-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Nastufka_HollowSoul

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 1) Наши_схемы

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 16.01.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 559

Ну и моя первая птичка в мире перевода

Пятница, 10 Февраля 2012 г. 05:24 + в цитатник
just_one_hour_by_hilarious_war-d4f35bu (700x497, 68Kb)
Кто-то переводит сначала мелкие произвиденица, но у Насти всегда всё через одно место... ну как их можно не любить?

Название: The Rules of Fair Play Do Not Apply
Автор: wallhaditcoming
Ссылка на оригинал: http://wallhaditcoming.livejournal.com/6940.html
Разрешение на перевод: запрос отправлен
Переводчик: Nastufka
Бета: sablefluffy
Персонажи: Шерлок Холмс, Джон Уотсон, Джим Мориарти, ну и товарищи на заднем плане.
Пейринг:Шерлок/Джон/Джим
Рейтинг: R (за ругательства, небольшую сценку и смерть)
Жанр: романс, флафф, слэш, юмор
Размер: 9 540 в переводе.
Предупреждение: смерть второстепенного персонажа, ООС, таймлайн - после 1х02
От переводчика: делалось на заявку Kink 9.06
От беты: Этот фик лишил бету литературной невинности, поэтому бета очень волнуется. Однако, сам процесс был абсолютно восхитителен, и теперь бета чувствует себя Бэтменом!



Глава 1


- О, здравствуйте. Джим из IT, правильно?

- Вообще-то, Джеймс Мориарти. Привет!

Джон застыл.

- Шерлок! Почему тайный лидер мировой преступности сидит у нас гостиной?

- Потому что нам скучно - отозвался Шерлок.


Джону потребовалось несколько мгновений на размышления. Несколько долгих мгновений.

- Безумные водители или Китайский преступный синдикат сейчас охотятся на кого-нибудь?

- Ничего такого, я был бы в курсе, - ответил Джим.

- Ладно тогда. Только не взрывай квартиру.


Неотложные вопросы были урегулированы, и Джон вернулся к покупкам.

- В холодильнике есть что-нибудь, что может заставить меня нервничать? - крикнул он в сторону комнаты Шерлока.


Джим не знал, что и думать. Он ожидал страха, пальбы, попыток сообщить куда следует. Но уж никак не лёгкого раздражения, и последующего за ним спокойного принятия.


Вышедший из спальни Шерлок, бросил взгляд на выражение лица Мориарти и усмехнулся.

- Да, он всегда такой.


Рухнув на диван, он переключился на Джона.

- Поясни.

- Что-нибудь такое, что заставило бы нормального человека убежать с воплями.

- Да, там есть несколько вещей, которые могут заставить тебя "нервничать".

- Уточню. Есть ли в холодильнике что-нибудь, что может убить меня, как только я открою дверцу, или что-то ядовитое среди еды?

- Если ты будешь держаться подальше от верхней полки, всё будет в порядке, - заметил Шерлок. И когда Джон продолжил раскладывать покупки, обратил свое внимание на более интересные вещи.


- Ты повторяешься. Мог бы придумать что-нибудь поинтереснее ботулизма, по крайней мере, во второй раз.


- Второй раз. Погоди, второй раз? Мориарти и есть подрывник?


- Очевидно, - ответил Шерлок.


Джон выглянул в гостиную, выражение на лице Шерлока показывало напряженную работу мысли


- Я не жалуюсь, не подумай, но в сообщении было пять гудков. Я решил - этим ты хотел дать понять Шерлоку, что жертв будет ещё четыре.


- Слишком предсказуемо, - отозвался Джим.


- Нет. Это не так. Гениям нужна публика. Тебя не устроило бы быть слухом, невидимкой. Ты слишком хорош в том, что ты делаешь, и поэтому нуждаешься в признании. В конце концов, ты решил, что поиграть с Шерлоком, развлекая друг друга, будет веселее, чем просто устранить вмешавшегося. Ты решил, что он больше занимает, нежели раздражает, - Джон посмотрел на реакцию Мориарти, удовлетворённо кивнул, и вернулся к разбору покупок.


Джим шокировано рассматривал его. Шерлок ухмылялся в своей обычной манере. Джим бросил на него пронизывающий взгляд, удивленно вздернув бровь:


- Волк в овечьей шкуре, - было единственным, что он сказал на эту тему.


Молчание повисло между ними, пока Шерлок не прервал его:

-Ян Манкфорд и похищенный Вермеер – это номер четыре. Так кто был пятым в твоём пиротехническом представлении?


- Не имею никакого отношения к этому. Я мог бы получить их в любой момент, если бы захотел. Нет, пятым я должен был убить тебя, - Джим пожал плечами и улыбнулся. - Так веселее, - сказал он, глядя в сторону кухни.



Глава 2


Появления Мориарти в квартире стали настолько обыденными, что Джон начал заваривать чай на троих.


Джон передал чашку Мориарти, поставил вторую на кофейный столик, по которому Шерлок имел дурную привычку разгуливать, а сам расположился за столом у окна, прямо напротив консультирующего преступника.


- Шерлока сейчас нет. Думаю, Лестрейду удалось затащить его на дачу показаний, - сообщил Джон, встряхнув газету.


- Почему ты совсем не нервничаешь? - Джим, слегка наклонив голову, разглядывал, как ему показалось, самого загадочного человека, из тех, что он встречал за последние десять лет.


- Пока ты тут, то он развлекается. Кроме того, сейчас ты не убиваешь людей. Если я присматриваю за тобой, то ты... не знаю... не взрываешь здания, или не захватываешь мир, или не накачиваешь кого-нибудь ЛСД, потому что, по твоему мнению, это весело. Вы развлекаетесь, и одновременно я остаюсь в здравом уме. Ну, более-менее, в здравом. Если меня вообще можно считать здравомыслящим, начнём с этого. В любом случае, я думаю, это очень хорошая система.


Отметив для себя идею с ЛСД и, запомнив её на чёрный день, Джим в первый раз посмотрел на Джона Уотсона. Действительно посмотрел, а не просто окинул беглым поверхностным взглядом "я выясню всю твою подноготную". Невысокий, волосы песочного цвета, чуть тронутые сединой. Глубокие тёмно-голубые глаза, что видели слишком много, но хотят увидеть ещё больше, окружены смешливыми морщинками, чуть подчёркнуты тёмными кругами. Руки, которые могут забрать жизнь так же легко, как и спасти ее. Противоречие.


Джим вынужден был признать, что ему понравилось, действительно понравилось то, что он увидел. И он хотел увидеть больше. Но этот дурацкий шерстяной джемпер мешал. Джиму не нравилась эта овечья шкура, он хотел увидеть волка, скрывающегося под ней.


Размышляя, Джим рассматривал свой чай. Подстроить всё так, чтобы Джон решил, будто это была случайность - не проблема. Трудность в том, чтобы пролить строго определённое количество. Если пролить слишком много, то Джон не снимет, а поменяет свой джемпер на очередное шерстяное чудовище. Слишком мало, и Джон просто смахнет капли или не обратит внимания. Двух столовых ложек будет вполне достаточно.


Джим рассчитал все правильно: пятно размером с ладонь расползлось по джемперу Джона. Внизу хлопнула дверь, и Джим мог бы определить по походке, что это Шерлок, но были куда более важные вещи, на которых стоило сконцентрироваться.


Махнув рукой на извинения Джима, Джон встал, чтобы пойти переодеться.


-Зачем? Почему бы тебе просто не снять его?


- Потому что кое-кто, - резкий взгляд, - Взорвал дом напротив, выбив наши окна, и было бы слишком холодно сидеть здесь без, как минимум, трёх слоёв одежды, - дверь в квартиру распахнулась, и губы Джона дернулись в короткой улыбке, выглядевшей почти инстинктивной.


Джиму захотелось захватить страну. Или континент. Австралию, например. Если он подарит её Джону, то может быть, он получит такую же улыбку? Или принесение злым гением Австралии в дар тому, чьё одобрение он хочет снискать - ужасное клише?


- О, замечательно. Шерлок, вы с Джимом пока развлеките друг друга, а я пойду, переоденусь.


- Почему тебе надо переодеться? - спросил Шерлок, рассматривая пятно на джемпере, - Ты не мог облиться чаем сам, угол не тот... – его взгляд остановился на чашке Джима, потом на нем самом, - А, я вижу…


Как только Джон исчез из поля зрения, Джим выбрался из кресла. Шерлок уже нависал над ним, стараясь выглядеть внушительно и опасно в своём угольно-черном пальто. Джим не испугался.


- Он мой, - прошипел Шерлок, - Он хороший, и изломан, как только возможно, и ты не прикоснешься к нему снова.


- Он не твой. Ещё нет, - ответил Джим тоном, полным ледяного огня, заставлявшим других криминальных деятелей ёжиться.


- В любом случае, он не захочет принадлежать тебе.


Джим без сожаления убивал мужчин, женщин, и детей для получения того, чего хотел. Один маленький консультирующий детектив, каким бы блестящим и занимательным тот ни был, не мог остановить его. Играть с Шерлоком было весело, но он, в любом случае, намеревался уничтожить его рано или поздно.


О. О-о-о. Это была самая потрясающая идея, которая когда-либо приходила ему в голову.


- Шерлок, хочешь поиграть в другую игру?


Глава 3


Правила игры просты. Каждый из них может поцеловать Джона один раз, и каждый может использовать любой повод, чтобы прикасаться к нему, но дальнейшая инициатива должна исходить от доктора Уотсона. Первый, кому Джон признается в любви - победил. Победитель пожинает плоды. Проигравший валит ко всем чертям.


Джон спустился, одетый в старое пальто, на котором в паре мест были заметны штопки. Это было не то, на что Джим расчитывал, но всё же, несравненно лучше очередного джемпера. Джим сделал мысленную пометку: поставить в 221-b новые окна и наладить отопление. Также, найти благовидный предлог для уничтожения всей одежды Джона, в первую очередь всех джемперов. Потом убедить мужчину позволить приобрести ему дизайнерскую альтернативу.


- Единственный пункт, в котором мы достигли полного согласия, - прокомментировал Шерлок, легко следуя за мыслью Джима, - Первая часть относительно легко реализуется. Однако, для выполнения второй потребуются наши совместные усилия.


- Хорошо, - жестко ответил Джим, продолжая размышлять. Ему нужно придумать замысловатое преступление, которое полностью размажет детектива и впечатлит Джона. Только никаких убийств. А жаль, у Джима к ним талант. Тщательно продуманная кража? Может быть, подделка?


Джон переводил взгляд с одного консультирующего на другого.


- Вы, двое, не передрались тут?


Шерлок прожёг его ледяным взором.


- Нет.


"Передрались". Он фыркнул, оскорблённый подобной мыслью.


- Ну ладно, затеяли очередную войнушку, или как вы там это называете.


- Мы решили играть в другую игру, - ответил Джим. Он уже понял из своих наблюдений, что доктор ненавидит, когда Шерлок что-то скрывает от него, и чувствовал - Джон будет признателен за попытки держать его в курсе.


После долгой паузы, ушедшей на размышления, Джон поинтересовался:


- Она причинит вред кому-либо вне этой квартиры?


- Нет, - ответил Шерлок.


- Ладно, развлекайтесь тогда.


Шерлок сделал свой первый ход этим же вечером, пока Джон был на дежурстве. Джим слонялся поблизости, зная, что всё это будет иметь неприятные последствия, и желал полюбоваться на представление с первых рядов.


Джон, выглядящий уставшим и измученным, медленно поднимался по лестнице к себе. Внезапно звук его шагов стих, после чего Джон спустился вниз. Его лицо, обычно выразительное и эмоциональное, было абсолютно спокойным. Словно затишье перед бурей.


Джим боролся с собой, чтобы не расхохотаться в голос. Он даже не думал, что когда-нибудь будет взбудоражен сильнее, чем был тогда, когда совершал свои первые шаги по стезе криминального гения. Но сейчас было намного лучше.


- Шерлок, - мягко и спокойно произнес Джон, - Будь так добр, объясни, почему моя комната выглядит так, как будто там БЫЛ ПОЖАР?


Громкость его голоса возрастала с каждым произнесённым словом.


- Потому что он там был, - ответил консультирующий детектив, настраивая скрипку.


- Почему? Хотя нет, не говори, если ты скажешь, что это был эксперимент, я сверну твою тощую шейку, Майкрофт мне этого не простит.


Шерлок молчал.


- Ты соображаешь, во сколько обойдется ремонт? Все, чем я владею, было в этой комнате, Шерлок. Все. И где я теперь, по-твоему, должен спать? - за этой тирадой последовал глубокий вдох.


- Ты можешь спать в моей комнате, - предложил Шерлок, сохраняя на лице совершенно невинное выражение. Джон, сердито посмотрев на него, отмёл эту идею.


- Мне нужно на воздух. И сегодня я ночую у Сары. Можешь не ждать.


Джон вышел, хлопнув дверью.



Глава 4


Джим договорился о встрече в больнице на следующий день, конечно, позаботившись о соответствующей маскировке. Всего пара-тройка правильных угроз, и Джон никогда не узнает о том, что кто-то вмешивался в его жизнь.


Джим и доктор Сойер очень мило поболтали. Пообщались о её отношениях, и о том, к чему они могут привести. Поговорили также о ее работе, и о преимуществах частной практики в сельской местности, поближе к матери. Потому что будет просто ужасно, если с ней приключится какой-нибудь несчастный случай, а Сара будет далеко, и не успеет даже попрощаться?


Джим нашёл Джона поздно вечером в местном пабе, подавленно изучающим дно стакана. Его лицо приобрело красноватый оттенок, речь была менее членораздельной, нежели обычно, а координация движений оставляла желать лучшего. Джон был пьян, что полностью объясняло его монолог перед барменом


- Сара, моя девушка... она переезжает в Девон. Хочет жить поближе к матери. Сказала, кто-то ей сделал предложение, от которого она не смогла отказаться.


- Сочувствую, приятель.


- Дело даже не в том, что я расстроился из-за Сары. Больше переживаю из-за того, что все это за собой влечет. Она была удобным объяснением того, что со мной происходит. Знаешь, что у меня секса не было почти три месяца? Да у меня такого долгого периода воздержания не было, наверное... да никогда не было! Нет. Я Джон-Три-Континента-Уотсон не сплю с кем попало, только потому, что случай подвернулся. У меня не было секса с тех пор, как я вернулся в Лондон. Я думаю... Я думаю, я всё же больше би, чем считал изначально. Или, наконец, я думаю, что мне действительно нужно сейчас переспать с мужиком.


Бармен (примерно двадцать лет, студент университета, кредит за обучение, есть постоянная девушка, сделает ей предложение примерно через месяц) кивнул в ответ, видимо, привыкший к пьяным бессвязным бредням.


- И я не могу вернуться в свою квартиру. Я просто... в общем, просто не могу. Потому что мой сосед... Он восхитителен. Невероятно восхитителен и совершенно не заинтересован. И еще у него есть новый друг, - тут он замолчал и пьяно хихикнул, - Ага, я сказал "друг". Настолько же фантастичный, но совершенно в своем роде. В нём и не заподозришь само зло, но это ещё не всё. В общем, я не должен быть там, и я не могу быть уверен в себе и своих решениях, пока я пьян. Если я пойду туда сейчас, то с вероятностью в 98% я наброшусь на кого-нибудь из них. Также, я на 100% я уверен, что всё это не закончится ничем хорошим, тем более, что из-за алкоголя я слишком быстро завожусь…


Джим принял внезапно полученную информацию к размышлению, усиленно стараясь подавить стремление прижать доктора к этой самой стойке и использовать свой рот как аргумент убеждения в том, насколько злым он может быть. Но если он собирается нарушить правила их с Шерлоком игры таким захватывающим образом, то нужно подождать, пока оно будет того стоить.


Так что всё, что он сделал, это послал Джону смс с адресом его ближайшего убежища в качестве альтернативы Бейкер-стрит. После чего Джим отправился домой, принял долгий холодный душ, и провалился в сладкие мокрые сны, впервые за последние шестнадцать лет.


Глава 5


Джиму потребовалась неделя на то, чтобы всё подготовить к своему следующему ходу. За это время Шерлок успел извиниться перед Джоном, пригласив в того в уютный ресторан, где на их стол по его просьбе поставили свечи (хотя, стоит заметить, Джон не протестовал). Шерлок хватался за руку Джона во время преследований намного чаще, чем раньше, и практически уничтожил то небольшое личное пространство, что еще оставалось между ним и доктором Уотсоном. Помимо этого, он каждый день играл на скрипке серенады, которые неизменно заставляли Джона улыбаться.


Вкратце: Джим был недоволен. Он был очень недоволен. Правда у него все ещё оставалась идеально спланированная операция. Она размажет Шерлока, позволит Джону почувствоваться себя нужным и полезным, и покажет ему, что Джим не настолько плохой – ну, в основном.


Лестрейд позвонил Шерлоку, когда его компьютер подвергся хакерской атаке. Джим вздохнул, откинулся в кресле, и приготовился насладиться представлением. Его внимание сосредоточилось на двух экранах перед ним. Один показывал, что именно видят Лестрейд, Шерлок, и Джон на экране монитора инспектора, а второй показывал их самих.

Скотланд Ярду определенно нужна новая система безопасности. Было так трогательно легко проникнуть внутрь, взломать компьютер, и установить камеры. На все про все ушло минут пять.


- Ну, и зачем я здесь, Лестрейд? Мне с трудом верится, что проблемы с твоим компьютером нуждаются в моей специальной экспертизе.


- А я почему-то думаю, что нуждаются, - сказал инспектор, указывая на экран монитора.


"Привет, Секси =)

У меня есть для тебя подарок. Его подготовка заняла некоторое время, но я думаю, он стоит того. Как бы там ни было, я надеюсь, ты получишь удовольствие!


Ваш дружелюбный сосед криминальный гений."


- Он знает, что если он причинит боль кому-нибудь, то я... - Джон запнулся, бросив взгляд на инспектора, - В общем, он очень долго не будет пить мой чай. Давайте пока просто оставим всё, как есть.


Доктор выглядел совершенно неотразимым, когда пристально вглядывался в экран. Это отправило дрожь вдоль позвоночника Джима самым правильным образом. И, все же, это слегка расстраивало. Больше никаких убийств. По крайней мере, не до празднования полугода их совместной жизни, после которого, как он был уверен, можно будет договориться насчёт кое-чего.


Джим взглянул на другой монитор, просматривая видеоролик, который сейчас проигрывался на компьютере Лестрейда.


- Это... это моё дело. Трехдневной давности. Должна была быть обычная облава, но что-то пошло не так. МИ5 были вовлечены. Их человек внутри получил пулю. Они открыли ответный огонь на поражение. А я в это время выводил престарелого банкира из перестрелки.


Шерлок всем своим видом показывал, что он совершенно не понимает, что такого интересного в этой ситуации. Джон же, наоборот, начал смеяться.


- О Боже. О Боже. Это блестяще. Абсолютно чертовски гениально! - пытаясь отдышаться, он схватился за живот. Шерлок сверлил взглядом монитор.


- Объясни, - коротко бросил он. Что в действительности обозначало "Позволю себе заметить, что я – гений, а ты своим поведением оскорбил меня. Также, тебе не дозволено что-то понимать раньше меня. И за это я буду дуться на тебя до конца месяца"


- Парень, которого подстрелили. Это тот фальшивомонетчик, по поводу которого ты просил нас помочь несколько недель назад? Тот, про которого Шерлок сказал, будто тот слишком уныл, чтобы с ним возиться? - Лестрейд кивнул, - МИ5 заставило вас выпустить его, чтобы схватить его с сообщником, чем бы они там не занимались?


- Ну и? - спросил Лестрейд. Чем больше веселился Джон, тем нетерпеливее восстановится инспектор.


- Обман. Это всё был обман! Убийца Эванса и Роджера Прескотта жив. И никакое МИ5 с вами не сотрудничало, - Джон рассмеялся снова, опираясь на стол Лестрейда, чтобы не упасть.


Джим ввёл команды, снимая контроль над компьютером инспектора, усмехаясь над выражениями их лиц - едва сдерживаемое разочарование Лестрейда, почти убийственный взгляд Шерлока в камеру, и искренняя радость на лице Джона.


К моменту возвращения на Бейкер-стрит, Джим уже ждал их там. Когда Джон вошёл, он остановился прямо в дверном проёме и начал медленно аплодировать. Джим встал и изобразил лёгкий поклон.


Шерлок пристально смотрел на него, его рука властно лежала на плече Джона, но Джима это не заботило. Потому что Джон ему улыбался. Улыбался той самой прекрасной светлой улыбкой, что была зарезервирована для Шерлока, когда тот был особенно догадлив. Только на этот раз она предназначалась Джиму.


Сердце Джима забавно встрепенулось, чего никогда раньше не происходило, и он улыбнулся Джону в ответ. Не той откровенно фальшивой улыбкой, которую использовал, пытаясь расположить к себе кого-то, и не оскалом, предназначенным для запугивания. Это была какая-то другая. Какая-то новая.


Ощущение трепета в его груди возникало всякий раз, когда Джон был рядом, или мог быть где-то поблизости, или когда Джим думал о нем. Оно было отвлекающим и нелепым, но Джим не мог заставить себя волноваться из-за этого. Он не понимал причин, и размышления об этом занимали его во время приступов скуки, ранее заполняемых убийствами и терактами.


Ответ нашёлся спустя две недели, когда Джон забирал почту.


- Джим, ты случайно не знаешь, почему Красный Крест находится под впечатлением от моего пожертвования в один миллион фунтов? Или почему различные больницы приглашают меня на торжества, чтобы поблагодарить за различные взносы, которые, как они верят, я передал на реабилитацию ветеранов войны? Или почему сумма этих пожертвований в общей сложности составляет чуть менее восьми миллионов фунтов, что, я уверен - по чистой случайности, точно соответствует сумме, которую Эванс и Прескотт получили от аферы с одним банкиром?


- А как вы предполагаете, доктор Уотсон? - спросил Джим, вздернув бровь.


- Я предполагаю, что ты отправишься со мной на эти мероприятия. Как единственный ответственный, ты должен страдать вместе со мной. Кроме того, я предполагаю, что ты заплатишь за мои уроки танцев, чтобы я не выставил себя полным дураком, - Джон улыбался той самой потрясающей улыбкой. Оказалось, что не нужно было дарить Джону континент. Достаточно было потрать восемь миллионов на благотворительность.


Его сердце снова затрепетало, и Джим не мог не подумать, что это напоминает то, как авторы дурацких любовных романов описывают своих персонажей, когда те влю...


Чувство, которое он едва осознавал ранее, взорвалось в его груди целой бурей эмоций. И весь его многозадачный мозг мог выдать лишь одно: ох, да чтоб меня...


Глава 6


Джиму необходимо было поговорить об этом с кем-нибудь. Он должен был убедиться, что он действительно влю... Ему нужно было быть уверенным в этом, дабы принять соответствующие меры предосторожности. Люди в подобных ситуациях склонны к экстремальному идиотизму, и чаще всего делают массу глупых ошибок.


Его первым выбором должна была бы стать мать, но с ней произошёл "несчастный случай", когда ему было двадцать. Спустя семь лет после того, как она бросила Джима и его брата. Джеймс был занят серьёзной операцией в Конго, и не мог так легко прерваться, да и Джим очень сомневался, что он сможет посоветовать что-нибудь полезное. Себастьян был единственным из его подчиненных, с которым можно было быть откровенным практически во всём, но весьма маловероятно, что Моран имеет представление о чем-то, подобном проблеме Джима. У данного вопроса было только одно решение.


- Джимми, - радостно воскликнула женщина на том конце провода, - Чем я могу тебя помочь?


- Ирэн, мне нужен твой совет.


- Если ты звонишь по тому поводу, по которому я думаю, то вынуждена тебя разочаровать. Я уже оставила свою шляпку в другом углу ринга.


- Мне не нужна такого рода помощь. Я не настолько некомпетентен и безнадёжен. Я надеялся узнать у тебя о..., - Джим запнулся, не совсем уверенный в том, как сформулировать свою мысль.


- О чем? - неприлично весело переспросила американка


- Если бы я описал тебе ряд симптомов, ты смогла бы идентифицировать эмоцию, лежащую в основе?


- Симптомы? Эмоции - это не болезнь, Джимми!


- Просто ответь на вопрос, - ответил Джим, стиснув зубы.


- Да. Да, я смогла бы диагностировать эмоцию, которой ты заразился, - он почти мог услышать, как она закатывает глаза.


- Когда я рядом с определённым человеком, то я улыбаюсь не для того, чтобы запугать или обмануть, я подозреваю, что эта моя улыбка... она настоящая. Я пытаюсь заставить улыбаться этого человека, и я обнаружил, что получаю удовольствие, когда он смеётся, особенно, если он это делает в результате моих действий. Мне пришлось временно прекратить убивать, иначе он снова будет плохо думать обо мне, а по какой-то необъяснимой причине его мнение меня волнует. Кроме того, моё сердце периодически пытается... "выпорхнуть" из груди, когда я думаю о нём.


- Заставляет ли тебя ревновать присутствие других людей рядом с ним?


- Я заставил его бывшую уехать из города и спланировал как минимум четыре способа убийства того, кто посмеет к нему прикоснуться, если только это буду не я. Это считается?


- Да, это считается. Полагаю, ты рассматриваешь возможность того, что ты влюблён?


- Да.


- Ну и как ощущения?


- Как будто загнали занозу в сердце.


- Это очень специфично. Шерлок просто сказал "тупая травма грудной полости"


- Холмс разговаривал с тобой по этому поводу? - спросил Джим. Общее количество способов убийства детектива возросло до сорока двух, семнадцать из которых предполагали неосведомленность Джона.


- Да. И я собираюсь сказать тебе то же, что и ему. Ты здоров, но ты в полном дерьме.


- Что?


- Да, Джим. Да. Ты его любишь.


- Вот блядство.


- Это я и имела в виду. В любом случаи, спасибо, что вы решили урегулировать этот вопрос со мной. Теперь я просто обязана познакомиться с этим Джоном Уотсоном, раз он умудрился влюбить в себя обоих моих гениев, даже не пытаясь этого сделать. Ждите меня в Лондоне завтра в это же время.


Джим посмотрел вниз, на уже замолчавший телефон с нарастающим ужасом. Что же он наделал?



Глава 7


Джим быстро повесил контроль над сетью на Морана, проинструктировав, какие угрозы и в каких обстоятельствах нужно произносить и исполнять, и передал Себастьяну список причин, по которым необходимо связаться с ним. Это была огромная ответственность, большая, чем Джим когда-либо смог бы дать при нормальных обстоятельствах. Но. Адлер с его Джоном. Он доверял Холмсу рядом с его Джоном куда больше, чем Адлер.


Он дал указания водителю, и спустя несколько минут был на Бейкер-стрит, 221б. Джим открыл дверь своим ключом, который сделал пару недель назад по слепку с того, что нашёл у Холмса в кармане.

И застыл, увидев картину в гостиной.


Холмс, обняв Джона одной рукой за плечи, аккуратно и бережно перебирал его волосы другой. Джон спал, его голова покоилась на груди Шерлока. Джим испытал ни с чем не сравнимое желание наиболее болезненным способом скинуть Холмса с дивана, но не хотел беспокоить Джона. Он выглядел так мирно, к тому же, будет лучше, если он будет без сознания во время этого разговора.


- Чем могу помочь, Мориарти? Я несколько занят сейчас, и если это визит вежливости, то он вполне может подождать, - всё это Холмс произнёс, не отрывая взгляда от Джона.


Джим сдерживал себя. Убийство лучшего друга человека, за которым он пытается ухаживать, не закончится ничем хорошим, неважно насколько правдоподобное и разумное оправдание для этого он придумает.


- У нас небольшая чрезвычайная ситуация, которая требует очень деликатного решения. Немедленного деликатного решения.


- У нас?


- Да, у нас. Это итог от наших общих действий.


- И что же попадает под обе данные категории?


- Женщина.


Спина Шерлока мгновенно напряглась, и он впервые посмотрел на консультирующего преступника с того момента, как тот переступил порог. Взгляд льдисто-голубых глаз был холоден.


- Что ты сделал, Мориарти?


- Я позвонил ей для того, чтобы получить консультацию из ее области знаний. И она дала мне ответ, который я и ожидал, - опять эта заноза. И почему это все считают, что влюблённость - это приятно? До сих пор было только больно, - Видимо, после нашей беседы, она вздумала посетить Лондон. А точнее, одного определенного доктора.


Холмс произнес парочку изобретательных и довольно впечатляющих французских эпитетов.


- Я могу попросить Майкрофта принять профилактические меры. Зная Адлер, ясно, что это не задержит её надолго, зато позволит нам выиграть хоть какое-то время, - он глубоко вздохнул, - Придётся оказать ему услугу. Я ненавижу ему помогать.


- Я саботирую правительственные системы, так что понадобится человек вне их, чтобы разобраться с этим вопросом. Он должен будет позвонить тебе, - предложил Джим, пока Шерлок набирал сообщения в телефоне одной рукой, стараясь не потревожить Джона.


- Когда будет проходить беседа? - спросил Шерлок, продолжая смотреть на дисплей в ожидании ответа.


Джим взглянул на свои часы и выругался (его выбор пал на румынский).


- Через полчаса. Вполне вероятно, что она уже направляется сюда.


- Конечно, она не может...


- Это же Ирэн. Конечно же, она может. И так она и поступит.


Телефон Шерлока пискнул.


- Разумеется, так она и поступила. Но в этот раз люди Майкрофта оказались относительно компетентны. Её остановили, они должны задержать ее на двадцать четыре часа.


Они решили, что все следующие совещания подобного рода будут проводиться в электронном виде, так как Шерлок устал смотреть на Джима, а Джим волновался из-за того, что так надолго оставил Морана одного. Это показалось разумным решением, по крайней мере, на следующие часов двенадцать, прежде чем им придётся придумывать что-то еще.


Но Шерлок и Джим ошибались, что было довольно типично для дел, касавшихся Ирэн.


Глава 8


Звонок выдернул Джима из столь нечастых объятий Морфея. Он уставился на часы мутным взором. Восемь утра. Каждый, кто хотел жить, знал, что до 10 утра Джима лучше не беспокоить. Это делало его раздражительным. И никто не был счастлив, если Джим был раздражён.


Он решил было проигнорировать звонившего, сбросив вызов, но тут рингтон сменился на совершенно другой. "The Boy is Mine"


Звонил Холмс. И была лишь одна причина, по которой он мог добровольно позвонить Джиму. И звалась она: Джон Уотсон.


- Ты должен приехать на Бэйкер-стрит. Сейчас, - рявкнул Шерлок, перед тем как отключиться.


Джим не стал тратить временя на переодевание, и был на пороге дома 221б по Бейкер-стрит в своей фланелевой пижаме уже через пятнадцать минут. Он позволил себе притормозить, только когда увидел то, вернее, ту, что возлежала на диване.


- Ты, - прошипел он.


- Я, - весело подтвердила Ирэн, удобно устроившись на диване, и уложив ноги на подушку, - Я предупреждала вас, что буду здесь утром.


Шерлок сидел в кресле у камина и настраивал скрипку, бормоча что-то о некомпетентности брата и его подчиненных.


- Доброе утро, Джим, - поздоровался Джон, выходя из кухни с пакетом замороженных овощей, завёрнутых в полотенце, - Извините за задержку, миссис Адлер, но мне пришлось переставлять некоторые вещи, которые я совершенно не ожидал увидеть в холодильнике.


По взгляду, которым одарили Шерлока, Джим предположил, что эти "вещи" были замороженными частями тел. И, судя по неосознанной реакции Джона, это были уши.


- Мисс, вообще-то. И, пожалуйста, называй меня Ирэн, - сказала она, одарив его своей самой очаровательной улыбкой.


Шерлок тут же ощетинился, и Джим подозревал, что его реакция была не лучше. Тем не менее, детектив первым начал разговор:


- Ирэн, если ты не уберешься сейчас же, я буду вынужден прибегнуть к радикальным мерам.


- Умоляю, - Ирэн закатила глаза. - Когда ты последний раз пытался воздействовать на меня своими радикальными мерами, всё закончилось тем, что ты оказался прикован наручниками к спинке кровати, совершенно голым. Хотя, знаешь, горничная потом прислала мне благодарственное письмо.


Шерлок сердито что-то пробормотал, продолжив настраивать скрипку уже более резкими движениями. Джон, накладывая компресс на лодыжку Ирэн, приподнял брови и чуть покраснел.


- Джим, а ты даже не начинай. Счет был 5:1 в последний раз, когда я проверяла, и не забывай, кстати, что у меня есть твоё фото из университета.


Джим прервался на полуслове. 5:2, если быть точным, но он не мог начать спорить, так как у неё действительно была та фотография. Пару лет назад ему даже пришлось нанять Шерлока через подставное лицо, чтобы вернуть ее. Ничего хорошего из этого не вышло.


- Так вы, и с Джимом знакомы? - поинтересовался Джон, повернувшись к Джиму, и, наконец, рассмотрев, во что тот одет, - Ээээ... Джим?


- Да, Джон?


- Кое-какие остатки моего гардероба находится в комнате Шерлока. После того эксперимента мало что осталось, но ты можешь выбрать себе чего-нибудь. Скорее всего, брюкам потребуется ремень, да и футболки будут слегка мешковаты, но, по крайней мере, они подойдут больше. Более или менее.


Гордость Джима запротестовала, но, поразмышляв, он согласился.


Надеть одежду, которая пахнет Джоном. Ту, что касалась его обнажённой кожи. У него будет возможность сдедуктировать (да, правильный термин) происхождение каждого пятна, собрать картину жизни Джона по кусочкам. Короче, о да!


- Тебе нужно больше вещей, - это всё что мог сказать Джим, после того как вернулся из комнаты Шерлока, переодевшись. Это было единственное, что он мог произнести без риска начать сиять. Сейчас его окружал запах Джона. Он практически ощущал его прикосновения.


- Вообще-то, у меня сейчас нет достаточного количества наличных для покупок, - смущенно произнес Джон. Он пристально смотрел на Джима, по-видимому, загипнотизированный видом мужчины в своей одежде. Расширенные зрачки, чуть участившиеся дыхание, и едва заметное усиление кровотока свидетельствовали о бурной работе воображения.


Ирэн, наблюдая за Джоном, Джимом, и Шерлоком, широко улыбнулась.


- Ясно. Я всё поняла, - она проигнорировала пристальные взгляды обоих консультантов, - Джонни, пожалуйста, позволь мне пригласить тебя пройтись со мной по магазинам, в знак благодарности за твою помощь. Шерлок платит, конечно же, так как именно он ответственен за уничтожение твоего гардероба. Хотя.., - протянула она, привставая с дивана, - судя по тому, как ты одет, и во что переоделся Джимми, этим он сделал миру огромное одолжение.


- Кстати, Ирэн, за какую именно помощь ты хочешь его отблагодарить? - поинтересовался Джим, - И что случилось с твоей ногой?


- Это был кошмар! Я шла по улице, и тут на меня напали грабители. Из-за них я упала и подвернула ногу. Джонни не только вернул мне мой кошелёк, но и принёс меня сюда, чтобы оказать первую помощь. Представь себе мой удивление, когда я узнала, что он оказался соседом моего дорогого друга Шерлока.


- Заклятого врага, - пробормотал Шерлок, - Уж точно не друга. И если ты была удивлена, то я - пуделек.


- Ну, с твоей прической... - Ирэн продолжала улыбаться.


- Шерлок, - Джон попытался закатить глаза, - У тебя не может быть трёх заклятых врагов. Само словосочетание опровергает это. Заклятый враг может быть только один. Тебе придётся выбрать.


- Всё равно, Ирэн, ты не сможешь пойти с Джоном по магазином - с твоей-то травмой, - самодовольно заявил Джим. Он сам хотел пройтись с ним по магазинам, чёрт побери!


Ирэн тут же вскочила с дивана.


- Ух ты, посмотрите, мне уже намного лучше! Собирайся, Джонни. Я, уверяю, ты в хороших руках. Если тебе нужны доказательства моей компетентности, посмотри на своих мальчиков, - заглянув в ничего не понимающие глаза Джона, она пояснила, - Ты же не думаешь, что они так одевались, когда я их встретила? О, боже, нет, конечно же. Их научили.


- О, да будь оно всё проклято, - Джон понимающе распахнул глаза, - Мне придётся иметь дело с вами троими, да?


Ирэн, хихикнув, потащила за собой протестующего и упирающегося доктора.



Глава 9


Брюнетка с молочного цвета кожей и очаровательно улыбающийся блондин с выразительными голубыми глазами явно показались продавщице парой. Интимные прикосновения, смех, сердитые взгляды, смущающие вопросы.


Продавщица, разумеется, была идиоткой, как и практически все вокруг, но Джим понимал, почему она сделала неправильные выводы. Возможно, он сделал бы такие же, если бы ситуация не затрагивала его непосредственно. Подобные размышления заставляли кровь кипеть. Шерлок был объясним. Шерлока он смог бы принять. Но только не женщину. Никакую женщину.


- Джим, - Шерлок шепотом привлек его внимание.


Джим взглянул на Шерлока, проследил за взглядом, направленным на телефон в руке консультирующего преступника, и слегка удивился, обнаружив, что дисплей на том пошел трещинами.


- Если бы мы с тобой, конечно, гипотетически рассуждая, убили кого-нибудь за то, что он прикоснулся к нашему Джону, мы оставили бы тело в назидание остальным, или надёжно спрятали? - сквозь зубы спросил Шерлок, когда руки Ирэн прошлись по бёдрам Джона.


- По моему профессиональному мнению, гипотетическое тело нужно прятать в регулярно посещаемом месте, но подальше от любопытных глаз.


- Бар Три Гарридеба, например, было бы идеальным местом. Гипотетически, - Ирэн взяла метр у портного и принялась снимать мерки сама, - Конечно, пока мы имеем дело с мелкими криминальными авторитетами. Но остаются и крупные преступные синдикаты. По-моему, для того, чтобы их запугать, нужен более тонкий подход.


- Я считаю правильное применение взрывных устройств очень тонким подходом.


- Джон не одобрит, - произнес Шерлок, осторожно наблюдая за Джимом, - Думаю, это единственная причина, по которой я все ещё жив, учитывая разговор, приведший Ирэн сюда. Лично у меня есть уже восемьдесят три идеи, как убить тебя и изощренно избавиться от трупа.


- Как-нибудь поделишься - у меня пока всего лишь семьдесят пять, - Джим расплылся в своей улыбочке чеширского кота, - Я без колебаний уничтожу любого, кто будет угрожать Джону. Кого угодно. Но я знаю тебя, и я знаю, что ты никогда не причинишь ему боль преднамеренно. А если причинишь - наш договор отменяется. Но у меня нет такой же уверенности по поводу Ирэн. Кроме того, ты развлекаешь и отвлекаешь, а Ирэн...


- Раздражает? Надоедает? Мешает? Навязывается? - предположил Шерлок.


- Да, - Джим искренне улыбнулся Шерлоку, впервые с начала игры.


Телефон Джима завибрировал, и они с Шерлоком нырнули за витрину с драгоценностями. Как оба уже поняли из своего опыта, преследование было не лучшим поведением, во всяком случае, в неписаных правилах Джона. Оба одинаково нахмурились, читая присланное сообщение:


Если вы, двое, планируете меня убить, чтобы таким образом поставить точку, то, может быть, выберете более высококлассное место для избавления от тела? Нет, ну серьёзно. Бар Три Гарридеба? И если вы планируете предварительно меня пытать, то не могли бы вы быть так любезны, и не трогать лицо? Я буду крайне признательна.


Глава 10


Так как Ирэн, очевидно, намеревалась ходить хвостом за Джоном всё время своего визита (Джим и Шерлок с трудом могли дождаться его окончания), Джим обнаружил себя в беспрецедентной ситуации - он оказался на месте преступления уже после того, как оно было совершено.


Детектив-сержант (Салли Донован, согласно досье Джима) окинула их долгим пристальным взором:


- Что, фрик, теперь путешествуешь со свитой?


- Конечно, нет. Это обозначало бы, что мною восхищается больше, чем один человек, разве не так? - нахально поинтересовался Шерлок, приподнимая ленту для себя и Джона.


Сержант, заметив явное нежелание Шерлока, чтобы Джим и Ирэн последовали за ним, тут же приподняла оградительную ленту и жестом пригласила их пройти. Шерлок сверкал глазами, Ирэн улыбнулась, Джим не был уверен насчёт выражения на своем лице, а Джон, прижав пальцы к переносице, тяжело вздохнул.


Джим практически не уделил телу внимания - его больше заботило расстояние между Ирэн и Джоном.


- Шерлок! Что это всё значит? Я и так нарушаю до черта правил, пуская тебя на место преступления.


- Джон, как ты знаешь, мой коллега, мой друг, и неотъемлемая часть моей работы. Джим - консультант, - Джим помахал инспектору, улыбаясь как можно менее угрожающе, - у Ирэн, однако, нет никаких оснований оставаться здесь, и она должна немедленно убраться, - Ирэн, каким-то образом успевшая ухватить Джона за руку, когда Джим отвлёкся, одарила инспектора ослепительной улыбкой.


- Шерлок, ты что, снова собираешься разрушить свидание Джона? Пытаешься избавиться от новой подружки? - поинтересовался Лестрейд, явно веселясь.


Шерлок зарычал. По настоящему зарычал, а Джим одарил инспектора взглядом, который был им специально разработан, дабы повергать мафию в ужас. Ирэн продолжала сиять, но Джон, почувствовав накопившееся напряжение, высвободился из её хватки.


- Прекратите, сейчас же, - предупреждающе бросил Джон обоим консультантам, - Ирэн, не могла бы ты составить компанию лейтенанту Нортону, пока я буду осматривать тело? Шерлоку и Джиму нужно успокоиться, - он пристально посмотрел в их сторону, - И твоё присутствие эту задачу не облегчает.


Джон, конечно, был прав. Но их заставляло нервничать не ее присутствие возле Джима и Шерлока, а близость Адлер к Джону. В любом случае, его просьба решила бы проблему.


- Для тебя – все, что угодно, Джонни, - подмигнула Ирэн.


Джим уже было двинулся к Ирэн, но Шерлок перехватил его.


- Годфри любит музыку, прекрасный тенор, и страстный поклонник оперы, Лапочка, особенно по сравнению с прочей братией, терпелив, обожает путешествия и приключения, - Джим позволил этой мысли укорениться. Годфри был бы идеальной парой для Ирэн.

- Джон невероятно восхитителен и без всего этого, - с уловимым трепетом прошептал Шерлок на ухо Джиму, и тот склонен был согласиться


- Так, - произнес Джон, присев рядом с телом, - Жертва мертва всего несколько часов. Причина смерти... - Джон замолчал, продолжая осторожно изучать тело.


- Любой идиот поймет, что причина смерти - огнестрельное ранение в голову, - фыркнул криминалист фыркнул (что-то на А... поразительное сходство с вымершими рептилиями запоминалось куда лучше, чем имя). Джиму он сразу не понравился.


- Да, - рявкнул Шерлок, возвращаясь в свой привычный режим «расследование преступлений», - Любой идиот именно так и подумал бы. Любой идиот был бы неправ.


- О чём это он? - спросил Лестрейд, повернувшись к Джону за пояснениями.


- Она была мертва еще до того, как в нее выстрелили. Если я в чем-то и разбираюсь, так это в огнестрельных ранениях, - произнес Джон, опалив взглядом криминалиста, - Она задохнулась. Обеспечена, что можно понять по одежде. Замужем, но бегает на сторону. Это можно определить по обручальному кольцу, и если ты до сих пор не понял, каким образом, то ты действительно настолько тупой, насколько в этом уверен Шерлок. Огнестрельное ранение можно повесить на кого угодно. Это попытка подставить кого-то.


Шерлок, вытащивший Джона из комнаты в коридор, не остался незамеченным Джимом. Примерно половина его мозга была полностью сосредоточена на внезапном глухом ударе о стену, разделяющую стену и коридор, тихим стоне и низком рычании.


Та же половина чётко слышит изумление в голосе Джона:


- Ты же женат на своей работе?


И слышит раздражённый ответ Шерлока:


- Разве ты не слышал, что я сказал Лестрейду? Ты - мой коллега, мой друг, и ты - часть моей работы.


Джим вылетел в коридор, что никак не было связано с Джоном и Шерлоком. Вторая часть его мозга была занята телом на полу.


- Это моё убийство, - выпалил он Шерлоку.


- Что? - спросил Джон, поправив свитер, и яростно уставившись на Джима.


- Предполагалось, что это будет мой следующий клиент, но я отказался от дела, как только мы начали нашу игру.


- Если это не ты, тогда кто? - глаза Шерлока напряжённо заблестели.


- Себастьян чертов Моран, - прошипел Джим, - Он слишком много на себя берет. Ты - держишь Ирэн подальше от Джона. А я позабочусь об этом вредителе.


Джим добрался до ближайшего убежища и теперь изучал оборудование, имеющееся в наличии. Если Моран решил прибрать к своим рукам бизнес Мориарти, то Джим будет следующей целью.


Дверь резко распахнулась, и Джим повернулся к ней, медленно поднимая руки над головой.


- Себ, я думал, что наши отношения более прочны. Ты стреляешь в людей, а я говорю, в кого и когда. Это была потрясающая схема, но тебе вздумалось всё испортить, - трагичным тоном произнес Джим, дюйм за дюймом опуская руку к нагрудному карману, где всегда хранил детонатор, замаскированный под ручку.


- Нет, Мориарти, это ты вечно все портишь. Шерлока Холмса я ещё могу понять, но этого его приятеля? Пока ты занимался, бог знает чем, мне пришлось взять на себя большую часть работы. И знаешь, что я понял? Все схемы Мориарти будут отлично работать и без Мориарти, - ответил Моран, - Хочу поблагодарить тебя за то, что ты показал мне, кем я могу стать.


За двумя выстрелами последовал глухой звук удара тела об пол.


- Ну, а я хочу поблагодарить тебя за то, что ты был настолько хрестоматийным злодеем, - заметил Джон от двери, - Я вряд ли успел бы добраться сюда, если бы он не начал разглагольствовать.


Он подошёл к Морану и проверил пульс, испачкав пальцы кровью.


- Хорошо. Никто не ранит ни одного из моих гениев, - сказал он, усталым жестом потирая переносицу. Не замечая, что пачкает лицо кровью.


Мысли Джима замедлились до нелепости, весь мыслительный процесс проходил, словно в тумане, когда Джон слегка задрал его рубашку, чтобы обследовать царапину, оставленную пулей Морана.


Джон убил за него. Джон убил за него и испачкался в крови человека, пытавшегося его прикончить. И теперь Джон касался его обнажённой кожи. Это было уже чересчур. Непреодолимо.


Прежде, чем Джим осознал, что именно делает, он прижал Джона к буфету.


- Ты. Охуительно. Потрясающий, - прошептал он Джону на ухо, прикусывая мочку, - Волк в овечьей шкуре, - он проложил дорожку поцелуев вдоль линии челюсти Джона, - Мне охуительно нравятся волки, Джонни. Я чертовски люблю волков, Джон. Ты позволишь мне снять с тебя овечью шкуру?


И затем Джим его поцеловал.


Глава 11


Джон поцеловал его в ответ. И когда Джон целовался, он именно это имел в виду. С языком, и с его руками везде.


Джим отстранился первым.


- Чёрт. Ты был прав насчет трех континентов, - выдавил он, пытаясь выровнять дыхание.


Джон ничего не ответил. Не произнося ни слова, он закончил перевязку Джима, помог ему переодеться, и отвез их обратно на Бейкер-стрит. Это смущало Джима, но всякий раз, когда он открывал рот, чтобы прервать молчание, выражение лица Джона ясно давало понять, что ему необходима тишина.


Как только они прибыли на Бейкер стрит, Джон просто ушёл, бросив:

- Мне нужно проветриться. Если кто-нибудь из вас, - он тяжело посмотрел на каждого, - Хотя бы подумает о том, чтобы проследить за мной, я его просто прибью. Мне нужно время, чтобы разобраться со всем этим.


Спустя несколько бесконечных минут, Шерлок задал вопрос, исключительно для того, чтобы нарушить молчание.


- Значит, Морану, все-таки не удалось убить тебя?


- Нет. Уверен, ты разочарован.


- Наоборот, я рад. Если бы ты позволил кому-нибудь прикончить себя, то я хотел бы стать этим кем-то. В противном случае, это пустая трата времени, - на лице Шерлока на мгновение промелькнула искренняя улыбка, но даже она не могла скрыть его напряжения.


- Он где-то там решает, прямо сейчас, - Джим осознавал, что констатирует очевидное, но он чувствовал потребность сказать хоть что-нибудь.


- Да.


Ещё одна долгая пауза.


- Ты отправил кого-нибудь, чтобы убрали труп?


Если бы Джим был из тех, кто хлопает себя по лбу, что-то забывая, то сейчас он так бы и сделал. Он достал телефон и быстро отправил соответствующие указания. В ответ на мерзкую усмешку Шерлока, лишь пожал плечами.


- Я, знаешь ли, в тот момент был слегка занят.


Выражение лица Шерлока отражало смесь раздражение и веселья.


- Уж я догадываюсь. Языком, видимо.


- Им. И руками, - Джим улыбнулся Шерлоку, а Шерлок улыбался ему в ответ, пока оба не вспомнили, что на кону стоит Джон. И нельзя позволить себе быть дружелюбным с соперником, когда проигравший должен уйти.


Джима вдруг поразила мысль, что он понятия не имеет, как все это закончится. Существовал весомый шанс, что проиграет именно он. Слишком высока вероятность, что он больше никогда не увидит Джона. Не сможет дразнить Шерлока лицом к лицу, наблюдая за попытками разгадать его загадки. И никогда не сможет заглянуть Джону в глаза.


Шерлока, очевидно, преследовали те же размышления.


- Если... Если Джон... Если ты победишь, что делать будешь?


- Я поднимусь с ним наверх, и буду лить на тебя кипяток, если ты начнешь соваться в мою сексуальную жизнь, - Шерлок бросил на него удивленный взгляд, - Ты его лучший друг. Я не могу просить его отказаться от тебя, если хочу быть с ним и дальше.


- Ты можешь переехать в его комнату, если всё же выиграю я,- осторожно предложил Шерлок.


Снова воцарилась тишина, уже менее напряжённая, но далеко не мирная. В отчаянном порыве занять мозги, Джим заграбастал ноутбук Джона и десятком способами зашифровал доступ. Едва он закончил, Шерлок вырвал у него ноутбук и приступил к взлому. Немного позже они добавили секундомер, свечу, и плавиковую кислоту (разбавленную, конечно, не идиоты же они), чтобы сделать процесс интереснее. Пытаясь отвлечься от беспокойства, грызущего внутренности, чувства, которое ни один из них раньше не испытывал.


Ирэн появилась четыре часа спустя – помада размазана, лицо раскраснелось, глаза сияют. Один взгляд вокруг позволил ей сделать совершенно правильные выводы.


- Вы знаете, куда он направился? Мне нужно шепнуть ему пару слов, которые весьма облегчат ему жизнь.


- Нам запрещено следить за ним под страхом смерти, - ответил Джим, переводя взгляд с секундомера на пальцы Шерлока, танцующие над клавиатурой, и обратно.


- Вы не ответили на вопрос, - резко отозвалась Ирэн.


- Риджентс парк или его любимый паб, три улицы к югу отсюда, - проворчал Шерлок, хмурясь и пытаясь сосредоточиться.


У них ушло пять минут на то, чтобы понять, что именно они наделали. И примерно пятнадцать – на осознание того, насколько все стало паршиво.


Джону отправили сообщение, назначив встречу на ближайшем складе. Шерлок и Джим слонялись там уже добрых две минуты, когда он появился. Бледный, с покрасневшими глазами, Джон был вне себя от ярости.


- У меня состоялась крайне занимательная беседа с Ирэн. Пока вы не попытались её прикончить, Ирэн просила передать, что ее не стоит рассматривать в качестве соперника в вашей игре. Она хотела бы пока посмотреть, что у них может получиться с Годфри.


Молчание.


- Вы, двое. Словно пятилетки, устроившие драку за игрушку. Всё это оказалось игрой. Грёбанной игрой. Чёртовым экспериментом. "Кто первым соблазнит Джона?". Знаете, я действительно идиот. В течение жалких нескольких мгновений мне показалось, что кому-то действительно есть до меня чертово дело, - горький смешок, - Ну что ж, вам двоим, придётся определять победителя как-нибудь по-другому. Потому что я не хочу играть. Я отказываюсь участвовать.


Ещё одна долгая пауза.


- Утром я съеду с Бейкер-стрит. Надеюсь, вы будете счастливы вместе – вы действительно друг друга стоите.


Джим и Шерлок стояли в гробовом молчании, которое, казалось, растянулось на часы.


- Если так подумать, эта была не самая светлая мысль, - медленно произнёс Джим.


- Неужели? А кто эту идею вообще предложил? - саркастично поинтересовался Шерлок.


- Если кто-либо из нас попытается его переубедить, то Джон решит, что игра продолжается.


Они снова замолчали, осознавая чудовищно реальную возможность того, что они оба могут навсегда потерять Джона.


- Что, если... Что, если мы оба попробуем переубедить его? Вместе? - предложил Шерлок, - У нас не было бы причин так поступать в том случае, если бы игра продолжалась.


- А мы сможем? Мы действительно сможем делить его? - спросил Джим.


- Ты не хочешь уходить, я не хочу, чтобы ты уходил, а Джон не хочет выбирать. Мы отлично работаем вместе, когда речь идет о нашем Джоне.


Их Джон. Эта мысль отправила кровь прямо к паху Джима. Она казалась абсолютно правильной.


Подумав пару секунд, они соприкоснулись губами, пытаясь экспериментально определить возможные границы партнёрства. Мгновение спустя - отпрянули друг от друга, и выражения на их лицах четко отразило все, что они по этому поводу думают


- Нет


- Никогда больше, - согласился Джим, борясь с ребяческим желанием вытереть рот рукавом.


Возвращение обратно на Бейкер-стрит позволило скоординировать план атаки. Джон предпринял отважную попытку поднять бунт, подавленный за две минуты. Они потребовались на то, чтобы убедить Джона, что Шерлок не собирался обижать его, а уж Джим - тем более. После хитрого манёвра Джон оказывается на кровати, одежда куда-то исчезает, вот уже Джим пытается запомнить каждый позвонок Джона своим ртом, а Шерлок вырисовывает языком дорожку по рёбрам Джона, а сам доктор каким-то невообразимым способом ставит на них свои метки-укусы везде, куда может дотянуться, и его руки делают вещи, которые должны быть запрещены законом, и может быть, так оно и есть, но когда это раньше останавливало Джима, Шерлока, и Джона?


Два часа спустя, они распростерты на влажных липких простынях. Джон устраивается поуютнее на груди Джима, а Шерлок практически оборачивается вокруг него всем телом.


- Мои, - сонно бормочет доктор, уткнувшись носом Джиму в грудь и позволяя Шерлоку себя обнять.


- Твои, - согласно шепчут они в ответ.


Глава 12


Джон медленно приоткрыл глаза и моргнул, прислушиваясь к разбудившему его разговору.


- Нет! Ты не можешь забирать его всякий раз, когда принимаешь участие в "интересном расследовании"! Потому что ты начнешь менять значение слова "интересное" на "то, что заводит полицию в тупик".


- Могу я брать его с собой на интересные расследования, при условии, что всё потраченное время будет возмещено?


- С процентами, - предусмотрительно заметил Джим.


- О чём это вы, двое? - пробормотал Джон и, потянувшись, сел.


- Переговоры по поводу условий нашего перемирия, - пояснил Шерлок, на удивление целомудренно целуя Джона в висок, - Доброе утро.


- И оно доброе, не так ли? – хищно улыбнулся Джим.


Утренний поцелуй Джима был далеко не целомудренным. Он был откровенно непристойным - с языками, зубами, и участившимся пульсом Джона.


- Мориарти, - предупреждающе прорычал Шерлок.


Джим бросил на него безмятежный взгляд, и принял настолько невинный вид, что Джон рухнул обратно на подушки, расхохотавшись.


Когда Джон успокоился достаточно, чтобы осознать все услышанное, он нахмурился:


- Будучи объектом спора, я имею право голоса в этих переговорах?


- Нет, - лаконично ответил Джим, заработав тем самым жесткий взгляд Джона. Он мягко продолжил:


- Всё будет честно – ни один из нас не согласится на меньшее. Ты в любом случаи останешься доволен. Твоя близость и попытки вмешаться будут только отвлекать нас.


- В таком случае, пока вы, двое заключаете своё причудливое соглашение, я приму горячий душ. У меня всё болит, - Джон демонстративно проигнорировал их самодовольные усмешки, и, пробормотав: "проваливайте", направился ванную.


Джон наслаждался спокойствием весь день, бездельничая перед телевизором, и пытаясь выяснить, что именно Джим и Шерлок сотворили с его ноутбуком. Изредка мирная обстановка прерывалась вспышками споров вокруг формулировки слова "день" или приемлемых условий обращения с Джоном.


- Я не против связывания, но никаких игр, причиняющих боль! - крикнул Джон, - И татуировки могут быть сделаны только с моего согласия, данного в здравом уме и твердой памяти!


В итоге, правила определились довольно простые. Джим получает понедельник, среду и пятницу. Шерлок - вторник, четверг и субботу. Воскресенья чередуются. Праздники проводятся вместе, и день считается начатым в 12:01, исключая случаи, когда кто-то активно занимается сексом (получасовые дебаты относительно значения слова "активный"). Видите? Всё просто.


В общем, практически ничего не изменилось. Все банкоматы теперь обращались к Джону исключительно "секси", Шерлок тискал его на местах преступлений примерно так же часто, как и оскорблял Андерсона, но в целом, всё шло по-прежнему.


Бывали дни, когда он чувствовал себя живущим с пятилетними гениями, обладающими либидо студентов университета. Он вынужден был объявить им секс-бойкот после первой недели совместного проживания - создавалось ощущение, что эти двое решили освятить сим действом каждый уголок их квартиры. Каждый в отдельности.


- Мне уже давно не восемнадцать, - заявил Джон, когда гении выступили против него единым фронтом (объединенные действия уже сами по себе были недобрым знаком), - Мне уже почти сорок. И мне нужна передышка, иначе я не выдержу. Четыре дня в общей сложности, по два на каждого. Я слишком многого прошу?


Лестрейд был единственным (кроме Майкрофта, конечно, но Майкрофт знает все), кому удалось выяснить подробности этих странных отношений. Это произошло после особо захватывающего дела, и Лестрейд пытался взять показания, когда увидел знакомое выражение на лице Шерлока.


- Бога ради, да поцелуй ты его уже. Сексуальное напряжение становится практически невыносимым.


Шерлок нахмурился


- Я не могу.


- С чего это ты не можешь? Вы же не поссорились, нет? - взгляд инспектора перебегал с одного на другого.


- Сегодня пятница. Давай уже быстрее с этим. Мне приходится платить проценты за опоздание.


- Что такого в пятнице, из-за чего ты не можешь поцеловать своего парня?


- По пятницам он не мой парень. Если я буду его целовать его в дни, когда он не мой парень, это будет нарушением условий договора, и Мориарти получит право взорвать какое-нибудь здание.


- Это закреплено у вас в договоре? Пожалуйста, скажи мне, что ты пошутил, - Джон схватился за голову.


- Мориарти? Мориарти, террорист Мориарти? - Лестрейд понизил голос, и его тон стал несколько пугающим, - Позволь спросить, и почему же Мориарти будет взрывать дома, если ты поцелуешь Джона в пятницу?


- Потому что парень Джона по пятницам - Джим, - объяснил Шерлок, - На самом деле, всё довольно просто, но каждая минута, которую я трачу сейчас, равна минуте и десяти секундам, которые я теряю в субботу. Учитывая, что это воскресенье не мое, мне нужна эта суббота, иначе потом придётся ждать до вторника.


- Джим. Тот Джим, которого ты привел месяц назад на место преступления. Это был Мориарти?


- Дай мне свой телефон, - потребовал Джон, - Я должен объяснить кое-кому, что за подрывом зданий последует, как минимум, месяц отсутствия секса и сна на диване.


После этого Шерлок получил пищевое отравление в связи с нарушением договора, а именно, пункта о конфиденциальности. Джим отделался вывихом запястья в качестве акта возмездия. Джону пришлось позвонить Ирэн, так как ситуация начинала выходить из-под контроля. Были нужны другие меры воздействия за нарушение условий соглашения, а Джон не был тем человеком, кто мог следить за этим. Один взгляд, страстный или жалостливый, и он сдавался.


Нарушение правил теперь каралось конфискацией Джона. Годфри оказался приличным человеком, к тому же, идея провести пару дней вдали от своих придурковатых бойфрендов иногда казалась очень привлекательной. Да и смотреть футбол с нечаянным другом было весело.


"С другой стороны, - размышлял Джон, очнувшись от хлороформа, которым надышался во время похищения из магазина, - Проводить время с ними, даже когда они ссорятся и пытаются задеть друг друга, намного приятнее некоторых вещей".


- Нет. Я действительно не знаю, кого вы имеете в виду, - со скукой в голосе повторил Джон в двенадцатый раз. Эти похитители были умны, кем бы они не были. Связанные предплечья и запястья делали побег маловероятным.


- Твой бойфренд. Мужик, с которым ты трахаешься. Он меня достал, и я хочу передать ему сообщение. Ты позвонишь ему и повторишь слово в слово то, что я скажу, или я отрежу твоё ухо и использую его в качестве смс.


В этом была проблема жизни с двумя гениями, каждый из которых мог довести до белого каления весь преступный мир. Он никогда не знал, на кого именно с его помощью собираются надавить.


- Будьте так любезны, объясните, чем именно он вас достал? Это может помочь мне разобраться в ситуации.


- Он лезет в мои дела, - мужчина в хорошо сидящим костюме, ирландский акцент. Мафия?


Это абсолютно ничем не помогло. Любой из них легко подошел бы под описание, хотя и по разным причинам.


- Скажи ему, Джек Галлахер передаёт "привет", и если он не отвалит, то можешь заодно и попрощаться, - произнес мужик, набирая номер и поднося телефон к уху.


- Шерлок Холмс, - из динамика послышался мягкий баритон.


- Ах, этот бойфренд. Привет, Шерлок.


- Джон? Разве ты не должен сейчас давать показания в Скотланд-Ярде? - спросил Шерлок.


- Ага. Именно там я и должен быть. Но я тут встретил одного твоего друга.


- Друга? - натянуто переспросил Шерлок, - Я включу громкую связь?


- Да не вопрос.


- Джонни? Кто это? Где ты? Он уже сделал что-нибудь? – ледяным тоном начал спрашивать Джим.


- Джек Галлахер просил передать тебе привет. И отвалить, или, я цитирую (дабы вы не подумали, что я выражаюсь клише) "я могу заодно и попрощаться". Помимо этого, озвучивались угрозы, затрагивающие мои уши. Ой, кажется головорез с бейсбольной битой собирается меня прервать.


Джон не знал, как долго он был в отключке, или как много Шерлок (и Джим) успели услышать до того, как звонок оборвался. Единственное, в чем он был уверен, так в том, что это было не самое худшее его похищение. Талибы по-прежнему оставался в лидерах. Но, как бы там ни было, оно вошло в топ-десять.


Та часть сознания Джона, что еще функционировала, зафиксировала звук взрыва (он был в шоковом состоянии, потерял много крови, и, похоже, заработал сотрясение мозга, так что имел право на некоторую неточность в деталях)


- Видишь? Тонкий подход.


- Взрыв? Да. Дверь, разлетевшаяся на куски? Нет, - ответил Шерлок


- Мистер Холмс, как мило с вашей стороны присоединиться к нам. Доктор Уотсон, поздоровайся с Шерлоком и его другом.


- Джим, - вяло пробормотал Джон, - Я думал, что четко изложил свою позицию по поводу взрывчатки.


- Само собой. А теперь мы с Шерлоком собираемся четко изложить нашу позицию по поводу причинения боли нашему доктору.


- Ты кто такой? - раздражённо бросил Галлахер.


- Джеймс Мориарти. Привет! - его притворно дружелюбный тон послал по спине Джона мурашки.


- Мориарти? - переспросил Галлахер, его голос чуть дрогнул, - Что ты тут делаешь?


- Ты взял кое-что наше. Мы пришли, чтобы это вернуть, - ответит за него Шерлок.


- И оставить весточку тому, кто еще захочет попробовать забрать то, что ему не принадлежит, - добавил Джим с ледяной угрозой в голосе.


Где-то в этот момент Джон вырубился, и проснулся уже в своей постели на Бейкер-стрит. Джим крепко вцепился в него одной рукой, а другой что-то набирал на клавиатуре ноутбука. Шерлок сидел по-турецки в изножье кровати и пристально смотрел на Джона.


- Доброе утро, мальчики, - сказал он, силясь улыбнуться.


- Это вряд ли, - холодно произнес Шерлок. Джим рассеяно кивнул, соглашаясь.


Действие графика было временно приостановлено до выздоровления Джона. Все трое проводили время вместе, развалившись на диване, и смотрели «Принцессу-Невесту», кино про Джеймса Бонда, и другие фильмы. Джону хотелось думать, что он занимается культурным образование своих мальчиков. Они с Джимом смеялись над Шерлоком во время просмотра «Принцессы-Невесты», и Шерлок дулся. Они с Шерлоком смеялись над Джимом во время Бондианы, и Джим недовольно хмурился. А Шерлок с Джимом смеялись уже над ним, после просмотра "Автостопом по галактике", так как он был похож на актера, игравшего главную роль, и определенно напоминал характером Артура Дента.


Джон никогда не спрашивал, почему грабители переходят на другую сторону улицы, едва увидев его, или почему во время преследования им и Шерлоком вооружённых преступников, те прилагают массу усилий, чтобы закосить под штурмовиков из Star Wars. Шерлок и Джим никогда не рассказывали - почему, и он просто отнес происходящее к категории "всё в порядке".


Джон живёт со своими гениальными, чокнутыми, придурковатыми бойфрендами, и это весело, и опасно, и прекрасно, и под завязку набито сюрпризами. Джон Уотсон не променяет эту жизнь ни на какую другую.
Метки:  
Понравилось: 1 пользователю



Аноним   обратиться по имени Суббота, 05 Января 2013 г. 21:05 (ссылка)
спасибо за перевод)
Ответить С цитатой В цитатник    |    Не показывать комментарий
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку