-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Marko201468

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 02.05.2015
Записей: 627
Комментариев: 0
Написано: 768


Без заголовка

Воскресенье, 11 Декабря 2016 г. 17:10 + в цитатник

http://redday.ru/winter/12/11.asp

ВСЕМИРНЫЙ ДЕНЬ ТАНГО
Международный день танго Танго — танец-импровизация, в нем очень важно умение услышать друг друга (Фото: Konstantin Sutyagin, Shutterstock) 11 декабря   11 декабря, в день рождения аргентинского певца и киноактера, знаменитого «Короля танго» Карлоса Гарделя (Carlos Gardel, 1887 (или 1890) — 1935), отмечается Международный день танго (International Day of Tango) — праздник танца, философия которого заключена в противоборстве. Жизнь в танго бьет ключом, а в центре танца — Мужчина и Женщина. Их взаимоотношения, страсти, конфликты, примирения, «третий лишний», ревность, ненависть — все чувства, которые наполняют человеческую жизнь. В этом танце не принято разговаривать, улыбаться, в нем даже не принято смотреть друг другу в глаза. Приглашение, высказанное вслух, может расцениваться как оскорбление. Допустим лишь взгляд и легкое движение губ. Карлос Гардель — наиболее выдающаяся фигура в истории танго Танго — танец-импровизация, в нем очень важно умение партнеров услышать друг друга. Это умение рождается на подсознательном уровне как бы само собой, создавая ощущение иной реальности. А самым выразительным моментом этого танца является пауза: звучит музыка, а двое замерли в объятиях друг друга, будто ведя немой диалог на повышенных тонах — это точка высшего напряжения. Существует несколько версий о происхождении танго. Самая распространенная из них - что изначально танец такого рода появился в портовых пригородах Буэнос-Айреса, где на стыке 19 и 20 веков встретились и сплелись в одно целое культурные традиции многих стран мира - ритмы кубинской хабанеры, африканской кандомбы, аргентинской милонги, испанского фламенко и некоторых других европейских танцев, завезенных иностранными матросами. И хотя в Аргентине это был танец бедных кварталов, танец иммигрантов, но вскоре лиричное и страстное танго зазвучало по всей стране. «Виновник» же сегодняшнего праздника - Карлос Гардель, иммигрант из Франции, привезенный в раннем детстве в Аргентину, - в подростковом возрасте так «заболел» танго, что вскоре стал знаменитым на всю Аргентину, а переехав в Европу, он успешно представил танго Парижу, откуда этот танец начал свое триумфальное шествие по странам и континентам. Но стоит также отметить, что, например, танго было запрещено танцевать в Германии и России, что, однако, не помешало бешеной популярности этого танца. В 1920-30 годы в СССР оно считалось упадочным и мещанским танцем, тем не менее, заигранные пластинки с мелодиями танго передавались из рук в руки. И сегодня этот танец не теряет своей популярности. В настоящее время существует даже несколько видов танго... (Фото: Andy-pix, Shutterstock) Кстати, слово «танго» появилось значительно раньше, чем сам танец. Изначально это слово использовалось на одном из Канарских островов для обозначения «собрания негров для танцев, для игры на барабанах», кстати, эти барабаны также назывались «танго». В настоящее время существует даже несколько видов танго: «милонгеро» (наиболее близкое к оригинальному аргентинскому танго), салонное танго (которое характеризуется большей дистанцией между танцорами, что позволяет использовать более разнообразные па), «Liso», или простое танго (отличается определенным рисунком без множества импровизаций и сложных шагов), «Nuevo», или новое танго (с множеством интересных и сложных фигур) и танго «фантазия» (постановочное танго для соревнований и театрализованных выступлений). Но какое бы танго вы не выбрали, чтобы отметить этот замечательный и страстный праздник, оно должно быть полно эмоций, как и положено этому зажигательному, темпераментному, конфликтному и жизнеутверждающему танцу. 

Источник: http://www.calend.ru/holidays/0/0/2566/
© Calend.ru

11 декабря – Международный день больного бронхиальной астмой

 

 

 

Заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека

Пятница, 09 Декабря 2016 г. 05:26 + в цитатник

http://kremlin.ru/events/president/news/53440

Заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека

Президент провёл в Кремле заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека.

8 декабря 2016 года

18:30

Москва, Кремль

Вступительное слово на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Рад всех приветствовать на нашей традиционной встрече, которая в этом году проходит в преддверии Дня прав человека.

Как вы знаете, только что, совсем недавно, были вручены две новые Государственные премии. Хотел бы ещё раз выразить признательность лауреатам, да, собственно, всем, кто отдаёт свои силы и энергию благотворительной, волонтёрской, правозащитной деятельности.

На наших предыдущих встречах мы не раз говорили о целесообразности дополнительных мер поддержки социально ориентированных НКО. Представители Совета самым активным образом участвовали в выработке предложений в этой сфере. И сейчас необходимые решения со стороны государства приняты. Напомню, что уже с 1 января 2017 года НКО – исполнители общественно-полезных услуг получат доступ к выполнению работ в социальной сфере, финансируемых за счёт бюджета. Причём минимум на два года. Это даст гарантии стабильности в деятельности таких НКО и, уверен, позитивно скажется на качестве социальной сферы страны в целом. Конечно, необходимо будет тщательно проследить за правоприменительной практикой. Рассчитываю, что Совет уделит особое внимание этому вопросу.

В целом работа Совета затрагивает самые разные направления общественной жизни, будь то проблемы, связанные с миграцией, экологией, защитой прав граждан в трудовых конфликтах или же конкретные вопросы градостроительной политики. И здесь, конечно, не может и не должно быть каких-то ограничений. Необходимо и дальше поднимать те темы, которые действительно больше всего волнуют наших граждан. Чутко и оперативно реагировать на ситуации, в которых граждане сталкиваются с несправедливостью, с равнодушием, порой формализмом, ущемлением своих прав в самых разных сферах.

Государство и гражданское общество – естественные союзники в достижении общих целей, главная из которых – благополучие наших людей. Конструктивный, содержательный, уважительный диалог между властью различных уровней и представителями гражданского общества всегда нужен и, безусловно, крайне полезен.

Особое значение в работе Совета имеет региональный аспект. Крайне важно знать, какова реальная ситуация с защитой прав человека на местах, где в этой сфере чаще всего и возникают проблемы. Я, конечно, знаю, что в ряде случаев Совет берёт на себя и роль арбитра в конфликтных ситуациях, когда возникают споры и противоречия, и тем самым способствует восстановлению социальной справедливости.

Отмечу и большую работу, проведённую Советом, его мониторинговыми группами в ходе недавней избирательной кампании. Ваше взаимодействие с Центральной избирательной комиссией, безусловно, было крайне важно. Вне всяких сомнений, любые нарушения на выборах, любые попытки исказить результаты волеизъявления должны, безусловно, пресекаться.

И здесь огромную роль играет общественный, гражданский контроль. Он повышает легитимность выборов, укрепляет доверие граждан к их результатам. Кроме того, он помогает определить те моменты, которые нуждаются в дополнительном законодательном регулировании.

Рассчитываю, что и ваша работа по защите избирательных прав граждан, и ваше сотрудничество с Центральной избирательной комиссией будут продолжены в ходе предстоящих выборных кампаний, в том числе в регионах Российской Федерации.

Не могу не упомянуть ещё об одном направлении деятельности Совета. Это работа по увековечиванию памяти жертв политических репрессий. Нам нужно научиться воспринимать прошлое нашей страны таким, какое оно есть, помнить светлые, но и не забывать трагические страницы нашей истории. Если вы заметили, говорил об этом в Послании, повторю ещё раз: уроки истории должны не разделять, а объединять нас, способствовать сохранению гражданского мира и согласия.

Очень рассчитываю, что мы сегодня, как и всегда, сможем предметно обсудить те проблемы, которые требуют дополнительного внимания со стороны государства, требуют решения. Как и всегда, уверен, конечно, что у вас есть по всем этим вопросам, а их очень много, свои инициативы и свои предложения.

Спасибо большое за внимание.

Слово – Михаилу Александровичу Федотову.

М.Федотов: Спасибо, уважаемый Владимир Владимирович!

Сегодня Вы впервые вручали Государственную премию за выдающиеся заслуги в области правозащитной деятельности, и мы все очень рады тому, что этой высокой награды удостоилась член нашего Совета, наша любимая доктор Лиза. Мы рады за неё. И я надеюсь, что у Совета достаточно прекрасных кандидатов на то, чтобы эта премия вручалась и в будущие годы. Мы готовы быть поставщиком таких кандидатур.

Теперь позвольте сказать спасибо за оценку работы Совета. Совет действительно делал в этом году очень много, и недавний соцопрос, который проводился по нашей просьбе, показал, что Совет с 2014 года поднялся в общественном мнении как эффективный правозащитный институт с шестого места на второе и уступает первенство (правда, с большим отрывом) только Президенту Российской Федерации. У Вас, Владимир Владимирович, больше 50 процентов, у СПЧ – только 19. Но мы на втором месте. Это, мне кажется, очень правильно, президентский Совет должен быть рядом с Президентом.

В.Путин: Мои 50 процентов отчасти принадлежат вам. Так что спасибо большое.

М.Федотов: Спасибо.

И я Вам отвечу тем же, потому что наши 19 процентов – только благодаря Вашей поддержке. Без этого ничего бы не получилось. Узнаваемость Совета за это время выросла с 43 процентов до 63. Доверие выросло с 29 процентов до 49. А среди тех, кто хорошо знаком с работой Совета, доверие к Совету превышает 80 процентов. При этом каждый третий опрошенный считает, что рекомендации Совета реально учитываются при принятии государственных решений. Но, к сожалению, наша оценка далеко не столь оптимистична. За 4,5 года нашей совместной работы по нашей инициативе было дано больше 70 президентских поручений, однако реально исполнено чуть больше половины.

Учреждены госпремии в области правозащитной благотворительной деятельности, объявлены две достаточно широкие амнистии, принят закон об основах общественного контроля, создано общественное телевидение, утверждена Концепция государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий и в соответствии с Указом Президента в Москве сооружается мемориал памяти «Стена скорби». Я прошу, уважаемый Владимир Владимирович, в Вашем рабочем графике уже сейчас записать, зарезервировать 30 октября 2017 года. На этот день – это День памяти жертв политических репрессий – запланировано открытие этого скорбного монумента. И мы хотим, чтобы этот монумент ещё раз подчеркнул главную мысль, главный тезис Всеобщей декларации прав человека, очередной день рождения которой мы отметим послезавтра. Этот тезис звучит так: «Уважение прав человека – это главное лекарство против любых социальных потрясений и расколов в обществе».

Если бы все поручения, которые Вы давали по инициативе Совета, выполнялись столь же результативно, мы могли бы сказать, что у нас КПД выше, чем у паровоза. Но, увы, это не совсем так. Например, остались нереализованными наши предложения по наделению Совета статусом субъекта общественного контроля, какой имеют тысячи членов общественных наблюдательных комиссий, сотни общественных советов и общественных палат. В отсутствии такого статуса, который пригодился бы, уверен, и другим консультативным органам при Президенте, лишается всякого смысла наша функция по информированию главы государства о положении с правами человека в том или ином регионе. Вы об этом только что говорили, что Вы ждёте от наших поездок в регионы реальной информации о реальном положении с правами человека там. Но как мы можем Вам рассказать о том, что там реально происходит, если нас не пускают, если мы не можем прийти в колонию, в СИЗО, в социальные учреждения закрытого типа? Причём во многих случаях не пускают не по злой воле, а исключительно в силу отсутствия соответствующих правовых норм. Поэтому наша просьба: давайте создадим эти нормы, и Вы не только получите независимый источник объективной информации, но и укрепите взаимное доверие между гражданским обществом и государством.

Совет уже подготовил и направил в Думу поправки в Федеральный закон «Об общественном контроле за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания». Их цель – обеспечить подлинно правозащитный характер общественного контроля в колониях и СИЗО, сделать его реальным, а не формальным. Но нельзя на этом останавливаться, нужны законы, пусть для начала региональные, об общественном контроле за соблюдением контроля прав человека в домах престарелых, психоневрологических интернатах, детских домах, школах и училищах закрытого типа для детей с девиантным поведением, в коррекционных учебных заведениях и так далее. Только всеобщий и повсеместный общественный контроль поможет нам победить коррупцию, казнокрадство, разгильдяйство, обеспечить реальное гражданское участие на любом уровне, в любой сфере. Соответствующие поправки в рамочный Закон «Об основах общественного контроля» мы уже подготовили.

Говоря о невыполненных президентских поручениях, нельзя обойти навязший на зубах вопрос о пресловутых иностранных агентах. Год назад Вы поручили его уточнить, убрав оттуда всякую правовую неопределённость, которая, как учит Конституционный Суд, прямой путь к произволу. Смело могу утверждать: Ваше поручение выполнено, но исключительно формально. Фактически проблемы только усугубились. Например, благотворительный фонд основателя «ВымпелКома» Дмитрия Борисовича Зимина «Династия». Он перевёл со своего счёта в кипрском офшоре деньги фонду «Либеральная миссия», основанному присутствующим здесь, сидящим рядом со мной Евгением Григорьевичем Ясиным. На эти деньги ясинский фонд собирался проводить научные семинары. Минюст счёл это политической деятельностью и включил оба фонда в реестр иностранных агентов. Узнав об этом, Евгений Григорьевич Ясин вернул деньги Дмитрию Борисовичу Зимину, и фонд «Либеральная миссия» был Минюстом из реестра исключён, а фонд «Династия» оставлен. Почему – никто не знает.

Более свежий пример. «Экологическая вахта по Северному Кавказу», глава которой входит в Совет по правам человека и при губернаторе Краснодарского края, и при главе Республики Адыгея. Недавно эту НКО тоже внесли в этот реестр. Почему? Я прочитал внимательно акт местного управления Минюста. Там написано, что глава организации участвовал в двух митингах. Что это были за митинги? Один митинг был посвящён вырубке деревьев вдоль улицы в городе Краснодаре. Митинг был санкционирован, согласован, в митинге участвовало 48 человек ровно, это написано в акте. Второй митинг касался огораживания берега озера в том же городе Краснодаре. Этот митинг собрал 47 человек. Вот вся политическая деятельность, которая есть налицо, никакой другой в акте нет.

Я вспоминаю Ваши слова о том, для чего нужен этот закон, – для того, чтобы оградить наши внутриполитические дела от вмешательства иностранных государств. Задача понятная, простая, ясная, законная, справедливая. Но при чём здесь митинг, законный, согласованный митинг против рубки деревьев на улице города Краснодара?

Подсчитано, что примерно треть всех включённых в реестр организаций – это экологические некоммерческие организации. Притом что охрана природы – это прямо написано в законе – не относится к политической деятельности. Но, тем не менее, причина очень простая – проще и дешевле включить экологическую НКО в реестр, чем решать поднятые ею природоохранные проблемы.

Поэтому, Владимир Владимирович, большая просьба поручить Сергею Борисовичу Иванову, Специальному представителю по природоохранной теме, по экологии и транспорту, чтобы он вместе с Минюстом почистил список этот от экологических организаций, которые туда попали просто по ошибке, по недосмотру, по лености ума. Это будет хорошим вкладом в Год экологии и в формирование практики государственно-общественного партнёрства. Потому что мы все говорим о государственно-частном партнёрстве – хорошее дело, но нужно ещё развивать и государственно-общественное партнёрство. Вот такое наше предложение.

Уважаемый Владимир Владимирович! В прошлом году на встрече с Вами мы поднимали вопрос о необходимости укрепить гарантии независимости адвокатов. Проект подготовлен, соответствующие поручения Вы дали, надеемся скоро увидеть его в Государственной Думе. Но хотелось бы, чтобы был сделан и другой шаг, не менее, а может быть, даже более важный, – укрепить независимость судей. Что я имею в виду?

Во-первых, выстроить суды общей юрисдикции по таким же судебным округам, как и арбитражные суды. Объединение высших судов создало для этого необходимые условия. Именно так было задумано отцами великой судебной реформы 1863 года, и наше предложение – подумать над таким вариантом.

В.Путин: Ещё раз сформулируйте, пожалуйста.

М.Федотов: Построить суды общей юрисдикции по таким же судебным округам, как и арбитражные суды, то есть оторвать их от регионального «телефонного права». С этой же целью мы предлагаем взять на федеральный бюджет обеспечение деятельности мировых судей, потому что сами мировые судьи получают зарплату из федерального бюджета, а все их сотрудники – из регионального. Помещение – региональное, обслуживание, охрана и так далее – всё на регионах, а следовательно, у региональных властей есть возможность опять-таки такого «телефонного права» в отношении мировых судей, а мировые судьи сейчас решают 70 процентов уголовных дел. Об этом шла речь вчера на Съезде судей.

В-третьих. Мы предлагаем законодательно закрепить право Председателя Верховного Суда и его заместителей по собственной инициативе открывать надзорное производство даже в отсутствии жалоб сторон и вне зависимости от процессуальных сроков.

В-четвёртых. Ускорить введение аудио- и видеопротоколирования судебных заседаний с прямой трансляцией в интернет наиболее общественно значимых процессов, естественно, тех, которые идут в режиме открытого заседания.

В-пятых. Ввести в КоАП норму об уголовном проступке. Сейчас такая норма появилась уже в УПК, а в КоАП её нет. Таким образом, эти два кодекса рассогласовались, а нам важно, чтобы процесс декриминализации преступлений небольшой тяжести шёл системно и не разрывалась стройность законодательства.

В-шестых. Мы предлагаем учредить институт независимого прокурора, назначаемого главой государства. Название весьма условное. Тамара Георгиевна Морщакова расскажет подробнее об этой нашей идее. Но такой институт просто необходим, чтобы положить конец тем делам, в которых корпоративная солидарность или бюрократическая сонливость мешают торжеству справедливости. Люди годами барахтаются в пустых отписках, не понимая, как можно не видеть очевидное. Для них справедливость важнее формальности, и кто-то должен, в конце концов, дёрнуть стоп-кран, чтобы эта чехарда несправедливости остановилась. Сегодня этого сделать некому.

