-Метки

3д оригами pop_up амигуруми арт бабочки бисер будда буддизм бумага бумажное творчество варабэута видео владивосток вышивка вязание гороскоп дао декупаж дети диаграмма дневник еда живопись забавное здоровье идеи иллюстраторы интересное искусство квиллинг киригами кириэ китай китайская живопись китайская медицина китайский модуль книги книги по рукоделию коробочки котики кошки куклы кусудама личное любимое магия мастер-класс мацури медитация мистика мозг монкири мотивация мудрое новогоднее новогодние идеи объемная вышивка он и она оригами открытки отношения отрисовки ошо дзен таро ошо дзен таро пасха пергамано песни питание полезности притчи психология рецепты рукоделие руны символы сказки скрап соленое тесто сон ссылки стихи тесты трансерфинг упаковка философия фото фукусима фуросики хайку хаус холодный фарфор художники цветы цзяньчжи чай человек эзотерика япония японский язык японцы

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Majomajo

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 17.05.2008
Записей:
Комментариев:
Написано: 16921

С фаллосом наперевес....

Дневник

Понедельник, 09 Февраля 2009 г. 13:20 + в цитатник
 (416x239, 20Kb)
Март — для народов многих стран мира месяц особенный. Начало весны, время пробуждения природы после зимней спячки, последние хлопоты перед началом сельскохозяйственной страды. Уже приведена в готовность техника, заготовлен посевной материал. Остается уповать лишь на покровительство небесных сил, способных либо наказать грешников поздними заморозками или несвоевременными дождями, либо благословить крестьянский труд теплой, благодатной погодой. Какой станет наступающая весна и как это отразится на урожае, можно лишь гадать. Но японцы не ограничиваются нетерпеливым ожиданием и невнятными обещаниями синоптиков. В этот месяц они изо всех сил ублажают богов, «ответственных» за будущий урожай.

Есть в префектуре Аити небольшой городок Комаки. Его население не превышает 125 тысяч человек. Практически это — спутник промышленного гиганта Нагоя. Пожалуй, единственным ярким пятном в истории этой местности является битва, произошедшая в 1584 году между участниками затянувшегося на года дележа политического наследства первого объединителя Японии Нобунаги Ода. Однако в мартовские дни туристов привлекают в эти места не события 420-летней давности, а совсем иное действо, также имеющее глубокие исторические корни. Речь идет о празднике, который отмечают здесь каждую весну, 15 марта. Японцы именуют его хонэн мацури (праздник Богатого года).
Нельзя сказать, что на это празднество собирается вся Япония. Если на иные знаменитые мацури приезжают сотни тысяч туристов, как, например, на праздник Гион в Киото, то здесь аудитория зрителей гораздо скромнее — тысяч 50–60 человек с учетом вышедшего на улицы местного населения. К тому же большинство из приезжих — иностранцы, как правило, из США. Не то чтобы американцев волнуют проблемы повышения урожайности на полях Японии. Дело скорее в другом, в особенностях церемонии данного конкретного праздника, ведь его антураж напрямую связан с фаллическим культом.
О теоретической подоплеке поговорим потом. А пока представьте себе, что во время праздника на улице вдруг появляется огромное изображение мужского полового органа! Люди, знакомые с ритуалом праздника, встречают появление данного предмета одо-
брительными криками, но для неподготовленного человека это могло бы стать настоящим шоком. Впрочем, неподготовленные туристы в Комаки не приезжают. Каждый знает, с чем он встретится во время Хонэн мацури.
Однако начнем по порядку. Около 10 часов утра будущие участники торжеств собираются у синтоистского храма Тагата-дзиндзя. Это несколько десятков мужчин и женщин, одетых в национальные костюмы. После благословения со стороны священника все направляются в расположенный неподалеку (2 км) храм Симмэйся, где подготовлено соответствующее оформление для праздничных колонн. Выход демонстрантов намечен на 2 часа дня.
И вот на улице появляются участники парада. Шествие открывает священник, конечно же, синтоистский, который посыпает дорогу перед собой и идущими ему вслед людьми пригоршнями соли. Жест ритуальный, очищающий от скверны и отгоняющий прочь нечистую силу. За ним, клацая по асфальту деревянными сандалиями — гэта, вышагивает олицетворение Тэнгу, гоблина, живущего в горах, непременного участника многих мацури. У него на лице надета традиционная маска красного цвета с преувеличенно длинным носом. Тэнгу для японцев — некий символ охраны горных лесов, или, если трактовать чуть шире, — первозданной природы. Почти что бог местных экологов, и поэтому на празднике плодородия он не посторонний.
За ведущими следует группа знаменосцев. На каждом из флагов — символика местных религиозных общин. Но одно из полотнищ имеет отношение исключительно к тематике праздника, изображая возбужденное мужское достоинство в натуралистическом, если не сказать анатомическом, виде. Как правило, за знаменосцами следуют почетные граждане города, чиновники мэрии, предприниматели. Для такого случая все они опоясаны кушаками золотого цвета. По пятам отцов города движется оркестр, оглашающий улицу заунывными звуками бамбуковой флейты под аккомпанемент барабанов. За ним семенят несколько женщин. Каждая несет предмет, издали похожий на сахарную голову, завернутую в красную салфетку. По мере их приближения становится ясно, что эти предметы — изображения фаллосов, вырезанные из дерева, размером до полуметра каждый. Из толпы зрителей, стоящих на тротуарах вдоль дороги, время от времени выбегают женщины, чтобы прикоснуться к этим изображениям. Говорят, это помогает зачать здорового ребенка.
Надо сказать, что все происходящее напоминает крестный ход (простите за богохульное сравнение!), только вместо крестов и хоругвей участники этого парада несут несколько иные символы, хотя, с их точки зрения, тоже священные. В празднике нет ни намека на скабрезность, а веселый характер действа должен улучшить настроение богини плодородия, с тем чтобы она с радостью восприняла визит своего божественного партнера и затем щедро отплатила за эти радостные моменты крестьянам.
А далее начинается самое интересное, вернее зрелищное. Из-за поворота на улицу, ведущую к храму, с криками «хо-сё, хо-сё!» вываливается группа из 12 мужчин, несущих на плечах паланкин. Их сопровождают еще 48 мужчин. Это сменщики, в надлежащее время подставляющие свои плечи под тяжелую ношу. Обычно в таких паланкинах — микоси — на время мацури временно поселяется дух божества. Шелковые занавесы скрывают божество от нескромных взглядов посторонних. На этот раз из-под распахивающихся на ходу занавесок выглядывало нечто необычное — огромный фаллос длиной около 2,5 м, в диаметре — 60 см.
Фаллический культ обосновался в Японии в стародавние времена, ибо японцы, ощущая себя неотъемлемой составной частью природы, вывели для себя формулу, впрямую связывающую проблемы плодородия, в том числе и урожайности земли, с процессами осеменения и деторождения. Естественно, у проблем плодородия были и свои небесные покровители — богиня Тамахимэ-но Микото и бог Такэинадэнэ-но Микото. Суть мартовского праздника заключается в том, что бог, олицетворяющий мужское начало, раз в год, весной, наносит визит к богине-женщине. Конечно же, для этого ему просто-таки необходим несгибаемый и по возможности большой фаллос. Как вспоминают старики, раньше на паланкине микоси в дни праздника носили сделанную из соломы фигуру с оттопыренным фаллосом. Но потом убрали все лишнее, второстепенное, оставив лишь увеличенное изображение мужского достоинства. Главный символ праздника вырезают из цельного ствола криптомерии. К подобному творчеству допускают лишь проверенных мастеров. В Комаки это монопольное право принадлежит 90-летнему Кунимицу Сайки, который занимается скульптурой исключительно данной тематики с 17 лет. Перед ним стоит задача — к марту очередного года вырезать из 400-килограммового бревна очередной символ плодородия. Каждый год требуется новое изображение, ибо только свежеизготовленный фаллос обладает магической силой. Простоявшие год в храме «скульптуры» продаются на аукционе, и они пополняют домашние коллекции местных меценатов.
Хонэн мацури имеет не только божественный, но и сугубо человеческий аспект. По восточным гороскопам некоторые годы в жизни человека считаются благоприятными, другие — неблагоприятными, опасными. Например, 42-й год в жизни мужчины считается очень ненадежным, чреватым всевозможными опасностями, как духовными, так и физическими. То же самое относится к женщинам 37 лет. Участие в празднике тех, кто переживает не лучший период своей жизни, наполняет их дополнительной энергией, позволяющей легче пережить трудности рокового года. Вот почему паланкин несут лишь мужчины 42 лет от роду, а менее крупные изображения символа праздника — женщины лишь 37 лет.
И все-таки самое главное в празднике — это не гипертрофированные изображения символа плодородия. Вслед за микоси с огромным фаллосом в праздничной процессии движется телега с бочками рисового вина сакэ. При чем тут сакэ? Очень просто. Плодородие японских полей исчисляется в собранном количестве риса. А что, как не рис, является лучшим сырьем для производства сакэ и других алкогольных напитков? Бочки с вином открывают еще в храме Симмэйся, и все участники парада принимают по изрядной доле живительной влаги. Немудрено, что они движутся вдоль улицы не по прямой, а зигзагами, охотно демонстрируя зрителям степень своего опьянения. Тем более что подкрепляться вином не возбраняется на всем протяжении шествия. Но что это за праздник, когда участники пьяны, а зрители трезвы? И вот сидящие на бочках кравчие щедро угощают всех желающих, наливая сакэ в пластмассовые стаканы. Конечно же, это повышает настроение всех присутствующих на несколько градусов.
Заключительная стадия праздника проходит перед храмом Тагата-дзиндзя. Там священнослужители проводят церемонию моти-нагэ — разбрасывание в толпу рисовых лепешек моти. Подобная щедрость, конечно же, должна окупиться сторицей при сборе нового урожая.
А на самой площади идет оживленный торг сувенирами — большими и малыми изображениями фаллосов. Этот символ охотно используется и гончарами, создающими кувшинчики для сакэ несколько необычной формы, и кондитерами, продающими леденцы на палочках в виде не традиционных петушков, а в… сами понимаете, какой форме.
Надо отметить, что подобные праздники плодородия проводятся не только в Тагата-дзиндзя, но и по всей Японии. Так, на соседней железнодорожной станции Гакудэн есть храм Огата, посвященный богине Идзанами. Там в первое воскресенье марта проходит аналогичный праздник, правда, участники парада носят символы не мужских, а женских органов. Фаллические символы характерны также для праздника Канамара мацури, проводимого 15 апреля в Кавасаки, и для десятков других храмов, рассеянных в японской глубинке.

М. Кавицкий

http://www.japantoday.ru

Метки:  

 Страницы: [1]