-Цитатник

Чудо-маска против выпадения волос - (0)

Чудо-маска против выпадения волос Картофель – важнейший источник витамина С. Он богат лизином, ...

58 книг, которые научат вас мыслить шире. - (0)

              &n...

Как лечить тугоухость народными средствами - (0)

Как лечить тугоухость народными средствами Опубликовано 18 Март 2012 | Автор: veronik63 ...

МОЛОЧНЫЕ КОКТЕЙЛИ ИЗ McDONALD'S - (0)

МОЛОЧНЫЕ КОКТЕЙЛИ ИЗ McDONALD'S МОЛОЧНЫЕ КОКТЕЙЛИ ИЗ McDONALD'S Ванильный ко...

♥ღ♥Мед, смешанный с обычной водой♥ღ♥ - (0)

♥ღ♥Мед, смешанный с обычной водой♥ღ♥ 1) Медовая вода – это по...

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в nastyaanastasie

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 24.11.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 1498

Приключения Джонатана Гуллибла. Одиссея по свободному рынку

Понедельник, 24 Октября 2011 г. 13:42 + в цитатник

 

Приключения Джонатана Гуллибла. Одиссея по свободному рынку

Глава 1
СТРАШНЫЙ ШТОРМ

В одном солнечном приморском городке, задолго до того как он был заполнен кинозвездами, разъезжающими в роскошных автомобилях, жил юноша по имени Джонатан Гуллибл. Он ничем не выделялся в глазах окружающих, исключая его родителей, которые считали, что он умный, искренний и необыкновенно атлетичный... от макушки его песочно-коричневой взъерошенной головы до подошв огромных ног. Они трудились, не покладая рук в маленьком москательном магазинчике на главной улице городка, который был домом для беспокойного рыболовецкого флота. Большая часть населения городка были трудолюбивые люди, некоторые хорошие, некоторые плохие, но в основном - ничем не примечательные, обыкновенные мужчины и женщины.
Обычно, если он не был занят в магазинчике, выполняя поручения родителей, Джонатан выходил на своей грубо обработанной лодке в море в поисках приключений. Как и большинство молодых людей, проведших свои ранние годы, не покидая родного города, Джонатан считал, что жизнь скучна, а у окружающих нет никакого воображения. Во время своих коротких путешествий по каналу, отделяющему гавань, от моря, он жаждал увидеть, незнакомый корабль, или огромную рыбу. Может быт, он наткнется на пиратов, которые возьмут его в плен и заставят идти с ними за семь морей. Или, может быть, капитан китобойного судна, крадущегося за своей добычей, возьмет его на борт и разрешит принять участие в охоте. Но, тем не менее, большинство похождений заканчивались тем, что его желудок начинал сжиматься от голода или горло начинало першить от жажды, и мысль об ужине была единственной мыслью, вертевшейся в его голове.
В один из таких прекрасных весенних дней, когда воздух был свежий и бодрящий, как высушенная на солнце простыня, и море так манило юного Джонатана, что он не думал ни о чем, кроме того, как бы побыстрее уложить завтрак и рыболовецкие снасти в крошечную лодку и отправится в путешествие вдоль побережья. Повернувшись спиной к бризу, Джонатан не мог видеть, темных грозовых туч, собиравшихся на горизонте.
Джонатан совсем недавно стал выходить, из гавани, но с каждым разом он чувствовал себя увереннее. Ветер набирал силу, но Джонатан не обращал на это внимания до тех пор, пока не стало слишком поздно что-то менять. Вскоре он уже отчаянно боролся со снастями, в то время как шторм вокруг него разворачивался со страшной силой. Его лодочку болтало на волнах с головокружительной быстротой, как пробку. Любая попытка управлять судном вопреки ураганному ветру была бесполезной. В конце концов, он бросился на дно лодки, ухватившись, руками за борта и надеясь, что она не перевернется. День и ночь смешались в кошмарном светопреставлении.
Буря, наконец, стихла, мачта была сломана, паруса порваны и лодку клонило на правый борт. Море успокоилось, но густой туман обступил его со всех сторон, заслоняя небо и землю. После нескольких дней скитаний по морю, Джонатан исчерпал вес, запас воды и единственное, что он мог делать - увлажнят, губы испарениями, накапливавшимися на обрывках парусов. Когда туман рассеялся, Джонатан увидел вдали силуэт острова. Приближаясь, он начал различать очертания незнакомых гор, поднимавшихся от песчаных пляжей и крутые обрывы, покрытые богатой растительностью.
Волны вынесли его на мелкий риф. Бросив лодку, Джонатан поплыл к берегу. Он быстро нашел и с жадностью съел несколько розовых гуав и присел отдохнуть, срывая бананы и другие великолепные фрукты, которые в изобилии росли во влажном климате джунглей, начинавшихся за узкой полосой пляжа. Как только он набрался немного сил, Джонатан вновь почувствовал себя одиноко, но легко от мысли, что он выжил и даже взволнованно от такой неожиданной встречи с приключениями. Он немедленно отправился в путь вдоль белого песчаного пляжа, желая разузнать как можно больше об этом странном острове.
«Какие люди живут здесь?», размышлял он, «Будут ли они дружелюбны, похожи они на меня или нет? Ну что же, где бы я ни был, это не скучно!»

Глава 2
НАРУШИТЕЛИ ПОРЯДКА

Несколько часов Джонатан пробирался сквозь густую растительность в направлении небольшого холма за пляжем. Вдруг он услышал женский крик. Он остановился и, наклонив голову на бок, прислушался, пытаясь определить, откуда исходил этот звук. Еще один душераздирающий призыв о помощи раздался где-то впереди. Прорываясь через заросли веток и сплетение лиан, Джонатан бросился на крик. Вскоре он выбрался из джунглей на тропинку.
Завернув за крутой поворот, Джонатан наткнулся на здорового мужика, который отбросил его в сторону, как комара. Придя в себя, он оглянулся и увидел двух мужчин, волочивших по тропинке кричащую женщину. Когда он перевел Дыхание, троица исчезла за Другим поворотом. Понимая, что он не сможет освободить, женщину, Джонатан побежал по дорожке, рассчитывая на помощь.
Наконец, он выскочил на поляну, где увидел толпу людей, которые окружили огромное дерево и колотили по его стволу дубинками. Джонатан подбежал и схватил за руку человека, наблюдавшего за работой остальных.
- Сэр, пожалуйста, помогите! - задыхаясь, проговорил Джонатан, - Двое мужчин схватили женщину - ей нужна наша помощь!
- Не волнуйся, - отмахнулся надсмотрщик. - Эта женщина просто арестована. Забудь об этом и продолжай свой путь, нам надо работать.
- Арестована? - сказал Джонатан, все еще взволнованно. - Она не похожа на... э... преступницу. - «Но если она преступница, - подумал Джонатан, «почему она так отчаянно звала на помощь?»
- Извините, сэр, но что она сделала?
- Что? - надсмотрщик с трудом скрывал раздражение. - Ну, если ты должен это знать - она угрожала лишить нас всех работы.
- Она угрожала лишить всех работы? Как она это сделала? - настаивал Джонатан.
Глядя сверху на надоедливого Джонатана, надсмотрщик повел его к дереву, где рабочие продолжали колотить по стволу. С гордостью он сказал:
- Как видишь, мы работаем с деревьями. Мы валим деревья на лес при помощи этих дубинок. Иногда сто человек, работая круглосуточно, могут свалить большое дерево меньше, чем за месяц, - мужчина облизал губы и заботливо стряхнул пылинку с рукава хорошо пошитой куртки. - Когда она пришла сегодня утром на работу, остро отточенный кусок металла был привязан к ее дубине. Эта женщина оскорбила нас всех, свалив дерево меньше, чем за час - сама, без посторонней помощи! Подумай об этом! Такая угроза нашим рабочим традициям должна была быть остановлена!
Джонатан округлил глаза от удивления, услышав, что женщина была наказана за творческий подход к своему делу. Дома, там, откуда он приехал, все использовали топоры и пилы для рубки деревьев. Именно так он раздобыл дерево и для своей лодки:
- Но ее изобретение! - воскликнул Джонатан. - Оно позволило бы людям любого телосложения рубить деревья. Это было бы быстрее и дешевле, и у вас было бы больше древесины для любых нужд.
- О чем ты болтаешь? - нахмурился мужчина. - Разве кто-нибудь может одобрить подобную затею? Такая благородная работа не может быть выполнена всяким слабаком, появившимся с какой-то блестящей идейкой.
- Но, сэр, - возразил Джонатан, стараясь никого не обидеть. - У ваших могучих дровосеков талантливые головы и руки. Они могли бы производить новые товары вместо того, чтобы тратить время, пытаясь свалить одно дерево. Они могли бы делать столы, шкафы, лодки или даже дома!
- Послушай, ты, - угрожающе сказал надсмотрщик. - Смысл работы в нашем обществе - обеспечить полную и стабильную занятость - и никаких новых товаров.
Тон его голоса стал противным:
- Ты говоришь как какой-нибудь нарушитель.
- О, нет, сэр. Я и не думал причинять беспокойство, сэр. Я уверен, что вы правы. Ну, я должен идти.
С этими словами Джонатан повернул обратно, откуда пришел и заспешил дальше по тропинке, чувствуя себя неприятно от первой встречи с местными жителями.

Глава 3
СВЕЧИ И ШУБЫ

Тропинка понемногу расширялась, пробираясь через густые джунгли. Джонатан увидел, что джунгли заканчиваются на берегу реки, пересеченной узким пешеходным мостиком. На другой стороне он мог видеть какие-то строения и, возможно, там был кто-то, кто мог сказать, где он находится.
Перейдя через мост, он встретил женщину, держащую длинный документ и сидящую за столом, заваленным маленькими медальонами.
- Умоляю Вас, - обратилась женщина к Джонатану, сверкая глазами и прикалывая один из медальонов к его нагрудному карману. - Подпишите, пожалуйста, мою петицию.
- Ну, я не знаю, - пробормотал Джонатан. - Только не могли бы Вы подсказать мне дорогу к городу?
Женщина посмотрела на него с подозрением:
- А Вы с острова?
Джонатан колебался, заметив холодок, появившийся в ее голосе:
- О, я с побережья. Я заблудился по дороге.
Женщина снова улыбнулась:
- Это Дорога в город. Но прежде чем идти - подпишите мою петицию - это займет всего одну минутку и поможет стольким людям.
- Хорошо, если это так важно для Вас, - пожал плечами Джонатан и взял у нее ручку. Ему было жалко ее, закутанную в теплую одежду и страшно потевшую в такой прекрасный солнечный день. Какое неподходящее место для сбора подписей! - Что же это за петиция?
Она сложила руки на груди так, будто собиралась исполнить соло:
- Это воззвание в защиту рабочих мест и промышленности. Вы разумеется «за»? Или нет? - взмолилась она.
- Конечно «за», - быстро сказал Джонатан, вспомнив, что случилось с арестованной женщиной, которую он встретил по дороге. Последнее что бы он хотел сейчас - выглядеть равнодушным к проблемам занятости.
- А как это им поможет? - спросил Джонатан, выводя свое имя.
- Совет Правителей защищает нашу местную промышленность и рабочие места от товаров, импортируемых на остров. Если я соберу нужное количество подписей, Советники обещали сделать все что в их силах, чтобы запретит, ввоз иностранных товаров, угрожающих моей промышленности.
- А чем вы занимаетесь? - спросил Джонатан.
Женщина с гордостью заявила:
- Я представляю изготовителей свечей и шуб. Эта петиция взывает к запрещению Солнца.
- Солнца? - раскрыл от удивления рот Джонатан. - Почему, э..., зачем запрещать Солнце?
Она посмотрела на Джонатана и сказала агрессивно:
- Я знаю, что это звучит немного странно, но разве Вы не видите -солнце вредит производителям шуб и свечей. Конечно же, Вы понимаете, что Солнце - очень дешевый заграничный источник тепла и света. Этого нельзя больше терпеть!
- Но тепло и свет от Солнца - бесплатны! - возразил Джонатан.
Было видно, что женщине больно от его замечания.
- Как Вы не видите, в том то и дело, - прохныкала она и, взяв в руки маленький блокнот, попыталась набросать для него несколько вычислений. - Мои расчеты доказывают, что низкая себестоимость и доступность таких зарубежных источников сокращает потенциальную занятость и зарплату примерно на 50 процентов - и это в тех отраслях, которые я представляю. Увеличение налога на окна или, может быть, их полное запрещение, очень бы помогли в этой ситуации.
Джонатан опустил петицию:
- Но если людям придется платить изготовителям шуб и свечей за тепло и свет, у них не останется денег на другие вещи - такие как мясо или молоко или хлеб.
- Я не представляю мясников или молочников или хлебопеков, - резко сказала женщина. Почувствовав перемену в Джонатане, она выхватила петицию, лишив его возможности вычеркнуть свою подпись. - Решительно, вы больше думаете о капризах потребителя, чем о защите гарантированных рабочих мест и правильных экономических инвестициях. Всего Вам хорошего, - сказала она, резко прерывая разговор.
Джонатан посмотрел в сторону, спокойно повернулся и пошел прочь. «Запретить солнце?», Думал он. «Какая безумная идея! Потом, я подозреваю, она захочет запретить пищу и кров!» Джонатан надеялся встретить кого-нибудь более разумного.

Глава 4
ПРОДУКТОВАЯ ПОЛИЦИЯ

Тропинка, по которой шел Джонатан, вскоре соединилась с проселочной дорогой, посыпанной гравием. Джонатан шел мимо огромных пастбищ и богатых пшеничных полей и фруктовых садов. Вид всего этого заставил Джонатана почувствовать голод. Он свернул на боковую тропинку, ведшую к аккуратному фермерскому Домику, в надежде встретить его обитателей.
На крыльце дома он увидел молодую женщину с тремя маленькими детьми - они сидели обнявшись и рыдали.
- Извините, - мягко спросил Джонатан. - У вас что-то случилось?
Женщина посмотрела на него и, продолжая всхлипывать, сказала:
- Это все мой муж. О, мой муж, - застонала она. - Я знала, что этим все и закончится. Его арестовала продуктовая полиция.
- Прискорбно слышат, это, мэм. Но как Вы сказали «продуктовая полиция»? - спросил Джонатан, участливо потрепав головку одного из детей. - За что они его арестовали?
Женщина злобно оскалила зубы, стараясь сдержать слезы. Потом она с горечью произнесла:
- Его преступление в том, что он производил слишком много продуктов питания.
Джонатан был шокирован. Этот остров - действительно странное место!
- Разве это преступление - вырастить большой урожай?
Женщина продолжала:
- В прошлом году продуктовая полиция издала приказы, указывающие какой урожай ему позволено вырастить и продать согражданам. Они сказали, что низкие цены больно ударят по другим фермерам, - она слегка прикусила губу и взорвалась:
- Мой муж был лучшим фермером, чем все остальные, взятые вместе!
Внезапно Джонатан услышал раскаты хохота. Безобразный громила направлялся к Домику.
- Ха! А я говорю, что лучший фермер тот, кто получит ферму. Не так ли, милашка? Мужчина посмотрел на детей и, взмахнув рукой, сказал:
- А теперь собирай свои вещички и проваливай отсюда.
Мужчина схватил игрушку, лежавшую на ступенях, и сунул ее Джонатану в руки: - Думаю, ей нужна твоя помощь, парень. Топайте отсюда, теперь это мои владения.
Женщина поднялась, сверкая глазами от ярости:
- Мой муж был лучшим фермером, чем ты вообще когда-нибудь сможешь стать.
- Ну, об этом еще можно поспорить, - захихикал мужлан. - Конечно, его продукция была великолепна. Он был финансовым гением, всегда знал, что вырастить, чтобы угодить покупателям. Вот это человек! Но он забыл об одном - цены и урожай должны быть установлены Советом Правителей и контролироваться продуктовой полицией. Он просто не мог понят, сельскохозяйственную политику.
- Ты - паразит! - пронзительно закричала женщина. - Ты всегда планируешь неверно, ты теряешь хорошее удобрение, сеешь все, что растет, но никто не хочет покупать то, что вырастил ты. Ты сеешь в пойме или на глине и тебе все равно, если ты все потеряешь. Ты просто заставишь Совет Правителей возместит, убытки.
Джонатан воскликнул:
- Получается, нет смысла быть толковым фермером?
- Это беда - быть хорошим фермером, - сказала женщина. - Мой муж, в отличие от этого проходимца, отказался ублажать правителей и попытался вырастить настоящий урожай по реальным ценам.
Спихивая женщину и Детей с веранды, грубиян подвел итог:
- Да, и отказался выполнять ежегодные квоты. Ни одному фермеру не будет позволено безнаказанно противостоять продуктовой полиции. Убирайтесь с моей земли!
Джонатан помог женщине подобрать немногочисленные пожитки, собрал детей, и они медленно побрели прочь от дома. На повороте дороги они оглянулись, чтобы в последний раз посмотреть на свой дом и амбар.
- Что теперь будет с вами? - спросил Джонатан.
Женщины вздохнула:
- Я не могу себе позволить нынешние высокие цены на продукты питания. К счастью, у меня есть друзья и родственники, на которых я могу положиться. В противном случае, мне пришлось бы идти в город, умоляя Совет Правителей позаботиться обо мне и моих детях. Им бы это понравилось. Пошли, дети.
С горечью она добавила:
- Правители обожают заботиться о нищете, которую плодят. Зависимость - источник их власти и могущества. Чужой труд - источник их щедрости.
Джонатан схватился за желудок - теперь чувствуя больше тошноту, чем голод.

