали и Джейм Фонды справедливость восторжествовала окончательно. Теперь у нас от первого до последнего акта гражданской регистрации есть три возраста - девочка, девушка, молодая женщина. А бывшим ровесникам хочется при встрече немедленно уступить место в общественном транспорте.

Из двух зеркальных союзов: женщина-юноша, мужчина-девушка - второй куда менее гармоничен, а в сексуальном плане еще и ущербен. Биологический факт - мужчина фонтанирует где-то до тридцати. Потом напор заметно слабеет. Сначала хочется всегда и беспредметно. Проблема заключается не в эрекции , а в ее маскировке. На пляже загорает в основном спина, рубашки носятся на выпуск , а вместо, извиняюсь, где-то сердца - пламенный мотор. Ах, беспечная юность, впалые щеки, пластиковые стаканчики, звездное небо, ясельные песочницы, первый визит к венерологу!

Постепенно бешеный галоп превращается в ровную иноходь: жена, любовница, онанизм в ванной. Иногда на десерт бисквитная крошка, подобранная у коммерческого киоска, на трамвайной остановке, среди экспонатов бесплатной выставки народных ремесел, куда забрели с приятелем в похмельном кураже. Но однажды, буксуя в сантиметре от парного крупа, мужчина в панике понимает, что по-настоящему хочет холодного пива. И больше ничего.

Нервничать не из-за чего - нормальный, запланированный природой отток энергии. Пора заняться каким-нибудь общественно-полезным трудом. Посадить дерево, выкопать траншею, сделать карьеру, постирать, в конце концов, носки. Какое там! Начинается лихорадочный поиск искусственных стимуляторов. Он традиционно завершается тугим капканом какой-нибудь курсистки из Курска. Которая в свою очередь обречена на бегство с уланом или инструктором по плаванию.

Поскольку у прекрасного пола процесс течет в совершенно противоположном направлении.

Темперамент при паспортизации можно смело возводить в десятую степень, чтобы получить его величину двадцать лет спустя. С царственной медлительностью лотоса распускается в нас желание, его огненный цветок.

- Мадам, уже падают листья, - утверждает господин в котелке, смесь гробовщика и шпика, бадиком нагребая жухлый ворох.

- Взвейтесь кострами, синие ночи, - оттесняет его босяк, с пластикой конокрада, чиркая спичкой.

И что прикажете делать с этим веселым пламенем на нижних этажах, когда штатный пожарник, в трусах и каске плесневеет под неразгаданным кроссвордом?

Неудовлетворенный мужчина активизируется. Он сочиняет, покоряет, изобретает, баллотируется, огибает экватор. Неудовлетворенная женщина вянет и заболевает. А запусти в спальню солнечный зайчик и лучшие швейцарские клиники по реставрации голливудских звезд заиндевеют от зависти. Могла ли природа допустить стратегическую ошибку, вычерчивая эротические графики полов, с их обратной симметрией подъемов и спусков? Однозначно, нет.

В совпадении чувственных пиков у нас, зрелых, и у них, едва возмужалых, - ее родительское благословение. А прочих и не спрашивают.

Само собой, в альпийском маршруте либидо случаются и отклонения. Так, некая Марта, служанка пастора Глюка в семнадцать обиходив драгунский полк только порозовела от удовольствия. А к сорока, в чине российской императрицы предпочитала альковным развлечениям алкоголь. Но тоже в лошадиных дозах. Четверть государственного бюджета тратилось на дворцовые пьянки. Вот тебе и национальный порок: на халяву они и немцы будь здоров как горазды!

Или, например, мой прадед. В молодости не отличался, а в преклонные лета зажеребцевал. Каждое утро будил прабабку петушиным ором:

- Глянь, дура, стоит - хоть топором руби!

Или того хлеще: заляжет возле колодезной тропы. Самого, сморчка, не видать, один малиновый корень над травой покачивается. Представляете?

РАЗМЫШЛЕНИЕ ВТОРОЕ: В КРУГУ РАСЧИСЛЕННЫХ СВЕТИЛ

"Трудовая артель грузовых извозчиков в канун Светлой Пасхи решила воспретить своим членам ругаться. Нарушители подвергаются штрафу. В первый раз - 25 копеек, во второй раз - 50 копеек, а в третий раз ругань обходиться еще дороже - такие члены исключаются из артели. Результаты получились хорошие. Ни один из членов не исключен. Штрафных же денег набралось 31 рубль 75 копеек.

Эти деньги решено пожертвовать городской больнице."

( " Саратовские губернские ведомости"1900 г.)

Норма обслуживает конвейер. Ей некогда разводить антимонии и создавать экибану. Снизиться темп, возникнет пробка, упадет рождаемость. Для кого тогда будут дымить заводы, вырубаться леса, выкачиваться реки? Кому продавать товары, скармливать лекарства, кого, в конце концов, хоронить? Другими словами, на ком делать деньги? Все прочие творения природы для счастья ни в чем не нуждаются, кроме отсутствия человека.

Поэтому норма не слишком мудрит: пол разный, стандарты не нарушены, контекст располагает, оба кандидата созрели для скрещивания - этого довольно, чтобы свинтить из них пару. Раз-два и в дамках: плодитесь, дети мои, и размножайтесь. Незначительное изменение внутренних параметров вроде квартиры в другом районе, факультета в другом корпусе, пропущенной электрички, испорченной погоды, потерянного телефона, отмененной вечеринки и место "Игрека" легко занимает "Зет". Без всякого ущерба для содержания. Как в мыльной опере, где прямо посредине эпизода Хуана или Эдуарда по каким-то техническим причинам вдруг начинает играть другой актер. А Роза или Мария, не моргнув и глазом, продолжает выяснять с ним, прерванные рекламной паузой, отношения.

С точки зрения сохранности вида это и продуктивно и рационально. Норма должна править бал, иначе начнется демографический бардак. Ее союзы на общих основаниях возникают, на общих основаниях существуют, на общих основаниях рушатся.

И чудненько.

Парадоксальные пары не сшить на автомате. Они изделия ручной вязки. Здесь простого совпадения тел в пространстве и их притяжения друг к другу недостаточно. Не всякий молодой мужчина отважиться на роман с дамой "далеко за тридцать пять", даже если там, внутри, при виде ее и заплясали язычки пламени. Не всякая матрона захочет скакать через этот костер, даже в честь Ивана Купалы. Нужны добавочные векторы силы, чтобы одолеть диктатуру нормы и прежде всего в самих себе. Кстати, очень полезное, можно сказать, созидательное упражнение.

Развитие человечества и есть история непрерывного возведения и ломки устоев. Будь иначе из-под новобрачных и поныне выдергивали бы для судебной экспертизы простыни, длинноногие мулатки не шлялись высокомерно по подиумам, а неразведенные жены пачками ссыпались под колеса, мешая четкому функционированию железнодорожного транспорта.

В творческой пользе нарушений я впервые убедилась на личном опыте где-то за четыре месяца до своего официального рождения. Как сейчас вижу: я - внутри мамы, мама внутри общежития, а оно внутри одной из белых июньских ночей. Я веду себя, как примерный зародыш, тише воды, ниже травы. Мама готовится к экзамену по сопромату. В каждом вузе , на каждом факультете есть такая дисциплина, о которой говорят " сдал и можно жениться" Или выходить замуж. У мамы в технологическом институте пропуском в ЗАГС считается сопромат - сопротивление материала. Я слушаю мамин бубнеж и не понимаю, чего тут сложного? Есть материалы, они сопротивляются, и правильно делают. Потому что, чем сильнее сопротивляешься, тем больше уважают. Меня занимает другое: я сама уже материал или еще нет? Надо проверить.

Экзамен только завтра, но мама уже полгода замужем. Именно поэтому на ее койке пластом лежит ее младшая сестра, в перспективе - моя родная тетя. Она легла сюда сразу после регистрации маминого брака и вставать не намерена. Эта дремучая девица из деревни Гущенки Вятской губернии уверена, что оккупация кровати помешает папе стать окончательным мужем маме и он в конце концов разозлиться и бросит ее. Как славно, что даже в общежитиях есть чердаки!

Мама зубрит, тетя спит вольготным деревенским сном на своем посту и обе не слышат, как в окно стучит копытом Медный всадник. Наверное, хочет подарить маме на счастье подкову. Она ей была бы очень кстати и я изо всех сил лягаю маму в живот. Мол, подними же глаза, к тебе гость. Но мама их не поднимает, а наоборот, опускает - не померещилось ли? Я лягаю еще разок, теперь от досады - всаднику надоело барабанить и он исчез. Потом повторяю третий раз на "бис" для специально разбуженной тети. Ей приходится признать свое поражение и снять блокаду. Вот вам и аномалия: будь я законопослушным эмбрионом, нас с мамой еще два месяца втискивали бы в стенку или сталкивали на пол .

Христос, между прочим, начал нарушать земные законы гораздо раньше и глобальней, непорочно зачавшись, и потом занимался этим всю свою солнечную жизнь. С неплохим, согласитесь, результатом.

Но вернемся на землю к нашим секс-неформалам.

Например, Кундера считает , что в жизни каждого нормального мужчины была женщина много старше его и связь эта хранится на дне души, как жемчужина. Тогда как Монферан сужает круг ценителей осенних пейзажей до нервических утонченных натур. Думаю, оба перегибают палку, но с разных концов: не столько и не только.

Лично я насчитала девять характерных типов ненормативного союза в рамках нашей темы: 1) личность и полуфабрикат или "Парковая зона"* 2) киндер-сюрприз или " Страсти по Фрейду" 3) учительница и ученик или " Внеклассные часы" 4) " Жиголо по-русски" 5) гадкий утенок или " травмпункт" 6) таланты и поклонники 7) поэт и муза

РАЗМЫШЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ: ПАРКОВАЯ ЗОНА

I. ОМЛЕТ ИЗ РОКОВЫХ ЯИЦ

"Вчера в придорожной канаве по улице Монастырской был обнаружен новорожденный младенец мужскаго пола. Его матерью оказалась гувернантка семьи присяжного поверенного Михальского. Доставленная в участок девица Евдокия Климова плачет и не дает никаких показаний".

( " Самарский день" март 1906 г.)

Есть женщины роковые и есть фатальные. Это не две большие разницы. Это две очень большие разницы. Роковая сотворена на погибель мужского рода. Как ангел небесный прекрасна, как демон, коварна и зла. Ее лунные пальцы унизаны перстнями с ядом, под ее матрацем нож для колки льда, на плече лилия. После столкновения с ней от смельчака останется обглоданный скелет, как после стаи пираний или паппараци. Он об этом догадывается, а то и знает наверняка. Но спешит в расставленные сети.

У экрана телевизора или над книгой - ах, леди Винтер, леди Винтер - я и сама мечтала прицепить свои салазки к вашим алмазным саням. Чтобы однажды также спокойно откинуться на подушки кареты или поднять тонированные стекла - " трогай!"

и не оглянуться на выстрел. Какая разница, кому на этот раз не повезло? Все равно обречены оба.

Но, увы!

Салазки давным-давно заржавели, а госпожи Вамп из меня так и не вышло. Не я, они поворачивали ключ в зажигании и не притормаживали, чтобы вернуть забытый на сиденье зонтик. Не помогла даже перекись. Джентльмены, как выяснилось, предпочитают не всех блондинок подряд, а тех, что сделаны на фабрике грез, конкретно в Лос-Анджелесе. В жизни же блондинки нарасхват только в эмиратах, да и то не роковые, а сговорчивые. Может, стоило податься в политику?

- Напрасные хлопоты, милочка.

- Почему, миледи?

- Потому что, милочка, чем ни занимайся, во что не перекрашивайся, все равно рокового в тебе не больше, чем в зубной пасте.

- А в той, с глянцевой обложки?

- И в ней тоже.

- А в ком оно есть?

- А ни в ком. Во всяком случае, здесь.

Где-то на третьем утраченном зонтике я вняла внутреннему голосу и поставила крест на карьере демонической женщины. Накладно и течет за воротник. А вот одна моя знакомая никак не желает проститься с магическим образом, несмотря на регулярные обломы. Она немного похожа на Шарон Стоун. Видимо, сходство обязывает.

