-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в maybe_memories

 -Рубрики

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 14.09.2005
Записей: 210
Комментариев: 380
Написано: 965

 (508x201, 15Kb)  (299x174, 22Kb)


В этот день

Понедельник, 23 Февраля 2009 г. 04:28 + в цитатник
друзья становятся чужими
и пытаются слиться с ламинатом
и показывают убивающие вещи

а мне упрямо не хочется так умирать



Рубрики:  i can see it
i can feel it

Hard Rock Cafe и новое

Воскресенье, 22 Февраля 2009 г. 01:32 + в цитатник
 (396x528, 36Kb)
Ахой, Кай.

Что-то странное творится в моей жизни.

20 февраля ровно в 21:27:47 в окне моей аськи впервые за два месяца появилось многообещающее сообщение от Нефеда: "Хочу напиться. Геля!" После долгих уговоров и звонка Юле я поддалась на уговоры и где-то в полпервого ночи мы сидели в Хард Рок Кафе на Арбате.

Бла-бла-бла, я уверена, тебе было бы не интересно выслушивать то, о чем мне лень сейчас упоминать, и ты с понимаем удовлетворишься тем, что мы сидели там до пяти утра и играли в Uno.

А потом шли по холодному и безлюдному Арбату. Ты когда-нибудь видел абсолютно пустой Арбат? Конечно нет. Ты видел только то, что показывала тебе я. Так знай же. Непонятно почему, но это совсем сказочно. Безлюдный Старый Арбат. =>

Все крутится и вертится и пусть не слишком сверкает, но оно новое и свежее, и дышится легче, и состояние не_сна. Я, пожалуй, сойду с ума еще до конца этого года. И, может быть, мне бы даже этого хотелось. Сломать себя? Меня даже посетила абсолютно безумная идея: "А что, если..." Вдруг?

Несвойственно.
Рубрики:  i can feel it

Competition

Пятница, 20 Февраля 2009 г. 13:20 + в цитатник
 (300x300, 17Kb)
I never wanted to be better than my friends
I just wanted to prove wrong the people in my head
the ones who told me I'd be better of dead
the ones who told me that I would never win

when I delivered newspapers they said I was too slow
when I was a barista they said I made lousy foam
when I worked in retail they said I was a slob
much too dumb for school and much too lazy for a job

so I rode my bike like lightning
and I made cappuccinos that would make the angels sing
took two showers a day and I dressed up like a princess
shook my fist in my own face and said I'll show you who's the best

I wrote the kinds of papers teachers hang up on their walls
I was employee of the month at seven different shopping malls
and one time playing football I pulled the tendons in my leg
to prove that I was tough I hopped on one foot
and finished up the game

I thought if I succeeded I'd be happy and they'd go away
but first thing in the morning I'd still wake up and I'd hear them say
"you're fat, ugly, and stupid, you should really be ashamed
no one will ever like you you're not good at anything"

and sometimes I'd rise to the challenge
but other times I'd feel so bad that I could not get out of bed
and on the days I stayed in bed I sang and sang and sang
about how crappy I felt no realizing how many other people would relate

now people send me emails that say thanks for saying the things they didn't know how to say
and the people in my head still visit me sometimes
and they bring all of their friends but I don't mind
I play my guitar like lightning
when I sing I like it when you sing too loud and clear
different voices different tones all sayin' "yeah, we're not alone"
I got good at feeling bad and that's why I'm still here
I got good at feeling bad and that's why I'm still here
I got good at feeling bad and that's why I'm still here

(c) Kimya Dawson

можно слушать бесконечно
Рубрики:  i can hear it

"Хочется чего-то большого... но маленького"

Четверг, 19 Февраля 2009 г. 13:28 + в цитатник
Хочется чего-то такого затертого до дыр, но чистого; пронзительного, но доброго; Брэдбери, но Паланика; Зиллаха, но Духа; болезненного, но уютного; нового, но привычного. Читать, но писать.

