-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в leana-bs

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 13.03.2012
Записей:
Комментариев:
Написано: 48

Shellina. Фанфик Дневник

Дневник

Пятница, 21 Ноября 2014 г. 19:53 + в цитатник
Следующим этапом были чары. Мы очень долго стояли перед дверью, но затем, решив, что добродушный Филиус не захочет никого убить, слегка приоткрыли дверь.

Только моя реакция, вбитая за долгие годы обучения на Базе французского Легиона, спасла Альбусу жизнь. Я перехватил топор за рукоятку в тот момент, когда от лезвия топорища до носа крестного оставалось не больше сантиметра. Одновременно с этим я ногой захлопнул дверь. Дамблдор, сведя глаза, чтобы видеть кончик своего носа и соответственно лезвие топора, перейдя на ультразвук, завопил:

— Филиус!

Магия, не иначе, потому что Филиус через две минуты уже был перед нами. А мне говорили, что в Хогвартсе аппарировать нельзя.

— Ты что сделал?! — продолжал вопить Альбус. И что орет? Я продолжал рассматривать топорик. Хороший. Нужно себе забрать.

— Как что? Этап испытания. Я его назвал «Комнатой летающих кинжалов».

— Это кинжал?! — Альбус вцепился в топорик и попытался его у меня отобрать. Бесполезно.

— Это для круглого числа не хватило, — любовно посмотрел на топорик Флитвик. Я прижал его к груди: не отдам! Это боевой трофей.

— И сколько там летающих кинжалов? — с любопытством спросил я.

— Ну, с этим топориком ровно сто.

— Альбус, я начинаю тебя бояться: у тебя работают одни маньяки-садисты. Вот представь, идет Поттер (или профессор маггловедения) к двери замученный и раздавленный Дьявольскими силками. Ничего не предвещает беды. Открывает дверь и в его голову летит топорик, — я любовно погладил топор, — а сотней кинжалов его пришпиливает к противоположной стене. Вот, собственно, и весь сказ про великого Избранного. Но, есть один положительный момент: Филиус хотя бы не мучает свои жертвы перед смертью. Профессор Флитвик, за что вы-то не любите Поттера так сильно?

— Причем здесь Поттер?

— Ах, вам тоже не говорили, что эти испытания для маленького Поттера?

— Разумеется нет. Для Поттера, значит. А умеет он у нас только летать, ну, значит будет летать, — с этими словами Филиус зашел в комнату. (с)

************************************************************************************

— Где Хуч? Я пришел ее убивать, — с этими словами я ворвался в учительскую, ногой открыв дверь.

— Что случилось, мой мальчик? — сквозь зубы процедил крестный. — Что тебе сделала Роланда?

— Лично мне она ничего не сделала, но Директор в ответе за тех, кого приручил. И значит Директор пойдет сейчас со мной в гостиную Слизерина и попытается объяснить моим детям: какого хрена произошло на матче. Во-первых, он объяснит, почему было такое предвзятое судейство и подсуживание команде Гриффиндора, а во-вторых, почему он сам ничего в этой ситуации не сделал.

— Может прекратишь орать и объяснишь все как есть?

— А что, Директор тоже не знаком с правилами квиддича? — я швырнул перед ним книгу правил игры, которую отобрал у Драко. – Знаешь, чем сейчас занимается факультет Слизерина? Все, включая первогодков, пытаются вызубрить эту книгу наизусть.

— Я не понимаю, в чем смысл твоих претензий.

— Раз не понимаешь, изучай эту книжку, а мне давай сюда Хуч — я буду ее убивать.

— Северус, успокойся.

— А почему я должен быть спокоен? Я понял, вы все преданнейшие слуги Темного Лорда и хотите укомплектовать его армию новыми перспективными и молодыми ребятами? Браво, коллеги, у Вас это отлично получается. Правда, я что-то не видел Вас в Ближнем Круге. Вы пили оборотное зелье и поочередно замещали Лестрейнджей? У меня тогда вопрос, сколько лет на самом деле сидят Лестрейнджи в Азкабане? Альбус, скажи честно, тебе скучно? Ты таким образом решил создать новую армию, чтобы тебе было с кем воевать? Тогда нахрена тебе здесь нужен я?

— Аргументируй свои претензии к команде Гриффиндора! — перебила меня МакГонаглл.

— Ну, про тебя понятно, Минерва. Ты правила никогда не читала, иначе бы тебе не приходили в голову такие бредовые идеи, – я обвел всех присутствовавших тяжелым взглядом. Все непроизвольно поежились, включая директора. – Скажите мне, пожалуйста, какой хрен из присутствующих здесь наложил это хреново заклинание на хреновую метлу этого хренового Поттера?

— Северус, почему ты исключаешь наложение данного заклятие учениками?

— Чарити, ведите уже свое маггловедение, если ничего в заклятиях не понимаете! – я обратился вновь ко всем. — Если вы хотели таким образом присудить техническое поражение Слизерину и, тем самым, отдать победу Гриффиндору, так как ловец этой команды только вчера сел на метлу и ничего из себя не представляет, то могли бы придумать что-нибудь попроще: бладжером с метлы его сбить, например. Я возвращаюсь к своему первоначальному вопросу: где Хуч? Почему она не остановила матч сразу до выяснения всех обстоятельств? А раз она не остановила игру, то никаких нарушений со стороны Слизерина не увидела.

— Тогда какие могут быть претензии к судейству? Вообще, твой студент целенаправленно врезался в Гарри, пытаясь причинить ему вред.

— Минерва, это уже вторая претензия со стороны моего факультета все к той же мадам Хуч. Открой 84 страницу, где описываются разрешенные силовые приемы. И кто из нас виноват, что твой ловец в четыре раза легче и в два раза меньше, чем атаковавший его Маркус Флинт? Кто настоял на том, чтобы взять первокурсника в команду? Минерва, открой все-таки книжку и почитай о том, что лицам, не достигшим тринадцати лет, запрещено играть в квиддич на профессиональном уровне, и что при нарушении этого правила команда должна быть исключена из соревнований на весь сезон. Надеюсь, что мои змеи не доберутся до этой страницы. И самое главное: откройте 53 страницу, где черным по белому написано, что есть снитч нельзя, независимо от чувства голода ловца. Его можно только поймать рукой. И сделано это, чтобы исключить мошенничество и подлог, потому что снитч всегда подлетает к лицу ловца, чтобы обратить его внимание на себя. В этот момент поймать его ртом легко, именно поэтому в правилах четко прописаны способы ловли этого идиотского недоразумения с крылышками! (с)

*********************************************************************************

— А вот меня больше интересует другое: как часто профессор Снейп упоминал, что он Пожиратель из Ближнего круга? – произнес Перси.

— Да каждый день. Собственно, поэтому мы ненадолго усомнились в нем. Потому что он представился следующим образом: «Добрый день, я ваш новый преподаватель зельеварения и декан Слизерина. Меня зовут Северус Снейп, это если кто забыл. Я — Пожиратель Смерти, состою в Ближнем Круге, — тычок в бок от Альбуса, — бывший. Альбус мне доверяет, — еще один тычок, — полностью, — достал бумажку из кармана и прочитал, — точно, еще я полностью раскаялся в содеянном и Директор мне доверяет, хотя, по-моему, я это уже говорил, — вновь тычок, — что тебе еще от меня нужно?»(с)

*************************************************************************************

— Вот ты... Люциус, посмотри на меня. Колдовать в камере можешь?

— Я что, дурак? Я даже пробовать не собираюсь, — обиженно фыркнул Малфой.

— А ты попробуй. Я тебе разрешаю.

— Империус, — буднично произнес Малфой. У меня упала челюсть.

— Ты на кого его сейчас накладывал? — осторожно спросил я.

