-Рубрики

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Уголок_Кати_Паники

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 27.02.2008
Записей:
Комментариев:
Написано: 5807

25947114_7df06b0e74ed (336x119, 47Kb)

"Катри"

Четверг, 06 Января 2011 г. 17:34 + в цитатник
Катри (by Катя Паника)

Глава 1 Отдых, милый отдых!

Я не помню, как я родился на свет
Был он белым или зелёным
Это не важно
Я не помню, сколько мне лет
Фотографии нет на паспорт
Где мой первый порт?

Ямайка! Я наверно родился в майке.
На твоих руках
На моих ногах - песок
Я хожу без носок, босиком.
Мои волосы ниже стандарта
Мне нужна твоя карта,

Ма-моя-моя-моя-моя-моя-моя-Ямайка
Ма-моя-моя-моя-моя-моя-Ямайка

Я не помню моего имени, нет
У меня было много фамилий
Их меняли, но меня не спросили.
Я не помню, кто купил мне билет
Я очнулся - никого рядом нет.
Но я чую - человек был не левый
Это был кто-то из наших, спасибо ему

Ямайка! Я наверно родился в майке.
На твоих руках
На моих ногах - песок
Я хожу без носок, босиком.
Мои волосы ниже стандарта
Мне нужна твоя карта,

Ма-моя-моя-моя-моя-моя-моя-Ямайка
Ма-моя-моя-моя-моя-моя-Ямайка

Я не помню, как открылись глаза
За легализа... цццццц!
Волны воют, а люди воюют
Всё зигзагообразно.
Я не знаю, что ещё вам сказать
Или показать
Я смотрю назад, на зад
И он чёрный, я дома, мама

Ямайка! Я наверно родился в майке.
На твоих руках
На моих ногах - песок
Я хожу без носок, босиком.
Мои волосы ниже стандарта
Мне нужна твоя карта,

Ма-моя-моя-моя-моя-моя-моя-Ямайка
Ма-моя-моя-моя-моя-моя-Ямайка
(с)5'nizza_Ямайка



Я шел по бульвару, бесшумно ступая на раскаленный летним солнцем асфальт. В голове проносились обрывки мыслей и остатки чувств. Я наконец-то закончил все свои дела в этом городе, и теперь меня ждал прекрасный отдых в шикарном пятизвездочном отеле на Бали. Осталось только забрать заказанные несколько дней назад билеты. Проходя мимо витрины какого-то ресторана, я увидел свое отражение в стекле: худощавый парень лет 25-ти, с бледным, усталым лицом, зелеными умными глазами, черными, крашенными торчащими во все стороны волосами. "Да уж, я красавчег!"- мрачно подумал я, удивляясь, как меня еще мама узнает с такой прической и терпит мое присутствие в ее доме. "Нет, ну точно надо ехать отдыхать! Притом срочно!"- я перестал разглядывать свое усталое лицо и побрел дальше на поиски того самого тур-агенства, где давеча по телефону заказал билеты.

-"Здравствуйте! Мы рады видеть вас в нашей туристической компании "Sea-travel"- поздоровалась со мной служащая этой компании, слишком официально, на мой вкус, да еще и во множественном числе, хотя в кабинете была одна.
- "Добрый день!"- я кивнул
- "Насколько я понимаю, вы - Локки Лаури Лахтиннен?"- бедная девушка, выговорить мое полное имя не каждому под силу.
- "Я самый…"- я кивнул.
- "Два билета первым классом на вип-курорт Бали?
-"Вы правы…» - я был подчеркнуто вежлив. Атмосфера полной официальности меня напрягала – я сильно устал за этот месяц.
Служащая украдкой оглядела меня: "С девушкой едите?"
Я промолчал. Он передала мне конверт с моими билетами, пожелала счастливого пути и удачного перелета. Я покинул тур-агенство. "С девушкой..."- запоздало подумал я: "Надеюсь, моей Катри понравится перелет"
***
"Бейби, прошу тебя, дарлинг, давай скорее!"- вопил Вильё на весь аэропорт, неся в двух руках наши огромные чемоданы. Я, отстукивая каблучками мелодию, очень напоминающую финскую польку, бежала за ним следом. Мы, как всегда, опаздывали - куда бы мы ни собирались лететь, нам постоянно приходилось бежать на самолет. Это уже стало традицией. Вильё на бегу повернулся и прокричал мне что-то. В шуме и гвалте людей, спешащих на посадку, я его не услышала, но ускорила бег.
-"Вы - Катри Терве и Вильё Пакканен?"
- "Ну да…"- хором ответили мы.
- "Проходите, только вас ждем!"
Мы погрузились в самолет - теперь можно расслабиться.

Глава 2 «По дороге к Амстердаму...» (с)

С такой радостью, я еще никогда не рвался отдыхать. Домой я летел просто на крыльях: собирать-собирать-собирать вещи скорее и улетать на Бали. "Локки, когда ты вернешься?"- не отрываясь от мобильного телефона и сигареты, спрашивала меня мама, стоя в дверях моей комнаты. "Мам, мне уже 25 лет!"- начал я никогда не заканчивающийся разговор о том, что «я уже взрослый мальчик и сам могу за себя отвечать». "Локки, я все понимаю!"- не дала мне договорить моя мамочка: "Ты постоянно в разъездах! У тебя уже лицо стало цвета бумаги из принтера и с прической что-то не так! Это все от твоих клипов, съемок, песен! Я всегда говорила, что рок-музыка не для моего сыночка, но кто б меня послушал?"- мама, как всегда на этой фразе, подняла глаза к небу и вздохнула. "Мам, я так зарабатываю деньги!"- не глядя на нее, парировал я, продолжая выкидывать из шкафа вещи в чемодан. "Ох уж эти мне дети!"- вздохнула моя мама: "Позвони мне как долетел!". Я промолчал, как всегда.
Вещи собраны. Такси вызвано. Я лечу на Бали! Главное, не забыть клетку Катри. О, господи! Я метнулся на второй этаж в свою комнату. Моя ворона Катри так и сидела в клетке, поглядывая в мою сторону обиженно и недовольно. "Прости меня, дорогая! Вот видишь как все спешно!"- я открыл клетку и нежно погладил ее по перышкам. Она легонько клюнула меня в руку – значит, я прощен. Надеюсь, что климат Бали пойдет ей и мне на пользу. Мои вечные перелеты с концерта на концерт с моей группой "The Crows" то в Америку, то в Германию подпортили мое здоровье, да и здоровье Катри тоже. Плюс к этому суицидально-готический климат моей прекрасной родины Финляндии и города Хельсинки вряд ли может повлиять на кого-то хорошо. "Локки, такси уже подъехало!"- крикнула мама с нижнего этажа нашего с ней дома. Я аккуратно поднял клетку с моей вороной и спустился вниз к такси.
До аэропорта ехали без проблем, я погрузился в самолет вместе со своими чемоданами и клеткой. Люди в самолете взирали на меня с непередаваемым изумлением, а некоторые, даже со страхом. Не мудрено, когда мимо вашего кресла самолета первого класса проходит звезда готик-рока, накрашенная как на самую крутую фрик-пати, да еще и с вороной в клетке, наперевес. Я поставил клетку на соседнее место, которое заказал специально для своей любимицы, откинулся на спинку кресла. Включив плеер, я одел наушники - заиграли первые аккорды Him "Sacrament", и меня не стало.

Глава 3 «Много пафоса из ничего»

Мне снились пляжи, с теплым на солнце песком, сине-голубым морем, пальмами... Мне представлялось, что я иду босиком по этому песку, я даже чувствовал во сне тепло этого самого песка...
Но тут, меня наглым образом разбудили! "Какого...?"- начал было я. Меня трясла за плечо девушка-стюардесса. «Простите, сэр, вы случайно не солист группы "The Crows"?»- девушка с восхищением смотрела на меня. Я скорчил недовольную мину, потянулся, поправил прическу, которая во время сна стала еще больше напоминать воронье гнездо. "Да, это я"- мне ужасно хотелось снова уснуть. "Простите..."- она нервничала: "Можно попросить у вас автограф?"- вот и летай после этого на общественных самолетах и без охраны: "Да, конечно, есть где расписаться?"
Стюардесса начала расстегивать верхнюю пуговицу своей белоснежной блузки. Я оглянулся по сторонам. "Мать твою!"- я выругался по-фински. В салоне больше никого кроме нас не было. "Что вы себе позволяете?"- я уставился на нее, зло сверкая глазами. Еще не хватало мне перепихона с какой-то левой бабой в этом чертовом самолете. Все, хватит! С этого момента везде беру с собой охрану. "Я вообще-то сюда отдыхать прилетел, а не развлекать вас тут всех!"- я конкретно взбесился. Взглянул на соседнее кресло. "ГДЕ МОЯ ВОРОНА???"- в панике проорал я. Девушка опешила. "Простите меня..."- она чуть не плакала – видимо, я страшен в гневе. Она подняла на меня свои голубые глаза: "Я вам совсем не нравлюсь?"- "Нет"- отрезал я: "Мне не нравятся женщины, только вороны! Вам ясно?"- я посмотрел на нее. Она вскочила с кресла, где уже успела примоститься и побежала к выходу, на ходу крикнув мне: "Идиот!". Может быть, я, конечно, идиот, но я не лезу в постель к Элтону Джону, только потому, что он Элтон Джон. Я взял свою ворону, клетка стояла на креслах соседнего ряда – Катри спала, и пошел к выходу, обдумывая еще раз плюсы личного самолета с охраной.
"Наша авиа-компания приносит Вам глубочайшие извинения за поведение нашего сотрудника. Сегодня же она будет уволена!"- распинался передо мной менеджер. "Перестаньте!"- я прервал его: "Пусть себе работает: каждый добивается всего в жизни как умеет"- устало сказал я, глядя ему в глаза. "Оставьте меня в покое - я отдыхать приехал!"- Я нацепил солнечные очки - не бог весть, какая маскировка, конечно, но хоть что-то, и в обнимку с клеткой пошел к такси. Держу пари, что менеджер и его сотрудники еще долго обсуждали мой скандальный приезд на Бали.
Мне воздалось за все мои мучения, и по приезду в отель меня наконец-то оставили в покое. И, о чудо, меня даже никто не узнал! Закрывшись в своем не в меру шикарном люксе, я первым делом задернул шторы. Ну и палящее же здесь солнце! Я аккуратно поставил клетку с вороной на столик у кровати и прилег на диван. "Выйду осматриваться ночью, когда падлючее солнце покинет горизонт..."- сонно подумал я - так рвался отдыхать, а про солнце-то и не подумал! Холодный я финский парень, даже солнышку обрадоваться не могу...

Глава 4 "He was the moon painting you with its glow so vulnerable and pale..."(с) Him "Funeral of hearts"