Хочу людей, убить, любить, обнимать.
Рубрики:  i can feel it

***

Четверг, 19 Февраля 2009 г. 00:37 + в цитатник
- Смотрите, смотрите! У Нанды волосы поседели!
- Где?
- Да вот же!
Нанда почувствовал цепкие детские пальцы, ухватившие его за побелевшую прядь волос, но не предпринял ни малейшей попытки вырваться. Он отчаянно сжимал глаза и сбивчиво дышал, изо всех сил стараясь не захлебнуться солнечным светом.
- Да ты и вправду поседел!
- Нанда, вот дурак! Почему у тебя все не как у людей?
- Старик! Старик!
«Они правы, - думал он , чувствуя на щеках слезы, предательски катившиеся из-под сомкнутых век. – У меня все неправильно. Со мной что-то не так. Наверное, это какая-то смертельная болезнь, и я скоро умру».
- Да что это с тобой? – до его балансирующего на краю пропасти сознания донесся голос соседского мальчишки. – У тебя ведь только в прошлом году волосы были почти совсем черные. А теперь – светлее, чем у меня.
Это было правдой. Не нужно было обладать исключительным зрением, чтобы заметить изменения во внешности мальчика. Нанда и сам видел, хотя день ото дня ему приходилось прикладывать все больше усилий, чтобы открыть глаза. Его преследовала навязчивая идея, что солнце хочет выжечь свой отпечаток на его темно-карих радужках. Стоило ему открыть глаза, как голову пронзало раскаленными добела иглами. Он видел отражение солнца повсюду – на листве и в траве, на кирпичных стенах домов и на матовом шифере крыш. Весь мир постепенно превратился в заснеженную бесконечность, каждой снежинкой отражающую разгневанное солнце, отбирающее у Нанды цвет.
Поэтому последние несколько месяцев он все время щурился, что, разумеется, не укрылось от внимания его заклятых друзей.
- Какой же ты идиот, Нанда!
- Щуришься постоянно, как старый дед, а теперь еще и поседел!
- Так ему и надо. Он такой неуклюжий…
- …и глупый! Вечно все игры нам портит.
Нанде по-прежнему не верилось, что друзья – пусть и бывшие – могут быть настолько жестоки. Если только…
«Если только я на самом деле не заслуживаю этого», - пронеслось у него в голове.
Ему безудержно захотелось заглянуть в глаза своим обидчикам, чтобы прочитать там ответ на такой важный вопрос. Ответ, который способен изменить абсолютно все.
В последний раз втянув носом обжигающий воздух, он собрал крошечные остатки воли в кулак и осторожно приоткрыл один глаз.

Симха лениво опустил ногу в тяжелом сапоге на пробегавшего мимо продавленного кресла паука.
- Пауки-пауки, - пробормотал он себе под нос. - Ты у меня шестой за сегодня. Не нужны мне ваши вести.
Симха не любил новостей. Он не любил холод и жару, не любил карпаччо и макароны с сыром, не любил комиксы и исторические романы, болезни и здравие, трезвый ум и – упаси Бог – твердую память. Спрятаться от последней было сложнее всего. Можно было заклеить окна газетами и поддерживать в доме оптимальную температуру, не есть, не читать. Ему не требовалось прикладывать никаких усилий, чтобы круглосуточно поддерживать себя в состоянии болезненного здравия. Он ничуть не сомневался в том, что, если бы ему захотелось, он мог бы с легкостью научиться не дышать. Но скрыться от воспоминаний не получалось никогда.
В тот день они с самого утра закрутили перед красными радужками его глаз свой разноцветный хоровод. Симха сидел, тяжело облокотившись о спинку старого кресла, устремив взгляд прямо перед собой и задумчиво перебирая длинными пальцами пряди абсолютно белых волос.
- Это невозможно! – перед мысленным взором возникло лицо одного из докторов его прошлой жизни. – Альбинизм – врожденное отсутствие пигмента кожи…
Одно растерянное лицо сменилось другим, потом третьим, четвертым, а после Симха перестал видеть разницу. Он слышал обрывки фраз, кислотой разъедавшие и без того воспаленную память.
- ...радужная и пигментная оболочки глаза...
- Не бывает.
- Блокада фермента тирозиназы…
- Невозможно.
- … синтез мелонина…
- Никогда.
Симха не любил врачей и – с некоторых пор – людей в принципе.
Но яростнее всего он не любил себя. Такой важный ответ на вопрос, который не додумался задать ни один врач.
Ветер, просочившись в щель под покосившейся входной дверью, веером раскинул по деревянному полу разноцветные осенние листья.
Симха сделал глоток из запотевшей бутылки, и уголки его губ медленно расползлись в ехидной ухмылке. Он осторожно сполз с кресла и дотянулся до ближайшего листка. Скинув с плеч изношенную рубашку, он лег на грязный пол и положил на изгиб идеально белого живота яркий остаток осени. Приподнявшись на локтях, он задумчиво смотрел на собственное тело и вспоминал, как когда-то очень давно вот так же лежал на пляже с ракушками на животе, и нетерпеливо ждал, пока солнце проявит на его смуглом теле бледный узор.
- Что случилось бы со мной сейчас, выйди я на солнечный свет? Если бы ветер сорвал с окна газеты, от моего тела вряд ли осталось бы что-нибудь, что не уместилось бы в коробку из-под печенья. Горстка пепла да кусочек бледной плоти в форме кленового листа. Что бы ты сказала на это? «Ах, как романтично, Симха!» – передразнил он пустоту.

- Нанда, а где же твоя трость?
- Уходи от нас, старикашка! Иди домой и сиди в своей комнате!
- Да, уходи, Нанда! Старикам неприлично играть с детьми!
Нанда, превозмогая боль от слепящего солнца, с ужасом читал в глазах окруживших его детей ответ на свой вопрос: ясно и метко, строка за строкой, он оставлял на его теле белые полосы, словно затянувшиеся давным-давно раны, словно шрамы, напоминающие о том, что он забыл при рождении.
Синие глаза. «Ты…» Зеленые глаза. «…это…» Голубые. «…заслужил». И карие.
Почти такие же, как были у него всего несколько минут назад. А теперь до них добралось ненасытное солнце и плеснуло в них белил. Или это их смех облил его молоком? Или это ответ, прочтенный в их глазах, лишал его тело последнего цвета?
- Убирайся, Нанда, от тебя всегда одни неприятности!
И он поспешил убраться.
«Нельзя сражаться против правды, – он разрывал бледными ногами опавшие листья. – Они ясно сказали мне, что я ничтожество. Я заслужил каждое слово. Потому что глаза не могут врать».
Нанда бежал изо всех сил. Бежал сквозь лес, сквозь пух тополей, сквозь осенние листья и вихри белоснежного снега, постепенно сливаясь с ними. Нанда исчезал.