Глава 5
ПРИТЧА О РЫБЕ

Джонатан попрощался с женщиной и детьми на пороге дома ее родственников в миле вниз по дороге. Они поблагодарили его и пригласили остаться, но видя, как тесно было в этом доме и как заняты были его обитатели, Джонатан решил продолжить свой путь.
Полуденное солнце припекало довольно сильно, когда он вышел на берег небольшого озера. Наклонившись к воде, чтобы зачерпнут, немного и освежиться, Джонатан услышал чей-то предупреждающий голос:
- Я бы не стал пить это, если бы я был на твоем месте.
Джонатан оглянулся и увидел старого рыбака, который чистил несколько крошечных рыбок, стоя на коленях недалеко от него. Рядом стояли ведро и удочка.
- Хороший улов? - вежливо поинтересовался Джонатан.
Даже не взглянув на него, старик пробурчал:
- Не-а. Эти пескарики - все, что я сегодня поймал.
Он продолжал чистить рыбок и бросать их на горячий мангал, стоящий на дымном костре. Рыбки, шипящие на сковороде, пахли потрясающе.
Джонатан, будучи знающим рыбаком, спросил:
- Какая была наживка?
Старик посмотрел на него задумчиво:
- Моя наживка в порядке, сынок. Я поймал лучшее, что осталось в этом озере.
Почувствовав отшельнические нотки в голосе старика, Джонатан подумал, что сможет многое узнать от него, просто тихонько стоя рядом. Наконец, старик предложил ему присесть к костру и разделить с ним оставшихся рыбок и немного хлеба. Джонатан с жадностью съел свою долю, чувствуя себя виноватым за то, что отобрал у старика половину его скудного обеда. После трапезы Джонатан продолжал сидеть молча и, наконец, старик заговорил:
- Много-много лет назад здесь действительно водилась большая рыба, - начал он печально. - Но все они были пойманы. Эта мелочь - все, что осталось.
- Но маленькие рыбешки должны расти, не так ли? - спросил Джонатан. Он смотрел на густые водоросли, растущие на мелководье вдоль берега - множество рыб могло бы затаиться там.
- Не, всех маленьких рыбок поймают прежде, чем они успеют вырасти. И не только это - люди выбрасывают мусор на другом берегу озера. Видишь эту пену вдалеке?
Джонатан выглядел растерянным:
- Почему Другие ловят вашу рыбу и сбрасывают мусор в ваше озеро?
- О, нет. Это не мое озеро. Оно принадлежит всем, также как и леса и реки.
- Значит, эта рыба действительно принадлежит всем, включая меня? - обрадовался Джонатан, чувствуя себя уже не так виновато за дележ трапезы, к приготовлению которой он не приложил никакого труда.
- Не совсем так, - возразил старик. - То, что принадлежит всем, в действительности не принадлежит никому - До тех пор, пока рыба не попалась на мой крючок. Тогда она моя.
- Не понимаю, - проговорил Джонатан в смущении. Бормоча себе под нос, он повторил:
- Рыба принадлежит всем, что в действительности значит, что она не принадлежит никому, пока она не попалась на ваш крючок. Тогда она ваша? Но что вы делаете для ее охраны и для того, чтобы помочь ей подрасти?
- Да ничего, - фыркнул старик. - Зачем я буду этим заниматься, если в любой момент сюда может явиться кто угодно и все выловить? Если кто-нибудь еще станет ловить рыбу или начнет сбрасывать мусор в озеро, все мои труды пойдут прахом!
Со скрытым восхищением рыбак добавил:
- Если подумать об этом, я бы хотел иметь свое озеро. Тогда бы я обязательно проследил за тем, чтобы за рыбой хорошо ухаживали. Я бы заботился об озере, как пастух в соседней долине заботится о своем стаде. Я бы вырастил самую крупную и жирную рыбу и, можешь быть спокоен, я бы сделал все, чтобы защитить ее от воров и пачкунов. Я бы...
- А кто заботиться о рыбе сейчас? - прервал его Джонатан.
Старик переменился в лице:
- Об озере печется Совет Правителей. Они избираются каждые четыре года, назначают управляющего и платят ему приличную сумму из моих налогов. Предполагается, что управляющий следит за количеством вылавливаемой рыбы и сбрасываемого мусора. Самое смешное то, что друзьям Правителей позволено ловить столько рыбы и выбрасывать столько мусора, сколько им вздумается.
Джонатан поразмышлял об этом с минуту и спросил:
- А за этим озером хорошо следят?
- Смотри сам, - проворчал рыбак. - Взгляни на этих крохотных рыбок. Кажется, они становятся меньше с каждым разом, как увеличивается зарплата управляющего.

Глава 6
КОГДА ЕСТЬ СТЕНЫ, НО НЕТ ДОМА

После трапезы и разговора с рыбаком Джонатан продолжил свой путь, пока не увидел дом внушительных размеров. По равнине вокруг были разбросаны дюжины грубо сделанных деревянных домиков и, чуть подальше, кучка домов повыше.
В первом доме, к которому он подошел, кипела активная деятельность. Группа рабочих, вооружившись тяжелыми баграми, раздирала домик на части. Джонатан был потрясен скоростью, с которой они работали. Присмотревшись, он заметил величавую седоволосую женщину, которая, по всей видимости, была не очень довольна тем, что происходило вокруг. Женщина стояла, сжав руки в кулаки и было слышно, как тяжело она дышит, наблюдая за рабочими.
Джонатан беззаботно подошел к женщине и сказал:
- Не похоже, чтобы дом был очень старым или заброшенным. Кто хозяин этого Дома?
- Хороший вопрос! - решительно выкрикнула женщина. - Раньше я считала, что я - владелица этого дома.
- Вы думали, что вы - владелица этого дома? Но, конечно же, вы должны знать, если вы владеете домом, - удивился Джонатан.
Земля содрогнулась, когда упала одна из стен. Женщина беспомощно смотрела на облако пыли, поднимавшееся от обломков.
- Все не так просто! - воскликнула женщина, стараясь перекричать шум. - Право собственности предполагает контроль над тем, чем владеешь, не так ли? Но ни один человек здесь ничего не контролирует. Правители контролируют все, и значит - они настоящие владельцы всего вокруг. Им также принадлежит и этот дом, независимо от того, что я его построила и заплатила за каждую доску и гвоздь.
Возбуждаясь все больше, она обошла вокруг и сорвала какую-то бумажку с одинокого столба, все еще стоявшего перед домом:
- Видишь это предупреждение? - она скомкала ее, швырнула на землю и начала топтать. - Чиновники постоянно указывают, что мне позволено строить, когда мне позволено строить, Для какой цели я могу использовать мою постройку. Теперь они говорят, что я должна снести этот дом. Неужели похоже на то, что я владею этой собственностью?
- Ну, - наконец глуповато произнес Джонатан. - Разве вы не можете жит, в этом Доме, пока он стоит?
- Только пока я регулярно плачу налог на собственность. Если я не могу заплатить, чиновники вышвырнут меня быстрее, чем ты сможешь произнести «следующий»! Они обращаются со всем так, как будто это принадлежит им.
Женщина покраснела от ярости и, задыхаясь, продолжала:
- В действительности никто ничем не владеет. Мы просто все арендуем у правительства до тех пор, пока можем платить налоги.
- Так, значит, Вы не заплатили налог? - спросил Джонатан. - Поэтому рабочие разбирают ваш Дом?
- Конечно же, я заплатила этот проклятый налог! - женщина почти орала. - Но им этого было недостаточно! На этот раз, Правители заявили, что план, по которому построен мой дом, не соответствует их плану - главному плану Мэра. Они дали мне какие-то гроши в виде компенсации, и теперь они собираются снести его и построит, здесь парк. В центре парка будет стоять огромный памятник - памятник одному из них.
- Ну, в конце концов, они заплатили за Дом, - сказал Джонатан. Он подумал с минуту и добавил: - Разве вы не довольны?
Женщина искоса посмотрела на него:
- Если бы я была этим довольна, им бы не потребовался полицейский, чтобы быт, уверенным в том, что я уйду с миром. А те деньги, которые они мне заплатили, были собраны с моих соседей. Кто возместит им? Правители никогда не отдадут деньги из своего кармана.
Джонатан в замешательстве замотал головой:
-Вы сказали, что все это было частью Главного плана?
- Ну, еще бы! Главный план! - с сарказмом отметила женщина. - Это план, который принадлежит любому, кто обладает политической властью. Если бы я потратила всю жизнь, гоняясь за политической властью, тогда я могла бы навязывать свои планы другим. Тогда я могла бы красть дома, вместо того, чтобы строить их. Это гораздо проще!
- Но план необходим для того, чтобы иметь разумно спроектированный город, не так ли? - с надеждой спросил Джонатан. Он пытался найти логичное объяснение бедственному положению женщины. - Разве мы не должны доверят, мэру в создании такого плана?
Женщина махнула рукой в направлении города:
- Пойди посмотри сам. Остров Коррумпо просто наполнен их бездарными планами. Только завершенные проекты - еще хуже, чем планы. Они либо как попало, построены, или на них было потрачено гораздо больше, чем планировалось. Но правители довольны, потому что их друзья получили контракты.
Ткнув пальцем в грудь Джонатану, женщина заявила:
- Глупо верит, в то, что мудрые планы это добро, которое может быть силой навязано людям. Те, кто используют силу против меня, никогда не завоюют мое доверие! Возбужденная, она оглянулась на дом, предупреждая:
- Они еще обо мне услышат!

Глава 7
ДВА ЗООПАРКА

Продолжая свой путь, Джонатан размышлял о законах этого беспокойного острова. Неужели люди согласились бы жить по законам, которые делают их несчастными? Должна быть какая-то очень важная причина, которую он еще не обнаружил. Казалось, что это прекрасное место для жизни: вокруг столько зелени, а воздух такой мягкий и теплый. Это, должно быть, рай. Джонатан сбавил шаг, направляясь к городу.
Неожиданно он вышел на участок дороги, по обеим сторонам которого тянулся высокий забор из железных прутьев. За забором справа от него стояли странные животные всех размеров и форм - тигры, зебры, обезьяны - невозможно сосчитать. За другим забором, слева, бродили десятки мужчин и женщин, одетые в одинаковые черно-белые полосатые штаны и рубахи. Было довольно любопытно видеть две эти группы, наблюдавшие друг за другом через дорогу. Заметив мужчину в черной униформе и с короткой дубинкой в руке, Джонатан подошел к нему. Это был охранник на посту между двумя запертыми воротами.
- Извините, сэр, - обратился вежливо Джонатан. - Объясните мне, пожалуйста, для чего эти два забора.
Не сбавляя шага и вертя дубинкой, охранник гордо ответил:
- Это заборы нашего зоопарка.
- О! - воскликнул Джонатан, глядя на группу волосатых животных со смешными хвостами, прыгавших по стенам своих клеток.
Охранник, привыкший проводить экскурсии для местных детей, продолжал свою лекцию:
- Как ты можешь видеть, в нашем зоопарке прекрасный набор животных. А здесь, - он указал через дорогу, - мы содержим животных, привезенных со всего света. Эти заборы защищают животных и позволяют людям изучат, их. Мы не можем позволить странным животным шляться повсюду, создавая угрозу людям своим неразумным поведением.
- О! - воскликнул Джонатан. - Должно быть, это влетело вам в копеечку - найти всех этих животных, привести их сюда со всех сторон света и содержать их здесь.
Охранник улыбнулся Джонатану и слегка покачал головой:
- Ну что ты, я не платил за зоопарк. Каждый житель города платит налог на зоопарк.
- Каждый? - переспросил Джонатан, неосознанно ощупывая свои пустые карманы.
- Ну, конечно, есть и такие, которые пытаются избежать выполнения своих обязанностей. Некоторые несознательные граждане говорят, что они не заинтересованы в том, чтобы давать деньги на зоопарк. Другие отказываются потому, что верят, что животных надо изучать в их естественной среде обитания.
Охранник повернулся лицом к забору и постучал дубинкой по тяжелому железному входу:
- Когда такие граждане отказываются платить налог на зоопарк, мы удаляем их из их естественной среды обитания и помещаем в безопасное место, за забор. Таким образом, этих странных людей также можно изучать, но они не могут шляться повсюду, создавая угрозу обществу.
Джонатан не мог поверить своим ушам. Сравнивая две группы за забором, он размышлял, а смог бы или стал бы он платить на содержание этого охранника и двух зоопарков. Он сильнее сжал прутья решетки, разглядывая гордые лица заключенных в полосатой одежде. Затем он оглянулся на высокомерное лицо охранника, который снова начал шагать вдоль заборов, размахивая дубинкой.
Продолжая свой путь, Джонатан еще раз посмотрел назад на заборы и подумал о том, кто больше угрожает обществу - люди за забором или те, что наблюдают за ними снаружи.

Глава 8
ПРОИЗВОДСТВО ДЕНЕГ

Вскоре Джонатан подошел к огромной каменной стене с толстыми деревянными воротами, распахнутыми настежь. Толпы людей верхом и на всевозможных повозках со множеством ящиков и мешков проходили под аркой, направляясь к центру города. Джонатан расправил плечи, стряхнул пыль с рубашки и брюк и присоединился к остальным.
Проходя под воротами, он услышал грохот станков, доносившийся со второго этажа огромного здания, сложенного из красного кирпича. Торопливое стук – стук было похоже на звук печатного пресса. «Возможно это городская газета», подумал Джонатан. «Отлично! Теперь я смогу прочитать обо всем, что происходит на острове и о его людях. Может быть, я смогу придумать, как выбраться отсюда».
Он повернул за угол, пытаясь найти вход в здание, и наскочил на прилично одетую пару, переходившую через дорогу, держась за руки:
- Извините, пожалуйста. Я никак не могу найти вход в здание редакции. Может быт, вы подскажете?
Женщина улыбнулась, а мужчина поправил Джонатана:
- Боюсь, вы ошибаетесь, молодой человек. Это Государственное Бюро по производству денег, а не редакция.
- О! - разочарованно протянул Джонатан. - Я надеялся найти что-нибудь поважнее.
- Зачем так уныло? Взбодритесь! Это Бюро намного важнее. Оно - источник большего счастья, чем редакция газеты. Не так ли, дорогая? - мужчина похлопал женщину по руке, затянутой в перчатку.
- Конечно же, - прохихикала та. - Эти люди печатают много денег, чтобы сделать остальных счастливыми.
Может быт, это решение его проблемы, подумал Джонатан. Может быть, он мог бы купить пропуск на корабль и покинуть этот остров.
- Отличная идея! - обрадовался Джонатан. - Я тоже хотел бы быть счастливым. Может быть, я смог бы отпечатать немного денег и ...
- О, нет, - неодобрительно прервал его мужчина. Он потряс пальцем перед лицом Джонатана. - Об этом не может быть и речи. Не так ли, дорогая?
- Конечно, - Добавила женщина. - Тех, кто печатает деньги без разрешения Совета Правителей, мы называем «фальшивомонетчиками» и сажаем за решетку. Мы не потерпим таких негодяев в своем городе.
Ее приятель яростно кивал головой:
- Когда фальшивомонетчики печатают и затем тратят свои деньги, эти деньги затопляют улицы и подрывают ценность денег других. Любой бедняга с неизменным доходом в виде зарплаты, пенсии или сбережений может вскоре обнаружить, что его деньги ничего не стоят.
Джонатан недоумевал: или он что-то не уловил?
-Я думал, вы сказали, что печатанье множества новых денег делает людей счастливее.
- Да, это так, - ответила женщина. - При условии....
-... что это официальная типография, - продолжил мужчина прежде, чем она успела закончить свою мысль. К восхищению Джонатана, эти двое так хорошо знали друг друга, что могли закончить мысль партнера. Мужчина достал бумажник из кармана и показал Джонатану какую-то бумажку. Указывая на официальную печать, он добавил: - Если эти деньги печатаются официально, они вовсе не «фальшивые»...
- ... в этом случае это называется «финансирования дефицита бюджета», - продолжила она, как будто повторяя заученный наизусть текст. - Дефицит финансирования является частью детально разработанного и сложного плана расходов.
Убирая бумажник, мужчина закончил:
- Если это законно, то тот кто выпускает деньги не может быть назван вором.
- Конечно, нет! - сказала женщина. - В действительности те, кто тратит деньги, являются членами нашего Совета Правителей.
- Да, и они очень щедры. Они тратят эти деньги на людей, которые были так добры, что проголосовали за них.
Глядя на Джонатана, они хором произнесли:
- Разве вы не стали бы голосовать за них?
Джонатан задумался на минуту. Парочка замерла, ожидая его согласия.
- Еще один вопрос, если вы не возражаете. Что происходит с зарплатами, пенсиями и сбережениями? Вы сказали, что они обесцениваются, когда печатается много денег. Разве этого не происходит, когда чиновники печатают деньги? Неужели это делает всех счастливыми?
Мужчина и женщина посмотрели друг на друга:
- Конечно же, мы всегда счастливы, когда у Правителей много денег, чтобы тратить на нас. Не так уж много первоочередных проблем - проблемы рабочих, неимущих и стариков.
Женщина пояснила:
- Правители очень скрупулезно пытаются разобраться в корне наших проблем. Они установили, что невезение и плохая погода - основные причины наших трудностей. Да, невезение и плохая погода вызывают рост цен и снижение уровня жизни.
- И... - мужчина сделал многозначительную паузу. - не забывайте о чужестранцах.
- Особенно чужестранцах! - с тревогой сказала женщина. - Наш остров осажден врагами, которые пытаются подорвать нашу экономику при помощи высоких цен на свои товары. Безусловно, высокая цена на керосин будет нашим падением.
- Или низкие цены, - продолжил мужчина. - Они постоянно пытаются продать нам продукты питания и одежду по губительно низким ценам. К счастью, Совет Правителей обходится с ними очень сурово.
- Слава Богу, у нас есть мудрый консул, который решает, что для нас наиболее ценно, - самодовольно закончила женщина. Повернувшись к своему попутчику, она указала на солнце и выразила желание продолжит, путь.
- Так точно, дорогая. Надеюсь, вы извините нас, молодой человек. Сегодня после обеда у нас назначена встреча с нашим управляющим по инвестициям. Было бы глупо пропустить очередной бум приобретения земли и драгоценных металлов. Жаль того беднягу, который не успел за волной, как это сделали мы! Не так ли, дорогая?
Мужчина прикоснулся пальцами к шляпе, женщина вежливо поклонилась, и они оба пожелали Джонатану удачного дня.

Глава 9
МАШИНА МЕЧТАНИЙ

Джонатан повернул на другую улицу, размышляя, сможет ли он вообще когда-нибудь вернуться домой. Может быть, здесь есть порт, и он мог бы попасть на проходящий корабль. Он был честным парнем, готовым выполнять любую работу.
Раздумывая о том, как наняться в команду какого-нибудь корабля, Джонатан заметил мужчину в броском красном костюме и стильной шляпе с огромным пером. Мужчина пытался погрузить какой-то объемистый механизм в большой фургон, запряженный лошадью. Заметив Джонатана, он окликнул его:
- Эй, ты, я заплачу пять кейнов, если поможешь.
- Кейнов? - с любопытством повторил Джонатан.
- Деньги, парень. Бумажные деньги. Ну, хочешь или нет?
- Конечно, - ответил Джонатан, не зная что еще делать.
Это не была работа на корабле, но это была возможность начать зарабатывать на проезд. Кроме того, мужчина выглядел интеллигентно и, может быть, он мог бы помочь советом. После долгих усилий, они, наконец, умудрились впихнуть громоздкую машину в фургон. Потирая бровь и тяжело дыша, Джонатан отошел в сторону и взглянул на объект своих трудов. Это был огромный квадратный ящик, расписанный прекрасными яркими красками. На верху был громадный рупор, похожий на тот, что он видел однажды дома на ручном фонографе.
- Какие красивые краски, - воскликнул Джонатан, очарованный замысловатыми узорами, которые, казалось, начинали слегка пульсировать, чем дольше он на них смотрел. - А что это за рупор наверху?
- Обойди вокруг, дружок, и посмотри сам.
Джонатан взобрался на фургон и прочел надпись, выписанную элегантными золотыми буквами: «МАШИНА МЕЧТАНИЙ ГОЛЛИ ГОМПЕРА!»
- Машина мечтаний? - повторил Джонатан. - Вы хотите сказать, что она превращает мечты в реальность?
- Именно так, - сказал худощавый мужчина, отвинчивая последнюю гайку и убирая панель с задней стороны машины.
Внутри был рабочий механизм обыкновенного фонографа. У него не было ручки, но было видно, что в нем используется пружина для включения механизма и проигрывания музыки или голосов.
- Как! - воскликнул Джонатан. - но там внутри нет ничего кроме старого музыкального ящика!
- А ты что ожидал - сказочную фею?
- Я не знаю. Я думал, что наверное это будет немного загадочно. В конце концов, должно же быть что-то особенное, чтобы превращать мечты в реальность.
Мужчина опустил инструменты и повернулся к Джонатану. Лукавая усмешка появилась на его худом лице, и он пристально посмотрел на Джонатана:
- Слова, мой любопытный друг. Необходимы только слова, чтобы сделать любую мечту реальностью. Все дело в том, что ты никогда не знаешь, чья это мечта.
Вид у Джонатана был такой растерянный, что Гомперс пояснил:
- Люди знают, о чем они мечтают, так? Они только не знают, как превратить мечты в реальность. Правильно? - Джонатан глупо кивнул. - Итак, ты платишь деньги, поворачиваешь ключ, и этот старый ящик будет повторять определенное предсказание снова и снова. Это всегда одно и то же послание и, всегда найдутся мечтатели, готовые слушать.
- Что же это за послание? - спросил Джонатан.
- Машина Мечтаний велит людям думать о том, что они хотели бы иметь и ... - мужчина оглянулся посмотреть, не слышит ли кто. - Затем она говорит мечтателям, что делать. И, должен признаться, звучит это довольно убедительно.
- Вы хотите сказать, она их гипнотизирует? - глаза Джонатана округлились.
- О, нет, нет, нет! - возразил Гомперс. - Она говорит им, что они хорошие люди и то, что они хотят - тоже хорошо. Это так хорошо, что они должны требовать исполнения своих желаний.
- И это все? - с благоговением спросил Джонатан.
- Все.
После минутного колебания, Джонатан спросил:
- Так чего же требуют эти мечтатели?
Мужчина вытащил жестянку с маслом и начал смазывать колесики внутри машины.
- Ну, это во многом зависит от того, где я устанавливаю свою машину. Я частенько ставлю ее перед такой вот фабрикой, как эта, - он показал пальцем в сторону мрачного двухэтажного здания на другой стороне улицы. - А иногда я ставлю ее у ратуши. Люди здесь всегда хотят больше денег. Деньги - это хорошо, потому что цены всегда растут.
- Я слышал об этом, - промолвил Джонатан. - А они их получают?
Мужчина вытер руки о тряпку.
- Некоторые получают - просто так! - сказал он, щелкнув пальцами. - Мечтатели осадили Совет Правителей и потребовали издания законов, которые заставили бы руководство фабрики втрое увеличить оплату. И еще они потребовали льгот, которые фабрике пришлось бы оплатить.
- Какие льготы? - спросил Джонатан.
- Такие, как социальная защита. Чем сильнее социальная защита, тем лучше. Поэтому мечтатели потребовали законы, которые бы заставили руководство оплатит, страховку. Страховку на случай болезни. Страховку на случай безработицы. Даже страховку на случай смерти.
- Здорово! - воскликнул Джонатан. - Эти мечтатели должны быть очень счастливы.
Он повернулся к фабрике и заметил, что там не очень-то оживленно. Краска на здании облезла, и не было видно ни огонька в грязных заколоченных окнах. Гомперс закончил работу и завинтил все гайки. Последний раз проведя тряпкой по полированной поверхности ящика, хвастливый предприниматель пошел проверить упряжь.
Джонатан спрыгнул с фургона и повернулся к мужчине, повторяя:
- Я сказал, они должны быть счастливы, получив деньги и защиту, - и благодарны, тоже. Они вручили вам подарок, или устроили банкет в вашу честь, или что-то еще?...
- Ничего подобного, - грубо отрезал Гомперс. - Я едва спасся. Прошлой ночью они чуть не разбили Машину Мечтаний, бросая в нее камни, кирпичи и прочую дрянь, какая попадала под руку. Видишь ли, их фабрика вчера закрылась, и они решили, что виновата в этом Машина Мечтаний.
- А почему закрылась фабрика?
- Вроде бы потому, что фабрика не могла зарабатывать достаточно денег, чтобы платить больше денег и страховать их.
- Но тогда, - сказал Джонатан, - это значит, что мечты так и не стали реальностью. Если фабрика закрыта, то никто не получает деньги. И никто не застрахован. Никто ничего не получает! Да вы просто мошенник, господин Гомперс. Вы сказали, что Машина Мечтаний...
- Потише, малыш! Мечты стали явью. Я же говорил, что никогда не знаешь, чьи это мечты. Получается так, что каждый раз, когда закрывается фабрика на острове Коррумпо, мечта становится явью на другой стороне пролива - фабрика открывается на острове Най - это всего лишь день под парусами. Там много новых рабочих мест, и сейчас там безопасно. А что касается меня, я выгребаю монетки из моей Машины, что бы не случилось!
Джонатан подумал о таком обороте дела, осознавая, что в конце концов он мог бы доплыть до других островов - и процветающих островов, к тому же.
- А где этот остров Най?
- Дальше на восток, за горизонтом. На острове Най есть такая же фабрика по производству одежды и товаров потребления. Когда растут цены на здешней фабрике, их фабрики получают намного больше заказов. Они понимают, что расширение производства - наилучший способ получения всего - и денег, и страховки. Ты не можешь требовать увеличения количества заказов.
Гомперс затянул ремни на машине и фыркнул:
- Мечтатели здесь хотели взять - и они взяли. А ребята за рубежом получили то, что хотели эти мечтатели.
Он заплатил Джонатану за помощь, забрался на водительское место и встряхнул поводья. Джонатан посмотрел на деньги, которые ему дали, и вдруг заволновался, а стоят ли они чего-нибудь! Это была такая же бумажка, какую ему показала счастливая парочка у Государственного Бюро по изготовлению денег.
- Господин Гомперс. Эй, господин Гомперс!
- Да?
- А Вы не могли бы заплатит, мне какими-нибудь деньгами? Я имею ввиду тем, что не обесценивается.
- Это законное платежное средство, дружок. Тебе придется взять их. Ты думаешь, я стал бы пользоваться этой ерундой, если бы у меня был выбор? Просто потрать их побыстрее! - мужчина прикрикнул на лошадь и уехал.
Джонатан крикнул ему вслед:
- Куда вы теперь?
- Туда, где можно получить что-нибудь хорошее...

Глава 10
РАСПРОДАЖА ВЛАСТИ

Крепкая веселая женщина налетела на Джонатана, пока он размышлял куда идти дальше. Без колебаний она схватила его за правую руку и начала безжалостно трясти ее:
- Как у вас дела? Прекрасный день, не правда? Бесс Твид - представитель вашего округа в Совете Правителей, и я была бы очень благодарна за ваш взнос и ваш голос за мое переизбрание.
- Что Вы говорите? - произнес Джонатан, не зная, что сказать. Скорость и сила ее речи заставили его отступить на шаг. Он раньше никогда не встречал человека, который мог бы произнести так много слов на одном дыхании.
Не обращая внимания на его ответ, леди Твид продолжала:
- И я буду рада хорошо заплатить, о да, я хочу заплатить вам, лучше сделки не найти, что вы думаете?
- Заплатить мне за взнос и голос? - спросил Джонатан со смущенной улыбкой.
- Конечно, я не могу заплатить вам звонкой монетой, это было бы незаконной взяткой, - отвечала леди Твид, лукаво подмигивая и подталкивая локтем под ребра. - Но я могу дать вам то, что ничуть не хуже, чем наличные - и во много раз больше вашего взноса, и это то, что я и сделаю, что вы об этом думаете?
- Было бы здорово! - ответил Джонатан, видевший, что женщина все равно его не слушает.
- Чем вы занимаетесь? Потому что, если хотите, я могу организовать для вас помощь правительства в виде кредитов или лицензий или субсидий или освобождения от налогов. Если хотите, я могу уничтожить ваших конкурентов при помощи правил и постановлений и инспекций и штрафов, так что вы сами видите - нет в мире лучшего объекта для вложения, чем политик. Может быть, вы хотели бы, чтобы мы построили новую дорогу или парк по соседству или большой дом или...
- Подождите! - крикнул Джонатан, пытаясь остановить этот поток слов. - Как Вы можете дать мне больше, чем я дам вам? Вы, что, очень богаты и щедры?
- Я - богата? Святые угодники, нет! - выпалила леди Твид. - Я небогата... ну, еще нет. Щедра? Пожалуй, можно и так сказать, хотя я, конечно же, не собираюсь платить из своего кармана. Потому что, видите ли, я распоряжаюсь правительственными деньгами. Ну, вы знаете - деньги, собранные у налогоплательщиков. И, будьте уверены, я могу быть очень щедра за счет этих фондов - для нужных людей.
Джонатан до сих пор не мог понять, что она имеет в виду:
- Но если вы купите мой голос и взнос, не будет ли это похоже на взятку?
Высокомерная улыбка появилась на лице леди Твид:
- Я буду с вами откровенна, мой дорогой друг, - она обняла его за плечи и прижала к своему боку. - Это - взяточничество, но это законно, когда политик использует чужие деньги вместо своих собственных. Подобно тому, как вам незаконно давать мне деньги за какие-либо политические услуги, до тех пор, пока это не называется «взнос в предвыборную кампанию», все в порядке. Но даже если и так, вы чувствуете себя не очень удобно, давая деньги прямо мне, вы можете попросить друга или родственника или сотрудника передать эти деньги, акции, а, может быть, оказать услугу от вашего имени мне или моей родне, сейчас или потом, - она быстро перевела дух. - Ну, теперь вы понимаете?
Джонатан замотал головой:
- Я до сих пор не вижу разницы. Я имею в виду, что по-моему, подкупать людей за их голоса и услуги - это тоже взяточничество и, не имеет значения, кто они или чьи это деньги. Этикетка не меняет смысла, если поступок тот же.
Леди Твид снисходительно улыбнулась и льстиво начала:
- Мой дорогой, дорогой друг, вы должны быть более гибким. Этикетка - это все. Как вас зовут? Кто-нибудь говорил вам, какой у вас прекрасный профиль? Вы далеко пойдете, если решите баллотироваться в правительство и будете более гибки в этом вопросе. Я уверена, что смогла бы найти для вас хорошее место в моем бюро после моего переизбрания. Ну, что вы, конечно же, вы что-то хотите?
Джонатан вернулся к своему вопросу и настаивал на объяснении:
- Что вы получаете, раздавая деньги налогоплательщиков? Разве вы не можете оставить деньги себе?
- О, часть этих денег идет на мои расходы, и у меня есть небольшое состояние из разных товаров, обещанных в случае ухода на пенсию, но, в основном, они покупают признание или правдоподобие или популярность или любовь или место в истории - все это и еще больше голосов! - прищелкнула леди Твид. - Голоса - это власть, и нет ничего, чтобы приносило больше удовольствия, чем власть над жизнью, свободой и собственностью каждого жителя этого острова. Можете себе представить, сколько людей приходит ко мне – ко мне за большими и маленькими услугами? И каждый маленький налог и постановление - возможность для меня подарить кому-нибудь особое исключение. Каждая проблема, большая или маленькая, приносит мне еще больше власти. Я могу раздавать бесплатные обеды или бесплатный проезд тем, кого я выберу. Еще будучи ребенком, я мечтала о такой власти. Вы тоже можете иметь все это!
Джонатан подергался в ее объятьях. Он умудрился отодвинуться от нее, но леди Твид крепко держала его руку.
- Конечно, - проговорил Джонатан. - это очень выгодная сделка для вас и ваших друзей, но довольны ли остальные тем, что их деньги используются для покупки голосов, услуг и власти?
- Естественно! - сказала она, гордо подняв пухлый подбородок. - Поэтому я стала лидером реформистов, - наконец-то отпуская руку Джонатана, леди Твид подняла в воздух украшенный кольцами указательный палец. - Годами я писала новые правила, которые помогли бы отнять деньги у политиков. Я всегда говорила, что это широкомасштабный кризис, и я получила немалое число голосов, обещая реформы. К счастью для меня, я всегда буду знать пути в обход моих правил до тех пор, пока они - ценные услуги для продажи, - ухмыльнулась она.
Леди Твид снова остановила внимание на Джонатане, окидывая его оценивающим взглядом:
- Никто никогда не окажет тебе услуги, если ты не можешь предоставить услугу в ответ. Это прямая зависимость, не так ли? Но при вашем невинном виде и необходимой поддержке с моей стороны, новом костюме и прическе, я бы могла удвоить число голосов, обычное для начинающих. После 10-12 лет, при моем чутком руководстве, - нет предела возможностям! Посадите меня во Дворец Правителей, и я посмотрю, что я могу сделать.
При этом замечании леди Твид увидела группу рабочих, смотревших в отчаянии на заколоченную фабрику. Она тут же потеряла интерес к Джонатану, отвернулась от него и зашагала в поисках новой жертвы.
- Трата чужих денег сулит неприятности, - пробормотал Джонатан, переводя дух.
Уловив его слова, леди Твид, чутко улавливающая любой шум и разногласия, остановилась и сделала шаг назад, посмеиваясь:
- Ты сказал «неприятности»? Ха! На самом деле, это тоже, что отобрать конфету у ребенка. То, что люди не дают мне, потому что они считают, что обязаны это делать, я беру у них в долг или на прокат. Вот увидишь, меня уже не будет, а память обо мне будет священна, а их детям придется платить по счетам.

