-Музыка

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Mad_R0mantiKkk

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 16.09.2007
Записей: 111
Комментариев: 337
Написано: 799

Человек - это думающий тростник... (с) Паскаль

I'm awake! I'm alive!

Воскресенье, 06 Сентября 2009 г. 00:12 + в цитатник
Ну, собсно говоря, сабж. Жив, здоров, все еще существую. Все круто, все нравится, за****лся конкретно, но это неважно.
Выяснил что из всех наших преподов в мэи, как минимум 50% шизиков. Причем самых натуральных. Один скачет по аудитории как зайчик-энерджайзер с криками что егэ - отстой, единая россия - отстой, путин-медведев - отстой и т.д. У второго страшно раздражающая привычка, просто ужасно раздражающая, повторять последние слова предложения. Последние слова предложения. Это жутко бесит. Жуууууутко бесит. А третий видимо не правильно понял название лекции ("матрицы") и начал нам втирать про единство человеческого разума с компьютером, про превосходство компьютера над человеком и о судном дне. Короче, Нео, весь мир матрица. Большаааааая такая матрица. И глубокая. Вот.
Чо еще сказать? Наш препод по инязу и по-русски то с акцентом говорит. Причем грузинским.
Единственный плюс пока заключается в том, что пица в столовой чертовски вкусная и достаточно дешевая) Вот так.

Адриан и Александр - Ночь демиурга

Суббота, 22 Августа 2009 г. 21:00 + в цитатник

Я тебя выдумал
Ночью одной –
С греческим именем,
С древней судьбой.
Мифы, преданья,
Мечты на двоих, –
Я тебе выдумал их.

Небо в свидетели –
Не было дня,
Чтобы не грезил я
Тайной огня.
Взглядом ли, словом
Безумца дразня,
Ты убивала меня.

Выше, чем ворон
Над выжженным городом,
Выживший в этом аду,
Вижу, как за морем
Падают замертво
Птицы на том берегу.

Дабы не сдаться
На милость твою,
Я ухожу
На любую войну.
Славой овеянный,
Смертью храним,
Я остаюсь невредим.

Первым же ветром
Летящим на юг
Я оставляю
Свой город огню…
Боже, зачем столько
Веры и сил? –
Я ни о чем не просил.

Выше, чем ворон
Над выжженным городом,
Выживший в этом аду,
Вижу, как за΄ морем
Падают замертво
Птицы на том берегу

Вот и свершилось непоправимое.

Пятница, 21 Августа 2009 г. 22:49 + в цитатник
Остригли меня. Как барашка. С особым цинизьмом обкорнали мою шевелюру. Удалили хвостик мой. Хирургическим путем. Иже ножницами. Второй день подходит к концу а я все никак привыкнуть не могу. Все так же перед сном по привычке рука тянется снять ободок и резинку с хвоста.

Сегодня пол дня торчал на строительном рынке и таскал 30 килограммовые мешки. Не подумайте, что я там работаю, просто у нас ремонт затеян, а я используюсь в качестве тягловой силы. Так то.

Продвинулся в закачке музыки на новый уровень, теперь качаю музыку не альбомами а сразу дискографиями. Благо торрент молодец выручает) Комп ломится от новой музыки, завтра сяду разгребать че у меня теперь есть. Заранее знаю что больше половины пойдет в корзину.