В заключение хочу передать Вам, Владимир Владимирович, результаты нашей работы. Во-первых, это доклад об итогах работы мониторинговой группы по выборам. Вы в своём выступлении отметили работу нашей мониторинговой группы. Здесь подробный доклад со всеми приложениями. Ещё что в связи с этим докладом? В целом доклад получился весьма спокойным. Но вот что настораживает. Тот социологический опрос, о котором я говорил в самом начале, он показал, что 11 процентов респондентов указали на нарушение их права на честные и свободные выборы. 11 процентов. Этот ответ занял второе место, уступив только нарушению права на здоровую окружающую среду. А нарушение права на труд, которое всегда было у нас на первом месте в этих социологических опросах, отошло на третье место. Это заставляет задуматься.

И, наконец, о книгах. Во-первых, специально к сегодняшнему заседанию мы подготовили всего в двух экземплярах наш путевой журнал. Он рассказывает о том, что делал Совет начиная с 7 мая 2012 года. Это уже пятый выпуск. Здесь рассказано о нашей работе в регионах, о наших документах, о наших предложениях, рекомендациях, о неделях общественного контроля в регионах и так далее.

И, во-вторых, мы издали постатейный научно-практический комментарий к закону об основах общественного контроля. Мы надеемся на то, что он поможет всем субъектам общественного контроля чётко занять своё место в общем строю.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Если позволите, сразу буквально два комментария по поводу контрольной функции Совета. Ни один Совет при Президенте контрольной функции не имеет. Такова практика была изначально – все они при Президенте носят консультативный характер. Хотя я ничего против этого не имею. Напомню просто, что контрольные функции различных советов, а их много, естественно, они, как правило, эти советы, отраслевые. Можно обсудить, подумать. У меня лично никакой идиосинкразии не вызывает, если члены Совета будут что-то дополнительно контролировать, может быть, это будет даже лучше.

Теперь по поводу иностранных агентов, НКО, работающих в экологической сфере. Сергей Владиленович уже имеет такую просьбу и поручение с моей стороны в целом посмотреть на этот закон ещё раз. Давайте мы туда включим Сергея Борисовича, который занимается целенаправленно экологией.

По поводу судов. Интересные предложения. Это касается организации работы, связанной с федеральными округами. Обязательно подумаем. Больше того, мы уже думаем на эту тему. Так что это совпадает с тем, над чем мы сами сейчас работаем. Чтобы взять на федеральный бюджет мировых судей, – это, конечно, отдельная тема, связанная исключительно с бюджетным финансированием, с деньгами просто, вот и всё. Конечно, лучше, наверное, если они будут максимально независимые, но они же мировые, они же там, внизу должны работать. Вытаскивать их на федеральный уровень, мне кажется, это достаточно сложное дело и очень затратное. Но посмотреть нужно. Наверное, в целом, по большому счёту, это в плюс пойдёт. Но надо посчитать.

По поводу прав Председателя Верховного Суда по надзорному производству и так далее. С голоса сложно мне отреагировать. Надо подумать. Гласность – да, безусловно. Прямо сейчас могу сказать, что поддерживаю. Чем более гласной и прозрачной будет работа судов, тем больше доверия она будет порождать у граждан.

Что касается института независимого прокурора, я не очень понимаю, что это такое, как его вписать потом в общую правовую систему. Дополнительные гарантии справедливости судебного разбирательства и работы всей правоохранительной сферы, конечно, всегда нужны. Мне потоком идут всякие письма, я их направляю тут же Генеральному прокурору. Есть проблемы, как в любой государственной структуре, в самой Прокуратуре, есть, наверное, в судах проблемы, есть в следственных органах, есть в органах предварительного дознания. Но мы так можем тоже насоздавать в каждом сегменте какие-то дополнительные структуры. Может быть, это и неплохо, просто тоже, как в предыдущем случае, с голоса, мне как-то трудно понять. Давайте подумаем. То есть я не говорю «нет», но надо понять, что это такое.

М.Федотов: Владимир Владимирович, Тамара Георгиевна подробно об этом расскажет.

В.Путин: Тамара Георгиевна расскажет. Хорошо, спасибо большое. А сейчас Сергей Александрович Цыпленков.

С.Цыпленков: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги!

Как мы только что услышали, на первом месте, если я правильно понял, опрос показал, волнует граждан нашей страны нарушение их экологических прав. Мы в Совете чувствуем по количеству обращений, которые мы получаем, – это одна из причин, почему сегодня идёт доклад на эту тему, ну а вторая причина – 2017 год объявлен Годом экологии.

Проблем много. Формат краткого выступления не позволит пройтись даже коротко по всем проблемам. Часть из них мы также подготовили в письменном виде и будем Вам передавать, поэтому я пройдусь сейчас коротко только по некоторым из них.

Первое, на что я хотел обратить внимание, – это проблема отходов. Во многих регионах ситуация кризисная или предкризисная. И на недавнем заседании Совета по стратегическим инициативам, если я не ошибаюсь, Вы обозначали эту проблему как очень серьёзную.

Принят очень хороший закон, который пока ещё не вступил в силу, а переносится года на два. Почему – потому что регионы не подготовили территориальные схемы по обращению с отходами. Самое печальное, что даже те схемы, которые подготовлены, они не вполне следуют тому, что предлагается в законе, и не вполне следуют тому, о чём Вы говорили на этом самом Совете. Вы сказали, что нужно создать экономические стимулы для вовлечения отходов в производственный оборот, добиться того, чтобы перерабатывать отходы было выгоднее, чем сжигать, или закапывать, или где-то просто сваливать. Вот этой цепочки во многих терсхемах нет.

Реформа в мусорной отрасли в качестве первоочередной задачи ставит ещё к тому же и сокращение отходов. Вот если мы посмотрим мероприятия по Году экологии, мы мало что увидим: ни следования тому призыву, о котором Вы говорили, ни вот этого основного принципа реформы.

В связи с этим мы предлагаем следующее. Да, Год экологии всего год, за этот год сразу же всё не сделаешь, но есть несколько серьёзных шагов по этой очень сложной проблеме, связанной с отходами.

Первое – это подготовить (я хотел бы Вам одну фотографию передать) в рамках Года экологии законопроект, который позволит исключить производство одного очень серьёзного вида отходов – это одноразовые полиэтиленовые пакеты. Фотография, которую я Вам передал, она сделана в одной из областей Среднего Поволжья, неважно где, – вот такое мусорное поле можно встретить практически везде. Это те самые одноразовые пакеты, которые невозможно переработать, которые загрязняют всё, что можно, разлагаются сотнями лет. Во многих странах приняты меры по полному изъятию этих одноразовых пакетов. По мерам, как Вы как раз говорите, экономического стимулирования для того, чтобы они не использовались. Предложение – разработать в рамках Года экологии законопроект, который позволит этого добиться, а может быть, даже попробовать предложить Комиссии ЕАЭС разработать соответствующий технический регламент.

Следующее, что мы предлагаем: опять-таки в рамках Года экологии этот посыл дать всей стране и внедрить на территории Кремля, президентской Администрации раздельный сбор мусора. Я думаю, что это будет серьёзнейший психологический сигнал гражданам страны. Я думаю, что даже чиновники его услышат и почувствуют. На мой взгляд, действительно, это будет очень сильно и очень здорово.

Ну и предлагается также вспомнить некоторый опыт Советского Союза и подумать о введении залоговой стоимости на тару. Всё это позволит уменьшить тот самый объём мусора, которым мы потихонечку зарастаем. И если ничего не сделаем, то зарастём окончательно.

Следующая тема, которой хотел бы коснуться, – это законодательство по особо охраняемым природным территориям. Вы много делали и делаете в этом направлении. В 2014 году Вы издали поручение, которое должно было быть выполнено Правительством, по внесению поправок, исключающих изъятие земель заповедника. Так вот под этой эгидой, под это поручение готовились другие поправки, и, к сожалению, некоторые из них не прошли, и сейчас Минприроды готовит обоснование по изъятию территорий Кавказского заповедника, так называемый биосферный полигон, для строительства курортов. Уже на Кавказский заповедник начинают лезть. Причём в прошлом году, когда с Вами общался владелец одного из этих курортов, он утверждал, что в заповедник и Сочинский заказник они не полезут, но вот сейчас происходит ровно обратное.

Минприроды сейчас готовит ещё поправки, которые также будут разрешать изымать земли с особо охраняемых природных территорий. В связи с этим предлагается поручить Правительству обеспечить принятие федерального закона, предусматривающего полный запрет на изъятие земель заповедников, в том числе путём выделения биосферных полигонов и всего чего другого они могут придумать, за исключением участков, расположенных у границ населённых пунктов, а также там, где это нужно для нужд обороны. И исчерпывающий список, чтобы не было спекуляций позже на этом направлении.

Возвращусь к тому, о чём сказал Михаил Александрович, по поводу обращений граждан по поводу того, что этот вопрос на одном из первых мест. Я думаю, понятно почему: свалки незаконные, о чём я уже говорил, и следующая тема – это соблюдение экологических прав при реализации градостроительной политики. В марте в рамках спецзаседания Совета мы рассмотрели этот вопрос. Огромное количество проблем, практически все крупные города. Времени перечислить всё у меня здесь не будет. Вот несколько пунктов, что происходит.

Нецелевое использование природных озеленённых территорий, уменьшение площадей, масштабная вырубка, игнорирование требований земельного законодательства. На кадастр парки не поставлены. Нет на кадастре – можно всё что угодно с ними делать. Нет какого-либо общения в большинстве городов с населением. Протест выплёскивается на улицы, дальше начинается прессование.

Конкретные предложения подготовлены в письменном виде. Я хотел бы обратить внимание буквально на два случая. Объясню почему. Это парк «Кусково», потому что, может быть, уже приступят к вырубке завтра-послезавтра. И это связано с тем, что уникальная и ординарная ситуация. Уникальная, потому что парк «Кусково» защищён охранными статусами: объект культурного наследия федерального значения, усадьба XVIII века, если я не ошибаюсь, памятник садово-паркового искусства регионального значения и так далее и тому подобное. Никакой охранный статус не защитил, и в этом ординарность ситуации. Согласно генплану дорога должна проходить в другом месте, она будет проходить по парку «Кусково». Летом приступили к вырубке, и Совет вмешался, получив обращение, 140 тысяч человек подписали. Михаил Александрович выезжал туда вместе с членами Комиссии по экологическим правам. Этот пример показывает, как не строительные проекты приводят в соответствие с законом, а как нормативно-правовые акты подгоняются под всевозможные эти проекты.

Второе, на что просил бы обратить внимание, это то, что происходит с территорией Новой Москвы. Планы по застройке лесов, которые вошли в Новую Москву, левобережье Москвы-реки, очень-очень серьёзные, и это будут очередные протесты, это будет уничтожение экологического каркаса.

Наверное, поскольку постольку время моё совсем подходит к концу, я хотел бы обозначить всего ещё один момент. В Госдуме произошла экологическая революция в этом году: создан Комитет по экологии, не комитет по природным ресурсам, экологии или там сельскому хозяйству и экологии, а Комитет по экологии. В Правительстве у нас до сих пор есть Минприроды – Министерство природных ресурсов и экологии. Конфликт. Предложение – собрать все экологические надзорные органы в одной структуре, подчинённой либо Президенту, либо Премьеру, и экономия, соответственно, есть, и нет того самого внутреннего конфликта.

Много вопросов. Всё невозможно поднять. Поэтому предложение ещё одно. В Год экологии провести с Вашим участием специальное заседание Совета, посвящённое экологическим вопросам. Мы со своей стороны готовы будем подготовить доклад по основным экологическим проблемам с вовлечением всех экспертов общественных экологических организаций и пригласить к участию в этом заседании Совета этих экспертов.

Спасибо большое. И некоторые материалы, подготовленные в письменном виде.

В.Путин: Спасибо.

Вы знаете, так содержательно, всего много, на всё не смогу отреагировать, тем не менее некоторые вещи очень, мне кажется, важные. Хочется сказать два слова.

Во-первых, по объединению контрольной функции в каком-то одном органе. Сложно. Хотя вроде бы как, на первый взгляд, целесообразно, но сложно. Я у Сергея Владиленовича спросил, он хоть сейчас и занимается внутренней политикой, но много лет отработал, вы знаете, в Росатоме, и создавал, практически создал эту корпорацию. Я говорю: «Можно куда-нибудь перетащить надзор в области ядерной деятельности?» Он говорит: «Нет, исключено, только Ростехнадзор». Это настолько специфическая сфера деятельности и настолько тонкая, настолько важная, что перетаскивать просто опасно. Это первое.

Второе – это не будет соответствовать нашим международным обязательствам. Есть вещи, которые так просто, к сожалению, не решить.

Эта картинка, конечно, мне тоже очень не нравится, как и Вам, где валяются пластиковые пакеты. Можно ли запретить производство пластиковых пакетов, я даже сомневаюсь.

Реплика: (Без микрофона.)

В.Путин: Разовые, может быть. Но это имеет экономические последствия. Вот это имеет экологические последствия, когда всё это так валяется, не утилизируется, а запрет производства будет иметь социально-экономические последствия. Там люди есть, которые работают, производства целые развёрнуты, деньги туда вложены. Всё это, безусловно, нужно делать. Просто нужна программа этих действий.

Ряд предложений, которые прозвучали, безусловно, должны быть взяты в работу и реализованы.

По поводу парка «Кусково», что там вырубают, я вообще первый раз слышу. Зачем вырубать парк «Кусково», я понятия не имею. Михаил Александрович просил переговорить с мэром Москвы. Обязательно переговорю. Не знаю, какие там соображения, что там рубить, зачем. Там вроде дорогу строить собираются?

С.Цыпленков: Дорога, по генплану, должна была проходить в другом месте.

В.Путин: Да.

Теперь по поводу заповедников. Конечно, я сам очень бережно стараюсь к этому относиться и всех своих коллег на это настраиваю. Вы упомянули конкретный пример, связанный с расширением зон отдыха в районе Красной Поляны. Я так понимаю, об этом идёт речь, да? Вы понимаете, там мы к Олимпиаде выстроили такую уникальную абсолютно инфраструктуру, – кто был, тот знает, – она реально уникальна даже по мировым меркам, и люди туда едут с удовольствием. В прошлом году там было в новогодние праздники почти 450 тысяч человек! И эта инфраструктура со всем справляется, потому что там у нас и скоростные поезда наверх ходят, и это позволяет жить в нижнем кластере и ездить наверх, и две шоссейные дороги автомобильные, параллельные друг другу, там по несколько полос на каждой. И вообще там просто хорошо сделано, люди туда едут с удовольствием.

Судя по прогнозам, в этом году в новогодний сезон там будет более полумиллиона человек. И дело не в тех представителях бизнес-структур, которые просто хотят там на этом заработать, а дело в том, что нужно создавать условия для того, чтобы люди могли отдохнуть у нас, в собственной стране. Хотя я понимаю Вашу озабоченность, связанную с нарушением экологического состояния.

Я сейчас не говорю о каких-то решениях, надо, мне кажется, внимательно посмотреть. Вот Вы сказали, запретить всё, кроме изъятия в интересах обороны. Ну, сделают подрядчиком Минобороны, и всё, и проблема будет решена. Нам с вами это нужно? Нет. Лучше по-честному, объективно смотреть на проблему, а она, в общем-то, есть, её надо бы решить.

Может быть, посмотреть с участием экологических организаций, что реально предлагается. Не просто взять, изъять и потом настроить там бог знает чего, а что реально предлагается. Что-то минимизировать, свести до минимума под чётким экологическим, в том числе общественным, контролем. А если что-то изымается, рядом что-то добавить, включить в эту заповедную зону. Давайте вместе просто посмотрим. Дело не в бизнесе совершенно. Дело в интересах сотен тысяч людей, миллионов, можно сказать, которые хотят пользоваться всеми этими благами цивилизации, которые выстроены.

Там чего не хватает? Не хватает просто трасс, вот о чём идёт речь. Может быть, дать разрешение на какие-то трассы и не строить там уже никаких отелей, гостиниц, ресторанов. И так всего достаточно. Но, тем не менее, что-то прирезать в заповедник. Давайте внимательно вместе посмотрим, хорошо? А по другим вопросам тоже поработаем совместно. Спасибо.

Бобров Евгений Александрович, пожалуйста.

Е.Бобров: Владимир Владимирович, у меня два доклада. Я тезисно, покороче постараюсь, и сразу передаю.

Первое предложение по гуманизации миграционной политики в отношении соотечественников. Мы много совещаний, заседаний проводили и считаем, что необходимо в этой сфере провести, прежде всего, три системообразующих преобразования.

Первое – это предоставить длительное время находящимся в России соотечественникам, провести в отношении них миграционную амнистию, предоставить им в упрощенном порядке вид на жительство, поскольку они в силу несовершенства законодательства, ошибок своих, миграционных служб и других оснований, связанных, в том числе, с реформированием миграционной службы, вовремя не смогли обратиться за своей легализацией и находятся в тени, необходимо их легализовать. Тех, которые совершили какие-то административные правонарушения, можно легализовывать с уплатой штрафа, а остальных – бесплатно. И продлить еще на три года срок действия главы 8.1 закона о гражданстве, которая посвящена урегулированию правового статуса людей, которым российские паспорта были выданы ошибочно. По данным Управления по вопросам миграции, таких остается порядка 5 тысяч человек. Вчера законопроект рассматривался в Госдуме, но был отложен из-за позиции Управления по защите конституционных прав граждан. Они считают, что поскольку МВД вместе с нами разрабатывает системообразующие предложения по всем категориям граждан, то не надо заниматься конкретно этой поправкой. Владимир Владимирович, мы считаем, что некорректно увязывать завершение решения проблем вот этой категории граждан с системной работой по всем остальным, и предлагаем все-таки ее продлить на три года.

В части упрощения приобретения гражданства необходимо отменить для соотечественников институт разрешения на временное проживание с тем, чтобы они могли подавать на гражданство, уже имея миграционный учет. Это лишняя ступенька на пути к гражданству.

Следующее. Упростить процедуру приобретения гражданства для носителей русского языка. Во исполнение Вашего поручения Госдума разработала порядок предоставления этим людям гражданства существенно более сложный, чем всем остальным категориям, где гражданство предоставляется в упрощенном порядке. В частности, им необходимо не просто отказаться от гражданства, а предоставить решение иностранного государства о прекращении этого гражданства. В результате из наиболее близких нам жителей Украины, тысячи которых могли бы приобрести российское гражданство, его получили только 24 человека за два года. Поэтому мы просим заменить для носителей русского языка условия о прекращении гражданства на заявление об отказе от гражданства с отметкой почты или посольства о принятии.

Следующее. Упростить процедуру приобретения гражданства участниками госпрограммы переселения соотечественников. Сейчас к ним предъявляются абсурдные и невыполнимые требования иметь в России регистрацию по месту жительства, поэтому подавляющее большинство тех, кто не имеет родственников, либо покупают поддельные документы, либо идут в «резиновые» квартиры. Вместо этого необходимо заменить регистрацию по месту жительства на элементарный миграционный учет.

Следующее. По выпускникам высших и средних специальных учебных заведений, которые заканчивают их в России. С 2011 года существует норма о том, что, для того чтобы они приобрели гражданство, они должны здесь прожить после окончания вуза еще три года. Владимир Владимирович, мы, учитывая демографическую и экономическую ситуацию, предлагаем предоставить им возможность приобрести российское гражданство, обучаясь уже на последнем курсе университета. Они уже достаточно времени прожили в России для того, чтобы адаптироваться.

Следующее. Упростить основания приобретения гражданства для проживающих в России соотечественников, в частности, тем, кто уже имеет разрешение на временное проживание и вид на жительство, дать возможность подавать на гражданство без срока проживания с этим видом на жительство, без наличия законного источника средств к существованию и без знания русского языка, поскольку они здесь длительное время находятся, надо их ввести в правовое поле.

Следующее. Исполнить требования закона по признанию наличия российского гражданства у людей, которые имели его по ранее возникшим основаниям, имеют сейчас другие паспорта. В случае сомнения в наличии гражданства, если эти люди не отказывались от российского гражданства, а по Конституции оно прекращается только путем отказа, то они его сохраняют, и здесь необходимо внести изменения всего-навсего в подзаконный акт, поскольку по действующему закону они являются гражданами России.

По защите права на российское гражданство проживающих в Туркменистане граждан России, имеющих двойное гражданство Туркменистана и России. Вопреки Вашей прошлогодней договоренности с Президентом Туркменистана Бердымухаммедовым, все равно продолжаются нарушения прав россиян. Им не выдаются загранпаспорта нового образца, если они не отказываются от российского гражданства. В этой части мы просим Вашего содействия, с тем чтобы не допускать отказа от российского гражданства, а выдавались загранпаспорта также без проблем.

В части гуманизации основания выдворения из России и запрета на въезд. Мы считаем, целесообразно законодательно закрепить, что административное выдворение иностранцев и лиц без гражданства является наиболее жесткой мерой административного принуждения и применяется только в отношении лиц, грубо либо неоднократно нарушивших закон. Если не грубо, либо единственно, то недопустимо выдворение таких лиц. По части запрета на въезд необходимо пересмотреть эти списки, и те люди, которым въезд был запрещен, но они не совершили значительных административных правонарушений, например, влекущих административный арест, имеют в России проживающих здесь супругов – граждан России, либо детей, им также снять этот запрет автоматически. Эти люди нужны нам для экономического развития.

Уважаемый Владимир Владимирович! Каждая такая поправка легализует определенную часть людей, необходимых для социально-экономического развития. Все они концептуально поддержаны Главным управлением по вопросам миграции и Генпрокуратурой. И если мы сделаем это, то тогда повысим авторитет страны, собирающей свой народ.

И второй доклад, Владимир Владимирович, о защите права населения на осуществление местного самоуправления на примере Московской области. Сейчас в Московской области, как и в других субъектах, проводится административная реформа, связанная с преобразованием районов в городские округа. В Московской области она почему-то очень быстро проводится – в поселковые советы депутатов спускается указание, чтобы провести внеочередные советы, поддержать решение, после коммуникаций с подведомственными муниципальными службами депутатами и предпринимателями такие решения принимаются, а здесь необходима системная работа. У нас Конституция гарантирует местное самоуправление на двух уровнях: на поселенческом и на районном. Причем населению гарантируется самостоятельное участие в местном самоуправлении, самостоятельное определение структуры органов власти и их выборность. В данном случае ликвидируются все поселения, которые находятся на территории округа, ликвидируются советы депутатов и местные администрации, которые выбираются населением и ему подотчетны, и все это заменяется на назначаемого районом, будущим городским округом, начальника территориального управления, который населению неподотчетен и, наверное, будет работать в интересах лица, который его назначает. Поэтому здесь получается, что непонятно каким образом население будет решать вопросы местного значения, когда оно могло бы делать это, участвуя в представительных органах власти.

Но и здесь те неточности, которые существуют, решаются как-то келейно. Вот, например, в Нарофоминском районе есть город Верея, которому в этом году исполняется 645 лет. После вхождения его в городской округ Наро-Фоминск его история прекращается, хотя он находится больше, чем в 40 километрах от Наро-Фоминска.

Вызывает вопрос и проведение самих публичных слушаний. Вот, например, вчера в Томилино они проводились – опять кинологи, собаки, люди вышли, потом зашли, там уже сидят работники детских садов, потом опять вышли. Непонятно, зачем это все проводится. Здесь у меня более детально расписано. То есть тут системная работа еще требуется.

Здесь, уважаемый Владимир Владимирович, учитывая, что три законопроекта уже вносились в Госдуму – в 2008-м, 2015-м и 2016 годах об отмене фактически двухуровневой системы местного самоуправления, они получили резко отрицательную позицию Государственно-правового управления Президента, Правительства и Государственной Думы. Мы предлагаем поручить Правительству, Государственной Думе совместно с Генпрокуратурой проанализировать реформы, которые проводятся в Московской области и в других регионах в части соответствия законодательству, обеспечения прав граждан, и, подключив специалистов из научной общественности, выработать оптимальные формы реорганизации местного самоуправления, с тем чтобы мы не усиливали протестную активность, и права населения на местное самоуправления были наиболее сильно обеспечены.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

По последнему Вашему сюжету, конечно, нужно поработать, а что касается собирания своего собственного народа, я полностью вообще на Вашей стороне. Здесь важны, конечно, детали, связанные с социальными последствиями того, что и Вы, и я хотел бы сделать, но понятно, о чем идет речь, речь идет о постановках на различные учеты, на получение пособий, на медицинское и прочее обслуживание и так далее, и так далее. Просто про эти вещи забывать не нужно, потому что это нагрузка будет на соответствующие муниципалитеты, на социальные учреждения. Тем не менее, не смотря на все эти проблемные вопросы, все равно нужно двигаться в основном по тому, что Вы предлагаете, по этому пути идти. Сергей Владиленович займется, вместе с вами обязательно поработает над этими вопросами.

Пожалуйста, Яна Валерьевна Лантратова.

Я.Лантратова: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги!

Я являюсь ответственным секретарем Совета и работаю в Совете от Всероссийской общественной организации «Союз добровольцев России», которая представлена в 77 регионах нашей страны.

Выполняя Ваше поручение об организации недель общественного контроля в субъектах Российской Федерации, мы выявили комплексные проблемы в сфере защиты прав детей и подростков, которые требуют серьезного государственного межведомственного вмешательства. Так, по материалам, которые собрали активисты Союза добровольцев России и передали в наш Совет, мы узнали о страшных фактах жестокости и издевательства по отношению к детям в детском доме «Апельсин» Забайкальского края. Так, маленький мальчик, который хотел кушать, украл банан, его в качестве наказания преподаватель посадила в железную клетку, потом ребенка посадила в мешок и вынесла на ночь в лес. Ребенка вернули в интернат, мальчишку переодели в женскую одежду и избивали всем интернатом. А после другим детям в качестве наказания обжигали руки железными утюжками, наливали горячий суп в руки друг друга и заставляли есть. И другие ужасы жестокого и бесчеловечного отношения к детям.

Я немедленно вылетела в регион, собрала необходимые доказательства, и, по поручению Михаила Александровича, мы на базе нашего Совета собрали представителей правоохранительных органов, министерств и ведомств. И здесь большое спасибо Следственному комитету за незамедлительную реакцию на происходящее. Комиссия вылетела в Забайкальский край. Мы добились возбуждения 20 уголовных дел, 9 процессуальных проверок, и решили в дальнейшем проехать и другие социальные учреждения Забайкальского края. И рядом нашли дом престарелых, где нарушались права пожилых людей. И рядом, Владимир Владимирович, нашли лицей, где пять детей совершили самоубийство, чуть больше, чем за полгода, и об этом практически никому не было известно.

После Забайкальского края мы выехали в другие регионы. В одном мы нашли данные об истязании 16-ти воспитанников. И на сегодняшний день за время нашей работы мы добились возбуждения уголовных дел в отношении насилия над детьми в 14 регионах России.

Но объезжая учреждения, мы вскрыли еще одну уникальную тему, которая требует немедленного решения, это криминальная субкультура АУЕ – «арестанско-уркаганское единство» или «арестанский уклад един». Что это такое? Это в тюрьме сидит человек и у него есть свои смотрящие на воле, и они связываются, в том числе, с детьми и подростками в социальных учреждениях и устанавливают свои порядки, и детей, и подростков заставляют сдавать на так называемый общак для зоны, а если ребенок не может сдать деньги или не может украсть и совершить какое-то преступление, он переходит в разряд «опущенных»: у него отдельная парта, отдельная посуда, над ним можно издеваться и его можно насиловать.

И страшно то, что мы видим некую тенденцию: ребенок совершает преступления и правонарушения, после этого он попадает в детскую колонию или спецшколу, где он заражается вот этой криминальной субкультурой. После этого, отбывая свой срок, он возвращается обратно, например, в детский дом-интернат, становится там смотрящим и насаждает эту криминальную субкультуру среди всех остальных детей. А по новому закону об образовании дети из детских домов и интернатов ходят вместе с обычными детьми в обычные школы. И мы видим, как эта криминальная субкультура, или другими словами ее можно назвать молодежная политика криминального мира, попадает в обычные школы.

И знаете Владимир Владимирович, что самое страшное: в последнее время ко мне стало приходить большое количество родителей, которые приносят свои обращения о том, что их дети из благополучных семей выходят утром в школу и попадают на специальные явочные квартиры, где уже находятся алкоголь и наркотики, и они обязаны вписаться, называется «вписки», в эту криминальную субкультуру, чтобы не стать «опущенными», и оплатить алкоголь и наркотики собственным телом. Я хочу здесь отметить, что это дети 11-ти, 12-ти, 13-ти, 14-ти лет. Это очень страшно.

И тогда мы решили проанализировать сеть Интернет и посмотреть, как распространяется эта криминальная субкультура в сети Интернет. И что мы увидели? Огромное количество групп, где есть данные по квартирам, но самое страшное – большое число групп с лозунгами: «Смерть – легавым, жизнь – ворам», – с количеством подписчиков от 85 тысяч до 800 тыс. человек. Это дети и подростки. И самое главное, что мы заметили, делая аналитику, – это очень качественные видеоматериалы, это записанные саундтреки, это записанные песни и сувенирная продукция, которая производится в этих группах, что дает нам понимание, что за этим стоят очень большие деньги и заинтересованные люди.

И, конечно, мы собрали большое число криминологов, экспертов, специалистов в разной сфере, стали изучать проблему и увидели серьезные проблемы и в самих спецшколах. Во-первых, не все педагоги знают, как работать с этой категорией детей, и это действительно очень опасно. Второе – в спецшколе, вот мы порой приезжаем туда и видим, что находится там ребенок, который украл колбасу и попал в эту спецшколу, а рядом с ним находится другой подросток, который уже не первый, не второй раз совершил преступление, он находится рядом с ним. И понятно, кто из них будет «смотрящий», а кто «опущенный».

И третье, самое главное. Если и педагоги хорошие, и методика есть, то когда срок заканчивается, ребенок снова возвращается в ту среду. А у нас в России нет программы постинтернатного сопровождения. И, к сожалению, в той среде его ждут именно эти самые субкультуры, которые растят, которые понимают и которые дают возможность реализовать себя. И самое страшное, что дети в этих колониях и спецшколах очень хорошо физически подготовлены. У них есть определенное мировоззрение, они легко приспосабливаются ко всему. Самое страшное, Владимир Владимирович, что когда они выйдут из этих спецшкол, их будет целая армия.

Мы считаем, что эта проблема национальной безопасности. Здесь большая благодарность и Следственному комитету, и ФСИН, и Министерству образования, и Министерству труда, они идут нам навстречу. Но, безусловно, эту проблему нужно решать комплексно, во взаимодействии. И результаты есть. Уже добились возбуждения 14-ти уголовных дел по всей России. Но, во-первых, у Совета нет полномочий по общественному контролю. И здесь мы сталкиваемся с тем, что на официальных проверках дети никогда не расскажут, что творится в учреждениях, потому что дяди и тети из комиссии уедут, а им потом жить в учреждении. Рассказывают они только тем, кто систематически с ними работает на земле, – добровольцам, волонтерам. Но после того как мы перестаем просто приносить гуманитарную помощь и заниматься, а находим факты нарушения прав, нас всех перестают пускать в социальные учреждения, – и меня, и всю мою команду добровольцев и волонтеров.

И второе. Мы понимаем, что проблему нужно решать во взаимодействии со всеми компетентными силовыми структурами, чтобы в четком алгоритме разработать и концепцию, и программу постинтернатного сопровождения, и комплекс мероприятий, который мы, конечно, реализуем. Поэтому хотели попросить Вас, если Вы одобрите, конечно, – здесь очень важно Ваше поручение о создании межведомственной рабочей группы, которая вместе с представителями всех правоохранительных органов и правозащитниками более плотно изучит эту проблему, разработают комплекс мероприятий, и мы, конечно, вместе с ними их реализуем. И, конечно, мы готовы этим заняться, если Вы дадите поручение, потому что детей нужно защищать, потому что, к сожалению, криминальная среда забирает самых лучших и самых талантливых из них.

Спасибо.

В.Путин: Даже ничего не буду комментировать. Давайте ваши предложения, программу. Проработаем, и обязательно будем и помогать вам, и вместе с вами работать.

Спасибо большое.

Тамара Георгиевна, по прокурорской структуре.

Т.Морщакова: Немножко неожиданно, по-моему, до меня еще кто-то должен был выступить. Спасибо большое.

Я очень благодарна Михаилу Александровичу за то, что он презентовал определенным образом эту неожиданную, я бы сказала, и удивительную, может быть, для всех идею, но о чем идет речь? Речь идет о деятельности правоохранительной системы, особенно в той части, в которой она действует в уголовном судопроизводстве, на досудебных стадиях процесса, где, по сути, только она сама, эта правоохранительная система, и создает, и транслирует, и анализирует информацию о своей деятельности. Михаил Александрович совершенно справедливо сказал, что такое название, которое он повторил, лишь как условное обозначение проблемы, «независимый прокуро», – это не прокурор в подлинном смысле этого слова, и независимости у него такой нет, как у прокуратуры, допустим, или у других правоохранительных органов, когда они осуществляют государственное обвинение, подготовку государственного обвинения и его доказывание на досудебных стадиях процесса.

Речь идет об институте, который должен служить объективной проверке информации о деятельности этой системы применительно к отдельным случаям, вызывающим сомнение у власти, у институтов общественных и, если хотите, у главы государства. У главы государства есть конституционное полномочие, и именно на этом строится предложение, которое включает задачу обеспечения согласованного функционирования органов государственной власти и использования согласительной процедуры для разрешения разногласий и принятия решений разными госструктурами, когда требуется какое-то консолидированное решение. При этом, конечно, предполагается для принятия таких действий главой государства необходимость объективного анализа конкретных и сомнительных ситуаций – именно конкретных ситуаций. Безусловно, никто не стал бы предлагать какие-то контрольные, не вписывающиеся в конституционные формы взаимодействия властей механизмы. Этого никто не может, понятно, планировать. Но в основе такой деятельности Президента по разрешению возникающих разногласий между государственными структурами, иногда даже по вопросам, которые ставятся как спорные или требующие внимания обществом, общественными структурами, нужен источник, который давал бы объективные данные, анализ и предлагал бы решения, в том числе для главы государства, потому что пока вся информация о деятельности правоохранительной системы создается ею, транслируется ею и анализируется ею самой.

Между тем, действительно, есть социальная потребность иной объективной оценки этой деятельности, потому что многие случаи обращений граждан в правоохранительную систему ничем не заканчиваются в течение многих лет. И один из таких случаев, допустим, на контроле у Совета по правам человека уже седьмой год, ничем не кончается, и каждый раз на очевидные факты официальные правоохранительные органы отвечают, что все это уж было проверено.

На самом деле речь идет об институтах, которые известны в других правовых системах, они часто называются независимыми комиссиями, специальными, условно говоря, «прокурорами» или специальными уполномоченными, и эта фигура, наверное, более всего соответствовал


Сергей Михайлович Третьяков

Четверг, 08 Декабря 2016 г. 14:16 + в цитатник
 
 

«У японской разведки я работал под кличкой „Яска“. Связь моя с ней осуществлялась через Куроду, адрес которого сейчас не могу припомнить (он передан мною следователю Сажину). Мне известна явка — кафе в Москве у памятника Пушкину. Пароль: „Жизнь хороша“, отзыв — „Так надо“».
(фрагмент заявления арестованного из архивно-следственнего дела Сергея Третьякова).

Сергей Михайлович Третьяков — журналист, поэт, писатель и теоретик литературы, был одной из ключевых фигур в советской культуре 20-х годов. Его теория «литературы факта» оказала влияние на развитие множества художественных школ на протяжении всего XX-го века.

В 30-е годы Третьяков продолжал жить в обществе, в котором, по его же словам, «слово становится действием». Он был арестован в начале Большого террора, под пытками признался в том, что на протяжении почти 20 лет был «японским шпионом». Третьякова расстреляли, вероятнее всего в одной из внутренних тюрем НКВД, и похоронили в безымянной общей могиле на Донском кладбище.