В дамской кампании Шарик душка и лапка. Но стоит появиться мужчине и ее сразу переклинивает. Она то щурится, как снайпер, то смотрит в упор, не мигая, как дуло. Говорит намеками, пьет не закусывая, облокачивается грудью на спинку стула, танцует сольный танец с элементами стриптиза под "Патетическую" Людвига ван Бетховена. Ее настроения меняются, как наши премьер-министры. Она то хохочет, то мрачнеет, то рвется на крышу читать стихи.

* Парковая - не от "парка", т.е. городского сада. А от "парки", т.е. богини, что прядет нить человеческой жизни. Впрочем, парк здесь тоже не лишний.

Мужчина, если он не полный дебил, понимает - бабу можно брать голыми руками. Достаточно произнести пароль:

- Ка-к-кая вы!

- Какая?

- Катасра...стра...трафическая !

Она начинает стонать и дышать с присвистом, как астматик, уже на этапе верхней одежды. Пуговицы сыпятся на пол. Бюстгальтер повисает на люстре. Туфли торпедируют торшер. С рычанием разгрызается узел галстука. В постели с первой же секунды царапается и воет пожарной сиреной, гася в партнере все желания, кроме одного - обломать этой секс-бомбе инфернальные ногти и вырубить звук.

Владельцы автомобилей высовываются из окон. Соседи стучат по батареям.

К тому же, непонятно: с чего , собственно, дамочка так надрывается, когда сама еще в колготках, а у него заклинило зиппер? Однозначно либо нимфоманка, либо психопатка, либо сопрет деньги.. Вот вляпался-то...

- Женщина, я вас боюсь, - говорит наутро любовник, с располосованной, как у хлыстовца, спиной, украдкой пальпируя бумажник. Она щуриться, наблюдая борьбу страха и страсти в его душе, и улыбнувшись левым углом рта, правым выпускает клуб сизого дыма.

Страх регулярно побеждает - любовник исчезает навсегда.

Шарик мне симпатична. Вне демонического амплуа она печет обалденные пирожки. С ней можно подурачиться и посплетничать. Но на месте мужиков я бы тоже давала липовые телефоны и юркала в подворотню при встрече. Спина-то одна.

Убедить Шарика не рядиться в этот шутовской прикид - мартышкин труд. То, на чем психоаналитики зарабатывают бабки, друзья зарабатывают шишки. Навсегда испортишь отношения, вот и все. Она же верит только льстивым зеркалам, где колпак с бубенчиком из-за прищура выглядит шляпкой от Шанель. Но вам я позволю дать выстраданный совет: протестируйте себя на манию демонизма. Мысль о себе самой " ах, эта женщина неотразима и опасна" - и есть основной симптом. Змея не прикидывается безобидной ящерицей, даже когда мирно греется на солнышке. Ящерица не пытается выдать себе за змею, даже когда раздувает капюшоном зоб. Они естественны в любой своей реакции, чего и нам с тобой желают.

Словом, настоящая роковая женщина - выдумка мужчины. Его трусливая греза, запертая в клетку кадра или посаженная за свинцовую решетку строк. Безопасная, как рукоблудие, и рентабельная, как винзавод. Она будоражит нервы и кровь, но не может причинить вреда автору, который накроет простыней лицо своего воскового двойника, разоренного и погубленного белокурой бестией, завяжет тесемки на папке с рукописью, и отправиться в казино, где и спустит за зеленым сукном состояние реальной жены. Земля ей, страдалице, пухом.

Нет и не было на свете живой интриганки, аферистки, шпионки, разбойницы, авантюристки, пиратки, из которой любовь не сумела бы свить веревки и завязать морским узлом.* Вот и получается, что роковая женщина сродни снежному человеку. Все слышали, все читали, кое-кто даже вроде бы видел, но никому не удалось познакомиться лично.

Зато роковой мужчина - вовсе не творение тщедушного женоненавистника или сочинительницы бульварных хитов, в синих чулках с подвязками под гестаповским кожаным плащом. Он существовал взаправду, этот коварный соблазнитель, маркиз де Огород, серийный секс-монстр. Благодаря ему аисты в режиме "нон-стоп" сгружали на пороги почтенных семейств и царевых воспитательных домов писклявые свертки. Бордели и монастыри ритмично пополняли анемичные барышни со знанием французского и крепкотелые прачки с невыветренным запахом сеновала. Графини изменившимся лицом бежали к пруду, купчихи к крутым волжским берегам, по которым туда-сюда сновали пароходы с пристреленными бесприданницами.

Распознать в ту пору негодяев было легко: это все те, кто пытался наладить контакт с намеченной жертвой в обход родителей и мужей. Плюс гусары, кудрявые приказчики модных лавок и, конечно же, меланхолические денди, занесенные прямиком из салонов и из-за кулис в глушь забытого селенья. Но когда и где женщина спасалась от объятий маркированного мерзавца, а не падала в них, бурно волнуясь бюстом? Особенно, если заранее была информирована о его дурной репутации. Для успешной карьеры дон Жуана мужчине не нужны ни внешность, ни ум, ни искусный секс, ни даже богатство: заморочил головы двум-трем простушкам, широко разрекламировал успех, и тут же образуется очередь из жаждущих быть соблазненными. А еще лучше погубленными. Это же так красиво - лежать в гробу среди белых роз в свадебном платье и слушать шепот " ах, такая молодая, такая интересная..."

Да и кто мог авторитетно предостеречь? Маменька, мадам де Сталь, духовник?

- Обрати внимание на этого джентльмена. Будешь за ним, точно за каменной стеной.

- В смысле, как в Бастилии? Благодарствуем, без надобности. Организуйте-ка мне лучше того красавчика с моноклем и синей бородкой.

- Но это же знаменитый аферист, виршеплет и садист. У него в шкафу вместо вешалок - скелеты жен.

- Тем боле.

* см. в " Амурной галерее" : Маргарет Гертруда Целле ( Мата Хари) и Шейндля-Сура Лейбова Соломониак ( Сонька Золотая Ручка)

В начале нынешнего - ох, простите, - теперь уже прошлого века к ним присоединились братья Люмьер. Теперь и малютка в кружевных панталончиках навскидку отличала мерзавца от порядочного господина: лакированный зачес, фрак, запонки, сигары, выдает себя за графа Монтекристо, мерси-пардон, а сам злостный игрок или беглый каторжник. И тут же начинала строить ему конкретные глазки.