РУБЛЬ ШЕСТЬДЕСЯТ - НЕ ДЕНЬГИ (с) Виктория Токарева

Воскресенье, 16 Августа 2009 г. 22:40 + в цитатник
Возле метро "Новые Черемушки" в ларьке продавались шапки-невидимки. Шапки были бежевые с помпончиком на макушке, походили на лыжные. Их никто не брал.
Я стою в шапке-невидимке, стиснутый со всех сторон, и чувствую плечи своих современников.
Возле меня в минусовом расстоянии стоит деревенская женщина в шали и плюшевой жакетке. На шее у нее, как олимпийский венок, висит гирлянда сушек.
- Мать, - обиженно говорит кто-то за моей спиной, - встала, как памятник. Подвинься немножко!
Я включен, и там, где я стою, пустое место. Бабка двигается в эту пустоту, но она заполнена мной.
- Куда я подвинусь-то? - огрызается бабка. Она так оглушена городом, цивилизацией и своими узлами, что ничему уже не удивляется.
- У, деревня... - сердится человек за спиной.
Можно бы повернуться и двумя пальцами взять горожанина за нос, за самый кончик, чтобы умел расставлять в жизни акценты. Но, с другой стороны, стоит ли хватать за нос человека, который не умеет расставлять акценты и, видимо, сам страдает от этого? Ему от этого еще Хуже.
Я прохожу мимо вахтера без пропуска и направляюсь в свой корпус.
Институт у нас большой - целый город. Руководит институтом Копылов, лауреат трех Государственных и двух Ленинских премий.
Копылов - гений. Ему ничего не стоит выдумать новый самолет и открыть новый закон. При этом он не кричит "эврика", как Архимед, а просто откидывается на спинку рабочего кресла и делает пружинящие разводы руками в стороны.
Я завидую Копылову, как Сальери Моцарту.
Завидую потому, что он - гений, а я просто способный человек. Я, может быть, могу выдумать самолет, но на это уйдет много времени. Потому что я буду отвлекаться. А Копылов ни на что не отвлекается. Все остальное ему неинтересно. Но это не значит, что он растерянный и близорукий, как описывают ученых в литературе, роняет на ходу стулья и ходит в разных ботинках. Копылов точен. Никогда и никуда не опаздывает. У него потрясающие запонки с рубинами и модная стрижка.
Иногда я встречаю его и здороваюсь, а он отвечает и идет дальше. Я остановился возле ларька, повертел в руках шапку и спросил у продавщицы:
- А почему никто не покупает?
- Вигоневая, - равнодушно объяснила продавщица.
Я пощупал шапку: она действительно была не шерстяная и, видимо, холодная.
- Ну, будете брать? - высокомерно спросила продавщица. Она была молодая, с высокой прической и держала ее на голове гордо, как олени держат рога.
- А сколько стоит? - виновато спросил я.
- Рубль шестьдесят, - сказала продавщица. - Деньги, что ли? Больше пропьете, и толку чуть. А тут все-таки шапка...
Рубль шестьдесят - не деньги. А все-таки шапка...
- Заверните, - попросил я.
- Вам какую?
- Все равно. Можно эту...
Продавщица взяла шапку, на которую я указал, надела ее себе на голову и - пропала.
Я растерялся. Вообще меня удивить очень трудно, почти невозможно. Я тонко чувствую корни жизни, все могу понять и объяснить. Но здесь я ничего не мог понять.
Продавщица тем временем сняла с головы шапку и снова возникла.
- Включает? - равнодушно спросила она. Ей было все равно, каким товаром торговать.
- Не понимаю, - сознался я. Удивление и растерянность еще не осели во мне.
- Я пропадала или не пропадала? - уточнила продавщица.
- Пропадала.
- Значит, включает, - успокоилась продавщица. - А то, знаете, щас холодно, шапки портятся, которые вовсе не включают, а которые наполовину... Вам завернуть?
- Не обязательно.
Я взял шапку, отошел от ларька. Надел поплотнее на голову и отправился на работу.
Главное в жизни - правильно расставлять акценты. Уметь видеть - что важно, а что неважно.
Если, например, в метро тебе давят в спину и ходят по ногам - надо понимать, что это явление временное. Сказано: "Каждый подчиненный работает лучше, если он видит, что начальник его замечает".
У меня есть хрустальная мечта жизни: я мечтаю, чтобы в один прекрасный солнечный день любого времени года Копылов заметил бы меня, подошел и протянул руку.
- Здравствуйте, Слава! - сказал бы гений Копылов.
- Здравствуйте, Игорь Ростиславович! - вежливо ответил бы я.
- Ну как дела?
- Спасибо, потихоньку...
- А как жизнь вообще?
- Как когда...
- А я, знаете, замотался: то в Африку, то в Америку - некогда сосредоточиться.
Мы бы понимающе помолчали, и я бы сказал:
- Запонки у вас в большом порядке...
- Ага... - обрадуется Копылов. - Жена купила!
Мы улыбнемся друг другу и пойдем каждый своей дорогой. Он - к себе, я - к себе. Но, придя к себе, я бы сел за стол и тут же изобрел круглое крыло и поместил бы его сверху самолета, как верхний плавник у рыбы. Копылов взял бы в руки мой чертеж, поглядел вдаль и прищурился. Гена бы с восхищением выругался, а Саша тут же сел бы и написал заявление об уходе.
Сегодня 14 февраля. Прекрасный солнечный день.
Я поплотнее натягиваю на уши свою шапку и сворачиваю от своего корпуса к главному.
Я иду к Копылову мимо постов, мимо секретарей и стараюсь при этом не чихать и ступать осторожнее.
Копылов работал. Он сидел за столом лицом ко мне и что-то писал на листке. Может быть, выводил теорию относительности, забыв, что ее уже однажды открыл Эйнштейн.
Я осторожно прикрыл за собой дверь, прошел к столу и сел в кресло против Копылова.
Я приблизительно представлял, как все будет выглядеть: сейчас я сниму шапку и возникну. Копылов долго будет смотреть на меня, а потом тихо спросит:
- Когда вы вошли?
- Только что.
- А кто вас пропустил?
- Никто. Я сам пришел в шапке-невидимке.
Я улыбнусь и протяну ему шапку. Копылов рассмотрит со всех сторон, скажет: "Полупроводники" - и вернет обратно. И посмотрит на меня. Не вообще, а на меня.
Но все выглядело совершенно иначе, чем я представлял.
Я снял шапку и возник. Копылов поднял на меня глаза, но не удивился и не испугался, как я предполагал. Он посмотрел куда-то мне в переносицу, потом прищурился и стал что-то быстро писать на листке. Видимо, ему в голову пришла подходящая мысль.
Я растерялся, но ничего не сказал. Я смотрел на его лоб, на челюсть, немножко выдвинутую вперед. Копылов работал и был в этот момент похож на виолончелиста Ростроповича, когда тот играет "Элегию" Массне.
Я надел шапку и исчез. Копылов не заметил.
Тогда я дождался, когда он поднимет голову, - быстро стащил шапку и возник прямо перед его лицом.
Копылов стал смотреть на меня, и это продолжалось долго - минуту или две. Я попробовал даже слабо улыбнуться, но лицо Копылова оставалось бесстрастным, и я понял: он смотрит на меня и меня не видит.
Он был сейчас далеко со своими несозданными самолетами, неоткрытыми законами. Я не имел к этому никакого отношения, значит, я не существовал вообще. И если даже я встану сейчас вниз головой и пройдусь по кабинету на руках - это тоже ничего не переменит.
Я поднялся, сунул шапку в карман и пошел из его кабинета.
Когда я вышел, секретарша Копылова вытаращила на меня глаза.
- Когда вы вошли? - испугалась она.
- Только что.
- А кто вас пропустил?
- Я сам прошел. В шапке-невидимке.
Я вытащил из кармана шапку и показал секретарше.
- Синтетика? - заинтересовалась она.
- Вигоневая.
Секретарша не поверила. Посмотрела на меня и улыбнулась. Ей нравились молодые и веселые сотрудники.
Я подхожу к своему корпусу. Представляю, как появлюсь сейчас в своей шапке, как включусь и выключусь.
Ирка завизжит. У нее преобладает первая сигнальная система. Реакции примитивные.
Гена восхищенно выругается. Он ругается во всех случаях - и когда сердится и когда радуется.
Железное скажет: "Чем бы ни заниматься, только не делом". Для Железнова дело - превыше всего.
Гришка Гарин быстро спросит:
- Сколько платил?
- Рубль шестьдесят, - быстро скажу я.
- Даю три, - скажет Гришка. - Продай...
А мой друг Саша ничего не скажет. Даже не посмотрит. Он мне не верит, и все, что идет от меня, внутренне вычеркивает. Ему кажется, что я постоянно выпендриваюсь и это основное дело моей жизни. Я защитил диплом, который хотели зачесть как диссертацию, не потому, что я умный и много работал, а всем назло. У меня была самая красивая девушка - не потому, что она мне нравилась, а чтобы все завидовали. Сейчас я пришел в шапке-невидимке, чтобы все побросали свои дела и занимались одним мной. Саша ни за что не поверит, что я купил ее в ларьке за рубль шестьдесят. И если я когда-нибудь умру.
Саша даст голову на отсечение, что я умер только для того, чтобы обо мне поговорили.
Иногда, особенно когда выпью, мне хочется позвонить Саше по телефону и сказать:
- Мы с тобой пять лет учились на одном курсе, играли в одной команде и даже дружили когда-то. Как получилось, что ты меня совершенно не знаешь? Я ведь не такой...
Но я никогда не позвоню к нему и ничего не скажу.
Когда я вошел в комнату - все работали на своих местах и о чем-то оживленно спорили. Начала спора я не застал, и меня это не интересовало.
Я встал поближе к окну - так, чтобы всем было удобно на меня смотреть, взялся за помпончик и приготовился к аттракциону.
- ...потому что Славка не сексуальный, - возразила Ирка.
- При чем тут? - удивился Гена.
- При том. Половая система имеет прямое отношение к таланту!
Я растерялся.
- А почему вы решили, что Слава не сексуальный? - спросил Железнов. Я не ожидал, что его может заинтересовать эта тема. Я думал, его интересует только работа.
- Мне совершенно не хочется его обнять! - сказала Ирка.
- А он хочет, чтобы ты его обнимала? - уточнил Гришка Гарин.
Я мысленно поблагодарил Гришку за эту реплику.
- Дело не в этом! - Ирка встала.
Сейчас она произнесет речь и окончательно зачеркнет меня в глазах родного коллектива. Я решил, пока еще не поздно, сдернуть шапку, но в это время Железнов спросил:
- А почему Славы нет на месте? Он что - болен?
- Он здесь, - не оборачиваясь, сказал Саша.
- Вы его видели? - уточнил Железнов. Его интересовала трудовая дисциплина.
Саша обернулся, посмотрел прямо мне в лицо.
- Видел, - сказал он не Железнову, а мне, и по тому, как он точно на меня смотрел, я понял - он меня видит. Никто не видит, а он видит.
Я стоял посреди комнаты и слушал, как говорили обо мне. И чем дольше я стоял, тем невозможнее становилось снять шапку. Получалось, что я подслушиваю.
Я на цыпочках двинулся к двери, осторожно действуя между столами и стульями, как партизан в тылу врага.
Когда я проходил мимо Саши, мы обменялись с ним взглядами.
- Пока, - сказал мне Саша.
Я небрежно помахал кистью в воздухе, как кинозвезда, выходящая из самолета.
- Что? - спросил Гена.
- Я не тебе, - сказал Саша.
Я вышел из нашего коридора и направился к проходной. Я думал о том, что не безразличен Ирке, и о том, что Копылов меня не заметил, а Саша заметил. Может быть, это произошло потому, что Копылов не думает обо мне, а Саша занят этим постоянно.
Я вспомнил лицо Копылова, когда он работал. Вряд ли я со своими правильными чертами смогу достичь когданибудь такого лица.
Я иду по улице в шапке-невидимке, смотрю по сторонам. Я всех вижу, а меня не видит никто. Я свободен и могу делать все, что хочу: могу, например, зайти в ювелирный магазин и украсть самый крупный бриллиант. Но я не делаю этого, потому что бриллиант мне не нужен. Если бы я был стекольщик, он понадобился бы мне для того, чтобы резать стекло.
Я не стекольщик. Я конструктор. Мои орудия производства - карандаш и талант. Карандашей у меня сколько угодно, а талант нигде не украдешь.
Хорошо бы где-нибудь возле Парка культуры имени Горького продавали в ларьке талант, любовь, надежду по килограмму в одни руки. Я поехал бы туда и набрал целую хозяйственную сумку - для себя и для своих знакомых.
Но счастье на углах не продают, а продают апельсины.
Можно на худой конец купить апельсины и раздавать прохожим вместо счастья.
Идет, например, человек - усталый и разочарованный, ничего хорошего для себя не ждет. И вдруг по воздуху к нему подплывает апельсин - круглый и оранжевый, как солнце вечером.
Но, с другой стороны, подплывающий по воздуху апельсин может навести человека на мысль, что он не справился с противоречиями жизни и тихо сошел с ума. В этом случае апельсин доставит ему больше огорчения, чем радости.
Поэтому я не совершаю никаких поступков - ни в ту, ни в другую сторону. Я могу делать все, что хочу, но я ничего не хочу. Просто иду, дышу и гляжу.
Как-то Гришка Гарин принес на работу анкету из английского журнала "Лайф". Анкета задавала вопросы типа:
"Сочувствуете ли вы пьяным? Как относитесь к чужим детям в возрасте до года? Считаете ли возможным изменить своей жене?" На вопросы надо было отвечать "да" или "нет", ставить плюсы или минусы. В зависимости от сочетания плюсов и минусов определялся характер.
В результате выяснились характеры:
Ирка - дитя с неразвитым вкусом.
Железнов - мрачный тиран.
Саша - борец за правду с мещанским уклоном.
Гришка - арап по натуре, без мещанства.
Я - обиженный обыватель.
Там был еще один характер: интеллигентный человек. У меня не хватило до интеллигентного человека одного плюса.
Если бы шапка-невидимка попала на голову Гришке Гарину - он перессорил бы три или четыре государства, съездил в Париж, ограбил там национальный банк, потом с деньгами женился бы на экс-шахине Сорейе и вернулся в Советский Союз, чтобы похвастать.
Гришка - арап по натуре, без мещанства, а я - почти интеллигентный человек. Самое большое, на что я способен, - сбежать с работы и пойти в кино на дневной сеанс. На 14.00.
Картина только что вышла. Вечером на нее не попасть.
Днем тоже. В кассу за билетами выстроилась длинная очередь. Можно, конечно, пройти без билета, но тогда я буду стоять весь сеанс.
Гришка наверняка прошел бы без билета и сидел на самом лучшем месте. А я добросовестно встаю в самый хвост и жду своей очереди.
Ботинки у меня холодные, шапка вигоневая, рукавиц нет вообще - я их теряю или забываю в такси.
Я стою, дую на пальцы, подплясываю - делаю множество мелких бессвязных движений. Хорошо, что меня не видно.
Когда подошла моя очередь, я снял шапку и сунул голову в окошечко к кассирше. Но в это время меня дернули за рукав. Я вытащил голову из окошечка, оглянулся и увидел женщину лет шестидесяти или семидесяти. В этом возрасте я не вижу разницы. Она стояла в очереди следом за мной и все время наступала мне на пятки.
- Привет! - неожиданно современно отозвалась женщина. - А вы откуда взялись, как из-под земли?
- Я стоял, - с достоинством объяснил я.
- Молодым, значит, везде у нас дорога, а старикам, значит, везде у нас почет?
- Не давать ему билета! - дружно распорядилась очередь, которая преимущественно состояла из стариков.
Я открыл рот, но потом закрыл обратно. Я не умею спорить, когда не чувствую контакта с аудиторией.
Определенно, я отношусь к человечеству лучше, чем оно ко мне.
Я выбираю Гришкин вариант, прохожу без билета и сажусь на самое лучшее место в 10-м ряду. Сижу и жду, что сейчас будет. А будет следующее: появится нервный зритель и займет место согласно купленному билету. Ничего не подозревая, он сядет ко мне на колени, потом вскочит, наберет полные легкие воздуха и заорет. Я тоже вскочу и побегу вдоль ряда по ногам. Весь ряд вначале окоченеет от ужаса, потом начнется тихая паника.