- О да, именно это ты и сказала бы мне. Ты и все твои друзья. И все мои друзья. Завербованные воины на страже сарказма и скептицизма. Армия безмозглых манекенов, отбывающих службу на контрактной основе. И цена достойная – путевка в жизнь, в общество. Слава караулу! – у Симхи разъедало губы от воображаемой желчи.
Он схватил листок и разорвал его, подбросив в воздух над головой получившиеся конфетти.
После всех унижений и обвинений, после отчаянных попыток людей убедить его в своей ненормальности, он в конце концов сдался и поднял белый флаг над своей к тому времени такой же белой головой.
Но – вот ведь сюрприз – флага никто не увидел. И – что важнее – никто не увидел Симху. Он так старался понять, в чем заключаются ошибки, пытался исправить, измениться, стать «одним из». Он разорвал любимые книги, и стал брать комиксы у одноклассника, но по-прежнему оставался один. В шестнадцать лет он выбросил скрипку из окна и начал ходить на подпольные концерты. Но они по-прежнему видели в нем чужака. В восемнадцать он расстался с девушкой, чтобы любить другую – яркую и разноцветную. И он любил, и доставал звезды с неба, и читал ей ее любимые стихи, пел ее любимые песни. А она искрилась всеми цветами радуги, сияла как никогда раньше. И за всем этим сиянием Симха не видел своей побледневшей кожи, не обращал внимания на побелевшие волосы, не придавал значения красноте глаз.
Потом было расставание и осознание болезни. Были сотни врачей.
А потом было очищение – как ему тогда казалось. Он стоял на улице белый и нетронутый - как чистый лист бумаги. Он был готов дать ручку любому из них и позволить исписать себя любыми словами. Он был готов поверить в то, что дышит водой и пьет воздух, что Земля плоская и что птицы не умеют летать. Он хотел отказаться от своего имени, чтобы получить другое – то, которое они поймут и полюбят. И тогда он поднял белый флаг. А через какое-то время понял, что его больше не существует. Все, чем он был, все, чем наградила его природа, - все эти краски он слой за слоем смыл с себя в попытке походить на тех, кто управлял его жизнью.
Отчаявшись привлечь хоть чье-нибудь внимание, несуществующий Симха ушел в лес, он нашел дом, он закрыл дверь.
И не смог выйти.
- Если бы кто-то смог увидеть несуществующее, вспомнить то, чего не было. Если бы кто-то просто открыл эту чертову дверь и выпустил меня наружу…
- Ты бы тотчас сгорел дотла на солнце, - услужливо закончила пустота.
Симха устало вздохнул, пошатываясь поднялся на ноги и собрался было занять свое привычное положение в кресле, как случилось невозможное.
Старая деревянная дверь с ужасающим треском распахнулась - и на пороге появился запыхавшийся мальчик лет двенадцати со светло-русыми волосами и пугающе прозрачными глазами. Судя по его взгляду, он был ошарашен не меньше, чем Симха.
Несколько секунд – тех самых, которые всегда длятся банальную вечность – они смотрели друг другу в глаза: красное в белое, белое в красное. А потом мальчик развернулся и быстро выскочил наружу – в жаркое солнечное лето.

Нанда резко открыл глаза. Он лежал в своей комнате. В привычной кровати. В байковой пижаме. В холодном поту. На столе осторожно тикали часы. В соседней комнате разговаривали люди.

- Что я об этом думаю? Я думаю, что это полный бред.
- С чего вдруг?
- Ни один человек не может достичь совершенства в самом себе.
- Что если бы мы могли выбирать?
- Из чего выбирать, Нит? Ты просто одно из многих созданий природы. Тебе никогда не давали права выбора. В тебе заложен набор красок. А ты – палитра. Хочешь что-то из себя представлять – научись смешивать, но получить из черного и красного белый никогда не выйдет.
- А что если изменить набор? Говорят же люди о перерождении.
Комната взорвалась дружным смехом.
- Нит, парень, да что с тобой творится? Чтобы переродиться, нужно умереть. Уничтожить себя до последней молекулы и только потом создать заново. Да и уверен ли ты, что сможешь сделать это лучше, чем мать-природа?
- А что если бы у тебя была уйма времени, чтобы поразмышлять над тем, какие краски нужны тебе в палитре?
- Ну, тогда ты смог бы стать воплощением совершенства, - с сарказмом произнес оппонент.
- И все же…
Кто-то дернул его за рукав:
- Нит, твой брат проснулся.
Дверь тихо приоткрылась.
- Ну чего тебе, Нанда?
- Мне кошмар приснился, - тихо пробормотал мальчик.
- Не маленький уже. Правильно над тобой друзья смеются. Пора бы тебе вырасти.
Нанда потупился и беззвучно проскользнул обратно в темноту коридора. Он почти закрыл за собой дверь, когда в голову ему пришла неожиданная мысль.
- Нит, как звали того мальчика?
- Какого мальчика? – раздраженно выпалил Нит. - Ты о чем?
- Ну, помнишь, вы все когда-то дружили с мальчиком. У него были черные вьющиеся волосы и темные глаза. Он читал мне сказки и играл со мной в солдатиков. Вы тогда смеялись над ним.
В комнате воцарилась мертвенная тишина.
- Вы должны помнить его. Вы ведь столько лет дружили. Как его звали?
Молнией разорвав удушающую пустоту, слова Нанды врезались в сердце Нита. Он молча смотрел на друзей и угадывал в ярких радужках их глаз отголоски своих ощущений. В расширившихся от удивления глазах Нита секунда за секундой возрождались воспоминания.
- Ты помнишь его имя?
- Да, мне кажется, я понимаю о ком ты, - неуверенно прошептал Нит. – Конечно. Я помню его, - с каждым проявлявшимся воспоминанием его голос звучал все более уверенно.
- Того друга…Его звали Симха.

Преодолевший помеху ветер теперь без труда раскатывал по полу листья и сломанные ветки, обрывки паутины и нечаянно оброненные цветами лепестки.
Симха сидел в кресле рядом с окном, благополучно избавившимся от газет с помощью все того же непоседливого ветра.
Его тело и лицо оставались в тени, но пальцами правой руки он аккуратно перебирал светящийся солнечным светом воздух.
Осторожно и не спеша. Перебарывая страх. Палец за пальцем на горячий от солнца подлокотник. У него было достаточно времени, чтобы все продумать. И теперь ему некуда спешить. Надо делать все аккуратно и точно. Штрих за штрихом. Тон за тоном. Такой шанс выпадает однажды в жизни и только одному человеку.
Кисть его правой руки приобрела когда-то такой привычный и кажущийся сейчас чем-то совершенно небывалым смуглый оттенок.
- Нам теперь совсем некуда спешить, - с улыбкой пробормотал Симха вслед покидающей его пустоте.
Он откинул с вспотевшего лба прядь каштановых волос и устремил взгляд карих глаз в дверной проем – в забытый прямоугольник света, обжигающий летом и пронзающий зимой, пахнущий кофе и поющий скрипкой, наконец-то освобожденный от гнета возведенной однажды по глупой человеческой ошибке двери.
Рубрики:  can i write it?



Процитировано 1 раз

'My point of no return'

Среда, 04 Февраля 2009 г. 00:59 + в цитатник
 (185x319, 7Kb)
Привет, Кай.

И кстати, всем, кто не_Кай, тоже привет.

Я попытаюсь разъяснить ситуацию.

Мне 19 лет, и, кажется, я наконец достигла крайней степени деградации.

И даже эти две строки, которые я смогла выразить, в сочетании с теми тысячей и одной, которые намертво застряли в моей голове, только подтверждают это предположение.

О, знал бы ты, насколько мне уже все равно: быть или делать, делать или думать, думать или… все равно. Вот так это грустно. Это вовсе не называется «я не хочу жить», это называется «мне абсолютно наплевать», и я честное слово не знаю, что хуже.

Передо мной вновь маячит обжигающая мой расслабившийся до предела мозг перспектива работы. И на этот раз настолько осязаемая и непризрачная, что я боюсь не осознать момента, когда из разряда дамоклова меча она перейдет в разряд «так надо».

Смотри-ка, как весело. Теперь, после всего и, что важнее, после стольких лет «ничего», единственное, что усвоилось –

«Все равно» и «Так надо».


Почему именно двум этим недофразам, убивающим человечество, нужно было поселиться во мне?

Попробуй дать любой ответ. Он подойдет.

Мне нужно сделать один шаг, и единственное, что убивает – это ожидание.

О друг мой, я могу врать сколько угодно, удачнее всего – всегда себе, но я настолько устала, что не могу больше ждать. Я хочу уже куда-нибудь шагнуть.

Я в любом случае упаду – черт, да я же стою на горе перед обрывом, а разворачиваться меня не научили.

Я хочу падать.

Только кто же в конце концов скажет мне, как научиться падать вверх?

Попробуй дать любой ответ. Он будет неверным.

Не в зазеркалье, твою мать.

А так жаль.

 (259x72, 3Kb)

Рубрики:  i can feel it

Молоком

Суббота, 31 Января 2009 г. 03:23 + в цитатник
Сумасшествие нужно вам, чтобы не спать. Оно давным-давно единственное, что дает нам заснуть.

Сумасшествие – густым-растекающимся по внутренним стенкам головы.

Белое-морозное. Горячий воздух изо рта дымом сигарет, белый кафель, пятьсот тридцать пять белых кружек с молоком, пахнущим кофе, по холодной гулкой поверхности. В морге.

Вы рвали сугробы кипятком? Мы - смеялись и скользили. Мы скользили, смеясь. Мы расстреливали снег одноразовыми стаканами с чаем. Каждую зиму за каждое рождение.

А сейчас.

Вы видите. Вы видите? Они убивают буквы и разрывают книги. Только чтобы не холодно. Они смеются и развлекаются. Те, чьи души должны были быть сотканы из поэзии и отлиты из самоотверженности. Зачем убили в себе форму? Оставили кусочек души и пытаются заглушить его крики кофе и сигаретами, потому что так завещал Джармуш.

Господи, вы когда-нибудь задумывались, слышали ли? Ангелы на снегу – просто отпечатки человека. Реальность прозаичнее слов. Поэтому только слова будят поэзию и, совершив круг, становятся ею, чтобы разбудить новую. Нельзя принять человека за ангела. Можно спутать следы. Можно не ошибиться.

Знаете, в чем наша проблема? Посмотрите на наши окна. Посмотрите на наши окна. Посмотрите на. Они меняют наши окна. На пластике не бывает узоров. А как нам без мороза?

Ответьте же. Как нам без узоров на стекле?

На спинке стула большим пальцем правой ноги – элегантно. Прямая челка и строгий взгляд. А когда-то разноцветные жгуты в волосах и твердый рюкзак. Да-да, вы.

Я не им, я вам. Вам – не тебе – потому что вас много. Тем, которые однажды сражались с нами и любят острый металл, тем, что рушили стены ластиком и разбивали двери ногой. Они не поймут все равно, вы – возможно. Кусками тепла по коже и осколками болезни по телефону. Горячо, но не энергосберегающе.

У нас отняли узоры на стекле. Мороз больше не дышит. Его нет.

А те. Они сидят в морге, а думают, что в лесу. Жгут из слов костры, чтобы согреться. Чтобы только не холодно. Могли бы просто выключить свои холодильные камеры и включить зиму.
Рубрики:  i can feel it
can i write it?



Процитировано 1 раз

Not giving a fuck

Четверг, 29 Января 2009 г. 23:13 + в цитатник

Привет, Кай.

Я думаю, нынешний год заслуженно пройдет под эгидой этой рекламы.




Рубрики:  i can feel it

Перемены

Воскресенье, 28 Декабря 2008 г. 03:31 + в цитатник
Здравствуй, Кай.

Восхитись: я уже пять дней подряд чищу зубы на ночь.

Сегодня ездила в колледж. Весь день пила там чай с шампанским. Я люблю учителей. Тех, которые Учителя.

Посочувствуй: я вляпалась. Пообещала бойцу написать новогодний подарок. Но когда тут успеешь что-нибудь написать? Да еще это чувство, скребущее на душе, стоит только поднести пальцы к клавиатуре. В этот раз нужна ручка.

Формально я все еще студент. Но на самом деле мне просто лень отвезти учебники в библиотеку. Мне хочется совсем другого. Но мне всегда хочется чего-то другого, правда?

А еще с нашим солнцем что-то не так.

PS Знаешь, когда что-то меняется, я по-прежнему смеюсь, хотя мне уже очень давно хочется плакать.
Рубрики:  i can feel it

Дым

Понедельник, 08 Декабря 2008 г. 18:51 + в цитатник
Привет–привет, Кай.

Позавчера сходили-таки на Radio Dept. Сидели на диване с закрытыми глазами и растворялись в музыке. Волшебно.

А вчера была 7 раса. Может, и стоило бы описать вход и выход с концерта и занимательную планировку клуба, которые немного подпортили настроение, но я оставлю это людям, которые с завидным упорством выискивают и запоминают минусы, чтобы, придя домой, рассказать на форуме, как концерт в очередной раз оказался провалом.

Так что не буду нагружать тебя этими подробностями. Это все равно был просто замечательный вечер. С минимальными потерями прорвавшись в клуб, купили альбом и решили прогуляться до бара. Ты не поверишь, но я пила абсент. И *шок* пиво. И даже курила. Ладно, за пиво мне немного стыдно. А абсент – это неплохо, а дым – это красиво. Зато мне стало куда легче, и впервые, стоя в толпе около сцены перед началом концерта, не возникало желания кого-нибудь убить.

Раса. Ну, ты же сам знаешь, что они всегда бесподобны. Мне даже не хочется описывать эту часть, потому что в любом случае я не подберу нужных слов.

Волшебство.

Пока после окончания концерта мы еще час ждали возможности выйти из клуба, успели взять автографы у Сержа и Кота. Теперь у меня на альбоме надпись «Геле от 7 расы». Вроде не так важно, но все равно приятно безмерно. Серж, кстати, сказал, что это не последний концерт, что порадовало особенно.

До Сокола ехала с милыми друзьями Руслана. С Женей и Юлей. Один из тех редких случаев, когда, разговаривая с почти незнакомыми людьми, чувствовала себя почти не ущербно.

Новый альбом. Именно такой, какой должен быть. Старые песни - Джа, Банка, Без имени, Куклы становятся старше. И новые песни - цветное, теплое, светлое.

smoke (400x290, 46Kb)

Не держат ноги и можно только идти
Спиной к земле, шагая в небо
Я помню смутно свои пути
Глаза друзей - куски единого хлеба
(с)

Живу.

PS Да, Кай, я опять на два фронта. Но это не измена. Просто так надо.

Рубрики:  i can feel it

Резко

Суббота, 06 Декабря 2008 г. 01:15 + в цитатник
Салют, Кай.

Ты знаешь, мне даже есть, что сказать тебе сегодня.

Тебя тошнит от таких разговоров? Да, меня тоже. Но так, наверное, нужно, если не для сегодня, то для сегодняшнего завтра и вообще какого-нибудь далекого завтра.

У меня было чертовски замечательное сегодня. Если абстрагироваться от его части с 8.30 до 11.20, о которой я расскажу тебе позже.