Ну что с нами, горючими мотыльками, будешь делать?

Но по Европе уже бродил призрак сексуальной революции. Тип соблазнителя начал заметно мельчать: коммивояжер с крысиным ядом, механизатор с начальным средним, сутенер с золотыми фиксами и кастетом из перстней, тенор с кабацким репертуаром. Надо заметить, что и эти обмылки были загружены клиентурой по горло.

Я не знаю, как и почему призрак вдруг взял и материализовался. Возможно, это был единственный радикальный способ вытащить человечество из демографической пропасти, в которую ее столкнула парочка мозгляков во френчах. Законные роженицы без помощи невенчанных сестер вряд ли справились бы с восстановительными работами. Сухой закон до и внутри брака был отменен. Половые гангстеры были обезоружены и вытеснены с легализованного рынка безобидными амурными клерками.

А после того как выяснилось, что и "киллеры любить умеют", что и малолетке по силам в два счета уложить профессионального душегуба на обе лопатки, роковой мужчина, как отдельный вид, навсегда канул в небытие. Тут бы и затормозить. Но в некоторых невезучих странах феминистки вошли в раж и мужиков, вообще, застращали до потери пульса.

Какие внебрачные связи?!

Они, бедолаги, и с женами-то спят при свете. Не из эротических соображений, а чтобы впотьмах не подсунули левую бабу. Потом засудит до смерти, обберет до нитки и хрен кому докажешь, что эта подколодная змея сама заползла под одеяло. Там теперь с этим строго. К уголовно наказуемым сексуальным домогательствам причислены и игривый присвист при встрече, и приглашение на ленч, и поздравительная открытка, и поданное по личной инициативе пальто, и уступленное в транспорте место. К физическим травмам из-за несанкционированного ухаживания, которые грозят приставале крупным штрафом, относятся бессонница, головная боль, расстройство желудка, снижение иммунитета, плохое настроение. Не слабо, да? Представляете, какая-нибудь ихняя малышка невзначай перепила, обкушалась бик-маками, нашарилась непонятно с кем по кустам. Наутро проснулась - голова трещит, живот крутит, платье в подозрительных пятнах и хочется швырнуть за окно связку гранат. Кто виноват? Ясно кто - тот эротоман, что год назад пропустил вперед в служебном лифте. Что делать? Вчинить голубчику иск.

Может у американок всегда хорошее настроение оттого, что они знают, как поднять его в случае чего сотенкой-другой тысяч баксов. Которые потратят на коллекцию вибраторов и видеокассет о сексуальных маньяках. Хорошо, что нашим соотечественникам в национальном масштабе такая контрацепция все равно не по карману, а юриспруденции не по зубам. Потому что пугливый, как лань, самец под паранджой - это никак не мой идеал. Потому что я хочу, чтобы незнакомцы без страха подавали мне руку на ступеньках трамвая, оборачивались вслед и, чтобы мне не требовалось каждый раз, когда приспичит вытаскивать из кладовки раскладушку для адвоката. Вот тут я искренне благодарна своей тихоходной державе, что на этой беговой дорожке нам не удалось догнать, а, тем более, перегнать Америку и надеюсь ( скрестите, россиянки, пальчики) этого никогда не случиться.

Не давайте крупных сумм в долг, не прописывайте на своей жилплощади, пользуйтесь контрацептами и никакой вольный стрелок не сможет причинить вам реального вреда.

Так что, гуляйте, девочки, гуляйте, вдовушки, гуляйте бабоньки! Вам не страшен серый волк..

Хотя, вру. Есть экземпляр, по-прежнему пока еще способный всерьез и надолго испоганить и покалечить жизнь женщины. Он, действительно, очень опасен. Поскольку вычислить этого гада практически невозможно: никаких специфических черт. Им может оказаться кто угодно - патриот, тихоня, буддист, психоаналитик, миллиардер, пацифист, сезонный рабочий, кинолог и даже депутат Госдумы. Его единственная примета: клеймо - тьфу! - штамп в нашем паспорте. Этот непобежденный ни временем, ни цивилизацией рок-мэн ... правильно, - юридически оформленный муж.

II. ВОДА, ОГОНЬ И МЕДНЫЕ ТРУБЫ

Фатальная женщина, в отличии от роковой, не миф. Она существует в натуральную величину. Встреча с ней не корежит мужскую жизнь, но меняет. И порой очень круто.

Внутри жизни образуется судьба.

Не каждому человеку судьба дается при рождении. В основном, к метрике прилагается биография, один из ее завизированных эпохой вариантов, ну скажем:

пажеский корпус, кузина на качелях, юнкерское училище, фронт, одесский порт, корабельный трюм, парижский кабак, полотенце через согнутую, словно от ранения, руку:

- Чего изволите?

- Ах, боже мой, Владимир Андреевич, это вы?

- Нет-с, не я, Марья Кирилловна. Никак не я-с... Так чего изволите?

детский дом, ремесленное училище, девушка с веслом, фронт, плен, репатриация, лагерь, амнистия, дворничиха с метлой на парковой аллее:

- Прости, мать, тут до войны стояла такая, стриженая, в маечке... комсомольская богиня... Марусей еще звали... Нет?

- Шагай отсюда...сыночек

-Ты чего, мать?

-Ничего...Ба-а-гиню ему, в майке! А как насчет м...вошки в трусах? Не желаете ? Ишь, ба-агиню ему вынь да положь, ошметоку каторжному! ...и нечего тут...мусорить тут!.. ходят тут...золотая рота... потом статуи пропадают. Ба-агиню!..

- С кем это ты, Мария?

школа, институт, однокурсница, целина, в мокрых палатках спят друзья, конструкторское бюро, хрущеба, холодильник, телевизор, теща на раскладушке, трешка до зарплаты, " когда фонарики качаются ночные", пивной ларек, кукиш внутри расколотого ореха, громыханье кастрюль :

- Ты только посмотри на себя, посмотри - в кого ты превратился! А меня в кого превратил! За что, Господи, ну за что?

- Не плачь, М-м-м-аша. Я - Д-д-дубровский!

----------------------------------------------------------------------

Кого затруднит проставить годы под этими трафаретами?

Биография - рельсы. Рельсы между двумя датами.