— На него, — и он ткнул пальцем в охреневшего Рея. Судя по виду Мальсибера, он хотел сломать Люциусу все оставшиеся неповрежденные позвонки.

— Люциус, я тебя вместе с Драко отправлю на его третий курс, чтобы ты выучил еще какие-нибудь заклинания, кроме Империуса. Ну как, получилось?

— Ну, судя по всему, нет, — пробормотал Люциус, пятясь к стене с маленьким окошечком, находящимся под потолком — Рей, что это ты в меня палочкой своей тыкаешь. Я помню, что твоя магия здесь действует. Северус, ну сделай же что-нибудь!

— Рей! Прекрати его пугать, все равно ты ему ничего не сделаешь! А теперь, козлы, посмотрите мне в глаза и объясните: какие трахнутые черти надоумили вас внушить Блеку и Фаджу заодно, что бедный, несчастный Сириус, пользуясь тем, что он анимаг, превращался в собачку вот здесь, в этой камере, чтобы спасти свой разум от дементоров?!

— Ну…

— Пошли дальше. Смотрите под потолок. И что вы там видите?

— Окно? — робко предположил Рей.

— Правда? Я вот вижу там зарешеченную бойницу, через которую можно просунуть лук. А теперь представьте себе, как пес, даже если до этого он никогда не ел, и у него остались только кожа и кости смог протиснуться вот в это, как вы говорите окно?

— Ну…

— Ладно, допустим, он может здесь пользоваться магией невербальной и беспалочковой. Допустим. Также допустим, что он постоянно превращался в собаку и смог расширить в образе собаки окно, чтобы в него протиснуться. А потом, в полете, вернуть все как было. Он у вас что, симуран? Ну, допустим, он собака и умеет летать. – Я подошел к этим героям ментальной магии и, взяв их за руки, аппарировал на крышу. – Вот, прямо подо мной находится камера Блека. А теперь объясните мне, каким образом, выпрыгнув в окно, Блек смог долететь до земли и не разбиться вон о те скалы, потому что он явно не симуран!

Рей осторожно подошел к краю и посмотрел вниз. До моря было метров сто. А берег состоял из острых валунов. Наверное, для всяких симуранов и созданных.

— Рей, допустим, что он все-таки долетел до моря и не разбился. А теперь покажи мне, куда должна была плыть обессилившая изголодавшаяся и истощенная собака?!

— На сушу?

— Покажи мне направление.

— Э, на запад? – и он почему-то показал мне на юг.

— Правильно! На восток он должен был плыть, — я подошел к нему и развернул его руку, показывающую предположительное направление, на девяносто градусов, — и не тыкай мне югом! Ну, хорошо, допустим, он выбрал правильное направление. Сколько ему нужно плыть миль до берега?

— Пять? — робко предложил Малфой.

— Ты абсолютно прав, конечно же пятнадцать! А, я понял. Сириус у нас не просто собака, он симуран–барбет! Идиоты! Вы сейчас пойдете в камеру и будете там сидеть!

— Но...

— Ты вообще здесь тринадцать лет гниешь! – я ткнул пальцем в Мальсибера. — А тебя, я вообще хочу здесь случайно забыть! Марш в камеру, дебилы! Мне из-за вас сейчас визит вежливости нашей драгоценной Белле наносить придется.

— Я могу сам сходить, — начал, было, Рей.

— Лишний раз своей смазливой мордой светить будешь? Ты вообще ментальной магией на зачаточном уровне владеешь! Марш в камеру!

— Будто у тебя морда не смазливая. И не надо к моей шее руки тянуть. В камеру так в камеру. Люциус, пойдем. Он нас не ценит, — и Рей, взяв Малфоя за руку, быстренько аппарировал. (с)
**********************************************************************

— Малфой, а мы правильно идем? – неуверенно пробормотал я из воспоминаний.

— Да, — уверенно проговорил он.

— Точно?

— Ты мне не доверяешь? Я помню, что это было где-то близко.

— Так мы уже долго идем, — продолжал вещать мой глас рассудка, еще, видимо, не полностью утонувший в алкоголе.

— Тебе так кажется, потому что ты хочешь в туалет, — заключил Малфой и вдруг резко остановился перед одной из дверей. – Вот.

— Угу, — пробормотал я и подергал ручку. – Не открывается, – обиженно проговорил я.

— Ты сильнее подергай, — посоветовал Люциус. Я, конечно же, подергал сильнее.

— Не помогает.

— Ну, так палочкой попробуй. Вдруг туалеты на ночь закрывают.

— Точно, – кивнул я и вытащил палочку из ножен. Правда, не сразу. Попытки с пятой. — Алохомора, – я снова подергал ручку. – Не получается. Может, там занято?

— Может. Но там же не одна кабинка. Давай цивиз…цивилизованным путем пойдем?

— Давай, — я сделал шаг от двери и резким движением, спустя несколько секунд, ногой выбил дверь.

— Ну и что ты сделал? Я предлагал сходить за ключом.

— За каким ключом, это замок волшебный.

— Правда?

— Правда. Тут даже привидения есть.

— О-о-о, — уважительно кивнул Малфой. Я зашел в проем, и сразу же из комнаты раздался душераздирающий визг. Я прислушался, вроде, никто больше не среагировал. Странно. Я (настоящий) зашел в комнату и выругался в голос.

— Кажется, это не Миртл, — с задумчивым видом заключил Малфой.

— Да пофиг, главное, здесь есть туалет, — пробубнил я откуда-то из глубины апартаментов.

Я сразу понял, почему никто не отреагировал из остальных преподавателей на столь наглое вторжение. Почему никто не выбежал из своих спален, и почему все стали абсолютно глухими. Передо мной стояла Долорес Амбридж в ярко-розовой ночной рубашке до пят, с рюшами. На голове у нее была надета какая-то сетка, тоже розового цвета. И это именно она голосила. Малфой поморщился.

— Дамочка, децибелы сбавьте. Сейчас мой друг все сделает, и мы пойдем дальше.

— Да что Вы себе позволяете! Да Вы знаете, кто я?! – начала на ультразвуке орать Долорес на Малфоя. Сумасшедшая. Она бы еще на Мальсибера орать начала.

— Цыц, – Долорес сразу же заткнулась, что удивительно. – Ты кто такая?

— Долорес Амбридж. Помощник Министра…

— А какого хрена помощник Министра делает в школе? – удивился Малфой, с каждым разом все больше и больше качаясь из стороны в сторону.

— Да как Вы смеете? — продолжала вопить Амбридж, вытаскивая откуда-то свою волшебную палочку. – Вы кто такой? Вы вламываетесь ко мне в комнату ночью, выбиваете дверь, а теперь еще и хамите?

— Это не я. Дверь, в смысле, того, — махнул в сторону входа Малфой. – А хамить я еще не начал. И не тыкай в меня деревяшкой своей. А то мой друг… Знаешь, какой у меня друг? О-о-о. Высокий пост в Министерстве занимает… А ты помощник Министра всего, тьфу.

— Вы кто? – куда более спокойно проговорила Долорес.

Малфой на некоторое время задумался. Потом наклонил голову на бок и задумался еще раз. Буквально через минуту, мой белобрысый друг, улыбнувшись, проговорил.

— Малфой.

— Малфой? Люциус Малфой? – охнула Амбридж и села на кровать.

— Точно. Сев, ты там уснул, что ли? Не надо здесь спать, тут страшная женщина живет. А нам еще к Директору идти. Сев? – Малфой направился в сторону, видимо, туалета.

Я не рискнул идти следом. Думаю, моя изнеженная психика и так сильно пострадала за эти полчаса. Малфой через некоторое время вышел и нагло уселся на кровать.

— Там кто? — ткнула пальцем в сторону туалета Долорес.

— Друг, – Гордо проговорил Малфой.

— Который в Министерстве пост занимает?

— Нет, – Малфой задумался. — Он перпо..препоо…педагог. Знаете, какой он педагог?

— И что он там делает? – все еще пыталась взять себя в руки женщина.

— Скорбит.

— По чему?

— По рухнувшему рекорду, – Малфой покачал головой. – Так кто Вы?

— Долорес Амбридж. Помощник Министра…

— Вас заклинило? – пробурчал Малфой. – Я спрашиваю, что Вы делаете в школе, где учится мой сын? – Малфой повысил голос.

— Работаю, – Пискнула Амбридж.

— Помощником министра?

— Преподавателем, – женщина не сводила все больше округляющиеся глаза с Люциуса. Она его что, боится? У меня мелькнула мысль, что я жалею о том, что здесь не было Мальсибера. Вот глядя на кого, она поняла бы, что такое страх.

— И что?

— Что?

— Что Вы ему пре-по-да-ете? – по слогам произнес белобрысый. Судя по звукам, доносящимся из туалета, скорбь была сильной и искренней.

— Защиту от Темных Искусств, – прошептала Амбридж. Хм, интересно, как она отреагирует, когда я, наконец, уже выползу из туалета, потому что она старается не встречаться со мной лишний раз?

— О-о-о, – уважительно протянул Малфой. – На год, значит, к нам.

— Почему на год? – пискнула помощник Министра.

— А Вы не в курсе? – удивленно проговорил Малфой.

— В курсе чего?

— А Вы где учились?

— Здесь.

— В Хогвартсе? На Гриффиндоре?

— Почему на Гриффиндоре! — возмущенно воскликнула Долорес, — на Слизерине!

— Да-да-да, — с ухмылкой произнес белобрысый. – Тогда это что? – и он обвел помещение, увешанное всевозможными портретами кошечек и розовыми рюшечками.

— Я Вас не понимаю.

— А что тут понимать? Ни одна семья из тех, чьи дети учатся на моем факультете, не допустила бы столь странного увлечения своей дочурки. Все формально и строго, как правило. Как и на самом факультете. Вы что, все время обучения терпели нападки и издевательства со стороны своего дома? Мне Вас жаль. Так, где Вы учились? – холодным тоном следователя вещал Малфой. Похоже, длительное общение с Реем так просто не проходит. Я улыбнулся.

— Нигде…

— А-а-а… ну, тогда понятно. В Министерство так и лезут безграмотные курицы и петухи.

— Я дома обучалась!

— А почему я Вас не знаю? — подозрительно спросил Малфой.

— В смысле? — Долорес отодвинулась на самый край. Увидев свободное пространство, Люциус развалился на кровати и оперся головой на руку, согнутую в локте.

— В прямом. Домашнее обучение могут позволить себе только чистокровные волшебники с родословной длиннее, чем у меня, приблизительно на пару дюймов.

— Я, я… — женщина нервно теребила рукав своей ночной рубашки. – Я не местная.

— О-о-о. Ясно, – хмыкнул Малфой. Потом резко вскинул голову и произнес, глядя в глаза женщине, — пойдешь против моего сына, Долорес Амбридж, будешь иметь дело не только со мной, если ты поняла, куда я клоню.

— Поняла, — вновь пискнула она.

Из недр ванной комнаты показалась моя сине-зеленая тушка.

— О, а это кто? – пробормотал я, ткнув пальцем в Амбридж.

— Говорит, Долорес Амбридж. Знаешь такую?

— Эм. Не помню, — я сделал умный вид. – Вот лицо знакомое. Точно. Знаю. Она в Министерстве работает, Рею жить мешает.

— Говорит, преподает здесь, – Малфой как-то недоверчиво посмотрел на красную от возмущения женщину.

— Да? – я удивился. Потом бесцеремонно прилег рядом с ним и с интересом посмотрел на дамочку. Мерлин, я не понимаю. Я что, действительно не помнил, кто она такая? Резко проведя рукой по волосам, снова начал «наслаждаться» концертом. – И что она преподает?

— Говорит, Защиту твою любимую, — усмехнулся Люциус.

— А-а-а. Я их все равно не запоминаю, — махнул я рукой. Потом обратился к женщине. – Что, на год к нам?

— Профессор Снейп! Я желаю объяснений с Вашей стороны! Если Вы не забыли…

— Я прекрасно все помню! – возмутился было я.

— Если Вы не забыли, я все еще являюсь Генеральным Инспектором, а Вы, — она ткнула в меня пальцем. Я скорчил брезгливую морду и одним пальцем отодвинул руку в сторону Малфоя, — Вы следующий преподаватель кого я буду инспектировать!

— И что? – равнодушно бросил я.

— Как это что?! Я Вас выгоню из Школы за такое поведение!

Мы с Малфоем переглянулись и заржали. Смеялись мы долго и, что греха таить, искренне.

— Слышал? Выгонит она меня, – после этих слов мы вновь закатились в безудержном смехе.

– Возьми на работу Амбридж, и все мечты сбудутся! – продекламировал Малфой. Просмеявшись, я посмотрел на Амбридж, которая, судя по всему, хотела кинуться на меня и придушить голыми руками.

— Профессор Снейп, что Вы себе позволяете?! — визжала Долорес на весь коридор. А в ответ тишина. Ну, Минерва. Ну, Флитвик! – Вы мне угрожаете?! Да, что Вы вообще можете мне сделать?!

— О-о-о. Долорес, Вы не поверите, но многое, – я мерзко улыбнулся.

— Я буду жаловаться министру!

— А почему сразу не в Отдел Тайн? – с той же ухмылкой проговорил я.

— Профессор Снейп!

— Люц, что на нее Рей взъелся? Нормальная баба. Такая молодая, амбициозная.

— Еще скажи, что тебе ее жалко, – фыркнул Малфой.

— Скажешь тоже.

— Профессор Снейп, я вынуждена настаивать на том, чтобы Вы покинули мою комнату, – Амбридж, судя по всему, пришла в себя, встала и указала рукой на дверной проем.

— А почему только меня? Что, этот может здесь остаться? Люциус, я все понял. Я ее не устраиваю в качестве мужчины. Теперь тебе одному придется отдуваться.

— Ты о чем? – нахмурил брови Малфой.

— Ну как, не видишь, женщина хочет с тобой уединиться.

— Да пошел ты! Я женат, между прочим.

— Кхм-кхм. Я вам не мешаю, — вновь заголосила Долорес. – Пошли вон!

— Ты представляешь, она орет на Лорда, — удивился Люциус. – Вообще охренела!

— Господа, — сразу же более миролюбиво начала она.

— Да все, все. Сваливаем уже, – я шутливо ей поклонился и поцеловал руку. – Миледи, прошу прощения за причиненные неудобства.

Я ей еще раз поклонился, при этом чуть не упав, и гордо вышел в коридор.

— Может, дверь ей поставим? – философски пробормотал Малфой. Я кивнул и поднял дверь с пола, просто поставив в проем.

— Все, поставил.

— Угу, — Малфой кивнул, и мы двинулись уже в правильном направлении к моим апартаментам. – А ты что ей кланялся-то?

— Кто, я?! – чуть ли не закричал я. – Я что, псих? Я Лорду-то не всегда поклоны отбиваю.

— А-а-а. Ну, тогда понятно. Это земное притяжение было.

— Что?

— Упасть ты хотел.

— Точно, — кивнул я и в тот же миг растянулся в коридоре. Позади нас послышался звук упавшей двери. Малфой обернулся и буркнул:

— Мы ей что, плотники? Филча попросит. (с)

Метки:  

 Страницы: [1]