Встретились с Русланом, и знаешь, знаешь что? Как-то все по-другому. Я впервые за... около трех (?) лет чувствую, что он теперь по-настоящему друг, которого даже можно было бы назвать лучшим, если бы это словосочетание не набило еще оскомину и воспринималось бы искренне. Мы гуляли и говорили, сидели в кафе, пили кофе и пряный чай и говорили, шатались по магазину и говорили, долго стояли на мосту и говорили, покупали чизбургеры и в темноте искали двор, сидели на детской площадке и говорили, ходили по винтажному магазину, рылись в старых, когда-то чужих, а теперь бесхозных вещах (там пахнет старостью – баром в советской стенке и чердаком дачи) и говорили.

Мне глупо и самоубийственно легко рассказывать это тебе.

Раньше могла бесконечно разговаривать о мечтах и ангелах только с Юнной. А теперь могу с ним. Я вот только думаю, это подарок свыше или все-таки бартерный обмен? Или разыгралось воображение.

Когда мы покупали билеты в театральной кассе (за неимением кассы в собственно клубе), оказалось, что мы покупаем их у старой приятельницы моей мамы. Когда я была маленькая, она работала в театральной кассе недалеко от нашего дома, и когда мама шла на рынок за продуктами, она оставляла меня у нее, и я считала общую стоимость билетов на большом калькуляторе и получала от этого непередаваемое удовольствие. Вот так вот. Кусочки детства, осколки детства. Как-то слишком много их в моей голове в последнее время. Меня буквально детством тошнит - иногда днем в подушку, а иногда в монитор до шести утра.

В общем, пока я это писала, у меня совсем отпало желание описывать первую половину дня.

Могу только сказать, что, если все будет отлично, завтра схожу с Русланом на Radio Dept.

А в воскресенье последний концерт 7 расы в этом составе. А в понедельник звонок с потенциального места работы. Вот так, Кай, резко и болезненно заканчивается детство.


 (224x20, 1Kb)

Рубрики:  i can feel it

Cult revolution just begun

Воскресенье, 30 Ноября 2008 г. 20:19 + в цитатник
 (408x490, 26Kb)
Привет.

Я поздно, к тому же невовремя, поэтому быстро.

Хотела только сказать, что Gogol Bordello жгли, как обычно.

А "Filth and Wisdom" - замечательный фильм, несмотря на то, что говорили критики. И дело не только в одном из главных героев, хоть он и внес свою вполне ощутимую лепту.

PS Сегодня ночью я, похоже, сделала что-то совсем-совсем ненужное. Надеюсь, меня все простят.
Рубрики:  i can see it
i can feel it

Поверь

Суббота, 29 Ноября 2008 г. 23:14 + в цитатник
Здорово, Кай.

А как насчет такого варианта?

"Поверь, никто из нас не боялся умереть, но все мы боялись, что погибнут сделанные нами вещи, казалось бы, ничего не значащие и ничтожные. Вот тогда мы поняли: смысл жизни в том, на что она потрачена. Смерть садовника не подкосит дерева. Но сруби плодоносящее дерево, и садовник будет убит". (с) Антуан де Сент-Экзюпери

Мне нравится.
Рубрики:  i can read it

Here comes the delivery. Straigth form the heart of...

Суббота, 15 Ноября 2008 г. 22:58 + в цитатник
В колонках играет - babyshambles - delivery
Привет, Кай, дружище.

Знаешь, меня поглотила безысходность. Это, кстати, не так страшно, как депрессия или что-то в этом роде. Это, наверное, похоже на смирение. Или на откровенный разговор с собой. Ну или это просто как открыть глаза и видеть, что впереди тебя нет на самом деле ничего такого, что привлекло бы твое внимание, что все яркие краски ты сам рисовал на обратной стороне закрытых век. Есть взрослая жизнь – с работой или без, с учебой или без – но и только.

Она только и делится, что на «с» и «без».

У меня есть студенческий билет и преходящее желание заменить его на другой в следующем году. У меня есть увеличивающееся в геометрической прогрессии количество непрочитанных книг и миллион непросмотренных фильмов. У меня есть призрачный шанс сдать на права 25 декабря. У меня есть друзья, у каждого из которых есть кто-то особенный, а у меня нет никого особенного, что не то чтобы удручает, но иногда мне так хочется, чтобы был кто-то, кто хотя бы просто разрешил мне любить себя. У меня есть билет на Gogol Bordello.

И еще на днях я видела в метро Сержа из 7 расы.

Пожалуй, это все, что у меня есть на сегодняшний день.

Люблю тебя, Кай, и надеюсь, что у тебя все хорошо.

PS У меня выпадают волосы, ломаются ногти, а теперь еще и зубы. Наверное, я скоро умру. =/
Рубрики:  i can feel it

К + Д = <3

Среда, 12 Ноября 2008 г. 00:32 + в цитатник
28878929__Our_nose_can_touch____Boy_Luv_by_sakimichan (360x479, 117Kb)
Дорогой дневник.

Конечно, имя выпало достаточно реальное, а ты, в отличие от него, похоже, не очень подходишь под это описание. И от этого я чувствую себя еще более шизофренично (хотя ворд говорит мне, что это невозможно, потому что такого слова не существует). Но пусть будет так. Я все равно по-прежнему верю в сказки. Слушай.

Зовут тебя Кай. И знаешь, тебе очень повезло. У тебя есть Любовь. Его зовут Джером, он художник и немного псих. Он дорогой дневник дорогого человека. Он тоже был всегда.

Это очень здорово. Просто волшебно на самом деле. Потому что мы с дорогим человеком еще молоды. А вы вечны – определение, недоступное человеку. Может, вы правда существуете в другом измерении – помнишь? В том, где слова трехмерны.

А знаешь, что еще? Я сейчас совершила очень опасную вещь. Я дала тебе Имя. Ты помнишь «Маленького принца»? Конечно, помнишь. Он ведь живет на одной из твоих страниц. «Мы в ответе за тех, кого приручили». Я теперь в ответе за тебя, Кай.

Да свершится слияние.
Рубрики:  i can feel it



Процитировано 1 раз

For some reason i can't explain...

Среда, 12 Ноября 2008 г. 00:01 + в цитатник
Дневник, милый мой.

Черт знает, что со мной происходит, раз я заговорила с тобой впервые в своей жизни. Но знаешь, мне как-то сегодня страшно наплевать на то, как я выгляжу со стороны, потому что картинка в этот день в любом случае приятнее содержания.

Знаешь, я, может, даже дам тебе имя и буду с тобой иногда разговаривать и притворяться, что здесь нет совсем-совсем никого, даже меня. Заманчиво, да? Разговор никого в никуда. Можно, конечно, попытаться быть откровенной до самого конца, но мы же не хотим никого обманывать, да? Так что.

Знаешь, Дневник, я только что подумала, было бы здорово, если бы ты был такой абстрактной субстанцией, которая существовала всегда. Жаль, конечно, что «диалог» наш все равно получится односторонним, но мне приятно представлять, что на самом деле в тебе больше страниц, чем во мне.

Я почти никогда тебе не рассказывала, что происходит со мной и с миром.
Про мировые новости я рассказывать не буду. У нас все как всегда. Та же борьба, те же ошибки. Все это ты неоднократно проживал. В мире всегда все не слава богу. Войны, конфликты, кризисы, болезни, уроки вождения и рефераты по истории.

Меня в данный момент больше раздражает другое. Люди больше не хотят понимать разницы между –тся и –ться, между модой и желанием, между «хотеть» и «мечтать». И, кстати говоря, я действительно не знаю, что из этого выльется в более страшную катастрофу.

И еще, знаешь, меня просто убивает, что теперь модно быть таким белым и воздушным. Прямо не человек, а святой дух. Чтобы люди тебе поклонялись, обязательно нужно быть этаким полутрупом, подобием на существующего человека. Еле дышащие, но высокомерные и истеричные. Белый кафель и сигареты. Девочка-ветер, мальчик-воздух. [меня тошнит от кислорода]. Нужно обязательно говорить фразами, значения которых и сам не понимаешь до конца. Зато все окружающие будут кивать и горячо поддерживать. И стараться не сломать это хрупкое невинное существо с таким глубоким внутренним миром. Модно быть белым и матовым, носить разноцветную одежду пастельных тонов. Читать умные книги и ходить на выставки современного искусства. Пить черный кофе без сахара и любить сладости либо ненавидеть их – и никак иначе. К сладостям ни в коем случае нельзя быть индифферентным. Нужно уделять внимание мелочам. Говорить шепотом на ухо (желательно котам) и смотреть в зеркало большими влажными глазами.

А мне так надоел шепот. Если бы этот мир был моим, я бы всех этих воздушных променяла на пару человек, которые умеют громко разговаривать и смеяться, которых можно обнять, не боясь переломить их эго. На кого-нибудь теплого, тяжелого и непрозрачного.

PS Знаешь, Дневник, ты, конечно, не подарок. Но собеседник приятный. Хочешь, ты будешь моим котом, я буду чесать тебе за ушком и шептать на ухо о том, как ветер гуляет в занавесках? Хочешь, буду модной? Шучу, конечно. Расслабься. Я все равно всегда промахиваюсь.

Насчет имени я подумаю.

 (346x259, 15Kb)

Рубрики:  i can feel it

Каштаны (for fighter)

Понедельник, 10 Ноября 2008 г. 22:34 + в цитатник
fall (320x211, 135Kb)
Кап-кап. Гулким отражением листьев по подоконнику.
Шшш. Пальцами по словам мертвецов.
Уютно и неоднозначно. За окном дождь, а в руках книга. Он мокрый и раннеосенний, растекающийся по аллеям, впитывающий остатки лета. Она взрослая и угрюмая, без картинок и со словами, оседающими лишь в пассивном словаре.
Рядом теплое, сбивчивое дыхание. Наверняка снится ветер, от которого дух захватывает. У него даже речь как ветер. Всегда порывистая, непостоянная, неоднозначная. Между летом и осенью. Гуляет по всей комнате, или легким шорохом течет в самое ухо. Вокруг него всегда воздух шевелится, даже когда ни дуновения вокруг. Когда засуха и легкие разрываются от жажды кислорода. Тогда прижимаешься носом к прохладному затылку и снова можешь дышать.
Даже в его фотографиях, когда-то висевших на протянутых через всю комнату лентах, - даже в них жил ветер. Они двигались и менялись. Я мог целыми днями лежать на полу и слушать, как они разговаривают голосами тысячи ветров с разных концов света. Картинки мальчика с серыми глазами и каштановыми волосами были для меня живее всего трехмерного. В них было движение. Он сделал из меня фотографа.
А потом его фотографии исчезли, потому что появился он. Он пришел ко мне и стал сюжетом. Главным сюжетом моей жизни.
Кап-кап по подоконнику.
Кап-кап, как когда-то по ярко-желтому дождевику. Я стоял за стволом дерева, и бокового зрения не существовало благодаря клеенчатому капюшону. Я прятался от природы, потому что в тот осенний день был слишком ярким для нее. Накрапывал дождь, и ветер путался в волосах, и неудержимо пахло землей. Так, что хотелось опуститься на колени и запустить пальцы под успевшие осыпаться и потемнеть листья. Я изо всех сил прижимался к стволу, мечтая слиться с ним, исчезнуть, раствориться в нем, чтобы только не портить эту картину.
Там, по другую сторону ствола, среди деревьев ходил сероглазый мальчик и собирал упавшие на землю каштаны. Он уже тогда, в тот вечер, в свои двенадцать лет выглядел трогательно потерявшимся. Его кто-то звал, а он испуганно оглядывался по сторонам. И только я тогда мог понять, что одиночество в лесу – не то, чего он боялся. Он никогда не хотел быть найденным ими. Ему отчаянно хотелось целую вечность ходить по мокрой земле и собирать каштаны в тот день, когда листья над головой, и листья под ногами, и нельзя стать еще ближе к природе, потому что она поглощает, потому что ты - она. Сероглазый мальчик хотел навсегда остаться в картине. А я хотел навсегда оставить эту картину себе.
Детскими шагами из-за дерева, по листьям, по каштанам, по сырой земле. Глазами по серым глазам, по бледным губам, по мокрой одежде. Руками по каштановым волосам, по осенней щеке. Носом в шею – и сразу ветер в волосах. И сразу движение в жизни.
А потом еще десять лет. Пять лет дружбы и фотографий. Пять лет любви и его. Пять лет картинки и пять лет сюжета.
Сюжета, смысла, за которым все гонятся.
Шшш. Там, в книгах все сюжеты, и они – те, кто искал нас тем осенним днем, дышащим природой, - думают, что весь смысл там же.
А я смотрю на него и улыбаюсь. Потому что иногда мне больно от того, что я вижу, как он двигается, слышу, как он говорит. Чувствую его, дышу им.
Тоскливо от того, что люди совсем не ценят картин.
Я сажусь на пол, навожу на него объектив фотоаппарата и создаю картинки. Он спит, а по комнате гуляет его ветер. Он спит, а все его карманы набиты каштанами, которые еще не успели высохнуть после дождя. Он по-прежнему собирает их и теряется в лесу. А я по-прежнему единственный, кто может его найти. Потому что он всегда хочет, чтобы его нашли природа и я.
Сегодня я достану ленточки из пыльного ящика и развешу по ним фотографии сероглазого мальчика. Вечером я буду лежать на полу, а он будет лежать на мне. И в наших волосах будет гулять ветер картин, у меня в ушах будут эхом раздаваться голоса тысяч ветров со всех концов света. А в моих руках, на моих губах, в моем теле будет сюжет моей жизни.
И вот тогда картинка и сюжет совместятся в трехмерной реальности, и дождливый осенний день обретет смысл, которого им – тем, кто до сих пор пытается найти нас, - никогда не постичь.
Нашими картинами и нашими сюжетами мы создадим фильм – тот фильм, который есть жизнь.
Рубрики:  can i write it?



Процитировано 1 раз

sleeping with ghosts

Понедельник, 10 Ноября 2008 г. 00:51 + в цитатник

Теперь здесь буду только я и трое.
Я - потому что иногда нужно.
Вы - потому что люблю.

возвращение к истокам? на черта?

Рубрики:  i can feel it

vs

Пятница, 19 Сентября 2008 г. 01:57 + в цитатник
свобода vs жизнь
Рубрики:  i can feel it

11 за 12 дней

Суббота, 06 Сентября 2008 г. 01:27 + в цитатник
Концерта не будет.
Лекций не будет.
Собеседования не будет.
На этот раз.

А мне уже не хочется никуда ехать.
Не хочется
ни Бреста,
ни Варшавы,
ни Берлина,
ни Трира,
ни Люксембурга,
ни Амстердама,
ни Копенгагена,
ни Стокгольма,
ни Хельсинки,
ни Питера.
Да что там. Даже Парижа мне сегодня не хочется.
Как-то даже не фиолетово, а бело.

Мне надо собираться.
А я сижу и пью чай с глазированным сырком.
И в голове обрывки музыки из пересмотренных днем "Полета драконов" и "Щелкунчика".
И меня трясет.
Как-то даже не от страха, а [?]

"Эти краски - последняя память
И поэтому нам так нравятся" (с)


 (699x251, 163Kb)

Рубрики:  i can feel it


Поиск сообщений в maybe_memories
Страницы: 9 8 [7] 6 5 ..
.. 1 Календарь