По рельсам катит состав, внутри - каждый и все. Вместе - поколение. Скопом погрузили в вагоны, кого куда, от люксов до теплушек, скопом и везут. Где положено станция с кипятком, где положено платформа с оркестром, где положено мост с террористами.

Судьба - дорога. По ней человек идет сам.

Можно заблудиться, можно замерзнуть, можно споткнуться, можно выбиться из сил. На то и дорога. Но в поезде нет вишневого клея, нет орлов и куропаток, и в нем не цветут над кладами папоротники. Набрел, отрыл, откинул кованую крышку, а там - твои ноты, твои рифмы, твои краски, твои формулы, твои мачты, твои материки, твои звезды. Распоряжайся, не сочти за труд. Или всего-навсего бумажка с адресом, спичечный коробок с телефоном.

Кому что.

Например, для того, кто родился наследником, править страной - это биография. А отречься ради женитьбы на какой-то мисс Симптон или пани Жаннет от британского, как Эдуард VIII, или русского престола, как Великий князь Константин Александрович, - это уже судьба.

Мне очень нравится один почтенный анекдот. Чета Клинтонов тормозит у бензоколонки:

- Вон за того парня я чуть не вышла замуж

- Тебе повезло, Хилари, что мы встретились. Иначе ты была бы женой простого заправщика

- Нет, Бил, это ты был бы простым заправщиком. А я - женой президента.

Фатальная женщина - это огниво. Свалиться с неба в пясть счастливчика, который чиркнет об него из баловства или по малой нужде: трубка, костерок. И вдруг ветер пронесется, гром прокатится, молния оглядит округу аж до горизонта и впечатается в грунт стрелкой из " казаков-разбойников" .

Мол, тебе туда.

Кто-то струхнет, швырнет тунгусский компас в кусты и заскачет леткой-енкой по шпалам, опять по шпалам за хвостом своей электрички.

А кто-то вдохнет, выдохнет, точно перед нырком, и двинется в указанном направлении. Совершать то, о чем прежде и помыслить не смел. Жить так, как прежде не снилось и в самом рискованном сне.

Мисс Фатум может сопровождать своего протеже. Может по-английски отстать за шаг до триумфальной арки. Может вообще не сдвинуться с места. Открыла дверцу, выудила из клетки тамбура комок ( сплошное сердце в перьях ), подкинула в воздух - и баста. Дальше сам маши крыльями или что там у тебя вместо них.

Мисс Фатум идеальная повитуха при трудных родах личности, особенно, творческой. Промыть глаза художнику, прочистить уши музыканту, настроить голосовые связки поэту. При этом мисс Фатум не нянька, не наставница, не дрессировщица. Она сама по себе. Как вода или огонь. Разве воде или огню, для того чтобы напоить или согреть, нужны какие-то усилия? Или в них есть стремление, сознательная потребность спасать кого-то от жажды и холода?

Там где нет напряжения и жертв, нет и ожидания благодарности.

III. ДОЛГОВЫЕ ЯМЫ ЛЮБВИ

Верный способ кардинально избавиться от мужчины - поставить его на счетчик благодарности. Посей в нем чувство неоплатного долга перед тобой, каждый день всучивай новые займы, чтобы он понимал: пока вы вместе, его долг будет неуклонно расти, - и однажды непременно пожнешь свободу. Страх, вина и непогашенный моральный вексель - вот три рифа, о которые косяками разбиваются любовные лодки. Но мы почему-то упорно держим их за маяки.

По силе гнета на хрупкую мужскую психику это наше вечное ожидание благодарности, неважно, заявленное или скрытое, я б сравнила с ежеминутным требованием эрекции, как доказательства любви. Представьте состояние того, чья ширинка находится под неусыпным контролем подруги: едва прикоснулась будь добр! - обеспечить напор. Иначе бровь надломит укоризненный вопрос " ты меня больше не хочешь?". И бедняга тужится, зарабатывая комплекс, язву, в развитии - импотенцию с прободением. А как прикажете отвечать? " Хочу, но не могу"? Или " могу, но не тебя"? Что в лоб, что по лбу.

Отсюда их, непонятная нам, неприязнь к сюрпризам, особенно, трудоемким. Эта неприязнь - аверс медали " За непрошенные заслуги". Ее реверс - полная собственная профнепригодность к работе дедом Морозом.

Проиллюстрирую.

-Ты в курсе? Дэвид Копперфиль в Москве. Вот это да!

Как отреагирует на такую, самую вскользь поданную реплику вдрызг влюбленная женщина? Тут же разобьет копилку, метнется в кассу, в случае нужды наскребет по сусекам, по ломбардам, по родне. Потом будет месяц млеть и лукаво улыбаться, предвкушая. Чтобы в премьерное утро торжественно подать заветный билет на десертном блюдечке вместе с кофе в постель. И получить взамен не восторженное "ах, дорогая, ты настоящая волшебница", а резкое " кто тебя просил? лично я сегодня занят". И горькие слезы над клочками праздника под осиное жужжанье электробритвы в ванной. Слишком громкое для хорошего прибора... Да, слишком громкое. Поэтому, наверное, раздражение. И, вообще, такую жесткую, как у него, щетину удобнее брить лезвием. Тройным, плавающим, с запасными блоками насадки, в красивой упаковке фирмы " Жиллет", где есть и пенка, и тоник, и крем. Причем начинать надо немедленно:

-Милый, я скоро вернусь!

При перемене мест действующих лиц и исполнителей получается совсем другое кино.

Стартовая реплика " Ух ты! Дэвид Копперфильд в Москве..." повисает в воздухе, как знаменитый маг. Не от лени или скупости партнера. Просто он не летучая мышь, чтобы улавливать инфразвук. А намеки, риторические восклицания для мужчины те же запредельные волны. В качестве сигнала к конкретному шагу не воспринимаются.

Повторение рекламной фразы в разных вариациях за завтраком в течение пары недель приведет к тому, что афиши с фейсом этого потомка наперсточника с одесского привоза начнут вызывать у мужчины смутное беспокойство и антипатию. По его мнению, ничем извне не спровоцированную. А значит, его личную. А значит, самую что ни на есть объективную, которая не подлежит ни сомнению, ни обжалованию. И когда накануне женщина, собравшись с духом, у него почти открытым текстом поинтересуется в каком ряду завтрашние места на мистическое шоу валютного колдуна и брать ли бинокль, в ответ совершенно естественно прозвучит, что этого козла есть смысл рассматривать только в оптический прицел. Здесь, как и в первом варианте, вступает оркестр: гуденье, всхлипы, клацанье, сморканье, хлопок, щелчок.

