-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Neorganic_Lady

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 22.11.2012
Записей:
Комментариев:
Написано: 111

Сны за май 2014 г.

Суббота, 16 Августа 2014 г. 19:14 + в цитатник
В колонках играет - Blink182 - Natives
Май 2014 г.

Бар и больница
Я сижу в каком-то баре. Заведение очень старомодное и бедное. На сцене девушка поет что-то блюзовое. Я - темнокожая девушка лет 25, в летнем белом платье с красным рисунком и подходящей по фасону шляпкой. Вижу себя со стороны, но одновременно с этим будто прикреплена к телу. Нахожусь чуть сзади. Я сижу за столом и общаюсь с молодым человеком, по всей видимости хорошим другом. Разговор не запомнила, но это было что-то не сильно важное, отвлеченное. Пока мы болтаем, я смотрю только на него, будто взгляд примагничивает. Остальное кажется очень расплывчатым и неясным, будто плохо нарисовано. Далее этот друг уходит и я остаюсь одна. Ко мне тут же подсаживается другой молодой человек, жаждущий со мной познакомиться. Он кажется мне инвалидом. лицо перекошено так, что язык вываливается, и говорить он нормально не может. Однако я вежливо его выслушиваю и даже пытаюсь поддержать беседу. Человек, несмотря на свой вид, мне приятен, и не хочется его обижать. Далее меня будто что-то выключает. Я не могу шевелиться и смотрю в одну точку на сцену. Не слышу, что поет девушка, но отчетливо слышу красивые гитарные переливы. Порыв ветра, непонятно откуда взявшийся, срывает с меня шляпку. Неловко вскакиваю на ноги, тело слушается крайне плохо. Какими-то рывками бегу за головным убором в сторону двери. Попадаю в черный коридор, откуда слышны голоса, будто где-то недалеко находится группа народу. Темно, плохо видно, двигаюсь на ощупь. Под пальцы попадает дверная ручка. Оказываюсь в муниципальном здании. Стены светло-зеленого цвета, в них окошки под самым потолком, заляпанные краской. Здание очень узкое и запутанное. Высокие двери с номерами. Понимаю, что это больница. В руках у меня какая-то справка. Мне нужен кабинет номер 3, но именно его и нет. " есть, 4 есть, а между ними просто участок стены. Я устала ходить и присаживаюсь на раздолбанное кресло в закутке. Ко мне подходит старенькая уборщица и спрашивает, к кому я пришла. Я говорю, что мне нужен кабинет номер 3. Женщина говорит, что такого кабинета тут нет, во втором сдают анализы, в четвертом лежат больные, больше тут ничего нет. Я пытаюсь прочитать справку, вижу, что на ней стоит сдача анализа на лейкоциты. Спрашиваю уборщицу, где я могу сдать кровь, но она ворчит, чтобы я уходила. Не пойми откуда возникает мой первый "друг" в больничном халате и ведет меня в какую-то темную комнату. В руку впивается игла, я протестую, кровь на лейкоциты обычно сдавала из пальца, но начинаю слабеть. Очнулась я в кабинете, где по словам уборщицы, лежат больные. Плохо помню этот омент. Большую часть времени там был выключен свет. Запомнила только один момент - со мной рядом лежала девушка, утверждавшая, что живет тут давно, но абсолютно здорова. Мы болтали с ней довольно долго, но потом вошел врач и она внезапно смолкла. Я стала звать ее. Свет зажегся. Девушка без движения лежала на кровати, похожей на мою. Ее волосы и часть лица были завалены таблетками (такими круглыми желтыми, на аскорбинку похожи) и эти таблетки действовали как кислота - пенились и прожигали плоть. Правда это воспринималось немного по другому, не как повреждения плоти, а как исчезновение, она просто переставала существовать совсем. С каждой минутой о ней начинали забывать. Дальше отрывочный кусок, как я пытаюсь убежать из больницы, в коридоре лежит такое же тело в таблетках, но уже мужское. Провал. Я снова сижу в том баре. Но при этом помню, что произошло до этого. Зачем-то пытаюсь отделиться от тела, к которому прикреплена, однако не выходит. Смиряюсь с ситуацией, но начинаю более пристально наблюдать за окружающей обстановкой. Концентрация ни к черту, я быстро сбиваюсь. Далее весь кусок с баром и больницей повторяется еще раз, с тем лишь различием, что я не стала задерживаться в больнице и сразу попыталась найти выход на улицу. Но в результате попадаю