Его страница в Открытом списке: http://bit.ly/2hha0WP

 

 

*** 
«Открытый список» (ru.openlist.wiki) — база данных жертв политических репрессий, в ней мы собираем информацию о людях, пострадавших от государственного террора в период с 1917-го по 1991 год. Все, у кого есть воспоминания, фотографии, документы, любые материалы, которыми нужно поделиться — могут свободно опубликовать свои истории в «Открытом списке». Пишите нам на info@openlist.wiki

Фото Открытый список.
 
ФотоВсе
 
Фото Открытый список.
Фото Открытый список.
Фото Открытый список.
 

Немецкий писатель и журналист Карл Шмюкле

Четверг, 08 Декабря 2016 г. 14:09 + в цитатник
 
 
 

Немецкий писатель и журналист Карл Шмюкле перебрался в СССР из Германии в 1933-м, в числе многих других левых интеллектуалов, бежавших от побеждавшего в его стране нацизма. В эмиграции Шмюкле издавал антифашистский журнал «Neue deutsche Blätter».

В Москве его арестовали в ноябре 1937-го года за принадлежность к "контрреволюционной организации". В январе 1938-го его расстреляли на полигоне в Бутово. Реабилитирован в 1969-м.

http://bit.ly/2gNwrzi

 

 

*** 
«Открытый список» (ru.openlist.wiki) – база данных жертв политических репрессий, в ней мы собираем информацию о людях, пострадавших от государственного террора в период с 1917-го по 1991 год. Все, у кого есть воспоминания, фотографии, документы, любые материалы, которыми нужно поделиться — могут свободно опубликовать свои истории в «Открытом списке». Пишите нам на info@openlist.wiki

Фото Открытый список.
 
 
https://ru.openlist.wiki/%D0%A8%D0%BC%D1%8E%D0%BA%D0%BB%D0%B5_%D0%9A%D0%B0%D1%80%D0%BB_%D0%9A%D0%B0%D1%80%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87_(1898)
Еще 

СМИ сообщили о краже 2 млрд руб. со счетов в ЦБ

Суббота, 03 Декабря 2016 г. 07:06 + в цитатник

https://news.mail.ru/economics/28003472/?frommail=1

27 минут назадисточник: РБК
Хакеры украли 2 млрд руб. у российских банков, счета которых находились в ЦБ, пишет CNN. Как отмечает телеканал, регулятор подтвердил эту информацию.
 

В России подсчитали неимущих: некрасивые цифры

Среда, 30 Ноября 2016 г. 07:18 + в цитатник

https://newsland.com/user/4296757178/content/v-ros...h&utm_campaign=1260798

06:46 Сегодня в рубрике Политика 

В России подсчитали неимущих: некрасивые цифры

Cоциальным государством Россия является пока только по Конституции, а не по жизни.

Этой осенью Минфин России озвучил одну из самых резонансных своих инициатив последнего времени: у нас в стране необходимо ввести пособия по бедности. Естественная, нормальная реакция на это получается достаточно эмоциональной: «Вот до чего дожили!» И вправду, тяжелейшие 90-е годы прошлого столетия остались давно позади, а тут вдруг решаем, вводить ли в России пособия по бедности. Доразвивались… И такие сетования вполне оправданны. Однако вопрос-то все равно остается, нужны ли такие пособия или нет.

Но сначала о проблеме бедности в цифрах. Да, сразу хочу заметить, что аргумент в пользу довода о том, что нет никакой бедности, типа «смотрите, сколько машин понакупили, ставить некуда» и т.п., даже рассматривать не будем. Есть цифры официальной статистики, при всех претензиях к ней даже они свидетельствуют об остроте проблемы.

По итогам I полугодия 2016 года, как свидетельствует Росстат, уровень бедности в России составил 14,6% — именно такова доля населения, денежные доходы которого были ниже величины прожиточного минимума. Если брать этот показатель не в бездушных процентах, а в миллионах человек, то цифра получается такая — 21,4 млн человек. Теперь примем во внимание, что величина прожиточного минимума во II квартале 2016 г. равнялась в целом 9956 руб. в месяц. В принципе, прожиточный минимум у нас считается отдельно для трудоспособного населения, пенсионеров и детей. К тому же, как можно догадаться, в разных регионах он будет различаться.

Много это или мало — 21,4 млн человек? Конечно, много, очень много, неоправданно много. Только представьте: в XXI веке в богатейшей сырьевыми ресурсами стране более двух десятков миллионов человек живут ниже официального порога бедности. И это, кстати, еще заниженная оценка, потому что количество бедных, если его посчитать по-другому, будет больше.

Немного о том, как считать число бедных. В России при определении численности бедного населения Росстат ориентируется на так называемую абсолютную концепцию бедности. Согласно такому подходу живущими за чертой бедности считаются граждане, имеющие доходы ниже официально установленного прожиточного минимума в данном регионе. Прожиточный же минимум устанавливается на основании минимальной потребительской корзины.

Но есть и другие подходы. Так, по методике Организации по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР) бедными считаются люди с доходами менее 60% медианного дохода по стране (медианный доход — уровень дохода, ниже и выше которого располагаются по 50% населения страны). Так вот, если использовать названный выше подход, то оценка получится примерно в 1,5 раза выше нынешней официальной, то есть больше 30 млн (!) человек бедных. И эта оценка, просто уверен, гораздо более близка к истине, чем упомянутые официальные 21,4 млн человек.

Почему наши власти не считают численность бедного населения, как за рубежом? Ответ, думается, очевиден: совсем уже некрасивые цифры получились бы, вот и не считают.

Но вернемся к 21,4 млн бедных (14,6% населения страны). Эта цифра является следствием неуклонного роста числа бедных, начиная с 2013 года (15,7 млн человек — 11%). Замечу, еще экономического кризиса-то не было, а бедность уже стала расти. Нынешний показатель бедности — на уровне 2006 года: тогда было 21,6 млн человек, или 15,2% от всей численности населения страны. Таким образом, за последние 10 лет практически никакого прогресса в снижении уровня бедности в стране не было. Это — по данным официальной и достаточно лукавой статистики.

Между тем не стоит забывать, что задача преодоления бедности была впервые поставлена в 2003 году в президентском послании Федеральному собранию. В 2004 году конкретизировали эту задачу: необходимо достичь снижения уровня бедности до 10–12% до 2007 года. Задача эта сначала вроде как выполнялась. Однако сегодня все гораздо хуже по сравнению с тем, на что рассчитывали.

Таким образом, проблема бедности есть, она даже становится больше, и понятно, что с этим надо что-то делать. Именно поэтому и появилось предложение ввести пособие по бедности. Безусловно, лучше, чтобы бедных вообще не было. Но такое вряд ли будет в обозримом будущем. Безусловно и то, что российские показатели бедности можно признать неудовлетворительными. Это, в общем-то, позор для страны, что у нас сегодня столько бедных и это число продолжает расти.

Но как лучше помочь бедным? Можно, конечно, руководствуясь эмоциями, отвергнуть предложение о введении пособий по бедности. Но давайте более внимательно послушаем аргументацию предлагаемой новации.

Пособия по бедности в полной мере реализуют принцип адресности. Это означает, что помощь будет доходить по адресу — тем, кто действительно беден. А то у нас сегодня, когда заходит речь об адресности социальной помощи, говорят, что это уже есть. Да, есть, но это адресность категориального типа.

Возьмем такую группу, как спортсмены. Точнее, бывшие спортсмены. В Москве, к примеру, существуют ежемесячные компенсационные выплаты в размере 15 тысяч рублей гражданам, имеющим заслуги в области физической культуры и спорта: чемпионам и призерам Олимпийских игр, получающим пенсию по старости, пенсию за выслугу лет и достигшим 60-летнего возраста мужчинам, 55-летнего возраста — женщинам или пенсию по инвалидности. Много среди таких, безусловно заслуженных людей бедных? Такой статистики нет, однако я почему-то думаю, что по-настоящему бедных среди людей этой категории не так много.

И так, если посмотрим, по каждой категории граждан, получающих те или иные социальные выплаты.

Вопрос не в том, чтобы ликвидировать эти выплаты, — нет, конечно, пусть будут, и бывшие спортсмены пусть получают. Проблема в том, что у нас сегодня на федеральном уровне нет самых главных социальных выплат, которые назначались бы по принципу нуждаемости.

Естественно, администрировать такие выплаты будет сложнее, потому что надо будет разработать критерии нуждаемости. Но самое главное, должен быть реально, а не формально работающий порядок оценки доходов и имущества граждан. Вот когда это сделаем, то будет надежда на то, что деньги будут доходить до реально нуждающихся граждан.

Еще важно, чтобы при назначении пособия по бедности действовал заявительный принцип. Это, кстати, тоже повышает вероятность того, что социальные выплаты дойдут до действительно бедных. Согласитесь, что человеку бедному проще написать заявление на получение соответствующего пособия, чем человеку не бедному, но формально отвечающему критериям нуждаемости (такие тоже будут, как бы тщательно ни старались определить эту самую нуждаемость). Как когда-то сказал А.Дюма-сын: «Бедность сбавляет гордость: пустому мешку трудно держаться стоймя».

Справедливости ради необходимо отметить, что в регионах есть аналоги пособия по бедности. Причем формы этого пособия могут различаться. И когда оформляются те же пособия по оплате услуг ЖКХ — это, согласимся, может считаться своеобразным пособием по бедности.

Кстати, Минтруд не поддержал идею Минфина о введении пособия по бедности. Интересна аргументация, которая сводится к тому, что «если есть какой-то ресурс, его надо направлять на повышение зарплат…» Кроме того, плодить какие-то новые пособия, оказывается, нецелесообразно.

Почему, кстати, нельзя вводить новые пособия, если у нас нынешняя система пособий такова, что десятки миллионов человек продолжают пребывать за чертой бедности? Давайте не будем увеличивать число пособий, ликвидируем часть из них, но зато введем главное — по бедности, по принципу нуждаемости.

А что касается предложения направлять «лишние средства» на повышение зарплат, то так и хочется сказать: «Я ему про Фому, а он мне про Ерему». Пособие по бедности должно стать целевой помощью при условии нуждаемости из-за фактической бедности. Это не зарплата за определенную работу, это — помощь. Чувствуете разницу, господа чиновники?

Кстати, практически во всех развитых странах есть эти самые пособия по бедности. И ничего, не стесняются.

Итак, Минфин — за, Минтруд — против. Дальше-то что?

В обозримом будущем, думается, вряд ли в России введут пособия по бедности. И не по социально-экономическим причинам, а по политическим. У нас же президента скоро выбирать, 2018 год не за горами. Представьте ситуацию: накануне выборов вводят пособие по бедности. И как это будет выглядеть? Получается, что при бешеных ценах на нефть с начала 2000-х годов страна дошла до пособий по бедности. Кто же пойдет на такие нововведения? Нет, конечно, пока никаких пособий по бедности не будет. А вот бедные, увы, будут, и их будет больше, потому что экономический кризис никуда не денется, потому что деньги из Резервного фонда в значительном своем объеме потрачены, потому что социальным государством Россия является пока только по Конституции (статья 7), а не по жизни.

Игорь Николаев, Доктор экономических наук, профессор Высшей школы экономики

 
 
Автор: Игорь Николаев
Источник: www.mk.ru
  •  
 

0 

Без заголовка

Среда, 30 Ноября 2016 г. 06:51 + в цитатник

http://kprf-kchr.ru/?q=node%2F10064

ЮРИЙ ПРОНЬКО: 30% РОССИЙСКИХ ДЕТЕЙ НАХОДЯТСЯ ЗА ПОРОГОМ НИЩЕТЫ! Миллионам российских семей приходится экономить даже на еде! Беспрецедентное расслоение между богатыми и бедными, когда исчезает так называемый средний класс, крайне опасна!

 
 
 

Центры занятости обошлись России дороже самих безработных

Среда, 30 Ноября 2016 г. 06:48 + в цитатник
 

Напомню, что сейчас это направление в московском Департаменте труда и соцзащиты курирует быдло с периферии (из Омска) - А.В.Бесштанько, член "Единой России" и выдвиженец Собянина; тот самый, который, курируя ранее работу стационарных "соцзащитных" учреждений, завизировал наглое заявление директора скандально известного своей уголовщиной ПНИ №30 - депутата Мосгордумы и своего партай геноссе - А.В.Мишина с просьбой переназначить его директором ещё на 5 лет: после 1 года - 3 месяцев - 1 года - 7 месяцев - 1 года перманентных грубейших нарушений в работе всех служб интерната под его чутким руко-водством (руками "водством") и систематического грубого нарушения действующего российского законодательства (в т.ч. уголовного).

Государство потратило на чиновников из центров занятости гораздо больше денег, чем на безработных
RIDUS.RU|АВТОР: РИДУС
 
 
НравитсяЕще реакции
 

Пинчер Амалия Адольфовна (1916)

Вторник, 29 Ноября 2016 г. 05:08 + в цитатник

Пинчер Амалия Адольфовна (1916)

Сложные повороты во внешней политике СССР второй половины 30-х годов оказали прямое влияние на судьбу поволжских немцев - одного из крупнейших национальных анклавов внутри страны. Отношения с Германией колебались от открытого политического соперничества и противоборства (со времен Веймарской республики и в первые годы после прихода к власти нацистов), до молчаливого одобрения (после заключения пакта Молотова - Риббентропа), прежде чем вылиться в прямое военное столкновение с 1941-го года.

Пример одной частной истории на фоне всех этих противоречий - Амалия Адольфовна Пинчер, арестованная в 1937-м году как "социально-опасный элемент", а затем, в 1941-м высланная на вечное спецпоселение в Казахстан. Дата реабилитации - 30 мая 2011 года.

http://bit.ly/2fvWOuQ

 

 

***
«Открытый список» (ru.openlist.wiki) – база данных жертв политических репрессий, в ней мы собираем информацию о людях, пострадавших от государственного террора в период с 1917-го по 1991 год. Все, у кого есть воспоминания, фотографии, документы, любые материалы, которыми нужно поделиться — могут свободно опубликовать свои истории в «Открытом списке». Пишите нам на info@openlist.wiki

Фото Открытый список.
 

Пересчет голосов в США: Клинтон станет президентом?

Четверг, 24 Ноября 2016 г. 02:43 + в цитатник
uainfo.org/blognews/1479908...?_utl_t=li

Hillary Clinton being urged to challenge results as blame game begins over her loss

Charis Chang, news.com.au

HILLARY Clinton is being urged to call for a recount in three crucial states where some experts believe results may have been hacked.

Voting-rights lawyer John Bonifaz and prominent computer scientist J Alex Halderman of the University of Michigan, are part of a group of experts who believe results in Wisconsin, Michigan and Pennsylvania may have been manipulated or hacked, New York Magazine reports.

The group is lobbying Ms Clinton’s team to request an independent review as soon as possible, to count the paper ballots and compare them to the electronic results.

While the group did not find evidence of hacking, their analysis found Ms Clinton received 7 per cent fewer votes in counties that relied on electronic-voting machines, compared to areas that used optical scanners and paper ballots.

They believe this may have cost Ms Clinton up to 30,000 votes, a potentially game-changing number if you consider she lost Wisconsin by 27,000.

If she won all three states she could overturn the outcome of the election.

“America’s voting machines have serious cybersecurity problems,” Mr Halderman explained in a blogpost.

“We’ve been pointing out for years that voting machines are computers, and they have reprogrammable software, so if attackers can modify that software by infecting the machines with malware, they can cause the machines to give any answer whatsoever.”

Mr Halderman, a leading authority on voting system security, said the only way to know whether a cyberattack changed the result was to examine the paper ballots in crucial states.

“Unfortunately, nobody is ever going to examine that evidence unless candidates in those states act now, in the next several days, to petition for recounts,” he said.

 

Mr Halderman is not the only one calling for an recount. There are growing calls for the election to be audited over fears of foreign interference.

US intelligence agencies have already blamed the Russian government for leaking emails from the Democratic Party in an attempt to influence the US election.

Russian hackers are believed to be behind cyberattacks on a contractor for Florida’s election system that may have exposed the personal data of voters, which followed similar hacks on the voter registration system in Illinois and Arizona earlier this year.

Pro-Moscow hacking collective CyberBerkut is believed to be responsible for causing havoc ahead of the Ukraine election in 2014.

Another electronic voting expert, Barbara Simons, is part of a loose coalition which is expected to deliver a report highlighting its concerns early next week.

“I’m interested in verifying the vote,” Dr Simons, an adviser to the US election assistance commission, toldThe Guardian. “We need to have post-election ballot audits.”

FINGER POINTING OVER LOSS

Meanwhile, the blame game has started among those trying to come to terms with Ms Clinton’s loss.

The finger pointing is not aimed exclusively at Ms Clinton with some criticising the system and questioning how such a flawed candidate was allowed to run in the first place.

As a New York Times article noted, much of the Democratic Party rallied around her bid for the White House, including US President Barack Obama. They helped “clear the field and ensure her an easy road to the White House”.

Other prominent Democrats who considered running, including senators Kirsten Gillibrand and Amy Klobuchar, didn’t nominate after Ms Clinton declared she would run. The only Democrat who ran against her was Martin O’Malley.

“There wasn’t anyone who was going to push her off the stage after she paid her dues and did her time and got close in ’08,” Matt Bennett, the president of Democratic organisation Third Way, told the Times.

“She was the secretary of state and had Obama’s backing. She was as much an anointed candidate as a vice president would have been.”

The anointed one: US Democratic presidential nominee Hillary Clinton with US President Barack Obama on the final night of the election campaign. Picture: Kena Betancur/AFP

But Ms Clinton has always been a flawed candidate who struggled to appeal to white, working-class voters. Her shortcomings were highlighted during the Democratic primaries when she lost states like Michigan and Wisconsin to rival presidential candidate Bernie Sanders.

“The conventional political wisdom of insider Washington thought it knew better than the voters who still get to decide elections in America,” Tad Devine, a senior adviser to Mr Sanders, told the Times.

“And it paved the way for a nominee who failed to do the one thing that a winning candidate must do — make their campaign about the future.”

Critics say the Democratic Party ignored signs Americans wanted change.

“You can look at the fact that for the entire election cycle, you had a change electorate, where 60 per cent of the people felt the country was going in the wrong direction,” Anita Dunn, Mr Obama’s communications director, said.

Some are now blaming the Democratic National Committee, which is in charge of strategy for presidential campaigns, and even Barack Obama.

Mr O’Malley, who ran unsuccessfully against Ms Clinton in the primaries, is reportedly furious about the favouritism the committee showed towards her, and wants to reduce the influence of the “super delegates” who helped her get across the line.

Former chair of the committee Debbie Wasserman Schultz, 49, resigned abruptly in July after Wikileaks posted leaked emails that appeared to show that the committee was favouring Ms Clinton over Mr Sanders.

Claims that Hillary Clinton was favoured by the DNC over independent Senator Bernie Sanders. Picture: Nati Harnik

There are now signs of an “ugly fight” brewing over who will become the next chair, that could become a face-off between who Mr Sanders supports, versus the candidate Ms Clinton wants.

OBAMA ALSO BLAMED

Mr Obama was one of the figures who tried to help Ms Clinton, and he is also being blamed for the loss.

Columnist Kelly Riddell argued in The Washington Times, that Mr Obama’s radical agenda of supporting climate change action and Obamacare, which saw job losses and rising costs among middle-class America, may ultimately have hurt the Democratic Party.

Another problem was that his supporters didn’t vote for Ms Clinton.

“African-Americans and young voters didn’t show up for Ms Clinton, meaning his winning coalition isn’t transferable,” Ms Riddell wrote. “It was built entirely on his own personality and popularity that transcended actual policy results.

“Was Mrs Clinton an incredibly flawed candidate? Absolutely. But thinking she could run as Mr Obama’s third-term — without being Mr Obama — was her team’s ultimate failure.”

THE PARTY NEEDS RENEWAL

Ms Clinton’s loss has left a power vacuum in the party and highlighted how little up-and-coming talent there is ready to become the Democrat Party’s next leaders.

While Mr Sanders is popular, he is already 75 years old and unlikely to run for president again in four years’ time. Other contenders are also ageing, including Elizabeth Warren, 71. Younger candidates are unproven or have other issues.

Older members of the Democrat leadership are now facing calls for renewal.

In particular, critics have set their sights on Nancy Pelosi, 76, who is leader of the Democratic Party in the US House of Representatives.

Ms Pelosi is an impressive fundraiser who has led the party for more than a decade but some say her time is up. Her second-in-command is Steny Hoyer, 77, followed by Assistant Democratic Leader Jim Clyburn, 76.

In comparison, the Republicans are led by a relatively young Paul Ryan, 46, as Speaker and Kevin McCarthy, 51 as Majority Leader.

Challenger Tim Ryan has asked how bad things have to get before change happens.

“We lost 68 seats since 2010, we have the lowest number we’ve had in our caucus since 1929,” Mr Ryan said on Fox & Friends. “The question is, how bad does it have to get before we recognise we have a change?”

Time for change? Nancy Pelosi signs a health reform bill in 2010 when she was House Speaker. Picture: Manuel Balce Ceneta/AP

In the Senate, Charles Schumer, 65 is set to replace Democratic leader Harry Reid, 76, when he retires at the end of this term. But the second ranking Democrat is Dick Durbin, 71, followed by Patty Murray, 66.

“As a matter ofstrategy, it is critical now that Democrats become purposeful about the hand-off from ageing boomers to the next generation, helping them prepare to lead the party and the country,” Simon Rosenberg, president of the NDN think tank, told Politico.

“Our future is with those under 45, and the next (DNC) chair needs to be able to lead a national effort to excite and engage the emerging electorate that holds promise for our party.”

Originally published as Hillary urged to challenge resultsПересчет голосов в США: Клинтон станет президентом?


Метки:  

Управление ФСБ по Москве закупит французские шторы на 1,8 млн руб. Подробнее на РБК: http://www.rbc.ru/rbcfreenews/5832a1f89a794725f8dcaed7

Понедельник, 21 Ноября 2016 г. 18:15 + в цитатник

http://www.rbc.ru/rbcfreenews/5832a1f89a794725f8dcaed7

Управление Федеральной службы безопасности России по Москве и Московской области закупит французские шторы на 1,8 млн руб. Соответствующая заявка опубликована на сайте государственных закупок.

Планируется закупить два вида штор, следует из заявки УФСБ. Ведомство закупит восемь комплектов первого вида по цене 82 тыс. руб. каждый и четыре комплекта второго вида по цене 280 тыс. руб. каждый. Согласно материалам на сайте госзакупок, срок исполнения контракта — декабрь 2016 года, а дата проведения аукциона назначена на 5 декабря.

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/rbcfreenews/5832a1f89a794725f8dcaed7


Speech PM and Chancellor Merkel statements: 18 November

Суббота, 19 Ноября 2016 г. 09:59 + в цитатник

https://www.gov.uk/government/speeches/pm-and-chan...kel-statements-18-november-201

 2016

 

The Prime Minister met President Obama, Chancellor Merkel, President Hollande, Prime Minister Renzi and Prime Minister Rajoy in Berlin.

Prime Minister Theresa May

Thank you very much Angela, thank you for your welcome today. I’m delighted to be making my second visit to Berlin as Prime Minister of the UK. Thank you for bringing the group together this morning because it gave us an opportunity to thank President Obama for the contribution that he has made over the years and to wish him well for the future, but also to discuss a number of the key challenges that we face – Daesh, Syria, Russia, migration – challenges that we will deal with by working together, by working collectively.

That’s what we’ve always done as Britain and Germany, it’s what the UK will continue to do when we leave the European Union, including through international groupings such as this. On Syria of course, looking at Aleppo, we were united in our condemnation of the atrocities that are taking place there. We agreed the need to keep up the pressure on Russia, including the possibility of sanctions on those who breach international humanitarian law.

On migration, I think we want to galvanise a greater international response including looking at what can be done through the G7 and the G20 next year. Of course, in our bilateral this afternoon we will be able to look at a number of issues as we look ahead to the December European Council, where migration and security will be discussed, and there on migration I think we will be looking for, and we support, EU actions to work in source countries to deal with the root causes of migration.

On security, as was discussed at the Foreign Affairs Council earlier this week, we support efforts to strengthen European security where those complement NATO, and as I said by working together on a number of these issues, these are the ways in which we can solve the problems and challenges that we’re facing. I will be able to update Chancellor Merkel on where we are with our Brexit preparations – our work is on track, we do stand ready to trigger Article 50 by the end of March 2017, that’s next year, and I want to see this as a smooth process, an orderly process, working towards a solution that is in the interests of both the United Kingdom but also in the interests of our European partners too.

Chancellor Merkel

Now we have the opportunity to discuss bilateral matters and issues that we need to jointly sort in the European Union. I am glad to have the opportunity for this exchange of views. We will not be able to discuss in depth the issue of the UK’s decision to leave the EU, because the Prime Minister has said that she will make the request to invoke Article 50 by the end of March at the latest. We accept that and are waiting for this request.

But there are of course a variety of shared challenges which we will discuss in depth, particularly the issue of migration and partnership with the African continent. Also important of course is the broader economic situation in Europe and the world. Germany will take on the G20 Presidency on 1 December and we will also discuss the co-operation in the preparations for G20, G7 and in NATO. So this is a good opportunity for an exchange of views, and so welcome to Berlin, Theresa.

Share this page


О государстве

Пятница, 18 Ноября 2016 г. 16:09 + в цитатник

http://gefter.ru/archive/20063

 Профессор Бурдьё. Академические лекции 1990-х годов

Профессора18.11.2016 // 24
Пьер Бурдьёhttp://img.gefter.ru/2016/11/pierre_bourdieu-293x220.jpg 293w, http://img.gefter.ru/2016/11/pierre_bourdieu-533x400.jpg 533w" style="margin: 0px; padding: 0px; border: 0px; outline: 0px; vertical-align: top; background-image: initial; background-position: initial; background-size: initial; background-repeat: initial; background-attachment: initial; background-origin: initial; background-clip: initial; max-width: 510px; height: auto;" width="640" />
© Marta Nascimento/REA, via AlterEcoPlus

От редакции: Благодарим издательский дом «Дело» РАНХиГС за предоставленную возможность публикации фрагмента русского перевода сборника лекций Пьера Бурдьё «О государстве», прочитанных в Коллеж де Франс в 1989–1992 годах.

Лекция 5 декабря 1991 года

Программа социальной истории политических идей и государства. — Интерес к незаинтересованности. — Юристы и универсальное. — (Ложная) проблема Французской революции. — Государство и нация. — Государство как «гражданская религия». — Национальность и гражданство: противоположность французской модели и немецкой. — Борьба интересов и борьба с участием бессознательного в политическом споре.

Программа социальной истории политических идей и государства

Сегодня я хотел бы вкратце повторить то, что пытался представить в последний раз, и дать вам нечто вроде обзорного описания процесса построения нации послереволюционного периода. Я обрисовал постепенный подъем профессиональных служащих, то есть культурного капитала как условия доступа к власти и как инструмента воспроизводства власти. По сути, постепенно складывается не что иное, как социальное пространство того типа, что нам известно сегодня и чья структура опирается на два больших принципа: экономический принцип и культурный. Иначе говоря, благодаря возвышению служащих возвышается и культурный капитал как инструмент дифференциации и воспроизводства. В прошлый раз я упоминал о борьбе между служащими и указал на то, что значительная часть юридических продуктов, как и культурных, может и должна пониматься в соотнесении с пространством производителей этих представлений. Я указал, как формировалось юридическое поле, что привело к дифференциации пространства позиций, которому соответствует пространство поддерживаемых мнений. Я хотел также показать, как на основе самого юридического поля постепенно стало формироваться бюрократическое пространство. Я вкратце упомянул пересечения между религиозным полем, бюрократическим и собственно юридическим. Наконец, я мимоходом указал на то, что для понимания этого процесса создания представлений, элементом которых является государство, необходимо учитывать рождающееся литературное поле, которое, по крайней мере в абсолютистский период и, несомненно, впоследствии, в частности при посредстве философов, участвовало в процессе выработки этих представлений.

Я предположил, что для понимания этого процесса изобретений, итогом которого является государство и в котором определенную роль играет изобретение теорий государства, нужно или хотелось бы — это скорее программа [исследования], а не констатация — описать и тщательнейшим образом проанализировать различные качества производителей и соотнести их с качествами продуктов. Я также указал вам на то, что эти теории государства, которые преподают, следуя логике истории идей, и которые некоторые современные историки берутся изучать как нечто независимое и самостоятельное, не соотнося их с социальными условиями их производства, связаны с социальной реальностью двумя способами, а потому нет никакого смысла изучать эти идеи так, словно бы они свалились с некоего интеллигибельного неба, то есть безо всякой отсылки к агентам, их производящим, и, главное, к условиям, в которых эти агенты их производят, или, в частности, к конкурентным отношениям, в которых эти агенты находятся. То есть идеи связаны с социальным с этой стороны, и в то же время они играют роль несомненного детерминирующего фактора, поскольку вносят вклад в построение тех социальных реалий, которые нам известны. Сегодня [мы наблюдаем] некое возвращение к наиболее «первобытным» формам истории идей, то есть к своего рода идеалистической истории идей, подобной, например, религиозной истории религии. При таком методологическом регрессе часто сохраняется отношение между идеями и институтами, но забывают, что эти идеи сами рождаются в борьбе внутри институтов и что понять их в полной мере можно только в том случае, если видеть в них одновременно продукт социальных условий и производителей социальных реалий, строителей социальной реальности.

bourdieu-coverhttp://img.gefter.ru/2016/11/Bourdieu-cover-293x220.jpg 293w, http://img.gefter.ru/2016/11/Bourdieu-cover-533x400.jpg 533w" style="margin: 0px; padding: 0px; border: 0px; outline: 0px; vertical-align: top; background-image: initial; background-position: initial; background-size: initial; background-repeat: initial; background-attachment: initial; background-origin: initial; background-clip: initial;" width="640" />

Иначе говоря, история философии, как ей занимался бы социолог, отличается от истории политической философии, как ею обычно занимаются. [Взять пример] такого вот смешного трактата, который вышел во Франции, под авторством Франсуа Шателе, Оливье Дюамеля и Эвелин Пизье, которая сегодня занимает важную должность [1]: это, с моей точки зрения, совершенно невообразимое сочинение, в котором политические идеи трактуются так, словно бы они были продуктом своего рода теоретического партеногенеза, словно бы теоретические идеи рождались от других теоретических идей и сами заводили себе маленькие теоретические идеи… В действительности социальной историей политической философии и философии в целом нужно заниматься не так: история философии по рекомендованному мной рецепту уже существует, но пока на ранних этапах [2]. То же самое относится к праву: философия и право — две дисциплины, которые сохранили монополию на свою собственную историю и которые по этой причине занимаются внутренней историей, то есть историей без агентов. Тогда как [социальная] история политической философии — та, что учитывает пространство, внутри которого производятся политические идеи, вместе со всем тем, о чем я говорил, то есть, с одной стороны, вместе с определенными конфликтами короля и парламента, с борьбой между парламентариями, борьбой между различными секторами юридическо-бюрократического поля и, с другой стороны, вместе с той историей политической философии, которая включается просто в историю. Одна из трагедий истории как науки, которой занимаются [в наши дни], состоит в том, что она согласилась с разделением дисциплин и позволила отрезать от себя историю наук, историю техники и историю права. Знаменитая школа «Анналов», которая претендует на интеграцию [этих аспектов], в действительности ничего такого не делает: она фактически соглашается с этим разделением, поскольку история наук является обособленной специальностью, гораздо больше, кстати говоря, занятой эпистемологией, то есть претенциозными размышлениями о практике науки, чем собственно историей наук.

То, что я говорю здесь, имеет программный характер, но это довольно важная программа, поскольку речь должна идти об истории философии, истории права, истории наук, в которых идеи изучались бы как социальные конструкции, способные обладать определенной независимостью от социальных условий, продуктом которых они являются — я этого не отрицаю, — но при этом способные вступать в отношение с историческими условиями, причем не так, как говорят историки идей, не за счет влияния: они вступают в игру на гораздо более сильных правах. Вот почему уступка, которую я сделал истории идей, была ненастоящей — ничего особенного я ей не уступаю, — поскольку идеи вступают в игру в качестве собственно инструментов построения реальности. У них есть материальная функция: все, что я говорил на этих лекциях, опирается на мысль о том, что идеи делают вещи, что идеи создают реальность, так что мировоззрение, точка зрения, номос, все эти вещи, которые я упоминал сто раз, участвуют в построении реальности, а потому даже самые чистые, самые абстрактные виды борьбы, которые могут развертываться внутри религиозного, юридического и т.д. поля, всегда в конечном счете соотносятся с реальностью, как в своем истоке, так и в своих последствиях, которые очень даже действенны. И я думаю, что невозможно заниматься историей государства, если соотносить государство в той форме, в какой мы его знаем, с экономическими условиями, в которых оно функционирует, как того требует определенная разновидность марксистской традиции.

Все это, следовательно, нужно для того, чтобы сказать, что мои наброски, программу, мной намеченную, еще только предстоит исполнить и для этого потребуется история другого типа. […] Я уже сто раз говорил: историки из всех ученых самые нерефлексивные, и они очень редко применяют к самим себе историческую науку, которой могут овладеть; история такого типа интересна еще и тем, что [она означала бы необходимость] написать рефлексивную историю, историю нашего собственного мышления. То, что я называю «габитусом», — это своего рода «историческое трансцендентальное»: наши «категории восприятия», если говорить словами Канта, исторически сконструированы, и очевидно, что заниматься историей генезиса государственных структур — значит заниматься историей нашего собственного мышления, то есть реальной историей наших собственных мыслительных инструментов, нашей собственной мысли. Иначе говоря, это означает, по моему мнению, действительную реализацию одной из бесспорных программ философской традиции… Я сожалею о том, что не могу представить вам эту программу. Быть может, она будет осуществлена, но она поистине огромна: намного проще рассуждать об априорных категориях, у которых действительно выявляются все признаки априори, но лишь по причине забвения генезиса, что является одним из эффектов обучения чему бы то ни было. Успешное обучение — это обучение, которое заставляет о себе забыть. Вот в каком-то смысле философия, если можно так сказать, описывающая то, как я работал с генезисом государства, и это первый вывод из моих исследований.


Интерес к незаинтересованности [3]

Второй вывод: эти теории государства, которые вносят вклад в построение государства и, следовательно, в реальность того государства, которое нам известно, являются продуктами социальных агентов, расположенных в социальном пространстве. Как я уже неоднократно указывал на предыдущих лекциях, носители мантии, юристы — это люди, которые заинтересованы в государстве и которые, чтобы добиться победы своих интересов, должны добиться победы государства: они заинтересованы в публичном и универсальном. Мысль о том, что определенные социальные категории заинтересованы в универсальном, — это материализм, который нисколько не умаляет универсальное. Я думаю, что любой ценой желать того, чтобы чистые вещи были продуктом чистых актов, — это своего рода идеалистическая наивность. Если мы занимаемся социологией, мы начинаем понимать, что принципом самых чистых вещей могут быть совершенно нечистые влечения. Наиболее яркий пример являет собой наука, в которой совершенно очевидно то, что ученые, которых либо прославляют, либо списывают со счетов, — такие же люди, как и все, что они вступили в игру, вступить в которую сложно, причем эта сложность все время увеличивается; и даже в этой игре они вынуждены играть по правилам, являющимся правилами незаинтересованности, объективности, нейтральности и т.д. [4]. Иначе говоря, чтобы выразить свои влечения, — то, что Кант называл «патологическим субъектом», — они должны их сублимировать. Научное поле, юридическое или религиозное поле — это место сублимации, с определенной цензурой: «Не геометр да не войдет» [5]. […] Я показал это на примере Хайдеггера [6]: ему надо было высказать какие-то нацистские мысли, но он мог выразить их лишь в том случае, если они казались чем-то иным; впрочем, он думал, что они не нацистские, и взялся за Канта…

Логика чистых универсумов, этих чистых игр — это своего рода алхимия, которая создает чистое из нечистого, незаинтересованное из интереса, поскольку есть люди, у которых есть интерес к незаинтересованному: ученый — это тот, кто заинтересован в незаинтересованности. С точки зрения исследователя, который всегда ищет то или иное основание, можно даже подумать, что, имея дело с самыми бескорыстными из действий, всеми теми вещами, которые неизменно прославляются, гуманитарными акциями, всегда можно поставить вопрос: какой у этого человека интерес делать все это? Почему он это делает? Я уже упоминал несколько лет назад проблему salos [безумца] — очень странного персонажа, которого изучал мой друг Жильбер Дагрон [7], героя, который в Византии X века выступал против любых моральных норм, бросая своего рода этический вызов фарисейству в этике. Опасаясь того, что он получит выгоду, состоящую в респектабельности, почтенности, достоинстве, — то есть все те типичные выгоды фарисейства, которые многие интеллектуалы присваивают ежедневно, — он поставил себя в невозможное положение, делал ужасные вещи, вел себя, как свинья, и т.п. Именно этот своеобразный парадокс чистоты в нечистоте весьма наглядно поднимает вопрос: делает ли он добро? Какое благо он извлекает из того факта, что делает добро? Не существует ли порочного способа утверждать свою непреклонность, чистоту, свое благородство и достоинство, например, в своего рода показном ригоризме?

Вот вопросы, которые являются вопросами историческими и социологическими. Это не обязательно приводит к цинизму; на самом деле в результате можно себе сказать, что в основе самых добрых дел не обязательно лежит ангельская природа. Социальная наука учит своего рода реализму… Я считаю, что намного спокойнее, когда люди делают хорошие вещи, потому что они вынуждены, думаю, что это намного спокойнее. Собственно, Кант говорил, что, возможно, никогда не было ни одного нравственного поступка: он хорошо понимал, что, если силы, на которые мы можем рассчитывать в нравственных поступках, мы должны черпать исключительно в самих себе, мы далеко не уйдем. Это подразумевается в анализе, мной проведенном, это своего рода реалистическая философия идеала, философия, которая, быть может, является единственным реалистическим способом защиты идеала, и это никакой не цинизм: чтобы был возможен идеал, необходимо, чтобы были выполнены условия, допускающие наличие у многих людей интереса к идеалу. Из этого вытекают определенные следствия [в плане] политических стратегий, например, если мы хотим, чтобы в партиях не было коррупции… Я не буду это дальше развивать, этого достаточно, чтобы вы поняли, какая философия стоит за моим анализом [8].


Юристы и универсальное

Итак, эти юристы продвигают универсальное: они изобрели ряд социальных форм и представлений, специально заданных в качестве универсальных. Я хотел показать, что у них были разные интересы к универсальному, и в [в силу этого] они создали этот универсум — юридический универсум, в котором, чтобы добиться победы, нужно было апеллировать к универсальному. То есть нужно было уметь показать, что одни тезисы или предложения универсализировать проще других, — [это соответствует] кантовским критериям, — то есть что они меньше зависели от частных интересов: «Я говорю это потому, что это хорошо для всех людей, а не только для меня». Естественно, тот, кто так говорит, тут же подвергается марксистской критике: «А не является ли твоя речь идеологической?»; «Не довольствуешься ли ты тем, что обобщаешь свою частную заинтересованность?» Профессионалы универсального — это виртуозы искусства универсализации своих частных интересов: они производят универсальное и одновременно стратегии универсализации, то есть они умеют виртуозно имитировать универсальное и выдавать свои частные интересы за всеобщие… Вот и проблема: мы не можем ограничиваться такими [четко разделенными позициями]. Социальный мир […] — это мир, в котором очень сложно мыслить по-манихейски, и именно поэтому очень мало хороших социологов: социология требует мышления, которое редко встретишь в обыденной жизни, нестихийного мышления…

Итак, эти юристы заинтересованы в публичном. Например, как многие отмечали, задолго до Революции 1789 года они начинают бороться за то, чтобы признали их прерогативу, то есть их культурный капитал. Они связывают эту прерогативу, которая также и привилегия, с идеей государственной службы, с идеей гражданской добродетели. Наконец, борясь за переворачивание иерархии чинов, за то, чтобы дворяне мантии стали важнее дворян шпаги, они проводят идеи, связанные с юридической компетенцией, идею универсального: это люди, у которых есть частный интерес к общественному интересу. Этот вопрос можно поставить в очень общих категориях… Очевидно, я лишь поставлю этот вопрос, но думаю, что порой полезно просто поставить вопрос, даже если не знаешь, как на него полностью ответить; и я ставлю его по поводу одного конкретного случая, но думаю, что нужно было бы поставить вопрос об интересе к публичному в его наиболее общей форме. Как в дифференцированном обществе распределяется интерес к публичному? Например, кто больше заинтересован в публичном — богатые или бедные? Существует ли значимое статистическое отношение между интересом к общему интересу и позицией в социальном пространстве? Есть и мистические решения этого вопроса: пролетариат как всеобщий класс — один из ответов на такой вопрос; наиболее обездоленные, наиболее угнетенные и всего лишенные заинтересованы в универсальном. И, как всегда у Маркса, это почти так… Я говорю «почти так», поскольку [это было если не опровергнуто, то, по крайней мере, скорректировано] работами ряда экономистов, которые много занимались публичными интересами, тем, что такое публичный интерес, спецификой общественных благ и специфической логикой их потребления.

(Один из этих экономистов, Джеймс Бьюкенен, в статье, которая показалась мне очень яркой, о клубах, об интересе к функционированию в форме клуба [9], пишет: «Оптимальный размер клуба для произвольного количества благ стремится к уменьшению по мере того, как реальный доход индивида увеличивается». Иначе говоря, чем более высокие у вас доходы, тем больше вы заинтересованы в ограниченных клубах: «Клубы [демонстрирующие публичный характер (publicness), когда доходы низки, стремятся] стать частными по мере того, как доходы увеличиваются» [10]. [Бьюкенен] в качестве примера берет кооперативы и показывает, что чаще они встречаются среди групп с низким доходом, чем среди групп с высоким доходом, при прочих равных условиях. Иначе говоря, то, что было общественным <public>, стремится стать частным: общественного мы держимся только тогда, когда не можем иначе… Есть и более старая статья Сэмюэльсона в журнале Economics and Statistics за 1954 год по теории общественных благ [11]. В этой статье можно найти начало ответа на вопрос, который я поставил в наиболее общей форме. Можно было бы сказать, что индивидуализм, о котором сегодня много говорят, усиливается вместе с ростом дохода и, наоборот, что солидарность стремится к росту с понижением дохода, то есть когда растет бедность. Это просто гипотеза: ассоциации бедных — это вынужденные ассоциации людей, которые более других расположены к ассоциации, у которых более ассоциативный габитус, поскольку в период взросления и после него они, чтобы выжить, должны ассоциироваться. То есть можно подумать, что применение ассоциации стремится сойти на нет, как только от нее можно избавиться, то есть когда появляются средства без нее обойтись, — что не означает, что это линейное развитие: существуют ассоциации бедных, но существуют также и ассоциации богатых. […] Ассоциации богатых, то есть избирательные ассоциации, вроде клубов, независимы, это ассоциации людей, которые преумножают свой капитал, объединяясь с людьми, у которых есть капитал, то есть они не детерминированы нуждой. В работах, проведенных мной, когда писалась книга «Различение», я смог заметить, что созданием клубов, этих предприятий по созданию коллективно контролируемого социального и символического капитала, управляют почти что рационально: нужны свадебные генералы, нужно провести большую работу по отбору, выбору членов [12], — совсем не та логика [что в случае обычных ассоциаций]… Это я просто отмечаю в скобках, чтобы вы помнили о проблеме. Вернусь к Французской революции.)


(Ложная) проблема Французской революции

Французская революция… Я очень боюсь использовать такие термины. Я не хочу покончить с Французской революцией за четверть часа (примерно столько времени я ей уделю), я просто хочу сказать, что в той логике, которой я придерживался до сего момента, можно поставить ряд вопросов касательно Французской революции, на которые я могу, как мне кажется, ответить за четверть часа… Один из вопросов как раз в том, каким именно образом этот длительный процесс, про который я говорил, выражается во Французской революции. И как вписать ее в этот процесс? Я уже сказал, что, по моему мнению, Французская революция вполне вписывается в этот длительный процесс. Несомненно, она отмечает собой определенный порог, но уж точно не разрыв: она является одним из этапов процесса утверждения, этого возвышения профессиональных служащих, носителей мантии, и она, по сути, отмечает собой триумф носителей мантии. Иначе говоря, она является скорее завершением длительного процесса, который начинается в XII веке, чем абсолютным началом… Скажем, по крайней мере, что она представляет собой как завершение, так и начало. Это дворянство мантии, которое задолго до революции разработало новое представление о государстве, то есть создало целый универсум понятий — таких как понятие республики, — станет господствующей категорией, государственной знатью, создав территориальное государство и единую нацию. Иначе говоря, ее триумф — это триумф современного государства, то есть национального государства. Таким образом, эта государственная знать одновременно создает новый институт и присваивает себе квазимонополию на специфические прибыли, с ним связанные.

На прошлой неделе я упоминал Дени Рише, который говорил о фискальном капитализме, существовавшем в XVIII веке: он показал, как государство по мере своего развития порождало новый вид капитала, специфический государственный капитал, одновременно материальный и символический, функционирующий в качестве метакапитала, то есть своеобразной власти над другими видами капитала; это капитал, который дает власть над другими видами капитала, включая экономический. В то же время этот публичный капитал, капитал общего интереса или публичная власть, — это инструмент социальной борьбы и при этом главная ставка различных видов социальной борьбы. «Послереволюционное» государство — и здесь я, если бы мог, поставил бы кавычки вокруг всех слов, которые говорю, — является местом определенной борьбы, одновременно инструментом и ставкой непрерывной борьбы за присвоение специфических прибылей, которые оно дает, то есть, в частности, за перераспределение этого метакапитала, в нем сосредоточенного. Много говорили об экономическом капитале и перераспределении экономических прибылей, например в форме заработной платы и т.п., но [надо также проанализировать] перераспределение символического капитала в форме кредита, доверия, авторитета и т.д.

Все споры о Французской революции как революции буржуазной — это ложные споры. Я думаю, что проблемы, поднятые Марксом по поводу государства, Французской революции и революции 1848 года, — это все катастрофические проблемы, которые были навязаны всем, кто думает о государстве, причем в любой стране: японцы спрашивают себя, действительно ли у них была Французская революция; англичане говорят: «Нет, у нас ее не было, это просто невозможно». Во всех странах люди говорят себе: «Но если у нас не было Французской революции, значит, мы не современны…» Марксистская проблематика была навязана и марксистскому универсуму, и за его пределами как проблематика абсолютная, и все революции стали мерить аршином революции французской, что сопровождалось совершенно невероятным этноцентризмом. Я хочу сказать, что, по моему мнению, эти проблемы можно устранить, по крайней мере, я в этом убежден, поэтому и говорю вам, но это не значит, что нет других вопросов, кроме тех, что я пытаюсь поставить. Я думаю, однако, что марксистские сюжеты заслонили вопрос, который я хочу сформулировать, — вопрос о том, не поставили ли себя основатели современного государства в такое положение, в котором они могли гарантировать себе монополию, не монополизировали ли они ту монополию, которую создавали.

Макс Вебер говорит, что государство — это монополия на легитимное насилие. Я же поправляю его так: это монополия на легитимное физическое и символическое насилие. Борьба за государство — это борьба за монополию над этой монополией, и я думаю, что основатели современного государства поставили себя в положение, в котором у них были все шансы выиграть в этой борьбе за монополию, о чем свидетельствует сохранение того, что я называю государственной знатью. Я опубликовал книгу «Государственная знать» в 1989 году, чтобы показать, что Французская революция в самом главном вопросе ничего не изменила… Монополизация юридического капитала и культурного капитала при посредстве доступа к государственному капиталу как разновидности культурного капитала обеспечила закрепление господствующей группы, власть которой опирается в значительной степени на культурный капитал, — отсюда значение всех исследований, показывающих отношение между распределением культурного капитала и позицией в социальном пространстве. Все исследования образования на самом деле представляют собой исследования государства и его воспроизводства. Я не буду развивать здесь далее эту тему, я развил ее в прошлом году, и здесь я просто в какой-то мере возвращаюсь к предшествующим выкладкам.


Государство и нация

Тем не менее эти носители мантии, непосредственно заинтересованные в создании государства, заставили государство двигаться в сторону универсальности: если вспомнить приведенное мной противопоставление, династический принцип был заменен юридическим, причем как нельзя более грубым и решительным образом: его попросту казнили на гильотине… О смерти короля было много споров: возможно, физическая смерть короля стала символическим разрывом, необходимым, чтобы утвердить необратимость установления принципа юридического типа, противоположного принципу династическому. [Юристы] своей собственной борьбой, обусловленной их интересами, произвели — о чем говорили сто раз — национальное государство, государство, унифицированное вопреки наличию регионов и провинций, но также вопреки разделению классов: они провели работу по унификации, которая является одновременно «трансрегиональной» и «трансклассовой», то есть, если можно так сказать, «транссоциальной». Здесь я хочу вкратце описать три наиболее важных достижения: появление понятия государства, нации в современном смысле слова — я объясню, что это значит; затем рождение «публичного пространства» — я говорю «публичное пространство», следуя всем этим вербальным автоматизмам, но мне очень не нравится это выражение и то, что пришлось так сказать, — [то есть появление] обособленного политического поля, легитимного политического поля; наконец, генезис понятия гражданина как противоположности понятия подданного. (Эту лекцию мне, несомненно, прочитать сложнее всего, поскольку здесь мы постоянно касаемся тривиальных вещей, которые всеми повторялись по сотне раз, и на каждом слове возникает впечатление, что все это уже видели и слышали, хотя стараешься сказать нечто совершенно другое, не будучи в этом уверен… Я рассказываю вам о собственных психологических состояниях, чтобы вы понимали мои колебания.)

[Юристы] создают национальное государство; вкратце можно сказать так: они создают государство, которому поручают создать нацию. Я думаю, что [этот момент] совершенно оригинален; я вскоре сравню его с немецкой ситуацией. Немецкая модель очень интересна, поскольку это романтическая модель (тогда как французская модель более характерна для XVIII века): сначала есть язык, нация, Гердер [13], а потом государство, и государство выражает нацию. Французские революционеры ничем таким не занимаются: они создают универсальное государство, и это государство создаст нацию за счет образования, армии и т.д. Есть одно высказывание Тальена, которое можно было бы вынести в эпиграф: «Единственные иностранцы во Франции — это плохие граждане» [14]. Это очень хорошая формулировка, типично французская политико-юридическая максима: гражданином является всякий, кто соответствует определению хорошего гражданина, то есть всякий, кто универсален; следовательно, у каждого человека есть права человека, и все — граждане. Это юридическо-политическое, универсалистское представление, очевидно, соответствует компетенции и одновременно интересам юристов, это мысль юриста… но нужно прояснить аналогию. Я не раз упоминал книгу Бенедикта Андерсона «Воображаемые сообщества» [


Американская «мечта» Соединенные Штаты разрушают себя как либеральная

Пятница, 18 Ноября 2016 г. 15:51 + в цитатник

amerikanskaja-mechta-154/

Соединенные Штаты разрушают себя как либеральная страна.

В сердце Соединенных Штатов Америки и в сердце всего западного мира произошла политическая катастрофа небывалых масштабов. Хиллари Клинтон признала свое поражение, а Дональд Трамп заявил о своей победе. Красный цвет, нанесенный на политическую карту страны, – четкое тому свидетельство. Собственно, ныне все должно было бы остановиться, замереть. Потому что в который раз все, буквально все ошиблись: все опросы, все социологи и подавляющее большинство авторитетных средств массовой информации. Та же история, что и с Brexit, только намного хуже. Речь о 9 ноября.

Что означает избрание Трампа президентом для каждого из нас? Для НАТО? Для так называемого западного сообщества ценностей и для европейцев? Это вопросы, которые как никогда прежде требуют безотлагательного ответа. Вполне возможно, что президентство Трампа приведет к тому, что мы, европейцы, наконец, поднатужимся и возьмем себя в руки. Но в каком смысле? Поляризация, сделавшая возможной победу Трампа, нам хорошо знакома. Потому что перед всеми нами встали одни из самых болезненных вопросов: о чем говорит шокирующий триумф Трампа и как его видят сами прогрессивные силы? Каков сегодня масштаб оторванности от реальности прогрессивных, либеральных, просвещенных элит? Мы оказались совершенно беспомощными перед большинством избирателей, которые голосуют за Трампа, за Brexit, а, возможно, скоро и позволят Марин Ле Пен занять самую высокую должность.

А среди ваших знакомых есть хотя бы один почитатель Трампа?

Потрясенный Пол Кругман пишет сегодня в газете The New York Times о неизвестной стране на своей родине. Он прав. В большинстве случаев мы, считающие себя просвещенными людьми, незнакомы лично ни с одним избирателем Трампа, или же его европейским или немецким эквивалентом. В Facebook кого-то подобного ему мы бы уже давно удалили из своих друзей. А среди ваших знакомых есть хотя бы один почитатель Трампа?

Так значит, все технические сети не объединяют, а разъединяют нас? На самом деле несмотря на все технические изыски, мы живем в ХХІ веке на изолированных островках, без контакта и консенсуса вне рамок идеологических родовых границ – но с чудовищами на неведомой земле (Terra Incognita). Это не эпоха политики постправды. Это эпоха параллельных фактов в открытой Вселенной и на различных планетах. Именно поэтому «самые лучшие объяснения» сути политики не помогут добраться до корней проблемы. Для этого нам необходимо покинуть нашу эксклюзивную орбиту.  

Конечно, Трамп – это не Берлин. И даже самые громкие европейские популисты вроде Найджела Фаража в конечном счете все же выгодно отличаются от Трампа времен прошедшей избирательной кампании. И все-таки поражение Клинтон стало пока самой глубокой и абсолютной точкой падения в болезненной серии поражений на выборах, во время которых представители левых и центристских партий не сумели получить большинство, причем во всем мире.

Несомненно, после этого мы стали умнее. Поэтому именно сейчас целесообразно детально разобраться в ошибочных тактических решениях предвыборной кампании Клинтон. Но это несколько расхожее мнение, ведь кампания страдала не столько тактическими, сколько стратегическими недугами. И здесь демократы в основном придерживались той токсической смеси, которая стоила европейским левым и центристским партиям потери большинства в течение нескольких прошедших лет. Верно то, что поражение демократов, с одной стороны, приближала кампания Трампа, организаторы которой сумели отлично воспользоваться слабостью многих СМИ, сделали акцент на зрелищность и использовали это обстоятельство против истеблишмента.

Клинтон стремилась попасть в Белый дом с правами ЛГБТ, поддержкой Уолл-стрит и разноликой Америкой – без «жалкого» белого среднего класса.

Верно и то, что кампания демократов, по меньшей мере, в ее восприятии общественностью, состояла из сочетания прогрессивной политики в области национальной идентичности (с усиленным вниманием к социальным и культурным меньшинствам) и либеральной рыночной экономической политики (с акцентом на спрос). Короче говоря: Клинтон стремилась попасть в Белый дом с правами ЛГБТ, поддержкой Уолл-стрит и разноликой Америкой – без «жалкого» белого среднего класса. Во всяком случае, такой подход читался в общественном восприятии, фигуре самого кандидата и ее биографии. Многим избирателям Клинтон показалась олицетворением существующего положения вещей, которое не только выталкивает ее на экономическую периферию, но и делает объектом морального презрения. Молодые избиратели, которых Клинтон все же удалось убедить, не стали достаточным противовесом этому.

После этих выборов Соединенные Штаты стали немного европейскими. К сожалению, в наше время это не комплимент. Если до сих пор это казалось немыслимым, что остается делать теперь? Какие уроки преподнесла нам победа Трампа? Время для развернутых ответов еще не пришло. Нам нужны не скоропалительные выводы, а долгий и суровый взгляд в зеркало с критическим осмыслением. А в особенно больных местах это необходимо сделать трижды.

Понравился материал? Подписывайтесь на рассылку прямо сейчас.

0 КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ

К этому тексту еще нет комментариев.
ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш комментарий не должен превышать 800 знаков и содержать ссылки на другие сайты.

Соблюдайте, пожалуйста, наши правила комментирования.


Размышления о последних выборах

Вторник, 15 Ноября 2016 г. 22:56 + в цитатник

Без маршрута? Ален Бадью в поисках «иного мира»

Политика14.11.2016 // 2 776
Размышления о последних выборахhttp://img.gefter.ru/2016/11/Donald-Trump-293x220.jpg 293w, http://img.gefter.ru/2016/11/Donald-Trump-533x400.jpg 533w" style="margin: 0px; padding: 0px; border: 0px; outline: 0px; vertical-align: top; background-image: initial; background-position: initial; background-size: initial; background-repeat: initial; background-attachment: initial; background-origin: initial; background-clip: initial; max-width: 510px; height: auto;" width="640" />
© Оригинальное фото: Gage Skidmore [CC BY-SA 2.0]

Я все больше думаю о французской поэзии — о драматической, как у Расина. Есть прекрасное драматическое высказывание Расина, по-французски “C’était pendant l’horreur d’une pro­fonde nuit”. В переводе «То было в ужасе глубокой ночи». Вероятно, Расин думал тогда об избрании Трампа — да, именно в ужасе глубокой ночи. Я чувствую своим долгом говорить, обсуждать это событие, событие в дурном смысле. Невозможно мне сидеть перед вами и обсуждать что-то интересное в академических терминах. То, что случилось глубокой ночью вчера, взывает к нашей мысли, требует нашего обсуждения. Для меня, как, наверное, и для многих людей, случившееся было неожиданным. Столкнувшись с чем-то неожиданным, мы попадаем под власть аффектов: мы чувствуем страх или подавленность, гнев или панику… Но мы знаем как философы, что все эти аффекты — не лучшая реакция. Не самое лучшее занятие — аффектировать прямо перед врагом. Думаю, поэтому необходимо научиться мыслить за пределами аффекта, за пределами страха, за пределами депрессии. Только так мы осмыслим ситуацию сегодняшнего дня, сегодняшнего мира, где и стало возможным то, что теперь возможно: Трамп стал президентом США. Сегодня я собираюсь дать если не объяснение, то прояснение, как такое могло случиться. Также я дам некоторые указания для обсуждения, что мы должны теперь делать. Мы должны действовать, чтобы не оставаться под гнетом аффекта, отрицательного аффекта, но должны выйти на уровень мышления, действия и политической определенности.

Начну из самой общей перспективы, не ситуации в США, но ситуации вообще в современном мире. Чем стал мир в наши дни, что такое событие стало возможным? Думаю, что самое важное утверждение, с которого нам и надо начать, — произошла историческая победа глобального капитализма. Мы от этого никуда не уйдем. В некотором смысле, с 1980-х годов до наших дней, уже сорок лет, можно сказать, почти полвека, мы стоим перед исторической победой глобального капитализма. Здесь много что значимо. В первую очередь, полное поражение социалистических государств, таких как СССР [в оригинале: Россия] и Китай, и в более общем смысле, поражение коллективистского понимания экономики и социальных принципов в этих странах. Это очень важный момент. Произошла перемена не только в объективной мировой ситуации, но и в самой субъективности людей. Более двух веков общественное мнение определяло свою судьбу по двум возможным направлениям. Конечно, мы очень обобщаем, но если говорить о субъективности, люди видели в своей исторической судьбе две возможности.

Более двух веков в общественном мнении судьба человечества определялась по двум направлениям. Примерно до 1980-х годов, конечно, обобщая, на субъективном общем уровне, историческая судьба людей виделась двумя способами. Был путь либерализма в классическом смысле. Слово «либеральное» имеет много значений, но я имею в виду первичное значение: частная собственность — ключевой момент социальной организации, пусть даже за это приходится платить чудовищную цену неравенства. Либерализм ищет в частной собственности ключ к социальной организации. И был путь социализма, путь коммунизма, хотя это разные слова, но мы берем самое абстрактное значение: главная цель всей политической деятельности — покончить с неравенством. Покончить с неравенством даже ценой кровавой революции. Итак, с одной стороны, миролюбивое видение истории как продолжение старой судьбы, где частная собственность организует вокруг себя общество, а с другой стороны, требование обновления, начатое Французской революцией, что исторический опыт человечества должен быть разорван: в прошлом останется неравенство и частная собственность, а в будущем будет коллективная жизнь. Поэтому спор шел о равенстве и неравенстве: за неравенство выступал либерализм в классическом смысле, а за равенство то, что могло иметь разные названия: анархия, коммунизм, социализм — важна была идея. Этот спор захватил весь XIX век и значительную часть XX века.



Итак, почти два века существовал стратегический выбор, не только выбор перед лицом местных политических решений, национальных обязательств и войн, но выбор исторической судьбы всего человечества: выбор того, как будет построено само человечество с его судьбой. С 1980-х годов до наших дней мы присутствуем при конце такого выбора. Сейчас восторжествовала идея, что нет никакого глобального выбора и что нынешние решения не имеют альтернативы. Так и говорила Тэтчер: «Нет другого решения». Нет другого решения, кроме либерализма, или, как сейчас говорят, неолиберализма. Это важный момент, потому что Тэтчер сама не говорила, что имеющееся решение правильное. Ее просто это не интересовало, она просто приняла, что есть только одно решение. Вы знаете, что современная пропаганда настаивает не на том, что глобальный капитализм совершенен: очевидно, что он весьма плох, все это знают. Каждый на планете понимает, что чудовищное неравенство не может быть сияющей судьбой человечества. Но ответ один: «Да, это неправильно, но альтернативы нет». Итак, думаю, наше время можно определить как попытку навязать всему человечеству в глобальном масштабе убеждение, что есть только один путь истории человечества. Теперь никто не говорит, что это блистательный путь, даже что это правильный путь, но просто говорят, что нет других возможностей, других альтернатив.

Итак, мы оказались в точке примитивного убеждения, что либерализм, господствующий в форме частной собственности и свободного рынка, — это единственно возможный путь для современного человечества. Что этот путь и определяет нашу человеческую субъективность. Чем в такой перспективе становится человек как субъект? Дельцом, потребителем, собственником, или ничтожеством, не умеющим покупать и продавать. Вот теперешнее строгое определение человека. Таково общее видение, общая позиция, общий закон современного мира.

Каковы политические следствия из этого для всей политической жизни? Каковы следствия этого господствующего видения мира, в котором перед нами открыт только один путь? Все правительства с этим согласны: в современном мире не может состояться государство, не принимающее такой позиции. Мы не знаем ни одного правительства, которое рассуждает как-то по-другому. Но почему? Почему, если мы посмотрим на политику «социалистического» французского правительства, на «диктатуру» компартии Китая, на правительство США, Японии или Индии, все будут говорить одно: мы можем существовать только в глобальном капитализме, только подобное будущее существует. Я думаю, что любые политические решения, которые сейчас принимаются на уровне государств, полностью зависят от этого чудовища, как я называю глобализованный капитализм с его неравенством. В некотором смысле нельзя считать нынешние правительства хоть сколько-нибудь свободными. Они встроены в глобальную предопределенность, и любые их действия зависят от жизненных токов этой глобальной предопределенности. Поэтому чудовище становится все чудовищнее. Мы должны знать, как сейчас обстоят дела с неравенством. Мы должны видеть, что весь современный капитал сосредоточен в немногих руках. Мы должны понимать, что сейчас 264 человека имеют в собственности столько же имущества, сколько 3 миллиарда других людей по всему миру. Это уже не былая монархия или какие-то еще формы: сейчас неравенство заявляет о себе громче, чем когда-либо в истории человечества. Никогда это чудовище не заставляло все человечество существовать в динамике растущего неравенства и при этом сокращающейся свободы.

Все государства относятся к этой ситуации одинаково. Все принимают этот чудовищный закон: французское правительство, китайская коммунистическая партия, администрация Путина в России, Исламское государство (организация, запрещенная на территории РФ. — Ред.) в Сирии и, естественно, президент США с его командой. Так постепенно, и это самый значимый вывод из избрания Трампа, вся политическая олигархия, весь политический класс оказывается одной всемирной группой. Эта группа только условно делится на республиканцев и демократов, социалистов и либералов, левых и правых и т.д. Все эти разделения в наши дни — чистые абстракции, а не реальности: за всеми стоит одна и та же экономическая и политическая ситуация. Политическая олигархия в западном мире в наши дни постепенно утрачивает контроль над капиталистической машиной — и это реальность. Все классические политические господствующие силы провоцируют, с нарастанием кризисных ситуаций и ошибочных решений, на глобальном уровне и на уровне наций ситуацию фрустрации, непонимания, озлобленности и мрачного бунта. Люди недовольны тем, по какому пути нас ведут все участники политического класса во всем мире: между ними есть различия, но они уже не заметны. Заниматься политикой в наши дни — значит отстаивать мелкие различия на общем глобальном пути. Но люди в целом подавлены всей ситуацией: они не знают, что делать, не находят ориентиров и задач в жизни, не имеют стратегического видения будущего человечества. В такой ситуации множество людей рыщут во тьме, принимая ложные нововведения, мракобесные объяснения, возвращаясь к изжитым суевериям. Перед лицом политической олигархии появляются активисты новейшего рода, которые поддерживают вульгарную демагогию насилия. Эти ребята ближе к бандитам и мафиози, чем к образованным политикам. И если выбор стал выбором между этими парнями и образованными политиками, то в результате осуществляется узаконенный выбор между политической вульгарностью и чем-то вроде субъективного насилия под видом политических «предложений».

В некотором отношении эта новая фигура в политике, Трамп, как и многие другие в наши дни, похож на фашистов 1930-х. Сходство есть. И прежде всего то, что главные враги для них — коммунистические партии. Это своего рода демократический фашизм, как бы парадоксально ни звучало это определение. Они находятся в демократической плоскости, внутри демократических институтов власти («аппаратов»), но они играют другую роль и другую музыку. Думаю, дело не сводится к Трампу, этому расисту, мачисту (от мачо), стороннику насилия, у которого нельзя не видеть полное презрение к логике и рациональности — фашистскую черту. Просто сам дискурс, сам способ речи этого демократического фашизма — это делокализация языка, его уместности — возможность говорить что придется против всего, что вздумается. Никаких проблем! Этот язык — уже не язык объяснения, но язык создания аффектов. Это аффективный язык, создающий ложное, но действенное единство. Мы здесь впервые столкнулись с этим в лице Трампа, но в Италии это было раньше в лице Берлускони. Берлускони был возможно первым деятелем этого нового демократического фашизма, с теми же свойствами: вульгарность, патологическое отношение к женщинам, возможность говорить и делать на публике такие вещи, которые до сих пор неприемлемы для массы людей. Но то же самое — случай Орбана в Венгрии, и думаю, во Франции таков же был случай Саркози. То же самое мы наблюдаем теперь в Индии, на Филиппинах, в Польше и в Турции.

В мировом масштабе появляется новая фигура, по-новому определяющая политику.

Часто эта фигура действует внутри демократической Конституции, но она ей чужда. Мы можем назвать таких политиков фашистами, потому что они ведут себя, как в 30-е годы: Гитлер тоже победил на выборах. Я называю этих ребят фашистами, потому что они играют в демократию, но враждебны ей: они в демократии и вне нее. Быть в демократии для них значит быть вне демократии. Все это пока в новинку, но и вписано в общую фигуру действий в современном мире. Перед нами не какое-то найденное в кризис решение, а новый акт мнимо демократической пьесы, в которой ничего не переменилось в сравнении с классической олигархией. Конечно, Трамп сначала обескураживает своей небывалостью. Но в действительности мы не найдем в его поведении ни единой новой подробности. Вряд ли чем-то новым можно считать расизм или мачизм: это чересчур старые дела… Стародавние. Только в сравнении с поведением классической олигархии его поведение выглядит неожиданным. Единственно новое в Трампе — этот самый «Трамп» в момент, когда он говорит абсолютно примитивные и устаревшие вещи, вышедшие в тираж. Просто в наше время возвращение к старым правилам существования может показаться кому-то новеллой. Но эта конвертация нового в старое — характеристика чего-то вроде нового фашизма.

Все сказанное описывает, я полагаю, нынешнюю ситуацию в ее политических производных. Мы должны представить себя находящимися внутри некоторой фатальной диалектики — и ее четырех условий.

Прежде всего, это небывалая брутальность и слепое насилие капитализма сегодняшнего дня. Конечно, в западном мире мы не видим их крайних форм, но если мы попадем прямиком в Африку, то столкнемся с ними; увидим их и на Ближнем Востоке, и в Азии. Перед нами одно из условий, причем фундаментальных, существования современного мира. Возвращение капитализма к своим первоначальным смыслам происходит в самой грубой форме — как возвращение к эпохе варварских покорений, варварских войн всех против всех за беспредельное господство. Так что первое условие — небывалая брутальность и кровавое насилие дикого капитализма.

Второе условие — разложение классической политической олигархии. Классические партии — демократы, республиканцы, социалисты — разлагаются, так что в результате появляется, наконец, некоторого рода новый фашизм. Мы не знаем, каким он будет, мы не знаем даже, каким станет Трамп. Мы действительно этого не знаем, а может быть и Трамп не ведает собственного предназначения. Но мы наблюдали ночью, что именно произошло. Был Трамп, не имевший власти, а теперь Трамп, ею обладающий. Он даже побаивается брать власть, и сам не вполне решился ее брать, потому что власть не позволит ему выступать так же свободно, как прежде. Преимущество Трампа и было в том, что он мог говорить все что угодно, но теперь у него администрация, армия, экономисты, банкиры — он теперь в совсем другой переделке. Ночью мы видели, как Трамп перешел из одной пьесы в другую, из одного театра в следующий. Во втором театре ему не столь вольготно, как в первом. Но мы действительно не знаем, какие возможности открываются перед таким парнем, когда он оказывается президентом США. В любом случае, перед нами реальный символ разложения классической политической олигархии и рождения новых фигур в новом фашизме, о будущем которого мы можем только догадываться. Думаю, что для человечества это будущее вряд ли будет просто «интересным».

Третье условие — фрустрация населения, неопределенное чувство расстройства всякого порядка. Так думают многие люди, особенно беднейшие люди из провинций, из деревень во многих странах или рабочие, потерявшие работу. Все это население вытеснено на обочину современного капитализма, вытеснено в никуда. Оно не знает, как будет существовать: это население сидит без работы, без денег. Оно не знает идеалов, не ведает экзистенциальных ориентаций. Этот момент — третье действительно важнейшее условие глобальной ситуации наших дней. Утрата ориентиров, устойчивости, ощущение крушения собственного мира без созидания какого-либо другого — это все разрушение, от которого так и веет пустотой.

Последнее условие, четвертое — утрата, полнейшая утрата стратегической альтернативы. Нет в наши дни другой стратегии и другого пути. Да, есть много политических задумок: я бы не сказал, что вообще ничего нет. Да, есть протесты, оккупаи, мобилизации, экологические акции и т.д. Так что люди сопротивляются и протестуют, да. Но нет стратегического маршрута, который можно было бы противопоставить нынешнему убеждению о всемогуществе капитализма. Никто не может убедительно обосновать другой путь. Нет того, что я бы назвал Идеей с большой буквы. Такой Идеи, которая могла бы объединить в мировом масштабе и со стратегическими целями все формы сопротивления и влияния. Такая Идея могла бы послужить мостом между индивидуальным субъектом и коллективной историко-политической задачей — возможность действия наперекор всему, исходящая от самых разных субъективностей, но в свете единой Идеи.

Итак, четыре момента, четыре условия: всеобщее стратегическое господство глобального капитализма, разложение классической политической олигархии, растерянность населения (утрата ориентиров) и отсутствие стратегической альтернативы — вот, как я думаю, квадрат нынешнего кризиса. Мы можем определить современный мир в терминах глобального кризиса, но не сводимого к экономическому кризису последних лет. Я полагаю, все это гораздо больше, чем субъективный кризис: судьба людей все менее ясна им самим.

Итак, что делать, как, бывало, спрашивал Ленин. Я думаю, ввиду избрания нового президента, избрания Трампа, мы должны честно признать, что одной из причин успеха Трампа стало нынешнее реальное, а не мнимое противоречие внутри одного и того же мира глобального капитализма, империалистических войн и утраты судьбоносной для людей Идеи. Конечно, я признаю, что Хиллари Клинтон и Дональд Трамп очень разные — я не собираюсь преуменьшать различие между ними. Но это различие значимо только на том уровне, где работает эта разница между новым фашизмом и старой политической олигархией. Конечно, любая политическая олигархия не так страшна, как новый фашизм, и я прекрасно понимаю, что Хиллари Клинтон предпочтительнее. Но не надо забывать, что эти различия проводятся внутри одного и того же мира. За двумя кандидатами не стояло различных стратегических видений мира. Я думаю, что успех Трампа стал возможен только из-за того, что настоящее противоречие современного мира не может быть выражено, не может быть символизировано противостоянием Хиллари Клинтон и Трампа. Хиллари Клинтон и Трамп принадлежат одному миру — при всех различиях, они люди одного мира. На самом деле, на первом этапе выборов, на праймериз, настоящее противоречие было между Трампом и Берни Сандерсом. Вот где настоящее противоречие — здесь мы видим действительное противостояние сторон! Конечно, мы можем сказать, что Трамп — это еще не совсем фашизм, как и то, что Берни Сандерс — это только отчасти социалист и что Сандерс поневоле должен был стать союзником Клинтон и т.д. Но я сейчас мыслю на символическом уровне, который не менее важен. На нем настоящее противоречие современного мира символизируется противостоянием Трампа и Берни Сандерса, а не противостоянием Трампа и Хиллари Клинтон. По крайней мере, в программе Сандерса мы видим пункты, которые идут по касательной к современному миру. Но таких пунктов вовсе нет в программе Хиллари Клинтон. Перед нами прекрасный урок диалектики — теории противоречий. В некотором смысле противоречие между Хиллари Клинтон и Трампом было относительным, а не абсолютным: это было противоречие с соблюдением тех же параметров и с сохранением той же конструкции мира. А вот противоречие между Берни Сандерсом и Трампом на самом деле полагало возможность действительного противоречия — противоречия между нынешним миром и тем, что идет по касательной к нашему миру. В некотором смысле, Трамп стоял на стороне темной и реакционной субъективности людей — той, что от мира сего, какой он ни есть. А Берни Сандерс — на стороне рациональной, деятельной и ясной субъективности народа, равняющейся на будущее, даже если оно еще не вполне очерчено — но оно, во всяком случае, вне сего мира.

Результаты выборов консервативны по самой своей природе, это чистый консерватизм — и результат ложного противоречия. Подобное противоречие — в каком-то смысле не вполне противоречие, а продолжение нынешнего кризиса (на всем протяжении выборов) в свете обозначенных мною выше четырех условий. В настоящий момент мы не можем ставить на Клинтон или схожую с нею фигуру просто в противовес Трампу. Стоит вернуться, насколько то возможно, к каким-то истинным противоречиям: вот урок этой страшной ночи. Мы должны проложить политический ориентир за предел собственного мира, пусть даже поначалу мы не будем видеть его вполне ясно. Когда мы возьмемся за эту задачу, мы еще не будем знать до конца, как это будет. Но начинать надо. Мы должны начать… Иначе куда нам идти? Не за Трампом же! Мы не должны только негодовать или отрицать. Надо начинать действовать, а лучшее действие — вернуться к подлинным противоречиям, к истинному выбору — к реальному стратегическому выбору между теми или другими ориентирами человечества. Мы должны вернуться к идее, что несмотря на чудовищное неравенство в лоне современного капитализма, несмотря на новоявленных гангстеров в классической политике, чему примером Трамп, есть шанс вновь создать политическое поле с двумя, а не одной стратегической ориентацией. Вернем ту ситуацию, что явилась попаданием в мишень в великих политических движениях XIX и начала XX века! Мы должны, скажу отчасти по-философски, двинуться за пределы Монады в сторону Диады. Не один ориентир, а два ориентира! Создание нового витка возвращения к новому фундаментальному выбору — вот неизбывная сущность политики. В самом деле, если существует лишь один стратегический путь, то политика постепенно исчезает с лица земли. В некотором смысле Трамп — символ такого исчезновения. Ведь в чем состоит политика Трампа? Этого никто не знает. Есть фигура Трампа, но нет политики Трампа. Поэтому возвращение к политике необходимо сделать возвращением к существованию реального выбора. Наконец, на уровне философских обобщений, это будет диалектическое возвращение к Диаде за пределами Монады, и мы должны как-то обозначить происходящее — через новые его имена.

Как вы знаете, я люблю слово «коммунизм», хотя это слово и опозорено кровавой политикой XX века. Что ж, имя — не более чем имя! Подберите то, что вам нравится. Но в этом старом и опозоренном слове есть смысл, который нас не может не привлечь. Этот смысл тоже строится на четырех моментах, четырех принципах, которые и могут быть положены в основу нового политического поля — поля двух стратегических ориентиров.

Первый пункт: ключ социальной организации не нужно полагать в мире частной собственности и чудовищного неравенства. Ничего хорошего мы не найдем. Значит, и двигаться в этом направлении необязательно. Лучше показать, как можно жить по-другому: для того, чтобы стать человеком и человечеством, необязательно опираться на частную собственность и чудовищное неравенство. Это первый пункт.

Второй пункт: не нужно, чтобы рабочие были расколоты на работников благородных профессий (те творят что-то «интеллектуальное» — управляют, участвуют во власти) и на работников ручного труда, имеющих дело только с «материалом». Специализация под такими табличками — далеко не какой-то вечный закон, и противопоставление интеллектуальной и ручной работы должно быть в долгосрочной перспективе исключено. Это второе условие.

Третий пункт: людям нечего размежевываться по национальным, расовым, религиозным и социальным признакам. Равенство должно проходить над всеми различиями. Всякое специально утверждаемое различие — просто барьеры равенству. Равенство должно оказаться диалектикой различий, и неверно думать, что различия никогда не дадут сбыться равенству. Пора убрать все размежевания, которые не дают Другому быть равным мне. Неравенство противно природе!

Четвертый пункт: нет закрепляемой «навечно» необходимости в государстве как в обособленной силе, защищаемой оружием.

Подытожим четыре пункта: коллективизм против частной собственности, полиморфизм рабочего против специализаций, конкретный универсализм против замкнутых идентичностей, свободное объединение против государства. Это пока еще тезисы, а не программа. Но по этим тезисам мы можем уже судить обо всех политических программах, решениях, партиях, идеях. Соответствуют ли они четырем принципам? Движутся ли они в фарватере этих принципов или нет? Наши принципы — протокол суждения обо всех решениях, идеях и предложениях. Если решение или предложение ставит нас в фарватер этих принципов, мы можем его одобрить, исследовать его реальные возможности и т.д. Но если оно враждебно этим принципам, это плохое решение, неудачная идея, плохая программа. Итак, у нас теперь есть принцип суждений в политическом поле — он и поможет выстроить новый стратегический проект. В некотором смысле, это возможность иметь адекватное видение движения в новом направлении, которое и должно захватить все человечество.

Берни Сандерс предлагает создать новую политическую группу и назвать ее «Наша революция». Успех Трампа открывает ворота для подобных амбиций. Мы можем довериться Сандерсу, мы можем признать его предложение выходящим за тот самый предел мира сего, мы можем уверовать, что его предложение уже близко нашим четырем принципам. Да, мы уже можем действовать.

Мы обязаны действовать, иначе мы так и останемся в идиотском изумлении перед буквально подавляющим нас успехом Трампа. Наша революция не против плоти и крови, но против их реакции, наша революция — идея «что надо».

Я уже на ее стороне.

Источник: Mariborchan

 
  • 526
  • 21
  • 1
  • 1
  •  

Комментарии




THE RUSSIAAN'S LIFE ПОКАЖИТЕ ЭТО ПУТИНУ! ЖИЗНЬ В РОССИИ 2016 David Yeghiazaryan David Yeghiazaryan

Понедельник, 14 Ноября 2016 г. 01:53 + в цитатник

<iframe width="560" height="315" src="https://www.youtube.com/embed/LwW_eGvUjXM&quot; frameborder="0" allowfullscreen></iframe>

https://www.youtube.com/watch?v=LwW_eGvUjXM


МЫСЛИ ВСЛУХ

Пятница, 11 Ноября 2016 г. 06:38 + в цитатник

Я, Гражданин  Российской Федерации- Марков Игорь, инвалид Iгруппы с детства член партии "Yabloko" намерен в настоящем письме информировать Вас о нарушениях гржданских,политических, экономических, социальных и культурных прав человека закрепленных в целом ряде международно-правовых нормативных актах ГА ООН, ОБСЕ и Совета Европы.

На фоне усиления влияния путинской пропаганды на умы некоторых европпейских политиков, а также резкогого ухудшения российско-американских отношений и российско-украинского, сирийского кризисов как-то Международное сообщество предпочитает забыть о проблемах демократии в нашей стране.

   Руководствуясь принципами свободы словаа, свободы выражения мнения и других прав и свобод человека, а также принципами публичной дипломатии позвольте проинформировать о нижеследующем: за последние шестнадцать лет  прибывания у власти В. Путина, Российская Федерация превратилась в антидемократическую державу, где в экономике главенствует феодально- клановая модель капитализма, которая обеспечивает интересы чиновников и бюрократов всех уровней власти, а также бизнеса и  частного капитала,( это -10% всего населения России. Сегодня в Росси проживает 146 млн. человек). Эта модель носит военно-ориентированный, т.е. милитаристкий, зависящий от цены на нефть, сырьевой характер.

Я - не экономист, а правозащитник и хочу говорить о нарушениях Конституции нашей страны, а затем, попробую дать краткий анализ нарушений, отходов от принципов и норм международного права и демократии в целом.

I am Russian citizen Igor Markov , disabled s childhood grupes member of the party "Yabloko" intends in this letter to inform you of violations grzhdanskih, political, economic, social and cultural rights enshrined in a number of international legal normative acts of the UN General Assembly, the OSCE and the Council of Europe.

Against the background of strengthening the propaganda of Putin's influence on the minds of some politicians evroppeyskih and rezkogogo deterioration in Russian-US relations and the Russian-Ukrainian, Syrian crises somehow the international community prefers to forget about the problems of democracy in our country.

   Guided by the principles of "Liberty Slovan," "freedom of expression" and other human rights and freedoms and the principles of public diplomacy, allow to inform on the following: in the last sixteen years of stay in power of Vladimir Putin, Russia has turned into an anti-democratic power, where the economy feudal clan dominated model of capitalism, which ensures the interests of officials and bureaucrats of all levels of government as well as businesses and private capital, (it is 10% of the Russian population. Today, living in Russia 146 million. people). This model is military-oriented, ie, militaristky, depending on the price of oil, raw materials.

I - notaneconomist, andahumanrightsdefenderandwanttotalkabouЯ, Гражданин  Российской Федерации- Марков Игорь, инвалид Iгруппы с детства член партии "Yabloko" намерен в настоящем письме информировать Вас о нарушениях гржданских,политических, экономических, социальных и культурных прав человека закрепленных в целом ряде международно-правовых нормативных актах ГА ООН, ОБСЕ и Совета Европы.

На фоне усиления влияния путинской пропаганды на умы некоторых европпейских политиков, а также резкогого ухудшения российско-американских отношений и российско-украинского, сирийского кризисов как-то Международное сообщество предпочитает забыть о проблемах демократии в нашей стране.

   Руководствуясь принципами свободы словаа, "свободы выражения мнения" и других прав и свобод человека, а также принципами публичной дипломатии позвольте проинформировать о нижеследующем: за последние шестнадцать лет  прибывания у власти В. Путина, Российская Федерация превратилась в антидемократическую державу, где в экономике главенствует феодально- клановая модель капитализма, которая обеспечивает интересы чиновников и бюрократов всех уровней власти, а также бизнеса и  частного капитала,( это -10% всего населения России. Сегодня в Росси проживает 146 млн. человек). Эта модель носит военно-ориентированный, т.е. милитаристкий, зависящий от цены на нефть, сырьевой характер.

Я - не экономист, а правозащитник и хочу говорить о нарушениях Конституции нашей страны, а затем, попробую дать краткий анализ нарушений, отходов от принципов и норм международного права и демократии в целом.

Итак, 12.12. 1993 г. была принята Конституция Российской федерации. Основной закон РФ соответствует нормам европейского законодательства в целом, вместе с тем, носит фиктивно-декларативный характер.
Извлечение, цитата: "Мы, многонациональный народ Российской Федерации,
соединенные общей судьбой на своей земле,
утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие,
сохраняя исторически сложившееся государственное единство,исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов,
чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость,
возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократической основы,
стремясь обеспечить благополучие и процветание России,
исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями,
сознавая себя частью мирового сообщества,
принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"...
Статья 1. пункт1  говорит нам о том, что: "1. Российская Федерация - Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления; статья 2 Основного закона страны говорит нам о том, что:" Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства".
Я не случайно процитировал положения данных статей Закона страны, т.к. они наиболее ярко показывают и отражают фасадно-декларативный русской демократии, нереалистический характер документа, что позволяет властям всех уровней подчинения игнорировать не только эти, но и другие нормы и приципы заложенные в настоящем основополающем акте, где нам, гражданам этой страны гарантируются права и свободы которые на деле отрицаются властями Российкой Федерации: так за последние 16 лет были приняты нормативно-правовые законодательные акты, явно протиречащие  не только  тому Документу, о котором, я веду речь выше, но и  документам носящим универсально-правовой характер, а именно,- Всеобщая декларация прав человека 10.12.1948 года, Европейской  конвенции  о защите прав и свобод человека, (Римский Протокол 04.11.1950, статьи 9, 10, 11),
я не могу не отметить тот факт, что Российская Федерация и ее власти намеренно игнорируют  данные положения конвенции, Власти этой нецививилизованной страны не знают основы и принципы демократического мироустройства и поэтому прринимают ФЗ- №54 , "О собраниях,митингах, демонстрациях,шествиях и пикетированиях" от 19.06. 2004 в редакции от 03.07.2016. Этот законодательный акт носит антидемократический характер, т. к. направлен против вне системной оппозиции, что неприемлемо для любого демократического общества и государства, а также статьям 29,30,31 все того же Основного закона этой страны. 
Извлечение, цитата из выше означенного Федерального закона пункт 1.1. статьи 7 гласит: "1.1. Уведомление о пикетировании, осуществляемом одним участником, не требуется, за исключением случая, если этот участник предполагает использовать быстровозводимую сборно-разборную конструкцию."...
Например, Илья Дадин отправлен путинским судом в колонию за участие в мирном, одиночном пикете за мнимое надуманное наршение общественного порядка, что свидетельствует об отсутствии права на реализацию выше приведенных конституционных норм и права "на справедливое судебное, демократически отправляемое разбирательство, правосудие. 
   Сегодня, власти Российской Федерации отказываются принять нормативно-правовые акты о прогрессивном налогообложении на сверхприбыль, т. е. закон "О налоге на роскошь", платят от восьми до тринадцати тысяч рублей людям с ограниченными возможностями, (инвалидам I, II групп с детства в регионах нашей страны) и при этом не гнушаются тратить безумные средства на войны в Донбассе, поддержку одиозного режима Ассада и его подручных,
при этом, Государственная Дума  и исполнительные органы власти приняли ФЗ -от 20 июля 2012 г. N 121-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента" (с изменениями и дополнениями) который направлен на дальнейшее удушение прав и свобод граждан, Гражданского  и правозащитного сообщества нашей страны, ( http://base.garant.ru/70204242/#ixzz4Pdof4d4p) в нарушение Декларации о правозащитниках и сооветствующего пакта ООН.
(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...)
 
 

I am Russian citizen Igor Markov , disabled s childhood grupes member of the party "Yabloko" intends in this letter to inform you of violations grzhdanskih, political, economic, social and cultural rights enshrined in a number of international legal normative acts of the UN General Assembly, the OSCE and the Council of Europe.

Against the background of strengthening the propaganda of Putin's influence on the minds of some politicians evroppeyskih and rezkogogo deterioration in Russian-US relations and the Russian-Ukrainian, Syrian crises somehow the international community prefers to forget about the problems of democracy in our country.

   Guided by the principles of the freedom words and freedom of expression" and other human rights and freedoms and the principles of public diplomacy, allow to inform on the following: in the last sixteen years of stay in power of Vladimir Putin, Russia has turned into an anti-democratic power, where the economy feudal clan dominated model of capitalism, which ensures the interests of officials and bureaucrats of all levels of government as well as businesses and private capital, (it is 10% of the Russian population. Today, living in Russia 146 million. people). This model is military-oriented, ie, militaristky, depending on the price of oil, raw materials.

 
  
 

 

 

 


Верховный Суд Российской Федерации в Верховный Суд Российской Федерации.

Четверг, 10 Ноября 2016 г. 18:13 + в цитатник
 
4 чМосква

Пленум #ВерховногоСудаРФ обсудил сегодня, 10 ноября 2016 года, Проект постановления "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и об их исполнении". В числе прочего в документе сделан акцент на разъяснениях, касающихся оснований, при которых суд вправе отказать во взыскании части процентов по кредитному договору: «в случае одностороннего, ничем не обусловленного непропорционального увеличения банком процентной 

Еще
Выступление судьи Верховного Суда Российской Федерации Сергея Васильевича Асташова, посвященное Проекту постановления Пленума…
YOUTUBE.COM

Верховный Суд Российской Федерации

Четверг, 10 Ноября 2016 г. 18:09 + в цитатник

Пленум #ВерховногоСудаРФ утвердил сегодня и ряд Постановлений, касающихся внесения изменений в гражданское процессуальное и налоговое законодательство.

В рамках заседания было принято Постановление «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона "О внесении изменений в главу 25.3 части второй Налогового кодекса Российской Федерации"», посвященное вопросам уплаты судебной пошлины в связи с изменениями арбитражного процессуального законодательства.

Кроме того одобрено Постановление «О внесении изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 июля 2016 года № 34 "О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации""».

Больше фотоматериала здесь: https://www.flickr.com/&hellip;/supcourtrf/albums/72157672716673763

 

 

Фото Верховный Суд Российской Федерации.
Фото Верховный Суд Российской Федерации.
Фото Верховный Суд Российской Федерации.
Фото Верховный Суд Российской Федерации.
 
 
 
 
 


Поиск сообщений в Marko201468
Страницы: 31 30 29 [28] 27 26 ..
.. 1 Календарь