Я вышел из отеля, когда уже совсем стемнело. Катри на моем плече расправляла крылья, легонько дотрагиваясь ими до моей щеки. Она была со мной уже 5 лет - ровно столько, сколько существовала моя музыкальная группа. Ворона - это мой талисман. Тогда, когда в моей жизни должны случиться важные события или перемены - случается что-то связанное с воронами. Так, например, когда меня посетила идея создать свою музыкальную группу (раньше я был клавишником в одной финской группе под началом своего старого друга Вильё, но потом ушел и создал свою), я увидел ворону недалеко от моего дома в Хельсинки. Кто-то подбил ей крыло, и она не могла взлететь - это была моя Катри. Я выходил ее, и теперь уже пять лет это единственное живое существо, которое меня понимает.
Я шел по аллее, сам не зная куда. Я надеялся, что она выведет меня к морю. Я любовался ночными силуэтами пальм и других экзотических растений, которые в родной мне Финляндии можно увидеть только на картинках в журналах или Интернете. Катри уже давно летала где-то поблизости, освободив мое плечо.
И вот, я вышел к пляжу. Мне открылся потрясающий вид: спокойное, лишь со слабой рябью море, пляж прекрасного белого песка, белым он казался из-за волшебного лунного света, падающего на него. Я поднял глаза - увидел полную, потрясающе красивую луну, которая была похожа на шарик белого ванильного мороженого. Я улыбнулся. Я счастлив. Наконец-то я на отдыхе один: без мамы, которая уже, мягко скажем, достала своими комментариями к моим действиям, без согруппников, которые своими постоянными группис в нашем концертном автобусе окончательно вывели меня из себя, так, что я напился и уволил всех из группы к чертовой матери - правда на утро мне пришлось брать свои слова обратно. Зато теперь, на данный момент, они все были далеко. А я был здесь, с единственным любимым мне существом - моей вороной, и прекрасно себя чувствовал. Я достал из кармана свои любимые "Lucky strike" и с удовольствием затянулся. Присел на казавшийся белым песок. Моя Катри прилетела ко мне на плечо, нежно клюнула меня в щеку - соскучилась. Я смотрел на линию горизонта, в которую переходила море, и улыбался. Сам себе, своим приятным мыслям и предстоящему отдыху. Ведь был только первый день, а это значит, что у меня в запасе еще много времени. И это было здорово! Я столько лет не отдыхал, что своими платиновыми альбомами и первыми местами в хит-парадах заслужил наконец-таки себе человеческий отдых!


Глава 5 "Свадьба, свадьба, кольца - кольца..."

Мы разместились в прекрасном двухместном люксе с видом на море. Вильё первым делом сразу начал звонить в Финляндию друзьям - знакомым сообщить, как мы прекрасно долетели до отеля. Не так уж прекрасно, как я уже сказала - мы опоздали на самолет, вот что значит лететь первым классом: "Только вас ждем". Интересно, что бы было, если б мы вообще не приехали в аэропорт? Я вышла на балкон. Скинула с себя шорты и топик, оставшись в купальнике, прилегла на шезлонг и зажмурилась. "Вильё, милый, выйди на балкон! Тут так круто!"- я реально радовалась неожиданному отпуску, который Вильё устроил мне и себе. Он такой занятой человек - в группе играет, бизнесом занимается, а я фото-модель в журнале, который он финансирует. Вильё вышел на балкон: " Какие виды открываются..."- ухмыльнулся он, разглядывая отнюдь не пальмы и море, а мой голый живот с сверкающим на солнце бриллиантиком пирсинга в пупке. "Да ну тебя!"- я перевернулась на живот. "Так еще лучше..."- он все о том же. Я призывно похлопала рукой по второму шезлонгу - он с видимым удовольствием прилег рядом со мной. "Ты такая у меня красивая!"- он улыбнулся: "И почему мы до сих пор не женаты?" Опять двадцать пять! "Вилль..."- начала я: "Мы уже сто раз это обсуждали! Мне по контракту с модельным агентством еще год нельзя выходить замуж, пойми ты это!" - "Дарлинг..."- он говорил мягко, но было видно, что он злится: "Я это твое агенство могу купить хоть завтра - и ты никому ничего не будешь должна! Ты просто не хочешь...". "Вильё, ты бредишь!"- я резко села. Нашла где-то в районе своих пляжных тапок пачку "vogue" и закурила: "Мы обо всем с тобой договорились, помнишь? Мы поженимся в январе следующего года, забыл?"- я встала и пошла в номер. Достал он меня своей женитьбой, если честно! Разве без этого обойтись нельзя?


Глава 6 "Рассветы-закаты, куда я? Куда ты?" (с)

Я просидел в задумчивости до рассвета. Рассвет-это очень красиво. Небо загорается тысячами разнообразных красок, и есть в этом что-то такое, до боли романтичное, что с меня как рукой сняло оцепенение. "Устал ты, друг мой, очень устал!"- сказал я тихо сам себе. "А когда у тебя последний раз была девушка, ты хоть помнишь?"- это был явно риторический вопрос - давно это было. А вот рассветы с закатами лучше всего встречать с девушкой...
Я поднялся с песка, отряхивая свои иссиня-черные брюки, и три раза свистнул. За спиной послышался шум крыльев - вот она, моя Катри. Как всегда приземлилась ко мне на плечо. Меня всегда удивляет, как она, на лету приземляясь мне на плечо, прикрытое тоненькой футболкой, умудряется не поцарапать кожу? Наверное, потому что она тоже меня любит.
Теперь можно идти к гостинице. Спать мне не хотелось, зато ужасно хотелось кофе и сигарету. Я пришел к себе в номер, позвонил горничной - она принесла не кофе. Я вышел на балкон. Все еще чудный вид за окном напоминал мне, что у меня отпуск. Я вытащил мобильный телефон из кармана брюк, отключил его и положил на столик рядом с собой. "А не пойти ли вам...?"- обратился я к молчащему телефону и приступил к кофейной утренней церемонии.
Попивая кофе и куря свои любимые сигареты, я разглядывал пейзаж под моими окнами. В такое время суток, мало еще кто бродил по территории отеля, только охрана и садовники. Задумавшись, я не сразу заметил маленькую фигурку совсем еще юной беленькой девчушки, которая резво бежала в сторону моря. Я невольно ей залюбовался. "Ну, точно, "- подумал про себя я: "Девушки тебе не хватает! Только работа, работа, работа..."- я прогнал эти депрессивные мысли подальше. Какая к черту девушка? Мне и так хорошо, никто мне не нужен. У меня есть Катри, которая, в отличие от девушки никуда не уйдет!
Я допил кофе, посмотрел на огромные вычурные часы в виде штурвала, и, удостоверившись, что можно уже идти завтракать отправился в ресторан.

Глава 7 «Тяжела и неказиста жизнь простого... готик-рок певца…»

После завтрака я решил, что пора начать свой долгожданный отдых и, бегом ступая по лестнице, побежал вон из отеля к морю, на ходу расстегивая свою черную рубашку с коротким рукавом. Видимо, не только я один любил купаться после завтрака - на пляже собралось уже довольно много людей: мужчины в цветастых плавках с мячиками для волейбола, женщины в купальниках с маленькими детьми, строящими замки из песка... Вокруг меня на пляже кипела жизнь. Я как-то не вписывался в весь это разноцветный и галдящий праздник жизни: в своей черной рубашке и таких же черных брюках, с бледным, еще не загорелым лицом и растрепанными черными волосами. Я еще тяжело дышал от бега - наивно надеялся, что пляж будет таким же одиноким, как ночью. Мне казалось, что мое присутствие среди этих людей угнетает не только меня, но и их. То и дело кто-то проходил мимо меня, оглядывался... Я развернулся и, не глядя ни на кого, пошел прочь в сторону диких на вид скал. "Господи, я же приехал сюда отдохнуть от людей!"- сокрушенно думал я, на ходу вспоминая неприятное ощущение толпы отдыхающих: "В следующий раз поеду в финский лес один и с палаткой!"
Я не помню, сколько я так прошел, размышляя о своей нелегкой жизни, как вдруг я наткнулся на потрясающее место. "Это же бухта!"- заорал я и побежал к воде. "Ну, наконец-то... Просто мечта: одинокая бухта, где можно купаться, сколько хочешь..." - я плавал, улыбаясь и размышляя. Как же в последнее время у меня быстро меняется настроение! Вымотал меня этот год серьезно: дома проблемы, группа на гране распада, последний клип практически провалился... "Ну, все, хватит о работе!" - сказал я сам себе, окинув взглядом потрясающей красоты бухту, с почти голубой морской водой и песочного цвета невысокими скалами. Я и мечтать о такой красоте не мог. И теперь это все только мое! Я еще раз проплыл свой небольшой заливчик, радостно смеясь и плескаясь, и поплыл к берегу. Моя одежда так и лежала на песке.
"Надо будет привести сюда Катри, "- подумал я: "Думаю, ей понравится..."

Глава 8 Солнце – море – пляж…

От завтрака я отказалась, заказав в номер апельсиновый сок, села разговаривать по телефону с модельным агентством о предстоящей мне фото-сессии. Только ради этой фото-сессии меня и отпустили с миром на отдых - фотограф, крайне экзальтированный молодой человек, очень хотел видеть натурально загорелую меня, а не "fake* из солярия". На то, наверное, у него были свои веские причины - да я и не жаловалась, ведь на курорте не была довольно давно. Только вот загорать и купаться мой спутник Вильё почему-то не стремился, сейчас он лежал на кровати в обнимку с гитарой и пытался вымучить очередное гениальное творение. Я, попрощавшись с Антуанеллой - менеджером агентства, положила трубку. "Виль, пошли купаться!"- нежно промурлыкала я, садясь на краешек кровати. "Бейби, я занят!"- он погладил меня по руке: "Мне нужно вдохновение, мне нужно хоть что-то написать сегодня!"- он говорил это под заунывный аккомпанемент гитары: "У меня контракт с "Universal", ты же знаешь!"
Все понятно. Ему просто лень выходить из номера. "Ну, если хочешь - иди, только далеко не заплывай!"- разрешил Вильё: "И... возьми с собой мобильный, мало ли что? Ты ж личность известная!"- в последнем он явно меня подколол - мы с Вильё вечно выясняем, кто из нас популярнее и известнее. Я не стала ничего отвечать на его колкость и просто покинула номер, махнув ему на прощание.
Какая же потрясающая погода на Бали! Так здорово, что мы выбрались из ветреной Финляндии в жаркую страну! Хотя, сейчас в Финляндии тоже достаточно жарко… Но тут все по-другому, тут даже солнце какое-то другое: в Финляндии оно не греет, оно как будто постоянно скрыто каким-то туманом или дымкой, а на Бали солнце яркое, живое, открытое – загорай, сколько хочешь!
Небо было синего цвета - я невольно улыбнулась. Красотища! Ну и дурак, этот Вильё, что остался в номере со своей балалайкой - такую красоту не увидел!
Я побежала в сторону пляжа. Охранники отеля, проводили меня взглядами. Видимо, им тоже понравился вид сзади. На пляже было полным-полно народу. Скорее всего, это последователи теории о том, что загорать и купаться надо до 12 часов, а потом прятаться в тени от губительных солнечных лучей. Пройдя еще немного по горячему пляжному песку, я осторожно вошла в воду. Ни с чем несравнимое ощущение, когда ты первый раз входишь в воду - она немного холодит и щекочет ступни ног. Я улыбнулась сама себе, и, не раздумывая больше, поплыла к горизонту. Вода была чистая и синяя - она практически сливалась с небом. Вокруг плескались другие отдыхающие: детки с надувными кругами, девушки в красивых купальниках, мужчины играли в воде в волейбол... Вдоволь искупавшись, я вылезла из воды и, заботясь о нужном для работы "натуральном" загаре, прилегла на ближайший шезлонг и закрыла глаза. Мир вокруг несказанно меня радовал. Где-то через час, я поняла, что отказ от завтрака был не очень хорошим решением. Я побрела к отелю. Портье вежливо пожелал мне доброго утра. Я кивнула ему и прошла к лифтам. Ожидание было не долгим. Какой-то парень вылетел из лифта, чуть было не сбив меня с ног. Я только открыла рот, чтобы выказать ему свое недовольство, как он тут же исправился сам. "Простите... Я задумался!"- он улыбнулся. Я тоже улыбнулась - извинился ведь! "Ничего, все нормально..."- и это говорит фотомодель первого класса! Он улыбнулся еще раз, оглядывая мой минимальный купальник, и вышел из отеля. "В следующий раз, надену на себя паранджу..."- решила я, поднимаясь в номер.

* fake (англ.) - подделка


Глава 9 Модели тоже плачут

Вернувшись в отель, я пошел на обед. Ресторан стал для меня приятным сюрпризом. Я столько много путешествую по разным странам с концертами, что уже привык - в отелях первого класса обычно есть какой-то минус: либо номер недостаточно уютный, либо меню в ресторане не соответствует статусу гостиницы. Но, видимо, на этот раз отель был приятным исключением: ресторан превзошел мои ожидания - мне подали меню, практически точь-в-точь соответствующее моему райдеру. Только вот в этой поездке я райдер не составлял! Я с радостью заказал себе суп из морепродуктов и шашлык из осетрины с белым вином. А для Катри я взял салат из овощей, орехи, и минеральную воду. Она у меня пьет только французскую минеральную воду - мне очень повезло, что она оказалась в меню.
Вкусно пообедав, я решил, что надо идти спать, чтобы вечером опять пойти на пляж. Наверное, бухта, которую я нашел утром при свете луны еще прекраснее...

***

Не заходя в номер, я отправилась на обед, надеясь, что Вильё уже там. Найти его не составило труда - я просто спросила у встречающего гостей швейцара, не приходил ли на обед Вильё Пакканен, и тот указал мне на столик, за которым сидел мой милый.
"Ну как, искупалась?"- целуя меня в щеку, спросил он: " Загар уже на лицо!" - "Отлично, Вилль! Жаль что ты не пошел!"- обнимая его, ответила я. " Катри, извини у меня самолет-дела, пойми, дела-дела..."- пропел Вильё на мотив популярной русской песенки. "Может после обеда сходим?"- попросила я. "Ну хорошо!"- сдался он, улыбнувшись.
После обеда, мой Вильё все-таки выполнил свое обещание, и мы пошли на пляж. Видимо наша парочка выглядела довольно странно, потому что все отдыхающие глазели на нас с неподдельным интересом. И дело даже не в том, что мой Вильё - звезда готик-рока, а я- известная фотомодель, просто вместе мы смотрелись довольно странно: Вильё ростом 190 см держал за руку меня – ростом 157 см. Я была скорее раздета, чем одета: мой маленький купальник выставлял все прелести моей модельной фигуры на обозрение курортной общественности. А Вильё был наоборот одет весь в черное, звезда готик-рока - надо соответствовать: в черных джинсах и рубашке. Всегда удивляюсь, как ему не жарко? Я вот летом стараюсь на себя одевать по минимому вещей... Наверное, это все из-за привычного ему финского холода... Я все-таки заставила его снять рубашку и хотя бы немного позагорать.
Часов до четырех-пяти мой любимый парень хоть как-то пролежал на солнце, но потом он начал нервничать: хвататься за мобильный и упрекать меня в том, что я отвлекаю его от работы. Если он называет работой свое беспрерывное лежание на диване и терзание моих нервов и струн гитары? Нам пришлось вернуться в номер отеля. Тщательно осмотрев себя перед зеркалом, я поняла, что такими темпами я приеду домой в Хельсинки совсем не загорелой, и меня это очень расстраивало. Я, конечно же, обиделась на Вильё и не разговаривала с ним.
"Катри, бейби, может, подойдешь?"- он призывно похлопал по кровати рядом с собой - я стояла у балконной двери с пепельницей в руках и дымила своим "воком" на улицу. Я повернулась к нему и покачала головой. "Ты неисправима!"- улыбнулся он: "Знаешь за что я тебя люблю?"- я все так же молчала: "За то, что ты такая вот упрямая девочка!"- я улыбнулась. Подошла, села рядом на диван. "Виль, пойдем ночью на пляж?"- я обняла его за шею, потерлась щекой о его щеку. "My sweetheart*, у меня слишком много работы, прям Heartache every moment**!"- он удрученно покачал головой. Я взбесилась. "Какого черта?"- заорала я так, что Вильё удивился. Я никогда не кричала. Тем более на него. "Я приехала сюда отдыхать, а не любоваться на твое безжизненное тело на диване!"- я швырнула пепельницу об стену. Ха, видимо в этом отеле основательно подготовились к приезду таких вот истеричек как я - пепельница осталась целой и невредимой. Я, конечно, надеялась на больший эффект - что она разобьется. "Ну, так отдыхай, darling***, кто тебе мешает?"- истинный финн Вильё, как всегда был гипер-спокоен. "Ты!"- взвинтилась еще больше я.
Господи, что же со мной такое? Я же спокойная, милая, уравновешенная девушка. Так какого черта я ору как ненормальная на своего почти мужа? Он поднялся с дивана и обнял меня, прижал к себе: "Катри, не кипятись!"- но я вырвалась, на ходу одевая босоножки, и вылетела в холл, вспугнув вездесущих горничных, которые, судя по их испуганным лицам, подслушивали наш скандал. "Черте что творится..."- подумала я про себя, спускаясь по лестнице вниз.
* Sweetheart (амер.) – сладкая
** Heartache every moment (англ.) – (здесь) Кошмар
*** darling (англ.) - дорогая

Глава 10 Первый блин скандалом

Я бежала из отеля, не видя ничего перед собой. Господи, ну кто меня заставил связаться с этим финном? Ну, неужели не могла найти себе испанца? Или итальянца? "Ну это же невозможно!"- думала про себя я, уже просто пешком, сняв босоножки, бредя по пляжу. Дело в том, что сама я к Финляндии имею отношение только благодаря своему имен и фамилии, которые, кстати сказать, просто псевдоним. Я сама из России, жила и родилась в Питере. Однажды в Питерскую школу моделей приехал финский фотограф, я ему понравилась, мы начали встречаться, а потом он пригласил меня работать в Финляндию – так я и оказалась на родине группы “H.I.M”.
Прохладный ветер с моря развивал мои волосы. Я только заметила, что все еще в купальнике. "Ну вот... Встретится мне какой-нибудь маньяк по дороге - и Вильё сам будет виноват, что отпустил меня одну..."- мстительно подумала я, продолжая брести куда глаза глядят по пустынному ночному пляжу.
"Вот это да!"- восхищенно возопила я, в бездумном гулянии, забредя в какую-то бухту. Тишина, звезды, луна и бухта... Даже с заводью в скале. "Супер!"- подумала я. Всегда мечтала искупаться ночью...
Я, с веселым всплеском, прыгнула вводу и поплыла, отдаваясь теплой ночной воде. Мои босоножки остались на берегу, а я, довольная и счастливая, плавала в бухте. Мои нервы и переживания как рукой сняло. Прелесть...