Глава 11
СМЕРТЬ ПОДПОЛЬНЫМ ПАРИКМАХЕРАМ

На следующей улице Джонатан увидел полицейского, сидящего на обочине и читающего газету. Он был меньше Джонатана и не намного его старше. Джонатан, воспитанный в уважении к блюстителям закона, приободрился при виде молодого человека в черной форме с блестящим пистолетом на боку. Может быть, офицер покажет дорогу в порт. Полицейский был увлечен чтением газеты, и Джонатан осторожно заглянул через плечо юноши на яркий заголовок «ПРАВИТЕЛИ ОДОБРИЛИ СМЕРТНУЮ КАЗНЬ ПОДПОЛЬНЫМ ПАРИКМАХЕРАМ!»
- Смертная казнь парикмахерам? - с удивлением воскликнул Джонатан.
Полицейский взглянул на Джонатана.
- Извините, - сказал Джонатан. - Я не хотел Вас беспокоит,, но я не мог не заметить заголовок. Это что, опечатка?
- Давай посмотрим.
Юноша начал читать: «Совет Правителей только что сообщил, что с сегодняшнего дня вступает в силу закон о смертной казни для любого, стригущего волосы без лицензии».
- Что в этом необычного?
- Не слишком ли сурово для такого мелкого проступка? - осторожно спросил Джонатан.
- Едва ли, - ответил полицейский. - Смертная казнь - единственная угроза, на которой держатся законы, независимо от того, как мал проступок.
У Джонатана округлились глаза:
- Но вы же не подвергнете человека казни только за то, что он стриг кому-то волосы без официального разрешения?
- Конечно, так мы и поступим, - сказал полицейский, похлопывая пистолет. - Хотя этим редко заканчивается.
- Почему?
- Ну, любое преступление рассматривается по возрастающей шкале. Это значит, чем больше сопротивление, тем сильнее наказание. Так, на пример, если кто-то хочет подстригать волосы без лицензии, с него возьмут штраф. Если он откажется платить штраф или будет продолжать стричь волосы, тогда этого незаконного парикмахера арестуют и поместят за решетку. А если, - произнес юноша трезвым голосом, - он сопротивляется при аресте, то этот криминальный элемент является субъектом для наказания, которое теперь выросло до высшей меры, - его лицо помрачнело. - Его даже могут расстрелять. Чем больше сопротивление, тем больше сила, используемая против него.
Джонатан чувствовал себя подавлено:
- Так получается, что смерть - единственное, что поддерживает законы? Но власти, конечно же, используют смертную казнь только для наказания самых жестоких преступлений, таких как убийство и грабеж! - все еще надеясь, выдавил он.
- Не всегда, - возразил полицейский. - Закон регулирует весь спектр личной и деловой жизни. Сотни профессиональных гильдий защищают своих членов, имеющих лицензии. Плотники, врачи, бухгалтеры, строители, учителя и юристы - все они ненавидят перехватчиков.
- А как их защищает лицензия?
- Количество лицензий ограничено, а членство в профессиональной гильдии строго контролируется. Это исключает нечестную конкуренцию со стороны самозванцев с глупыми идейками, чрезмерным энтузиазмом, ставящую под угрозу бизнес других эффективностью или убийственными ценами. Такие беспринципные конкуренты угрожают традициям наших самых уважаемых профессионалов.
Джoнатан не сдавался - он хотел получить ясный ответ:
- А защищает ли лицензирование клиентов?
- О, да, об этом они и пишут в статье, - сказал полицейский, снова глядя в газету: «Лицензии предоставляют гильдиям монополии, чтобы они могли защитить клиентов от слишком большого выбора и необходимости принимать решения. Здесь так и говорится: «Члены гильдий абсолютно надежны, и поэтому нет необходимости выбирать». А я защищаю монополии! - Добавил полицейский, гордо стукнув себя в грудь.
- А монополия - это хорошо? - попробовал спросить Джонатан.
Полицейский опустил газету:
- Я, право, не знаю. Я просто выполняю приказы. Иногда я поддерживаю и защищаю монополии, а иногда мне велят разрушать их.
- Так что же верно? Монополия или конкуренция?
Полицейский пожал плечами:
- Не мне решать. Совет Правителей знает, кто хочет сотрудничать, а кто - нет. Только Совет указывает, против кого использовать оружие.
Увидев, как помрачнел Джонатан, полицейский попробовал его разуверить:
- Не пугайся, мой друг. Мы редко приводим в исполнение смертную казнь. Никто не хочет говорить об этом. Очень немногие осмеливаются сопротивляться, поскольку мы кропотливо учим всех подчинению Совету.
- А Вам когда-нибудь приходилось применять свой пистолет?
- Против тех, кто вне закона? - заученным Движением полицейский легко вынул револьвер из кожаной кобуры и погладил холодный металл. - Только однажды.
Он открыл патронник, посмотрел в ствол, закрыл его и с восхищением оглядел со всех сторон:
- Это - образец новейшей технологии на острове. Совет не скупится на то, чтобы мы имели все лучшее для выполнения нашей благородной миссии. Да мы, этот пистолет и я, присягали защищать жизнь, свободу и собственность жителей этого острова. Можно сказать, мы отлично заботимся и друг о друге - мой пистолет и я.
- Когда же вам пришлось воспользоваться им?
- Да смешно сказать, - сказал полицейский, усмехаясь. - Я прослужил целый год, и мне ни разу не пришлось воспользоваться им до сегодняшнего утра. Какая-то женщина, кажется, сошла с ума и начала угрожать бригаде рабочих, разбиравших дом. Она что-то кричала о том, чтобы ей вернули ее «собственный» дом. Ха! Какое эгоистичное заявление.
Сердце Джонатана сжалось. Неужели это была женщина, которую он встретил? Полицейский, не заметив тревоги на лице Джонатана, продолжал:
- Меня вызвали попытаться уговорить ее сдаться. Все документы были в порядке - дом необходимо было снести, так как на этом месте будет разбит Народный парк леди Твид.
Джонатан потерял дар речи:
- Что же произошло?
- Я пытался уговорить ее. Я сказал ей, что приговор может быть смягчен, если она мирно пойдет со мной. Но когда она начала угрожать мне и потребовала, чтобы я убрался с ее собственности, что же, это было явное сопротивление при аресте. Только представьте, какие нервы у этой женщины!
- Да, - выдохнул Джонатан. - Нервы.
Они оба замолчали. Полицейский тихо читал, а Джонатан задумчиво пинал камушек. Потом он спросил:
- А можно ли купит, в городе такой пистолет как у вас?
Перевернув страницу, полицейский ответил:
- Ни за что в жизни. Кто-нибудь может пострадать.

Глава 12
БИБЛИОТЕЧНЫЕ БОИ

Активность на улицах возрастала по мере того, как Джонатан приближался к центру города. Хорошо одетые господа с деловым выражением лиц целеустремленно двигались во всех направлениях. Торопливо пересекая середину большой площади, он наткнулся на пожилого мужчину и молодую женщину, злобно кричавших друг на друга. Они орали и посылали проклятья, яростно махали руками и подпрыгивали от возбуждения. Джонатан присоединился к маленькой группе наблюдавших, чтобы узнать, из-за чего же драка.
Когда появилась полиция, чтобы их разнять, Джонатан повернулся к хрупкой пожилой женщине и спросил:
- Почему они так злятся друг на друга?
Старушка живо откликнулась:
- Эти двое нарушителей уже несколько лет орут друг на друга из-за книг в общественной библиотеке. Мужчина всегда негодует, что многие книги полны безобразного секса и аморальны. Он хочет, чтобы эти книги изъяли и сожгли. А она обзывает его «напыщенным пуританином».
- Так, что, она хочет читать эти книги? - прервал ее Джонатан.
- Ну, не совсем так, - буркнул другой наблюдавший: высокий мужчина, державший за руку маленькую девочку. - Ее жалобы очень похожи на его, хотя направлены на совершенно другие книги. Она заявляет, что в библиотеке слишком много книг, проповедующих половые и расовые предрассудки.
- Папа, что такое «предрассудки»? - спросила девочка, дергая его за штанину.
- Подожди, дорогая. Как я говорил, женщина требует, чтобы эти порнографические и расистские книги были выброшены, а вместо них закуплены книги из ее списка.
К этому времени полицейские разняли драчунов и тащили их по улице. Джонатан покачал головой и вздохнул:
- Я полагаю, полиция арестовала их за Драку?
- Не тут-то было, - засмеялась женщина. - Они оба арестованы за отказ платить налог на публичную библиотеку. А по закону, каждый обязан платить за все книги, независимо от того, нравятся они ему или нет.
- Что вы говорите? - сказал Джонатан. - Почему бы полиции не разрешить им тратить деньги на поддержание библиотек, которые они сами выберут? Тогда бы они платили только за те книги, которые им нравятся.
- Но тогда моя дочь не смогла бы воспользоваться библиотекой - у нас бы не хватило Денег, - сказал высокий мужчина, протягивая своей девочке красно-белый леденец.
- Подождите-ка, господин, - остановила его старушка, неодобрительно глядя на конфету. - Неужели пища для ума вашей дочери не так же важна, как пища для желудка?
- На что вы намекаете? - спросил мужчина, раздражаясь из-за конфеты: его дочь уже умудрилась размазать ее по платью.
Женщина задумчиво промолчала.
- Давным-давно у нас было много различных библиотек. Люди вступали и платили только за те библиотеки, которые им нравились. Члены платили небольшие членские годовые взносы, но никто не возражал. Библиотеки даже боролись за членов, пытаясь закупать лучшие книги и нанимать лучший персонал, работать в самые удобные часы и в самых удобных местах. Некоторые даже доставляли заказы на дом. Когда люди платили по своему выбору, членство в библиотеке ценилось очень высоко - выше, чем сладости! - добавила она с упреком. - Потом Совет Правителей заявил, что библиотеки слишком важны для общества, и люди не должны платить за пользование ими. Поэтому Совет открыл большую бесплатную библиотеку. Три библиотекаря были наняты за бешенные деньги для выполнения работы, которую до сих пор делал один. Рабочие часы были ограничены, но Совет все равно был популярен, потому что библиотека была бесплатной. Вскоре после этого подписные библиотеки потеряли клиентов, и им пришлось прекратить работу. - Правители открыли бесплатную библиотеку? - повторил Джонатан. - Но мне показалось, вы сказали, что каждый должен платить библиотечный налог?
- Да, правда. Но так принято - называть общественные услуги «бесплатными», Даже если нас силой заставляют платить. Это более ... цивилизованно, - закончила она с иронией.
Высокий мужчина энергично возразил:
- Подписные библиотеки? Ничего подобного не слышал!
- Конечно же, нет, - откликнулась старушка. - Библиотека, открытая Советом, так давно существует, что вы другого и представить не можете.
- Ну-ка, подождите! - закричал мужчина. - Вы что, критикуете библиотечный налог? Если Правители предоставляют ценную услугу, люди просто обязаны и должны платить за это.
- Значит, не очень-то она ценная, если приходится применять силу.
- Не все знают, что для них хорошо, а другие не могут себе этого позволить, - заявил мужчина. - Интеллигентные люди знают, что бесплатные книги создают свободное общество. А налоги распределяют бремя так, чтобы каждый честно платил свою долю. Иначе, нахлебники будут сидеть на шее у других.
- Да при библиотечном налоге больше нахлебников! - выкрикнула старушка. - Те, которые пользуются библиотекой и освобождены от уплаты налогов, ездят на других! Неужели это честно? Кто, по-вашему, имеет большее влияние на Совет Правителей: богатый друг Совета или бедняк, который не может позволить себе взять книгу?
Толкая Девочку перед собой, мужчина с жаром возразил:
- А какую библиотеку вы хотите? Вы что, хотите выбрать подписную библиотеку, которая может выступить против какой-либо части общества?
- Вы не сможете избежать предрассудков! - закричала женщина прямо ему в лицо. - Из-за чего, по-вашему, подрались эти двое? Вы что, хотите, чтобы эти клоуны в Совете выбирали за вас ваши принципы?
- Это кто клоуны? - рявкнул мужчина, слегка отодвигая старушку. - Если вам это не нравится, почему бы вам просто не уехать с острова!?
- Надменный мошенник! - воскликнула старая женщина.
Они так громко орали друг на друга, а девочка плакала, что кто-то решил вызвать полицию. Джонатан отошел от них, решив найти убежище в покое и тишине библиотеки.

Глава 13
НИЧЕГО В ТОМ НЕТ

Здания, окружавшие библиотеку, были намного выше, их каменные фасады впечатляли. Благовоспитанная толпа собралась у входа, терпеливо ожидая и стараясь не замечать ссоры, разгоравшейся за их спинами на площади. Присоединяясь к группе, Джонатан с интересом прочел надпись из бронзовых букв «НАРОДНАЯ БИБЛИОТЕКА ЛЕДИ ТВИД».
Посетители сзади пытались заглянуть через головы стоящих впереди, а те громко рассказывали о том, что они видели.
- Восхитительно! - шептали одни.
- Ошеломляюще! - говорили другие.
Джонатан потихоньку протиснулся между людьми и подошел к библиотекарскому столу около входа.
- Что это они находят таким восхитительным и ошеломляющим? - спросил он у человека, сидящего за столом.
- Шшш! - предостерег библиотекарь. - Пожалуйста, тише!
Мужчина аккуратно поправил стопку бумаги для записей на столе перед собой. Потом он наклонился вперед и посмотрел поверх очков на Джонатана:
- Это чиновники правительственного Комитета Искусств. Они только что открыли публичную выставку последнего приобретения нашей коллекции живописи.
- Как интересно, - сказал Джонатан.
Вытягивая шею, чтобы хоть что-то увидеть, он пробормотал:
- Я люблю произведения искусства, но где же ваше творение? Это должно быт, что-то очень маленькое.
- Как сказать, - проговорил библиотекарь. - Кто-то может сказать, что это очень велико. Это-то и прекрасно в этом произведении. Оно называется «Пространство в полете».
- Но я ничего не вижу, - удивился Джонатан, глядя на белую стену над входом.
- В том-то и дело. Впечатляет, правд

<
Рубрики:  ДОСУГ*/Книги
ДОСУГ*/Политика/История



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку