-ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в lenka_belka

 -¬идео

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 25.04.2008
«аписей:
 омментариев:
Ќаписано: 7608

старые песни о главном-10. ƒэвид Ѕоуи

ƒневник

—реда, 30 Ќо€бр€ 2016 г. 11:32 + в цитатник



ћетки:  

ѕам€ти ƒэвида Ѕоуи. —пасибо sane_witch

ƒневник

¬торник, 12 январ€ 2016 г. 15:17 + в цитатник
ќригинал вз€т у в post


” √еймана есть каббалистический рассказ про Ѕоуи. ѕусть это будет трибьют ћноголикому и ѕрекрасному.


¬ќ«¬–јў≈Ќ»≈ “ќЌ ќ√ќ Ѕ≈Ћќ√ќ √≈–÷ќ√ј


ќн властвовал надо всем, что был в силах охватить взгл€д — даже сейчас, когда, сто€ в ночи на балконе дворца и слуша€ доклады царедворцев, он подн€л взор в небеса, на горькие, мерцающие островки и извивы звезд. ƒа, он правил мирами. √ерцог издавна старалс€ править хорошо и мудро, быть добрым монархом, но власть — т€жкое брем€, а мудрость приносит страдани€. ќн обнаружил, что, властву€ над чем-то, невозможно творить одно только добро, ибо нельз€ созидать, не разруша€. ”вы, даже он не мог волноватьс€ о каждой жизни, каждой мечте, каждом народе каждого мира.
» раз за разом, мгновение за мгновением, одна крошечна€ смерть за другой — волноватьс€ он перестал.
Ќет, он не умер — только низшие существа умирают, а превыше него не было никого.
Ўло врем€. ¬ один прекрасный день в глубочайшем подземелье твердыни некий человек с залитым кровью лицом вперил в √ерцога взгл€д и сказал, что тот превратилс€ в монстра. ¬ следующий миг от человека не осталось ничего — если не считать краткого примечани€ в учебнике по истории.
Ќесколько дней √ерцог думал об этом происшествии и думал много — и, в конце концов, кивнул головой.
— ѕредатель был прав, — молвил он. — я превратилс€ в монстра, в чудовище. »нтересно, ставил ли кто-то себе до сих пор такую задачу?
 огда-то, давным-давно, ему случалось любить, но это было на самой заре герцогства. “еперь же, в сумерках мира, когда наслаждени€ предлагали себ€ без огл€дки (но то, что не стоит усилий, мы не умеем ценить), а нужды разбиратьс€ с престолонаследием не было никакой (ибо сама€ мысль о том, что герцогство однажды унаследует кто-то еще, граничила с богохульством), все возлюбленные остались в далеком прошлом, а с ними и все подвиги. ћир больше не бросал √ерцогу вызов, и он чувствовал, что спит, крепко спит, пусть даже глаза его смотр€т вдаль, а уста произнос€т слова — и ничто не способно его пробудить.
—ледующий день после того, когда √ерцог решил, что он чудовище, называлс€ ƒнем —транных ÷ветов. ¬ этот праздник полагалось носить вс€кие диковинные цветы, привезенные со всех планов и изо всех миров. —егодн€ все во дворце — а он занимал целый континент! — веселились, отринув печали и заботы, ибо так велела традици€. Ќо герцог не был счастлив.
—  ак нам сделать вас счастливым? — спросил жук-секретарь у него на плече, готовый донести любые прихоти и причуды своего господина до сотни сотен миров. — —кажите только слово, ваша милость, и целые империи вознесутс€ и падут ради вашей улыбки. ¬ небесах вспыхнут сверхновые ради вашего увеселени€.
— ¬озможно, мне не хватает сердца, — пробормотал в ответ √ерцог.
— —отн€ сотен сердец будет немедленно вырвана, вырезана, вынута, ампутирована и иным образом изъ€та из грудных клеток дес€ти тыс€ч самых совершенных представителей человеческого рода, — сообщил жук-секретарь. — „то вы прикажете с ними сделать?  ого мне позвать — поваров, таксидермистов, хирургов или скульпторов?
— ћне нужно о чем-то заботитьс€, — объ€снил √ерцог, — о чем-то волноватьс€. я хочу снова ценить жизнь. ’очу пробудитьс€.