в комнату с больными. Провал. Я снова сижу в баре. Этот чертов кусок повторялся еще раза два точно, причем без особых изменений, ну разве что стол был другого цвета, "друг" был в другой одежде и время суток менялось отличался только последний раз, когда я снова попала в бар. Я снова сижу за столом, но уже воспринимаю обстановку до мелочей, не отвлекаясь на разговор с "другом" и попыткой отлепиться от тела. На сцене девушка уже поет "Hit The Road Jack". На ней короткое черное платье, софиты голубоватого цвета. Стены бара обшиты вагонкой, на полу зеленый кафель. Все воспринимается до самых мелочей. Я обращаю внимание на друга, но знаю, что концентрироваться на нем нельзя, иначе снова выпаду. Смотрю на него искоса. И понимаю, что его речь не имеет смысла. это набор слов, а его движения повторяются. Во всей фигуре живые лишь глаза, в которые лучше не смотреть. Даже начинаю понимать, что он похож на одного знакомого, с которым раньше ходили в детский сад. Я отсчитываю секунды, когда он должен встать и отойти, чтобы ко мне подсел другой, у которого дефект речи. Но тут он неожиданно выдает не по сценарию: " Ждешь не дождешься, когда я свалю, чтобы к тебе тот красавчик подсел?" Он смеется, я же делаю вид, что тоже веду себя по сценарию и отшучиваюсь, мол не издевайся над больным человеком. "Друг" уходит и тут же подсаживается тот второй, Он снова забавно заикается и шепелявит. Но на этот раз я тоже за ним наблюдаю. И понимаю, что на самом деле он вообще ничего не говорит! Его лицо нормальное, никакой перекошенности, а смотрит он на меня, а не на тело, которым я управляю. То есть чуть выше ее головы.
- Ты слышишь гитару? - спрашивает он меня нормальным голосом.
В это время действительно должна играть гитара, причем из прошлых появлений в баре, я помню, что на гитаре играет именно этот человек. Я отрицательно мотаю головой. он улыбается и протягивает мне инструмент. Хорошая, явно недешевая акустика. Из нее льется музыка, а струны слегка подергиваются. Я не понимаю.
- Смотри внимательнее! Что ты видишь? - спрашивает он меня.
Я смотрю пристальнее, и внезапно понимаю, что у гитары перепутаны струны, да так, что на ней уже точно ничего не сыграешь.
- Смотри внимательнее, - снова произносит мужчина.
Я всматриваюсь в бар, люди, которые вокруг меня за столиками - на самом деле их нет. Впрочем как нет и сцены. А песню продолжает исходить из странной гитары, которая одна мне кажется настоящей, в отличие от окружающей среды. Я встаю из-за стола и вижу вокруг только белое пространство. Просыпаюсь.

Подруга
Снится, будто я в квартире своей подруги детства (в реальности не встречались уже лет 10, но в интернете переписываемся изредка, просто по разным компаниям в свое время разошлись). Квартира странная - состоит только из большой комнаты и ванны, причем дверь в ванну очень широкая и никогда не закрывается. В комнате обстановка примерно такая: У стены посередине стоит стол, по бокам по креслу. Напротив одного из кресел тумбочка с телевизором, напротив второго шкаф с какой-то мелочью, на которую я не смотрю вплоть до середины сна. А. сидит на кресле, которое напротив телевизора и смотрит в стену. Вид у нее слегка безумный. Она широко улыбается. Честно говоря мне от этого вида жутко, но я пытаюсь как-то завязать разговор.
- Переключи канал, там сейчас Бэтмэна показывать будут, - прошу я ее. Но в ответ молчание и только улыбка становится шире.
- Может окно открыть? А то душно, - снова говорю я. Ноль эмоций.
- Во сколько придет твоя бабушка? - вновь спрашиваю я, и понимаю, что это хороший способ смыться из комнаты, чтобы пойти встретить ее бабушку. Молчание. Я встаю с кресла и вижу, что выхода в коридор нет.
- Возьми шапку, - неожиданно подает голос А.
- Чего?!
- Возьми шапку, - произносит она с той же интонацией, - я сама их нам сшила
В ее руке две шапки - розовая с заячьими ушками и серая с кошачьими. Вторую она прижимает к себе, первую протягивает мне. Шапка выглядит отвратительно. Впечатление, что ее первого владельца долго били по голове (кровавые подтеки), а потом выстрелили в лоб. Ее шапка не лучше - те же пятна, но она будто изрезана. Отшатываюсь от подарка.
- Возьми шапку, - повторяет А., улыбаясь. Я чувствую, что с ней что-то не то, и мне страшно, но я не могу ничего сделать, выхода из комнаты нет. Я неуверенно беру шапку, но не надеваю ее, просто сжимаю в руке.
- Надень, я же сама ее сделала! - голос подруги стал немного громче и раздраженнее, но улыбка не исчезла.
- Давай я ее домой возьму, сейчас жарко! Все-таки открою форточку.
Подруга затыкается и снова смотрит в стену. Ее гримаса начинает порядком нервировать. У окон нет шпингалетов. Они намертво вделаны в стену. Разворачиваюсь и снова натыкаюсь взглядом на подругу, она смотрит не в стену, а прямо на меня. Вздрагиваю, но делаю вид, что все ок.
- Ты так и не посмотрела мои сокровища, - голос А. звучит осуждающе. Она машет рукой в сторону шкафчика. Он наполнен всяким сувенирным хламом. На верхней полке замечаю фарфоровые статуэтки. Одна совсем маленькая и полностью черная, не могу разобрать, чего она изображает, вторая - монолитная балерина с грязной юбкой, третья изображает щекастого ребенка, у него отколота часть головы, но все равно фигурка кажется милой. А вот от четвертой я не сдержала испуганного мата. Это была здоровая фарфоровая кукла с широко раскрытыми полностью черными глазами, ресницы приклеены несуразно длинные, да еще и криво, она улыбалась так широко, что казалось, у нее нет губ. Тело ее было почерневшее, будто побывало в огне, одета кукла была в грязное бирюзовое старомодное платье.
- Они красивые? - спросила меня А. и улыбнулась еще шире. Уголок ее рта треснул. Я была в ужасе, но в голове почему-то билась мысль: "Нельзя показывать, что я боюсь". Через силу улыбнулась в ответ и кивнула. Сама же как бы невзначай двинулась к окну.
- А ночью я с ними разговариваю, - тихо протянула подруга.
Я посмотрела в окно, не то, чтобы вечерело, но время было около 4 дня. Смотреть на разговаривающий фарфор желания не было. Я стала прощупывать оконную раму, чтобы найти хоть какое-то слабое место. Но меня что-то с силой развернуло и швырнуло в сторону ванны. В ванне было темно, но я увидела, что на стиральной машине сидит эта фарфоровая уродина и лыбится. При этом в ее глазах появилась переливающаяся бело-голубая радужка. Я очень хотела заорать, но в голове продолжало крутиться: "Нельзя бояться, не показывай, что ты это все видишь". Я нервно хихикнула и меня швырнуло прямо перед входом в ванну. Я встала и поспешно отвернулась. Глядя в пол, я забормотала, что лучше положу эту чудесную шапочку в сумку и потихоньку пойду домой. Я взяла сумку с кресла и поняла, что она пустая! А ведь в ней целая косметичка была. Запихнув внезапно увеличившуюся в размере шапку внутрь, я стала шарить руками по креслу, наткнулась на порванный паспорт, раскрошенные тени и тут в руку что-то впилось. Мой карандаш для глаз был распилен на мелкие кусочки и каждый кусочек был остро заточен. Вот об такую штуку я и укололась.
- Ой! Тебе так понравилась моя косметика? - я понимала, что говорю бред, но остановиться не получалось, - хочешь, я тебе все оставлю? - и тут я подняла глаза на подругу. Ее лицо было идентично лицу той куклы. Я подавила вопль ужаса, и продолжая улыбаться как дура, снова двинулась к окну. Но в этот раз я не стала медлить, прыгнув вперед, надеясь выбить своим весом стекло, я благополучно плюхнулась на мягкий асфальт с высоты пятого этажа. Светило солнце, шныряли какие-то люди, и они все улыбались. Я поднялась на ноги и тут осознала, что все это мне снится. Я посмотрела наверх и увидела окно, из которого упала. Оно было будто дыркой на картине, черным и безжизненным. Какая-то женщина, широко улыбаясь, спросила, все ли со мной в порядке, но я решила побыстрее выйти из сна. Просто проснуться не выходила, тогда я взлетела как можно выше. Картинка начала пропадать и я проснулась.

Поиск мирной страны
Началась война. Я живу почему-то не в своем городе, а в соседнем (это совсем рядом, но в более лесистой местности). Мы занимались своими обычными делами, как к нам вторглись солдаты. Людей стали хватать и кидать в какой-то сарай. Девушек отбирали отдельно, парней отдельно. Что стало с парнями я не видела, и честно говоря не хотела. Вокруг слышались выстрелы, крики, было безумно страшно. Первоначально меня запихнули в сарай с женщинами, и девушками. И этот сарай солдаты подожгли. Сказать, что я была в панике - не сказать ничего. Мне не хотелось умирать, особенно за то, в чем была не виновата. Я стала ползать, искать выход, звать на помощь. Вдруг дверь распахнулась и кто-то выволок меня на улицу. Везде суета. Солдаты (их было много национальностей, кажется там были почему-то узбеки, таджики, румыны и еще кто-то) смеялись над искалеченными, пинали тела, орали чтобы кто-то зачистил территорию. Меня же швырнули к другой группе девушек. Должен был приехать какой-то главный и отобрать проституток для солдат. У меня же была только одна мысль - надо бежать. О чем я и сказала девушке справа. Она испугалась такого разговора и зашептала, что лучше будет проституткой, чем ее убьют за попытку бегства. Я отстала от нее и попыталась найти того, кто был бы со мной согласен. Между тем приехал старший и по каким-то только ему известным критериям, стал выбирать из шеренги людей. Тех, кого не выбрали, забирали солдаты. Нас (было всего четверо) оставили в доме, в котором проходил отбор, остальных же девушек и женщин повесили. Это было так жутко! А солдаты делали свое дело и смеялись, мол не будете рыпаться, будет все хорошо. Но я почему-то была уверена, что приведут еще девушек. А как только мы надоедим,, с нами обойдутся так же. Я-таки смогла выбраться из дома и даже каким-то образом добраться до дороги. Но тут ко мне подходит старушка.
- Куда собралась?
- Я хочу сбежать?
- И далеко?
- В страну, где нет войны.
- Страна эта изолирована, ты не сможешь добраться.
- В смысле?
- Ты выйдешь из отсюда, дойдешь до соседнего города. Если повезет, сможешь добраться до Москвы, где солдат гораздо меньше. Но это все. Посмотри карту!
Она протягивает мне клочок бумаги. И я вижу, что наша страна почему-то состоит всего лишь из нескольких городов, и выходов из нее нет совсем. Однако я хочу все проверить сама и не сдаваться просто так. Тихонько, чтобы никто не заметил, бегу вдоль дороги и оказываюсь в Коломне. К моему разочарованию, солдаты оккупировали и этот город. Но тут не так страшно. Люди живут своей жизнью, но везде, на каждом шагу стоят надсмотрщики. Пока я бегала, ко мне присоединился мальчик, которого я воспринимала как П., но он был маленький совсем, лет 12, не больше. Он тоже очень хотел сбежать, хотя бы до Москвы, и утверждал, что в магазине SPAR есть человек, который подделывает паспорта. Туда мы и направились.Мы стали ходить по магазину и увидели солдат. Их было легко отличить по черным курткам и оружию. Они подозрительно присматривались к посетителям и я им чем-то активно не нравилась. "Наверное уже пришла наводка о пропавшем человеке из соседнего городка," - с ужасом думала я.
- Все спросить хотел, ты вот совсем больная? - вдруг спросил П.
- Ты чего обзываешься? - рассердилась я.
- Ты где откопала эту одежду? Солдаты что-то подозревают!
Я осмотрела себя и поняла, что я точно в такой же куртке, как и они! Я не помнила, откуда у меня эта куртка, но и снимать не хотела, была поздняя осень, очень холодно. Я решила делать вид, что я обычный посетитель, а если прицепятся к куртке, скажу, что родители такую купили еще до войны.
- Я есть хочу, - стал тянуть меня за рукав П. Я и сама была бы не прочь поужинать, но у нас не было денег. Я стала присматриваться к товару, который можно было бы незаметно утянуть, возле холодильника с мороженым я наткнулась на свою мачеху. Попыталась сделать вид, что не вижу ее, но она меня окликнула. Дальше был какой-то не сильно значимый диалог, о том, что она рада войне, но т.к. я дочь ее мужа, выдавать меня не станет. Мы сели на лавку возле стенда с колбасами, и нам даже удалось свистнуть пачку сосисок. Сидим, жуем, делаем вид, что уже их оплатили. Солдаты все так же косятся.
- Ну и где твой человек с паспортами? - тихо спрашиваю я у П.
- Я не знаю, я только слышал о нем.
Оставляю еду и начинаю искать неприметные выходы и двери. Забредаю в дальний угол магазина, где есть запасной выход. Мне даже удается выйти незамеченной. Но на улице темно, хоть глаз выколи. Двигаюсь на ощупь. Понимаю, что все это лишь декорация, и выйти отсюда нельзя.
Возвращаюсь в магазин и решаю пойти самой непродуманной и неожиданной дорогой, а не по периметру, как я ходила раньше. В итоге, захватив П., мы смогли выбраться из зала и найти маленькую неприметную деревянную дверцу. За ней стоит улыбчивая девушка, которая и оказывается тем самым человеком с поддельными документами. Мы берем у нее документы, но она останавливает П., что документы она ему сделала, но дальше его пустить не может, так как он младше положенного возраста. Он говорит, чтобы я шла дальше, а с ним все будет хорошо, он теперь будет работать тут, с девушкой. Я иду по длинному коридору куда-то вглубь. Сбоку на стене висит огромная плазма. Там транслируют Москву. В Москве отмечают 4 ноября, много людей на площади, все счастливы. Солдат почти не видно. Я очень хочу попасть туда...но тут картинка меняется, я вижу огромный оперный зал. Под потолком в ряд стоят девушки, дети и старики, к их шеям привязаны веревки. Я не хочу смотреть, как солдаты избавляются от лишних ртов. Но и не могу отвести глаза. Людей очень много. Под какую-то симфонию их начинают толкать с карниза. Слышен плач, крики, хруст ломающейся шеи. Мерзкое страшное зрелище. Отшатываюсь от телевизора и принимаю для себя решение, что в Москву я не пойду, Нужно искать другой город, даже если его нет на карте. Я не верю, что мир настолько маленький. В итоге я умудрилась заблудиться в коридоре. Сижу и пытаюсь найти в кармане фонарик. Кто-то окликнул меня. Это старичок-электрик, который работает в этом магазине. Я видела его в зале. Он говорит, что то, что происходит вокруг - неправильно. И что на солдатам прислали мои фото, чтобы меня нашли и вернули на место. Также сказал, что он мне поможет. Берет меня за руку и выводит из магазина к реке. На улице уже утро, холодно, мокро. Я сижу на берегу, прячась за деревом. Понятия не имею, что же мне делать дальше. Со мной три каких-то девушки, которые тоже хотят сбежать. Причем младшую из них я снова воспринимаю как П., хотя и понимаю, что пол не совпадает. просто ощущения такие же. На реке стоит развлекательный комплекс для богачей. Там сейчас развлекаются жены генералов. Одна из них подъезжает на машине и оставляет ее открытой.
- Держи! только не греми сильно, это ключ от тачки! - слышу сзади себя шепот старичка, в ладонь тычется что-то холодное. Связка ключей!
Когда женщина отходит на приличное расстояние, мы ныряем в машину. Я передаю ключи девушке, которая умеет водить. Слава богу! Мы спасены, нужно уехать отсюда, добраться до шоссе. Дорога ужасная, грязь сплошная и холмистая местность. Когда мы доезжаем до особо высоких холмов - машина встает. Закончился бензин. А ведь это совсем рядом с клубом и женщина уже ищет свою пропажу! Хватаю за руку младшую девчонку и выбегаю из автомобиля, бегу в сторону холмов. Нам их не преодолеть - слишком высокие. Тут же замечаю маленький уютный домик, в который мы и забегаем. Внутри никого нет. Очень чисто, опрятно. Комната в светлых бежевых тонах. У двери стоит большое трюмо с зеркалом. Я начинаю понимать, что это сон, но как-то вяло. Зато в голову приходит мысль, как выбраться. Смотрю на свое отражение, и касаюсь зеркала пальцами. Оно меня пропускает!
- Может не будем? - боязливо спрашивает девушка, - нельзя же так делать!
- А ты другой выход отсюда видишь? Сейчас придет хозяин и сдаст нас с потрохами!
Снова трогаю зеркало, опасаясь, что застряну в нем. Но нет, поверхность очень податливая, почти как вода. Погружаюсь в зеркало.
- Хватай меня за руку! - кричу я девчонке, но та не успевает. Я проваливаюсь внутрь. Выхожу из того же зеркала. Девушка стоит рядом.
- Я же говорила, что мы отсюда выйдем! - говорю я ей. Звуки разносятся будто где-то вдалеке и отдают эхом. Я практически уверена, что я просто перешла на параллельную ветку развития, а чем дальше параллель, тем сильнее будет изменен сюжет. И я уверена, что на этой параллели безопаснее.Я хочу сказать об этом девушке, но губы меня не слушаются. Я не могу ничего сказать. И тут она от меня отходит и садится на диван. С ней же отхожу туда я! Будто я разделилась на две части.
Одна осталась там и контактирует с девушкой, а другая одна и пытается выбраться. Я села за стол, который находился напротив дивана, где сидели девушки. Понаблюдала за ними. Вроде ничего страшного не происходило. От скуки я стала перебирать вещи на столе - это была шкатулка с бусами (почему-то больше всего запомнились бусы из треугольных плоских сегментов из гематита). Я захотела-таки нормально переместиться и выйти из этого сюжета полностью, проснуться. Силой мысли не выходило, очень отвлекала речь тех двоих. Тогда я подошла к серванту, что стоял в дальнем конце комнаты. Он тоже был зеркальным. Потрогала поверхность, такая же податливая, как и в тот раз. С сомнением обернулась, вдруг опять кто-то остановит, скажет, что нельзя через зеркало.
- Можно? - спросила я куда-то в пространство. Не услышав предостережений и не найдя препятствий, я шагнула внутрь и проснулась.

Несовместимость
Сон был не очень длинным но странным. Странным хотя бы тем, что на протяжении всего сна у меня не было человеческого облика. Я была пучком света, и нас таких было много. Конкретно я была пучком яркого белого света, могла очень быстро перемещаться. Разговаривать мы не умели, общались друг с другом посредством образов. Жили мы кстати в обыкновенном человеческом мире, и летали ночью по моей улице. Как такового сюжета у сна не было, я только поняла, что существуют другие световые существа, подобные мне и моим друзьям, но они излучали свечение другого цвета. Какие-то цвета были совместимы с нашим, а какие-то наоборот. Помню одно существо с оранжевым свечением (как пламя), существа с белым свечением были ему противоположны. Мы не совмещались, посему враждовали. Мы поймали его, но не могли его убить до конца. Могли лишь впитать в себя его свечение (ему было от этого плохо, но из-за несовместимости и нам было не лучше), либо мы могли заставить его тратить свою энергию в пространство, ослабляя его силы, но это не уничтожило бы его до конца тоже. Как я поняла, мы были бессмертными (хотя точно утверждать не могу). Он тратил энергию, когда мы заставляли его быстро двигаться. А еще было что-то вроде игры - битвы образов. Мы начинали внушать ему какой-то образ, очень навязчиво, так что он ни о чем не мог думать (что и выматывало), а он должен был быстро выдать образ противодействия. Вот этот момент я помню очень хорошо. Я внушила ему образ копья, а он не мог придумать противодействие. Ему казалось, что копье летит за ним (хотя на самом деле этого не было на физическом уровне) и он убегал и уворачивался. Были еще зеленые свечения (они с нами как раз совмещались), но те были аморфные, редко передвигались и в целом были очень мирными. Однажды и я попалась. Отлетела от своих слишком далеко. И меня захватили оранжевые. Они оцепили меня кольцом и кидали образы, но так быстро, что я не успевала.в результате у меня наступило что-то вроде состояния комы. Я перестала светиться и не двигалась. Я ощущала, будто провалилась куда-то под землю (причем под землей все такое многоуровневое, но я лежу где-то на верхних уровнях, не слишком глубоко). Что интересно, под землей я больше ощущала себя человеком, но опять-таки, я не уверена, что была в форме человека, хотя движения были более похожи на человеческие. Я будто ползла вверх, чтобы выбраться. А потом было ощущение, что меня укутали теплым одеялом, и стало все равно, что творится вокруг. Я просто лежала на месте и все, а меня что-то тащило наверх. Двигаться я не могла, спеленали меня знатно. Причем полностью. Как кокон. Последнее, что я помню перед пробуждением, как кто-то мне говорит, что врагов не существует и я всегда могу выбрать, с кем остаться.



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку