-Музыка

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Menestrella

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 11.08.2006
Записей:
Комментариев:
Написано: 1150

Оставляю за собой право не предавать своему мнению решающего значения.

Зеркала.

Воскресенье, 03 Сентября 2006 г. 19:30 + в цитатник
Спокойной воды вам
 (640x480, 132Kb)
Рубрики:  Настой

Тебе

Пятница, 01 Сентября 2006 г. 23:24 + в цитатник
Менестрелла Менестрелю
пела песни о весне,
О разбуженных капелью,
О Ненаступившем дне.

Менестрель платил за звуки
Ясною улыбкой глаз,
А в душе зевал от скуки:
Пел я то же сотни раз.

Менестрелю Менестрелла
пела песни о Звезде
И о тех, по ком скорбела
Та в бескрайней высоте.

Менестрель в душе смеялся:
Пой, глупышка, звук хорош.
Каждый в жизни раз пытался
Ограничить зло и ложь.

Менестрелю Менестрелла
пела песни о любви
Об Амура легких стрелах
И о клятвах на крови

Менестрель вздыхал украдкой:
так же чувствовал и я.
Сердце истощилось схваткой
Вместе с разумом лия.

Менестрелла менестрелю
пела песни с грустью дум:
как же я тебя жалею,
милый мой ты трубадур!

Как ты мог так измениться
за изгнание, остыть?
Я тебе спою, мой рыцарь,
Все, что ты успел забыть.
Рубрики:  Сквозные двери

Ожиданная встреча.

Пятница, 01 Сентября 2006 г. 20:55 + в цитатник
Ба, здравствуй, как дела? Да, ты не ошибаешься, я изменилась. И даже точно знаю в чем - смотрю на тебя и знаю. Смотрю на тебя - и думаю - и это я? гляжу и хочу еще сильнее измениться.
Полноте, от себя не уйдешь. А от своего прошлого? Это вопрос. Скажи мне, мое милое прошлое, почему мне кажется, что мы не расставались?
Ты опять попадаешь в яблочко. Боже, сколько же я времени таскаю тебя за своей спиной! И каждый раз, когда мне начинает казать, что я ушла с обрыва над этой стремительной рекой, тропка снова выводит меня - и весь лес шепчет:
ну, взгляни: смотри, как спешит за тобою вода.
Сделай шаг, и ты вспомнишь, что утекло.
Правда? Но ведь если я соглашусь, мне придется придирчиво выбирать, в какой из далеких волн искать воды мудрости. И что бы я не выбрала, этот поток обязательно подложить мне свинью и подменит выбранное мною крестное место. Согласись, это несправедливо.
Какое же ты лохматое, прошлое! Я-то думала, что остригала тебя, обычно - по понедельникам и первым января. Оказывается, мои ножницы не режут, и старые узлы просто затянулись. Что, глупая девочка, запутался твой клубочек? Куда он там тебя должен был вывести? К счастью? К истине? К уму-разуму? К любви?
Лучше и не напоминай!
Знаешь, где-то там, за моею спиной в рюкзаке лежит треугольник классический, черный. Ты уже знакомо с ним, прошлое? Так вот, второй катет скоро возвращается - ты помнишь второй катет? то странное создание, единственное мне знакомое существо не масштабнее меня. И гипотенуз, которого я удалила к горю моего дорогого катета - она не любит углы, ей подавай фигуры!! - гипотенуз тоже в скором времени вновь покинет рюкзак.
Что же мне с тобой делать, прошлое?
Ничего? Ты опять право. Если все эти пожитки загостятся в настоящем, то мне там не будет места. Хотя как раз сейчас я себе места и не нахожу. Видимо, поэтому я полезла опять в рюкзак. Дурная привычка -вторая натура. Ну да сегодня мне все можно - по случаю траура. Даже небо сменило костюм - оно единственное жалеет лето. Есть о чем жалеть?..
Рубрики:  Настой

Разбитое

Четверг, 31 Августа 2006 г. 17:33 + в цитатник
Пустая трата времени
Неделями
Осенними,
Ухоженные листья
Уведут
за холода.
и что бы в ярости они
ни делали -
не сделали.
Палитра, краски, кисти,
И - замерзшая -
Вода
Остануться
рисунками
маршрутами
сигналами
на память узелки
развяжут руки
тем, кто цел.
и кажутся
осколки
то - минутами
то - тщетными развалами,
Где меткие стрелки
от скуки
ищут судеб мел.
Рубрики:  Сквозные двери

Отвлечение. Ватные лапки.

Среда, 30 Августа 2006 г. 22:41 + в цитатник
Фырк. Я не лпачу. Я не плачу. Плачу нея. Этто все снегг - зачем он меня грустит? Огрущает? Я пръямо грустенею отего падалиц. Белые яблоки - целые горы белых яблок. И хр-рустят! Фырк. Кажжется, я опостылел. Опостыл. Или обостыл? Неваж-жно. Не бумажжный, не рассыплюсь.
Моя мамма - Ма-ма-Ч-ка! - Ма-ам! - говорит, что я - молодой, да раненый. Я - повесенник и поднежник. Как-татак. Да-дак. Ма-а-а-а-а-а-а-а-а-м! А-а-а-а-а-а-! Ма-а-а-а! А-а-а-а-м!!
Ну вот, провалился в загреб. Обидна! Это все снег - слег, накиддал горы белых яблок, горы собразовали загребы, чтобы я вних провалялся. Проваливалялся. И веддь проваливалился же! Мам-а-а-а-ой!. Забыл. Она же мне сказала сидеть тихо-дома. А я - громыка-на-снегУ!..
Но веддь весь село. Весьсело! Значит, мне можна.
Что-то я проехал. Проприпустил! Этто не провально! Надо было сначала подумать: А дайка я скачусь с яблок! - а потом скататься. Сначала подумай, а потом поделай. Так Мамма говорит. И я тоже так Говорю!
А давайка я скачу. Сь. С. Яблок. Вз-з-з. И врежусь в дере... бац.
Не успе... ум. Сдерево нашиворот попало. У, сдерево, я тебе еще показу!
Странно. Сдерево как-то подорзительно похоже на горы белых яблок. Значт, снеговые яблоки растут надеревьях. А что - надерево и сдерево. Вроде подоходит.
Надо еще раз пропробовать. Сравнять надерево и сдерево. И падалицы. Засберусь-ка я на тот загреб!
Вуу-у-у-ух! Бум!Точно! Сдерево от падалиц не отлицишь. ОЙ, какой же громкий былБум! Мамма услышит. Вот тагда будет мне такой сильный шлеп! Она жеменя отшлепАет, отнаучит и нору гает! Надо быть тихим, как, как...
как Я! Я Же Мышька! Пойду поеду в другую сторону, там-там я яще небыль!
А впачетление такое, что быль! Па-хо-жа на мой скат к надереву. Тесен мир.
Ну ка, чтотутунас? Здесь надо определенно обвалиться. Обвалюсь-ка я тут. Итут. Итам. Иещездесьиздесьиздесьивоттуттожеага! Теперь я - Мышька вяблоках. Коричневый въяблоках Мышька. Вбелых. О! Вбелка! Я ее видел.
НО ОНА НЕ ВБЕЛАЯ! Она вдуплелая! Так. нереветь, нереветь, нереветь! Мамма будется, а когда Мамма будется, она серцдится. Большие Мышьки не ревут. Или ревут? Мыдведицы точно нет, а мышьки?
Понял! Вбелка вдуплелая, дупло - белое, вбелка вбелая! Мышька-умка! Мамка! Я умка!! Мамка!! Мамка! Ой. Мамка спит. Вдоме. Вдом. М-м-м! Пахнет Мамкой. И Мышькой. Мной. Мня вдомашний, правда, мамма? Мня. Мня-мня. Мня............
Рубрики:  Настой

Чудеса.

Среда, 30 Августа 2006 г. 18:03 + в цитатник
Целую неделю ждать сообщения - любого слова, включая предельно корректное "нет". Первые три дня мучиться, не мочь уснуть и толком выспаться, вставать - не просыпаясь - ходить, как в тумане. Настроение - по диаганали - от "сама виновата" и "Ну почему?" до "кто знает, что могло случиться" и "никто никому ничего не должен".
Только вот если все это правда, то мне вообще не стоит жить, а если правда последнее - то жить не стоит никому. Джунгли. Осторожно, глядите, как бы лиана вас не съела.
И вот - чудо - короткая строчка, подтверждающая третий пунк и опровергающая первые два. Никто никому ничего не должен - одна я всегда всем должна - пресловутое чувство вины - в это я снова не верю.
А смысл? Еще две недели ждать, постепенно затухая, расстраивая струны нервов, ломая руки и голову - если так будет, я сама над собой посмеюсь, но это будет смех сквозь слезы.
Все пройдет - как же мне надоело ждать, пока пройдет очередная нелепость, пока она станет всего лишь нелепостью.
Вдох. Выдох. Задержать дыхание. И так до бесконечности.

Настроение сейчас - Облачное.
В колонках играет - Ничего. Музыка у меня в голове: "Романтика" Фабрики. Заело. Случайно.
Рубрики:  Настой

О героизме.

Понедельник, 28 Августа 2006 г. 17:37 + в цитатник
Недели две назад ночевали с подругой у меня. Ночью, во время положенной беседы по душам, на улице что-то защебетало. Я грешным делом думала, что это птичка так жалобно шепчет. Нет. Это был котенок - долго, протяжно звал - кого-нибудь. У нас заводской район, собак пруд-пруди, поэтому никаких сомнений в том, что его рано или поздно обнаружат друзья человека, не было.
Друзья человека - *грустная усмешка* - заботяться о том, чтоб нам было не о ком беспокоиться.
У нас не просто заводской район, у нас отвратительный заводской район, ночные прогулки не рекомендованы никому. И я своей рациональной частью отлично понимала - и продолжаю понимать - что мне туда лучше не соваться. При этом меня бы никто на улицу не пустил ("никого"-четыре человека), я бы сама не решилась. А он звал и звал.
Конечно же, я никуда не пошла. Конечно же, это маленькое создание - большие так не пищат - в конце концов заглохло.
В детстве я перетаскала уйму котят, пристроили нескольких и одну щеночку. В детстве я никогда не поддавалась на происки разума, никогда не проходила мимо, думая, что я не могу ничем помочь.
Я и сейчас иногда их подкармливаю - всех подряд.
Но ночью я,конечно, никуда не пошла.
Иногда я себя ненавижу.

Сегодня видела одну фразу по ТВ: Найти героя проще, чем увидеть его подвиг.

Садилась около рынка в троллейбус, и уже когда зашла, за моей спиной разгорелся конфликт. Я по привычке решила, что кто-то куда-то пролез или что-то кому-то отдавил. Нет. Все хором орали ни на кого по поводу женщин, вытащивших у кого-то кошелек. Видели. Не сразу - но очень скоро - заметили. Жертва кинулась ловить воровок, граждане, проявившие приятные единодушие и сознательность, еще долго возмущенно гудели - вместе - не против друг друга.
Видела я вроде тех воровок, догнали их, нет, не знаю, но атмосфера была в духе "Ату, лови их". Азарт, адреналин. Охота - хищник на хищника. Волк (польстим жертве) на шакала.
Отчего у меня такое странное ощущени? Кадр из реальности - вырезка...

Представим себе эту сцену: бежит женщина, кричит: воровки, держите, остановите!
Те, разумеется, припускают, ибо если они проявят сдержанность и солидность, хозяйка кошелька, осведомленная о содержимом, докажет свою правоту; ибо одна унесет кошелек, а потом они где-то встретяться, ибо никто так сразу женщин не остановит. Ибо воров должны ловить за руку.
Герои - ну какой тут мог бы быть герой? Героиня - в данном случае ей досталась драма - фигурирует только как ключевой персонаж, не боле.

Вывод: люди, будьте бдительны.
Еще один: чем больше у вас ценного внутри и чем меньше снаружи, тем слабее вероятность страшной потери.
И последнее: внутренние ценности тоже могут украсть - и вот тут вы точно будете знать, кто это сделал, но не сможете ничем себе помочь.
Где у нас ближайший психолог?

Настроение сейчас - Ни-ка-ко-е................................
В колонках играет - Ни-че-го..............................
Рубрики:  Настой

Его Тень.

Пятница, 18 Августа 2006 г. 14:26 + в цитатник
Наверное, Она слишком часто удачно пыталась с ним случайно встретиться. Он ее то что бы не замечал - просто не любил. Но Она продолжала надеяться, что однажды... Что, собственно, должно было случиться однажды, Она и сама толком не знала. Но продолжала ждать чего-то особенного, яркого и светлого. Счастья и Любви.
Как же часто те, кто ищет свет, находят тьму.
Он заметил. Заметил, что Она постоянно преследует его. Все, что Он наговорил, не стоит приводить: мне Ее жалко. Но одну вещь отметить придется - она задела девушку даже больше, чем все остальные.
- ... У меня уже есть тень, и вторая мне не нужна! - категорично подытожил Он и хладнокровно окинул несчастную взглядом. - Хотя, конечно, ты будешь покруче тени: появляешься везде, вне зависимости от того, есть ли солнце или нет.
- Ты мое солнце, - почти прошептала Она, когда Он уже развернулся и рванул подальше от нее.
Радости внутри Него не было. Но Ему казалось, что так легче помочь Ей - показать, что ничего никогда не будет, и все пройдет.
Боли внутри Нее тоже уже не осталось: она рухнула в бездну Ее души, не заняв в ней и тысячной доли.
В другой жизни или с другим человеком Она могла быть Роковой женщиной. Если бы Он не сбежал, его удивлению не было бы предела: ее глаза сверкали страшным огнем, губы растянулись в мечтательной улыбке, а руки... Руки выводили на стене, в Ее собственной тени надпись.
- Пусть у Него не будет тени. Пусть у Него не станет тени. Пусть у Него не будет солнца. Пусть для Него не будет тьмы.

Пусть у Него не будет тени. Пусть у Него не станет тени.
Пусть у Него не будет солнца. Пусть для Него не будет тьмы.
Я обещаю свою душу. Я приклоняюсь на колени.
Пусть для Него изчезнет зрение. И тьмой и светом будем Мы.
Пусть у Него не будет тени. Пусть у Него не станет тени.
Навеки полдень. Исчезают в палящей яркости цвета.
Пускай Его огнем светило до глубины души разденет.
Пусть днем и ночью за Ним следом шагает бездны пустота.
Пусть у Него не будет тени. Пусть у Него не станет тени.
В грядущем прошлое восстанет,в пространстве жизнь и смерть время.
Пусть У Него Не Будет Тени.

Они не долго не виделись - или долго.
На следующую ночь к Ней пришла его Тень. Это была колышащаяся во мраке черная дыра, безконечная чернота, наползающая порой на самую границу света и жаждущая поглотить все, до чего могла бы дотянуться. Тень могла бы напугать Ее одним своим видом - но Она не испугалась и когда услышала то, что Тень сказала:
- Я пришла на Твой зов.
- Как твое имя, Тьма? - прокричала Она, ибо голос сердца в Ней уже давно кричал гораздо громче голоса разума.
- Имя мне Дно. Когда-то давно я спала на самом дне Ларца Пандоры. Потом я была тенью множества людей. Теперь я - Твоя вторая тень.
- Но Мне не нужна вторая тень, у Меня уже есть Моя собственная, - сказала Она, и добавила, - Ты можешь быть свободной.
Тьма вдруг разрослась до огромных размеров, и Она дрогнула - но Тень всего лишь вздохнула.
- Я обещаю еще трижды прийти на Твой зов, - сказала она. - А потом я уйду навсегда. До свидания, о Повелительница.
- Я не стану тебя звать, - сказала Она. - Не стану! Не стану...
Она проснулась, дрожа от холода.
Они не виделись долго - потому что Она ждала, считая дни, до того момента, когда можно было просто так с Ним встретиться, а Он был занят.
Он писал. Он был музыкант - за это Она любила его душу. И все время с Их последней Он сгорал в огне музыки, все больше понимая, что не способен остановиться. Он кидался от рояля к Флейте, от гитары к лютне, пел во весь голос песни и мурлыкал симфонии. Он записывал тему за темой, перекладывая ее то для одного инструмента, то для другого. Так прошла, наверное, неделя. И тогда Он вышел на улицу - потому что больше уже не мог записывать - не успевал; а в голове Его вихрем крутились мелодии.
И под звон этого нестройного оркестра Он опять встретил Ее. Встретил и прошел мимо, в полусне-полубреду, будто пьяный - одурманенный музыкой. И Она прошла мимо него, потому что не смогла остановиться, потому что жар Его, всегда манившей, всегда притягивавший, такой сладкий, такой нежный - в этот раз был невыносим. Она глядела на Него и видела огненный шар, который горел, который был готов взорваться.
Тогда Она первый раз позвала Его Тень.
- Что с Ним? - спросила Она, и Тень ответила:
- Мой быший Хозяин - огонь, и Он горит, не имея сил остановиться. Я всегда останавливала Его, забирая по праву ту энергию, что могла Его погубить.
- Вернись к Нему, - сказала Она, позабыв про все, думая только о том, что Он может погибнуть.
Тень заколыхалася.
- Нет. Я - Твоя Тень, за это Ты обещала Свою душу, а это больше, чем я смогу получить за всю Его жизнь от Него.
- Тогда зачем ты мне нужна? - сказала Она с горечью в голосе. - Иди и не возвращайся ко Мне, холодная Тьма.
- Я приду еще дважды, - прошептала Тень и исчезла.
А Она осталась одна - наедине со Своей Тенью и Горем.
- Что Мне делать? - спросила Она Горе, и Горе ответило:
- Плачь.
- Что Мне делать? - спросила Она Свою Тень, и Тень ответила Ей:
- Стань Его тенью.
Тогда Она второй раз позвала Его Тень, и спросила:
- Как Мне стать Его Тенью?
И Тень ответила.
- Это очень просто. Избавься от Своей и иди за Ним. Я покажу дорогу.
- Но как же Мне избавиться от своей Тени? - растерянно спросила Она.
- Дождись полудня и шагни в мои объятья, - успехнулась Тень.
Так Она и сделала. В полдень под ногами ее растворились последнии частички Ее Тени, и Она взглянула перед собой и ахнула: впереди расстилалась бесцветная пропасть, в которой не было видно ни земли, ни неба; у самого дна черной водой сияла Тень, и Она шагнула в ее объятия.
Был солнечный день. Он шел по парку, находившемуся рядом с Его домом, наслаждаясь природой и тишиной. А за Ним шла Она, дрожа от восторга, всем своим существом впитывая Его тепло. Она была счастлива.
А потом настал вечер, и пришла ночь, и Он погасил свет в своей комнате, и мир теней объял Ее. Она впервые взглянула на этот мир и пришла в ужас.
Этот мир напоминал старые фотографии: ни одного яркого цвета, вся палитра в серых оттенках; ни одной выпуклости, все плоское, неживое и живое одновременно, жмущееся к стенам, полу или потолку, как та крыса, не решавшаяся выйти на середину комнаты, ни одна из теней, черной черствой коростой покрывавших комнату, не могла хотя бы приблизиться к ее центру; ни единой частицы тепла или чувства. И все эти тени, вечно голодные и жадные до тепла, накинулись на Нее, окружили Ее, завладели ее телом и памятью, и Она исчезла в их тьме.
Утром Она проснулась как после кошмара, где ты бегаешь по лестницам и стенам и падаешь в черное небо, а когда просыпаешься, не помнишь ничего, но чувствуешь себя совершенно выжатым, как лимон.
Так шли дни - в его тени, и ночи - дня короче, бесконечное мессиво тепла и холода. Она - нет, не погибала - ссыхалась, как листик, растворялась в этих черных бесформенных глыбах ночи.
Однажды Он гулял в парке - в том самом парке, где Они раньше иногда виделись - и Он никогда не сердился, когда встречал Ее там, потому что и Сам очень любил этот парк. Там была скамеечка, на которой Он часто сидел, а рядом со скамеечкой рос куст роз, и среди этих роз была одна, с Тенью которой Она подружилась. Он сидел на скамеечке, Она лежала в тени куста роз и наслаждалась недолгим покоем. Вечерело.
Тень Розы сильно отличалась от тех теней, которые раздирали Ее на части ночью - все-таки она была Тенью Розы. И у нее было много знакомых, от одного из которых она недавно узнала нечто про Его Тень, узнала и пришла в ужас от того, что узнала.
- Она действительно лежала на дне Ларца Пандоры, - печально поведала Тень Розы Ей. - И она не случайно стала Его Тенью. Она была Тенью многих ярких людей, ярких и горячих. От них она и получила свои силы, без них сейчас она была бы слабее меня. Но и они без нее не стали бы теми, кем они стали. Ты Его любишь, поэтому Он не сгорает, но ты не принадлежишь этому миру, поэтому ты беззащитна перед его злом. Ты погибнешь, и пусть она никогда не сможет забрать твою душу, то, что произойдет потом будет еще хуже: Его Тень станет свободной, а с ее силой это равносильно концу света.
- Я могла бы еще раз позвать ее, - сказала с горечью в голосе Она. - Но с двумя тенями я умру от холода, а ведь моя тень все еще ждет меня, - Он как проходил мимо моего дома, и я видела ее. Когда я умру, она все равно освободиться. Я не знаю, что мне делать.
В этот момент Он посмотрел на Нее - на свою Тень - и сказал с усмешкой.
- Что-то ты, моя тень, совсем расклеилась. Тоже скучаешь по - Он назвал Ее имя, - тебе тоже не хватает Ее? Ах, если бы Она вернулась!..
Тень Розы и Она переглянулись.
- Кажется, я уже знаю, что делать, - сказала Она. - Две тени - это как раз то, что надо.
Она очнулась на скамейке, Он стоял рядом. Она, наверное, впервые посмотрела прямо Ему в глаза и улыбнулась, и он улыбнулся в ответ.
- Где ты так долго пропадала? Все тебя искали.
Он помолчал и добавил:
- Мне тебя очень не хватало.
А потом вдруг порывисто обнял Ее и прошептал прямо на ушко:
- Никогда больше не уходи.
- Не уйду, - сказала Она, глядя на две тени, слившиеся за Его спиной в одну. - Не уйду, - тихо-тихо повторила Она, - две тени - это как раз то, что надо - пока мы вместе. А мы будем вместе всегда.


Настроение сейчас - 3 по Рихтеру, штормит.
В колонках играет - Ветер Воды
Рубрики:  Настой

Млея на солнце.

Четверг, 17 Августа 2006 г. 16:36 + в цитатник
Вчера я на целый день сбежала из дому. Пила горячий чай, сидя на сосновом пне, играла на гитаре под дубком. Невдалеке в воде отражались две березы, и мне все казалось, что это кто-то стоит и слушает. Я вернулась поздно вечером не просто отдохнувшей - успокоенной и очищенной - прямо как Жан Кристоф после Неопалимой Купине.
Часть четвертая, книга десятая, именуемая "грядущий день". Я люблю этого героя - страстного, несдержанного, порывистого, бурного и - талантливого, любящего, нежного, одухотворенного, музыкального, чуткого. С детства и до старости. В жизни и - наверное - в смерти. Этого я и боюсь, даже если он уже не боиться смерти. Я-то останусь наедине с совершенно чужим мне человеком - автором, а сам герой уйдет.
"Кристоф шел по гребню холма между двумя оврагами, спускаясь узкой тропинкой, усеянной острыми камнями и оплетенной узловатыми корнями малорослых дубков, - шел, сам не зная куда, но более уверенный в своем пути, чем если бы им руководила ясная воля. Он давно не спал. За последние дни он почти ничего не ел. В глазах у него стоял туман. Он спускался в долину. Была пасхальная неделя. Все тонуло в дымке. Последний натиск зимы был отбит. Назревала жаркая весна. Из нижних сел доносился звон колоколов. Сперва из одного - гнездившегося в углублении у подножия горы с пестрыми, черно-желтыми соломенными крышами, которые словно бархатом покрыты были густым мхом. Затем из другого - невидимого, на другом склоне холма. Потом из тех, что на равнине, по ту сторону реки. И, наконец, дальний звон большого колокола из города, затерявшегося в тумане. Кристоф остановился. Сердце его изнемогало. Голоса эти, казалось, говорили ему:
"Приди к нам! Здесь покой. Здесь угасает страдание. Угасает вместе с мыслью. Мы так сладко убаюкиваем душу, что она засыпает у нас на руках. Приди и отдохни, ты больше не проснешься..."
Я бы не удержалась....................................

Настроение сейчас - Млечное.
В колонках играет - Мельница.
Рубрики:  Сквозные двери

То, что я не знала о кельтах.

Понедельник, 14 Августа 2006 г. 17:13 + в цитатник
И, может быть, вы тоже.
Не поручусь за правдивость: все еще чуточку кажется, что это только шутка. Но вериться в это не очень.

Боглах

Настроение сейчас - 5 по шк. Р.
В колонках играет - Тролль Гнет Ель
Рубрики:  Быль

А потом я проснулась.

Понедельник, 14 Августа 2006 г. 12:50 + в цитатник
НУ ладно, не так сразу, сначала была игра в "холодно-горячо", потом - маленький кусочек пирога и большая чашка горячего чаю. Я обожгла горло и вспомнила, что не могу петь. И пальцы - почти в кровь, так что и играть не могу. И слушать музыку я тоже не могу - "по не зависящим от меня причинам".
Мертвый день.

Настроение сейчас - 1 по шкале Рихтера.
В колонках играет - Шум машин
Рубрики:  Быль

Дело было во сне.

Понедельник, 14 Августа 2006 г. 12:33 + в цитатник
Но не в моем. Я заблудилась в чьих-то мыслях, сумбурных и неспокойных. Он - этот человек - видимо, маленький мальчик - думал чужими мыслями. Обойдемся без имен, но имя я помню. Почему-то эти вариации на несвою тему доставляли ему - и не только - огромное удовольстви. Под двести.
Авторитетно заявляю: это спекуляция. Точно такая же, как в наших попсов и не очень песнях, где говорят про глаза, губы и руки, но так, мимоходом, и вовсе не понимают, Что они затрагивают.
Полтора месяца назад я любила одного человека. Несмотря на то, что чувство уже умерло, я все еще не способно слушать одну красивую песню, смотреть на одно фото, и один поэт и писатель, две нации и несколько имен навсегда погребены для меня под этой тяжкой ассоциацией. И я все еще зову его даже в мыслях на "Вы".
И куда закатилось мое Рыжее солнце? Она бы меня поняла. Наверное. Наверное, она его тоже уже не любит. Или любит? Тогда все было бы еще проще.
Мне есть о чем жалеть - этого Рыжая никогда не узнает. Что я жалею, не о том, что я сделала, это ей известно. Я удалила один ящик, доподлинно зная, что он напишет. Мне. Нам?
Поэтому я и удалила его. Еще бы и Его удалить, больше не видеть... по крайней мере, пока не зарастет травой моя память о чувствах, услужливо возвращающаяся по двадцать раз на дню.
Это какой-то дурной сон. В самом деле, мне восемнадцать почти целых два месяца, и меня неотступно преследует мысль, что с этим надо что-то делать.
Спи, детка, спи. Тебя обязательно разбудят.

Настроение сейчас - 1 по шкале Рихтера.
В колонках играет - Шум автомашин.
Рубрики:  Настой

Все вместе. - новая серия фотографий в фотоальбоме

Суббота, 12 Августа 2006 г. 15:19 + в цитатник
Рубрики:  Сквозные двери

Прялка - новая серия фотографий в фотоальбоме

Суббота, 12 Августа 2006 г. 15:15 + в цитатник
Рубрики:  Сквозные двери

монастырская роза - новая серия фотографий в фотоальбоме

Суббота, 12 Августа 2006 г. 15:12 + в цитатник
Рубрики:  Сквозные двери

It's a day cold night.

Суббота, 12 Августа 2006 г. 14:26 + в цитатник
Холодно, руки дрожат. Почему я не закрыла балкон? Ах, да, вспомнила: мне все равно.
Готова продать душу за чашку горячего чая с мелисой.
цитата *но дьявол и сам был непроч выпить чаю*.
Да и кому она нужна, моя душа?

Настроение сейчас - -2 по шкале Рихтера. Застываю.
В колонках играет - Назгул и Эльфийка

 (548x699, 157Kb)
Рубрики:  Настой

Мой рассказик.

Пятница, 11 Августа 2006 г. 19:13 + в цитатник
Племя Нау-Нилу, живущие во льдах, как их звали соседи, было одним из самых сильных и богатых. Да, им приходилось сложнее других, дальше всех на север уходили их земли, но зато какие земли! Обширные снежные поля, целую зиму - а зима длилась более полугода - сохранявшие льнянку, чуть подвядшую ледяную траву, для оленей. Таежный лес защищал эти странные пастбища от ветров и некоторых других опасностей. Реки, покрытые толстыми корками льда - ну какая это защита? Они причудливо избирательно посылали проклятия и болезни соседям, выбиравшим такю опасную близость со стоячей водой из-за удобства передвижения. Говаривали, что в таких реках зимуют Духи, а они очень не любят, когда их тревожат. Толстый лед же наверняка отлично усиливал мягкий топот ходьбы, а также тяжкую поступь оленей, везущих деревянные сани, и самый тихий шепот, с легкостью ударяясь об живой, холодно-синий камень, разлетался по всей округе.
Нет, река это не защита. Вот то ли дело лес! Тайга, со своими живыми оберегами-соснами, с душами многочисленных предков, которые иногда в виде животных являлись людям, чтобы поддержать их в трудные времена, с редкими, но от того еще более нужными, укромными полянами, заснеженными тайниками и многими другими секретами, тайга была всем. Таежный лес был главным богом племени.
Вот только некому стало молиться этому богу. Разгневался Аким, карающий по праву, упросил бога холода Ллин-Дву забрать раньше назначенного срока шамана племени, всемудрого Регуда. Не смог Регуд спасти своего деда-медведя. Дед-медведь хотел наказать одного из внуков, молодого Тадеуша, за нерадивость. Тот потревожил душу своего предка во время охоты, из-за своей неосторожности разрушил Сем-ли, место упокоение души. Провалившись прямо в берлогу, он не принял со смирением кары, но охотничьим ножом поранил медведя, а потом сбежал в деревню, пришел прямо к пещере шамана и все рассказал. Покачал Регуд головой, на ходу собирая снадобья. Не смог он понять предостережения, вот уже три дня посылаемого Ллин-Дву. Не уберег Тадеуша от ошибки. Когда Регуд нашел деда-медведя в лесу, он был уже мертв. На следующий день Регуд умер, взяв всю вину на себя.
Ах, как же тяжела была эта кара богов для Нау-Нилу! Едиственным утешением для племени было то, что род шамана не прервался. У него еще был сын, пятнадцатилетний Рагвед, получивший от отца и силы и умения. Он мог бы по праву занять место рядом с вождем Кели, если бы не то, что он еще не прошел обряд посвящения в мужчины. Его черед должен был наступить следующей осенью, но даже мать его, Сирен, была согласна, что он должен начать сейчас. Племени был очень нужен свой шаман.
Испытание длилось ровно год. Юноше давали нож и теплую одежду и отправляли в тайгу, запрещая появляться до истечения срока или до того момента, когда умрут все старшие родственники. Тогда он становился главой семьи и мог прервать испытание, чтобы заняться хозяйством и приглядеть за младшими. Не все шестнадцатилетние возвращались, но Рагвед не зря был сыном шамана. Один год мало что мог изменить. Он должен был вернуться.

Прошло около полугода. Началось короткое холодное лето. Рагвед, утроивший на одной из срытых от глаз полян недалеко от деревни нечто вроде логова, лежал, растянувшись на широченной плетеной хвойной подстилке. Он ждал. Ему было запрещено еще пока появляться в деревне, но теперь деревенские могли видется и даже разговаривать с ним. Правда, он все еще не мог принимать от них помощ. А жаль. Он уже успел набрать трав и занялся всерьез изготовлением амулетов, но ему очень не хватало Деревянной книги, которую отец хранил в одном из дальних углов пещеры. Зато сам он уже мог помогать своему племени, и эта мысль наполняла его гордостью. Вот и сегодня должен был прийти Марвен, год назад прошедший испытание, и забрать некоторые зелья - в деревне началсь хворь. А еще он обещал рассказать, как там дела у Сирен. Мать Рагведа ждала ребенка.
Рагвед заложил руки за голову. Ему почему-то казалось, что у нее будет девочка. Жалко, что он не сможет присутствовать при рождении ребенка! Это будет последнее, что оставит после себя отец. Отец... он ведь так и не рассказал одну-единственную вещь. Он молчал о зельях, связанных с детьми. Какие-то вроде бы должны были ускоривать их рост, другие помогали женщинам забеременеть, еще были и такие, которые убивали опасных младенцев. Боги всегда предупреждали шамана, у кого родиться зло, кому понадобиться помощ во время родов, чей ребенок все равно не выживет, но может погубить еще и мать. Только Рагвед не знал этих всех знаков. Отец говорил, что расскажет после испытания. Теперь уже это Рагведу придется постигать самому.
Марвен пришел с опозданием. Он был мрачнее тучи и вроде бы боялся глядеть на Рагведа. Они всегда были на равных, поэтому Рагвед легко догадался, что что-то случилось.
Они встретились взглядами.
- Ты можешь вернуться домой. Твое испытание закончилось. - Марвен все же не опустил глаз.
У Рагведа потяжелело на сердце.
- Она родила?
- Умерла во время родов. Девочка.
Сын шамана сел и сжал кулаки. Он один знал, что в них зажато пламя. Только вот он плохо умел управлять огнем. Мог пострадать друг. Поэтому Рагвед сдержался и тихо, сквозь зубы сказал:
- Иди. Я приду позже. Скажи племени, что у них есть шаман.
Когда тихий шорох шагов Марвена стал совсем неслышным, Рагвед не глядя метнул шар куда-то влево. Затем еще один, и еще, и еще. Когда ему наконец полегчало, он обернулся. Сосна в десяти шагах от него почернела. Он вздохнул и пошел собирать вещи.
Девочку назвали Минора. Рагвед глядел на нее в тихом удивлении. Она была очень похожа на мать. Она была дочерью уже умершего человека. А еще она тоже могла кодовать. Сможет, поправился он. Это ей еще предстоит. Тихая грусть по матери постепенно улеглась.
Вождь Кели стоял чуть в стороне и молчаливо наблюдал за молодым шаманом. Он тоже иногда мог видеть будущее и чувствовал, что что-то предстояло. Это было далеко впереди, что-то сложное, и глядя на шамана, он все сильнее это чувствовал. Жена вождя, Мать племени, взялась ухаживать за новорожденной. Девочка выживет, в этом он был уверен. Поэтому он тихо вышел из пещеры и застыл словно статуя, вглядываясь в тайгу. Через пару мгновений к нему присоединился Рагвед.
- Девочка, - он прошептал это скорее для самого себя.
Вождь Кели вздохнул. Девочка. Дети - это дар богов. Родилась девочка - значит, так было надо. Только вот у шаманов никогда не было дочерей. И очень редко рождались вторые сыновья. Они оба об этом знали.

Она действительно могла колдовать. Она не просто умела это делать, у нее был прирожденнй дар обращаться со всеми вещами чутко, тонко, будь это разрыв-трава или огненный шар. Она мягкой поступью ходила за душами предков в лесу, читая по их лицам не только будущее, но и прошлое. Она находила самые редкие травы. Она была одной из лучших дочерей Нау-Нилу. Она была тенью своего брата-шаман, Рагведа. Но иногда ему казалось, что она гораздо сильнее его.
В то лето ей исполнилось шестнадцать. Живая большеглазая девушка, тоненькая, как молодая сосна, с молчаливым обожанием глядевшая порой на брата.
Ее пора было выдавать замуж. Да и самому Рагведу надо было искать жену. Хватит, слишком долго тянул, убеждая себя, что ему надо растить сестру. Он ее слишком любил - еще и поэтому все это откладывалось и откладывалось. А еще у Рагведа зрело плохое предчувствие. Он считал, что это связано с их расставанием. Тем более опасно было откладывать это все дальше и дальше.
Да и жених уже нашелся. Тот самый Марвен, лучший друг Рагведа, отдававший ему свою сестру Рину в жены, Марвен, вот уже десять лет влюбленный в Минору. Такой обмен был в порядке вещей, поэтому подразумевалось, что скоро деревня будет праздновать два удачных союза.
Удачных ли? Минора почти ненавидела Марвена - за то, что он хотел подменить ее своей сестрой, за то, что он хотел забрать ее у брата. Рагвед очень боялся того, что после празднования союза новоиспеченный муж Миноры долго не проживет. Но выхода уже не было.
Весь праздник Минора выглядела рассеянно-равнодушной. Она с безразличным покорством целовала мужа, улыбалась ему, скользя глазами по соплеменникам в поисках брата. Она никак не могла найти его. А ей так надо было поговорить с ним, спросить, почему он отказался от нее, почему бросил ее. И чем эта Рина лучше?!
Она так и не увидела брата. Может быть, это спасло бы деревню от гибели. Вождь Кели знал то, что не успел сказать Регуд своему сыну: дочери шаманов всегда слишком сильно любили своих братьев. Только они были равны друг другу - но если мужчины с легкостью брали в жены кого-то ниже, слабее себя, то женщины не были на это способны. Миноре был равен только Рагвед. Больше ей никто не был нужен.
Рагвед сам с грустью начинал осознавать это. И еще одно - раз увидев равную, шаман не мог думать о других. Поэтому он пораньше увел Рину с празднования. Ночью, много позже, он никак не мог уснуть. Ллин-Дву уже послал свое предупреждение. Рагвед понял, он не мог не понять, но он не просто не был способен, он не хотел ничего менять. Да будет так.
Во сне он увидел Минору. Она не просто была разгневана, она была в ярости.
- Как ты мог?! После всего того, что обещал, после клятв бросить меня? Отдать лучшему другу, и кого - сестру!
Минора тоже видела его во сне. Он покорно склонил голову, и ей были слышны его мысли:
"Я ее предал. Я предал Марвена, предал Рину, предал Нау-Нилу. Но самое страшное, что я предал ее. Марвен наверное уже..."
- Так ты этого боишься?! - она горько вздохнула. - Марвен принес меня домой на руках, он дрожал от страха передо мной, валялся в ногах, плакал, кричал, что любит меня, что ему не нужен никто другой, что он готов умереть за один поцелуй.
Рагвед вздрогнул:
- Ты его... убила?
- Нет, - почему-то шепотом ответила Минора. - Он трус, но не лгун. И он здесь не причем.
Она с мольбой взглянула прямо ему в глаза.
- Раг, скажи, неужели тебе не больно?
Вместо ответа он взял ее за руку.
- Ты не боишься? - она едва дышала.
- Чего?
- Тайги.
- А ты не боялась туда уходить одна? Сама, на вечный зов Ллин-Дву, к предкам?
- Нет. Я знала, что ты последуешь за мной.
- Я бы рад. - Он покачал головой. Все-таки она была сильнее его. - Но как?
- Просто не просыпайся. Пойдем, я покажу дорогу.

Вождь Кели видел их обоих, идущий беззвучно по заснеженной тропке к лесу. Он беспокойно заворочался: во сне люди видели только мертвых. Или тех, кто должен был умереть. Когда он проснется, Нау-Нилу, самое могущественное племя в округе, будут обречены. У них больше не будет шамана.
 (340x360, 19Kb)
Рубрики:  Настой

Et In Arcadia Ego

Пятница, 11 Августа 2006 г. 17:59 + в цитатник
Полу-правда - полу-ложь. Ищу путь в свою Аркадию.
Рубрики:  Настой


Поиск сообщений в Menestrella
Страницы: 9 ..
.. 3 2 [1] Календарь