И, наконец, финальные титры.

Не знаю, как кому, а мне кажется, что мужской гнев в обеих ситуациях праведней женской обиды. Трудно осчастливить паралитика, демонстрируя ему свою маневренность или подталкивая инвалидную коляску к дансингу для совместного танца. Ну, отсутствует в их организме фермент межполовой благодарности! От-сут-ству-ет. Куда полезней это усвоить, чем пришивать рыбе крылья или учить птицу дышать под водой. Подохнут и только.

Кстати, эта неспособность к нравственному насилию над собой ради признательности - одно из редких свойств мужской натуры, которое я вовсе не причисляю к изъянам. Иногда оно принимает грубые, даже свинские формы, не без того. Но это уже нервное.

Мой знакомый, вполне порядочный молодой человек, встречался с девушкой, которую когда-то убедили, что в нетерпеливого жениха мужчину превращает строго ограниченный ( ниже пояса - ни-ни) доступ к телу, а в несокрушимого мужа ( так вот ты какой, цветочек аленький!) умопомрачительная брачная ночь, которую запомнил бы навсегда. Первая часть операции " Навеки твой" удалась как по нотам. Гештальт есть гештальт. Через год интенсивного петтинга они поженились, и распаленный новобрачный не отказался бы вступить в законные права тут же, на регистрационном столе.

Но невеста припрятала во втором рукаве более экстравагантный вариант основополагающего соития..

Она решила отдаться на руинах заброшенной церкви. Совы, нетопыри, фрески, чьи-то вздохи, шорохи, стоны, задутая ветром свеча и юная не то панночка, не то виллиса в одной фате и в лунном свете:

- Хома, возьми меня, Хома...

Такое, действительно, не забудешь.

Молодожен был уже готов на все. Руины так руины. И буквально вознесся со своей добычей на закорках по строительным лесам на купольный обод реставрируемого собора.

Улет и впрямь получился фирменный. В финале ( еще один настоятельно рекомендуемый профессиональными невестами финт) девушка минут на пять замерла в модельной позе, изображая посторгазменный обморок. И, наконец, медленно открыла глаза...

Она была совершенно одна. Как тонкая рябина, как во поле береза, как на голой вершине сосна.

Потом приятель признавался мне, что в эту ночь впервые за много месяцев заснул безгрешным сном младенца. А разбуженный гамом застолья, долго не мог сообразить по какому поводу народ спозаранку веселиться.

Ярославну сняли со стены плача штукатуры. Она торчала из люльки, всклокоченная, в потеках туши и строительной трухе, словно настоящая ведьма из ступы, что возвратилась с дикого шабаша на Лысой горе.

Они развелись. Он даже не пытался оправдаться. И ложь и правда выглядели одинаково оскорбительно:

- Солнышко, прости дурака за глупую шутку. Я больше никогда не брошу тебя ради прикола на крыше, на скале, на пирамиде, на телевышке, на высоковольтном столбе. Я тебя нигде ни ради чего не брошу. Хотя бы потому, что больше не собираюсь за тобой никуда карабкаться.

- Счастье мое, честное слово, я не нарочно. Мне было так хорошо, что я на самом деле совершенно забыл о твоем существовании. И не могу обещать, что такое не повториться.

Самой мне вплотную довелось столкнуться с этой их родовой чертой в возрасте десяти месяцев. Ею и открылся бездонный перечень правил противопожарной безопасности при трении о соседнюю солнечную систему. Я тогда только-только научилась ходить и моя первая самостоятельная вылазка в свет закончилась полной потерей равновесия. Представьте себе, душевного: во дворе что-то сосредоточенно рыл полуторагодовалый мачо. Может, стратегический окоп, может, ловушку для мамонта, но скорей всего, могилу для какой-нибудь чересчур назойливой девицы.

Ну и чем завоевать мускулистое сердце землекопа? Обсосанными пустышками, обгрызенными погремушками, застиранными ползунками? От отчаяния я почти без пауз плакала, писала, и съела мамину губную помаду. Озарение пришло внезапно. Вот тормоз! Конечно же, ему надо подарить одного из роскошных петушков на палочке, которыми торгуют цыганки на привокзальной площади. Не помню, знала ли я тогда, что этот жертвенная птица - мой астральный знак. Наверное, да. Младенцы в курсе всего. Таким образом, угощение заурядным леденцом обретало символический смысл . Мол, милый мой, я вся твоя.

... Неотразимый могильщик был на своем рабочем месте. Я протянула ему красный, похожий на выщербленное страстью сердце, леденец. Он запихнул его за щеку без отрыва от производства. А как же наша, теперь неизбежная любовь? А вот так! - и меня со всего маху треснули лопаткой по протянутой руке. Шрамик на мизинце был первый. Он там и по сейчас..

Большинство моих сестер после такого горького урока навсегда меняют тактику - не всучивают с кондачка лакомство, а демонстративно смакуют его, пока объект, захлебываясь слюной, не запросит пощады и угощения. Что не спасает их от программной травмы, пускай и с незначительной отсрочкой. Я же ( спасибо лопатке) докопалась до формулы: все, что ты делаешь без принуждения и по собственной инициативе, ты делаешь для себя. Поэтому наслаждайся процессом, не ожидая и тем более не требуя от невольных статистов оваций.

С тех пор моя жизнь - сплошное удовольствие.

Иногда я забываюсь. Но получив штрафной удар лопаткой, быстро прихожу в сознание.

В очищенном виде это несварение мужским желудком благотворительных котлет скорее происходит от самодостаточности, чем от несовершенства. Претензии на дивиденды с любви, в каком бы выражении мы их не рассчитывали получить - в дензнаках ли, в свадебном марше ли, в монополии на чужое тело, в градусах страсти - равно содержат в себе элемент проституции. Формула " я - тебе, ты - мне" останется формулой торговой сделки, куда ее не засунь: в грязный номер борделя или в увитую розами беседку под луной.