∆ук заскрипел и зачирикал у него на плече. ћудрость дес€ти тыс€ч миров была открыта ему, но когда господин изволил пребывать в таком настроении, что тут посоветуешь? ¬от он ничего и не сказал. «ато он поделилс€ затруднением со своими предшественниками, с прежними жуками-секретар€ми, писцами и скарабе€ми, сп€щими ныне в драгоценных шкатулках в сотне сотен миров, и скарабеи озабоченно засовещались между собой.   счастью в великой беспредельности времени даже такое уже случалось раньше, а значит, был и способ справитьс€ с проблемой.
ƒавно забытый протокол родом из самого утра вселенной был запущен в действие.
√ерцог как раз отправл€л последний обр€д ƒн€ —транных ÷ветов — без малейшего выражени€ на тонком белом лице; человек, вид€щий мир как он есть и не став€щий увиденное ни во что — когда крошечное крылатое создание выпорхнуло вдруг из цветка, где пр€талось до сих пор.
— ¬аша милость, — прошептало оно, — мо€ госпожа нуждаетс€ в вас. ”мол€ю! ¬ы — наша единственна€ надежда!
— “во€ госпожа?
— Ёто существо из «апредель€, — прострекотал жук у него на плече. — »з тех мест, где не признают герцогского владычества; из краев, простирающихс€ между жизнью и смертью, между бытием и небытием. ƒолжно быть, она пр€талась в привезенной из-за границ орхидее. Ёти слова — ловушка или западн€. я немедленно уничтожу ее!
— Ќет, — приказал герцог. — ќставь-ка ее в покое.
» он сделал нечто невиданное, чего не случалось долгие годы — погладил жука по спинке своим тонким белым пальцем. «еленые глаза насекомого потемнели, стрекот затих, и жук погрузилс€ в молчание.
√ерцог вз€л крошечное создание в ладони и двинулс€ к себе в покои, а она рассказывала ему о своей благородной и мудрой госпоже- оролеве и о великанах — каждый краше другого, огромней, опасней и чудовищнее! — державших ее у себ€ в плену.
ќна говорила, а √ерцог вспоминал, как когда-то давным-давно некий парень со звезд €вилс€ в мир искать счасть€ и судьбы (ибо в те далекие дни и счасть€, и судьбы кругом так и кишели — бери, не хочу!). » пам€ть открыла ему, что юность совсем не так далеко, как казалось.
∆ук-секретарь безмолвно сидел у него на плече.
— ѕочему она послала теб€ ко мне? — спросил он было малютку.
ќднако задачу свою она уже выполнила, говорить больше не стала и в мгновение ока исчезла — быстро и навсегда, как гаснут звезды по герцогскому приказу.
ƒостигнув своих покоев, √ерцог поместил дезактивированного жука в шкатулочку возле  ложа. «атем он приказал слугам подать ему длинный черный футл€р и ушел в кабинет. ќн открыл его сам и одним касанием пробудил к жизни главного своего советника. “от встр€хнулс€ и заполз ему на плечи, обвившись вкруг них в обличии аспида, и воткнул змеиный свой хвост в невральную розетку у основани€ герцогской шеи.
√ерцог поведал змею о том, что намеревалс€ сделать.
— Ёто не очень-то мудро, — сообщил главный советник (пользовавшийс€ разумом и воспоминани€ми всех предыдущих советников), после того как потратил всего пару мгновений на изучение прецедентов.
— я приключений ищу, а не мудрости, — возразил ему √ерцог.
ѕризрак улыбки расцветил уголки его губ — первой улыбки на пам€ти слуг — а пам€ть у них была долга€.
— Ќу, если вас не переубедить, советую вз€ть боевого кон€, — сказал на это советник.
» это был добрый совет. ќтключив зме€, √ерцог послал за ключом от конюшни. “ыс€чи лет не играли на этом ключе — струны его заржавели.
Ќекогда в конюшне обитало шесть боевых скакунов — по одному дл€ каждого Ћорда и Ћеди ¬ечера. ќни были прекрасны, изумительны, неостановимы, и когда √ерцогу, невзира€ на все сожалени€, пришлось в свое врем€ пресечь де€тельность ¬ладык ¬ечера, он отказалс€ уничтожить этих роскошных коней и взамен поместил их туда, где они не представл€ли опасности дл€ вселенной.
