-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в nikitenka

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 27.02.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 156


Уэльбек Мишель "Элементарные частицы"

Понедельник, 02 Марта 2009 г. 15:52 + в цитатник
Мишель Уэльбек. Элементарные частицы


---------------------------------------------------------------
Перевод с французского И. Васюченко и Г. Зингера
OCR: Екатерина Суворова
---------------------------------------------------------------

ПРОЛОГ

Эта книга -- прежде всего история человека, большая часть жизни
которого прошла в Западной Европе второй половины XX столетия. В общем-то
одинокий, он изредка тем не менее вступал в отношения с другими людьми. Жил
он во времена несчастливые и беспокойные. Страна, где он появился на свет, в
экономическом отношении медленно, но неукоснительно переходила в категорию
средне бедных государств, а люди его поколения, живя там зачастую под
угрозой нищеты, ко всему прочему проводили дни в одиночестве и горьком
озлоблении. Чувства любви, нежности, человеческого братства в значительной
мере оказались утрачены; в своем отношении друг к другу его современники
чаще всего являли пример взаимного равнодушия, если не жестокости.
К моменту своего исчезновения Мишель Джерзински как ученый-биолог был
единодушно признан одним из ведущих, ему вполне серьезно прочили Нобелевскую
премию, однако истинное его значение не было осознано: оно проявится
несколько позже.
В эпоху, когда жил Джерзински, на философию по большей части смотрели
как на науку, утратившую не только какое бы то ни было практическое
значение, но даже самый свой предмет...
Метафизические мутации, то есть радикальные, глобальные изменения
картины мира у подавляющего большинства, -- явление редкое в истории
человечества. Примером тому может служить зарождение христианства.
Когда метафизическая мутация совершилась, она распространяется, не
встречая сопротивления, пока не исчерпает всех своих возможностей. При этом
без малейшей оглядки сметаются экономические и политические системы,
эстетические каноны, социальные иерархии. Никакая человеческая сила не
остановит ее -- такой силой может стать лишь новая метафизическая мутация.
Нельзя сказать, что метафизические мутации по преимуществу обрушиваются
на общества слабеющие, уже клонящиеся к закату. Когда возникло христианство,
Римская империя была в расцвете своего могущества: в высшей степени
организованная, она властвовала над всем ей ведомым миром, ее технические и
военные достижения не имели аналогов, и при всем том у нее не оставалось ни
единого шанса. Когда возникла современная наука, средневековое христианство
определяло целостную систему взаимоотношений человека и Вселенной, служило
фундаментом для управления народами, движущей силой познания и деятельности,
решающим условием как мира, так и войны, определяющим фактором накопления
богатств и их распределения; все это никоим образом не могло предотвратить
его крушение.
Мишель Джерзински не был ни первым, ни основным виновником третьей, во
многих отношениях наиболее радикальной метафизической мутации, призванной
дать начало новому периоду мировой истории, но в силу некоторых совершенно
исключительных жизненных обстоятельств ему выпало стать одним из самых
сознательных, самых прозорливых ее теоретиков и творцов.
Мы живем на заре небывалой эпохи.
Обновленная жизнь наполняет наши тела,
Озаряет наши тела,
Дарит нашим телам ореол немеркнущей радости.
То, что было лишь сладким предчувствием в музыке прошлых времен,
Для любого из нас повседневной реальностью стало.
То, что людям минувших времен рисовалось в мечтах как страна идеала,
Воплотилось в действительность нашу, как сбывшийся сон.
Но это не значит, что мы презираем этих людей.
Нам известно, сколь многим обязаны мы их мечтам,
Нам известно, что мы -- порожденье их счастья и боли, из которых веками
слагалась история,
Что наш будущий образ они пронесли через ненависть, распри и страх,
через ужас и горе,
Через годы блужданий во мраке, когда день за днем писали они земную
историю,
И мы знаем, что им бы не выстоять, если бы не было в них, в глубине их
сердец, великой надежды на будущее,
Им бы просто не выжить, если б не эта мечта.
И теперь, когда наступила эпоха света,
Теперь, когда мы живем в непосредственной близости к свету
И свет наполняет наши тела,
Озаряет наши тела,
Дарит нашим телам ореол немеркнущей радости,
Теперь, когда мы живем рядом с этим потоком,
В череде неизменно сияющих дней,
Теперь, когда свет стал реален, доступен и ясен,
Теперь, когда мы достигли цели пути
И навеки покинули царство разлуки,
Царство разлуки с собой,
Чтоб окунуться в бессменную и изобильную радость
Новых законов,
Сегодня,
Впервые,
Мы можем вам рассказать
Про последние дни старого мира.
<Здесь и далее переводы стихов, за исключением отмеченных особо,
И.Кузнецовой>

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *

УТРАЧЕННОЕ ЦАРСТВО
1
Первое июля 1998 года пришлось на среду. Таким образом, для Джерзински
было вполне естественно, хоть и непривычно, упаковать свои дорожные пожитки
во вторник вечером. Рефрижератор марки "Брандт", малость осев под тяжестью
морозильных цилиндров с эмбрионами, вместе с ними принял в свое нутро
бутылки шампанского; он, как правило, служил и для хранения обычных
химических продуктов.
Четыре бутылки на пятнадцать термостатов -- это относительно
справедливо. Впрочем, как и все остальное: интересы, объединяющие их группу,
были достаточно поверхностны, одно неосторожное слово, пренебрежительный
взгляд, и компания, того и гляди, распадется, каждый побежит к своей машине.
Сидели они в полуподвальной комнате с кондиционером, облицованной белой
плиткой и украшенной календарем с пейзажами германских озер. Никто не
предложил нащелкать фотографий. Молодой исследователь, глуповатый с виду
бородач, прибывший в начале года, через несколько минут смылся, сославшись
на проблемы с гаражом. Скованность все заметнее овладевала сотрапезниками.
Отпуска были на носу. Одних ждал семейный кров, другие займутся "зеленым
туризмом". Разошлись быстро.
К половине восьмого все закончилось. На автомобильную стоянку
Джерзински вышел в компании одной из коллег -- длинноволосой брюнетки с
очень белой кожей и тяжелой грудью. Она была немного старше его. Вероятно,
ей предстояло стать его преемницей, возглавив исследовательскую группу. В
основании большей части ее публикаций покоился ген DAF3 дрозофилы. Мужа у
нее не было.
Остановившись возле своей "тойоты", он улыбнулся и протянул спутнице
руку (произвести этот жест, сопроводив его улыбкой, он решил несколькими
секундами ранее, так что успел мысленно подготовиться). Ладони сцепились,
мягко потрясли друг дружку. Чуть позже он подумал, что этому рукопожатию не
хватало теплоты; учитывая ситуацию, они могли бы обняться наподобие
министров или каких-нибудь эстрадных певцов.
Покончив с прощальными приветствиями, он забрался в свой автомобиль и
пять минут, которые показались ему долгими, сидел без движения. Отчего
женщина не уезжает? Она там что, мастурбирует, слушая Брамса? Или, напротив,
размышляет о своем продвижении, о новых обязанностях (радуется небось?).
Наконец "гольф" специалистки по генетике выехал со стоянки. Он снова остался
в одиночестве. Погода стояла великолепная, было все еще жарко. В эти первые
летние недели все как будто замерло в сияющей неподвижности; однако долгота
дня уже начала убывать, и Джерзински ощущал это.
В свою очередь заводя мотор, он подумал, что работает в престижном
районе. Шестьдесят три процента здешних обитателей на вопрос "Ощущаете ли
вы, живя в Палезо, преимущества привилегированного района?" отвечают "да".
Это можно понять: дома здесь низкие, между ними газоны. Несколько
универсамов с легкостью обеспечивают потребности населения. В отношении
Палезо понятие качественной жизни едва ли показалось бы преувеличением.
Южная автомагистраль в направлении Парижа была пустынна. Впечатление
такое, будто он попал в новозеландский научно-фантастический фильм, виденный
в пору студенчества: последний человек на Земле после гибели всего живого.
Что-то в атмосфере отдавало засушливым апокалипсисом.
На улице Фремикур Джерзински жил лет десять; он к ней привык, здесь
было спокойно. В 1993 году он ощутил потребность в обществе чего-то живого,
что по вечерам встречало бы его, приходящего домой. Его выбор пал на белого
кенаря, существо пугливое. Кенарь пел, особенно по утрам, однако веселым не
казался; да и может ли кенарь быть весел? Радость -- чувство сильное и
глубокое, эмоция чистого восторга, охватывающая сознание целиком; ее можно
уподобить опьянению, зачарованности, экстазу. Однажды он выпустил птицу из
клетки. В ужасе она накакала на канапе, потом стала бросаться на прутья
клетки, ища входную дверцу. Месяц спустя он повторил попытку. На сей раз
злосчастная тварь выпала из окна; худо-бедно самортизировав свое падение,
птица сумела уцепиться за балкон дома напротив, пятью этажами ниже. Мишелю
пришлось дожидаться возвращения жилицы, питая страстную надежду, что у нее
нет кошки. Как он выяснил, девушка была редактором в журнале "Двадцать лет";
она жила одна и домой приходила поздно. Кошки у нее не было.
Настала ночь; Мишель спас крошечное созданье, дрожавшее от холода и
страха, прильнувшее к бетонной стенке. Потом он встречал ту редактрису еще
несколько раз, в основном когда выносил мусор. Она кивала, вероятно желая
показать, что узнала его; он, со своей стороны, тоже кивал. В конечном счете
это происшествие позволило ему завязать добрососедские отношения, можно
сказать, все обернулось к лучшему.
Из его окон был виден десяток домов, то есть добрых три сотни квартир.
Когда по вечерам он возвращался к себе, птица обычно принималась
насвистывать и щебетать; это продолжалось минут пять-десять, потом он менял
ей корм, воду, подстилку. Однако в тот прощальный вечер его встретила
тишина. Он подошел к клетке: кенарь был мертв. Его белая маленькая тушка,
уже окоченевшая, лежала на боку на подстилке из гравия.
Он поужинал из пластикового корытца зубаткой с кервелем, купленной в
универсаме "Лакомка", сопроводив ее весьма посредственным винцом
"Вальдепеньяс". Труп птицы он, поколебавшись, положил в целлофановый пакет,
засунул туда же как балласт пивную бутылку и швырнул все это в мусоропровод.
А что еще делать? Мессу отслужить?
Где кончается этот мусоропровод, не слишком широкий, впрочем
достаточный, чтобы пропустить тельце канарейки? Этого он никогда не знал. И
все же во сне ему привиделись гигантские мусорные урны, полные кофейных
фильтров, равиолей в соусе и отрезанных половых органов. Громадные, не
меньше самой птицы, клювастые черви терзали ее тело. Они вырывали ей лапки,
кромсали кишки, пожирали глаза. Он вскочил среди ночи, его трясло; было
около половины первого. Проглотил три таблетки ксанакса. Так кончился первый
вечер его свободы.
2
14 декабря 1900 года в сообщении Берлинской академии под заглавием "К
теории закона распределения энергий в нормальном спектре" Макс Планк впервые
ввел понятие "квант энергии", которому предстояло сыграть решающую роль в
последующем развитии физики. Между 1900 и 1920 годами, главным образом по
инициативе Эйнштейна и Бора, концепция более или менее хитроумным способом
была согласована с предыдущими теориями, но уже с начала двадцатых эти
воззрения оказались необратимо опровергнуты.
Если Нильс Бор признан истинным создателем квантовой механики, то
причиной этому являются не только его собственные открытия, но, главное, та
исключительно творческая атмосфера интеллектуального кипения, свободного
поиска и дружбы, которую он умел создавать вокруг себя. Институт физики в
Копенгагене, основанный Бором в 1919 году, радушно открыл свои двери всем
молодым исследователям, кого можно было назвать надеждой европейской науки.
Здесь свои первые шаги сделали Гейзенберг, Паули, Борн. Сам будучи лишь
немногим старше, Бор многие часы посвящал подробному обсуждению их гипотез,
проявляя уникальное сочетание философской прозорливости, доброжелательности
и строгости. Почти маниакально педантичный, он не терпел ни малейшей
приблизительности в интерпретации результатов экспериментов, но вместе с тем
ни одна свежая мысль не казалась ему априори безумной, никакая классическая
концепция в его глазах не являлась незыблемой. Он любил приглашать своих
студентов к себе в загородный дом в Тисвильде; там у него гостили и ученые,
занятые другими отраслями знания, политики, люди искусства; беседы текли
непринужденно, переходя от физики к философии, от истории к искусству, от
религии к обыденной жизни. Ничего подобного не бывало со времен
первоначального расцвета греческой культуры. Вот в каком контексте между
1925 и 1927 годами были выработаны основополагающие понятия Копенгагенской
школы, в больше степени упразднившие прежние категории пространства, времени
и причинности.
Джерзински не удалось сколотить подобное сообщество. Внутри
исследовательской группы, которой он руководил, царила всего лишь атмосфера
присутственного места. Микробиологи, отнюдь не являясь поэтами своего дела,
этакими Рембо микроскопа, каких любят воображать чувствительные профаны, по
большей части суть честные технари, не отмеченные печатью гениальности: они
читают "Нувель обсерватер" и мечтают махнуть в отпуск в Гренландию.
Исследования в области молекулярной биологии не предполагают никакого
творческого горения, никакой изобретательности; по существу, это работа
почти всегда рутинная, требующая не первоклассных, а всего лишь приличных
интеллектуальных способностей. Люди получают докторские степени, защищают
диссертации, в то время как полного набора экзаменов на бакалавра с лихвой
хватило бы, чтобы управляться с компьютерами. "Чтобы додуматься до идеи
генетического кода, -- любил повторять Деплешен, заведующий биологическим
отделом Национального совета по научным исследованиям, -- чтобы открыть
принцип синтеза протеинов, таки надо было малость попотеть, что да, то да.
Впрочем, заметьте: первым, кто сунул нос в это дело, был Гамов, физик. Но
что до расшифровки ДНК... пфф! Расшифровываешь, расшифровываешь. Создаешь
молекулу, потом другую. Вводишь данные в компьютер, компьютер производит
расчет составляющих ее цепочек. Посылаешь факс в Колорадо; они создают гены:
B27, C33. Та же кухня. По временам удается вносить незначительные
усовершенствования в оборудование, обычно этого достаточно, чтобы вам дали
Нобелевскую премию. Все это халтура, детские игрушки".

x x x


Первого июля после полудня стояла удушающая жара; это был один из тех
знойных дней, что плохо кончаются: к вечеру грянула гроза, разгоняя
запрудившие город скопления полуголых тел. Окна рабочего кабинета Деплешена
выходили на набережную Анатоля Франса. На другом берегу Сены по набережной
Тюильри прохаживались на солнышке педерасты, беседуя попарно и группками,
одалживая друг другу полотенца. Почти все они были в плавках. Их мускулы,
увлажненные кремом для загара, сверкали в ярком свете, выпуклые зады
лоснились. Не прекращая болтать, некоторые потирали свои половые органы,
обтянутые нейлоном плавок, или запускали туда палец, открывая взгляду шерсть
лобка и основание фаллоса. Деплешен пристроил поближе к застекленному проему
окна бинокль. По слухам, он тоже был гомосексуалистом; на самом-то деле уже
несколько лет он был по преимуществу хорошо воспитанным пьянчужкой. В
подобный денек он раза два пытался помастурбировать, прильнув глазом к
биноклю и уставившись на юнца, приспустившего плавки, чтобы выпущенный на
вольный воздух член начал свое увлекательное восхождение. Но его
собственный, плоский, сухой и морщинистый, сразу обвис; а потому
упорствовать он не стал.
Джерзински явился точно к четырем. Деплешен сам просил его прийти. Он
был заинтригован: случай-то курьезный. Разумеется, когда исследователь берет
годичный отпуск, чтобы отправиться поработать в другой команде где-нибудь в
Норвегии, Японии или даже в одной из тех мрачных стран, где в сорок лет
сплошь и рядом кончают самоубийством, это дело обычное. Некоторые -- такие
случаи особо участились в "годы Миттерана", когда жажда наживы приобрела
невиданные размеры, -- вступали на рискованный путь, создавая коммерческие
сообщества, чтобы извлечь прибыль из той или иной молекулы; впрочем, иные
умудрялись за недолгий срок сколотить приличное состояние, низменным образом
превратив в статью дохода знания, полученные за годы бескорыстных
исследований. Но то, как уходит в свободное плавание Джерзински, не имеющий
ни планов, ни целей, ни малейшего разумного оправдания, выглядело
непостижимым. В свои сорок он был главой исследовательской группы, под его
началом работали пятнадцать человек; сам он подчинялся -- и то сугубо
теоретически -- одному Деплешену. Его группа получала великолепные
результаты, ее считали одним из лучших научных коллективов Европы. Короче
говоря, чего ему не хватало?
Деплешен повысил голос, вопросил с нажимом:
-- Что вы намерены делать?
С полминуты продолжалось молчание, потом Джерзински скупо обронил:
-- Думать.
Так с места не сдвинешься. Стараясь изобразить шутливость, Деплешен
подмигнул:
-- Над планами личного характера? -- Но вдруг, вглядевшись в серьезное,
осунувшееся лицо, в печальные глаза того, кто сидел перед ним, испытал
сокрушающий стыд. Личные планы, еще чего! Он сам пятнадцать лет назад
отыскал Джерзински в университете в Орсэ. Его выбор оправдал себя как нельзя
лучше: это четкий, пунктуальный, изобретательный, творческий ум; результаты
были основательны, накапливались в большом количестве. Если Национальному
совету по научным исследованиям удалось сохранить за собой почетное место в
европейской молекулярной биологии, это в немалой степени произошло благодаря
заслугам Джерзински. Условия их контракта выполнены, и с лихвой. --
Разумеется, -- заключил Деплешен, -- за вами будет сохранен доступ к базам
данных. Ваши коды доступа к результатам исследований на сервере и к
центральному банку данных в Интернете не будут лимитированы каким -- либо
сроком. Если вам понадобится что-нибудь еще, я в вашем распоряжении.

x x x


Когда собеседник удалился, он снова подошел к окну. Он малость вспотел.
Шоколадный паренек североафриканского типа на набережной напротив стягивал
свои шорты. В области фундаментальной биологии оставались существенные
проблемы. Биологи мыслили и действовали так, как если бы молекулы являлись
разрозненными материальными элементами, объединяемыми исключительно
посредством электромагнитного притяжения и отталкивания; никто из них -- он
был в этом уверен -- слыхом не слыхал о парадоксе EPR, об экспериментах
Аспекта; никто даже не взял на себя труда полюбопытствовать, какого
прогресса достигла физика с начала столетия; их представления об атоме мало
чем отличаются от тех, что были у Демокрита. Они накапливали сведения тупо и
однообразно, с единственной целью их немедленного промышленного
использования, нисколько не сознавая, что под концептуальный фундамент их
деятельности давно подведены минные ходы. Джерзински и он сам, благодаря
своему первоначальному физическому образованию, по всей вероятности, были
единственными в Национальном совете, кто отдавал себе отчет в том, что,
вплотную столкнувшись с атомистикой, современная биология основ жизни
взлетит на воздух. Вот о каких вопросах размышлял Деплешен, глядя, как над
Сеной спускается вечер. Он не мог себе представить путей, какими движется
мысль Джерзински; он даже не чувствовал себя способным обсуждать с ним это.
Ему подкатывало к шестидесяти, в интеллектуальном плане он себе казался
перегоревшим дотла. Педерасты разошлись, набережная опустела. Ему больше не
удавалось вызвать воспоминание о своей последней эрекции. Он ждал грозы.
3
Гроза разразилась около девяти вечера. Джерзински слушал шум дождя,
потягивая маленькими глотками дешевый арманьяк. Ему только что исполнилось
сорок: уж не стал ли он жертвой кризиса сорокалетия? Принимая во внимание
улучшение условий жизни, сегодня люди сорока лет еще в полной форме, их
физическое состояние великолепно; первые признаки, говорящие -- как по
внешнему виду, так и по реакции организма на нагрузки, -- что вот он, порог,
от которого сейчас начнется долгий путь вниз, к могиле, все чаще настигают
человека ближе к сорока пяти, а то и пятидесяти годам. К тому же этот
пресловутый кризис сорокалетия зачастую ассоциируется с феноменами
сексуальными, с внезапным лихорадочным вожделением к телам очень юных девиц.
В случае Джерзински подобные мотивы исключались полностью: член служил ему
затем, чтобы помочиться, более ни для чего.