И, знаете, какая эврика меня осенила? Они скупы на внекалендарные подношения и подвиги во имя любви не из-за вульгарной прижимистости и не из-за того, что им не даны " души прекрасные порывы". А из-за того, что они панически боятся нашей цепкой благодарности. Благородные жесты обходятся им слишком дорого.

Притормозил, подбросил, донес до вагона чемоданы. Посидела, подумала, сорвала стоп-кран. Вернулась, разыскала, плюхнулась на сиденье:

- Я согласна.

- Простите, не понял?

- Дурачком-то не прикидывайтесь, гражданин! Все вы отлично поняли - я согласна.

- На что?

- На все!..

Конечно, на панель идут не от хорошей жизни. Пока есть нищета (материальная, государственная, социальная) женщина будет защищаться от нее всеми доступными ей средствами. А их в ее распоряжении - раз, два и обчелся. "Два" у каждой свое, а "раз" - это долговые расписки любви, доведенные за века до образчиков каллиграфии.

Когда-нибудь мы их обязательно сожжем к энтой матери. Все до единой. Тем более, что на современном рынке ценных бумаг они не котируются. И, как велено, простим должникам нашим их и свои прегрешения. Без всяких аннексий и контрибуции Возможно, это произойдет не завтра. Но уже сейчас можно начинать тренироваться. По чуть-чуть. Хотя бы перестать совершать те подвиги во имя любви, которые, как нам мерещится, достойны награды. Их очень легко распознать среди по-настоящему бескорыстных телодвижений - ими всегда хочется кому-то похвастаться. Вот, мол, какая я клевая. Это пока предмет благодеяний рядом и соответствует. Но стоит ему сместиться по оси координат влево, рекламная формулировка тут же дополняется горьким " а он-то, он - скотина неблагодарная".

Делайте лишь то, что тяжелее заставить себя не делать. Если уже успели наломать дров, попробуйте, по крайней мере, сложить из них цивильную поленицу.

Вашими стараниями получен диплом, престижная профессия, высокооплачиваемая должность? Чтобы было что на вас тратить.

Научили читать и писать, развивали интеллект, пичкая умными книгами, таская по музеям и концертам? Чтобы при общении скулы не сводило зевотой.

Холили, скребли, наряжали? Чтобы не стыдно было на людях показаться.

Родили детей? Ну, дорогие мои, если сохранение беременности, если расставление запятых в приговоре " казкккккказнить нельзя помиловать" зависело от чьего-то согласия или отказа , если теперь не прошибает холодный пот при мысли, что этого мальчика или этой девочки запросто могло бы не быть, и бог с ним, с непутевым папашей, если вы до сих пор отводите ему роль непорядочного заказчика, а себе обманутого исполнителя, я могу посоветовать одно - не заикайтесь об этом при детях. Не поймут.

Логично добиваться компенсаций за нанесенный ущерб. А любовь, со всеми ее безднами, ущельями и пропастями, все-таки принадлежит графе " прибыль", а не " урон". Так ведь?

Бухта Афродиты

(лирическая аппликация)

От биологической девственности я избавилась, как от молочных зубов, в положенный природой срок, без особого пафоса и сожалений. За складками ее нежелезного занавеса ждал мир, из-за которого, собственно и затевалась эта жизнь. Расстаться так же естественно с гражданским целомудрием мне не удалось. В юности, когда все равно с чего начинать, когда время щедрым пространством лежит у ног, а земной шар вращается легко и послушно, как барабан на детской спортплощадке, дальше Брестской крепости меня не пускали. Из-за политически неграмотного ассоциативного мышления. На каком-то комсомольском субботнике я попыталась расчистить снег вместо дворницкой лопаты транспарантом с портретом члена Политбюро, предназначенным для парадных шествий.

Никакого диссидентства в этом не было.

Было уже упомянутое образное восприятие мира и был " Агдам", разлитый твердой рукой факультетского комсорга. Этой же рукой он и настучал куда следует. Чрезвычайное собрание однокурсников потребовало моего изгнания из своих рядов и дополнительного праздника труда по реставрации правительственного лика. Верхние инстанции заменили высшую меру на пожизненное заключение в черный список , что автоматически лишало меня молодой радости географических открытий. После пары провальных попыток, я смирилась, утешившись тем, что Пушкина тоже держали взаперти, Колумб умер в долговой тюрьме, а у моей соседки по коммунальной квартире после возвращения из Болгарии прекратились месячные.

Теперь, поколение спустя, границы распахнулись. Факультетский комсорг стал владельцем турфирмы и по старому знакомству оперативно оформил за двойной тариф загранпаспорт. Но горизонт утратил былую эластичность, фамильярно сокращая дистанцию. Я осознала это, когда наткнулась в бульварной газетке на снимки мужских членов разной конфигурации с краткой характеристикой владельцев.

Так, например, тонкий с заостренным концом фаллос по прозвищу " бамбук московский" принадлежал, согласно инструкции по херомантии, зализанному хаму со склонностью к мордобою и криминальному бизнесу. А крепкий с грибной шляпкой " жабистый табурет" рвался на свободу из гульфика добродушного бабника с крестьянской хваткой и купеческими замашками..

Похожий на дубину народной войны "инпичмент" обременял собой художественную натуру холерика.

Понятно, что я тут же напрягла память. Но никакие титанический усилия не воскресили для ностальгической сверки инструменты любви соавторов моей интимной биографии. Родинки, жесты, шрамы, пломбы, вырез ноздрей, запах подмышек - пожалуйста! - как живые, а этот орган - хоть убей! Помню только , что был. Практически у каждого. Э-э, матушка, да вам не трактаты по амурологии писать, а работать вахтером в общежитии, сказала я себе, и в порыве раскаяния назначила несколько аварийных рандеву. На которых и обнаружила, что классификация, данная в газете, далеко не полная, и поняла, что составление действительно энциклопедического каталога - напряженный труд целой жизни. Я не против, только где ее, эту целую жизнь теперь взять?

Решительно негде.

Вот почему свое первое чужеземье я выбирала гораздо придирчивей , чем первого мужчину

Египет отпал сразу.

Не страна, а какая-то контора ритуальных услуг. Мертвые муравейники пирамид с сушеными личинками фараонов и веселыми скелетами грабителей. Мрачные сфинксы с проваленными носами сифилитиков. Низкое солнце, хищные боги со свернутыми шеями, бесшумные крокодилы. Из окостенелого открытого рта царицы торчит, покачиваясь, балетная головка змеи. Искусство бальзамирования достигло мистических высот. Трупы и выглядят и пахнут лучше живых туристов.

Едва не соблазнил Париж.

Карта города из дореволюционной энциклопедии заманивала в свою паутину, словно сотканную прихотливыми перстами Парки из золотых нитей дорогих моему сердцу судеб. Вот в розовом нарядном гробу, как дорогая кукла в коробке, дремлет Сара Бернар - до вечернего спектакля еще целая вечность. А на краю тротуара, точно на краю пропасти, как всегда не решаясь ступить на булыжник мостовой, в гимназической пелерине застыла дочь профессора Цветаева. В ее руке заветный билет в ложу "Комеди Франсез". Сегодня дают "Орленка" Ростана: она увидит боготворимую Сару в роли боготворимого мальчика, сына боготворимого Бонапарта! За Марининой спиной Жозефина прикрепляет к корсажу свежий букетик фиалок, купленный у цветочницы, и шоколадный негритенок проносит мольберт за девушкой в горностаевой мантии: Мария Башкирцева возвращается с урока живописи. Она останавливается, чтобы послушать уличную шансонетку с аккордеоном. " Ни о чем не жалею, ни о чем никогда не жалею", - утверждает хрипловатое контральто и не поверить ему не возможно. Эдит сдвигает меха и по земле начинает барабанить монетный дождь: франки, су, пистоли, луидоры, ливры, наполеондоры, сантимы и даже один сребреник со славянской вязью. Надо думать, от Анны Ярославовны Рюрикович-Капетинг, королевы Франции. В общем, свет ночной, ночные тени, тени без конца.

Милые, притягательные, сплетенные в странное мистическое кружево.

Но где гарантия, что явь не прорвет эту невесомую пряжу и не обрушится на меня грохотом, огнями ,толчеей современной столицы, в которой сказочны только цены? Шанс пообщаться с реальными французами меня не возбуждал. Я твердо уверена, что их офигительная слава главных дамских угодников планеты ни что иное, как великий блеф.

На каком, позвольте узнать, основании?

Залатанные рыцари скакали куда-то во весь опор сквозь средние века вроде бы совершать подвиги в честь Прекрасной Дамы. А на самом деле ловко сваливали под благопристойным предлогом из дому на поиски приключений. При этом не забывали пристегнуть к поясу ключ от железных памперсов, в которые закатывали, как в консервные банки, воспетые прелести жен. До Палестины без компаса и карты добираться ого-го сколько: буераки, реки, раки, пустыни, оазисы, миражи, смазливые трактирщицы, торговые караваны, винные погреба. Пока туда, пока обратно. А забытая подруга прела в сыром замке под стенанье трубадуров и писк летучих мышей, обморочно мечтая почесаться.

Вот и вся куртуазия.

Думаю, примерно тогда и пустили в высокородных спальнях глубокие корни оральный и аннальный секс. Но эти завоевания с трудом укладываются в номинацию " суперкавалер".

А как быть с маркизом де Садом и шевалье Барба-Блю, он же Синяя борода ? Ни один другой европейский народ не создал сказочный персонаж, помешанный на женоубийстве. Реальные, без сомнения, были повсюду. Но ими не баюкали детей, впечатывая образ в пластилиновое сознание. Стоит ли после этого удивляться, что именно галантные галлы сожгли свою национальную, прямо скажем, героиню, уязвленные фактом, что страну, битком набитую тренированными на турнирах рыцарями, спасла деревенская девка. Да к тому же убежденная весталка. Они же запретили престолонаследие по женской линии. И - надо же!- не поленились затеять целую революцию лишь бы лишить единственную королеву права наряжаться за их счет, шарахнув по ее лилейной шейке гильотиной!

Когда дело касается кошелька, тут французы, действительно, вне конкурса. Не зря Александр Сергеевич в " Маленьких трагедиях", каждая из которых посвящена одному из семи смертных грехов, Прелюбодеяние закутал в испанский плащ, а Скупость оформил, как французскую подданную

Раскрой тамошнего любого классика. Где, где земные приметы небесной любви или дьявольской страсти? Где обрывы, грозы, омуты, разбойный свист, святые каторжанки, грешные монахини ,состояния в камине, усадьбы в огне, составы под откос ,револьвер в кармане гимназической шинели, где? Нету. Вместо них векселя, проценты, закладные, поддельные завещания, ломбардные квитанции, долговые расписки. Сплошная бухгалтерия в маске любовного романа. Королева и та дарит любовнику побрякушку, презентованную супругом. Хорошо еще не его бритвенный прибор!

Оставим в покое литературу.

На московской парти мне представили сына парижского банкира. Дети банкиров, тем более иномарочные, не рассыпаны горстями даже по столичным гостиным. Затеялся флирт. Финансовый отпрыск пригласил меня в театр. Что ж, лиха беда начало! Я не против культурных мероприятий, особенно, на первых тактах. Хотя , если честно признаться, почти всегда томлюсь в ожидании антракта и окончательного занавеса. Только несколько минут, когда мягко и медленно меркнут люстры, микшируя шелест, шепот, покашливание, всплески нетерпеливых хлопков, только эти несколько минут неизменно завораживают меня. Но в театре Мимики и Жеста эти магические шумы отсутствовали. Поскольку и актеры и зрители, за вычетом нашей интернациональной пары, были глухонемыми. Я дипломатично отсидела спектакль, решив, что это - забавная оплошность не сориентированного в чужой среде иностранца. Утром позвонила хозяйка парти:

- Ну как прошло погружение в подводное царство ?

- Откуда ты ...

- Он всех туда таскает. Знакомый администратор бесперебойно снабжает контрамарками. Других знакомых администраторов пока не завел. Немного экзотично, зато не накладно... И репертуар у труппы обширный.

Нет, я не страдаю франкофобией и не отказываюсь категорически от встречи с Лютецией. Я непременно посещу этот хвастливый город с горластой птицей на гербе. Но не сейчас. Немного позже... Платиновой старухой с платиновой картой, чтобы после ф

Метки:  

 Страницы: [1]