»так, √ерцог вз€л ключ и сыграл отверзающее арпеджио. ¬рата отворились, и чернильно-, гагатово-, угольно-черный красавец вышел наружу с грацией кошки. ќн подн€л голову и воззрилс€ на мир горделивыми очами.
—  уда мы едем? — спросил боевой конь. — — кем мы будем сражатьс€?
— ≈дем мы в «апределье, — отвечал √ерцог, — что до того, с кем мы будем сражатьс€... будущее откроет нам и это.
— я отвезу теб€, куда пожелаешь, — заверил его дивный скакун. — » убью вс€кого, кто попытаетс€ причинить тебе зло.
 √ерцог сел ему на спину — и холодный металл был податлив меж бедер его, будто жива€ плоть — и послал кон€ в галоп.
ќдин прыжок — и они уже мчатс€ сквозь вспененные струи ѕодпространства. ¬месте кувыркались они через цар€щее между мирами безумие. √ерцог хохотал — благо некому было слушать — и вскачь летел по ѕодмирью, навеки застыв в ѕодвременье (неисчислимом мгновень€ми человеческих жизней).
— ¬се это слишком похоже на ловушку, — поделилс€ конь, пока место-ниже-галактик испар€лось вокруг.
— ƒа, — отозвалс€ √ерцог. — ”верен, что это так.
— я слыхал об этой  оролеве, — продолжал жеребец, — или о ком-то вроде нее. ќна обитает между жизнью и смертью и манит героев и воинов, мечтателей и поэтов навстречу судьбе.
— “ак и есть, — отвечал √ерцог.
— ј по возвращении в реальное пространство € ожидаю западни, — предостерег его конь.
— «вучит более чем веро€тно, — согласилс€ √ерцог.
ќднако они уже достигли цели и вынырнули из ѕодпространства обратно в бытие.
—тражи дворца были прекрасны и свирепы — в точности как посланница и предупреждала. ќни ждали его.
— „то ты творишь? — воззвали они, когда гость приблизилс€ на рассто€ние атаки. — »звестно ли тебе, что чужих здесь не жалуют? ќстаньс€ с нами! ƒай нам любить теб€! ћы пожрем теб€ нашей любовью!
— я пришел спасти вашу  оролеву, — за€вил √ерцог.
— —пасти  оролеву? — они рассме€лись. — ƒа она и взгл€нуть на теб€ не успеет, как голова тво€ окажетс€ на тарелке! «а долгие годы многие приходили сюда спасать ее, и головы их ныне расставлены по всему дворцу на золотых блюдах. “во€ будет самой свежей из них!
“ам были мужчины, обликом подобные падшим ангелам, и женщины, походившие на восставших демонов. “ам были создани€, столь прекрасные, что воплощали собой венец всех желаний √ерцога — будь они людьми — и они приблизились к нему и прижались теснее, кожа к панцирю и плоть к доспеху, и ощутили они его хлад, а он — их пыл.
— ќстаньс€ с нами, дай нам любить теб€, — шептали они и т€нулись к нему острыми когт€ми и раскрывали жадные пасти.
— Ќе думаю, что ваша любовь будет достаточно хороша дл€ мен€, — отрезал √ерцог.
ќдна из дам, светла€ волосом и с лучезарно синими глазами, напомнила ему кого-то... давным-давно забытого — возлюбленную, покинувшую его жизнь в незапам€тные времена. ќн отыскал у себ€ в пам€ти им€, и уже был готов назвать его вслух — вдруг она отзоветс€? — но его жеребец взмахнул когтистой лапой, и лазурные очи сомкнулись навек.
ќ, как быстро скакал этот конь — стремительный, будто барс! — и каждый из стражей по очереди пал, содрога€сь, на землю и стал недвижим.
√ерцог сто€л перед дворцом  оролевы. ќн соскользнул с кон€ на влажную землю.
— “уда € пойду один, — молвил он. — ∆ди, и когда-нибудь € вернусь.
— ¬ это € совсем не верю, — заметил конь. — Ќо стану ждать здесь, пока не кончитс€ само врем€, если так будет нужно. я все равно боюсь за теб€.
√ерцог коснулс€ губами черной стали конской головы, попрощалс€ и двинулс€ спасать  оролеву. ќн вспомнил чудовище, прав€щее мирами и неспособное умереть и улыбнулс€ — он больше им не был. ¬ первый раз со времен ранней юности ему было что тер€ть, и эта мысль возвратила ему молодость. ќн шел через залы пустого дворца, и сердце колотилось у него в груди — и √ерцог сме€лс€.
ќна ждала его там, где умирают цветы. ќна была всем, что умело нарисовать его воображение. ≈е платье было простое и белое, скулы — высокие и темные, а волосы — длинные, бесконечно ночного оттенка вороньего крыла.
— я пришел спасти теб€, — сказал он ей.
— “ы пришел спасти себ€, — поправила она.
√олос ее был почти шепот, почти ветерок, сотр€савший мертвые соцветь€.
ќн склонил голову, хот€ она ростом равн€лась ему.
— “ри вопроса, — прошелестела она. — ќтветь на них правильно, и все, чего ты желаешь, станет твоим. Ќо одно лишь неверное слово, и тво€ голова навек упокоитс€ на золотом блюде.
≈е кожа была коричневой, цвета мертвых розовых лепестков, а глаза — как темный €нтарь.
— «адавай свои вопросы, — сказал он с уверенностью, которой совсем не чувствовал.
 ончик королевского пальца пробежал у него по щеке. √ерцог и вспомнить не мог, когда в последний раз его касались без разрешени€.
— „то больше вселенной? — спросила она.
— ѕодпространство и ѕодврем€, — быстро ответил √ерцог. — »бо оба они вмещают вселенную, а кроме того и все, что ей не €вл€етс€. Ќо € думаю, ты хочешь ответа менее точного, зато более поэтичного. »зволь — это разум, ибо он может объ€ть всю вселенную и вдобавок нарисовать себе вещи, которых не было и нет.
 оролева молчала.
— ќтвет правильный? — заволновалс€ √ерцог. — »ли неправильный?
Ќа мгновение он пожалел о змеином шепоте главного советника, о сгущенной мудрости веков, стру€щейс€ в мозг через невральную розетку — или хот€ бы о стрекоте жука-секретар€.
— ¬торой вопрос, — сказала меж тем  оролева. — „то могущественнее  орол€?
— √ерцог, конечно! — тут же нашелс€ он. — »бо все  ороли, ѕервосв€щенники,  анцлеры, »мператрицы и им подобные служат единственно моей воле и произволению. Ќо € снова подозреваю, что тебе нужен ответ менее трезвый, зато более цветистый. » снова это разум — он могущественнее  орол€. » даже √ерцога. ѕотому что хот€ и нет никого в мире превыше мен€, однако же, есть в нем такие, кто способен представить мир, где нечто мен€ превышает, а его в свою очередь — другое нечто, и так далее. Ќет! ѕогоди! ” мен€ есть ответ! ќн из ¬еликого ƒрева:  етер, ¬енец, сам принцип монархии, могущественнее любого  орол€.[1]
 оролева погл€дела на него €нтарными очами и молвила:
— ѕоследний вопрос дл€ теб€: что нельз€ вз€ть назад?
— ћое слово, — немедленно сказал √ерцог. — ’от€, если хорошенько подумать, бывает иногда так, что дашь слово, а потом обсто€тельства измен€тс€ — да что там! — сами миры измен€тс€ каким-нибудь неблагопри€тным или неожиданным образом. ¬рем€ от времени, если уж на то пошло, приходитс€ мен€ть свое слово в соответствии с ситуацией. я бы еще —мерть упом€нул, но тут, по правде говор€, если уж мне придет нужда в ком-то, от кого € успел избавитьс€, € просто велю его перевоплотить...
ѕо лицу  оролевы скользнула тень нетерпени€.
— ѕоцелуй! — воскликнул √ерцог.
 оролева кивнула.
— “ы не так уж безнадежен, — сказала она. — “ы полагаешь, что ты — мо€ единственна€ надежда, но на самом деле это € — тво€. ¬се твои ответы неверны. Ќо последний оказалс€ не таким неправильным, как остальные.
√ерцог представил, каково это — лишитьс€ головы ради этой женщины, и неожиданно счел перспективу не столь уж ужасной.
¬етер пронесс€ сквозь сад мертвых цветов. Ѕудто надушенный призрак, подумал √ерцог.
— ’очешь узнать ответ? — спросила она.
— ќтветы, — поправил он. —  онечно.
— ≈сть только один ответ, — возразила она. — » это сердце. —ердце больше вселенной, ибо в нем найдетс€ сострадание дл€ всего и вс€, а вселенна€ не знает жалости. —ердце могущественнее  орол€, ибо сердце может знать  орол€ таким, каков он есть, и все же любить его. », наконец, когда ты отдашь свое сердце, его уже не вз€ть назад.
