-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в МакГрегор

Без заголовка

Среда, 21 Мая 2014 г. 16:54 + в цитатник
Это цитата сообщения Странствующий_рыцарь [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

О России, революции и демократии

Россия движется вперед странным, трудным путем, не похожим на движение других стран, ее путь – неровный, судорожный, она взбирается вверх – и сейчас же проваливается вниз, кругом стоит грохот и треск, она движется, разрушая

© Евгений Замятин

 

У Евгения Замятина был свой, особый взгляд на революцию. Для него мир вообще и социальная жизнь в частности делились на два противолежащих полюса – полюс стабильности, стагнации и эволюции, и полюс бунтарей, мечтателей, еретиков. Между ними создается необходимое напряжение, которое и обеспечивает цивилизации движение вперед. И хотя писатель постулирует важность обеих сторон действительности, симпатии самого Замятина, по-видимому, полностью на стороне «еретиков». Впрочем, это естественно, так как Замятин полагал, что истинный писатель – еретик по определению. Настоящую, а не «придворную» литературу никогда не создает чиновник или буржуа. Талантливый писатель может быть как экзальтированным и восторженным идеалистом, так и скептиком, насмешником и циником, но чего он никак не может – так это вписаться в окружающую его действительность и раствориться в ней. Он обязательно плывет против течения. Подобный взгляд предопределил драматический конфликт Замятина с большевиками, в партии которых он состоял еще до октябрьского переворота. Потому что большевистская партия рассматривала «свою» революцию – как последнюю и окончательную революцию, после которой уже нет, да и не может быть никаких других. Замятин и ему подобные всегда видели революцию как процесс, а не как некое свершение, для них она была ежедневным и ежеминутным выступлением против стабильности и косности.

Совсем иначе понимали революцию партийные вожди. Для них она была политическим актом смены власти, после которого власть оказалась в широком смысле слова у них, то есть не только у вождей калибра Сталина и Троцкого, но и у представителей нового господствующего класса вообще. (Я исхожу из того, что, хотя формально речь шла о диктатуре пролетариата, вряд ли можно сомневаться, что de facto к правящему классу следует отнести партийную номенклатуру). После окончания гражданской войны задача вчерашних революционеров понималась как необходимость «защитить завоевания революции», то есть, выражаясь проще, удержаться наверху и обеспечить новой вертикали власти некую стабильность. Используя для этого все те же методы и средства, к которым прибегает любая власть. Причем материалы, собранные Солженицыным, доказывают, что методы принуждения, применявшиеся «революционной партией» к своим противникам, были даже жестче, чем в дореволюционной императорской России. Сначала жестокость носила преимущественно стихийный характер и имела противовес в виде крайнего либерализма и надежд на то, что скоро наступит эра нового, коммунистического общества, в котором само понятие «преступления» утратит смысл, и необходимость в любом принуждении полностью отпадет. Однако этот розовый туман вскоре рассеялся, и хладнокровная, методическая жестокость была введена в систему. Забавно, что из революционной партии большевики, по сути, превратились в партию контрреволюционную, но почти никто – за исключением единиц и изгоев вроде того же Замятина – не ужаснулся этой перемене и не начал бить тревогу. Та ювелирная подмена смыслов, которую Оруэлл позднее выразил в своих знаменитых лозунгах («Война – это мир. Свобода – это рабство…») уже воплощалась в жизнь и незаметно, но надежно овладела многими умами. Замятин в этом смысле – поразительное исключение. Уже просто потому, что он смеет иметь – а главное, отстаивать публично – свою собственную точку зрения на революцию, никак не связанную с мнением покинутой им большевистской партии. Чтобы оценить дальнейшую цитату из статьи Евгения Замятина, необходимо вспомнить, что на тот момент Троцкий уже успел высказать свое программное положение: никакой правоты вне партии, никакой правоты, как некоей объективной категории, для коммуниста нет и быть не может – если партия утверждает, что белое – это черное, необходимо согласиться с ней. Замятин в это время пишет: «Революция – всюду, во всем; она бесконечна, последней революции – нет, нет последнего числа». Он пишет о сжигающем и очищающем пламени революций и о мертвой догме, приходящей ей на смену. «Когда пламенно-кипящая сфера (в науке, религии, социальной жизни, искусстве) остывает, огненная магма покрывается догмой – твердой, окостенелой, неподвижной корой. Догматизация в науке, религии, социальной жизни, искусстве – энтропия мысли…». Любопытно, что ни в этой, ни в других своих статьях Замятин вообще ни словом не упоминает ни о большевизме, ни о фактических итогах русской революции – он просто выдвигает некий общий философский тезис. Но большевики на «энтропию мысли» разобиделись всерьез – настолько, что ОГПУ сперва завело на писателя уголовное дело, а затем едва не выслало его на том же «философском пароходе», что Бердяева, Сорокина, Булгакова и еще многих (а не выслало, в конечном счете, потому, что сам Замятин был достаточно неосторожен, чтобы показать, что он совсем не прочь уехать. Открыв это обстоятельство, «органы» резко изменили тактику и предписали ему оставаться на родине). Подобная реакция новых «хозяев жизни» заставляет думать, что, несмотря на все свое двоемыслие, истинный смысл своих действий они понимали верно – что еще могло бы вызвать у них ощущение, что слова Замятина метят непременно в них? А ведь такое ощущение у «целевой аудитории» возникло сразу, да еще и было, судя по последствиям, весьма болезненным и острым, так как в определенных кругах сразу же задумались о _мести_. Это лишний раз свидетельствует, что они желали сочетать звание «революционной партии» и положение новых законодателей, установителей догматов. Принцип, в общем-то, не нов – тем же путем когда-то шла и христианская церковь.

Родство коммунистической доктрины с религиозным учением подчеркивали многие авторы, но лучше всех ее выразил Симон Себаг Монтефиоре: «Большевики умирали и убивали за свою веру. Они двигались, как слепо верили, к лучшей жизни для всего человечества. Они приносили в жертву собственные семьи с таким рвением, какое можно найти лишь в те периоды, когда на планете проходила та или иная массовая религиозная резня». Это заставляет меня думать, что попытки некоторых авторов отождествить октябрьскую революцию семнадцатого года с «бархатными» революциями последних лет неправомерны. Прежде всего, потому, что за «бархатными» революциями не стоит единая идеология, спектр ее участников скорее близок февралю, чем октябрю. Затем – новые революции не обещают своим участникам «лучшей жизни для всего человечества» и рая на Земле. То, что называют революцией сегодня – это просто насильственная смена неугодного правительства, не посягающая перестроить все стороны жизни от политики и экономики до науки и литературы. Разумеется, это не означает, что у современных революций не может быть дурных последствий, но расхожая фраза противников любой революции, что «будет, как в семнадцатом году», кажется мне несостоятельной. «Как в семнадцатом году» не будет точно – тут нужна не только Партия Нового Типа, но и некая доктрина, равная по своим масштабам и влиянию марксизму, а такой доктрины сейчас нет и не предвидится. Правда, пример Адольфа Гитлера как будто бы свидетельствует, что идеология, которая будет выступать теоретическим фундаментом для социальных изменений, может быть создана буквально из воздуха и не отличаться ни цельностью, ни даже минимальной глубиной. Но отождествлять подобную угрозу с революцией – большой просчет. Современная Россия дает нам совершенно противоположный пример – пример власти, пожелавшей выступить автором новой национальной идеологии и представившей миру жуткую смесь ксенофобии, милитаризма, православия и квази-патриотизма. Коммунистическая идеология, против которой выступали прежние «еретики», была чудовищной, бесчеловечной и во многом алогичной, но, по крайней мере, ее вряд ли можно назвать жалкой – в отличие от той совокупности нелепиц, которую баллотируют в «национальные идеи» в наши дни. Впрочем, еще Бенедикт Сарнов, комментируя положение Маркса о том, что идея, овладевая массовым сознанием, становится материальной силой, утверждал, что массами никогда не овладевает идея, а только – «экскремент, отброс идеи». Это звучит грубо, но я думаю, что он был прав. Достаточно взглянуть на то, во что превратились в массовом сознании современных россиян идеи христианства и патриотизма.

Как и новая, сервильная редакция христианского вероучения, прогосударственный патриотизм отталкивает прежде всего своей плоскостью и пошлостью. В него не вместилось ни гражданское мужество (как качество, крайне досадное и неудобное для власти), ни глубокое знание своей страны, ее истории, литературы и законодательной системы (потому что эти знания наверняка приведут к неприемлемым для власти выводам). Сутью и содержанием патриотизма к настоящему моменту стали узколобость, параноидальные идеи в отношении всего чужого и постоянная готовность к спровоцированной неким призрачным «врагом» агрессии. Любить Россию – сложно, потому что это Россия Пушкина и Аракчеева, Столыпина и Распутина, Ахматовой и Сталина, чекистов и толстовцев… словом, потому что сама она невыразимо противоречива и сложна. Чтобы превратить патриотизм в национальную идею, нужно свести эту сложность к лубочной картинке, к пошлым лозунгам типа «спасибо деду за победу», а потом запретить все, что может поставить их под сомнение. Скажем, превратить в преступление само упоминание о том, что имел место совместный парад фашистских и советских войск в Бресте, и уже после начала Второй мировой войны. Или что Сталин в «Правде» поздравлял Адольфа Гитлера, «истинного вождя немецкого народа». Это все – приказано забыть, как очерняющее и порочащее наш святой патриотический лубок. В полном соответствии с той ролью, которую Оруэлл когда-то отводил войне, у нас тиражируется идея, что высшее проявление любви к своей стране – это воевать за нее, а вне войны патриотизм проявляется только в воспоминании о прошлых победах и в приготовлении себя и собственных детей к новой войне. Мне даже доводилось слышать утверждение, что вне войны патриотизма вообще не существует – надо думать, авторы этой идеи просто-напросто не представляли, чем же человеку, любящему свою родину, занять себя в мирное время. Так и кажется, что смысл подобной трактовки патриотизма состоит в том, чтобы отвлечь внимание людей от той ответственности, которую каждый гражданин несет за свое государство, сохранение в нем верховенства права и демократических свобод. В начале девяностных очень много говорили и писали о гражданском обществе, издали даже серию учебников граждановедения, популярно и подробно излагающих основы конституционного строя России, говоривших о разделении властей и независимом суде. В двухтысячных эти учебники были тихо и незаметно сняты и заменены курсом «Обществознания», из которого изъяли всякие упоминания «крамольных» политических и правозащитных тем. И – разумеется, совсем случайно! – параллельно с этим в школы пошло возвращение патриотического и религиозного воспитания. На смену «патриоту-гражданину» пришел «патриот-солдат». Высшее достижение страны – это расширить свою территорию или поднять свой авторитет на международной арене и внушить страх своим соседям, потому что любой сосед при таком милитаризированном мышлении воспринимается либо как союзник, либо как враг. Заветная мечта подобных «патриотов» – чтобы в мире (и особенно в Европе и ненавистных США) «ни одна пушка без нашего позволения выстрелить не смела». Не сразу и поймешь, чего тут больше – страха перед внешним миром или имперского чванства, вырастающего из глубинного чувства ущербности и обделенности. Но вне зависимости от своих психологических истоков, явление это довольно мерзкое. И вредное не только для отдельной личности, но и, в конечном счете, для самой страны. Еще Андрей Платонов говорил, что то, что хорошо для армии, нехорошо для государства. Поощряющий армейское мышление «патриотизм» ведет к глубокой реакции, то есть, собственно, к подмене эволюции и прогресса движением назад. Однако именно такой, реакционно-охранительский «патриотизм» у нас считается здоровым и даже государственно-необходимым.                   

Любопытную, очень запоминающуюся фразу произносит главный герой в «Статском советнике» Акунина – «Вечная беда России – добро защищают негодяи и мерзавцы, а злу служат мученики и герои». Мученики и герои в данном случае – все революционеры, точнее, их предшественники-социалисты, а то зло, которому они служат – это разрушение общества, кровавый хаос революции. Действительно, жуткая получается картинка: те, кто защищают общество от потрясений, а людей – от ужасов гражданских войн, по большей части заботятся исключительно о самих себе, а к нуждам и страданиям народа относятся с циничным равнодушием. На эту тему князь Пожарский, которого в экранизации акунинского романа гениально исполняет Михалков, язвительно замечает – «да, мы защитники добра. Краденного. Наши с вами предки это добро наворовали, а мы его защищаем, от голодных, грязных, вшивых…» Надо сказать, что при всем своем цинизме Пожарский все-таки намного симпатичнее многих тупых, самодовольных и холодных «консерваторов». Напротив, революционеры – люди вроде Чернышевского, Кропоткина, Желябова – часто отличались почти невероятным личным благородством и самоотверженностью. По готовности принести себя в жертву ради счастья и благополучия других людей, по остроте восприятия _чужих_ страданий, не имеющих к ним никакого отношения, эти люди приближаются к христианским святым. И вот именно они-то, по Акунину, и служат злу, которым неизбежно оборачивается любая революция.

В действительности попытка представить стабильность общества как благо не выдерживает никакой критики. Для того, чтобы стабильность стала благом, нам сперва нужно иметь хоть сколько-то приемлемое общество, а такого общества у нас, конечно, не было ни при крепостном праве, ни после его отмены, ни после революции. Нет его и сегодня. Соотношение революционных и консервативных сил вообще неизмеримо многограннее, полифоничнее, чем его порой пытаются показать, рассматривая общество накануне крупных революций. Вовсе не каждый революционер считал, что «цель оправдывает средства» вплоть до индивидуального террора с неизбежными «незапланированными» жертвами. И нельзя сказать, что лагерь «охранителей» лишен своих героев, мучеников и пророков. Были среди консерваторов люди вроде Столыпина, который в одиночку выходил навстречу разъяренным толпам в дни погромов и бунтов и послал картель своему оппоненту за произнесенное с парламентской трибуны выражение «столыпинские галстуки». Лучшей попыткой рассмотреть историю российской революции во всей ее головоломной сложности, по-моему, является «Красное колесо» Солженицына – но оно привлекает к себе незаслуженно мало внимания. Запомнилось: в библиотеке многотомник «Колеса» занял целую полку, первые два тома выглядят потертыми, третий и дальше – совершенно новыми, нетронутыми. Может, дело в том, что люди вообще не ищут и не любят сложностей?..

Самого Солженицына написание «Красного колеса» отвратило не только от революции, но и – прежде всего – от демократии. В последнюю часть своей жизни он убежденно говорил о том, что февральская революция, считавшаяся прежде главным достижением свободы – была катастрофой, а Временное правительство – бессильной горской болтунов. Не думаю, что это справедливо. Демократические силы пришли к власти в тот момент, когда было уже слишком поздно, когда катастрофу было уже не предотвратить – и обвинить их можно разве только в том, что они не пошли путем большевиков – путем железной дисциплины, принуждения и террора. Но не в этом ли – их главное достоинство?.. Римляне говорили – «пусть свершится правосудие, даже если погибнет мир». Всякая истинная демократия стоит на том же – на недопустимости насилия над личностью даже в гибнущем мире. Это не рационально, но в такой позиции мне видится своеобразная трагическая красота.

В России демократию, как ни парадоксально, всегда ненавидели в обоих лагерях – и в охранительном, и в революционном. Кажется, Блок писал, что предпочтет «крепостное право, Сибирь и каторгу, Советы…» - все это ему милее, чем «Милюков и прочая… демократическая сволочь». Бенедикт Сарнов на этот счет довольно едко замечает, что Блок и его единомышленники получили, что хотели. И, при всем цинизме, это правда. Только, к сожалению, единомышленники Блока – это почти весь народ России. А та часть народа, которая с Блоком не согласна, раз за разом получает то, чего совершенно не хотела.      

Сегодняшнее наше положение таково, что вопрос о революциях и их последствиях стоит необычайно остро. Полагаю, нам пора задуматься – а кто на самом деле виноват в том зле, которым оборачивались революции? Те люди, которые острее других воспринимают кромешную несправедливость существующего строя и, пройдя все стадии отчаяния и ожесточения в попытках его изменить, в конце концов приходят к мысли о необходимости именно _революции_, то есть разрушения всей существующей системы, или же их противники, которые на протяжении долгого времени (от нескольких лет до нескольких веков) упорно и надменно игнорируют растущую необходимость изменений и пытаются бороться против недовольных, а не против объективно существующих причин этого недовольства? Если же они и борются против этих причин, то непременно косно и негибко, с ужасающим отрывом от повестки дня и непременно – в сочетании с репрессиями против тех, в ком они видят главную угрозу для своего положения – и кого они действительно способны превратить в угрозу для себя и общества. Пока писалось это эссе, прошел первое чтение закон об уголовной ответственности за протесты против власти. Для каждого, кто знает, что такое «нарушение порядка проведения митингов и демонстраций», слишком ясно, что за этой фразой стоит любая политическая и гражданская активность, неугодная властям. По логике этой статьи, любой хоть сколько-то последовательный участник мирного протеста – уголовник. И предполагаемое наказание – до пяти лет лишения свободы. Это не считая уголовных же статей за право говорить, что думаешь (законы об оскорблении «патриотических» и «религиозных» чувств). Первая мысль, первое чувство человека, которого, не стесняясь, душат таким способом, кому, по сути, оставляют выбор – эмигрировать или попасть в тюрьму: а может быть, эсеры были не так уж и не правы?.. Может быть, если бы любой депутат, предлагающий проект подобного закона, знал, что завтра он может взлететь на воздух вместе со своей машиной (и мигалкой), они бы десять раз подумали, прежде чем решиться на подобный шаг?!

Мы – не эсеры. Отстаивая права человека, первым и важнейшим из которых является право на жизнь, никак нельзя решиться на подобную стратегию. Да и не только в правах дело. Мы никогда не сможем переступить через то, что у людей, которые сегодня наступают нам на горло, есть – наверное – родители и дети, и их личное несчастье – оно вне политики, его преступно мерить такой меркой. Но даже не будь у них друзей и родственников, все-таки наши противники – такие же люди, как мы сами, с теплой красной кровью и способностью чувствовать боль и страх. И вот поэтому (только поэтому, а не по каким-то своим личным качествам, насчет которых вряд ли стоит обольщаться) они все-таки заслуживают милосердия. Даже если в любом другом контексте это милосердие выйдет нам боком. Получается, мы жертвуем своими судьбами и счастьем близких _нам_ людей ради утверждения принципа человечности, который не желают исповедовать наши противники. Но первая неконтролируемая мысль о правоте эсеров – она не случайна. В любом обществе, где власть решилась на террор (а я настаиваю, что последние законы – это именно террор, поскольку тысячи людей сегодня чувствуют, что их судьба висит на волоске, причем не в переносном, а самом конкретном смысле), такие мысли будут возникать снова и снова, пока, наконец, не воплотятся в действии.   

Я не могу уверенно сказать, какими именно путями власти других стран дошли до осознания того, что с оппозицией нужно сотрудничать, но одно совершенно ясно – российские власти никогда этого не делали, с завидным постоянством наступая на одни и те же грабли. Начало российского парламентаризма – многократные попытки создать управляемую, кукольную думу. Роспуски и новые созывы Думы, разгоны демонстраций, истерический патриотический угар перед войной и – революция. Сегодня: неуклюжие фальсификации парламентских и президентских выборов, разгоны митингов, патриотический угар и речи о войне на фоне оголтелого, бессовестного воровства и полного пренебрежения к законам, Конституции и международным нормам. Так и хочется сказать, что хождение по граблям становится у нас национальным спортом. Любая власть в этой стране всегда стремилась уподобиться человеку, севшему на паровой котел и завинтившему потуже крышку. Вслед за рабовладельцем из романа Бичер-Стоу, власть имущие в России твердо верят, что, если надежно запаять все щели, то сидеть на крышке будет абсолютно безопасно, хотя исторические примеры и просто здравый смысл могли бы им подсказать, что это далеко не так. А между революционным меньшинством и властью всегда есть огромные массы людей, по сути, этой властью недовольных, но неколебимо убежденных, что в политической и социальной жизни их же собственной страны от них ничего не зависит. При любом режиме эти люди занимают отстраненную позицию – до того момента, пока давление «пара» в «котле» усилится настолько, что кровавая и жуткая развязка станет почти неизбежной. Наблюдая эту ситуацию впервые, дореволюционная (тогда еще) интеллигенция готова была списывать ее на невежество и бесправие крестьянства, но сегодня-то мы уже можем с уверенностью утверждать, что корни этой апатии – не в отсутствии образования или личной свободы. Они составляют характерную особенность народа, важную черту его менталитета. Если принять во внимание эти особенности, то становится не так уж удивительно, что вся наша история – это позорное чередование долгих периодов диктатуры и жестоких бунтов между ними. Рассмотрение революции как человеческой и народной трагедии стало уже общим местом – даже те, кто наслаждается революционной романтикой и эстетикой, признАют, что любая революция жестока и страшна. Но вот в вопросе о «движущих силах» революции, по-моему, возникла путаница, во многом созданная самими же революционерами. Как бы ни хотелось этим последним видеть в роли инициаторов революции самих себя, в действительности им принадлежит не первое и даже не второе, а всего лишь третье место в списке «творцов революций». Первое по праву занимает власть, а второе – безразличное, пассивное и безответственное большинство, живущее по принципу «а все равно мы ничего не можем сделать». Это – тоже «энтропия мысли», по-своему более опасная, чем догматизм. Нежелание людей тратить энергию на поступательное, ежедневное движение вперед не в силах отменить развития как такового, оно просто обрекает общество на движение вперед рывками, от стагнации к стагнации – через мясорубку революций. Так что Евгений Замятин не случайно сравнивал Россию с ледоколом, который может двигаться только разрушая, «с грохотом и треском».  

 


Конспирологам на заметку

Воскресенье, 02 Марта 2014 г. 01:45 + в цитатник
Это цитата сообщения Апрелевка [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Мальчик принес цитату

Миром правит не тайная ложь, а явная лажа.
_______________________
Это к вопросу о мировых заговорах. Вот и я - не верю.

Без заголовка

Среда, 09 Октября 2013 г. 23:02 + в цитатник
Это цитата сообщения Странствующий_рыцарь [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Конституция РФ как она есть

Шедевр неизвестного автора, найденный на просторах Интернета.

1
Российская Федерация (Россия) есть.

2
Человек, его права и свободы являются высшей ценностью до тех пор, пока они не вступают в противоречие с интересами государства. Потом извините.

3
Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Всё уже присвоено до вас.

4
Высшим непосредственным выражением власти народа является выражение недоумения.

5
Во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты Российской Федерации между собой равноправны, за исключением тех случаев, когда им помогает Аллах.

6
Гражданин Российской Федерации имеет право валить отсюда, если получится.

7
В Российской Федерации защищается собственность тех, кому повезло, от тех, кому не очень.

8
В Российской Федерации действует система разделения властей: власть делится между теми, кто присвоил её себе в соответствии с пунктом 3 настоящей Конституции.

9
Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации и те, кому посчастливилось дружить с ним в молодости.

10
В Российской Федерации признается и гарантируется местное самоуправство. Местное самоуправство в пределах своих полномочий самостоятельно.

11
В Российской Федерации отсутствует государственная идеология, но присутствует государственная безыдейность.

12
Российская Федерация – светское государство, но только попробуйте спеть об этом с амвона или СКАЗАТЬ ЭТО В МИЧЕТИ.

13
Все равны перед законом и судом, кроме тех, кто пишет законы и осуществляет суд.

14
Мужчина и женщина имеют равные права, а тот, кто считает, что это не так, пусть заткнется и идет на кухню варить борщ.

15
Каждый имеет право на жизнь (жестянку, да ну её в болото).

16
Достоинство личности охраняется государством, твари вы этакие.

17
Каждому гарантируется свобода вероисповедания, включая право исповедовать любую религию или гореть в аду.

18
Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, может еще пожалеть об этом.

19
Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности, всё равно по вашим лицам всё видно.

20
В Российской Федерации установлена негласная цензура и самоцензура в интересах правящей верхушки. Цензура запрещена.

21
В Российской Федерации не должны издаваться, но издаются законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

22
Каждый имеет право надеяться на охрану здоровья и медицинскую помощь.

23
Каждый имеет право на образавание.

24
Граждане Российской Федерации имеют право мирно и без оружия собираться в общественных местах для дальнейшего задержания. А лучше сразу приходить в ближайший отдел полиции со сменой белья.

25
Гражданам Российской Федерации гарантируется свобода последнего слова. В последнем слове рекомендуется признать свою вину и раскаяться в содеянном.

26
Президент Российской Федерации избирается на основе прямого, свободного, честного и тайного волеизъявления своего предшественника или самого себя.

27
Законодательную власть в Российской Федерации изображают Государственная Дума и Совет Федерации. Депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации неприкосновенны и независимы от народа, совести и здравого смысла.

28
Депутаты Государственной Думы избираются на основе волеизъявления 146% населения Российской Федерации. Члены Совета Федерации не избираются и вообще не понимают, чего вы от них хотите.

29
Положения настоящей Конституции в случае необходимости могут быть изменены в соответствии с законом. Но на самом деле их проще тупо не выполнять.


Без заголовка

Среда, 09 Октября 2013 г. 13:19 + в цитатник
Это цитата сообщения Странствующий_рыцарь [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Когда кончаются слова

Вынесли приговор Михаилу Косенко. Я пишу это и думаю – а сколько человек из тех, кто прочтет эту запись, вообще поймет, о ком я говорю?.. В годы распространения Интернета так много писали о том, что теперь, благодаря свободе информации, тоталитарный режим и политические репрессии станут невозможными. И вот – мы получили то, что получили. Что ж, начну с начала. Михаил Косенко – один из «узников 6 мая», вышедших весной 2012 года на Болотную площадь против фальсифицированных выборов и – будем называть вещи своими именами – преступного захвата власти в государстве кучкой коррупционеров и преступников, опирающихся на подконтрольные им СМИ и силовые органы. Процесс по Болотному делу изначально был направлен не на расследование каких-то мифических беспорядков, а на устрашение той небольшой, излишне честной и свободолюбивой прослойки населения, которая посмела выступить против фальсификаторов. Принцип отбора будущих обвиняемых был случайным до абсурда. Мысль, которая сидит в подкорке у любого законопослушного гражданина – если человека судят, то для этого должна быть хоть какая-то причина – в данном случае работает на власть. Даже среди осведомленных лиц многие склонны думать, что, хотя c узниками 6 мая обошлись слишком жестоко, а само дело имеет явную политическую подоплеку – все же обвиняемые хоть насколько-то, хоть в самой малой степени виновны. Именно в этом отношении так показателен процесс Косенко. Основанием для его обвинения являлись видеозапись событий на Болотной площади и показания омоновца-свидетеля. На видеозаписи – которую любой желающий может посмотреть или скачать на сайте 6may.org  - отлично видно, что Косенко находится на расстоянии более _метра_ от омоновца, к которому он якобы применил силу. Показания самого омоновца – некоего Казьмина – недавно обошли весь интернет. Единственный свидетель обвинения прямо сказал, что не опознает в Косенко того, кто его бил. К этому было добавлено – «Я не хочу, чтобы товарищ Косенко сидел из-за меня в тюрьме. Я не отброс России». (Надо отдать должное омоновцу – заявление по нынешним временам НЕВЕРОЯТНО смелое, грозящее ему не только увольнением с работы, но и чем-нибудь похуже). Казалось бы, такая ситуация должна была обескуражить самый зависимый и предвзятый суд. Как-никак, видеозапись ясно подтверждает несостоятельность обвинения, да и свидетель наотрез отказывается «топить» намеченную жертву. Но наш российский суд выше таких условностей! И Михаила признают ВИНОВНЫМ по всем пунктам обвинения, причем заключение судьи дословно повторяет обвинительный акт. Встает вопрос – зачем тут вообще какой-то суд. К чему усилия защиты, многочасовые (многомесячные!) прения, допрос свидетелей и более чем годовое содержание обвиняемого в СИЗО, откуда его отказались отпустить даже на похороны матери? Цель этого «процесса» – обмануть общественность? Но ту общественность, которая присутствовала на судах, весь этот мерзкий фарс мог разве что взбесить до крайней крайности, а та «общественность», которая смотрит Первый канал, не почесалась бы даже в том случае, если бы власти вздумалось сразу же после задержания испечь всех обвиняемых живьем. Это трусливое стремление почти всесильного режима прятать концы в воду и стараться против всякой очевидности придать происходящему хотя бы видимость нормальности особенно мучительна для мыслящих людей – как будто бы тебе не решаются выколоть глаз, поэтому выдавливают его чайной ложкой.  

Осуждение заведомо невиновного человека – само по себе вопиющий, нестерпимый факт, но тут власть умудряется в буквальном смысле прыгнуть выше головы – она не просто открывает новую страницу политических репрессий, но и одним махом возрождает в государстве вполне ОФИЦИАЛЬНУЮ карательную психиатрию. Объявить кого-то невменяемым – значит наверняка лишить его права на ту толику внимания и уважения, которая отмерена любому человеку. В нашем искаженном и чаще всего невежественном восприятии наличие того или иного психиатрического диагноза – это позорное клеймо, которое раз и навсегда обесценивает все, что связано с его носителем. Специалисты знают, что можно иметь такой диагноз, и при этом оставаться успешным работником, хорошим семьянином и прекрасным другом. Но в сознании рядового человека любой человек, хотя бы _заподозренный_ в психическом отклонении, или когда-либо состоявший на учете в ПНД уже теряет право называться Личностью. Назвать кого-то невменяемым – значит обречь его на изоляцию, создать огромное предубеждение против него, всей глубины которого часто не осознает даже тот, кто это самое предубеждение испытывает. Спекулировать на этом – редкостная низость, но, пожалуй, к нашей власти и ее пособникам это понятие уже неприменимо. Рассуждение о низости предполагает хоть какие-то зачатки человечности и чести, хоть какую-то способность различать добро и зло – короче говоря, все то, чего у них в помине нет.

Основанием для признания Косенко невменяемым является сляпанная за полдня психиатрическая «экспертиза», проведенная какой-то мелкой сошкой из институте Сербского – причем на основании материалов, предоставленных «экспертам» следователем по делу Михаила. Вот что страшно: эта информация лежит в открытом доступе, ее отнюдь не прячут. Задумайтесь – за кого эта власть считает граждан, если полагает – и ведь справедливо полагает!! – что можно вполне спокойно совершить все это и не получить в ответ никакой реакции, кроме стихийного и, по большому счету, безобидного протеста у суда?! «Да, ужасно, - думает про себя тот, кто слышит и читает эти новости. – Ужасно, но что я могу с этим поделать?». Почему-то мысль «как я – даже не гражданин своей страны, а просто _человек_ – могу молчать и НИЧЕГО не делать в такой ситуации?!» - напротив, почти никого не посещает. И поэтому я задаюсь другим вопросом: в чем наша проблема – в том, что мы не ощущаем себя гражданами – или, страшно вымолвить, людьми? 

Рубрики:  Задумайтесь

Без заголовка

Четверг, 23 Августа 2012 г. 20:10 + в цитатник
Это цитата сообщения A_Silver [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Про не те камни

Что ж тут поделаешь? Такие времена.
Всем хочется судить, но подсудимым
Никто не хочет быть. И вот страна
Шутов сажает в тюрьмы, а за ними
Найдётся и для каждого вина.
Кто без греха? Один Господь, вестимо.
А Он молчит. Такие времена.

Безгрешные собачатся - до драки
И каждый камнем метит - аз воздам!
На этом камне, понимая, аки
На нашей вере Он воздвигнет храм.
Но Он не хочет. Только на бараки
Годятся эти камни. Он устал
И молча на песке рисует знаки.

Без заголовка

Вторник, 14 Августа 2012 г. 16:12 + в цитатник
Это цитата сообщения отец_Паисий [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Митрополит Сурожский Антоний.

"Часто, когда мы думаем о прощении, мы говорим — вот, я прощу; как бы мне забыть? Не надо забывать! Если бы мы могли забыть то, что случилось, мы непременно вернулись бы к тому, что было. Надо помнить; но не той злой памятью, которой мы помним. Мы помним: вот человек, с которым мы теперь примирились, однако в наших отношениях где-то еще трещина, где-то возможна неправда, где-то теснится возможность ссоры. Не так надо помнить. Надо помнить, что если человек против нас согрешил, значит, он в чем-то слаб, значит, где-то он уязвим и человеческими отношениями, и бесовским воздействием. Вот это надо помнить, чтобы изо всей силы и ценой собственного покоя, собственного благополучия его защитить от этого, не вспоминать ему, что было, а помнить, что здесь у него слабое место, и его целить и защищать.
Если бы мы могли так прощать, то мы прощали бы крепко и навсегда. Мы не прощали бы в надежде, что человек переменился, а прощали бы для того, чтобы, окутанный поддержкой и укрепленный любовью, он мог перемениться, если Бог даст. Мы его приняли бы не потому, что он унизился перед нами, а просто потому, что он к нам пришел, проявил это смирение и доверие. И наконец, мы помнили бы, помнили бы с болью душевной, что случилось, чтобы никогда больше этого человека не поставить в то положение, в котором он споткнулся, пал и разбился.
Подумайте об этом. Так нас принимает Христос и так мы призваны друг друга принимать. Мы часто гордимся перед теми, кто нас унижает: они слабы и пали, мы крепки — устояли. Так помните другие слова Писания: вам, сильным, надлежит носить тяготы слабых... И вот если это помнить, тогда можно перемениться и исцелиться. И тогда, может быть, наши человеческие отношения хотя бы похожи станут на то, как нас носит Христос.Аминь".


Понравилось: 1 пользователю

Интроверсия для чайников

Среда, 13 Июня 2012 г. 22:47 + в цитатник
Это цитата сообщения Джэй_Ю [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]



Понравилось: 3 пользователям

Без заголовка

Среда, 06 Июня 2012 г. 21:53 + в цитатник
Это цитата сообщения Странствующий_рыцарь [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

В защиту верующих

ПРАВО НА ИНФОРМАЦИЮ – ИЛИ ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА?
 
В последнее время в Интернете широко распространяются материалы о сомнительной с моральной точки зрения деятельности Патриарха Кирилла (Гундяева), преследовании панк-группы PussyRiot, исков против отдельных структур РПЦ. Наряду с этим тиражируются высказывания наиболее одиозных представителей церкви – Всеволода Чаплина,  Алексея Шумского и прочих.
 
Сразу скажу – я не являюсь православным человеком и не думаю, что церковь и священство должны быть вне критики. Но мне не нравится, что под предлогом права на свободный доступ к информации людей лишают шанса сделать собственные взвешенные выводы, поскольку информация подается только с одной, вполне определенной точки зрения. Нужно иметь в виду, что распространение о человеке или социальном институте негативной информации и полное замалчивание позитивной – это информационная война, а не «свобода информации».
 
Я не могу принять позицию людей, которые активно интересуются «церковным бизнесом» и превращают его в повод для страстных обличений, но не знают – и не желают знать – о церковной благотворительности, или цитируют повсюду только ограниченных и нетерпимых священнослужителей, умалчивая о прямо противоположных высказываниях церковных иерархов. В своих выпадах против РПЦ ее противники, не особенно задумываясь, осуждают всех ее представителей скопом, ставя на одну доску циничных дельцов, использующих сан и рясу для своих манипуляций, и самоотверженных благотворителей, не различая гуманистов и фанатиков. Я полагаю, что обыкновенная порядочность требует быть более осмотрительным в подобных обобщениях.
 
Простой пример предвзятого отношения: у какой-нибудь омерзительной цитаты Чаплина – трехтысячный репост. И комментарии в духе – «Все они (священники) такие!». А вот епископ Пантелеймон говорит: «Я не могу заставить всех людей меня любить — это неправильный путь. Но можно научиться любить всех, и тогда на земле я буду жить как в раю». По-моему, это прекрасные слова. Но кто их слышал?..
 
У нас как-то устоялось мнение, что РПЦ – организация приспособленцев. Насколько могу судить я сам, христианинам – а особенно священникам – как бы они ни были недовольны отдельными явлениями или руководителями, всегда будет глубоко несимпатична роль внутрицерковных диссидентов. И в каком-то смысле это правильно. Или уж вести богослужения и заботиться о своих прихожанах – или бороться с системой. Совместить, скорее всего, не получится. И тем не менее, весной 2011 года протоиреи Удмуртской епархии Сергий Кондаков, Михаил Карпеев и иерей Александр Малых обратились к патриарху Московскому и всея Руси Кириллу с призывом отделить церковь от светской власти и публично покаяться перед народом. Они выложили в Интернет видеозапись с обращением к патриарху Кириллу, в котором обвинили РПЦ в сближении со светской властью и обогащении отдельных приходов. Аналогичные претензии служители церкви выразили в открытом интернет-письме патриарху. В знак протеста священнослужители прервали религиозный обряд традиционного поминовения патриарха Кирилла во время богослужения в своих приходах. Они требуют от патриарха бороться с церковным экуменизмом, прекратить «позорную практику слепого соглашательства с властью и всевозможных заигрываний с толстосумами», а также наказать священников сотрудничавших с КГБ в годы советской власти. Кончилась эта истории плачевно: митрополит Ижевский и Удмуртский Николай уволил всех троих священников. Впрочем, полагаю, они знали, на что шли.
 
Большинство людей свято убеждено, что церковь и ее представители стоят на стороне Кремля и покрывают в своих проповедях декабрьский и мартовский обман. А вот священник Дмитрий Свердлов, бывший наблюдателем на выборах, еще зимой подробно рассказал о фальсификациях в пользу путинской "Единой России", что привело к жарким дебатам на портале Правмир.ру. Многие священники во всеуслышание призывали своих прихожан не мириться с циничным обманом. Знаменитый московский священник Андрей Зуевский раскритиковал политическую систему в проповеди, которую он опубликовал на своей странице в Facebook. "Высокомерное отношение к народу стало уродливой нормой жизни",— утверждает он.
 
Мы все давно привыкли к образу фанатиков, благословляющих погромщиков перед очередным гей-прайдом. А ведь это – только несколько отдельных лиц, из-за которых делаются выводы поистине космических масштабов. Вот, например, совсем другая информация. «В Вятской епархии подвергли критике главу ее миссионерско-образовательного отдела священника Евгения Смирнова за критику в адрес организаторов гей-парада в областном центре. Слова отца Евгения не были поддержаны его собратьями. "Заявление священника отозвано, – сообщил газете секретарь Вятской епархии отец Александр Балыбердин. – Обращение не было согласовано ни с самой епархией, ни с владыкой Хрисанфом". Руководство порекомендовало отцу Евгению извиниться за резкий тон высказываний, – пишет "Коммерсант".
 
Что касается недавнего скандала с иском о квартире Патриарха, якобы испорченной какой-то странной нанопылью, то люди обычно напрочь забывают, что пострадавший в этом деле – также священник, хирург и бывший министр здравоохранения Юрий Шевченко, друг покойного Алексия II. Вполне понятно, чем эта история порочит лично Патриарха. Но вызывает изумление упорное стремление отдельных людей распространять выводы на всех священников вообще. То есть и виноватому, и пострадавшему – всем воздадим одной и той же мерой. Просто потому, что нам так нравится. Ну и подходец!…
 
Есть еще один момент, на который мне бы хотелось обратить внимание, прежде чем завершить эту статью. Примерно год назад создан портал www.miloserdie.ru. Его профиль – социальная работа, помощь детям, инвалидам, нуждающимся в уходе старикам. Часто ли в Контакте можно встретить ссылки на подобные проекты? А если нет, то почему? У нас же, кажется, свобода информации.
 
«Мы уходили в одиннадцать часов ночи и, уходя, слышали из палат крики о помощи. То есть, получалось, что ты весь день работала, уходишь, еле волочишь ноги и при этом ощущаешь себя дезертиром, словно оставляешь поле боя» (с) сестра Православной службы милосердия, Первая градская больница Москвы. Многие ли понимают, что своими оскорбительными высказываниями о верующих они задевают не только отдельных неприятных им священников, но и эту женщину с ее коллегами?
 
Следует знать, что именно РПЦ первая создала в Москве службу помощи бездомным, по аналогам которой несколько лет спустя был создан «Соцпатруль». Врачи и штатные сотрудники из Православной службы милосердия много лет тихо и незаметно оказывали помощь замерзающим, больным, ограбленным и раненым, выходя на ночные смены каждую третью ночь. Все это они делали за мизерную до смешного плату, на которую нельзя не только прокормить семью, но даже прокормиться самому. А это означает, что помимо ночных смен все эти люди должны были работать днем. Сколько людей сейчас знает про часы патриарха? Миллионы. Сколько человек читало о работе Православной службы милосердия?.. А сколько человек из тех, кто так охотно поливает грязью РПЦ, готово год за годом выходить в ночные смены и работать с пьяными, больными гепатитом и туберкулезом на морозе в тридцать градусов?
 
Тут есть определенный парадокс. Чем больше христианин настроен следовать заповедям своей веры, тем меньше он будет стремиться разглашать свои благодеяния. И, по большому счету, это правильно. Делать добро и служить своим ближним нужно тихо, а не под прицелом двадцати видеокамер. Именно поэтому самые лучшие и бескорыстные из христиан – мирян или священников – для публики обычно совершенно (или почти совершенно) незаметны. Но итог у этой практики такой, что под прицелы объективов часто попадают далеко не самые достойные… Конечно, человек, чье резко-негативное отношение к служителям РПЦ сложилось под влиянием СМИ и интернета, вправе сказать – а другого мне не показали! Но надо учесть, что у нас есть не только право на свободу слова, совести и информации, но также связанная с ними ответственность. Двухлетнего ребенка кормят с ложечки, поскольку он способен только открыть рот и проглотить то, что в него положат. Но мы, казалось бы, способны сами предпринять какие-то усилия, чтобы знать больше и быть объективными. «Мне не сказали, мне не показали» - это оправдания двухлетнего ребенка. Взрослый, если хочет делать о какой-то вещи собственные выводы, обязан для начала разобраться в деле сам.  


Понравилось: 1 пользователю

Без заголовка

Четверг, 19 Апреля 2012 г. 01:09 + в цитатник
Это цитата сообщения A_Silver [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Про зюзьгу Зюзьга (480x334, 56Kb) Если кажется - жизнь тебя бьёт по рёбрам - не ной, не скрою, это - кажется. Всё фигня. Не фигня - если бьют зюзьгою. Что - любовь? Что - душа в куски? Это мелочь. Вот я, однажды, угодил под удар зюзьги. Что сказать? Это было страшно. У меня теперь в голове - ничего. У неё, конечно, этих зюзьг было целых две. И теперь я - во тьме кромешной. Всё хожу, и дрожит нога, и душа где-то в пятках бродит. Помню - да, хороша зюзьга! А что было - не помню, вроде. Мне все кризисы - пустяки, улыбнусь да пожму плечами. Лишь бы только вот под зюзьги снова взмах не попасть случайно. Так что ты мне, с тоскою русской не реви про печаль разлук. Опасайся удара зюзьгой! Остальное - фигня, мой друг.

Без заголовка

Понедельник, 09 Апреля 2012 г. 16:35 + в цитатник
Это цитата сообщения Гурболиков [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Коротко...

 

 
МОЛИТВА ДЕВОЧКИ:
 
— Боже, Сделай плохих людей хорошими, а хороших – добрыми! 
 
 
708697_img0480 (495x700, 231Kb)
 
 
( Нашёл эту молитву в сборнике «Просто верить» из цикла «101 притча» издательства «Никея»:  http://www.nikeabooks.ru/production/series/obj_6/ ).
 
 

Без заголовка

Вторник, 13 Марта 2012 г. 04:25 + в цитатник
Это цитата сообщения Валера_Богуславский [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Неужто никто Киплинга не читал?

Как читаю и увижу  "бандерлога", то расстраиваюсь...

Есть "Бандар-логи"... Я это с детства запомнил... Когда "Маугли" прочитал

 

634766_John_Charles_Dollman__Mowgli_made_leader_of_the_Bandar_Log (500x382, 26Kb)"...Балу сказал правду. Обезьяны живут на вершинах деревьев, и так как обитатели лесов редко смотрят вверх, они редко сталкиваются с Бандар-логом. Зато при виде больного волка, раненого тигра или медведя, обезьяны сходят на землю, мучат их ради забавы; в надежде обратить на себя внимание зверей они постоянно кидают в них ветки и орехи. Кроме того, они воют, выкрикивают бессмысленные песни, приглашают Народ Джунглей взобраться к ним и вступить с ними в бой; или без всякого повода затевают между собой ожесточённые драки и бросают мёртвых обезьян туда, где население зарослей может увидать эти трупы. Они все собираются избрать себе вожака, составить собственные законы, придумать собственные обычаи, но никогда не выполняют задуманного, потому что их памяти не хватает до следующего дня. В оправдание себе обезьяны сочинили поговорку: «То, о чём Бандар-лог думает теперь, джунгли подумают позже», и это сильно ободряет их. Ни один из зверей не может добраться до Бандар-лога; с другой стороны, никто из зверей не желает замечать этого племени; вот потому-то обезьянам и было так приятно, когда Маугли пришёл играть с ними, а Балу рассердился.
   У обезьян не было какого-либо определённого намерения (Бандар-лог вообще никогда не имеет намерений), однако в голове одной из обезьян явилась, как ей показалось, блестящая мысль, и она сказала остальным, что им было бы полезно держать у себя Маугли, потому что он умел свивать ветки для защиты от ветра, и если бы они поймали его, он, вероятно, научил бы и их своему искусству. Понятно, Маугли, сын дровосека, унаследовал от своего отца множество инстинктов; между прочим, строил хижинки из хвороста, не думая о том, почему он делает это. Наблюдая за ним с деревьев, Бандар-лог находил эту игру удивительной. Теперь, как говорили обезьяны, у них действительно появится вожак, и они сделаются самым мудрым народом в джунглях, таким мудрым, что все остальные будут замечать их и завидовать им. Они побежали вслед за Балу, Багирой и Маугли, и держались совершенно тихо до времени полуденного отдыха, когда пристыженный Маугли заснул между пантерой и медведем, решив больше не иметь дела с Обезьяньим Народом
..."

(Редьярд Киплинг, "Маугли")

Советую почитать.


Без заголовка

Пятница, 02 Марта 2012 г. 01:09 + в цитатник
Это цитата сообщения Professor_L [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Газеты пишут "В скорби и ужасе должны мы остановиться и задуматься над трагическими событиями, сотрясающими русскую жизнь и заставляющих заграничное общественное мнение твердить, что Россия охвачена революцией. Мы, русские, знаем, что болезнь, охватывающая нашу родину, - не смертельная болезнь, что русские люди, как только сойдутся, они, по доверию и свободному избранию своей земли, сумеют быстро вывести нацию и правительство на путь мирного и плодотворного развития. Но продолжающаяся и продолжающаяся смута, делающая иллюзию полного мертвенного разложения нашей страны, заставляет каждого, искренне переживающего с родиной ее терзания, восклицать: "Когда же конец? где предел испытаниям?" Мы страшно утомлены, мы измучены этой малярией, которой тягостно страдаем все, от малого до великого. Гигантская мощь великого народа точно зажата в тиски какого-то рокового недоразумения и бьется в них с теми потугами, каких и надо ждать от исполина. Тревогою и кровью жить нельзя. Мира и успокоения, органической работы жаждем мы все, жаждем выхода к светлому грядущему. Отдавая себе полный отчет в громадности надвинувшейся на нас и не прекращающейся тревоги, обретем силы, чтобы выковать России прочное будущее в тесном, свободном и до конца договоренном союзе верховной власти с народом, который не хочет крови, не хочет насилий, но жаждет мира, успокоения и труда в условиях, твердо обеспечивающих их. Та бюрократия, которая одна повинна во всем, должна уступить место общественным силам страны. .. Пропасть между государством и обществом должна быть уничтожена. Робкие полумеры, уступки не спасут бюрократию, не вернут ей былого значения". Актуально? Совсременно? А ведь газета-то 1905 года аж. 107 лет прошло, а ничего не меняется.

Без заголовка

Пятница, 23 Декабря 2011 г. 00:00 + в цитатник
Это цитата сообщения Lady_Ro [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

К 25-летию гибели Анатолия Марченко. "Декабрьский солнцеворот"

6 декабря вечером на Триумфальной я стала свидетелем преступной жестокости. Цепь ОМОНа, перегородив всю пешеходную часть, пошла вниз по Большой Садовой, отталкивая и не пропуская идущих навстречу людей, в том числе пожилых прохожих, идущих к метро, и хватая молодежь, бегущую от этих плотных мордоворотов с дубинками. На моих глазах двое таких, в касках и бронежилетах, схватили худого юношу, грубо повалили на асфальт и со всей силой заломили руки за спину, так что тот застонал. Затем, выламывая руки, его поволокли к автобусу. Сколько же нервозности и страха было в движениях этих нелюдей, призванных по должности быть блюстителями порядка. Утверждаю при этом: юноша вообще никакого сопротивления не оказывал. Провести его к автобусу, спокойно взяв под руки, ничто не мешало. Не говорю уж о том, эти в касках вообще не вправе были человека, не представившись и не объяснив причин задержания, каковых и не было.
Откровенное зло ослепляет его исполнителей. Те, кто отдает полиции и ОМОНу распоряжения так жестоко задерживать людей, деморализуют и разлагают собственных силовиков - ни психического здоровья, ни физического не сохранит мужчина, который в полном обмундировании, с накаченными мускулами заламывает руки интеллигентному юноше или девушке, бьет дубинкой мирного, ничем не защищенного человека. И как же на них, деморализованных и расчеловечившихся, эта власть собирается впредь опираться?
С этими кулаками, мускулами, дубинками, касками, бронежилетами, а также автоматами и любыми видами вооружения не пойти против тех, на чьей стороне правда. Советский Союз обладал некогда гораздо более мощным и отлаженным
репрессивным аппаратом. Казалось - по всей стране свободомыслие подавлено, любая попытка создать независимое объединение либо самиздатский журнал пресекалась арестом, а следователи гарантировали политзаключенным бесконечные сроки. Иван Ковалев описал в своем очерке, как чудовищно избивали (убивали) Анатолия Марченко за попытку взять с собой положенные пять книг в карцер. Почему были так зверски жестоки эти надзиратели? Потому, что не на их стороне была правда, и непреклонность политзаключенного в требовании своего законного права вызвала у них озверение.
В Чистопольской тюрьме Анатолий Марченко объявил голодовку с требованием освобождения всех политзаключенных. Требование казалось нереальным, а тоталитарный режим мировой сверхдержавы - мощным и вечным. Однако же Анатолий Марченко добился своего. Он добился даже большего, чем требовал. Сначала освободили всех политзаключенных, потом ослаб репрессивный режим, а потом рухнула и сверхдержава, деморализованная страхом и ложью. И это произошло гораздо быстрее, чем кто-либо мог предположить.
Анатолий Марченко погиб в Чистопольской тюрьме ровно 25 лет назад в результате той длительной голодовки. Именно ему мы обязаны своей свободой. Он показал пример того, как твердая и спокойная уверенность в своей правоте способна рушить сверхдержавы, а готовность положить жизнь свою за друзей своих - творить чудеса.
Через две недели после его гибели освободили из ссылки академика Сахарова, а дальше процесс, что называется, пошел...
Отдельный разговор и отдельная тема - почему не удержало общество этой свободы, почему десятилетие спустя вернулись репрессии, явились новые чудовищные реалии - взрывы жилых домов, война в Чечне, Беслан... Темные силы, выпестованные в недрах той Империи зла, взяли реванш - но может ли режим, опирающийся на уголовную жестокость и полное беззаконие, держаться долго?
Дыхание перемен оказалось неизбежным. 5 декабря на Чистых прудах мы увидели не толпу, а лица - светлые, живые, человечные. Появление гражданского общества в стране оказалось возможным. Здравый мирный протест, не дающий власти творить преступление, необходим обществу, как воздух. Важно только, чтобы не уступил он места агрессивному протесту, не допустил кровопролития. Важно также, чтобы лидеры, которым удастся на волне этого протеста пробиться к власти, не допустили собственных беззаконий - а вот для этого как раз и нужен этот мирный протест, это гражданское общество, не дающее никому, ни бывшей власти, ни нынешней, чувствовать свою безнаказанность.
Это хорошо, что воздух перемен подул, что люди вышли на улицу, и бесстрашие, молодость души и чувство общности преобразили, сделали светлыми лица людей. Когда они принесут в свои дома этот свет и эту теплоту, когда вместе с гражданским бесстрашием оживет в обществе желание мира и деятельного добра, отвержение малодушия и подлости, энергия веры и любви, тогда общество действительно изменится к лучшему.
Поэт Юлий Даниэль посвящал свои тюремные стихи "нашим товарищам, нашим старшим". Пусть же сегодняшняя молодежь обратится в примеру "наших старших", каким был в тюрьме и лагере Юлий Даниэль, каким был Анатолий Марченко в светлом и бескомпромиссном противостоянии злу.

Опубликовано на "Гранях": http://grani.ru/Society/History/m.193827.html

Без заголовка

Пятница, 09 Декабря 2011 г. 20:28 + в цитатник
Это цитата сообщения Валера_Богуславский [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Товарищи генералы, офицеры, сержанты и солдаты российских спецслужб и правоохранительных органов!

 

Обращение ветерана группы «Вымпел» подполковника А.Ермолина к офицерам силовых ведомств


 


Товарищи генералы, офицеры, сержанты и солдаты российских спецслужб и правоохранительных органов!

Имею честь обратиться к вам как офицер и командир оперативно-боевой группы спецназа, уже переживший в своей судьбе, что сегодня — за два дня до намеченного массового выступления российских граждан против фальсификации выборов — переживает большинство из вас.

Очень скоро через забрало своего защитного шлема вы увидете тех, ради кого шли служить своему Отечеству. Это будут лица людей, очень похожие на ваших отцов и матерей, братьев и сестёр, добрых знакомых и соседей по лестничной клетке. В 91-м во время ГКЧП, в 93-м во время штурма Белого дома, ещё раньше в Баку, в Нахичевани и во время вильнюсских событий я не находил себе места, думая, как должен поступить командир спецназа в ситуации силовой конфронтации с собственным народом.

Спасительный ответ на этот вопрос оказался прост, хотя и не очевиден с первого взгляда — продолжать служить своему народу даже тогда, когда политики и подчинённые им силовые министры ставят перед тобой задачи откровенно репрессивного характера. Мы хорошо знаем повадки наших политиков: в острых ситуациях они никогда не берут на себя ответственность и не принимают жизненно важных решений, успешные операции приписывают себе, а в случае провала крайними назначают людей в погонах. Это было всегда, и один из наиболее ярких примеров тому — Беслан.

Но Беслан при этом и свидетельство того, что может сделать настоящий офицер в ситуации управленческого хаоса, бездарности и трусости политического руководства. Все погибшие и выжившие сотрудники «Альфы», «Вымпела» и других спецподразделений действовали в захваченной террористами школе без приказа — его просто не было! Так и 10 декабря в толпе митингующих вы останетесь один на один с исходящей от толпы угрозой и необходимостью мгновенно решать, как реагировать на те или иные ситуации. Лучше подготовиться к этому до того, как точка невозврата будет пройдена.

С учётом набитых когда-то шишек позволю сформулировать некоторые рекомендации, позволившие мне и моим друзьям не потерять чувство собственного достоинства и продолжать чувствовать себя не наёмниками, а защитниками своего Отечества даже в самые неблагодарные моменты службы:


В случае получения приказа применить силу против митингующих, особенно если речь идёт о применении спецсредств или, не дай бог, огнестрельного оружия, требуйте оформления приказа в письменном виде. Это особенно актуально для командиров всех уровней. Моё поколение спецназа хорошо помнит то время, когда люди, ставившие перед нами карательные задачи, нас же потом и обвиняли в самоуправстве и несанкционированном применении силы.


О митинге протеста 10 декабря известно заранее. Это значит, что после проведения рекогносцировок в штабах и оперативных группах отрабатываются различные варианты применения сил и средств, предназначенных для обеспечения предстоящего мероприятия. Добивайтесь, чтобы подобная штабная работа проводилась при достаточном количестве свидетелей, не соглашайтесь участвовать в «неформальных» обсуждениях и персональных инструктажах за закрытыми дверями.


Когда вас инструктируют непосредственно перед выездом, добейтесь, чтобы ваши командиры публично и при свидетелях разъяснили вам порядок применения оружия и спецсредств. Особенно попросите разъяснить, какие действия митингующих можно рассматривать, как проявление агрессии. Вы это знаете и так, но заставьте командиров произнести нужные слова непосредственно перед вашим применением.


Отправляясь на задание, вне зависимости от полученных задач, поставьте перед собой цель — защищать людей, против которых вы будете стоять в боевых порядках. Если вы командир «полевого» уровня, от вашей выдержки, профессионализма и команд будет зависеть очень многое. Ещё раз — вы должны ехать не «мочить» врагов режима, а защищать своих сограждан, вынужденных таким образом отстаивать свои права. Это трудно. Но это миссия. Многие мои коллеги вплоть до расформирования подразделения не увольнялись из «Вымпела» не потому, что им нравились новые для нас полицейские функции, а потому что знали наверняка: без нас, обстрелянных во многих горячих точках профессионалов, среди мирных граждан и вверенного личного состава будет море крови. Особенно в случае профессиональных провокаций.


Постоянно ждите и будьте готовы к атакам боевиков-провокаторов. В Баку, Вильнюсе и особенно в Москве сценарий развития массового кровопролития выглядел одинаково: неизвестные снайперы убивали солдат и офицеров, призванных обеспечивать порядок во время массовых митингов. Дальше всё зависело от выдержки и профессионализма людей в форме. В Баку, например, неподготовленные, плохо обученные «партизаны»-резервисты открыли ответный огонь по всем, кого видели в этот момент на улице. В результате — сотни убитых мирных людей, уцелевшие снайперы-провокаторы и миллионы вышедших на улицы протестующих граждан. Обратный пример — это штурм Белого дома в 1993 году, осуществлённый без единой жертвы путём упорных «поэтажных» переговоров с его защитниками.


Не надо думать, что снайперы и иного рода провокаторы — всегда оружие противостоящей вам толпы. Новейшая история показывает, что зашатавшаяся российская власть, готова исподтишка стрелять в спины своих же офицеров, чтобы пролить первую кровь и подтолкнуть своих защитников к более активным действиям. Уничтожайте и блокируйте подобных боевиков точечно. Их задача — заставить вас озвереть и вылить вашу ненависть на ни в чём не виноватых людей.


Сдерживайте своих менее подготовленных в психологическом плане товарищей и подчинённых. Вставайте на пути тех, кому всё равно кого и по какому поводу «мочить в сортире». Не допускайте применения против ваших земляков иногородних подразделений ОМОНа. Их для того и привозят издалека, чтобы они не испытывали угрызений совести оттого, что бьют своих. Ваше слово для них будет весомым. Ваше физическое присутствие — спасёт конктретных людей он насилия.


Помогайте пострадавшим митингующим, оказывайте им должное содействие в случае задержания. Оставайтесь людьми при любых обстоятельствах. 

Как видите, я не призываю никого изменять присяге, отказываться от исполнения приказа и переходить на сторону митингующих. Просто помните, что с другой стороны баррикад не враг, а такие же, как вы, граждане России. Умейте защитить их даже в таких непростых обстоятельствах. Каждый должен исполнить свой долг!

Анатолий Ермолин,
ветеран Группы «Вымпел»,
подполковник запаса

Взято здесь: http://www.rusimperia.info/catalog/1405.html#comments



О Ермолине Е.А. здесь http://ru.wikipedia.org/wiki/%C5%F0%EC%EE%EB%E8%ED...%EA%F1%E0%ED%E4%F0%EE%E2%E8%F7

Ссылка на статью в "Новом времени": http://newtimes.ru/articles/detail/47358

Без заголовка

Среда, 07 Декабря 2011 г. 01:56 + в цитатник
Это цитата сообщения Странствующий_рыцарь [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Наша фронда

Политика - в сущности, мелкое и никчемное занятие. Самые важные вопросы в жизни не соприкасаются с той сферой, где звучат демагогические лозунги и ходят толпы активистов. Политика сама по себе не может дать ни счастья, ни осмысленности существования, и мне жаль тех, кто занимается ей профессионально. У них невольно должна возникать иллюзия, что здесь, на этом пятачке пространства, они чуть ли не решают судьбы мира. А по сути все - мышиная возня. И вечное повторение одних и тех же сцен. Ходили толпы в Перестройку, потом в девяностых, теперь снова... Ладно молодежь, которая выходит на улицы впервые в жизни, но как политикам со стражем удается убеждать себя, что за криками с трибун и свалками на улицах нам светит справедливый и демократичный мир - это останется для меня тайной навсегда.

Все так. Но есть еще другое чувство, не имеющее отношения к политикам, программам партий, лозунгам и митингам. Это - чувство справедливости. Если угодно, даже чувство чести. Если воздух в моем Университете стал душным и затхлым, а полиция позволяет себе бить и вязать студентов прямо на территории МГУ только за то, что они против общей тактики "завинчивания гаек"; если ректор служит не науке, а режиму; если на избирательном участке, на котором я работаю, голосование превращено в постыдный фарс, а купленные органы бездействуют... если я от самих молодогвардейцев знаю, что как их, так и "нашистов" власть купила с потрохами за путевки в санатории, халявные билеты на концерты и бесплатный алкоголь, а теперь использует их всех (в том числе и малолеток класса эдак из восьмого) в своих грязных политических манипуляциях -

короче, если я уже узнал все это, то я просто не могу остаться в стороне. Нет, мне совсем не хочется ходить по улицам, срывая себе горло - то есть не то чтобы СОВСЕМ не хочется, но, право слово, я охотно занялся бы чем-нибудь другим. Ведь жил же я все эти двадцать лет, ни испытывая ни малейшего желания участвовать в пикетах, маршах и тому подобном. Ах, друзья мои, осведомленность - это страшный яд! Пока ты ничего не знаешь, у тебя есть твоя собственная жизнь, которой ты волен распоряжаться, как тебе угодно. Но когда тебе уже стало известно о какой-нибудь несправедливости - ты можешь либо действовать, либо... в сущности, такого "либо" просто нет. По крайней мере, для меня. Вообще, нам экстренно не хватает людей, готовых идти до конца. Всех что-то держит: кого дети, кого боязнь вылететь из вуза или потерять работу, кого запрет бойфренда (девушки, жены...) Кто-то боится попасть в армию или же стать невыездным. Кто-то совсем банально опасается, что ему сломают руку. Мне в этом смысле повезло. Детей у меня нет, бойфренда тоже, исключением из вуза меня вряд ли испугаешь, а в армию просто не возьмут. С таким раскладом очень просто жить по принципу - да фигли, глубже шахты не опустят. Восхищаюсь мужеством всех тех, кто выходит на площадь ВОПРЕКИ всему тому, о чем я говорил. И все-таки, нам нужно больше твердости. И больше... безоглядности. Мне грустно видеть, что решительность и смелость большинства моих сподвижников отличается какой-то половинчатостью. И это всегда проявляется в критический момент - при столкновении с омоном, задержаниях, допросах... Выйдя на улицы, мы уже перешагнули круг своих обычных интересо. Было бы логично вместе с ним перешагнуть и круг своих обычных страхов. 

Может быть, это единственный момент, за который я готов любить политику и нашу уличную оппозицию режиму. Все, что заставляет человека избавиться от мелочности, трусости и равнодушия - заслуживает одобрения.

И еще... еще, пожалуй, это упоительное ощущение - идти по перекрытому шоссе, среди сигналящих машин, с петардами и факелами, и знать, что сила - не у тех, на ком бронежилет и шлем, а у тех, кто не боится чувствовать себя СВОБОДНЫМ.


Без заголовка

Четверг, 24 Ноября 2011 г. 21:49 + в цитатник
Это цитата сообщения Boss_shadow [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

ДА! ТО ЕСТЬ НЕТ!

Урок «Основ православной культуры». Учительница:

— И помните, дети! Те, кто будет учиться на «4» и «5», попадут в рай. А те, кто будет учиться на «2» и «3», — в ад!

Вовочка с задней парты:

— Мариванна, а что, закончить школу живым нельзя?

***



Понравилось: 1 пользователю

Без заголовка

Пятница, 18 Ноября 2011 г. 23:30 + в цитатник
Это цитата сообщения Джэй_Ю [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

...

вот такое - это очень по-настоящему.



P.S. Швейцарец Флорен привык к тому, что все его сторонятся из-за инвалидности. Поэтому Флорен решил переодеться в медведя и выйти обниматься на улицу.

Без заголовка

Среда, 09 Ноября 2011 г. 01:48 + в цитатник
Это цитата сообщения Февральская_ведьма [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Охотники на снегу.

Возьми меня как есть: без памяти, без боли.
Я превращаюсь в лес. Я превращаюсь в поле.
Я превращаюсь в крик в пустынном небе птичий.
Возьми меня как есть: без рамок, без различий,
Как тонкий белый лист, как пригорошню соли.
Я превращаюсь в лес. Я превращаюсь в поле.
Я превращаюсь в даль, в холодный зимний вечер,
В неясную печаль, в расправленные плечи,
В признание конца, в предчувствие начала,
В движение весла, толкнувшись от причала.
Я превращаюсь в снег, ложащийся на травы,
В звучание струны, в глоток чужой отравы,
В глоток сырой воды, в горячий привкус крови.
Возьми меня как есть: без памяти, без боли.
Возьми, не отпускай, пока ещё поздно.
Я превращаюсь в свет, я превращаюсь в воздух.





Понравилось: 1 пользователю

Без заголовка

Воскресенье, 06 Ноября 2011 г. 19:13 + в цитатник
Это цитата сообщения PAVLIN_from_Moscow [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Одна из работ художника Ильяса Файзуллина...

 Посещая в Казани Национальный музей Республики Татарстан, я обратил внимание на одну из работ художника Ильяса Файзуллина «Оборона Казани от войск Ивана Грозного. Апофеоз» (2005)…  На картине показаны разные этапы  из истории Казанского ханства. Основное событие – взятие Казани войсками Ивана IV Грозного.

Событие происходит 2 октября 1552 года. Композиция состоит из двух основных групп. Слева: русские воины  во главе с одним из военачальников. Справа: люди из казанского дворца (женщины, старики, дети), одетые в лучшие «преиспещреннейшие» одежды. Вышли навстречу русским воинам «ибо прельстися те на красоту их и живы они будут.

Повсюду на картине видны россыпи драгоценностей. «Когда  войска русские ворвались в город, он был полон самой драгоценной добычи: злата, серебра, камней драгоценных, кипел соболями и иным великим богатством. Так, что все сбежались в крепость не для бранного боя, а  за обильной добычей». Казанцы же тем временем воспользовались этим и,  подтянув свои силы, пробовали возобновить бой и стали теснить русских. Русские, побросав добычу, бежали с криками: «Секут! Секут!». Но на помощь им был выслан резерв в 20 тыс. воинов. Казанцы были вынуждены отступить.

На среднем плане в центре происходит сражение, охватывающее длительный период взятия Казани:  рушатся стены, слышны возгласы и крики, сплелись в схватке воины русские и казанские. Гибнут люди, падают замертво лошади. В небе—образ Ивана Грозного. Он распростер руки над городом. По его приказу происходит уничтожение людей и города.

Внизу в центре: царица Сююмбике и ее  малолетний сын Утямыш – гирей. Они как бы взирают из московских палат на происходящий в Казани ужас. Будучи малоопытной в управлении государством, она поверила, что московский царь не станет вводить войска в Казань в случае пленения ее и сына и возведения на казанский престол  его ставленника Шах-али. Она приносит себя и сына в жертву ради спасения государства. Ее увозят в  так называемый «почетный плен». Решение это с ее стороны можно было бы назвать исключительно мудрым, имей она дело с нормальным цивилизованным противником. Увы! Она обманута. Вопреки своим обещаниям, через год после ее пленения, Иван Грозный завоевывает и уничтожает Казань.

Внизу слева— священник, благословляющий русских на бой.

Ему противостоит казанский священнослужитель с Кораном в руках (внизу справа). Надо отметить. Что в лицах на картине нет ненависти. Есть усталость. Отрешенность. Горе осознанных потерь. Война всегда чудовищна. Война – всегда горе и для мусульманского народа и для христиан.

Таково решение автора. 

 

900 faizullin (700x401, 142Kb)


Без заголовка

Пятница, 21 Октября 2011 г. 16:58 + в цитатник
Это цитата сообщения Странствующий_рыцарь [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Размышления о "Пире". И не только

Помню, как мы обсуждали "Пир" Платона на занятиях по философии. Разумеется, всеобщее внимание сразу сосредоточилось на утверждении, что любовь к женщине - низменна и основана на похоти, а любовь к мальчикам - это и есть возвышенная, идеальная любовь. Кто-то смеялся, видя в этом просто забавную непристойность, кто-то демонстрировал негодование и отвращение. Вдуматься в смысл, а точнее - в подоплеку этой фразы ни один не пожелал. Сейчас я думаю о том, что речь - с поправкой на культуру и эпоху - шла не о любви между мужчинами, а о любви к равному (а женщина, кроме редчайших исключений вроде Аспасии, не была равна мужчине). Женщину можно было любить только как игрушку или как домашнюю принадлежность. Не вижу ничего удивительного, что кто-то предпочитал любить не "вещь", а человека. Равного, свободного, способного понять тебя и быть твоим единомышленником. Разделяющего твою жизнь целиком, от философских диспутов и состязаний в палестре до ночевок у походного костра, а не живущего в чужом и непонятном мире прялки, сплетен и присмотра за домашними рабами. Попытаться понять душу женщины - это наверняка казалось современникам Платона более немыслимым, чем нашим ортодоксам - мысль о сексуальных отношениях с мужчиной. Так что современное прочтение этого диалога, как мне кажется, требует смотреть на каждое написанное слово под другим углом. Довольно очевидно, что любовь к тому, в ком ты не видешь человека и кого не можешь (да и не пытаешься) понять, и вправду низменна - и, в общем, каждый, кто смотрит на женщину как на источник собственного удовольствия, сейчас мало чем отличается от афинян, живших две с половиной тысячи лет тому назад. Только они-то жили в соответствии с тем уровнем мышления, какое было свойственно для их эпохи, да и выбор у них был, по сути, невелик - хочешь равенства и понимания в любви, люби мужчину. А вот наши современники, одержимые мыслью о несовместимости мужских и женских ценностей (при безусловном превосходстве мужских, разумеется), выглядят так же нелепо, как пещерный человек с кремневым топором где-нибудь на Манежной площади.

И если вы считаете, что таких допотопно мыслящих людей совсем немного - то вам безусловно повезло. А я вот, к сожалению, встречал их часто - и среди мусульман, учащихся у нас на факультете, и - ничуть не реже - среди русских. Впору посвящать отдельные посты особо одиозным личностям или писать "сводки с фронтов" о каждом нашем семинаре, посвященном гендерной политике.


Без заголовка

Понедельник, 03 Октября 2011 г. 16:13 + в цитатник
Это цитата сообщения Эзоп [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

пути победителей

Как известно со времен Марка Твена, в Штатах есть свои Москва и Петербург, Париж и Роттердам, есть свой Гринвич и свой Кембридж. В последнем мне довелось побывать сегодня проездом - премилый городишко. Недалеко от него расположен православный монастырь Новый Скит - самое загадочное место на земле. Там меня встретил монах Ставрос - в миру его звали Гарри Виннер.

DSC_0752 (700x468, 104Kb)

Обновленчество со знаком ?

Без заголовка

Понедельник, 01 Августа 2011 г. 03:43 + в цитатник
Это цитата сообщения pop-rebrik [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Дегустатор

Обед в храмовой трапезной.

У матушки именины.

За столом кроме матушки и батюшки: гость - священник, который тоже служил литургию, весь клирос и детвора настоятельская. Мальчик и девочка. Погодки. 

Мальчонка уже в алтаре учится помогать, поэтому и здесь серьезен, хотя все внимание обращено лишь на торт и пахучий, только что разрезанный арбуз. Вся иная еда им игнорируется.

Дошла очередь и торта, к которому молодому алтарнику наливают полстакана компота темно-красного цвета. Тот с сомнением нюхает налитое, затем аккуратно пробует и звонким голосом, обращаясь к отцу, заявляет:

- Пап! Вот это настоящий кагор, не то, что у нас в алтаре! 


Без заголовка

Суббота, 30 Июля 2011 г. 21:24 + в цитатник
Это цитата сообщения Игорь1960 [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

В.Ткаченко. "Лён"

5657--46517047--ud704d (700x421, 70Kb)

Без заголовка

Воскресенье, 17 Июля 2011 г. 16:50 + в цитатник
Это цитата сообщения Апрелевка [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Без заголовка

Иногда не сильно близкие люди вдруг что-то очень точно угадывают в нас, то, что сами мы не могли назвать, обозначить.

Саша, коллега из соседнего отдела, смеется: "У тебя синдром Ивана Сусанина. Заразительная уверенность при полном незнании маршрута".

Он бы так не смеялся, если бы представлял насколько это базисное качество "быть убедительной, не будучи убежденной".

 



Поиск сообщений в МакГрегор
Страницы: [7] 6 5 4 3 2 1 Календарь