Я кручу головой, ищу глазами своего зрителя. Но зритель не пришел, может, передумал идти в кино, а может, сел куда-нибудь на другое место.
Свет потух, начался киножурнал. Я снял шапку, вытянул ноги и стал смотреть на экран.
На экране по болоту шли вьетнамские партизаны. Сначала показывали вязнущие сапоги, потом лица.
Сзади меня постучали по спине. Я оглянулся и увидел мальчика.
- Дяденька, - шепотом сказал мальчик, - мне за вами не видно...
Я достал из кармана шапку и надел ее на голову.
- Дяденька, - снова постучал мальчик, - мне за вами мутно...
Как правило, мы с женой возвращаемся одновременно - я немножко пораньше, они с дочкой немножко попозже.
Мою жену зовут Маша, дочку Витька. Витька отличается от других детей тем, что она моя дочь. А Маша отличается от других жен тем, что она меня любит. За это она - моя жена.
Когда мы познакомились с ней четыре года назад, она каждый день писала мне письма, печатала их на машинке, а вечером отдавала, и я читал при ней.
Сейчас она мне писем не пишет. Некогда.
Маша работает машинисткой на киностудии. Она поступила туда четыре года назад в надежде выйти замуж за кинорежиссера и сниматься в кино. Но режиссер ей не попался, а попался я. С тех пор Маша о карьере кинозвезды не думает. На работе она думает о работе. После работы бежит в магазин, оттуда - в детский сад. О чем она думает по дороге, я не знаю. Придя домой, крутится до тех пор, пока все не лягут спать. А когда все ложатся спать, уходит на кухню, кладет на стул подушечку и печатает срочную работу.
Сегодня же, как всегда: я прихожу пораньше, они с Витькой попозже, и их появление начинается с самой высокой ноты.
Сначала на лестничной площадке грохает дверца лифта, слышен возмущенный крик жены. Потом все это врывается в квартиру: жена, дочь и крик. Витька, топая валенками в галошах, несется в комнату, за ней с той же скоростью несется Маша. Далее Витька кидается животом на диван, трясет в воздухе ногами, а с ее галош во все стороны летят кляксы подтаявшего снега.
Маша стоит над ней и кричит так, что слышно возле метро.
Если бы можно было лазить с ногами на диван, если бы это считалось нормальным, Витька ни за что бы не полезла. Весь смысл - в создании конфликта, в столкновении противоположных интересов. Тогда в этом есть драматургия.
Я ни на секунду не сомневаюсь в том, что моя дочь - талантливейшее творческое существо и в будущем из нее выйдет то, что не вышло из меня.
Жена тем временем обращается ко мне на самых высоких нотах, и смысл ее обращения в том, что я сижу как истукан, будто меня это не касается, будто я ничего не вижу и не слышу.
Я вижу, но совсем не то, что видит Маша. Я понимаю Витьку и сочувствую ей. Но я понимаю и жену; в течение дня ей приходится преодолевать массу всяких мелочных препятствий, которые забирают столько же сил, сколько и крупные.
Я встаю с кресла и подхожу к Витьке.
- Ехала деревня, - начинаю я и ловлю ее за ноги.
- Мимо мужика, - подхватывает Витька.
- Вдруг из-под собаки...
- Лают ворота!
Маша удаляется на кухню, а мы с Витькой остаемся вдвоем. Ее невозможно просто поставить, чтобы она стояла, и просто расстегивать пуговицы, чтобы она ждала. Во все необходимо ввести элемент игры и творчества.
Мы вместе куражимся, и нам весело. Я смотрю на ее зубы - белые, как кусочки сахара, на волосы - мягкие и взмокшие, как перышки. Я люблю Витьку, а она любит меня. Я для нее самый умный и самый красивый, и она никогда ни на кого меня не променяет. Витька - надежный человек.
Я беру ее на руки - такую реальную, тяжелую, как плотно набитый тючок, и у меня ощущение, будто я держу на руках маленького себя.
- А что ты мне принес? - интересуется Витька и заглядывает в самые мои зрачки.
Любовь любовью, подарки подарками. Витька эти вещи не смешивает.
Сегодня я ничего не принес, кроме шапки-невидимки. Я бегу в прихожую, потом возвращаюсь оттуда.
- Раз... - таинственно считаю я. - Два...
- Три! - подхватывает Витька. Еще не знает зачем, но ей уже интересно.
На слове "три" я надеваю шапку и пропадаю. Витька на мгновение теряется. Она не ожидала, что я исчезну. Это огорчило ее, и она тут же заплакала.
- Раз, - сосчитал я из пустоты, - два... три! - И возник.
Витька обрадовалась и тут же захохотала сразу на самой высокой ноте. Переход от горя к счастью у нее мгновенный. Кончилось горе - началось счастье.
Я снова исчезал и снова появлялся, а она замирала, переставала дышать, ожидая моего появления. Потом радовалась, как умеют радоваться только дети - до самого конца, до самой последней клеточки. Для Витьки в шапкеневидимке не было ничего сверхъестественного - просто интересная игра, в которой она существовала с большей охотой, чем в реальности.
Я надел шапку и побежал на кухню. Мне захотелось на минуточку отвлечь Машу - увести из кухни в сказку.
Я представил себе, как Маша вытрет руки о передник, вывернет наизнанку и начнет разыскивать ярлык.
- Чье это производство? - спросит она.
- Отечественное.
- А импортных не было?
- Не было.
- Почему ты только одну купил?
- А зачем тебе больше?
- Я бы Клаве подарила. Пустячок, а приятно.
Но все произошло по-другому.
- Маша! - позвал я, радостно предчувствуя ее удивление.
Она обернулась и посмотрела на пустую стену. Взгляд у нее был абстрактный и одновременно сосредоточенный, будто забыла что-то важное и не может вспомнить.
Я сдернул шапку и предстал перед ней. Ничто в ее лице не переменилось. Она смотрела абсолютно так же, как на стену. Как на пустое место. И все время что-то вспоминала - может, то время, когда писала мне письма? Потом отвернулась, стала чистить картошку, из-под пальцев медленно поплыл округлый серпантин из кожуры.
Я бросил шапку на вешалку и вернулся в комнату. Я все понимал и ничего не мог понять.
Я понимал, что она не замечает меня и ей безразлично - живу я здесь или нет. И я сам не знал - живу я здесь или нет. Я ем, сплю, играю с дочкой, разговариваю с женой. Мы говорим друг другу все необходимые слова: "здравствуй", "как дела?", "переключи на другую программу", "не балуй ребенка, он тебе на голову сядет".
Но, в сущности, меня здесь нет. И она привыкла к этому и перестала меня замечать.
Зачем я купил эту шапку? Чтобы узнать все о себе? А так ли это необходимо знать о себе все? Люди не дураки. Недаром эти шапки лежали навалом, и никто не хотел их брать. Даже за рубль шестьдесят.
В этот вечер Маша не печатала. Наверное, не было срочной работы.
Из прихожей доносился легкий треск - это обои отставали от стены. Витька что-то быстро проговорила во сне. Она выросла за последнее время и стала видеть сны.
Маша спала, не подозревая о том, что существуют шапки-невидимки.
Я смотрел в потолок и думал - зачем я ее все-таки купил? Ведь не за тем, чтобы пройти без билета на дневной сеанс...
Я понял, что не засну. Тихо оделся и вышел на улицу.
Было пустынно. Деревья под снегом казались добрыми. Добрые деревья и добрые дома.
Медленнее, чем обычно, шло такси. Был гололед, и ездить следовало осторожнее, но мне думалось, машина идет медленно оттого, что за рулем добрый шофер.
Я шел без шапки. Меня все видели, и я видел всех.
Я шел к Вике, которую бросил четыре года назад за то, что она бросила меня. Сменяла на кого-то получше.
Я знал ее десять месяцев - триста дней. За это время девять раз я был счастлив, а 291 раз - несчастлив. Моя к ней любовь была чувством непреходящего огорчения. И все-таки ни с кем и никогда я не был так счастлив и так до конца несчастлив.
У Понтия Пилата была собака Банга, которая лежала у его ног. Это была обыкновенная собака - такая же, как другие ее породы. Но оттого, что она служила Понтию Пилату, казалась себе необыкновенной, привилегированной собакой.
Я тоже казался себе привилегированной собакой и готов был лежать у Викиных ног и в этой жизни и за гробом. Но ей это не понадобилось. Она, правда, не знала о моем намерении, я не говорил о нем вслух, боялся попасть в смешное положение.
Я и сейчас боялся: представлял, как войду невидимый и увижу их вместе - ее и того, на которого она меня поменяла. Тогда я не сниму шапку. Я дождусь, когда он выйдет из комнаты, запру дверь и предстану перед ней.
- Можешь придумывать все, что угодно, - спокойно скажет она. - Тебе ничего не поможет.
- Давай начнем все с начала, - попрошу я.
- Это невозможно.
- Но почему?
- Потому что невозможно дважды войти в одну и ту же воду...
Она жила на Чистых прудах, в доме, где когда-то жил Эйзенштейн и сейчас возле парадного висела мемориальная доска.
Доска висела, как и четыре года назад, и дом стоял на том же месте. Ничего в мире не меняется, кроме нас самих. Я надел шапку и позвонил. Мне долго не отпирали. Я ждал и нервничал - вдруг моя шапка испортилась от холода, и в самый ответственный момент я всплыву перед ее семьей как на спиритическом сеансе.
За дверью послышались шаркающие шаги. Это была мама. Она носила тапки со смятыми задниками, которые сваливались с ног. Видимо, за это время не купила себе других.
Она открыла дверь и посмотрела, но ничего не увидела. Тогда она вышла на лестничную площадку, придерживая халат, и заглянула в лестничный пролет. Наверное, предположила, что кто-то позвонил, а потом побежал вниз, как школьник.
Мама смотрела в пролет, а я тем временем пробирался в квартиру, втянув живот до позвоночника, мягко ступая, как благородный хищник.
Я стоял в прихожей за самой дверью, прижавшись к стене спиной и лопатками так, будто хотел врасти в эту стену. Мама вернулась сразу за мной следом, стала запирать двери на все замки и цепочки. Я боялся, что она заденет меня или просто почувствует мое присутствие. Но она ничего не почувствовала, потому что думала, наверное, о других вещах.
Она закрыла дверь, потушила свет и ушла в свою комнату, шаркая тапками. Я стоял в темноте, ждал, когда затихнут шаги, а когда шаги затихли подождал еще немного.
Вика спала. Форточка в ее комнате оставалась открытой. Было прохладно, и пахло снегом.
Я осторожно прошел к письменному столу и сел в кресло. Все здесь было по-старому: те же книжные шкафы один к другому, тот же божок с острова Пасхи на стене.
Мне вдруг показалась бессмысленной вся эта затея дважды ступить в одну и ту же воду. Я понимал, что надо встать и уйти, пока она еще не проснулась, но не мог заставить себя подняться. Почувствовал, как смертельно устал за весь день, а особенно за последние 15 минут, которые простоял в коридоре возле стенки. Но все-таки больше всего я, наверное, устал от одиночества. Оттого, что я всех видел, а меня - никто.
Вика проснулась, быстро села на диване и дернула за кисточку торшера. Она смотрела прямо в кресло, где я сидел. Мне казалось, что она видит меня.
Я медленным движением снял с головы шапку и возник.
- Славка... - спокойно проговорила Вика так, будто я сидел на этом месте все четыре года. - Как ты сюда попал? В окно?
- Нет, - я показал шапку. - В шапке-невидимке.
Она сразу поверила.
- Ты сам ее сконструировал?
- Купил за рубль шестьдесят.
Она не поверила.
- Я знала - ты что-нибудь придумаешь и придешь... Только почему так долго?
- А ты ждала?
- Конечно...
- А почему ты мне не сказала?
- Ты не спрашивал.
- Потому что ты бросила меня.
- Это ты меня бросил.
- Ты с ума сошла!
Я мог тогда думать и говорить только о ней. Я ни на минуту не мог остаться наедине с собой и так обалдевал от этого, что заплакал однажды средь бела дня на стоянке такси.
- Я любил тебя...
- Значит, любил и бросил.
- Разве так бывает?
- Значит, бывает.
- Ты что-то напутала...
- Мы вместе напутали.
- Но почему ты молчала?
- Боялась попасть в смешное положение.
В двадцатом веке, когда космонавт выходит из корабля прямо в небо, двое людей, необходимых друг другу, не могут просто прийти один к другому и сказать об этом.
Нужно какое-то чудо, шапка-невидимка, чтобы встретились двое людей, живущих в одно время, в одном городе, на соседних улицах, в двадцати минутах ходьбы.
Во мне закипали упреки, но я молчал. Видимо, обиженный обыватель боролся во мне с интеллигентным человеком.
- Как твои дела? - спросил я.
- Обычно, - сказала она. - Заботы творчества. Когда их много - плохо. Когда их нет - тоже плохо.
Интонации у Вики были ровные и какие-то деревянные.
Она думала в этот момент не о заботах творчества.
- Ты у Копылова работаешь? - спросила она.
- Да. Вместе с Сашей.
- Он, конечно, обожает тебя...
- Кто?
- Копылов. Ты ведь очень талантливый конструктор.
- Это тебе кажется, - уклончиво сказал я. Мне не хотелось ее разочаровывать.
- Ничего не кажется, - возразила Вика. - Помнишь свой диплом? Его хотели зачесть как диссертацию.
"Это когда было", - подумал я, но промолчал.
- Как зовут твою дочь?
- Виктория.
Мы помолчали.
- Жена тебя, наверное, обожает...
- Она очень устает, - неопределенно сказал я.
- Зато она каждый день тебя видит.
- Думаешь, это такое уж счастье?
- Счастье! - убежденно сказала она. Мы снова помолчали.
- Почему ты меня не поцелуешь? - тихо спросила Вика.
Действительно - почему? Наверное, потому, что я пришел к ней ночью, как жулик, и прятался, и сейчас боялся, что войдет кто-нибудь.
- Я должен по-другому прийти к тебе, - сказал я.
- Я подожду. - Она умела меня понимать. - Только не очень долго. Ладно?
Я подошел к Вике и увидел, что она плачет. Поэтому такие ровные и деревянные были интонации. Она плакала и скрывала слезы.
Не стал успокаивать. Где-то я не мог простить этих четырех лет и того, что Витька не наша общая дочь.
- Подарить тебе шапку? - спросил я.
- Не надо... - она покачала головой.
- Почему?
- Прическу будет мять. Я косынки ношу.
Я увидел: она совершенно не переменилась за это время. И вообще ничего в мире не меняется, если мы сами остаемся прежними.
Я возвращался домой без шапки. Я знал теперь, зачем ее купил, - чтобы узнать все о себе. И я все о себе знаю: я талантливый конструктор, и видеть меня каждый день - счастье.
Копылов, правда, меня не замечает, но это явление временное. Заметит. И лучшая женщина мира ждет меня в своем доме, где раньше жил Эйзенштейн.
Я все про себя узнал, и шапка была не нужна мне больше. Можно подарить ее кому-нибудь. Гришке Гарину, например. Но Гришка-человек тщеславный. Неизвестно, как он захочет распорядиться миром. Опасно дарить такую вещь. Лучше просто выбросить.
Можно положить шапку на перила моста, по которому я иду через Чистые пруды. Но вдруг мост исчезнет, и тогда я пойду по воздуху, над водой, как Христос.
Рубль шестьдесят - не деньги. Я перегнулся через перила и бросил шапку в воду. Бросил и пошел дальше, мимо кинотеатра "Колизей", мимо издательства "Искусство" - по бульварному кольцу. И пока я шел - не встретил ни одного живого человека.
Город стоял совершенно пустой, будто вымер. Может, время такое, когда еще все спят. А может, шапки вошли в моду, весь город накупил их - ведь они дешевые. Люди надели шапки и теперь невидимые.
Может, на улице полно народу - просто я никого не вижу.
И я снова один. Меня видят все, а я - никого.

Да...

Четверг, 13 Августа 2009 г. 12:51 + в цитатник
Вот что мне нравится в лиру? То что он таки тоже сбивается со счета! Когда вместо привычно точного указания дней отсутствия обновлений дневничок выдает мне что твой дневник не обновлялся "очень давно", то понимаешь, что пора бы черкануть пару строчек хотя бы для проформы.
На самом деле мое отсутствие объясняется очень просто. Я просто забыл свой пароль. А потом вспомнил. Во сне. Как Менделеев.
Что еще могу сказать хорошего? Ну наверно то что я таки поступил куда хотел. Почти. И почему-то как-то мне не очень радостно. То есть радость была до поры до времени, а потом я настолько устал бегать по всем инстанциям и собирать бумажки, что в итоге чувствую скорее раздражение, чем радость.
А на дворе алко-лето! Классика жанра! Всемирные братания, признания в вечной памяти и дружбе, постоянные "а помнишь?" и алкоголь, алкоголь, алкоголь. Самый разнообразный.
Вчера праздновался день рождения Степана. С чем его в очередной раз поздравляю) Степан, жму твою руку и от души желаю здоровья, счастья, приятной атмосферы в доме и большой удачи! Думаю хватит на сегодня.

К вопросу о.... да обо всем блин!

Вторник, 14 Апреля 2009 г. 14:15 + в цитатник
Каникулы... В принципе, как и ожидалось, мои последние школьные каникулы проходят достаточно кисло. Подъем в 7, завтрак, зубрежка материалов, которые могут иметь хоть какое-то отношение к предстоящей субботней олимпиаде, затем поход в школу на репетицию проекта, на которой чувствую себя не в своей тарелке и из-за этого почему-то виноватым, затем домой, снова зубрежка и на курсы... Вторник ничем не отличается от понедельника, разве что сегодня придется немного сложнее, ибо после репетиции была консультация по физике, а затем предстоит уже не лекция, но практикум на курсах, домой приду часов в 9, усталый как собака, законный час за компом, срач с родителями и спать.
А на улице как на зло погода - загляденье! Да вы и сами видите. Вот он где закон подлости зарыт, зараза... Не дай бог не поступлю.

Знаете....

Пятница, 03 Апреля 2009 г. 22:37 + в цитатник
Я все больше и больше уверяюсь в том, что если там наверху кто-то и есть, то ему срать на всех нас вместе взятых, ну а на меня лично точно срать. Последний месяц наперекосяк, это ладно... Но на сегодняшний день я возлагал слишком много надежд, чтобы просто так взять и забить на то, что все рухнуло..... Это правда ОБИДНО.
Причем что обидно: планы ломаются благодаря тем людям на которых возлагалось больше всего надежд и доверия. Хочу провести реформу сознания и взять курс под названием СРАТь. На этом пост мой кончается, иду курить, срать на родителей.

Если где-то нет чего-то....

Суббота, 28 Марта 2009 г. 18:54 + в цитатник
В колонках играет - Dead By April - Carry Me
Настроение сейчас - К черту лучший из миров, если меня там нет!

...значит скорее всего хрен вы его отыщите. Сегодня почти все против меня. Хорошую погоду и теплое весенне солнышко я сегодня наблюдал только из окна своей пыльной квартиры. Физика, математика, снова физика.... Usual stuff, который последнее время pisses me off. У Марии снова сломался телефон, и она в очередной раз закатила мне по этому поводу скандал. Какой я нехороший. Вернувшись домой с непродолжительной прогулки (единственной отрады за весь сегодняшний день) я узнал, что телефончик оказался серым....Кто-то наверху, наверно, решил что смеялся надо мной недостаточно в последнее время и решил увеличить давление на мои бедные мозги. Вернувшись к заголовку, хотелось поинтересоваться этого некого сверху, куда блин делся мой плеер?!

Весело... А кто говорил, что жизнь должна быть прекрасна?

выдержки из любимой книги

Понедельник, 23 Марта 2009 г. 22:16 + в цитатник
Великие события всегда начинаются буднично. У кого-то засветилась
фотопленка, чтобы через полвека была создана атомная бомба. Кого-то
высекли за неуспеваемость и посадили за уроки на жестком стуле - и он
изобретает водяные матрасы. Мир состоит из сплетения причин и следствий, и
кое-кто утверждает, что это - гармония. Ничто, уверяют они, не случайно, и
судьбы наши предрешены. Впрочем, их остается все меньше, таких людей,
главным образом из-за их манеры переходить улицу, полагаясь на судьбу
больше, чем на сигналы светофора. Представители же философской школы,
основанной на так называемой теории хаоса, напротив, выживают и множатся,
ибо они стараются вовсе не переходить улицу.
Строго говоря, просто так в мире мало что случается, на этом,
как ни странно, сходятся как представители теории хаоса (вы думаете, вы
случайно сели на гвоздь? Здесь всегда был гвоздь!), так и их оппоненты,
приверженцы теории гармонии и порядка (впрочем, если вы относитесь к
сторонникам теории гармонии и порядка, то вам будет непросто объяснить
этот самый гвоздь. Но может быть, вам это было нужно? По большому
счету...). Позволим себе воспользоваться подходом сторонников хаоса,
поскольку, по этому самому большому счету, совершенно не важно, какой
теорией пользоваться, если на гвоздь вы уже сели.
Достаточно, говорят они, создать в произвольном месте сколь угодно малое
возмущение, и волны последствий побегут по ткани мироздания, влияя на всё
и вся. Падение пушинки в Израиле может обрушить пирамиду в Египте (а если
кто-то считает, что это не так, пусть ознакомится получше с историей
отношений вышеупомянутых государств). К сожалению, логика, которую
используют сторонники теории хаоса, не отличается простотой. Десяти минут
(самое большее!) рассуждений им достаточно, чтобы пройти сквозь "задачу о
трех телах", как вышеупомянутый гвоздь сквозь определенные части тела, и
полностью потеряться в дебрях фрактальной геометрии. Число сторонников
теории хаоса, знакомых с фрактальной геометрией, значительно уступает
числу сторонников этой теории вообще, так что на этом месте дискуссия
обычно затихает сама собой.

О превратностях судьбы и замерзшем Степе.

Четверг, 05 Марта 2009 г. 00:22 + в цитатник
Бывают, значится, моменты, когда напившись в драбодан, ты лезешь в свой удаленный дневник и пытаешься найти в нем святые истины. Затем, не найдя оных, ты решаешь восстановить этот злосчастный днев, чтобы написать в нем эти треклятые истины. Однако, как только, протрезвев, ты об этом вспоминаешь, то они, истины эти значится, берут и забываются, вот. В этом превратности судьбы и заключаются наверно.
Так о чем я? А! Я хотел сказать о том что сегодня свершилось событие по истине исторического масштаба! Повторный (или дважды\трижды повторный?) запуск Митька в дневник! Поздравляю вас, товарищи с этим великим достижением.
Далее у нас по сценарию что? (лезет в блокнот) Ага! Далее о том что свершилось в период моего отсутствия. А творилось, товарищи, черт знает что. Более ничего сказать не могу, ибо не помню. Вспомню напишу.
Поскольку запас формальностей я исчерпал вернемся к событиям дня сегодняшнего. А чем он так примечателен? А вобщем ничем он не примечателен. Митек прогулял опять школу, как обычно. И не просто прогулял, а прогулял у Степана! (Надеюсь что великие всевидящие палители пропустят сей пост). Там мы пили, пили много, усердно и упорно. И разнообразно. Под музыку. И беседовали на различные философские темы. А потом разошлись. По домам разошлись. А потом вечером опять встретились, но уже не пили. Почти. А потом снова разошлись. Вот и все. Информативно правда? Ну, думаю для первого поста после столького времени сойдет.
Ах да, чуть было не забыл про вторую часть заголовка. Степа замерз. Сильно.
Вот теперь все.

Грустно...

Четверг, 21 Августа 2008 г. 06:59 + в цитатник
Сижу на кухне. Вроде хорошо посидели с другом, все обсудили, поговорили по душам... Он спать завалился, а у меня на душе неприятный осадок. Может он и прав, а все равно кажется что я неудачник... Может я и правда дурак.
Она далеко а я здесь... Грустно... Кофе и сигарета - лекарство от всех моих душевных болезней... Но от мыслей все таки не спасает. Они всегда найдут путь к голове, как бы запутан он ни был. Думать сейчас хочется меньше всего. Хочется уйти в запой и забыться. А завтра на работу, зарабатывать чужие деньги... Может и прав был Шекспир. There is neither good or bad, but thinking makes it so.

Без заголовка

Вторник, 12 Августа 2008 г. 22:52 + в цитатник

Рылся в своих записях.... Кстати весьма полезное занятие, узнаешь про себя много нового. Иногда смотришь на запись и вообще не узнаешь

их. Столько небывшихся надежд, невыполненных планов, столько начинаний....

Нашел стих который я написал когда она уехала.... Пусть будет здесь, не хочу чтобы он сгорел с остальными записями у меня на даче в печке.

А вдруг.... Вдруг Солнце будет вечно?

Вдруг счастье будет навсегда,

А грусть вдруг станет быстротечна,

И вместо нет вдруг будет да?


Вдруг радуга не пропадет,

Пропажа будет вдруг на месте,

А страх отступит и.... уйдет?

Тогда... Тогда мы будем вместе?


Знаете....

Понедельник, 11 Августа 2008 г. 01:10 + в цитатник

...А мне стало действительно скучно... Нет, ну правда все уже надоело: работать за компом по 6 часов, потом "гулять" в засраном дворике среди "друзей", приходить домой и видеть "улыбки" моей семьи, остаток вечера сидеть тупо уставившись в монитор и не зная что бы поделать.... Надоело спать и видеть один и тот же сон. Такое ощущение будто я заезженная пластинка. А все "новое" в моей жизни я уже где-то видел, все "неожиданности" оказываются вполне предсказуемыми и вряд ли приятными. Еще и этот "неожиданный" вооруженный конфликт, который начал уже порядком всем действовать на нервы, давить и угнетать.

Сижу щас и опять даже не представляю что бы поделать..... Спать не хочется, хотя надо бы.... Но не хочу просыпаться и понимать что видел просто сон. Красивый, красочный и такой желанный... сон. Увлекся огранкой и шлифовкой камней.... Вчера шлифовал камешек под чуднЫм названием чароит. Красивый и хмурый. В смысле камень. Думал. Много думал. И... Ничего. Пусто. Никаких мыслей. То есть вообще. Вывод: разучился думать.

Интересно что будет дальше?

 (480x600, 71Kb)

Концепция... концепции.

Вторник, 22 Июля 2008 г. 21:53 + в цитатник

Концепция - система взглядов на что-то. (с) Ожегов. Истина? Нет, скорее все-таки личное знание, мнение и понимание предмета. Или нет? Вот она, концепция концепции. Ее можно выразить. Выражает ее человек. Соответственно он на чем-то основывается. А на чем ему основываться как не на своем опыте. Опыт всегда сомнителен, следовательно концепцию можно оспорить, так?

Конце́пция, или конце́пт, (от лат. conceptio — понимание, система) — определенный способ понимания (трактовки) какого-либо предмета, явления или процесса; основная точка зрения на предмет; руководящая идея для их систематического освещения. (с) любимая и ненаглядная Вики.

Так все таки точка зрения должна быть основной? А личная тогда как? Понятие?

Поня́тие, форма мышления, отражающая существенные свойства, связи и отношения предметов и явлений в их противоречии и развитии; мысль или система мыслей, обобщающая, выделяющая предметы некоторого класса по определенным общим и в совокупности специфическим для них признакам. (с) все та же Вики.

Хе-хе... Ересь какая. Вот вам и Великий и Могучий. И все равно... Концепция звучит красивее.

О! Вот еще! Она имеет, как правило, ярко выраженное личностное начало, означена фигурой основателя...(с) опять же Вики. Значит все таки концепция. Значит все таки концепция - есть нечеткая теория основанная на личном понимании предмета. Аминь.

Сим *концептуальным* бредом положим начало разделу концепций.


Без заголовка

Вторник, 15 Июля 2008 г. 00:54 + в цитатник

Цитаты, цитаты, сплошные цитаты всплывают в памяти... ЧСами собой, ведь их никто не звал и никогда не просил оставаться... просто они есть и в самый удобный для них момент появляются у сердца.

**************

Ржавеет золото, и истлевает сталь.
Крошится мрамор. К смерти все готово.
Всего прочнее на земле - печаль ......

***************

 Я буду метаться по табору улицы тёмной[2]
     За веткой черемухи в чёрной рессорной карете,
     За капором снега, за вечным за мельничным шумом...

     Я только запомнил каштановых прядей осечки,
     Придымленных горечью — нет, с муравьиной кислинкой,
     От них на губах остаётся янтарная сухость.

     В такие минуты и воздух мне кажется карим,
     И кольца зрачков одеваются выпушкой светлой;
     И то, что я знаю о яблочной розовой коже...

     Но всё же скрипели извозчичьих санок полозья,
     В плетёнку рогожи глядели колючие звёзды,
     И били вразрядку копыта по клавишам мёрзлым.

     И только и свету — что в звёздной колючей неправде,
     А жизнь проплывёт театрального капора пеной,
     И некому молвить: "из табора улицы темной..."


Без заголовка

Вторник, 15 Июля 2008 г. 00:01 + в цитатник

Все. Конец. Вот она и уехала.... Оставила за собой только пустоту и скуку. Печаль. В голове только и вертятся ее слова... "Родители хотят переехать туда жить..... Видимо я с ними...." Глупо, грустно, несправедливо и... пусто... Австралия... Каково оно? Жить в Австралии?... Я не знаю... Я даже не знаю как буду жить здесь.... Совсем без нее.... И лишь одна глупая мысль бьется в голове отзываясь эхом в самых темных уголках сознания... "А вдруг... Вдруг она еще вернется?" К ней... Хочу к ней.... Плевать куда.


Жизнь.

Понедельник, 30 Июня 2008 г. 22:44 + в цитатник

Работа.... Сижу тупо уставившись в монитор и нажимаю на кнопку на клаве.... Перед глазами пролетают письма, сотни, тысячи писем. Самые разные, открытки, просьбы простить, приглашения, дружеские послания и признания в любви. Разные люди, разные страны, разные жизни. За каждым письмом кроется какая-то история, трагедия, комедия, жизнь, да черт знает что еще! Но у меня нет времени на это. У меня нет времени ни на мысли ни на что. Есть работа и я ее выполняю. За деньги которые никогда не будут моими. Но это все не важно. Есть работа которую я обязан выполнять и я ее выполняю. Ничего больше. Дни сливаются в серую череду. За окном светит солнце или льет дождь, а для меня это ничего не значит. Я не живу, я работаю. Чувствую себя роботом. Пара звонков от друзей чуть чуть добавляют краски в общую серость картинки. Пара смс. Ничего важного, пустые дежурные фразы, но даже они для меня ощущаются как глоток свежего воздуха. Такая вот жизнь....

А еще я безумно скучаю, до дрожи в коленях. Жду. И скучаю. Это тоже как-то скрашивает мою жизнь. Только в более печальные тона. Совсем скоро ты приедешь. И ты будешь рядом. Целую неделю. Чего мне еще желать от жизни? Это стоит той серости которой мне приходится жить. Жду. Скучаю. Люблю....наверно. И конечно помню.

А еще мне больно и обидно. Несправедливость. Мне даже слов не найти как мне обидно. Злость прошла, осталась только боль и.... растерянность... Почему? За что? Наверно я заслужил, но мне никто не ответит.

А еще я устал. Сильно. И зациклился. Стихи больше не пишуться. Проза больше не пишется. Творческий кризис будет мне приговором. Жить стало скучно. Все так старо и избито.... И последнее что я смог выжать из остатков моего вдохновления, это уже даже не стих. Выставлю сюда. Наверно за такое стоит бить ногами по лицу, но все таки пусть будет тут.

 

Жить...

        Прощать,

                      любить,

                               надеяться

        и ждать.

 

        Желать,

                    мечтать,

                                искать

        и снова ждать.

 

        Смотреть

                            и

                                 ненавидеть

                    и молчать

       просто ждать.

 

       Терять,

                    просить,

                                любить

         и уходить.


        Простить,

                      забыть,

                                  искать,

                  и снова

          потерять.

И ждать опять.


          Терять

                         иль

                                   находить...

            Любить

                             или

                                        забыть....

            Просить

                              иль

                                       уходить....

              Иль просто ждать.

                                           Быть.

                                                 Жить.

                                               И умирать.

                Не мне решать.


лето....

Понедельник, 23 Июня 2008 г. 19:42 + в цитатник

Мдя..... Лето оно конечно лето, но совсем не такое солнечное и беззаботное как я мог ожидать. Хотя с моим то везением я должен радоваться что жив еще. Итак, оказывается я вор, кровопийца, паразит, рабовладелец и..... ааа ну и еще поряяяяядочная свинья. Самое главное что до четверга сие хранили от меня в тайне. И теперь все лето я нахожусь дома как в колонии строгого режима. Гулять? нельзя. Телек смотреть? Нельзя. По телефону разговаривать? Сбрендил что ли? Какой телефон! Нельзя конечно.... Великолепно. В добавок меня конвоируют на работу и с нее родители. Чувствую себя пленным хомячком... Однако я еще жив. Думаю то что должен я за лето отработаю. Но это не значит что меня так просто сломить. А справедливость приходит не всегда вовремя. придется немножко подождать. В свободное от работы время (которого у меня порядочно) а так же бессонными ночами (которых тоже хватает) пишу втихоря стихи и пламенные речи. *Доколе! Доколе, товарищи...* Кхм... ну и так далее... Ну а вообще может и зря я так сокрушаюсь, жизнь еще наладится.  А вот за то что меня так подставили и вором выстаили еще кто-то огребет...


Конец...

Среда, 28 Мая 2008 г. 23:03 + в цитатник
Конец - это новое начало? Брехня! Бредни старого идиота-маразматика, пытающегося убедить себя и окружающих в своей же нужности..... Я никто. Nobody. Не имею я права на существование. Пытаюсь создать имитацию жизни, лезу на рожон, мешаюсь, сую свой нос куда не надо, а потом обижаюсь если мне этот нос защемят чем-нибудь, ну чем не человек правда? Ан нет, я никто, тень того кем я должен быть. Конец учебного года расставил все по своим местам. Пустота? Нет. Моя пустота никогда не была чем-то заполнена, я всегда был той пустышкой что нельзя заполнить до краев. Печаль? Тоже мимо, Злость? Пожалуй да... злость и зависть, зависть по отношению к тем кто всегда чем-то полон.... Я зол на всех и все, я в бешенстве, и как ни странно... Мне плевать....Я просто хочу уйти, уйти подальше, расслабиться сидя на скамеечке там где меня никто не знает, там где никто не будет интересоваться тем что я существую и что я тут делаю, просто забыться.... Почитать любимую книгу.... Зачем? Вечный вопрос интересующий тех кто хоть раз задумывался о смысле жизни. Все вокруг сводиться на две группы - то что имеет смысл и то что не имеет, я второе. И не жалею ни секунды. Может оно и к лучшему... Вот только.... тесно мне.... тесно...

Существуй пока ты нужен, уходи когда ты мешаешь, забудь когда тебя просят вернуться

Суббота, 03 Мая 2008 г. 21:58 + в цитатник
 (333x500, 71Kb) Все просто. Всего три пункта для исполнения. Остальное ведь не так важно правда? Если человек говорит тебе что ты ему не нужен, зачем ему перечить? Если он окажется неправ то он сам это поймет, а если же он прав, то вы проживете друг без друга. Только вот почему так сложно смириться с третьим пунктом? И все таки надо. Нельзя идти вперед постоянно оглядываясь назад! *он оглянулся посмотреть не оглянулась ли она и не заметил как врезался в столб* Будем учиться жить по правилам тех кто строит эту жзнь. Жестоко? да. Несправедливо? да. Глупо? да. Посмотрим каково это все лицезреть от первог лица. Устал .


Поиск сообщений в Mad_R0mantiKkk
Страницы: 6 [5] 4 3 2 1 Календарь