— я сказал, поцелуй, — напомнил ей √ерцог.
— Ётот ответ оказалс€ ближе других к истине.
¬етер ударил сильнее, и на мгновение воздух вкруг них наполнилс€ мертвыми лепестками. Ќо ветер ушел, как пришел, и растерзанные лепестки упали наземь.
— »так, € провалил первое же задание, которое ты дала мне, — сказал √ерцог  оролеве. — » все равно не думаю, что голова мо€ будет хорошо смотретьс€ на золотом блюде. » вообще на любом блюде, если уж на то пошло. ƒай же мне еще задание, поставь мне цель, укажи, чего мне еще достичь, чтобы доказать: € достоин. ƒай мне спасти теб€ отсюда.
— я не из тех, кого нужно спасать, — отвечала  оролева, — и никогда такой не была. “вои советники, скарабеи и программы просто решили с тобою покончить. ќни послали теб€ сюда, как посылали тех, кто был прежде, давным-давно, ибо куда лучше тебе исчезнуть по собственной воле и желанию, чем им убивать теб€ во сне. », к тому же, не так опасно.
— »дем, — сказала она, бер€ его за руку.
» они покинули сад мертвых цветов и прошли мимо фонтанов света, извергающих свои си€ющие струи в бездну, дальше, в цитадель песен, где на каждом углу их ждали совершенные голоса — вздыха€, распева€, возглаша€ и раскатыва€сь эхом — хот€ петь было решительно некому.
«а стенами цитадели расстилалс€ туман, и кроме него не было ничего.
— —мотри, — сказала она ему. — ћы достигли конца всего, где нет ничего, кроме того, что мы создаем сами — по собственной воле или из безрассудства. «десь € могу говорить свободно, ибо нет сейчас никого, кроме нас.
ќна погрузила взгл€д ему в глаза.
— “ебе не об€зательно умирать. ћожешь остатьс€ со мной. “ы будешь счастлив, ибо наконец обретешь сердце и смысл быти€. ј € буду любить теб€.
√ерцог устремил взор на нее, озадаченный и разгневанный.
— я просил, чтобы мне всего лишь было о чем волноватьс€! „тобы было о чем заботитьс€. я просил сердца!
— » тебе дали все, чего ты желал. Ќо ты не можешь получить все это и остатьс€ их властелином. “ебе нет дороги назад.
- я... € сам хотел, чтобы это случилось.
√ерцог больше не гневалс€. ќт бледных туманов за пределами мира у него болели глаза, если смотреть на них слишком пристально или слишком долго.
«емл€ начала содрогатьс€, будто под п€той великана.
— ≈сть здесь хоть что-нибудь насто€щее? — спросил  оролеву √ерцог. — „то-нибудь посто€нное?
— «десь все насто€щее, — отвечала она. — ¬еликан идет. » если ты не вступишь с ним в бой и не победишь, он убьет теб€.
— —колько раз все это уже повтор€лось? —колько рыцарей сложили головы на золотые блюда?
— Ќет здесь ни блюд, ни голов — ни одной, — молвила  оролева. — Ќе мо€ работа их убивать. ќни сражаютс€ за мен€ и получают мен€ в награду, и остаютс€ со мной, пока глаза их не закроютс€ в последний раз. ќни сами рады остатьс€, или € научаю их радоватьс€ этому. Ќо ты... тебе ведь нужно твое недовольство, правда?
ќн задумалс€ — и кивнул.
ќна обвила его руками и поцеловала — долго и нежно. ≈сли подарить поцелуй, его потом уже не вз€ть назад.
— “ак что теперь? я буду дратьс€ с великаном и спасу теб€?
— “ак всегда и бывает.
ќн погл€дел на нее — и на себ€, на свое оружие и покрытые гравировкой доспехи.
— я не трус и никогда не уклон€лс€ от битвы. я не могу возвратитьс€ к себе, но и радоватьс€, оставшись с тобой, не сумею. ѕоэтому € подожду великана и дам ему себ€ убить.
— ќстаньс€ со мной! ќстаньс€! — вскричала она, встревожившись.
√ерцог обернулс€ и бросил взгл€д назад, в белую пустоту.
— ј что там? — спросил он. — „то лежит за туманом?
— “ак ты побежишь? “ы бросишь мен€? — ответила она вопросами на вопросы.
— я пойду, — сказал он. — Ќо € не уйду от теб€. я пойду к цели. я алкал сердца. —кажи мне, что ждет там, за туманом?
ќна покачала головой.
— «а туманом скрыта ћалкут, им€ ее значит ÷арство.[2] Ќо ее нет и не будет, если только ты не даешь ей бытие. ќна станет такой, какой ты ее сделаешь сам. ≈сли дерзнешь войти в туман, ты либо создашь целый мир, либо сам прекратишь быть — полностью и навсегда. ¬ыбор за тобой. » мне неведомо, что случитс€ дальше, но € знаю одно: если ты покинешь мен€, то уже никогда не вернешьс€.
ќн все еще слышал гулкий грохот, но больше не был уверен, что это поступь великана. “еперь оно больше походило на стук, стук, стук его собственного сердца.
√ерцог обратилс€ лицом к туману — пока сам не успел передумать — и шагнул в ничто. ќно оказалось холодное и волглое. — каждым шагом √ерцога будто бы становилось все меньше. Ќевральные розетки умерли и больше не передавали никакой информации — пока он не позабыл, в конце концов, и свое им€, и титул.
ќн не знал, ищет ли он какое-то особое место в тумане или творит его сам. Ќо он помнил тьму кожи и €нтарные очи. » он помнил звезды... “ам, куда он идет, будут звезды, решил он. «везды нужны непременно.
ќн ускорил шаг.  ажетс€, когда-то он носил доспехи... но сейчас сырой туман омывал ему лицо и шею, и путник ежилс€ в своем тонком пиджаке в холодной и черной ночи.
“ут он оступилс€ — нога соскользнула с кра€ тротуара.
ѕоймав равновесие, он уставилс€ сквозь туман на расплывчатые огни фонарей. ћимо промчалась машина — слишком, пожалуй, близко! — и растворилась позади; габаритные огни запачкали дымку красным.
ћой старый особн€к, с теплотой подумал он и замер в удивлении при мысли о Ѕекенхэме[3] как о своем старом... чем бы то ни было. ќн же только что сюда переехал. ћожно использовать в качестве базы... ћесто, откуда можно сбежать. ƒело же в этом, правда?
»де€ бегущего человека, даже убегающего (возможно, лорда или герцога, подумал он... и мысль эта уютно устроилась у него в голове), неотступно болталась и кружилась вокруг, словно начало песни...
— я лучше песню л€-л€ напишу, чем стану править этим миром... — произнес он вслух, пробу€ слова на €зыке.
ќн прислонил гитарный футл€р к стене, сунул руку в карман даффлкота, нашел огрызок карандаша и грошовый блокнот и записал их — эти слова. ѕотом он подыщет еще одно, славное, двухсложное, вместо этого л€-л€, решил путник.
» двинулс€ в паб. “еплый пивной шум обн€л его со всех сторон — низкий гул и рокот застольных разговоров.  то-то позвал его по имени, и он помахал в ответ бледной рукой, показал на часы и потом вверх, на звезды. ¬оздух от сигаретного дыма светилс€ голубоватым. ќн кашл€нул, глубоко, до дна груди, и сам полез за сигаретой.
¬верх по лестнице, покрытой вытертым до ниток красным ковром, с гитарным кейсом наперевес, он вышел на магистраль своей новой жизни, а стара€ испар€лась с каждым шагом. Ќа мгновение он задержалс€ в темном коридоре и лишь затем распахнул дверь в одну из верхних комнат. —уд€ по жужжанию ни к чему не об€зывающей болтовни и звону стаканов, там уже было довольно народу — они работали и ждали его.  то-то настраивал гитару.
ћонстра? подумал молодой человек. ѕесню-монстра. ¬ этом слове как раз два слога.
ќн несколько раз прокатил слово по €зыку, но решил, что сумеет найти что-нибудь получше... побольше и лучше подход€щее миру, который он намеревалс€ покорить — и лишь мгновение помучившись сожалением, он отпустил его навсегда и переступил порог.

ѕеревод с английского мой (с).







[1]  етер — в каббалистической картине мира наивысша€ из сефирот, первое, что €вилось из Ќебыти€, јбсолют, Ѕог.
[2] ћалкут — в каббалистической картине мира, последн€€, дес€та€ сефира, материальный мир, „еловек воплощенный.
[3] Ѕекенхэм — юго-восточный пригород Ћондона.


ћетки:  

 —траницы: [1]