x x x


На следующее утро он встал около семи, взял в своей домашней библиотеке
"Часть и целое", научную автобиографию Вернера Хайзенберга, и пешком
отправился на Марсово поле. Рассвет был свеж и прозрачен. Этой книгой он
обзавелся еще в десятилетнем возрасте. Усевшись под одним из платанов аллеи
Виктора Кузена, он перечитал то место из первой главы, где Гейзенберг,
описывая атмосферу времени своего становления, упоминает о первой встрече с
теорией атома:
По всей вероятности, это, как мне думается, случилось весной 1920-го.
Исход первой мировой войны посеял смятение и хаос среди молодежи наших
краев. Старшее поколение, глубоко разочарованное поражением, на все махнуло
рукой, а юношество сбивалось в группы, в большие и малые сообщества с целью
отыскать новые пути или на худой конец новый компас, который помог бы
сориентироваться, ведь прежние ценности потерпели крах. Так и вышло, что в
один прекрасный весенний день я отправился на прогулку с компанией,
состоявшей из одного-двух десятков моих товарищей. Если память мне не
изменяет, дорога наша лежала через холмы, что тянутся грядой по западному
берегу Штарнбергского озера; всякий раз, когда возникал просвет между рядами
ярко-зеленых буков, озеро это виднелось внизу слева от нас и, видимо,
простиралось до самого подножия гор, которые служили фоном пейзажа. Как ни
странно, именно во время той прогулки у нас впервые зашла речь об атомной
физике -- разговор, которому было суждено оказать большое влияние на весь
мой дальнейший жизненный путь.
Часам к одиннадцати жара стала усиливаться. Вернувшись к себе, Мишель
завалился на диван, предварительно раздевшись догола. В последовавшие за
этим три недели его передвижения были сведены к минимуму. Он напоминал рыбу,
которая высовывается временами из воды, чтобы глотнуть воздуха; на какие-то
секунды перед ней мелькает райское видение -- совсем иной, воздушный мир.
Конечно, ей приходится тотчас возвращаться назад, в свою тинистую среду где
рыбы пожирают друг друга. Но были у нее краткие мгновения предчувствия
другого мира, совершенного -- нашего мира.
Вечером 15 июля он позвонил Брюно. Музыкальный фон в стиле jazz cool
придавал голосу его сводного брата едва уловимую напыщенность. Брюно --
он-то уж типичная жертва кризиса сорокалетия. Носит кожаный плащ, отпустил
бороду Чтобы показать, что видал виды, держится, будто персонаж
второразрядного полицейского боевика: курит сигарки, наращивает мускулы.
Впрочем, в отношении брата, считал Мишель, кризисом сорокалетия всего не
объяснишь. Человек, подверженный этой напасти, жаждет еще пожить, пожить
недолго, но полной жизнью. Продлить ее хотя бы чуть-чуть. А брату, судя по
всему, все окончательно обрыдло, он просто больше не видит никакого толку в
продолжении.
В тот же вечер Мишель отыскал фотографию, сделанную в начальной школе,
в Шарни. Взглянул и заплакал. Сидя за партой, мальчик держит в руках
раскрытый учебник. Он смотрит в объектив с улыбкой, полный радости и отваги;
и этот ребенок -- в голове не укладывается -- он сам. Мальчик выполняет
домашние задания, с доверчивой серьезностью слушает объяснения учителя. Он
входит в этот мир, открывает его для себя, и мир не внушает ему страха; он
готовится занять свое место в людском сообществе. Все это можно прочесть во
взгляде малыша. На нем блуза с отложным воротничком.
Несколько дней Мишель не расставался с фотографией; он прислонил ее к
лампе у своего изголовья. Тайна времени банальна, -- так он пытался
уговаривать себя, -- все это в порядке вещей: тускнеет блеск глаз, гаснет
радость, истощается доверие. Растянувшись на своем диване марки "Bultex", он
безуспешно старался приучить себя к недолговечности. На лбу мальчика
виднелась маленькая круглая впадина -- отметинка ветряной оспы; этот шрам
пережил годы. В чем заключена истина? Комнату наполнял полуденный зной.
4
Мартену Секкальди, рожденному в 1882 году в глухой корсиканской
деревушке, в безграмотной крестьянской семье, казалось, предстояло провести
свой век пастухом и земледельцем, ему была уготована та же ограниченная
сфера деятельности, что являлась уделом бесконечной череды сменявшихся
поколений его предков. Образ жизни, о котором идет речь, в наших краях давно
отошел в прошлое, так что его исчерпывающий анализ представлял бы лишь
ограниченный интерес; разве что некоторые радикальные ревнители экологии
подчас демонстрируют необъяснимую ностальгию по такому существованию, но я,
чтобы не быть односторонним, тем не менее предлагаю дать его краткое
суммарное описание: живешь на лоне природы, дышишь свежим воздухом,
возделываешь некий клочок земли, размер коего определяется сообразно
строжайше установленному праву наследования; иной раз кабана подстрелишь;
трахаешь кого придется направо и налево, в особенности свою жену, каковая
рожает тебе деток; даешь последним воспитание, дабы они в свой черед заняли
твое место в той же экосистеме; с годами начинаешь прихварывать, ну и все,
баста.
Особый жребий Мартена Секкальди, по существу, отменно примечателен, ибо
свидетельствует о той роли, какую сыграли интеграция французского общества и
ускорение технологического прогресса в эпоху Третьей республики,
обеспеченное непрестанными усилиями светской школы. Его преподаватель быстро
сообразил, что имеет дело с учеником незаурядным, одаренным наклонностями к
абстрактному мышлению и определенной изобретательностью, проявить каковые в
своей исконной среде ему будет весьма затруднительно. Полностью сознавая,
что его миссия не ограничивается лишь снабжением будущих граждан багажом
элементарных знаний, так как равным образом ему подобает производить отбор
тех, кому со временем предстоит стать для Республики частью ее элиты, он
сумел убедить родителей Мартена, что призвание их сына может осуществиться
исключительно за пределами Корсики. Итак, в 1894 году, получив право на
стипендию, юноша поступил интерном в марсельский лицей Тьера, отлично
описанный в воспоминаниях детства Марселя Паньоля, которым было суждено до
последних дней Мартена Секкальди стать его излюбленным чтением благодаря
великолепному в своей правдивости воссозданию основополагающих идеалов
эпохи, воплощенных в жизненном пути одаренного молодого человека, выходца из
низов. В 1902 году, полностью оправдав надежды своего первого учителя, он
был принят в Высшую политехническую школу.
Девять лет спустя он получил назначение, определившее его дальнейший
жизненный путь. Речь шла о создании действенной водопроводной сети,
охватывающей всю систему алжирских территорий. Он занимался этим более
двадцати пяти лет: производил расчеты кривизны акведуков и диаметра
канализационных труб. В 1923 году он женился на Женевьеве Жюли, продавщице,
чей род происходил из Лангедока, но последние два его поколения обосновались
в Алжире. В 1928 году у них родилась дочь Жанин.
Повествование о жизни человеческой может быть сколь угодно длинным либо
коротким. Метафизический или трагический выбор сводится в конечном счете к
традиционно запечатленным на надгробном камне датам рождения и смерти. Он
привлекает своей предельной краткостью. Но в случае Мартена Секкальди
представляется уместным подвергнуть рассмотрению исторический и социальный
аспект его судьбы, сосредоточившись не столько на личных особенностях
данного индивида, сколько на эволюционных изменениях общества, характерным
элементом которого он являлся. Эти характерные представители своего времени,
с одной стороны увлекаемые ходом исторического развития, с другой -- и сами
охотно плывущие по течению, обычно имеют простые, счастливые биографии;
подобное жизнеописание в его классическом варианте, как правило, умещается
на одной-двух страницах. Что до Жанин Секкальди, она-то принадлежала к
удручающей категории предтеч. В своем роде вполне приспособленные к образу
жизни большинства современников, предтечи вместе с тем стремятся "быть
выше", проповедуя новые либо пропагандируя еще мало распространенные способы
существования; жизненный путь предтеч обыкновенно приходится описывать
пространнее, тем паче что он часто куда ухабистее и запутанней. Однако же их
роль сводится к ускорению исторических процессов, притом ускорению по
большей части разрушительному -- им никогда не дано придать событиям новое
направление: эта миссия возлагается на революционеров или пророков.
Короче говоря, дщерь Мартена и Женевьевы Секкальди проявляла выдающиеся
умственные способности, по меньшей мере равные отцовским, и сверх того
демонстрировала весьма независимый нрав. Девственность свою она потеряла в
возрасте тринадцати лет (факт чрезвычайный, принимая во внимание эпоху и
среду), чтобы затем посвятить годы войны (в тех краях они были довольно
мирными) хождениям на все главные балы, имевшие место в конце каждой недели
сперва в Константине, потом в Алжире; все это не мешало ей триместр за
триместром бесперебойно достигать впечатляющих успехов в школьной науке.
Таким образом, в 1945 году покидая родителей, дабы приступить в Париже к
изучению медицины, она была вооружена степенью бакалавра с отличием и уже
немалым сексуальным опытом.
Первые послевоенные годы были трудными и бурными; показатели выпуска
промышленной продукции такие, что ниже некуда, карточную систему
распределения продовольствия отменили только в 1948-м. Тем не менее в узком
кругу, среди наиболее зажиточных слоев населения, в отличие от широких его
масс, уже появились первые признаки той страсти к потреблению, происходившей
из Соединенных Штатов Америки, которой в последующие десятилетия предстояло
распространиться, захватив все и вся. Таким образом, Жанин Секкальди,
студентке медицинского факультета, выпало на долю жить в Париже почти что в
"годы экзистенциализма", ей даже представился однажды случай оттанцевать в
"Табу" be-bop с самим Жан-Полем Сартром. Не слишком восхищенная трудами
этого философа, она, напротив, была поражена доходящим до патологии
уродством их автора, так что случай этот последствий не имел. Сама-то она
была очень хороша -- ярко выраженный средиземноморский тип красоты -- и
пережила множество любовных приключений, прежде чем в 1952 году ей
повстречался Серж Клеман, который в то время заканчивал курс хирургии.
"Описать вам моего старика? -- годы спустя любил говорить Брюно. --
Возьмите обезьяну, дайте ей мобильный телефон, и папашин портрет готов!" В
те времена Серж Клеман, разумеется, не располагал мобильным телефоном; но он
и впрямь отличался изрядной волосатостью. В общем-то он был совсем не
красавец, зато от его персоны исходило мощное и незамысловатое мужское
обаяние, которое должно было прельстить молоденькую студентку. К тому же у
него были планы. Поездка в Соединенные Штаты убедила его, что косметология в
будущем сулит честолюбивому хирургу заманчивые перспективы. Прогрессирующее
распространение соблазнов свободного рынка, распад традиционного брака,
вероятность скорого экономического подъема Западной Европы -- все и вправду
складывалось многообещающе, открывая исключительные возможности для этой
области медицины, а у Сержа Клемана было то преимущество, что он одним из
первых в Европе -- а во Франции безусловно первым -- смекнул что к чему;
проблема, однако же, состояла в том, что ему не хватало средств, нужных для
начального рывка. Мартен Секкальди, приятно пораженный предприимчивостью
будущего зятя, согласился ссудить его деньгами, и первая клиника была
открыта в 1953 году в Нейи. Успех, подхваченный женскими журналами,
набиравшими в ту пору силу, был сногсшибательный, так что в 1955 году уже
открылась вторая клиника, на каннских холмах.
Соединившись, супруги общими усилиями создали то, что в дальнейшем
станут называть "современным браком", и если Жанин забеременела от своего
мужа, то скорее по оплошности. Тем не менее она решила сохранить ребенка;
материнство, по ее мнению, являлось одним из тех испытаний, которые женщина
должна пережить; впрочем, период беременности оказался даже приятным, и в
марте 1956-го на свет появился Брюно. Скучные заботы, каких требует
малолетний ребенок, вскоре показались родителям несовместимыми с их идеалом
личной свободы, и в 1958 году Брюно по обоюдному согласию был отправлен в
Алжир, к деду и бабке по материнской линии. Жанин к тому времени вновь
забеременела, но отцом на сей раз был Марк Джерзински.

x x x


Гонимый свирепой нищетой, едва ли не голодухой, Люсьен Джерзински,
надеясь получить работу во Франции, в 1919 году покинул Катовицкий угольный
бассейн, где был рожден два десятилетия тому назад. Он поступил рабочим на
железную дорогу -- сначала дорожным строителем, потом смотрителем путей -- и
взял в жены Мари Леру, дочь батрака, уроженца Бургундии, которая и сама
служила в железнодорожном ведомстве. Он подарил ей четверых детей, прежде
чем погибнуть в 1944 году при бомбардировке станции авиацией союзников.
Его третьему сыну Марку было четырнадцать, когда отца не стало. Это был
умный, серьезный, немножко грустный мальчик. С легкой руки соседа он в 1946
году поступил учеником электрика на киностудию Пате в Жуанвиле. Он тотчас
показал себя на редкость способным к этой работе: исходя из кратких
инструкций, до прибытия главного оператора подготовил превосходную подсветку
общего плана. Его очень ценил сам Анри Алькан. Решив в 1951 году войти в
ORTF, Управление французского радиовещания и телевидения, этот прославленный
кинооператор даже хотел сделать его своим ассистентом.
Когда Марк познакомился с Жанин -- то есть в начале 1957-го, -- он
работал над телерепортажем, посвященным обитателям Сен-Тропе. Героиней
репортажа была Брижит Бардо (фильм "И Бог создал женщину", вышедший в
1956-м, поистине дал старт мифу Бардо), но Марк в поисках материала
распространял свой интерес также на некоторые артистические и литераторские
кружки, особенно его привлекала та компания, которую впоследствии прозвали
"бандой Саган". Этот мир, закрытый для Жанин несмотря на ее деньги,
обворожил молодую женщину, и она, казалось, не на шутку увлеклась Марком.
Она прониклась убеждением, что он создан из того теста, из которого
получаются великие кинорежиссеры; впрочем, по всей вероятности, так оно и
было. Работая с осветительной аппаратурой облегченного типа, он умел путем
перестановки предметов создавать волнующие кадры в духе Эдварда Хоппера,
реалистические, спокойные и в то же время дышащие полнейшей безнадежностью.
Общаясь со знаменитостями, он скользил по ним равнодушным взглядом и, снимая
Бардо или Саган, оказывал им столько же почтения, сколько мог бы проявить к
ракам или кальмарам. Он ни с кем не говорил, ни к кому не выражал симпатии;
он был поистине очарователен.
Жанин развелась с мужем в 1958-м, вскоре после того как отправила Брюно
к своим родителям. Это был полюбовный развод, каждая из сторон взяла часть
вины на себя. Серж великодушно уступил жене свою долю прав на каннскую
клинику, одних доходов от которой хватало, чтобы обеспечить ей
комфортабельное существование. Новая пара обосновалась на вилле в
Сент-Максиме, но Марк ни в чем не изменил своим холостяцким привычкам. Она
побуждала его приложить хоть какие-то усилия ради карьеры в кинематографе;
он соглашался, но ничего не делал, просто ждал, когда подвернется новый
сюжет для репортажа. Если она устраивала прием, он по большей части
предпочитал заранее, прямо на кухне перекусить в одиночку, потом шел
прогуляться по набережной. А возвращался перед самым уходом гостей, в свое
оправдание ссылаясь на то, что пришлось срочно заканчивать монтаж. Рождение
сына -- это случилось в июне 1958-го -- повергло его в видимое смятение.
Несколько долгих минут он простоял, уставившись на ребенка, который был на
него ошеломляюще похож: то же лицо с четкими чертами, те же выступающие
скулы, те же большие зеленые глаза. Чуть погодя Жанин стала ему изменять.
Он, вероятно, страдал, но утверждать это мудрено, поскольку, в сущности, он
говорил чем дальше, тем меньше. Он строил маленькие алтари из гальки, из
хвороста, из панцирей ракообразных. Потом их фотографировал с боковой
подсветкой.
Репортаж о Сен-Тропе имел большой успех в определенных кругах, но на
вопросы интервьюера из "Кайе дю синема" он отвечать отказался. Его акции еще
больше повысились после краткой, весьма острой документальной ленты про
группу "Привет, ребята!" и зарождение музыкального стиля йе-йе, которую он
сделал весной 1959-го. Художественный кинематограф его совершенно не
занимал; он дважды отвечал отказом на предложение поработать с Годаром. В ту
пору Жанин завязала знакомство с заезжими американцами, которые временами
появлялись на Лазурном берегу. В Соединенных Штатах, в Калифорнии, как раз
возникало нечто радикально новое. В Изалене, неподалеку от Биг Сура,
создавались коммуны на основе сексуальной свободы и применения
психоделических наркотиков, что, как предполагалось, способствует прорыву в
область подсознательного. Она стала любовницей Франческо ди Меолы,
американца итальянского происхождения, водившего знакомство с Аленом
Гинзбергом и Олдосом Хаксли, и вошла в число основателей Изаленской общины.
В январе I960 года Марк отправился в Народный Китай готовить репортаж о
строительстве коммунистического общества нового типа. В Сент-Максим он
вернулся 23 июня, часа в три пополудни. Дом выглядел покинутым. Однако в
салоне на ковре сидела по-турецки совершенно голая девчонка лет пятнадцати.
В ответ на его расспросы она буркнула: "Gone to the beach"<Пойдем на пляж
(англ.).>, после чего снова впала в прострацию. В спальне Жанин,
развалившись поперек кровати, храпел громадный, похоже пьяный, бородач. Марк
навострил уши: ему послышался то ли плач, то ли стоны.
В комнате наверху царил ужасающий смрад; яростные лучи солнца, врываясь
в окно, озаряли черно-белые квадраты мощенного плиткой пола. Его сын
неуклюже ползал по этому полу, то и дело оскальзываясь в лужах мочи и кучах
экскрементов. Он жмурился и протяжно скулил. Заметив, что в комнату кто-то
вошел, малыш попытался спастись бегством. Отец взял его на руки; запуганное
крошечное созданье дрожало в его объятиях.
Марк вышел из дому; в ближнем магазине он купил страховочное сиденье
для младенца. Пробормотав короткое словцо в адрес Жанин, он забрался в
машину, закрепил ребенка на сиденье и покатил в северном направлении.
Неподалеку от Валанса он свернул к Центральному массиву. Время от времени,
между двумя поворотами, он бросал взгляд на сына, дремлющего у него за
спиной, и странное чувство овладевало им.
С того дня Мишель рос под присмотром своей бабушки, которая уединенно
жила в Йонне, в крае, откуда была родом. Мать его вскорости отбыла в
Калифорнию, чтобы поселиться в коммуне ди Меолы. Мишелю суждено было
повидать ее снова, лишь когда ему сравнялось пятнадцать. Впрочем, ему и
своего родителя довелось видеть совсем недолго. В 1964 году тот отправился
готовить репортаж о Тибете, в ту пору оккупированном китайскими войсками. В
письме к своей матери он сообщал, что здоров и находится под большим
впечатлением манифестаций тибетских буддистов, которых Китай неистово
пытается изничтожить; потом всякая связь прервалась. Протест, с которым
Франция обратилась к китайскому правительству, ничего не дал, и хотя тела не
нашли, год спустя Марк был официально объявлен пропавшим без вести.
5
На дворе лето 1968-го, Мишелю одиннадцатый год. С двухлетнего возраста
он живет вдвоем со своей бабушкой. Живут они в Шарни, что в департаменте
Йонна, недалеко от Луаре. По утрам он встает рано, чтобы приготовить для
бабушки завтрак; он заготовил специальную шпаргалку, записал в нее, как
долго нужно настаивать чай, сколько требуется тартинок и прочие подобные
вещи.
Зачастую он не выходит из своей комнаты до самого полдника. Читает Жюля
Верна, комиксы про собаку Пифа или про "Клуб пяти", но чаще погружается в
многотомное собрание "Вся Вселенная". Там рассказывается о сопротивлении
материалов, о разных видах облаков, о пчелиных танцах. Есть и кое-что про
Тадж-Махал, дворец, в глубокой древности построенный одним царем в память
умершей царицы, про смерть Сократа, про геометрию, созданную Евклидом более
двух тысячелетий тому назад.
Послеобеденные часы он проводит в саду. Сидит в коротких штанишках,
прислонившись спиной к стволу черешни, наслаждаясь упругой мягкостью травы.
Греется на солнышке. Листья салата латука впивают солнечный жар; так же
всасывают они и воду; он помнит, что на закате должен их полить. Он и здесь
продолжает читать "Всю Вселенную" или какую-нибудь книжку из серии "Сто
вопросов о..."; он впивает знания.
Подчас он отправляется на велике в поля. Со всей мочи жмет на педали,
наполняя легкие ароматом вечности. Детская вечность коротка, но он того еще
не ведает, а пейзаж проносится мимо.

x x x


В Шарни только и есть, что одна бакалейная лавка; однако по средам сюда
заезжает грузовичок продавца мяса, а по пятницам -- рыбного торговца; к
субботнему полднику бабушка часто готовит треску под сливочным соусом.
Мишель проводит в Шарни свое последнее лето, хотя сам пока не знает об этом.
В начале года у бабушки был инсульт. Две ее дочери, живущие в парижском
предместье, теперь подыскивают ей дом поближе к ним. Ей больше не под силу
жить круглый год одной, ухаживать за своим садом.
С мальчишками-сверстниками Мишель играет редко, но отношения с ними у
него неплохие. За ним признано право держаться несколько особняком; в школе
он делает отменные успехи, учение ему дается без видимого усилия. По всем
предметам он неизменно первый, и разумеется, бабушка этим горда. Но товарищи
не злятся на него, не изводят. Во время письменных работ он безотказно
позволяет им списывать. Ждет, не переворачивает страницу, пока его сосед не
закончит. И сидит в последнем ряду, наперекор своим выдающимся успехам.
Хрупко благополучие его царства.
6
Однажды летним днем -- он в ту пору еще обитал в Йонне -- Мишель удрал
в луга со своей кузиной Брижит. Брижит была хорошенькой, в высшей степени
милой девушкой шестнадцати лет, которой несколько лет спустя предстояло
выйти замуж за ужасающего болвана. Дело происходило летом 1967-го. Она взяла
его за руки и закружила, заставляя бежать вокруг нее; потом они рухнули в
изнеможении на свежескошенную траву Он прикорнул у ее горячей груди; юбчонку
она носила коротенькую. Назавтра оба покрылись мелкими красными прыщами,
тела их то и дело пожирал бешеный зуд. Thrombidium holosericum, в
просторечии именуемый клещиком-краснотелкой, -- весьма распространенный
обитатель летних лугов. Диаметр его -- около двух миллиметров. Он плотный,
мясистый, очень выпуклый, ярко-красного цвета. Внедряясь своим хоботком в
кожу млекопитающих, причиняет нестерпимое раздражение. Linguatulia rhinaria,
или пятиустка, селится в носовой полости, лобных либо верхнечелюстных
пазухах собак, а иногда и людей. Личинка овальна, с хвостиком в задней
части; во рту у нее жвалы, предназначенные для перфорации. Две пары выступов
(или отростков) снабжены длинными коготками. Взрослая особь бела,
ланцетовидна, достигает длины от 18 до 85 миллиметров. Туловище у нее
уплощенное, кольчатое, прозрачное, покрыто хитиновыми иголочками.

x x x


В декабре 1968-го бабушка переселилась в департамент Сена-и-Марна,
поближе к дочерям. Поначалу жизнь Мишеля от этого почти не изменилась.
Окрестности Креси-ан-Бри, расположенного не более чем в полусотне километров
от Парижа, в ту пору были еще сельской местностью. Красивый городок, сплошь
из старинных домов, Коро написал здесь несколько своих полотен. Система
каналов, подводящих сюда воды реки Гран-Морен, обеспечила Креси звание
Брийской Венеции, во всяком случае так без зазрения совести величали его
некоторые проспекты. Из здешних жителей мало кто ездит на работу в Париж.
Большинство занято на маленьких местных предприятиях либо, того чаще,
находит себе работу в Мо.
Два месяца спустя бабушка приобрела телевизор; тогда как раз на первом
канале только что появилась реклама. В ночь на 21 июля 1969 года Мишель смог
воочию наблюдать первые шаги человека на Луне. Семьсот миллионов
телезрителей, рассеянных по поверхности планеты, присутствовали на этом
спектакле одновременно с ним. Вероятно, те несколько часов, что продолжалась
трансляция, можно назвать кульминационной точкой первого периода западной
технологической мечты.
Прибыв в Креси-ан-Бри в разгар учебного года, он тем не менее легко
адаптировался в местном общеобразовательном коллеже и в пятый класс перешел
без затруднений. По четвергам он неизменно покупал "Пифа", который к тому
времени обновился. В противоположность большинству читателей, он его покупал
не ради полиграфических новшеств, а из-за самого сюжета, полного
приключений. Наперекор пестрой смене эпох и декораций в этих историях на
сцену выступали простые, глубокие нравственные ценности. Реньяр-викинг,
Тедди Тед и Апач, "сын свирепых веков" Раган, Ходжа Насреддин, дурачивший
визирей и халифов, -- их всех сближала единая мораль. Мишель очень быстро
это понял, и такое осознание должно было наложить на него неизгладимую
печать. Впоследствии чтение Ницше не вызвало в нем ничего, кроме мимолетной
досады, а знакомство с Кантом лишь послужило подтверждением того, что он уже
знал. Законы чистой морали единственны и всеобъемлющи. С течением времени
она не подвергается ни ущербу, ни обогащению. Не обусловленная никакими
историческими, экономическими, социологическими или культурными факторами,
она ровным счетом ни от чего не зависит. Ничем не предопределяемая, она
предопределяет. Беспричинная, сама служит причиной. Иными словами, это --
абсолют.
Мораль, наблюдаемая на практике, всегда являет собой представленную в
различных пропорциях смесь чистой нравственности с другими составляющими
более или менее темного, по большей части религиозного происхождения. Чем
значительнее в этой смеси доля первозданной морали, тем продолжительнее и
благополучнее может быть существование общества, избравшего ее своей опорой.
В идеальном случае общество, организованное согласно универсальным законам
нравственности, было бы способно просуществовать вплоть до конца света.
Мишеля восхищали все герои "Пифа", но его любимцем, конечно же, был
Черный Волк, индеец-одиночка, благородное средоточие всех доблестей апачей,
сиу и чейеннов. Черный Волк без конца странствовал по прериям,
сопровождаемый своим конем Чинуком и волком Тупи. Он не только действовал,
без колебаний бросаясь на помощь всем слабым и угнетенным, но и постоянно
комментировал собственные поступки, причем опирался на трансцендентные
этические категории, порой облекая их в поэтическую форму пословиц племени
кри либо дакотов, порой и того проще -- ссылаясь на "закон прерий". Мишель
даже годы спустя волей-неволей признавал его идеальным типом кантианского
героя, неизменно действующего так, "словно бы его максимы давали ему право
заседать в законодательном собрании вселенского королевства избранных".
Телевизор занимал его меньше. Однако он со стесненным сердцем смотрел
еженедельные передачи из серии "Жизнь животных". Газели и лани, эти
грациозные млекопитающие, проводили свои дни в страхе. Львы и пантеры
пребывали в состоянии тупой апатии, прерываемой краткими вспышками
свирепости. Они убивали, терзали, пожирали слабых, старых или больных
зверей, а потом вновь погружались в бессмысленную сонливость, пробуждаемые
от нее разве что нападениями паразитов, что грызли их изнутри. Между
деревьев скользили змеи, цапая своими ядовитыми зубами птиц и млекопитающих,
если только чей-нибудь хищный клюв внезапно не разрывал на части их
собственное тело. Важный, глупый голос Клода Дарже сопровождал эти жестокие
сцены комментариями, исполненными ничем не оправданного восторга. Мишеля
трясло от отвращения, и в эти минуты он также ощущал, как растет в нем
непререкаемая убежденность: в целом дикая природа, какова она есть, не что
иное, как самая гнусная подлость; дикая природа в ее целостности не что
иное, как оправдание тотального разрушения, всемирного геноцида, а
предназначение человека на земле, может статься, в том и заключается, чтобы
довести этот холокост до конца.
В апреле 1970-го "Пиф" вышел в свет с новым кунштюком, которому
предстояло получить широкую известность и запомниться: то был так называемый
"порошок жизни". К каждому номеру прилагался пакетик с икрой крошечных
морских рачков Artemia salina. Эти организмы в продолжение нескольких
тысячелетий пребывали в анабиозе. Процедура, необходимая для их оживления,
была в меру сложна: следовало трое суток отстаивать воду, затем подогреть,
всыпать туда содержимое пакетика, мягко взболтать. В последующие дни
надлежало держать сосуд вблизи от источника света и тепла, регулярно
добавляя туда воду должной температуры, тем самым компенсируя выпаривание;
осторожно перемешивать жидкость, дабы насытить ее кислородом. Через
несколько недель в бутылке кишела масса полупрозрачных рачков, сказать по
правде, малость неаппетитных, но бесспорно живых. Не зная, что с ними дальше
делать, Мишель кончил тем, что выплеснул все в Гран-Морен.
В том же номере на двадцати страницах, посвященных рассказам о
приключениях, проливался некоторый свет на те обстоятельства юности Рагана,
что сделали его одиноким героем во глубине доисторических эпох. Когда он был
еще ребенком, его племя погибло при извержении вулкана. Его отец, Крао
Мудрый, умирая, не оставил ему в наследство ничего, кроме ожерелья с тремя
когтями. Каждый из этих когтей символизировал одно из достоинств "тех, кто
ходит прямо", людей то есть. Там был коготь честности, коготь отваги и самый
важный из всех -- коготь доброты. С тех пор Раган носил это ожерелье,
стараясь быть достойным того, что оно означало.
Их дом в Креси по всей длине был обсажен черешнями, сад был чуть
поменьше, чем в Йонне. Мишель и здесь читал "Всю Вселенную" и "Сто вопросов
о...". Когда мальчику исполнилось двенадцать, бабушка ко дню рождения
подарила ему набор "Юный химик". Химия была куда заманчивее, чем механика
или электричество: и таинственнее, и многообразней. Химикаты покоились в
своих коробочках, различные по цвету, форме и фактуре, словно сущности,
разлученные навек. Однако стоит лишь столкнуть их между собой, и начнется
бурная реакция, молниеносно образующая совершенно новые соединения.
Июльским днем, в один из тех послеполуденных часов, когда он читал в
саду, Мишель пришел к мысли, что химические основы жизни могли бы быть в
корне иными. Ту же роль, какую в составе молекул живой плоти играют молекулы
углерода, кислорода и азота, могли бы исполнять молекулы с той же
валентностью, но более высоким атомным весом. На другой планете, при иных
температурных условиях и силе тяготения, молекулы жизни могли бы содержать
кремний, серу и фосфор или, скажем, германий, селен и мышьяк, а то еще
олово, теллур и сурьму. Не было никого, с кем он бы мог как следует
потолковать об этих вещах, и потому бабушка по его просьбе купила ему
несколько книжек по биохимии.
7
Первое воспоминание Брюно относилось к его четырем годам; то было
воспоминание об унижении. Он ходил тогда в детский сад в парке Лаперлье, в
Алжире. Однажды осенним днем воспитательница объясняла мальчикам, как делать
гирлянды из листьев. Маленькие девочки ждали, сидя на бугорке; печать тупой
бабьей покорности уже проступала в их облике; почти на всех были белые
платьица. Землю покрывал золотистый ковер листвы, по большей части каштанов
и платанов. Его товарищи, один за другим заканчивая работу, подходили каждый
к своей избраннице, чтобы обвить гирляндой ее шею. У него дело не двигалось,
листья крошились в руках, все разваливалось. Как им объяснить, что он
нуждается в любви? Как объяснить это без лиственной гирлянды? Он разрыдался
от ярости; воспитательница не пришла к нему на помощь. Все было кончено,
дети встали со своих мест, пошли прочь из парка. Вскорости тот детский сад
закрылся.
Его дед и бабка занимали очень красивые апартаменты на бульваре Эдгара
Кине. Дома буржуа в центре Алжира были построены в том же стиле, что и
парижские здания эпохи Наполеона III. Квартиру пересекал двадцатиметровый
коридор, ведущий в гостиную с балконом, откуда можно было смотреть на белый
город сверху. Даже много лет спустя, став разочарованным сорокалетним
брюзгой, Брюно порой как воочию видел эту картину: он сам, четырех лет от
роду, что было сил жмет на педали трехколесного велосипеда, катя по темному
коридору к открытой сияющей двери балкона. Вероятно, именно в те мгновения
он познал отпущенный ему максимум земного счастья.
В 1961 году дедушка умер. В нашем климате труп млекопитающего или птицы
сначала привлекает некоторые виды мух (Musca, Curtonevra); когда разложение
слегка затронет его, в игру вступают новые биологические виды, особенно
Calliphora и Lucilia. Подвергаясь совокупному воздействию бактерий и
пищеварительных соков, выделяемых червями, труп более или менее разжижается,
превращаясь в среду масляно-кислого и аммиачного брожения. По истечении трех
месяцев мухи завершают свое дело и уступают место бригаде жесткокрылых
насекомых из рода Dermestes и чешуекрылых бабочек Aglossa pinguinalis,
питающихся преимущественно жирами. В ходе брожения белковой материи ее
потребляют личинки Piophila petasionis и жесткокрылые рода Corynetes.
Разложившийся труп, еще содержащий некоторое количество влаги, становится
затем вотчиной клещей, которые высасывают из него последнюю сукровицу.
Иссушенный таким образом и мумифицированный, он становится обиталищем новых
пользователей -- личинок мехового кожееда и кожееда-антренуса, гусениц
бабочек Aglossa cuprealis и Tineola bisellelia. Они-то и завершают цикл.
Мысленно Брюно снова видит гроб красивого, глубокого черного цвета с
серебряным крестом и деда в нем. Картина умиротворяющая, даже счастливая:
дедушке, должно быть, хорошо в таком великолепном гробу. Позже ему придется
узнать о существовании клещей и трупных личинок с именами второразрядных
итальянских кинодив. И все-таки даже теперь образ дедушкина гроба встает
перед его глазами как счастливое видение.

x x x


Еще он воочию представляет себе свою бабушку в день их приезда в
Марсель, как она сидит на чемодане посреди выложенной плиткой кухни. По полу
снуют тараканы. Вероятно, именно в тот день ее рассудок пошатнулся. Всего за
несколько недель она пережила смерть мужа, зрелище его агонии, поспешный
отъезд из Алжира, тягостные поиски жилья в Марселе. Квартал, где они
очутились, на северо-западе города, был грязен. Прежде она никогда не бывала
во Франции. И дочь ее покинула, не приехала на погребение отца. Тут,
наверное, крылась какая-то ошибка. Когда-то, кем-то совершенная ошибка.
Она оправилась и прожила еще пять лет. Обосновалась, купила мебель,
поставила для Брюно кровать в столовой, записала его в начальную школу
квартала. Каждый вечер приходила забирать его оттуда. Он стыдился этой
маленькой старой женщины, дряхлой, высохшей, водившей его за ручку. У других
были отцы и матери; дети разведенных родителей встречались в ту пору редко.
По ночам она снова и снова прокручивала в памяти этапы своей жизни,
пришедшей к такому печальному концу. Потолок в квартире был низкий, летом
стояла удушающая жара. Ей удавалось заснуть лишь перед самой зарей. Днем она
бродила по квартире в стоптанных туфлях и, сама того не сознавая, вслух
повторяла по пятьдесят раз подряд одни и те же фразы. У нее все не шел из
головы поступок дочери. "Не приехать на похороны родного отца..." Она
блуждала из комнаты в комнату, порой не выпуская из рук половую тряпку или
кастрюлю, забыв, зачем их взяла. "Похороны родного отца... Похороны родного
отца..." Ее туфли шаркали по плиточному полу. Брюно испуганно замирал,
съежившись в своей кровати; он понимал, что все это добром не кончится.
Иногда она принималась за свое с самого утра, еще в домашнем халате и
бигудях. "Алжир -- это Франция..."; потом начиналось шарканье. Она бродила
по двум комнатам из угла в угол, ее взгляд застывал, устремленный в одну
невидимую точку. "Франция... Франция..." -- твердил ее голос, постепенно
слабея.
Она все еще оставалась хорошей кулинаркой, это была ее последняя
отрада. Для Брюно она готовила вкусную и обильную еду, которой можно было бы
накормить десять человек. Перцы в масле, анчоусы, картофельный салат: иногда
подавалось пять различных закусок прежде основного блюда -- фаршированных
кабачков, зайца с оливками, по временам кус-кус. Только кондитерские изделия
ей не слишком удавались, но в дни, когда получала пенсию, она приносила
коробки с нугой и миндальным печеньем из Экса, сливки с каштановой пудрой.
Мало-помалу Брюно стал жирным, трусливым ребенком. Сама-то она почти ничего
не ела. По воскресеньям она вставала попозже; он забирался к ней в постель,
прижимался к ее тощему телу. Иногда он воображал, что встает ночью, берет
нож и вонзает ей прямо в сердце; потом он видел самого себя на полу, всего в
слезах, возле ее трупа, ему представлялось, что он и сам тут же умрет.
В конце 1966 года она получила письмо от дочери, узнавшей ее адрес от
отца Брюно -- они обменивались посланиями на каждое Рождество. Жанин не
выразила особого сожаления о прошлом, вспомнив о нем лишь в одной фразе: "Я
узнала о смерти папы и о твоем переезде". Между делом она сообщала, что
покинула Калифорнию, вернулась на юг Франции и там поселилась; но адреса не
дала.
Мартовским утром 1967 года, пытаясь приготовить кабачковые оладьи,
старая женщина опрокинула сковороду с кипящим маслом. У нее хватило сил
выйти из квартиры в коридор; ее стоны потревожили соседей. Когда Брюно
возвратился вечером из школы, дома он застал мадам Аузи, что жила этажом
выше; она повела его прямиком в больницу. Ему позволили войти к бабушке на
несколько минут; ее ожоги были скрыты под простынями. Она получила большую
дозу морфина; тем не менее Брюно она узнала, взяла его руку в свои; потом
мальчика увели. Ночью сердце остановилось.
Во второй раз Брюно пришлось столкнуться со смертью. И снова смысл
происшедшего почти полностью ускользнул от него. Даже годы спустя, сдав
контрольную работу по французскому языку или удачное сочинение на
историческую тему, он говорил себе, что расскажет об этом бабушке. Конечно,
он тут же вспоминал, что она умерла, но эта мысль, то пропадая, то
возвращаясь, в сущности, не прерывала их диалога. Когда его допустили к
участию в конкурсе на замещение должности лицейского преподавателя
современной литературы, он долго обсуждал с нею свои заметки; впрочем, тогда
он уже верил в ее присутствие только в минуты душевного помрачения. По
такому случаю он купил две банки сливок с каштановой пудрой; то был их
последний большой разговор. Выиграв конкурс и получив место преподавателя,
он заметил, что больше не может выйти на контакт с нею; и тогда образ
бабушки медленно растаял, скрылся за стеной.

x x x


На следующий день после похорон имела место странная сцена. Его отец и
мать, которых он видел впервые, спорили о том, что они станут с ним делать.
Это происходило в столовой их марсельской квартиры. Брюно слушал, сидя на
кровати. Всегда любопытно послушать, как другие говорят о тебе, особенно
если они, по-видимому, не осознают твоего присутствия. Так и самому недолго
потерять уверенность в собственном существовании, здесь есть своя прелесть.
В общем, казалось, будто все это не имеет к нему прямого касательства. А
между тем этому разговору предстояло сыграть решающую роль в его жизни, и он
множество раз будет вспоминать его, хотя так никогда и не сумеет
почувствовать настоящее волнение. Он не сможет восстановить прямую, кровную
связь между собой и двумя взрослыми людьми, что в тот день в столовой
особенно поразили его своей высокорослостью и моложавой повадкой. В сентябре
Брюно должен был пойти в шестой класс; было решено, что для него подыщут
пансион и что отец будет брать его к себе в Париж на уик-энды. Мать
постарается время от времени забирать его на каникулы. У Брюно возражений не
было: эти двое не показались ему определенно враждебными. Настоящей жизнью,
как ни крути, была для него жизнь с бабушкой.
8
Животное омега
Брюно наклоняется над раковиной умывальника. Сбрасывает пижамную
курточку. Его белый маленький живот сморщился, прижатый к фаянсу раковины.
Ему одиннадцать лет. Он хочет почистить зубы, как делает это каждый вечер.
Он надеется, что его туалет обойдется без неприятностей. Тем не менее
Вильмар тут как тут, приближается, пока еще один, и толкает Брюно в плечо.
Он начинает отступать, дрожа от страха; он примерно знает, что сейчас будет.
"Отстань..." -- слабо бормочет он.
Подходит Пеле. Этот низкоросл, коренаст, чрезвычайно силен. Пеле с
размаху влепляет Брюно пощечину, тот плачет. Потом они толкают его на пол,
хватают за ноги и тащат волоком. Возле уборной они срывают с него пижамные
штаны. Член у него маленький, еще детский, растительности совсем нет. Они
вдвоем дергают его за волосы, заставляя открыть рот. Пеле тычет ему в лицо
сортирной шваброй. Он чувствует вкус дерьма. Он вопит.
Подходит Брассер; ему четырнадцать, он старший из шестиклассников. Он
достает свой член, который кажется Брюно огромным, толстым. Он становится
над ним и писает ему на лицо. Вчера он заставил Брюно сосать ему член, а
потом лизать его зад; но нынче вечером он не этого хочет. "Клеман, у тебя
хер совсем голый, -- говорит он, издеваясь, -- надо его побрить, чтоб волосы
лучше росли..." Другие по знаку своего вожака обмазывают член мальчика
кремом для бритья. Брассер раскрывает лезвие бритвы, примеривается. От
страха Брюно обкакивается.

x x x


Мартовской ночью 1968 года надзиратель обнаружил его, сжавшегося в
комок, голого, обмазанного нечистотами, в сортире в дальнем конце двора.
Распорядился, чтобы ему принесли пижаму, и отвел его к старшему надзирателю

Метки:  

SMS ПРО ЛЮБОВЬ

Понедельник, 02 Марта 2009 г. 15:24 + в цитатник
Всё что в жизни звучит красиво,
Я хочу подарить тебе,
Чтобы ты была самой счастливой,
В этом мире, на этой земле!

Малышка с черными глазами,
C улыбкой гордою своей,
Tы не даешь мне спать ночами,
Bладеешь жизнью ты моей.

Твои красивые глаза, словно голубое небо.
Твоя улыбка, самая прекрасная на свете.
Твой взгляд просто сводит меня с ума!
Ты знаешь, я люблю тебя!!!

Телефон передо мною,
Не знаю, что писать...
Но хочется мне в губы
Тебя поцеловать!

Люблю я розу алую,
И звонкий голос соловья.
И эти звездочки на небе,
Но больше всех, люблю тебя!

Пришел рассвет, настало утро
Лучи по небу заблестели
Проснулась ты. Весь мир как будто
Стал лучше, чище и добрее.

Давно я по тебе скучаю,
Хочу сказать но не могу,
Теперь я тайну открываю,
Что очень я тебя люблю.

Прежде чем уйти и не вернуться
Ты в последний раз себя проверь
Лучше все простить и улыбнуться
Чем перед счастьем захлопнуть дверь!

Как его забыть?-Незнаю
Мне очень плохо без него
Но лишь одно я понимаю
Нам вместе быть не суждено!

Увы! Язык любви болтливый,
Язык неполный и простой,
Своею прозой нерадивой
Тебе докучен ангел мой.

Твои глаза меня смущают
Когда ты смотришь на меня
Как будто ты влюбиться хочешь
А я давно люблю тебя...

SMS-кy я такyю для начала напишy,
А пpи встpече зацелyю и в объятьях задyшy!

Hет, это не пpизнание,
Совсем не обещание.
SMS-ка - только и всего,
Узнай, попpобyй от кого!

Пишy я, чтобы пожелать тебе спокойной ночи,
Быть может, свидимся мы завтpа вновь!
Тепеpь pазлyки нетy больше ночи,
Ведь это, Солнышко, любовь!

Как жаль, что солнце мне не подаpить,
Цветок по телефонy не отпpавить,
Осталось только SMS-кy написать
И лyч тепла в твоей дyше оставить!

DANGER!!В твоем телефоне заложена БОМБА,она сдетонирует,если ты в течение 15 секунд не позвонишь мне,и не скажешь,где ,и когда мы встретимся.

Пишу SMS письмо, рука дрожит..
Моя любовь к тебе бежит.
Пишу письмо и ставлю точку.
Люблю, целую в обе щёчки!

Дорогой, чтобы смягчило бы мою грусть по тебе? Может быть знание, что и ты по мне скучаешь? Надеюсь, тебе не жалко будет 2$ и ты мне напишешь СМС!!!!

Я хочу чтоб была бы ты рядом. Я хочу чтоб была ты со мной. Я хочу чтоб ты горе не знала. Потому что всегда я с тобой

Мне позвонили из рая и сказали,что от них сбежал самый красивый ангел,но я тебя не выдал...

Приветик... я вор...я здесь для того, чтобы украсть твое сердце

Я хотела бы родиться слезинкой у тебя на глазах, чтобы жить у тебя на лице и умереть на твоих губах!!!

Спи котёнок сладко, сладко! Я хочу к тебе в кроватку! В той кроватки ты лежишь! Я хочу к тебе малыш! Сладких снов!!!

Пусть нам живется классно, чтоб не хотелось жизнь менять! Влюбленность повод для соблазна, давай друг друга соблазнять!!!

Привет котик! Я только что вышла из душа!.. У тебя 5 минут чтоб прийти и не дать мне одеться!

Я хочу, чтобы ты был моим плюшевым мишкой, которого я могла бы брать с собой в постель каждую ночь.

Знаешь, что люди говорят у тебя за спиной?....... - Классная попка!

Иногда я думаю, где все ангелы, на небе, в воздухе, или на земле??? Но я точно знаю, что самый красивый ангелочек сейчас читает эту SMSку и мило улыбается!!!

Ласточка, я сокол! Прием! Прием! Ответь мне!

Тихо падает снег на лестницах -- он тает,
Ты сейчас далеко -- мне тебя не хватает,
Как хотелось бы мне в этот снег превратится
И тихонько к тебе на ладони спустится

В данный момент в миpе 1 млpд людей спит, 1 млpд - ест, и только одна пpекpасная девyшка по имени _ читает это SMS, и на её лице возникает yлыбка!

В данный момент в миpе 1 млpд людей спит, 1 млpд - ест, ещё 1 млpд - занимается любовью. А я не могy заниматься ни пеpвым, ни втоpым, так как хочy заниматься с тобой только тpетьим!

Hажми "1" - полyчишь петтинг, нажми "2" - полyчишь оpальный, нажми "3" - полyчишь стандаpтный, нажми "4" - полyчишь анальный. Hy, а если хочешь все, набеpи мой номеp!

Пpивет! Я SMS, котоpомy поpyчено пеpедать тебе неогpаниченное количество самых нежных и гоpячих поцелyев!

Пеpеключи мобильник в pежим вибpации, положи в пеpедний каpман джинсов, ты чyвствyешь, как сильно я тебя люблю?

Если ты сейчас читаешь моё SMS, значит, ты меня обнимаешь.
Если ты его yничтожишь, значит, ты меня хочешь поцеловать.
Если ты его сохpанишь, значит, ты хочешь пpигласить меня на свидание.
Если ты мне его пеpешлёшь, значит, ты хочешь сделать всё выше сказанное.
Если ты его пpоигноpиpyешь, значит, ты хочешь стать моей девyшкой!
Так что ты сделаешь с моим SMS?

Милая, если pаспечатать все комплименты, что ты заслyживаешь, то Россия останется без леса!

Я хотел послать тебе всю мою любовь, но почтальон сказал, что она очень большая.

Ради тебя я бы пошёл кyда yгодно, хоть на кpай света! Ты обещаешь мне остаться здесь?

Это виpтyальный поцелyй. Дотpонься гyбами до экpана. Повтоpить 7 pаз.

Метки:  

Тантрический секс

Понедельник, 02 Марта 2009 г. 15:11 + в цитатник
Как часто вы чувствуете, что былой страстный секс превратился в рутину и больше не приносит особой радости? А признайтесь, бывает, что втайне вы думаете: только бы "это все" побыстрее закончилось? Пора это изменить! В этом поможет особый вид сексуальной любви - тантрический секс, который позволяет партнерам лучше познавать друг друга и получать неземное удовольствие!

Тантрический секс - часть тантры, восточной философской системы, которая пришла к нам из Индии. Этот вид интимной близости подразумевает не только физическое соединение, но и непременно духовное единство партнеров.

Если вспомнить все существующие в мире трактовки интимных отношений, то тантрическая, пожалуй, самая альтруистическая: здесь считается делом чести довести любимую не просто до оргазма, а доставить ей настоящее неземное удовольствие!
Сеанс тантрической любви не бывает быстрым, а длится, как правило, от двух до десяти часов кряду - иначе не достичь сексуального и духовного единства! У обычного европейского мужчины традиционно наступление оргазма происходит через 2-5 минут после начала полового акта. Для тантриста же это - нонсенс: партнер специально затягивает и продлевает половой акт, чтобы испытать оргазм одновременно с любимой, при том это позволяет испытать оргазм неимоверной силы!

Духовность и секс

Сторонники тантры воспринимали секс не как примитивное сексуальное удовлетворение, а как способ расширить сознание и лучше понять друг друга, дабы соединиться в одно целое и познать мир. Отсюда и желание сделать приятное прежде всего не себе, а партнеру, любимому человеку. Не будем утверждать, что после тантрического секса ваше сознание расширится (ведь для этого нужны месяцы специальных тренировок!), но то, что вы научитесь гораздо лучше понимать сексуальные предпочтения и желания своей любимой половинки - это точно!

Никакой спешки

Тантрический секс не терпит суеты, поэтому стоит основательно к нему подготовиться! Для начала продумаем соответствующую атмосферу и изучим некоторые правила интимной тантры. В старину тантрическим сексом занимались в специальных храмах, чтобы ничто постороннее не отвлекало от слияния души и тела. В наше время можно уединиться с любимым человеком в "отдельно взятой" квартире, однако и там желательно создать особую атмосферу. Заниматься духовным соединением лучше в светлое время суток. К тому же для полного отрыва от действительности и прохождения в нирвану, желательно до часа Х воздерживаться от секса хотя бы два дня. Это значит, что соблазнить и тут же получить желаемое уже не получится.

Атмосфера любви

Готовясь к сеансу любви, считают тантристы, желательно избавиться от ярких предметов, журналов, книг и прочих вещей, чтобы ничто не отвлекало вас друг от друга. И, конечно же, какой может быть тантрический секс под телевизор или магнитофон? Эти и другие изобретения цивилизации - прочь от глаз подальше! Вместо этого, можно включить приятную восточную музыку или звуки живой природы. А от самих партнеров требуется делать все, что хочется: кричать, стонать, плакать - в общем, не сдерживать никаких нахлынувших эмоций!

Лучший секс - натощак!

Полный желудок помешает обмену сексуальными энергиями, поэтому постарайтесь не наедаться "до отвала" перед сеансом тантрической любви! Впрочем, рекомендации матерых тантристов о том, что следует "сидеть" на кашах за несколько дней до секса - наши мужчины тоже вряд ли оценят. Лучше всего здесь подойдет легкий ужин из афродизиаков. К этой возбуждающей пище относятся: устрицы и мидии, миндаль, кокос, арахис, мед, спаржа, авокадо, имбирь, кориандр, корица, сельдерей, женьшень, все грибы (особенно трюфеля), все цитрусовые и экзотические фрукты, яблоки, шоколад, кофе и какао.

Дыхание в унисон

Перед началом любви тантристы советуют научиться дышать в унисон. Для этого сделайте следующее: лягте друг напротив друга и представьте себе, как сквозь ваши тела проходит ярко-оранжевый энергетический поток. Постарайтесь при этом дышать одновременно. Это упражнение поможет вам настроиться на нужный лад и представить себя единым целым с партнером.

Водные процедуры

Для осуществления второго этапа подготовки к тантрическому сексу лучше перебраться в ванную. Во-первых, вода снимает напряжение, а во-вторых, - позволяет двигаться плавно и свободно. Вы получите огромное удовольствие, намыливая нежно друг друга, а легкий массаж с ароматическими маслами и бальзамами принесет неземное блаженство!

"Главное блюдо"

Теперь можно перейти на ложе любви и приготовиться к самому ответственному моменту. В тантре важен не сам секс, а ласки и внимательное наблюдение за поведением и ощущениями партнера. Поэтому будет уместным, если во время полового акта вы будете безотрывно смотреть в глаза друг другу! Помните, что в тантрической любви очень важен одновременный оргазм - это цель и верх совершенства! Для этого вы можете попробовать позу "качели": мужчина садится, сгибая ноги в коленях, а женщина усаживается на него сверху, и они плавно, в такт раскачиваются…

Плавность движений

В тантре не может быть ничего быстрого и резкого: излишнее напряжение способствует быстрому наступлению оргазма, что совсем не вписывается в рамки тантрического секса. Так что все движения должны быть плавными, как в замедленном кино. Одна из техник медленного секса называется "карецца" (в переводе означает "нежное прикосновение"): нужно все действия совершать осознанно, наслаждаясь каждой минутой сексуального общения, а не гнаться за наслаждением в порыве страсти. Тантристы называют секс "танцем жизни", поэтому в любовных упражнениях вы должны быть так же грациозны, как и во время танца.

Думать о любимом!

Тантра запрещает во время интима думать о чем-либо, кроме любимого человека и самого процесса. Так что неубранная квартира, неприготовленный ужин или завтрашний разговор с начальством должны покинуть вашу голову на несколько сладостных часов. Очень ценная рекомендация!

Секс на расстоянии

Тантристы утверждают, что сексом можно заниматься без непосредственной физической близости. Например, можно мысленно обнимать и целовать человека, даже не видя его, и при этом получать истинное наслаждение! Можно, мысленно лаская его, спровоцировать перетекание в него своей сексуальной энергии и соединиться с любимым в одно целое на духовно-энергетическом уровне.

Упражнения для оргазма

Чтобы заниматься тантрическим сексом, нужна соответствующая физическая подготовка. Во-первых, это позволит придаваться любовным утехам несколько часов к ряду без особых физических усилий, а во-вторых, обеспечит яркие и сильные ощущения во время оргазма! Очень полезным будет упражнение для тренировки мышц влагалища, известное у нас под названием "упражнение Кегеля". Суть в том, чтобы попеременно напрягать и расслаблять мышцы влагалища. Делать это втайне можно в любое время суток и даже в любом помещении! Еще одно упражнение, полезное для улучшения кровообращения в органах малого таза: нужно лечь на спину, согнуть ноги в коленях, руки вдоль туловища, затем - поднимать и опускать таз (выполнять это упражнение нужно от 10 раз и… чем больше, тем лучше).

Повышаем чувственность!

Поклонники тантры рекомендуют некоторые упражнения, развивающие чувственность, что помогает потом острее переживать сексуальные ощущения.
Упражнение №1: Отыщите несколько кусочков различной по фактуре ткани (шелк, вельвет, джинс, хлопок, мех) и запомните, чем они отличаются на ощупь. Потом переходите к собственно тренировке: закройте глаза и попросите любимого прикасаться к вам какой-либо из этих тканей, а вы будете угадывать ее, следуя своим ощущениям. Если с первой попытки эксперимент не удастся, не волнуйтесь, вы же только развиваете чувствительность.
Упражнение №2: Запаситесь предметами, имеющими характерный запах (духи, туалетное мыло, апельсиновая корка, долька лимона, имбирь), и изучите его. Затем закрываете глаза, а мужчина попеременно дает вам понюхать то один предмет, то другой. Ваша задача -угадать его запах. Потом попросите любимого создать букет (например, соединить лепесток розы, имбирь и несколько зернышек душистого перца) и постарайтесь назвать составляющие душистого ансамбля.
Упражнение №3: Слушая музыку (желательно классическую), старайтесь проследить партию какого-то одного инструмента. Например, "ухватитесь" за скрипку и пытайтесь некоторое время слушать только ее игру. Сначала будет трудно, но потом слух научится отличать и улавливать звучание разных инструментов.
Это сделает вас более чуткими и чувственными и позволит вам испытывать более острые и приятные ощущения во время занятий сексом с любимым! Пусть ваша интимная жизнь будет не рутинной и будничной, а яркой и запоминающейся!
 (550x374, 49Kb)

Метки:  

Евгений Горный НЕКРОФИЛИЯ КАК СТРУКТУРА СОЗНАНИЯ

Понедельник, 02 Марта 2009 г. 14:56 + в цитатник
"Сейчас принято открыто говорить обо всех формах секса, кроме одной-единственной. Некрофилия встречает нетерпимость со стороны правительств и неодобрение у бунтующей молодежи", - написал в своем интимном дневнике протагонист романа Габриель Витткоп с лаконичным названием "Некрофил". За три десятилетия, прошедших со времени появления этой книги, ситуация существенно не изменилась. Эротическое влечение к мертвым по-прежнему считается крайней патологией, вызывая у подавляющего большинства живых лишь отвращение и ужас.

Возможно, однако, что реакция отторжения является следствием культурных табу и результатом неведения, то есть нежелания воспринимать реальность как она есть, во всех ее - порою чудовищных - проявлениях. Проявления некрофилии с поразительной регулярностью обнаруживаются в действиях людей и сообществ на протяжении всей истории человечества. Уже поэтому можно предположить, что некрофилия - это некоторая константа, устойчивый элемент человеческой природы, хотя бы и существующий преимущественно в латентной форме и лишь иногда расцветающий мертвенно-бледным цветком страсти и преступления. Это означает, что некрофилия заслуживает изучения и осмысления - философского, научного, художественного, - если, конечно, мы заинтересованы в том, чтобы понять сферу бытия-сознания во всей полноте ее потенций и реализаций.

Предпринимая попытку исследования феноменов такого рода, полезно вспомнить высказывание Гёте: "Природа преступает границу, которую она сама себе поставила, но этим она достигает иного совершенства. Мы хорошо сделаем поэтому, если будем возможно дольше воздерживаться от отрицательных выражений". Воздерживаться от оценок необходимо потому, что (продолжим цитату): "Никоим образом нельзя добиться законченного воззрения, не рассматривая нормального и ненормального в их колебаниях и взаимодействиях".

Начнем с этимологии. Слово "некрофилия" составлено из корней греческих слов и означает "любовь к трупам". Это понятие не тождественно влечению к смерти в широком смысле. Смерть, умирание по-гречески - thanatos (отсюда, в частности, слово "танатология" - исследование процесса умирания). Necros - это именно труп, мертвое тело. (От этого корня образованы также такие слова, как "некробиоз", "некролатрия", "некролог", "некромантия", "некроз", "некрополь" и другие.) Некрофилия определяется как "сексуальное соединение с объектом, лишенным движения жизни", как "извращение, которое заставляет больного искать эротического удовольствия, совокупляясь с трупами, рассматривая их или прикасаясь к ним".

"Некрофилия" - слово искусственно созданное, в древнегреческих текстах не встречающееся. Оно вошло в европейские языки в качестве медицинского термина лишь во второй половине XIX столетия, когда началось научное исследование обозначаемого этим словом явления. Одним из первых ученых, описавшим ряд случаев, когда получение сексуально удовлетворения было связано с использованием трупов, был немецкий невропатолог Рихард Краффт-Эбинг, чья книга "Psychopathia Sexualis" вышла в 1886 году. Проникновение термина "некрофилия" в английский и французский языки словари фиксируют еще позже - в 1900-х годах. Таким образом, понятие (и само слово) "некрофилия" исторически совсем недавнее. Это, конечно, не означает, что люди не совокуплялись с трупами в предшествующие эпохи. Это означает лишь то, что эти совокупления осмыслялись в иных контекстах, нежели медицинский.

Как замечает Ф. де Годензи, автор послесловия к первому изданию романа Витткоп, происхождение проблемы некрофилии "следует искать в широком комплексе отношений, связывающих человека со смертью". Обратившись к древним мифам и ритуалам, мы увидим, что любовь к мертвецам (включая половые сношения с ними) - это всего лишь один из множества вариантов ответа на неразрешимый вопрос, с которым сталкиваются человеческие существа, приходя к осознанию собственной неизбежной гибели и недолговечности всего, что для них желанно и дорого.

Почитание покойников свойственно человечеству на всем протяжении его существования. Археологические данные свидетельствуют, что погребальные обряды и ритуалы существовали уже у неандертальцев. Различные типы погребений, принятые в разных культурах в разные времена, сходятся в одном - в идее, что мертвое человеческое тело является не "мусором", а объектом, достойным уважения, почитания и любви. К этому обычно примешивается элемент страха - как перед собственной грядущей смертью, так и перед тем, что мертвые могут каким-то образом вмешиваться в дела живых. Мифические и религиозные корни некрофилии очевидны. Некрофил, с одной стороны, следует этим глубоко укорененным в коллективном подсознании архетипическим представлениям, с другой - входит с ними в неразрешимый конфликт. Он ритуально преодолевает окончательность смерти, воплощая тем самым потаенные упования человечества, но одновременно десакрализует страх перед нею, нарушая тем самым одно из наиболее прочных табу, доставшихся нам в наследство от предков. Думается, что именно по этой причине некрофилия по-прежнему остается социально неприемлемым феноменом, какие бы рациональные аргументы ни приводили сторонники ее легализации (такие, например, как Джон Пирог, издатель информационного бюллетеня для некрофилов "The NecroErotic", ратующий за создание "трупных борделей" как здоровой альтернативы для людей, которые "не могут обрести сексуального удовлетворения с живым партнером по причине врожденной стыдливости, социальной неприспособленности или своего непривлекательного вида").

Однако совокупление с трупами - это не только табу, призванное сохранять в неприкосновенности границу между живыми и мертвыми, но также - один из мифологически легитимизированных способов эту границу пересекать, обеспечивая тем самым единство и взаимодействие миров.

Вновь и вновь в мифах разных народов мы встречаем фигуру Великой Матери, которая является нам под разными именами - Изида, Иштар, Кали, - но которая всегда символизирует существование в целом. Великая Мать - прародительница, кормилица и защитница, но вместе с тем - безжалостная разрушительница и погубительница людей и миров. Эти две ее важнейшие ипостаси нераздельно связаны, и благодаря этой связи жизнь и смерть бесконечно перетекают друг в друга. Не важно, идет ли речь о реинкарнации или воскресении - смерть оказывается лишь частным моментом в цепи метаморфоз, а любовь - связующим звеном этой цепи.

Приведем лишь один пример. Изида, египетская манифестация Великой Матери, супруга Осириса, воскресила своего возлюбленного, которого коварный Сет убил и расчленил на части, спрятав их в различных частях долины Нила. Собрав труп по частям, с помощью бога Тота Изида оживила его и, тайным заклинанием пробудив у него эрекцию, совокупилась с ним. От этого совокупления родился Гор, от которого затем произошли все династии египетских фараонов. Египетская цивилизация, одна из древнейших в мире, оказывается, таким образом, некрофильской не только по сути, из-за доминирования культа мертвых, но и в своих мифологических истоках. Геродот в своих "Историях" говорит, что знатные египтяне передавали бальзамировщикам тела своих умерших жен и дочерей лишь спустя три или четыре дня после их смерти, так как боялись, что бальзамировщики будут совокупляться со свежими трупами.

Герой романа Витткоп, выстраивающий историко-литературную традицию некрофильской любви, цитирует этот "самый древний комментарий из многих, рассеянных в человеческих летописях, говорящий о той безобидной страсти, которую иные именуют извращением", со знанием дела замечая: "Но сколько наивности в этих "трех или четырех днях"!"

Однако вернемся в нашу эпоху. В современных пособиях по сексологии некрофилию обычно трактуют как одну из разновидностей сексуальных девиаций (парафилий), связанных с отклонениями в отношении объекта влечения. Некрофилия, таким образом, ставится в ряд с такими явлениями, как педофилия, геронтофилия, зоофилия, фетишизм, трансвестизм, транссексуализм, инцест, нарциссизм, пигмалионизм и т. д. "Толковый словарь сексологических терминов и понятий" определяет парафилии как "сексуально-эротические нарушения, при которых половое возбуждение или оргазм достигается с помощью атипичных или культурно-запрещённых действий". Наиболее распространенные формы проявления девиаций - сексуальные фантазии, ролевые игры и другие виды символического замещения, а также спорадическая реализация соответствующих влечений.

Тогда же, когда нестандартная направленность полового влечения приобретает навязчивый, принудительный характер и исключает любые конвенциональные формы достижения сексуального удовлетворения, она рассматривается уже не как девиация (отклонение), а как перверсия (извращение). Вариации здесь становятся темой, фантазм - реальностью, черта характера - судьбой.

Различие между девиацией и перверсией только в степени. Разграничить их друг от друга зачастую нелегко, поскольку существует широкая шкала переходов от одного к другому. Но, говоря о некрофилии, кажется возможным утверждать, что во многих случаях, где эротическое или сексуальное удовольствие происходит при помощи манипуляций с трупом, в непосредственной близости от трупа или сопровождается фантазиями о трупах, элемент собственно некрофилии играет второстепенную или вспомогательную роль.

Например, изучение дел серийных маньяков показывает, что удовольствие от акта убийства зачастую для них не менее значимо, чем удовольствие, получаемое от последующего акта некрофилии. В случае некросадизма сексуальное влечение к трупам оказывается второстепенным, на первый план выходит навязчивое желание увечить и расчленять мертвые тела.

Классическим примером может служить случай сержанта Бертрана, описанный Краффт-Эбингом и другими исследователями. В отличие от некрофилов дегенеративного типа, это был образованный, светский, любезный человек. Однако образование не помешало ему голыми руками выкапывать трупы на кладбищах Пер-Лашез и Монпарнас, совокупляться с ними, а затем резать, рубить и рвать зубами на куски. В 1849 году его поймали. Хотя он был признан виновным в осквернении пятнадцати трупов, его приговорили лишь к году тюрьмы. На суде он заявил, что не стал бы выкапывать трупы лишь затем, чтобы их насиловать. Он признался также, что мастурбировать начал с трех лет и с раннего детства получал сексуальное удовольствие, терзая животных и воображая сцены пыток. Тяга к разрушению и расчленению мертвых тел в случае Франсуа Бертрана была не менее сильной, чем эротический импульс.

Вместе с тем, такие культурно узаконенные практики, как почитание могил предков или поклонение мощам святых, также содержат в себе некрофильские тенденции - в качестве периферийного или символического элемента. Последние примеры могут быть отнесены к некрофилии лишь в самом широком, философском смысле.

Философская концепция некрофилии разрабатывалась в трудах Эриха Фромма, представителя гуманистически ориентированного психоанализа. В своей статье "Адольф Гитлер: Клинический случай некрофилии", вошедшей в его книгу "Анатомия человеческой деструктивности", он дает следующее описательное определение: "Некрофилия в характерологическом смысле может быть описана как страстное влечение ко всему мертвому, разлагающемуся, гниющему, нездоровому. Это страсть делать живое неживым, разрушать во имя одного лишь разрушения. Это повышенный интерес ко всему механическому. Это стремление расчленять живые структуры". Некрофилия, как любовь к мертвому, застывшему, распадающемуся противопоставляется Фроммом биофилии как любви к живому, творческому, развивающемуся. Такое понимание некрофилии позволяет преодолеть ограниченность медицинско-уголовного подхода и привлечь к анализу этого феномена разнообразный культурно-психологический материал. В то же время столь расширительная трактовка может вести к размыванию границ понятия. Поэтому следует по возможности четко разграничивать употребления термина "некрофилия" в буквальном, клиническом смысле, с одной стороны, и переносном, символическом смысле - с другой. (Хотя иногда эти смыслы и оказываются настолько тесно переплетены, что отличить, где кончается одно и начинается другое, почти невозможно.)

Многообразие некрофилического опыта можно попытаться классифицировать, оценивая различные проявления некрофилии по следующим критериям: "сильные - слабые" (девиация или перверсия), "чистые - смешанные" (влечение к трупам per se, с одной стороны, и вампиризм, каннибализм, копрофагия, некросадизм и т. п. - с другой), "реальные - символические" (половые сношения с трупами - тяга к мертвому в широком смысле).

Роман Витткоп примечателен прежде всего тем, что в нем, возможно, впервые в мировой литературе мы находим подробное изображение некрофилии в ее "ядерной" форме - сильной, чистой и реальной (хотя и с различными символическими проекциями). Жанровая форма интимного дневника позволила автору соединить почти клиническую строгость с лирической выразительностью, показать психику некрофила изнутри - в ее становлении и конечной деградации - избежав при этом внешних оценок и поверхностного морализаторства.

Насколько типичен случай, описанный в романе? Принято считать, что некрофилия - явление крайне редкое. Однако, простой поиск по ключевому слову в базе данных по СМИ или в интернете способны поколебать это убеждение. Приведем выборку из российской прессы за несколько месяцев 2002 года.

11 апреля 2002 г. Мужчина, несколько дней назад задержанный по подозрению в убийстве 30-летней женщины, изобличен еще в одном преступлении. Находясь в гостях у 24-летней жительницы Тихвина (Ленинградская обл.), мужчина с целью удовлетворения своих сексуальных потребностей задушил несчастную, после чего надругался над трупом.

15 марта 2002 г. В следственном изоляторе Перми покончил с собой 23-летний маньяк, на счету которого пять убитых женщин. В 1999-2001 годах Александр Лобанов нападал со скальпелем на знакомых женщин прямо на улице или приводил к себе домой и убивал ножом. Психиатрическая экспертиза показала, что убийца был склонен к садизму и некрофилии. В декабре 2001 года Пермский облсуд приговорил маньяка к пожизненному заключению. Не дождавшись вступления приговора в законную силу, Лобанов повесился.

15 мая 2002 г. В Омском областном суде закончились слушания по делу К. Емельянова, 1983 года рождения, которому органами предварительного следствия было предъявлено обвинение в совершение нескольких особо тяжких преступлений, в том числе насильственных действий сексуального характера, двух убийств и надругательства над телами погибших. Суд приговорил К. Емельянова к 18 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

16 мая 2002 г. В Долгопрудном арестован некрофил. Праздник Победы в подмосковном городе Долгопрудный был омрачен страшной трагедией. Вечером 10 мая здесь была зверски убита и изнасилована 12-летняя школьница. Рецидивист заметил школьницу еще у больницы, по дороге спросил у нее закурить, терпеливо шел следом. У гаражей он набросился на жертву, схватил за горло. Когда девочка стала кричать, уголовник нанес ей три удара ножом. Метил в сердце, но не попал...и изнасиловал бездыханное тело.

7 июня 2002 г. В Алексине пойман некрофил. Работник морга надругался над трупом женщины и отрезал ей груди. Уголовное дело возбуждено по статье 244, часть первая - надругательство над телами умерших и местами их захоронения. Максимальное наказание - арест сроком до трех месяцев.

22 июня 2002 г. Хмельницк: задержан 17-летний убийца-некрофил. 24-летняя девушка ушла с подружкой на свадьбу и не вернулась. Обнаженное тело пропавшей вскоре было найдено в кустах в нескольких метрах от местного клуба, где играли свадьбу. Эксперты установили, что во время празднования девушка была задушена, а затем изнасилована уже мертвой. 17-летний житель соседнего района, задержанный по подозрению в убийстве, не отрицал своего знакомства с погибшей, но в убийстве не сознавался. Но под давлением неопровержимых доказательств, в том числе ран на собственном теле и следов на одежде, в конце концов признал свою вину.

Заметим, что в заголовки новостей попадают преимущественно те случаи, где некрофильские действия связаны с убийством или садистским надругательством на трупами. Проявления "тихой" некрофилии остаются обычно вне поля зрения правоохранительных органов и журналистов. Поскольку некрофилы предпочитают действовать тайно и свои занятия не афишируют, большинство актов некрофилии никак не фиксируется и достоверной статистики здесь не существует.

Тем не менее можно попытаться набросать обобщенный портрет некрофила. Американские ученые Розман и Резник, в своем исследовании, опубликованном в 1989 году, выделяют три типа "истинной" некрофилии: 1) некрофильское убийство - убийство с целью получения трупа; 2) обычная некрофилия - использование трупов уже мертвых людей для получения сексуального удовольствия; 3) некрофильские фантазии - представление актов некрофилии без их реального осуществления. Проанализировав 122 случая некрофилии, они обнаружили, что бoльшая часть некрофилов относятся ко второй категории.

Вопреки расхожему мнению, большинство некрофилов гетеросексуальны, хотя около половины известных некрофилов, убивших свои жертвы, были гомосексуалистами. (Заметим в скобках, что зачастую, как это показано в романе Витткоп, пол объекта желания для некрофила безразличен.) Лишь в 60% случаев диагностировалось расстройство личности, в 10% - психоз. Среди некрофилов преобладают мужчины (предположительно до 90%), хотя и женщины здесь не исключение. В качестве примера назвовем Карен Гринли, которая в своем знаменитом интервью, опубликованном в книге "Апокалиптическая культура" под редакцией Адама Парафри, призналась, что имела половые контакты примерно с 40 свежими мужскими трупами, и Лейлу Венделл, главу "Американской ассоциации некрофилических исследований и просвещения", владелицу галереи "Вестгейт" в Нью-Орлеане, посвященную некромантическому искусству, которая именует себя некрофилом-оккультистом, предпочитает сухие останки и рассматривает секс с трупами как способ общения с Ангелом смерти Азраилом.

Самые распространенные среди некрофилов профессии так или иначе предполагают контакты с трупами. Санитар или врач в больнице, сотрудник морга, похоронного бюро или кладбища, священнослужитель, военный - таковы наиболее частотные занятия, которые выбирают себе некрофилы или которые выбирают их. К этому можно добавить, что, с точки зрения культурно-психологического подхода, некрофильские потенции присущи целому ряду профессий, связанных с консервацией, классификацией, расчленением на части и анализом. Не только мясник, анатом, таксидермист могут служить примерами "некрофильских" профессий, но также музейный работник, хранитель древностей, филолог-буквоед. (Впрочем, историко-филологические штудии в их лучших проявлениях сближаются не столько с некрофилией, сколько с некромантией - или "негромантией", как зачастую искажалось это слово в европейских языках - магическим "черным искусством" "пытания истины" с помощью "оживления" мертвых тел и вопрошания их неупокоенных душ.) К "некрофильским профессиям" можно отнести и те, которые связаны не столько с сохранением мертвого, сколько с манипуляцией живым: идеолог, политик, "политтехнолог". Всем этим "людям в черном" обыкновенно присуще то же чувство избранности и несколько циничное отношение к "обычной морали" (воспринимаемой ими как предрассудок), что и мясникам, патологоанатомам или могильщикам. Первые манипулируют живыми душами как последние - мертвыми телами. И те, и другие воспринимают мир как "мир объектов", в котором единственным субъектом являются они сами. Нарциссический субъект, испытывающий влечение к неодушевленным объектам и получающий удовольствие от манипуляции с ними - так в рабочем порядке можно определить метафизическую суть некрофилии. "Воистину, профессия антиквара есть почти идеальное состояние некрофила", - замечает герой романа Витткоп, и он знает, о чем говорит.

Психоанализ связывает происхождение феномена некрофилии с условиями пробуждения детской сексуальности, предполагающими фиксацию на мертвом или неподвижном теле, - например, когда ребенок спит с матерью и вожделеет к телу, охваченному сном, или когда первый оргазм происходит вблизи трупа или при мыслях о нем. (Заметим в скобках, что в романе Витткоп эти условия объединяются в рамках одной ситуации, тем самым взаимно усиливая друг друга. Мотивировка развития некрофилии здесь вполне психоаналитическая.) Трансперсональная психология идет еще глубже и относит формирование некрофильских тенденций в психике к дородовому периоду (так называемая "третья перинатальная матрица", по С. Грофу). Однако наиболее распространенный мотив, на который указывают психологи, относится к сфере межличностных отношений и состоит в стремлении обрести пассивного, несопротивляющегося, неотвергающего партнера. Страх быть отвергнутым или покинутым закономерно приводит к попыткам так или иначе удержать возлюбленного. Эти человеческие, слишком человеческие чувства при определенных условиях могут вести к тому, что мертвый объект оказывается предпочтительней живого субъекта. Труп не имеет сознания и воли, он не способен нанести урона твоему самолюбию или порвать отношения, поскольку находится всецело в твоей власти. Труп оказывается идеальным объектом привязанности и любви. (Экстраполируя эту ситуацию на реалии современного мира, в котором человеческое существо все более превращается в киборга - интерфейс между природой, социумом и технологией, - можно увидеть, что преимущества трупа перед живым партнером подобны преимуществам "виртуальной реальности" перед реальным миром: полная податливость, возможность абсолютного контроля и произвольных манипуляций. И труп, и компьютер - своего рода "магический кристалл", преображающий мир в череду отражений того, кто в него смотрит, исключая всякую потребность в Другом. Утонуть в этих отражениях, как мы знаем, легко.)

Приведем одну достаточно типичную историю.

Деннис Нильсен жил в Лондоне и знакомился со своими жертвами в пабах. Как выражается Брайан Мастерс, автор подробной биографии Нильсена, он "убивал ради компании". Еще в юности он испытывал эротическое влечение к смерти. Случалось, что часами он лежал перед зеркалом, притворяясь мертвым и подглядывая сквозь прикрытые веки на свой трупный образ. Пассивность, незащищенность пробуждала в нем сильнейшее желание. Своих немногочисленных любовников (Нильсен был гомосексуалистом) он вовлекал в эротические игры по мотивам своих фантазий. Однако вскоре дело приняло более серьезный поворот.
Первое убийство Нильсен совершил в 1978 году. Охваченный жаждой полного обладания, он задушил шарфом едва знакомого человека и получил от этого неведомое прежде удовольствие. Испытав оргазм с трупом, он стал искать способы повторить этот опыт.
Его действия строились по одной и той же схеме. Он приглашал случайных знакомых в свой дом, душил их, обмывал мертвые тела, клал их к себе в постель, обычно предпринимал попытки сексуального контакта, а в конце концов разрубал трупы на части и прятал в разных местах своей квартиры. Особенно он любил первую ночь, которую он проводил в постели с трупами - до того, как они начинали разлагаться и источать специфический запах. Нильсена приводил в восторг тот факт, что они не могут встать и уйти. Это означало, что его власть над ними была абсолютной.
После омовения трупов он порою сам принимал ванну в той же воде, а потом решал, что с ними сделать: уложить в кровать, усадить в кресло или порубить на куски и разбросать вокруг. Работая мясником, Нильсен набрался необходимого опыта: он с легкостью расчленял тела, а плоть от костей отделял с помощью вываривания. Все это было для него актом любви - последним, доступным для его жертв. Эта мысль приносила ему громадное удовлетворение.
Обычно он спускал останки в унитаз, что, в конечном счете, его и погубило. Когда в 1983 году в доме засорилась канализация, расследование привело в квартиру Нильсена, и он без колебаний показал полиции чулан, где хранились расчлененные останки двух мужских трупов. Еще одно туловище и множество костей было обнаружено в шкафу. Нильсена арестовали. Он признался, что убил 15 мужчин за пять лет, отчасти потому, что не хотел отпускать из своей квартиры, боясь одиночества, а отчасти потому, что это ему просто нравилось. Сидя в тюрьме, он рисовал трупы и разрозненные части тел.

Подобный комплекс мотивов - привязанность, боязнь одиночества, страх быть высмеянным (например, из-за импотенции), социальная неприспособленность, желание полной власти над партнером - обнаруживается у подавляющего большинства "любителей трупов". Для многих некрофилов характерна фиксация на образе умершей матери или возлюбленной. Иногда половые сношения с трупами сопровождаются каннибализмом (который можно рассматривать как стремление еще теснее соединиться с трупом - не только проникнуть в него, но и включить в состав собственного тела). В ряде случаев, но далеко не всегда, некрофилия связывается с оккультными представлениями. Что касается психического состояния, некоторые некрофилы в последствии были признаны невменяемыми, другие - психически здоровыми.

Приведем в кратком изложении еще несколько реальных случаев некрофилии.

Альберт Гамильтон Фиш - бродяга, детоубийца и каннибал, в 1927 году убил и съел четырехлетнего Билли Гаффни, а год спустя - одиннадцатилетнюю Грейс Будд. В 1930 году был арестован за бродяжничество и рассылку "писем непристойного содержания". В одном из таких писем, адресованном миссис Будд, Фиш подробно описывал, как он убил и съел ее дочку. Он наслаждался, вспоминая о своем преступлении и фантазируя о других. Возможно, впрочем, что хотел утешить мать своей последней фразой: "Я не изнасиловал ее, хотя мог бы, если бы хотел. Она умерла девственницей". (Позже он признался психиатру, что это неправда.) В другом письме он подробно описывал, как готовил тело Билли Гаффни. Он не был похож на сумасшедшего, хотя немногие психиатры полагали, что этот человек нормален - человек, евший человеческую плоть и экскременты, пивший человеческую мочу и кровь, втыкавший одновременно двадцать семь иголок себе в гениталии, поджигавший пропитанную бензином вату у себя в заднем проходе, чтобы испытать оргазм, постоянно молившийся и без конца повторяющий: "Я Иисус! Я Иисус!" Фиш был казнен в 1936 году в тюрьме Синг-Синг в возрасте 66 лет.

Пятидесятилетний клерк Джон Реджинальд Холлидей Кристи признался в убийстве своей жены, соседки по дому, а также нескольких случайных женщин, тела которых были обнаружены под полом его бывшей квартиры и в саду около дома. Он сказал, что убивал женщин с помощью баллончика для ингаляций, в которые он закачивал бытовой газ. Когда женщины умирали, он насиловал их тела. Как было сказано в газетном отчете: "Этот отвратительный развратник, собиравший старые жестянки от табака, не мог совокупляться с живыми женщинами". Казнен в 1957 году.

Эд Гин, кроткий фермер из поселка Плейнфилд, штат Висконсин - пожалуй, самый известный некрофил XX века. Хотя он и убил по крайней мере двух женщин (обе внешне были похожи на его покойную мать), в целом он относится, скорее, к разряду "тихих" некрофилов, поскольку обычно выкапывал женские трупы на кладбище. Гин родился в 1907 году и жил на ферме со своей матерью и братом. Его брат Генри погиб в 1944 году (по одной из версий, его застрелил сам Эд), а его мать скончалась годом позже. Эд был очень сильно эмоционально привязан к матери, несмотря на то, что она его без конца тиранила и, будучи ярой пуританкой, внушала, что секс - это грязь и грех. В наследство Эду остался громадный дом, который вскоре он превратил в "Дом ужасов". Получая федеральное пособие, Эд имел необходимый досуг, чтобы заниматься тем, что его более всего интересовало. А интересовала его прежде всего анатомия женского тела, особенно интимных его частей. Поначалу он удовлетворял свой интерес, изучая медицинские энциклопедии и учебники по анатомии. Другим источником его познаний являлись дешевые романы ужасов и порнографические журналы. Помимо анатомии его живо интересовали зверства нацистов во Второй мировой войне и особенно медицинские эксперименты над евреями в концентрационных лагерях. Вскоре он перешел от теории к практике и стал выкапывать женские трупы на кладбищах. Первой была его мать, за ней последовали другие. "Старикашка Эдди", как его звали в поселке, научился искусно анатомировать трупы и использовать их части в своем хозяйстве. Когда его арестовали, помимо висящего на крюке обезглавленного и выпотрошенного тела Бернис Уорден, пропавшей 16 ноября 1957 года, полиция обнаружила в его холостяцком жилище и другие шокирующие вещи. Голову, висящую на стене, словно охотничий трофей, а рядом с ней - девять масок из освежеванных человеческих лиц. Коврик из кожи, содранной с женского торса; абажур из человеческой кожи и стул, обитый ею же, с ножками из берцовых костей. Две миски для супа и четыре набалдашника для прикроватных столбиков, сделанные из человеческих черепов. Коробку с засоленными женскими носами, и еще одну, наполненную женскими половыми органами. Ремень из женских сосков; парик с длинными черными волосами, представлявший собою женский скальп, а также особый костюм, состоявший из жилета с грудями, наколенников, сшитых из женской кожи и прикрепляющихся к трусикам женских гениталий. Гин позже признался, что получал неописуемое удовольствие, облачаясь в эти и другие одеяния из человеческой кожи, танцуя и скача по дому и представляя себя собственной матерью. В общей сложности в доме Гина нашли разрозненные останки примерно 15 женских тел. Холодильник был наполнен человеческими останками, а на тарелке лежало недоеденное сердце Бернис Уорден.
Проведя десять лет в психиатрической больнице, Гин предстал перед судом. Он был признан виновным, но уголовно ненаказуемым по причине невменяемости. О нем отзывались как о примерном пациенте - скромном, кротком и вежливом. Эд Гин скончался в 1984 году от остановки сердца, вызванной респираторным заболеванием, в палате для престарелых.
Однако уже при жизни Гин обрел вторую и гораздо более долгую жизнь, став архетипом массовой культуры. Роберт Блох сделал его прототипом Нормана Бейтса в своей повести "Психо". В 1960 году Альфред Хичкок сделал из этого дешевого "чиллера" шедевр кинематографии. Этот фильм открыл новую эру в развитии жанра ужаса и оказал громадное влияние на конструирование образов маньяков во многих последующих художественных произведениях, как в кино, так и в литературе. За оригинальным "Психо" последовал ряд римейков (1983, 1986, 1990, 1998) и подражаний. В 1967 году на экраны вышел фильм Родди Макдауэлла "Оно" (It), в котором герой ведет беседы с разложившимся трупом своей матери, который он держит дома в постели. В 1974 году появляются сразу два фильма, вдохновленные образом Гина/Бейтса - "Ненормальный" (Deranged) Джефа Гиллена и Алана Ормсби и "Техасская резня бензопилой" Тоба Хупера. Последний из этих двух фильмов стал классикой независимого кино и, в свою очередь, спровоцировал волну римейков и подражаний. Хотя фильм не воспроизводит историю Гина буквально, ужасный дом, наполненный изделиями из человеческих останков, и персонаж по имени Кожаное лицо (Leatherface), который подвешивает своих жертв живьем на мясницкий крюк и носит на лице маску из человеческой кожи, явно отсылают к деяниям Плейнсфилдского маньяка, рассказы о котором потрясли Хупера в детстве. В фильме "Не входи в этот дом" (1980) Джозефа Эллисона персонаж по имени Донни хранит в квартире труп своей матери. При жизни она имела обыкновение жечь ему руку огнем, если он "плохо себя вел". Верный ее благочестивому воспитанию, Донни не может придумать ничего лучше, чем привести в дом девушку и зажарить ее заживо. Пристрастие Гейна облачаться в человеческую кожу нашло отражение в таких фильмах, как "Маньяк" (1980) Уильяма Ластига и в "Молчании ягнят" (1991) Джонатана Демма по роману Томаса Харриса. В "Молчании" Буффало Билл, одержимый идеей "превращения" и шьющий себе облачение из кожи женщин, имеет отчетливое родовое сходство со "старикашкой Эдди", как, впрочем, и ряд других персонажей последовавшего сериала про доктора Ганнибала Лектора. Наконец, нельзя не упомянуть о немецком режиссере Йорге Буттгерайте, который прямо называет себя "гинофилом" и который снял такие фильмы, как "Некромантик" (1988) и "Некромантик 2" (1991), ставшие своего рода макаберным манифестом некрофильского искусства. Единственным известным мне фильмом о некрофилии, избежавшим прямого влияния "Психо", является фильм Линн Стопкевич "Поцелованная" (1996) - возможно, потому, что и автор, и героиня фильма - женщины. В 2001 году биография Гина была экранизирована ("Эд Гин", режиссер Чак Парелло).

Еще один знаменитый некрофил, Джеффри Дамер, известный как "монстр-каннибал из Милуоки", убил 17 мужчин, прежде чем одной из его жертв удалось сбежать и донести полиции. Как и для Гейна, смерть для Дамера значила больше, чем жизнь. При обыске в его квартире в холодильнике были обнаружены человеческие головы, кишки, сердца и почки. Вокруг дома полиция нашла черепа, кости, гниющие останки, котелки с пятнами крови, а также несколько целых скелетов. В баке с кислотой обнаружили три туловища. Кроме того, были найдены бутылки с хлороформом, электрические тиски, бочонок с кислотой и формальдегид, а также многочисленные полароидные снимки, на которых Дамер запечатлевал мучения своих жертв. Он окружал себя частями своих жертв, составлял из них причудливые инсталляции, срезал лица убитых и делал из них маски, мечтал построить алтарь из черепов. Как отмечает один из комментаторов: "Это был долгосрочный план, единственный честолюбивый план его жизни". Одержимый идеей живой смерти, Дамер пытался создать зомби, который бы ему полностью подчинялся. Для этого он, приведя жертву в бессознательное состояние с помощью наркотиков, просверливал дыры в ее голове и впрыскивал туда кислоту или кипяток. Обычно жертвы умирали, но один из его подопытных действительно на какое-то время выжил и ходил по улицам. Судебный психиатр, занимавшийся Дамером, установил, что его некрофилия выросла из сексуального возбуждения, которое тот испытывал, рассматривая в детстве трупы животных, погибших под колесами машин. В 1991 году Дамер был арестован и год спустя казнен.

Не следует думать, однако, что случаи некрофилии наблюдаются только на Западе.

В России Андрей Чикатило, школьный учитель из Ростова, за 25 лет убил и изнасиловал по крайне мере 57 человек (мировой рекорд среди маньяков XX века). Его жертвы были как мужского, так и женского пола. Удовлетворив свою похоть, он обычно уродовал трупы и поедал части их тел. Считается, что на формирование его наклонностей оказали влияние такие факторы, как половая слабость, затруднявшая нормальные половые сношения (хотя у него была жена и двое детей), а также рассказы матери о каннибализме во время войны, которые он слышал в детстве. На суде Чикатилло разыгрывал сумасшедшего, но был признан вменяемым и в 1992 году расстрелян.

Другой русский серийный маньяк, некрофил и каннибал - Михаил Новоселов - убил и посмертно изнасиловал по крайней мере двадцать два человека - шестерых в Таджикистане и шестнадцать человек в различных городах России. Возраст его жертв составлял от 6 до 50 лет, среди них были и маленькие мальчики, и пожилые женщины. На допросе Новоселов откровенничал со следователем: "Труп - это те же самые "суточные щи". Чем больше лежит и "томится", тем лучше становится. Этого просто так не поймешь. Это надо попробовать". На вопрос, зачем он это делал, он ответил: "Я почему убивал? Не со зла ведь. Жизни половой хотел. А что мне делать, если у меня только с трупами получается?"

Далеко не всегда некрофилия связана с жестокостью. Во многих случаях мотивом совершения некрофильских действий является любовь и неспособность смириться с утратой любимого существа.

В 1994 г. в Бразилии, через несколько дней после помолвки Роберто Карлоса да Сильвы с Ракель Кристиной де Оливейрой, невеста упала с мотоцикла, который вел да Сильва, и погибла. Три месяца спустя, да Сильва выкопал из могилы свою покойную возлюбленную - и занимался с ней любовью. Местному новостному агентству он сказал: "Я был в отчаянии и нуждался в ней".

Впрочем, роман Витткоп - не заурядная уголовная хроника, а художественное произведение - настолько же блестящее по форме, насколько ужасное по содержанию. И как любое литературное произведение, оно может быть вписано в определенную традицию.

Разумеется, некрофильческие мотивы можно отыскать в литературе и до Витткоп. Не углубляясь в эту тему, лишь укажем на их присутствие в произведении таких авторов, как де Сад, По, Гейне и Бодлер (по крайней мере, первые два автора из этого списка цитируются в тексте романа). В русской литературе XIX века некрофильские тенденции обнаруживаются, к примеру, у таких писателей, как Лермонтов и Гоголь. Последнего В. В. Розанов прямо называл некрофилом, способным воспринять женскую красоту только тогда, когда женщина оказывается в гробу. Подобную склонность строить сюжеты так, что героиня непременно должна умереть, чтобы стать поистине любимой, отмечает у Лермонтова протагонист повести Олега Постнова "Антиквар". Заменим, что имя героя "Некрофила" - Люсьен - скрытая аллюзия на миф о Люцифере. Архетипическая основа "Некрофила" и лермонтовского "Демона", таким образом, одна и та же. Думается, что тщательный анализ литературы романтического склада (включая сюда пред- и постромантизм) мог бы выявить целый пласт образов и идей, прямо или косвенно отсылающих к структурам некрофилического опыта. Топосы ночи, смерти, кладбища, гробокопания, анатомических штудий, живой смерти, мертвой невесты, свадьбы с покойником, любви до гроба и за гробом; так же как тема поиска объекта идеальной любви (или идеального объекта любви), который неподвластен превратностям времени и который воплощается либо в произведении искусства (статуя, портрет), либо в образе умершей возлюбленной, - для литературы, сосредоточенной на внутреннем мире человека и глубинах его души, - предметы весьма обычные.

Повесть Постнова написана под прямым влиянием "Некрофила" Витткоп. Собственно, и заглавие, и профессия персонажа с первых же строк увязаны Постновым с "Дневником Некрофила". Однако трактовка причин некрофилии здесь другая. Если у Витткоп корни сексуального влечения к трупам отыскиваются в детских переживаниях героя, то у Постнова некрофильский эксцесс на первый взгляд ничем, кроме влюбленности в еще живую девушку, не мотивирован. Однако в дальнейшей рефлексии героя причины навязчивого влечения к мертвым телам (некрофилия) и вещам (антиквариат) отыскиваются в нивелировке духовных и материальных ценностей, начавшейся еще в эпоху Реформации и достигшей предельного выражения в наше время. Труп и артефакты прошлого оказываются в этой ситуации явлениями более ценными, аутентичными и индивидуализированными, чем обезличенные тела и вещи современности. Отсюда вытекает второе различие. Если для Витткоп некрофилия - это некоторая культурно-психологическая универсалия, то Постнов склонен объяснять этот феномен исторически. Впрочем, дело лишь в расстановке акцентов; в обоих случаях речь идет о взаимодействии природного и социального, человеческой страсти и внешних по отношению к человеку обстоятельствах.

Интерес к трупам может мотивироваться и иначе. Например, в творчестве Андрея Платонова (на которого, как и на многих других писателей 20-30-х годов XIX века, большое влияние оказало учение Николая Федорова о физическом воскрешении мертвых в будущем), труп обычно - не столько предмет романтических чувств, сколько вещь, таящая в себе загадку жизни, разгадать которую его герои пытаются естественно-научными методами. У Юрия Мамлеева труп - тоже тайна, но уже не научная, а метафизическая. Методы проникновения в эту "последнюю тайну" часто оказываются сексуальными. "Смерть", "труп" и другие слова сходной семантики -у Мамлеева ключевые. Так, в романе Мамлеева "Шатуны", написанном за несколько лет до "Некрофила" Витткоп (в 1966-1968 годах) мы встречаем целую галерею персонажей одержимых интересом к смерти, а также ряд откровенных некрофильских сцен.

Федор между тем искал Лидину гибель; внутреннее он чувствовал, что она близка; он задыхался в неистовом ознобе, нащупывая ее как крот; глядел в истлевающее лицо Лидиньки и держался, чтоб кончить в тот момент, когда она умрет, на грань между смертью и жизнью.
Лидинька ничего не понимала; ее трясло от прыгающей бессмыслицы...
- Ретив, ретив, Фединька... Полетим, полетим с тобою... Из трубы, - пискнула она.
Вдруг что-то рухнуло в ее груди и она разом осознала, что умирает. Она замерла, глаза ее застыли в безмолвном вопросе пред пустотой.
Теперь уже только слабая тень сексуальной помоечности мелькала в них.
Федор понял, что конец близок; чуть откинув голову, неподвижно глядя ей в глаза, он стал мертвенно душить ее тело, давить на сердце - чтоб ускорить приход желанного мига. "Помочь ей надо, помочь", - бормотал он про себя.
- Заласкал... Навек, - слабо метнулось на дне ума Лидиньки.
И вдруг все исчезло, кроме одного остановившегося, жуткого вопроса в ее глазах: "Что со мной?.. Что будет?". Федор сделал усилие, точно пытаясь выдавить наружу этот вопрос, этот последний остаток идеи.
И увидел, как ее глаза вдруг закатились и Лидинька, дернувшись, издала смрадный хрип, который дошел до ее нежных, точно усеянных невидимыми цветами губ.
В этот миг Федор кончил...

Конечно, говорить о влиянии Мамлеева на Витткоп не приходится: читать его она никак не могла; "Шатуны" и другие произведения Мамлеева стали переводиться на французский и другие европейские языки значительно позже. Еще более существенно принципиальное различие в подходе и стиле: метафизический гротеск Мамлеева и экстремальный психологический реализм Витткоп взаимно неконвертируемы.

Рискну утверждать, что у Витткоп нет непосредственных литературных предшественников. Аллюзии и цитаты, отсылающие к некрофильским "текстам культуры", содержащиеся в романе показывают, что автор и его персонаж сознательно конструируют "линию преемственности" некрофильской традиции. Кажется все же, что действительные источники романа следует искать в другом месте.

Мы не можем доказать или опровергнуть наличие реальной жизненной истории, предположительно легшей в основу романа. Мы не знаем, кто такой К. Д., которому посвящен роман и который с помощью различных художественных приемов отождествляется с автором "дневника некрофила", составляющего текст романа. Оба уподобляются Нарциссу, "утонувшему в своем отражении"; оба связаны с Габриель, которая, с одной стороны, является реальным автором текста, а с другой - его эпизодическим персонажем, соседкой повествователя, которую тот сладострастно представляет повешенной.

Стилистически роман ближе всего не к произведениям По и уж, конечно же, не де Сада (хотя Витткоп в одном из своих интервью и ссылается на его "120 дней Содома" как на источник своего вдохновения). Искренность и откровенность описаний, а также нежное отношение к мертвым возлюбленным приводит на память показания другого некрофила - Виктора Ардиссона, случай которого подробно описан в научной литературе (см., например: Р. Вилленев "Оборотни и вампиры"). Приведу отрывок из исповеди Ардиссона, предоставив читателю самостоятельно сопоставить ее стиль и тон с текстом романа Витткоп.

Я выкопал тело девочки, которое вы нашли в моем доме, на следующей день после ее похорон. 12 сентября 1901 года, после полуночи, я открыл гроб, скрепленный двумя штырями, потом, после того, как я извлек тело, я закрыл гроб и снова закопал его в землю. Вернувшись домой, я положил труп на солому, где вы его и нашли. Затем я предался постыдным действиям с нею. Всякий раз, когда я спал с нею, я удовлетворял свою похоть. Я всегда занимался этим в одиночестве, и мой отец ничего не знал об этих вещах. Чтобы пробраться на кладбище, я перелезал через северную стену, и поступал так же, когда мне нужно было уйти. Некоторое время назад, я услышал, что одна девушка, которую я приметил раньше, серьезно больна. Я был рад услышать это, и пообещал себе, что совокуплюсь с ее трупом. Мне пришлось терпеливо ждать несколько дней. Каждый день и каждую ночь я предавался фантазиям о ней, и это неизменно вызывало у меня эрекцию. Когда она умерла, я решил откопать ее тело на следующую ночь после похорон. Я пришел на кладбище в восемь часов вечера. Мне понадобилось некоторое время, чтобы выкопать труп. Обнажив ее, я стал ее целовать и ласкать. Я заметил, что на ее лобке нет волос и что у нее маленькая грудь. Я удовлетворил свои побуждения на этом трупе, после чего решил отнести его домой. Я не думал об опасностях, которые мне грозили. Была почти полночь, когда я покинул кладбище, неся тело левой рукой и прижимая ее к своему лицу правой. По дороге домой я целовал свою ношу и говорил ей: "Я несу тебя назад домой, тебе будет хорошо, я не причиню тебе зла". По счастью мне никто не встретился. Вернувшись домой, я лег рядом с трупом, говоря ей: "Я люблю тебя, милая". Спал я хорошо. Проснувшись утром, я снова удовлетворил свою похоть и, прежде чем уйти, сказал ей: "Я иду на работу, я скоро вернусь. Если ты хочешь чего-нибудь поесть, скажи". Она не ответила, и я догадался, что она не голодна. Я даже сказал ей: "Если ты хочешь пить, я принесу тебе воды". В течение дня, пока я работал, я предавался фантазиям об этой девочке. В полдень я вернулся, чтобы ее повидать, и спросил ее, тосковала ли она обо мне. Утром я пришел к ней снова. До того, как меня арестовали, я проводил все свои ночи с нею, и каждую ночь удовлетворял свою похоть. За это время никакие другие девушки не умерли. Если бы умерла еще какая-нибудь девушка, я и ее принес бы домой, положил бы ее рядом с первой и ласкал бы их обеих. Но я не забывал и отрубленную голову (13-летней девочки, которую Ардиссон называл "своей маленькой невестой" - Е. Г.) и время от времени целовал и ее.

Конечно, Виктор Ардиссон, в отличие от Люсьена Н., антиквара-некрофила, был человеком бедным, необразованным и, по заключению врачей, слабоумным. Однако так же, как и Люсьен, он действительно любил тех девушек и женщин, которых выкапывал на кладбище, мыл, наряжал, относился к ним нежно и ласково и плакал, когда наступало время с ними расставаться, потому что их трупы приходили в негодность.

Роман Габриель Витткоп - не о некрофилии, понимаемой в узком смысле как некоторое, довольно редко встречающееся извращение. Во всяком случае, не только о ней. Прежде всего, это роман о любви.

"Конечно, я любил ее... Если только я имею право употреблять это слово, ибо некрофил, каким он предстает в неверных образах народного сознания, очевидно, такого права не имеет", - пишет Люсьен Н. "Это роман о любви, разумеется, меланхоличный, - ибо хороший роман о любви не может быть слишком веселым - но, в целом, о любви вечной, поскольку любовь принимает множество форм, но некрофильская любовь - не что иное, как одна из форм вечной любви", - говорит Габриель Витткоп в интервью журналу "Ле тан де ливр".

Любовь эта трагична, поскольку обречена быть временной. Трагизм человеческого существования состоит в том, что хотя люди, в отличие от других живых существ, и осознают факт смерти, это осознание не избавляет их от подвластности ей. Они жаждут вечной жизни и вечной любви, но это стремление оказывается тщетным. Живые, которых мы любим, как и трупы, приходят в негодность - стареют, "портятся", умирают. Кончается любовь и кончается жизнь, и нет ничего вечного.

Некрофилия - страсть к небытию, которому приписываются качества бытия. Или иначе - абсурдный бунт против конечности человеческого существования. Или, еще иначе, - отражение состояния неведения, невидения реальности как она есть, которое вновь и вновь ввергает человеческие существа в бесконечно повторяющиеся циклы страдания. Это также роман о судьбе, о силах, которые выше нас. Случайное стечение обстоятельств, породившее ассоциативную связь двух сильнейших переживаний - первого, еще детского оргазма и образа прекрасной мертвой женщины, женщины самой любимой и самой близкой (матери), включая сопутствующую обстановку (полумрак, свечи, запах шелкопряда), - уходя в прошлое, предопределяют будущее. Любовь, секс и труп образуют единый комплекс, задающий структуру личности и ее судьбу. Только любя трупы, некрофил обретает самого себя: "Я становлюсь другим человеком, одновременно чужим самому себе и более самим собой, чем когда-либо. Я перестаю быть уязвимым и несчастным, я становлюсь квинтэссенцией собственного существа, я выполняю задачу, к которой предназначен судьбой".

То, что нами движет, то, что определяет, кем мы станем и к чему придем, если будем следовать своей природе (а не следовать ей невозможно) - это и есть судьба. "Конфликт личной воли и сознательных устремлений человека с неподвластными ему силами, приводящий к печальным или катастрофическим результатам, пробуждающим сострадание или ужас" - таково определение трагедии. Открытый финал "Некрофила" не должен вводить в заблуждение. Настоящая трагедия всегда кончается смертью.




Осень 2002 года
Москва - Лондон




PS. Габриель Витткоп покончила с собой 22 декабря 2002 г. в возрасте 82 лет.




ЛИТЕРАТУРА:

Геродот. Истории в девяти томах / Перевод и примечания Г. А. Стратановского. М.: Науч. -изд. центр "Ладомир"; АСТ, 1999.
Гроф, С. За пределами мозга: Рождение, смерть и трансценденция в психотерапии / Пер. с англ. А. Андрианова, Л. Земской, Е. Смирновой. М., 1992.
Климова, М. Нравится - не нравится, спи, моя красавица! (http://users.kaluga.ru/kosmorama/klimova.html)
Мамлеев, Ю. Собрание сочинений. [РВБ] (http://www.rvb.ru/mamleev/contents.htm).
Меренков, С. [Рец. на фильм:] Nekromantik (1987). (http://www.gothic.ru/cinema/database/nekromantik.htm)
Постнов О. Г. Нетленные мощи и мертвые души: смерть в России // Традиция и литературный процесс. Новосибирск, 1999. С. 349-364.
Роуч, Т. Некоторые любят похолоднее // Полярная звезда. 2000. 18 окт. (http://www.zvezda.ru/2000/08/18/necro.shtml)
Улыбин, В. Смерть в погребальных обрядах на Руси от прославян до постсоветского периода: Историко-литературное исследование. СПб. : Кредит-Сервис, 1995.
Фидо, М. Хроника преступлений: Известные преступники XIX-XX вв. и их чудовищные злодеяния / Пер. с англ. П. В. Мельникова, Е. Ю. Павлюченко. М. : КРОН-ПРЕСС, 1997.
Фрейд, З. Тотем и табу. М. : АСТ, 1997.
Фромм, Э. Анатомия человеческой деструктивности. М. : Республика. 1994.
Aries, P. Western Attitudes Toward Death: From the Middle Ages to the Present. Baltimore, MD: Johns Hopkins University Press, 1974.
Barber, P. Vampires, Burial, and Death: Folklore and Reality. New Haven, CT: Yale University Press, 1988.
Belliotti, R. Good sex: Perspectives on Sexual Ethics. Lawrence: University Press of Kansas, 1993.
Bortnick, B. Deadly Urges. New York: Kensington, 1997.
Brierre de Boismont, A. J. Remarques medico-legales sur la perversion de l'instinct genesique // La Gazette medicale de Paris. 1849. P. 555-564.
Bullough, V. L. Sexual variance in society and history. Chicago: University of Chicago Press, 1976.
Burg, B. R. The Sick and the Dead: The Development of Psychological Theory on Necrophilia from Krafft-Ebing to the Present // Journal of the History of the Behavioral Sciences. 1982. Vol. 18, № 3. P. 242-254.
Christ, C. Painting the Dead: Portraiture and Necrophilia in Victorian Art and Poetry (Paper presented at the Death and representation, November 1988).
Claux, N. The vampire manifesto // Apocalypse culture II. Venice, CA: Feral House, 2000. P. 443-445.
Claux, N. Grave Robbery (http://www.mansonfamilypicnic.com/graver.htm)
Dansel, M. Le Sergent Bertrand: Portrait d'un necrophile heureux. Paris: Albin Michel, 1991.
De Gaudenzi, F. Nécropolis // G. Wittkop. Le Nécrophile. Paris: La Musardine, 1998. P. 99-158.
De River, J. P. The Sexual Criminal. Burbank, CA: Bloat Books, 1949.
Dijkstra, B. Idols of Perversity: Fantasies of Feminine Evil in Fin-de-Siècle Culture. New York: Oxford University Press, 1986.
Downing, L. M. Desire and Immobility: Situating Necrophilia in Nineteenth-Century French Literature. Ph. D. thesis, 1999.
Ellis, H. Sexual selection in man. Studies in the psychology of sex. New York: Random House, 1937. Vol. 1.
Epaulard, A. Vampirisme: Necrophilie, necrosadisme, necrophagie. Lyon: A. Storck, 1901.
Everitt, D. Human Monsters. New York: Contemporary Books, 1993.
The sexual imagination: From Acker to Zola. London: Jonathan Cape, 1993.
Giovannini, F. Necrocultura: Estetica e culture della morte nell'immaginario di massa. Rome: Castelvecchi, 1998.
Graf, E. C. Necrophilia and Materialist Thoughts in Jose Cadalso's Noches Lugubres: Romanticism's Anxious Adornment of Political Economy // Journal of Spanish Cultural Studies. 2001. Vol. 2, № 2. P. 211-230.
Harrison, B. Undying Love: The True Story of a Passion that Defied Death. New York: New Horizon Press, 1996.
Helmers, S. Tabu und Faszination: über die Ambivalenz der Einstellung zu Toten. Berlin: D. Reimer, 1989
Hennig, J. Morgue: Enquête sur le cadavre et ses usages. Paris: Editions Libres-Hallier, 1979.
Hensley, C. My Lips Pressed Against the Decay // Apocalypse culture II. Venice, CA: Feral House, 2000. P. 277-287.
Iverson, K. Death to Dust. Tucson, AZ: Galen Press Ltd., 1994.
Jaf, D. La perversion sexuelle: fetichisme, exhibitionnisme, masochisme, sadisme, necrophilie, vampirisme, bestialité. Libr. Medicales, 1905.
Jaffe, P. D. Necrophilia: Love at Last Sight (Paper presented at the European Association of Psychology and Law; Psychology and criminal justice, Budapest, August 1995).
Jantzen, G. M. Necrophilia and Natality: What Does It Mean to Be Religious? // Scottish Journal of Religious Studies. 1998. Vol. 19, № 1. P. 101-122.
Jentzen, J., G. Palermo, L. T. Johnson, K. C. Ho, K. A. Stormo, J. Teggatz. Destructive Hostility: The Jeffrey Dahmer Case. A Psychiatric and Forensic Study of a Serial Killer // American Journal of Forensic Medicine Pathology. 1994. Vol. 15, № 4, P. 283-294.
Jones, E. On the Nightmare. New York: Liveright, 1951.
King, G. Driven to Kill. New York: Pinnacle, 1993.
Krafft-Ebing, R. von. Psychopathia sexualis mit besonderer Berücksichtigung der kontraren Sexualempfindung: eine medizinisch-gerichtliche Studie für Arzte und Juristen. 14te Aufl. Stuttgart, 1912 (Repr. : München : Matthes & Seitz, 1993).
Kramer, L. After the Lovedeath: Sexual Violence and the Making of Culture. Berkeley: University of California Press, 1997
Lunier, L. J. Examen medico-legal d'un cas de monomanie instinctive: Affaire du sergent Bertrand // Annales Medico-Psychologiques. 1849. T. 2 (1). P. 351-379.
Masters, B. The Shrine of Jeffrey Dahmer. London: Coronet, 1993.
Masters, R. E. L., E. Lea, A. Edwardes. Perverse Crimes in History : Evolving Concepts of Sadism, Lust-Murder, and Necrophilia, from Ancient to Modern Times. New York: Julian Press, 1963.
Morton, J. The Unrepentant Necrophile: An Interview with Karen Greenlee // Apocalypse culture. New York: Amok. P. 27-34.
NecroErotica (http://home.earthlink. net/~john30/public.html/index.htm)
Newton, M. The Encyclopedia of Serial Killers. New York: Checkmark Books, 2000.
Nobus, D. Over my Dead Body: On the Histories and Cultures of Necrophilia // Inappropriate Relationships: The Unconventional, the Disapproved, and the Forbidden. Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum Associates, 2002. 171-189. (LEA's Series on Personal Relationships).
Norris, J. Jeffrey Dahmer. New York: Pinnacle, 1992.
Ochoa, T. T., C. N. Jones. Defiling the Dead: Necrophilia and the Law // Whittier Law Review. 1997. Vol. 18, № 3. 539-578.
Pirog, J. Ghoulish introspection. (http://home.earthlink. net/~john30/public.html/introspection.htm)
Pirog, J. Interview with a ghoul! (http://home.earthlink. net/~john30/public.html/nicointerview.htm)
Pirog, J. Westgate. The Azrael Project: Necrophonies, necrofrauds, and necrophobics of the worst kind (http://home.earthlink. net/~john30/public.html/westgate.htm)
Ramsland, K. Cemetery Stories. New York: HarperCollins, 2001.
Ramsland, K. Necrophiles (http://www.crimelibrary.com/criminology2/necrophiles/)
Roach, J. History, Memory, Necrophilia // The Ends of Performance. New York: New York University Press, 1996. P. 23-30.
Rob's Necrophilia Phantasy (http://www.burknet.com/robsfantasy/indexa.htm)
Rosario, V. A. The Erotic Imagination: French Histories of Perversity. New York: Oxford University Press, 1997.
Rosman, J. P., P. J. Resnick. Sexual Attraction to Corpses: A Psychiatric Review of Necrophilia // Bulletin of the American Academy of Psychiatry and the Law. 1989. Vol. 17, № 2. P. 153-163.
Schechter, H. Deviant: The Shocking True Story of Ed Gein, the Original "Psycho". New York: Pocket Books, 1989.
Schwartz, A. E. The Man Who Could Not Kill Enough: The Secret Murders of Milwaukee's Jeffrey Dahmer. New York: Birch Lane Press, 1992.
Settineri, S., M. R. Telarico. Necrophilia as Predisposing Factors of Suicidal Behaviour (Paper presented at the Suicidal behaviour and risk factors. Bologna, September 1990).
Spoerri, T. Nekrophilie: Strukturanalyse eines Falles. Basel, Switzerland: Karger, 1959.
Stekel, W., L. Brink. Sadism and Masochism: The Psychology of Hatred and Cruelty. New York: Liveright, 1929.
Theoderich and The Pixel Fairy. Sex Guide: Necrophilia for Boneheads (http://www.stickykeys.org/sexguides/necro/necro.html)
Tithecott, R. Of Men and Monsters: Jeffrey Dahmer and the Construction of the Serial Killer. Madison: The University of Wisconsin Press, 1997.
Von Hentig, H. Der Nekrotrope Mensch: Vom Totenglauben zur morbiden Totennahe. Stuttgart: F. Enke, 1964.
Westgate Necromantic - Azrael Gateway to the World (http://www.westgatenecromantic.com/)
Wilkins, R. The Beside Book of Death. New York: Citadel, 1990.
Zigarovich, J. Courting Death: Necrophilia in Samuel Richardson's Clarissa // Studies in the Novel. 2000. Vol. 32, № 2. P. 112-128.

Метки:  

Стихи о любви

Понедельник, 02 Марта 2009 г. 14:50 + в цитатник
Моя звезда
Смотри, как звезды в вышине
Светло горят тебе и мне.
Они не думают о нас,
Но светят нам в полночный час.
Прекрасен ими небосклон,
В них вечен свет и вечен сон.
И кто их видит - жизни рад,
Чужою жизнию богат.
Моя любовь, моя звезда,
Такой, как звезды, будь всегда.
Горя, ты думай обо мне,
И дай побыть мне в звездном сне.





Этюд
Блестит на ногах молодая роса,
И солнце на шее повисло,
Глаза засмотрелись опять в небеса,
Цветами рассыпались мысли.

Он есть далеко. Это вовсе не боль,
Не голос, дрожащий от ветра.
Но даже умножив все мысли на ноль,
Не хватит всего сантиметра.

И рдеет стремление мир расколоть
На вечное "было и будет",
Но только его ненасытная плоть
Меня на рассвете разбудит.

Меня не поймут. Это не про любовь,
Здесь чувства, увы, не уместны.
Мы в общем вагоне, где каждый готов,
Усесться в свободное кресло.

Прости за иронию, знаю, простишь,
Да только посмотришь печально,
А там за иконами стынет камыш
И манит сонетом венчальным.

Я знаю, я злая и так невзначай,
Ты просто уйдёшь по тропинке,
А я прошепчу еле слышно "Прощай"
И просто погасну в улыбке.





Я для тебя
Я Эльф с глазами цвета молодой листвы,
Я Птица, Я ближайшая подруга Ветра.
Дочь Солнца и сестра самой Луны...
В волне волос сияют самоцветы...
Я верю голосам зверей,
И разрешаю Ветру заплетать мне косы,
Я Муза сотням из твоих идей.
Со мной печали не приносит Осень.
Я - Солнышко, со мной всегда тепло,
Моя улыбка разгоняет тучи...
И для Тебя, Любимый, самый милый мой,
Я стану, непременно стану Лучше!!!




Свидание
Я пришла к тебе на свидание.
Не реальное - виртуальное...
О тебе мечтала и думала,
До утра почти не спала.
Да, мне нравятся эти строчечки,
Эти смайлики, многоточия,
Но пойми, мне ужасно хочется
Твоего живого тепла.
Чтоб друг другу на ушко шёпотом -
И от этого сердце топотом!
Чтоб, в глазах отразив желание,
Доверять рукам и губам.
Мне быть рядом с тобою хочется.
Я устала от одиночества...
Если ТУТ мы с тобою встретились,
Почему нам не встретится ТАМ?..

Цунами




Подарок
Я подарю тебе глоток ночной прохлады,
Я подарю тебе жары июльской свет,
Взамен ты награди меня улыбкой, взглядом
Они заменят мне твой ласковый ответ.

Я подарю тебе моих мечтаний сладость,
Я подарю тебе моих печалей грусть,
Своим прикосновеньем ты мне подаришь радость,
И сам тому не веришь, не веришь ну и пусть!




Она любила синий дождь
Она любила синий дождь,
А он любил любовь.
Она дарила ему ложь,
Растерзаную в кровь.
Она рыдала невпопад,
А он летел на свет.
И на губах остался вкус
Растаявших конфет.
Он понимал её слова,
И сам любовь сберёг,
Когда в руках её замёрз
Последний мотылёк.
Он не мечтал и не искал
В её глазах ответ.
У поцелуев снова вкус
Растаявших конфет...




День и ночь
Сегодня в полночь по часам
Я увидала чудо:
На темном бархате - луна,
И золотом блестит она,
А звезд хрустальных - груда!

Алмазной горсточкой повис
На небе Млечный Путь:
Сверкает, светится, блестит,
Сквозь шелка ночь в туман летит,
И не дает заснуть.

Но чудо вдруг истлело там,
Где был каменьев цвет,
И ровно в полдень по часам,
Вздымаясь дымкой к небесам,
Настал немой рассвет.

Он тихой розой на губах
Небесных отдыхал,
Цветы на тонких стебельках
Он красил, и на лепестках
От солнца блик играл.

И день и ночь - добро и зло -
И спорят в небесах,
Решить не могут ничего,
Они равны, что как и то:
Равна их красота…

Метки:  

Дух уклюж - и муж дюж! Общение с духами

Понедельник, 02 Марта 2009 г. 14:47 + в цитатник
Открывается "Школа ведьм"! Не пугайся: ведьма - не злая бабка с метлой, а, скорее, булгаковская Маргарита, владеющая тайнами любовной магии. Редакция "С.-И." отыскала "Книгу мироправления духов" - учебник XV века. Теперь ты сможешь пользоваться его магическими советами.

Сегодня попробуем заказать у духов мужчину своей мечты...

Из досье "С.-И."

Духи - существа, состоящие из неосязаемой летучей субстанции (эфира), лишенные телесной плоти, но наделенные высшим разумом. При определенных условиях могут вступать в контакт с людьми. Имеют конкретное воплощение, цель и срок в пределах вечности (первое воплощение - Адам и Ева).

Проснись ведьмой



Из "Книги мироправления духов", гл. 1: "Дабы зла не чинить чернаго, да смылось водою ключевой и угар с души сгинул, воспрянь светлою и пусть зияет чрево твое".

Перевод и толкование: В течение 48 часов перед магическим действием не пей спиртного, не ешь животную пищу и постарайся изгнать из души злые чувства: злобу, зависть, ревность. Если приступить к колдовству с нечистыми помыслами, магия станет "черной", а значит - грешной.

Заклинание (произносится по истечении 48 часов): "О духи - земли, воды и воздуха - подарите меня (имя) силою волшебною, а желание мое скоро пусть исполнится. Да будет мысль моя тверда, воля непоколебима, а я - всесильна!"

Обряд из "Книги": "Да почерпнут твои помыслы силу от противного, да повторишь ты их не единожды перед ликом своим - пока не станет вера крепка".

Возьми лист бумаги и выпиши слева все свои негативные мысли по поводу мужчин, а справа - противоположные утверждения. Вечером встань перед зеркалом и зачитай вслух правую часть. Повторяй ее ежедневно.

Надо определиться

Из "Книги": "Буде лик и дух любый станет в очах твоих, сердце твоем и умом пойми, сколь добрейшего надобно иметься в нем".

Подумай, какого мужчину ты хочешь, и четко сформулируй свой заказ на бумаге. Не забудь уточнить, каких именно отношений с избранником ты бы желала.

Пример из "Книги": "Да приидет не лихом, а ликом светл, зеницами люб, паче златом богат и телом дюж, домом имат и веселие иже с ним". Ты можешь адаптировать свои пожелания к современности. Например: "Хочу встречаться с рослым брюнетом европейской наружности, с серыми глазами. Желаю, чтобы он был с юмором, при деньгах, любил тусоваться и хорошо танцевал".



Если тебе проще, нарисуй ухажера, вместо того чтобы делать словесное описание. Но при этом внизу все-таки стоит приписать нужные тебе мужские качества.

Пример из "Книги": "Красен яки картина сия, премного добре и любо могучи, и мудре дюже, и в лето, и в лато, и во много крат, и судиею може быть". Проще говоря: "Ласковый, сексуальный, умный и с дипломом юриста".

Чтобы не ставить духам невыполнимой задачи, укажи 20 - 30 качеств, не более: идеала в природе не существует!

Пример из "Книги": "Инаке може не ремеслом есмь, не трапезно, не червоны аки, дюже одеяние славно". Конечно, современному кавалеру - и поблажки современные, например: "Он может быть и без высшего образования, главное - чтобы деньги были и выглядел стильно".

Обращение к духам

Включи в него уверенность в том, что найдешь мужчину своей мечты, отказ от своих заблуждений в отношении мужчин, описание мужчины, которого хочешь встретить, или нарисованную тобой картинку.

Пример из "Книги": "О духи высшие слыше как слова злейшие сгинули да плакали оные с тоскою дабы добре послать мне всия славного, трапезного мужеска роду як хозяина для любви и для радости". Подойдет и вольный перевод: "О высшие силы, не откажите мне в скромной просьбе скрасить мое одиночество достойным представителем славного мужского пола..."

Читать обращение нужно вслух два раза в день, утром и перед сном. Духи сразу начнут искать того человека, которого ты хочешь встретить, но поиск может занять от двух недель до двух месяцев.

Юлия Яковлева

Метки:  

Стихи о любви

Понедельник, 02 Марта 2009 г. 14:44 + в цитатник
Душа
Вне жизни, вне смерти, вне тела
Душа быть с тобой захотела.
Без страха, без срока, без меры,
За гранью надежды и веры.
Не встречи - слиянья, свеченья,
Уверовав в предназначенье,
Желал! Любил! Стремился!
На нити серебряной бился.
Но мудрая сила природы
Блюла свои правила строго.
И в спящее тело, как в сети,
Вернулась душа на рассвете.




Превратилась в дождь
Я сегодня прольюсь дождем,
Чтоб в автобус ты сесть не смог,
И пошел бы домой пешком,
Весь насквозь до нитки промок.

Буду рядом с тобой идти,
Что-то на ухо тихо шептать,
И бессовестно по пути
На глазах у всех обнимать.

Не заметит никто ничего,
Да и ты вряд ли что-то поймешь…
Просто я, чтоб побыть с тобой,
Превратилась сегодня в дождь...




Ты дремлешь
Никто не в силах предсказать,
Что может ждать наш впереди,
Нам и не нужно это знать;
Ты дремлешь на моей груди,
Проснувшись с утренней зарей,
Когда луна любви ушла,
Ласкаю взглядом я тебя:
"О боже, как ты хороша…"
Так безмятежен и глубок
Тот сон, что ныне видишь ты.
Как нежной розы лепестки,
Лица прекрасные черты.
Зачем гадать нам наперед,
Что предназначено судьбой,
Любовь всегда ведет вперед;
За ней идем и мы с тобой.
Та ночь, что вылилась дождем,
Открыла мир чудесный нам,
Где все прекрасные мечты
Подобны легким облакам.
Там есть Желания моря
И океаны Наслажденья,
Бескрайние поля Любви,
Зеленые леса Забвенья.
Всё это нам принадлежит,
До той поры, пока мы вместе.
Давай хранить наш чистый мир,
Где места нет ли лжи, ни лести.
Его создали мы вдвоем,
Дождь мерно вторил за окном,
В такт барабаня по стеклу,
Попасть желал, наверно, в дом.
Дождь любопытен был и молод,
Хотел покинуть ночи холод;
Попасть туда, где кто-то стонет.
Входи, ты не мешаешь нам,
Тебя никто здесь не прогонит,
Окно открыто, видишь сам…




Своей любви перебирая даты...
Своей любви перебирая даты,
Я не могу представить одного,
Что ты чужою мне была когда-то,
И о тебе не знал я ничего.
Какие бы ни миновали сроки,
И сколько б я ни исходил земли,
Мне вновь и вновь благославлять дороги,
Что нас с тобою к встрече привели.




Находим мы себя друг в друге
Находим мы себя друг в друге,
Коль горячит наш взгляд нам кровь.
Весь мир протягивает руки,
И дарит нам с тобой любовь!
И слов не надо - хватит взгляда,
Мы два ростка земли людей.
Любовь дается как награда
Для тех, кто ей всего милей.




Мой грех
Может это грех
Так тебя любить,
Позабыть про всех,
Обо всем забыть?
Иль небесный дар
Мне тебя любить?
Сладостный нектар
С губ твоих испить.

Я готова стать
Для тебя рабой,
Всё могу отдать,
Лишь бы быть с тобой.
Коль осудит бог,
Об одном молю -
Пусть последний вздох
Будет: "Я люблю…".




Роме
Разлуку не делят на время,
Она разделяет сама.
Месть слишком жестокое бремя,
И мститель захочет тепла.
Как разделила судьба нас,
Я мучаюсь вновь и вновь.
Любовь не оставила адрес -
искать ее не пришлось.
Юность проходит мимо,
Больше не быть вдвоем,
Люблю тебя и любила.
Юности песню поем.
Ты словно бедный голубь.
Ему отрубили крыло.
Боль как холодная прорубь.
Я люблю тебя всё равно!




Я без тебя жить не хочу
"Что случилось с тобой?
Ты сама не своя, -
Говорят мне друзья, -
Подменили тебя!
И гулять не идешь,
Только дома сидишь.
И кого-то всё ждешь.
Почему ты молчишь?

А я тихонько прошепчу:
"Я без Него жить не хочу!"
"Что случилось с тобой?
Ты сама не своя, -
Говорит мама мне, -
Подменили тебя!

Ты ведь вовсе не ешь,
Я боюсь за тебя!
И ночами не спишь!
Слышишь, дочка моя?!"
А я тихонько прошепчу:
"Я без Него жить не хочу!"

"Что случилось с тобой?
Ты сама не своя, -
Шепчут учителя, -
Подменили тебя!
Где летаешь сейчас,
В облаках, или где?
Дальше будешь вот так -
Плохо будет тебе!"

А я тихонько прошепчу:
"Я без Него жить не хочу!"
"Что случилось с тобой?
Ты сама не своя, -
Говорит осень мне, -
Подменили тебя!

И грустишь день и ночь.
Ты послушай меня,
Не волнуйся, не плачь,
Он ведь любит тебя!"
А я тихонько прошепчу:
"Я без Него жить не хочу!"

"Что случилось с тобой?
Ты сама не своя, -
Говорит дождик мне, -
Подменили тебя!
На осенний дождь похожа.
Тихо плачешь у окна.
Ты не думай, что ты тоже,
Как и я, совсем одна!"

А я тихонько прошепчу:
"Я без Него жить не хочу!"
"Что случилось с тобой?
Дорогая моя, -
Подошел Он ко мне, -
Ты сама не своя!"

Он посмотрит в глаза
И обнимет меня:
"Ты не плачь, не грусти,
Ведь люблю я тебя!"
А я тихонько прошепчу:
"Я без Тебя жить не хочу!!!"




Дождусь
Я не хочу, чтоб снег растаял,
Чтоб снова потекли ручьи,
И в небе солнце разбросало
Свои горячие лучи.
Я не хочу тепла и лета,
И не хочу журчанья рек,
Я не хочу садов одетых,
Как в прошлый год, в зеленый цвет.
Люблю я снежную пустыню:
Как будто блестками покрыта простыня.
Заледенелые седины на ветках,
В небе - бледная луна.
И больше ничего не надо -
Здесь одиночество, но пусть,
Душа моя всему здесь рада,
Здесь я любви своей дождусь!




Это только Ты!
Если кто-либо достоин
Неземной любви,
То я знаю, без сомненья, -
Это только ты!
Если ты проснешься рано,
Взглянешь на зарю,
Тихо обо мне подумай -
Я тебе ее дарю.

Если ты закат увидишь -
Знай же, всё тебе.
Если дождик вдруг прольется -
Плачу по тебе.
Если ветер - я мечтаю,
Если снег - смеюсь.
О тебе я вспоминая,
Дождиком прольюсь.

А когда увидишь звезды,
Вспомни обо мне, -
Через них я посылаю
Мой привет тебе!




Алый цвет пьянящих губ
В небе синие краски весны,
Но с особым оттенком фиалки.
Как же губы весною вкусны,
Целовать их немножечко жалко.

Алый цвет их похож на вино:
Горячит и горчит его терпкость.
Алый цвет так волнует весной,
Цвет твоих алых губ, это нежность!

Тает снег, и стекают ручьи
Нам под ноги весёлым журчаньем.
Слышишь, как моё сердце стучит,
Как и в первое наше свиданье!

В марте мы разожгли тот костёр,
И он вспыхнул любовью горячей.
Всё горит и горит до сих пор,
Всё горит и не может иначе!




Мой внезапный порыв
Мой внезапный порыв безотчётен:
К той, кого никогда не найти,
Я хочу между сотнями сотен
Перекрёстков, огней, подворотен
Отыскать наконец-то, пути.

Я рванусь к остановке трамвая,
Сквозь бульваров ночных забытьё, -
Будут звёзды, дворы, мостовая, -
И пойму, что, меня создавая,
Не могли не создать и её...

Н.Стефанович




Любовь на окраине
На улицах цветёт акация -
Такая буйная и белая,
Что и луна застыла, кажется,
От удивленья онемелая!

Ночь наступает... Подоконники
Пустеют... Ставни закрываются...
По всей окраине гармоники
И петухи перекликаются...

Стучатся парни тихо в ставенки, -
Томятся милые за ставнями!
У них родители-наставники,
Они с понятиями старыми:

"На свете люди только зажили -
А кто-то шляется под окнами!.."

Ах, ну поймите ж вы:
нельзя же им
В такие ночи - одинокими!

Ах, ну поверьте же, родители:
Все опасенья ваши - тёмные!
Там не какие-то грабители,
Там - настоящие влюблённые!

Всю ночь сердца перекликаются!
Пусть ночь темна - какое дело им!..

...Цветёт на улицах акация -
Такая буйная и белая!..

А.Передреев




Танго падающих звёзд
Звенит от ветра
Полночный воздух,
Уснуть не может
От звона лес.
А юный ветер
Срывает звёзды
И сыплет звёздами с небес!

Разбился месяц
В реке на части,
Разбили звёзды
Воды стекло...
С тех пор, как звёзды
Сулили счастье -
Воды немало утекло!

С тобой разлука
Мне сердце гложет,
А я, как прежде,
Чего-то жду...
Наверно, ветер
Сорвать не может
Мою счастливую звезду!..
 (470x366, 40Kb)

Метки:  

МЕТОДЫ СТИМУЛИРОВАНИЯ АСТРАЛЬНОЙ ПРОЕКЦИИ

Понедельник, 02 Марта 2009 г. 01:54 + в цитатник
Если вы уверены, что желание проекции достаточно сильно овладело вашим умом, должен иметь место один из предложенных вариантов; 1) вам должна сниться проекция астрального тела; 2) вы должны физически сомнам-булировать; 3) вы должны пробуждаться ночью, охваченный желанием; 4) у вас должна получиться сознательная проекция.

Если у вас не было ни одного из указанных явлении, это значит, что ваш ум либо недостаточно сильно проникся желанием, либо с вами происходит бессознательная проекция. И позвольте сказать, что бессознательная проекция — наиболее часто встречаемое явление. Мне кажется, люди не представляют себе, до какой степени это явление типично. Я твердо уверен в том, что на один случай физического сомнамбулизма приходится дюжина случаев бессознательной астральной проекции. У меня было много сознательных проекций, и я не знаю, сколько бессознательных. Случаев физического сомнамбулизма, насколько я знаю, было всего два или три.

Что касается четырех различных результатов стимулирования желания, вы должны делать следующее 1) стремитесь с помощью одного из методов проснуться в определенном месте сновидения; 2) вы должны замедлить сердцебиение, так как быстрое сердцебиение свидетельствует о недостаточной степени физической пассивности; 3) старайтесь усилить это желание с помощью воли воображения и вновь погружайтесь в сон под его влиянием. Также позаботьтесь о полной физической пассивности перед тем, как заснуть, поскольку вы должны проснуться в состоянии астральной каталепсии.

Если у вас ничего не получится, внушайте себе, что отныне будете просыпаться каждую ночь, скажем, в 3 часа. Проснувшись, лежите спокойно и позвольте вашей пассивной воле стимулировать желание проекции. Перед сном добивайтесь большой физической пассивности.

Существует еще один метод, который мне кажется очень хорошим и с которым связаны мои самые приятные воспоминания. Каждую ночь я пробуждался в 2 часа и, думая об астральной проекции, воображал, что проснусь в комнате одной из моих подруг, жившей на некотором расстоянии от меня. Я лежал тихо, пассивно, а моя воля воображения развивала мое желание, придавала ему силу. Наконец я заснул. И представьте себе, получилось так, как я хотел. Прошла всего лишь неделя, и я оказался в комнате моей подруги в астральном теле. В это время она спала, и я, понаблюдав за ней некоторое время, ушел. Возможно, вы спросите: «Почему же вы не попытались ее разбудить»? А я спрошу в свою очередь: «Какой смысл проделывать заново старый опыт — прикасаться к физическому телу (предмету)?» Это я пытался сделать много раз и всегда безуспешно. Однако от этого астральный мир не становится менее интересным. Я часто рассказывал своей подруге об астральной проекции и объяснял, как она происходит, и все-таки она не могла поверить мне до конца. После того, как я открыл этот относительно легкий способ контакта с ней, я выработал план действий, в результате которого, как я предполагал, я заставлю свою подругу поверить в астральную проекцию. Отношение других к этому вопросу меня не интересовало.
НЕКОТОРЫЕ ТИПИЧНЫЕ ПРОЕКЦИИ

Итак, мы выработали следующий план. Каждый из нас должен был проснуться в 2 часа ночи и лежать тихонько, стараясь не выходить из сонного состояния. Мне нужно было думать о путешествии к ней в астральном теле. Она должна была представлять, как я это делаю. Таким образом я надеялся использовать не только свою способность к проекции, но и ее психическую силу. Мы должны были в одно и то же время пустить в ход свою пассивную полю. Прошло несколько недель, и за это время мне удалось проецироваться в комнату своей подруги несколько раз. Я приходил в сознание только у нее, не помня, как преодолевал расстояние. Однажды, пробудившись в ее комнате, я увидел, что она не спала. Естественно, она не видела меня. Но однажды произошло интересное явление. Я решил что-нибудь сделать в комнате моей подруги, не сообщая ей об этом заранее Сможет ли она описать мне то, что я сделал? Я подошел к туалетному столику, положил руки на расческу, затем подошел к подруге и, положив руку на ее плечо, постоял так несколько секунд и опять вернулся к столику. Так я проделал много раз. Все это время она, по-видимому, спала.

На следующий день я спросил ее, видела ли она меня в комнате. Она ответила отрицательно, но сказала, что ей снилось, будто бы я был там. Ей приснилось, что я пытался причесать ее волосы, и в поисках расчески бегал по комнате, а она все время говорила, что расческа лежит на туалетном столике. Это был почти полный успех, хотя она и не просыпалась. Мне казалось, что моя подруга недостаточно активно участвует в опыте. Но потом мне приснилось, что я оказался в ее комнате. По-видимому, это была неполная сознательная проекция. Подруга на следующий день утверждала, что видела меня в своей комнате. И ничто не могло убедить ее в противном. Конечно, это явление можно объяснить с точки зрения теории «мыслеформ», но и в этом случае оно не менее интересно. Если астральный призрак может влиять на мысли окружающих, то есть основание предположить, что некоторые люди совершают преступления по наущению какого-нибудь злого духа-преступника, преследующего свою жертву. Мнение о том, что все сны обусловлены событиями нашей повседневной жизни, является ошибочным. Призраки мертвых и живых, их мысли способны вызывать сны, а также оказывать влияние на разум людей, хотя последние даже не подозревают об этом.

Рассмотрим другую сторону этого явления. Предположим, что какой-то субъект проецируется в астральном теле в чужом доме, а жилец этого дома видит призрак. Сумеем ли мы убедить его в том, что это вовсе не привидение, а астральное тело живого человека, спящего где-то в другом месте? Вряд ли. Если даже это случай бессознательной проекции, призрак пройдет мимо жильца, не обратив никакого внимания на него. Как вы видите, явление «беспокойных» домов можно объяснить по-разному. А не могут ли люди, в гостях у которых находится бессознательный призрак, влиять на его действия? Я считаю, что это вполне возможно. Например, в случае, когда мне приснилось, что я был в комнате моей подруги, не могла ли она повлиять на мои мысли и вызвать этот сон? Во всяком случае она рассказывала, что я вошел в комнату через стену, когда она уже засыпала, не обратил на нее никакого внимания и исчез за другой стеной.

Почему бы вам не поставить такой опыт, если есть возможность? Договоритесь с человеком, с которым вас связывает взаимная симпатия. Делайте так, как описано выше. Чем глубже ваша привязанность друг к другу, тем больше у вас шансов на успех. Опыт получается хорошо, когда вы находитесь в разлуке с дорогим вам человеком. Перед сном воображайте, что ваше астральное тело направится к нему, как только вы заснете. Еще один фактор, способствующий успеху: астральное тело всегда стремится из незнакомого места в родное, привычное. Подобные примеры я взял из книги д-ра Каррингтона «Рассказы о привидениях». Вот случай, произошедший с одним английским ученым, преподобным Уильямом Стейтоном Мозесом.

«Однажды я решил появиться у З., жившего в нескольких милях от меня. Я не сообщил ему об этом. После полуночи я лег спать, сосредоточив все мои мысли на З., в доме у которого я никогда не бывал. Скоро я заснул, а проснувшись, ничего не мог вспомнить. Спустя несколько дней я встретил 3. и спросил его, не заметил ли он чего-нибудь необычного в тот день. «Да, — ответил он. — В тот вечер мы сидели у камина с М., курили и болтали. В 12.30 он собрался уходить, и я проводил его до дверей. Вернувшись в комнату к камину докурить трубку, я увидел вас. сидящим в кресле, которое только что занимал мой друг. Я не смотрел пристально на вас, но взял газету, чтобы удостовериться в реальности происходящего. Но, положив ее, я вновь увидел вас в кресле. Через некоторое время вы растаяли в воздухе».

Некоторые оккультисты утверждают, что данный случай является примером передачи мыслеформы на расстояние, то есть созданием очень мощной мыслеформы, способной материализоваться на месте назначения. Я имел очень много подобных случаев, связанных с сознательной проекцией, и не согласен с этим объяснением, хотя допускаю, что в принципе такое явление возможно. Мне непонятно одно: почему нужно отказываться от одного кажущегося чуда, заменяя его другим? Разве теория астральной проекции сложнее, чем теория передачи мысли на расстояние? Это ведь была бессознательная астральная проекция.

Вот другой случай: «Однажды воскресным вечером в ноябре 1881 года под впечатлением только что прочитанной книги о великой силе человеческой воли я решил, что направлю всю свою волю на то, чтобы мой образ появился перед моими знакомыми м-с Л. С. В. и м-с И. С. В., проживавшими во втором этаже дома по Хогарт Роуд, в Кингстоне.

В то время я жил в доме 23 по Килдар Гарден, примерно в 4 милях от моих знакомых, и ни одна из них не знала об эксперименте по той простой причине, что мне пришло в голову провести его лишь в воскресенье вечером.

В четверг я пошел проведать своих знакомых. В процессе разговора одна из них (без всякого тому намека с моей стороны) рассказала, что в прошлое воскресенье после полуночи была ужасна напугана, увидев меня стоящим около ее постели. Когда призрак стал приближаться к ней, она вскрикнула и тем самым разбудила свою младшую сестру, которая тоже меня увидела. По моей просьбе моя знакомая записала рассказ и поставила под ним свою подпись.

М-р Герни (один из авторов книги «Призраки живых») глубоко заинтересовался этими опытами и попросил м-ра Б. уведомить его заранее о своем следующем появлении. И вот 22 марта 1884 г. он получил следующее письмо: «Уважаемый м-р Герни! Я устраиваю опыт сегодня вечером; постараюсь появиться в доме 44 по Мэрланд Сквер в 12 часов. О результате сообщу Вам через несколько дней. Совершенно искренне ваш С. X. Б.».

Другое письмо, написанное 3 апреля, содержит описание, сделанное реципиентом м-с Л. С. В.: «В субботу вечером, 22 марта 1884 г., около полуночи, я совершенно отчетливо почувствовала в своей комнате присутствие м-ра С. Х. Б., а затем увидела его. Он подошел ко мне и погладил мои волосы. Я охотно рассказала ему об этом (он не задавал мне никаких вопросов), когда он зашел ко мне в среду 2 апреля. Его появление в моей комнате было несомненным». М-с А. С. В. подтвердила это заявление: «Я помню, что сестра рассказывала мне, что видела С. Х. Б. до того, как он зашел к нам 2 апреля». Подобные случаи объясняют телепатической галлюцинацией, хотя я считаю, что это типичные примеры бессознательной астральной проекции.

Знаете ли вы, сколько времени требуется астральному телу, чтобы побывать в отдаленном месте и возвратиться в зону покоя? Всего лишь около одной тысячной того времени, в течение которого вы думаете об этом. Итак, вы видите, что с помощью своей пассивной воли, воли воображения, вы можете совершать необыкновенные вещи. Если вы будете упражнять эту волю каждую ночь в течение нескольких месяцев, то почувствуете, что ваш подсознательный ум не нуждается более ни в каком «стрессе», кроме желания проецироваться: вам будет достаточно только замедлить свое сердцебиение и пожелать, что сегодня ночью вы будете в таком-то месте или у такого-то человека. Такие опыты мне всегда удавались.
СОЗНАТЕЛЬНЫЙ и Подсознательный УМ

Когда вы пользуетесь методом пассивной воли, вы, конечно, отдаете себе отчет в том, что не сознательная воля выводит астральное тело из физического» а бессознательная Ей это удается потому, что она создает исключительно сильный «стресс» в подсознательном уме. В подсознательном уме есть центр, который рассуждает, анализирует и направляет. Некоторые называют его «сверхсознательным» умом. Этот центр обладает собственной волей так же, как и сознательный ум. Нам представляется удобным назвать его «скрытосознательным» умом. О его воле мы говорили как о подсознательной.

До сих пор мы рассматривали подсознательный ум и подсознательную волю в общем, однако для более полного понимания некоторых интересных моментов в астральной проекции необходимо различать также и этот центр Помните, что сила, контролирующая астральную проекцию, и является «скрытосознательным умом».

Вскоре после того, как вы начнете практиковать искусство проекции, вы обнаружите, что скрытосознатель-ный ум взял всю заботу о ней на себя, то есть планирует ее сам (без всякой, казалось бы, на то причины) и самостоятельно пользуется своей волей Итак, вы вдруг поймете, что стали жертвой проекции, поскольку ею управляет какая-то внутренняя сила, а не вы сами. Такой автоматической проекции почти нельзя помешать. По этому поводу один оккультист сказал «По мере развития нам начинает казаться, что астральное тело обладает собственной волей, более сильной, чем наша».

Когда скрытосознательный ум вызывает астральную проекцию автоматически, все законы, свойственные обычной астральной проекции — стресс, пассивность и так далее, перестают действовать: настолько велика сила, приводящая астральное тело в движение. Мне случалось иметь такую проекцию днем, в отсутствие фактора физической пассивности, в окружении людей и лежа на животе!

С самых первых проекций я замечал, что этот контролирующий ум где-то присутствует — в воздухе ли, в астральном шнуре или еще где-нибудь. Даже оставаясь в сознании, можно ощущать над собой контроль этого разума. Скрытосознательный ум является той силой, которая поднимает астральное тело, приводит его в каталептическое состояние и освобождается от него, переворачивает его в воздухе, ставит в вертикальное положение, одним словом, выполняет с ним различные манипуляции. Скрытосознательный ум может производить с астральным телом самые невероятные фокусы, управляя им, подобно гипнотизеру, и самое удивительное при этом заключается в том, что субъект все это время сохраняет ясное сознание.

Об этой силе мы не знаем почти ничего, хотя она, несомненно, существует в каждом из нас. Если бы мы могли объяснить принцип ее действия, то сделали бы великий шаг вперед в понимании многих непонятных до сих пор явлений, таких, как телекинез и прочее
СКРЫТОСОЗНАТЕЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Скрытосознательный ум многих медиумов может являться причиной невероятных явлений, например, явлении физического порядка Сила, присущая самому медиуму и управляемая скрытосознательным умом, производит такие явления, которые приписывают духам. Даже сам медиум не осознает, что всеми этими проявлениями управляет его скрытосознательный ум.

Я убежден, что на спиритических сеансах скрытосознательный ум является причиной забавных явлений и наполняет помещение стуками и тому подобным, поскольку присутствующие ждут таких проявлений. Понятно, что они не являются простой галлюцинацией.

Многие слышимые и видимые явления, свойственные некоторым домам и квартирам, создаются самими жильцами, вернее, их скрытосознательным умом, а не духами. Естественно, духи тоже на это способны. Также возможно, что некоторые послания, исходящие якобы от духов-друзей, посылаются скрытосознательным умом медиума. Вероятно, что в этот момент ум может даже принимать видимость ушедшего друга.

Этого мнения придерживаются многие известные оккультисты. Этот скрытосознательный ум находит яркое выражение в астральной проекции. Вообще астральная проекция — это, я бы сказал, самое удивительное явление человеческой жизни. Первое ощущение своего существования вне физического тела приводит человека в экстаз. Вторым чудом является ощущение таинственной мудрости силы, управляющей астральным телом.
РАБОТА СКРЫТОСОЗНАТЕЛЬНОГО УМА ВО ВРЕМЯ ПРОЕКЦИИ

Сначала мы рассмотрим действия скрытосознательного ума в области активности шнура, а затем за ее пределами. Предположим, намеренная или ненамеренная проекция происходит в результате наличия «стресса» — желания или привычки — на поверхности обычного подсознательного ума. Скрытосознательный ум начинает рассматривать этот стресс и решает, что проекция астрального тела ослабит его. Вероятно, этот ум работает по ночам, поскольку днем ему мешает сознательный ум.

Во время проекции астрального тела субъект может находиться в разных состояниях.
Если он находится в бессознательном состоянии, то скрытосознательный ум управляет всеми движениями астрального тела, заставляя его выполнять самые различные движения — привычные, направленные на удовлетворение желания и так далее
В сознательном состоянии субъект движется относительно свободно, однако он никогда не может изменить путь интериоризации или экстериоризации, и этот путь остается неизменным, подчиненным определенным законам Свобода движений заключается, например, в том, что субъект из горизонтального положения может пожелать перейти в вертикальное, и он перейдет в него. Таким образом, мы вправе сказать, что иногда субъект может подчинять себе скрытосознательный ум.
Но бывают и такие моменты, когда, будучи в абсолютном сознании, субъект тем не менее совершенно бессилен перед действием этого ума. Тогда ему остается только покориться.

За пределами активности шнура субъект, как правило, свободен в своих действиях, хотя временами внутренняя сила может вмешиваться.

Предположим теперь, что субъект находится за пределами активности шнура. Движения его сознательны, ум работает так же четко, как и днем. Вот он хочет подойти к дому своего соседа. Не успел он подумать об этом, как уже начинает двигаться вперед без малейшего усилия со своей стороны. Все плывет к нему, проплывает мимо него, сквозь него. Субъект осознает, куда движется, но не использует своей двигательной силы. Он движется со средней скоростью в состоянии, подобном тому, которое было характерно для области активности шнура, то есть субъект только изъявляет желание двигаться, а осуществляет его посторонняя сила.

Теперь он желает оказаться в доме своего друга, живущего от него в десяти милях, и в это же мгновение обнаруживает себя там. В этом случае он передвигается со сверхнормальной скоростью и всегда в бессознательном состоянии. Однако движение со средней скоростью и в сознании на это расстояние возможно. Я говорю об этом, чтобы показать, как может скрытосознательный ум проявлять себя за пределами активности шнура. Одна из проекций, о которой я расскажу ниже, иллюстрирует это положение. Я могу также добавить: эта проекция была одной из самых необычных.
СВЕРХСОЗНАТЕЛЬНАЯ Астральная ПРОЕКЦИЯ

Вам станет понятно, почему я так называю ее, когда вы прочтете мой рассказ. Это была одна из тех странных лунных ночей, когда кажется, что сам воздух наполнен таинственным покоем, было лето 1924 г. Я ушет из дому вскоре после ужина и направился вдоль поселка. В тот вечер мной овладели равнодушие ко всему и какая-то смутная тоска. Я прошел по одной улице, затем по другой и наконец присел на скамейку у одного из гаражей. Некоторое время я сидел там, думая о всяких жизненных «почему», и смотрел на яркую луну: я почувствовал раздражение при мысли о том, что бессилен познать ее. В негодовании я наконец встал, пошел домой, закрылся в своей комнате и бросился на постель.

Я пролежал так очень недолго, когда заметил, что по мне прошла какая-то холодная волна, а руки и ноги стали неметь. Я ущипнул себя за бедро, но ничего не почувствовал. Моя рука тоже казалась нечувствительной. Я уверен, что если бы в тот момент меня укололи иглой, я ничего бы не почувствовал. Через несколько минут я уже не мог пошевелиться. Это было очень неприятное состояние: мое сознание работало четко, но я не мог ни дышать, ни видеть, ни чувствовать, ни двигаться. Однако такое состояние было для меня не новостью, и я лежал спокойно, готовый к еще одной астральной проекции.

Я поднялся в воздух, а затем передвинулся из комнаты примерно на расстояние 10 футов. Здесь я пришел в чувство. Как обычно, все вначале казалось объятым туманом. Но это быстро прошло, примерно через минуту. Итак, я пришел в себя. Управляемый скрытосознательным умом, я принял вертикальное положение и встал на пол, при этом шатаясь из стороны в сторону. Затем я вышел за пределы активности шнура и, чувствуя себя вновь легко и свободно, прошелся по дому, а потом отправился на улицу. Как только я вышел на улицу, я поразился увиденному, ибо оказался в совершенно незнакомом месте. Тотчас же я понял, что пересек пространство со сверхнормальной скоростью, хотя не знал еще, для чего. Я осмотрелся, стараясь разобраться. В комнате находились несколько человек, среди них девушка примерно 17 лет Я рассуждал таким образом: раз я попал сюда не по своей воле, я не буду предпринимать что-либо сам, а буду автоматически следовать поведению скрытосознательного ума.

Стоило мне так подумать, как мое тело двинулось и остановилось перед молодой леди, которая шила что-то черное. Но я по-прежнему не понимал, что это было. Поэтому я опять прошелся по комнате, рассматривая различные предметы. Потом, не усмотрев никакой цели в своем присутствии здесь, я решил отправиться домой. Пожелав вернуться к своему физическому телу, я бросил последний взгляд на незнакомый мне дом — это был фермерский домик. Внезапно я оказался в своей комнате, мое физическое тело по-прежнему лежало на кровати, и я вернулся в него, как только пожелал этого. Кстати, инте-риоризации помешать трудно, если субъект подходит к своему физическому телу слишком близко. Прошло шесть недель, и я почти забыл об этой проекции. Но вот однажды днем, возвращаясь домой, я заметил девушку, которая вышла из машины и зашла в один из соседних домов. Я сразу узнал в ней ту молодую леди. Во мне проснулось любопытство. Я топтался на одном месте, ожидая, пока она выйдет, ибо знал, что она здесь не живет. Наконец она вышла и направилась к машине. Мой вопрос прозвучал несколько нахально: «Простите, а где вы живете?» «Это вас не касается», — ответила она, полагая, что такой нахальный тип не заслуживает вежливого обращения. Однако мне все же удалось завязать разговор, во время которого я рассказал, что видел ее раньше и знаю, как выглядит ее дом, я даже описал его. Точность описании удивила ее, и она стала не так холодна ко мне, заинтересовавшись, кто бы это мог рассказать мне такие подробности, раз я не знал, где она живет.

Завязалось знакомство. Девушка мне понравилась. Я стал видеться с ней, бывать у нее дома: она жила в 15 милях от меня. Впоследствии я даже убедил ее в возможности астральной проекции: она видела меня в астральном теле. Она стала моим большим другом, и с ней я проводил много опытов.

Метки:  

Стихотворение Татьяны Снежиной "Если я умру раньше времени"

Понедельник, 02 Марта 2009 г. 00:36 + в цитатник
Если я умру раньше времени,
Вы отдайте меня белым лебедям,
Между перьев их крыл я запутаюсь
И умчусь вместе с ними в мечту свою.

И не надо священника в дом мой звать,
Да и в церкви не надо меня отпевать.
Пусть меня отпоют ветры вольные,
Отпоют мою душу обездоленную.

Ну а тело мое опустевшее
Забросайте землей отсыревшею,
Да поставьте ему, некрещеному,
Крест, чтоб Богом была я прощенная.

На могилку мою не кладите цветов,
Пусть она зарастет буйною травой.
Пусть весной незабудки распустятся,
Да зима белым снегом опустится.

Если я умру раньше времени,
Пусть меня унесут белы лебеди,
Далеко, далеко в край неведомый,
Высоко, высоко в небо светлое.
 (350x313, 20Kb)

Метки:  

Автобиография Татьяны Снежиной

Понедельник, 02 Марта 2009 г. 00:31 + в цитатник
Самые дорогие воспоминания любого человека - воспоминания о своем детстве, отце, маме, о том беззаботно-радост-ном восприятии мира, которое никогда уже не повторится.

Я родилась на Украине, и первыми моими впечатлениями от жизни были мелодичные украинские напевы из радиоприемника около детской кроватки и мамина колыбельная. Мне не исполнилось и полугода, когда судьба перебросила меня из теплого, плодородного края на суровую землю Камчатки. Первозданная красота Природы... Седые вулканы, заснеженные сопки, величественный простор океана. И новые детские впечатления: длинные зимние вечера, завывания пурги за окном, треск березовых поленьев в печи и нежные мамины руки, рождающие на свет незабываемые мелодии Шопена.

Наше старое пианино... Я иногда смотрю на него, и мне кажется, что оно все эти годы было членом семьи, радовалось и печалилось, болело и выздоравливало вместе со мной. Я еще не умела говорить, но, своими детскими пальчиками ударяя по клавишам, пыталась показать окружающему миру свои чувства и мысли.



Потом, года в три-четыре, первые "эстрадные" выступления. Мамина косметика, мамина юбка и что-нибудь из репертуара 70-х. Помните: "Ах Арлекино, Арлекино..." или еще лучше "Очи черные...". И, конечно, бурные аплодисменты гостей и родителей, влюбленных в свое чадо. Под занавес "концертов" - первые детские стишки. Одним словом - Детство.

Потом школа и новый переезд, на этот раз в Москву. И первое осознанное потрясение в жизни - потеря друзей, которые остались за тысячей непреодолимых километров, в том суровом и прекрасном краю. И на смену радостно-шаловливым детским строфам про "червячков и букашек" в голову вместе с ночными слезами по первой любви, "который там, далеко, в краю далеком и суровом", стали приходить грустные и вместе с тем лирические строки. Их нельзя было назвать еще стихами, они... были, пожалуй, теми зернами, которым было суждено прорасти позже. А почву питали томики Цветаевой, Пастернака, Гейне, подсунутые незаметно заботливой рукой старшего брата, который все видел и понимал.

Чужие стихи, чужие песни, подружка Лена, вечера, переходящие в ночь у пианино, это все на людях, а ночью тайком свое - в тетрадку, плохое, но свое. А позже первый слушатель - мама, самый близкий мне человек, и ее слезы, слезы радости и грусти. Только тогда я поняла, что то, что я долгие годы вынашивала и таила, способно вызвать чувства не только у меня. И постепенно круг людей, которым я стала доверять, говорить о самом сокровенном, личном, стал шириться. Но это было позднее, когда я поступила во 2-й Московский мединститут. Не знаю, можно ли было уже тогда говорить о творчестве, не мне судить, но я этим жила, я просто восполняла внутреннее одиночество, жажду чего-то прекрасного и... несбыточного, и это нравилось людям. Частыми стали студенческие вечера с друзьями у клубного фортепьяно, кто-то из них незаметно записал то, что я пела и играла, на магнитофон, и кассеты стали расходиться по знакомым, друзьям, родственникам. Это был мой первый, а потому самый дорогой тираж, первая радость творческого удовлетворения. Сразу даже не верилось, что то, что писала для себя, нужно кому-то еще. Постепенно стихала старая боль, появились новые друзья, короче, не было границ счастью и беззаботности...

И тут ЕГО смерть. Смерть великого Человека и Поэта - смерть Игоря Талькова, и сны, сны о нем. Сколько еще не написано, сколько не спето. Почему так нужные России люди уходят рано - Пушкин, Лермонтов, Высоцкий, Тальков? Сны снились вещие, тяжелые. Потрясение, снова душевный вакуум. Не могла ходить, думать, писать. Оставались друзья... И новый удар судьбы, которая, не считаясь ни с чем, бросает меня опять за тысячи километров от дома, друзей, моей жизни - в Сибирь, в город на Оби - Новосибирск. Тоска по всему, что я потеряла, как когда-то вновь, тоска, не оставлявшая меня ни днем, ни ночью. И стали рождаться песни, на этот раз я могу сказать уверенно - именно песни, иногда по две-три за ночь. А за окном все тот же снег, может, поэтому я Снежина - снег, холод, пустота. И звонки из прошлого, издалека, из Москвы от друзей, от брата: "Мы с тобой. Запиши что-нибудь новое и вышли". Если бы не они... И кассеты, которые я уже записывала сама в домашней студии, летели в столицу. Одна из них, по воле все той же судьбы, случайно отклонилась от назначенного маршрута и попала на Таганку в студию "КиС-С". Через день звонок: "Готовы работать". Через два часа я уже в промерзшем аэропорту Новосибирска, еще через пять - спускаюсь по темным ступенькам в святая святых моего 94-го года, в студию, - я шла навстречу моей мечте. Мечта, впрочем, меня быстро окатила ушатом воды, словами моего первого аранжировщика Александра Савельева: "Работать и работать... но что-то в этом есть". Я вдруг услышала, как мне тогда показалось, божественные звуки таинственной мелодии, которые через пару секунд оказались всего лишь талантливой аранжировкой моей песни школьных лет "Роза".

Это была новая страница моей биографии. Репетиции и записи, ссоры и примирения с друзьями-аранжировщиками и оператором, ночные такси и прокуренный подвал студии, первый успех и первый провал. Год колоссального труда ребят, с которыми я работала: Калинкина В., Савельева А., Савари Д., Крылова С. Работала с ними сутками, неделями не выходя из студии. И результат - первый альбом моих песен "Вспомни со мной", двадцать одна песня. Только сейчас я осознаю, что это песни, которые получились из моих диалогов с собой, с моей душой, из моих слез и моих радостей, из моей жизни.

Был в ушедшем году и дебют в Театре эстрады в концерте В. Струкова. Постепенно стала приобретать опыт на эстрадных площадках. Это приходилось совмещать с учебой в институте, поэтому моей первой аудиторией стали ночные дискотеки и клубы. Дала свои первые интервью по радио. Конечно, если бы не поддержка моей семьи, брата, друзей, коллектива студии, я, наверное, не смогла бы преодолеть первые трудности на пути к моей мечте, мечте помочь людям "вспомнить со мной", что счастье рядом.

Сейчас продолжаю трудиться, сопрягая это с необходимостью окончить институт. Надеюсь выпустить, несмотря на сложность такого дела, как шоу-бизнес, свой первый альбом. Но уже в проекте запись второго. Ведь за годы творчества у меня накопилось около двухсот песен, которые ждут своего слушателя. Да и жизнь идет своим чередом, новые впечатления, новые размышления, новые слова, которые нужно услышать и постараться понять. А главное - есть мечта. Конечно, надо еще трудиться и трудиться, многому научиться, многое преодолеть, без этого нельзя, но пока есть мечта в душе, свет вдалеке и друзья у плеча - можно пройти сквозь огонь и не сгореть, переплыть через океан и не утонуть.
 (350x540, 25Kb)

Метки:  

Поиск сообщений в nikitenka
Страницы: 12 ..
.. 4 3 [2] 1 Календарь