***

Катри сидела у меня на плече, нежно воркуя на ухо. Я улыбался, ища глазами уже знакомую мне бухту. Вот и она. Потрясающее чувство праздника охватило меня. А еще, чувство того, что я первопроходец в этом месте, и что у меня есть какая-то тайна, недоступная кому бы то ни было.
Как бы ни так! Я заметил чьи-то следы на песке, еще свежие, значит не прошеный гость еще там! А перед заводью я увидел оставленную на берегу обувь. "Ни минуты покоя..."- грустно подумал я, присаживаясь на песок и выжидая, пока захватчик покажется на берегу. "Кар..."- так же грустно поддержала меня моя Катри, и, вспорхнув с моего плеча, взмыла высоко в ночное небо.
***
"Ааа..." -заорала, что есть мочи я, когда выплывая на берег увидела какого-то мужика, сидящего около моих босоножек. Я прокляла все на свете, а в том числе и свою дурную голову, которая несколько часов назад пожелала оказаться жертвой какого-нибудь маньяка.
"Чего ты орешь?"- спокойно спросил сидящий на берегу. Я по пояс стояла в воде, не зная, куда себя деть. "А ты чего тут расселся?"- хамством на хамство ответила я. "Тебя жду..."- все так же спокойно ответил пришедший. "Ты что тут делаешь?"- еще более идиотский вопрос задала я. "Купаться пришел, смотрю - шмотки валяются. Дай, думаю, подожду их хозяина..."- ухмыльнулся парень. "Ты, что больной?"- подходя ближе, спросила я. "А ты?"- в тон мне спросил парень: "Я прихожу в свою бухту, а тут баба какая-то голая плещется..."- "В свою бухту? Ты ее купил что ли?"- вознегодовала я, обидевшись на "голую бабу". "Я здесь все могу купить..."- ответил нахал, который при ближайшем рассмотрении оказался молодым парнем: "Если захочу..." -"Да ну тебя!"- я вышла на берег, окатив его с ног до головы морской водой, собрала свои босоножки и не оглядываясь, пошла к отелю. "Сумасшедшая..."- проорал мне в спину парень, отряхивая воду с одежды.

Глава 11 Катри

Прошло несколько дней, мой загар взялся прекрасно. Он потрясающе гармонично смотрелся с моими золотыми локонами. Мы помирились с Вильё, но он по-прежнему не ходил на пляж, а сидел в нашем номере и играл на гитаре, пытаясь сочинить очередной готический шедевр. Я ему не мешала, с утра уходя на пляж. Наверное, готические баллады хорошо писать в заснеженных горах или финской тайге, но отнюдь не на Бали. Атмосфера не та...
Я познакомилась с другими отдыхающими. Анной и Джоном из Америки, Люси из Германии и Джоелом из Англии. Вместе мы отдыхали на пляже, загорали, купались, играли в волейбол, ходили на обеды и ужины.
Шел 5 день нашего с Вильё отдыха. Мы сидели с ним на завтраке и уплетали яичницу с беконом. Перед нами стояли так же два стакана апельсинового сока и кофе для меня. "Знаешь, тут так весело..."- начала я: "Вчера мы загорали с ребятами на пляже и вдруг видим: идет такой странный парень, весь в черном, с перьями в голове, накрашенный и с черной вороной на плече. Ни на кого не смотрит, мимо всех идет на пустынные пляжи... Представляешь?"- я смеялась, попивая сок. Вильё внезапно заинтересовался моей историей: "Ворона говоришь? Кажется, я знаю этого парня..."- он вскочил со стула и моментально пропал из виду. Я покачала головой, продолжив трапезу. Странный он какой-то...

***

Я сидел на балконе своего номера и курил. Катри сидела в своей клетке и мирно шебаршилась в тарелке с едой. Отдых на Бали с каждым днем мне нравился все больше и больше. Мое уединение давало мне массу возможностей подумать о жизни, и даже родить парочку-троечку идей относительно нового альбома моей группы. Сквозь пелену приятных курортных мыслей, я услышал стук в дверь. Затушив сигарету в заботливо поставленной горничной еще утром пепельнице, я пошел посмотреть, кого это там принесло. Настроение мое моментально упало. Ну, неужели кого-то из моих соратников по группе принесло на тот же курорт что и меня?
«Локки, дружище!»- на пороге стоял мой хороший друг Вильё, с которым мы несколько лет назад играли в одной рок-группе. «Привет, друг! Рад тебя видеть!»- улыбнулся я, пропуская его в свой номер. Его-то я рад видеть в любой момент моей жизни, даже в такой тяжелый. «Какими судьбами?»- спросил я своего гостя, усаживая его на диван и предлагая выпить коньяка. Вильё не отказался. «Ты же только в Хельсинки и отдыхаешь…»- усмехнулся я. Вильё махнул на меня рукой: «Отдыхал… Но моя невеста вытащила меня на этот курорт… Ей, видите ли, загар натуральный нужен, а я мучаюсь…»- усмехнулся мой друг. Я понимающе кивнул - девушки существа особенные, отход вправо и влево от их мнений и желаний ровняется расстрелу. Наверное, из-за моих скептических мыслей девушки нет у меня уже 5 лет, а может быть, я просто еще не встретил достойную себя …
Мы обменялись еще парочкой историй из закулисной жизни рок сцены, и Вильё отправился в свой номер, предварительно пригласив меня заходить к ним в гости.
После обеда я от нечего делать решил наведаться к Вильё в номер - уж очень мне хотелось посмотреть на очередную «любимую» девушку моего готик-друга. Всем в финском шоу-бизе известно, что для Вильё Пакканена нет ничего святого - даже будучи почти женатым года 3 назад он умудрился на мальчишнике переспать со стриптизершой. Да так громко и скандально, что об этом писали все финские и не только газеты и журналы, а несостоявшаяся жена Вильё расторгла их помолвку.
Я постучал в дверь его номера. Вильё тут же открыл мне дверь, его красивое лицо озарила радостная улыбка: «Локки, я так рад снова тебя увидеть!» Он угостил меня мартини и предложил послушать его новую песню. Играл Вильё на гитаре божественно. Не всегда правда, но когда настроиться и настроение у него будет соответствующее - играет он правда здорово. Я с удовольствием послушал его песню. Как обычно, мрачный текст и феерическая музыка. Я от души порадовался за творческие успехи своего финского друга. Он спрашивал меня о моей группе, но, если учесть, что я поругался с кем только можно, то сказать ничего путного на эту тему я не мог.
Внезапно дверь открылась и вошла девушка. Я обернулся и… Моментально мне стало нечем дышать, как будто вырубили в этот момент кондиционеры во всем отеле, и летний +40 градусов жар Бали разом обрушился на меня. Маленькая, худенькая, с золотыми локонами и яркими голубыми глазами девушка. Из одежды на ней были только купальник и босоножки на шпильках. Она улыбнулась мне ласковой и нежной улыбкой. Я не мог отвести глаз от этого чуда природы, а она улыбалась уголками губ, наверняка заметив мое замешательство. Черный купальник прекрасно оттенял ее загорелую кожу, а босоножки… Черт побери! Это неземное создание никак не вязалось в моей голове с той хамоватой бабой с пляжа… «Знакомься, Локки, это моя невеста - Катри…»- кажется мне стало плохо и я упал в обморок. Наверное, от жары…

Глава 12 Она, а кто еще?

«Эй, с тобой все в порядке?»- нежный звонкий голос привел меня в чувство. Я открыл глаза и увидел перед собой личико девушки Вильё. Она приложила руку к моему лбу: «Как ты, Локки?». Я не смог ничего сказать, опять залюбовавшись девушкой. Она, как была в купальнике, сидела краю кровати, на которой лежало мое «бездыханное» тело. «Катри?» - с трудом промолвил я. Она улыбнулась: «Да…». «Спасибо, мне уже лучше, я, пожалуй, пойду…» - ответил я, пряча глаза от нее и вставая с кровати. «Нет!» - она положила руку мне на плечо: «Дождемся Вильё - он за врачом пошел, потом иди куда хочешь…»
Но я не стал дожидаться друга – с трудом поднялся с кровати и шатающейся походкой направился к двери. «Ты куда?» - спросила девушка. «Иду куда хочу…» - не оборачиваясь, ответил я, хлопнув дверью. «Локки, подожди!» - крикнула Катри в уже закрывающуюся дверь, но я даже не обернулся. А зачем? У Вильё итак из-за меня много проблем…

«Катри!» - кричал я: «Катри, девочка моя! Ты где?» - кричал я, стоя на пороге своего номера. Дверь клетки моей вороны была распахнута настежь, окно в номере тоже было открыто – летний морской ветерок гулял по номеру, развивая занавески и разбрасывая по полу бумаги со стола… «Вот черт!» - зло ругнулся я и побежал на ресепшен.
«Мистер Лахтиннен, мы очень сожалеем, что Вы потеряли…хм… Вашего друга, но мы ничем не можем Вам помочь…» - говорил мне хозяин отеля: «Мы можем выписать вам чек на десять тысяч, как моральную компенсацию во избежание претензий с Вашей стороны…» - «Какие к черту десять тысяч? Мне не нужны ваши деньги! Мне нужна моя ворона!» - в истерике кричал я, слезы наворачивались на глаза. Я, правда, потерял друга! Лучшего друга… Самое близкое для меня существо за последние 5 лет… Если бы в номере Вильё я так позорно не хлопнулся в обморок все бы было иначе… «Мистер Лахтиннен, с Вами все в порядке?» - на миг мне снова стало плохо: жаркий летний воздух Бали как будто придавил меня всей своей массой к полу – стало нечем дышать… Я хватал ртом этот горячий воздух, но это не помогало…
«Вам стоит пройти в номер и прилечь… Я провожу Вас!» - заботливо сказала девушка с ресепшна. Я, не смотря больше на хозяина отеля, покорно поплелся вслед за ней.
***
«А где Локки?» - спросил меня Вильё, когда вернулся в номер отеля вместе с местным врачом. «Ушел…» - просто ответила я, не глядя на него. «Катри, я же попросил задержать его!» - недовольно посетовал он. «Как? Может мне раздеться?» - в тон ему, зло ответила я. Вильё недовольно покосился в мою сторону, но промолчал. Врач был благополучно отправлен обратно, а мы с Вильё остались в номере вдвоем. «Куда пойдем ужинать?» - спросил Вильё, явно, чтобы перевести тему. «Куда? Мы же всегда ужинаем в отеле…» - пожала плечами я. Разговор не налаживался. «Ладно, милая, как хочешь… В отеле, так в отеле…» - кивнул парень, присаживаясь на кровать: «Извини, мне надо позвонить…».
Я вышла на балкон. Через пару-тройку часов солнце Бали начнет клонить в сон, оно начнет свой ежедневный, неторопливый путь к закату… А пока оно светило ярко и радостно, даря всем окружающим свой свет и тепло, но только вот мне не было никакого дела в данный момент до солнца Бали, и до заката тоже… Я только что поняла, что мой «будущий муж» не так-то хорош, как я описывала его по телефону маме и папе… Я только что поняла, что свет клином на нем не сошелся, и что…
«Катри!» - позвал меня из комнаты Вильё, прервав мои безрадостные мысли. «Что?» - я вошла в комнату, недовольно взирая на провинившегося бойфренда. «Бейби, прости меня!» - он подошел ко мне и обнял за талию: «Прости, мне придется на пару дней вернуться в Финляндию…» - видит бог, я ждала, что он извиниться за свое безразличие, за свое постоянное лежание на диване и издевательство над гитарой, которая ничего плохого никому не сделала, за свое бестолковое ничего не деланье, вместо того, чтобы уделить мне хотя бы минутку времени. За все это время, что мы отдыхаем на Бали, мы сходили вместе куда-то всего раза 2-3, все остальное время я проводила со своими друзьями. А после сегодняшнего случая с его другом, во мне как будто что-то щелкнуло и сломалось. Мне стало трудно дышать, говорить, что-то делать…
«Хорошо…» - ответила я спокойно: «Это твоя работа…». А потом он уехал, и то, что сломалось, уже никогда не удастся склеить…

***
Спал я плохо… Точнее, отвратительно… Жара обволакивала меня, я утопал будто в жидко красной убийственно горячей лаве… Дышать было нечем, хотя все окна были раскрыты настежь… Снились какие-то мутные, тревожные сны, в которых я либо искал свою ворону, либо падал куда-то с большой высоты. Темнота окружала меня, давила, но я не сдавался…
Я проснулся от того, что услышал стук в дверь. Легкий стук, как будто стучится маленький ребенок… «Кто там?» - все еще в полусне отозвался я. «Это я…» - ответил женский голос из-за двери: «Это Катри! Помнишь меня?» - «Уходи!» - крикнул я, пытаясь сделать свой голос как можно жестче. Конечно, я ее помнил… Мало того, я о ней думал, и это было еще не самое страшное…
«Локки, открой дверь, пожалуйста…» - попросила девушка. Не знаю, что заставило меня это сделать – может быть, мольба в ее голосе, может быть, еще что-то, но я поднялся с постели и открыл ей дверь. Я включил свет. Передо мной стояла Катри в синих джинсах и белой майке, ее золотистые волосы были собраны в аккуратный хвост.
«Уже поздно…» - отводя от нее глаза, сказал я. «Я знаю, прости…» - смущенно улыбнулась она. Я пропустил ее в номер: «Выпьешь что-нибудь?» - все еще не глядя на нее, спросил я. Довольно тяжело разговаривать с человеком, стоя к нему спиной… «Спасибо, нет. Я не пью алкоголь…» - так же смущенно сказала Катри. «Может быть колы?» - я все-таки повернулся к ней и посмотрел в глаза. «Нет, спасибо…» - отказалась моя гостья. «Тогда зачем ты пришла?» - спросил я. «Я слышала, что случилось с твоей Вороной… Мне очень жаль…» - тихо сказала Катри. «Тебя Вильё прислал, да?» - догадался я. Ну, конечно же, мой друг Вильё, который ничего не видит дальше своей гитары, прислал свою ничем не занятую и не очень умную подружку узнать, как у меня, такого обморочного неудачника дела…
«Нет… Он улетел сегодня в Финляндию по делам…» - пожала плечами Катри. Она сидела на краешке моей кровати, смешно и как-то по-детски скрестив ноги. Я улыбнулся и присел рядом. «Локки, ты не переживай только!» - сказала вдруг Катри, кладя мне руку на плечо: «Она ведь найдется? Да?» - девушка смотрела на меня своими большими яркими глазами. Мне хотелось ответить, что все будет хорошо, что все наладится, но… «Нет, Катри, она не вернется… Больше никогда! Понимаешь?» - я отвернулся, снова предательские слезы накатили на глаза.
«Локки, не говори так!» - девушка обняла меня: «Значит ей так лучше… Знаешь, у меня была собака, его звали Том… Он тоже однажды… ушел... Убежал из будки…» - «Какое мне дело до твоей собаки?» - зло спросил я, убирая ее руки: «Возвращайся в свой номер! Тебя Вильё искать будет… А, может и не будет, как свою бывшую стриптизершу…» - грубо получилось, очень грубо. Но видит Бог, я не хотел ее обидеть - просто сегодня был слишком тяжелый день.
Девушка отвернулась. Ее голые плечи сотрясались в немых рыданиях. «Катри, черт, прости… Я не хотел так!» - я идиот. Я самый настоящий идиот, который совершенно не понимает женщин. И поделом, что у меня нет девушки – с такой вопиющей бестактностью она никогда и не появится… «Ничего…» - вытирая ладошкой слезы, ответила девушка: «Я знаю… Я все знаю… Хорошо, что ты сказал, теперь я хотя бы знаю свое место… Куда мне до короля готик-рока…» - сухо сказала Катри.
«Ну что ты такое говоришь?» - о, я не просто идиот! Я идиот в квадрате, а может быть даже и в прямоугольнике… «Не говори так! Ты хорошая, ты замечательная, ты добрая…» - говорил я, держа ее руки в своих, и пытаясь вспомнить все знакомые мне утешительные слова. Эх, все-таки надо было слушать маму, когда она рассказывала мне о женской психологии…
«Правда?» - она улыбнулась: «Ты, правда, так считаешь?» - спросила Катри. «Нет…» - ответил я: «Я так не считаю…» - она недоуменно посмотрела на меня. «Вернее, я не так считаю…» - поправился я. В эту секунду мне как-то сразу все стало ясно: и что это вовсе не Вильё ее прислал справиться о здоровье «болезного друга», и что «подружка Вильё» не такая уж идиотка и хамка, и что… о, боже! Только этого еще не хватало, но слова уже сорвались с языка сами собой: «Ты самая прекрасная девушка, которую я когда-либо видел в жизни…» - ну все! Считаем секунды до пощечины: раз… два… три…
Но пощечины не последовало. Зато она нежно поцеловала меня в щеку, от чего я сам чуть было не упал в обморок снова. «Ты славный, спасибо! Мне еще никогда никто не говорил таких вещей…» - сказала Катри. «А Вильё?» - спросил я. «Он обычно не разговаривает…» - тихо сказала девушка, как мне показалась, с неприязнью. «Слушай!» - вдруг вскочила с кровати Катри, хватая меня за руку. «А пошли купаться?» - радостно спросила она: «Ночью купаться лучше всего…» - тоном эксперта заявила моя гостья. «Почему?» - глупо улыбаясь, спросил я. Ее обе ладошки помещались ко мне в руку. «Потому что тебя никто не видит…» - хитро улыбнувшись, сказала Катри и убежала к себе в номер переодеваться. Я же от избытка чувств повалился на диван - счастливая улыбка так и не покидала моего лица…

Глава 13 Курортный роман
«Я когда нашел эту бухту – думал, что буду здесь один…» - говорил мне Локки, мягко ступая босиком по нагретому с утра пляжному песку. «А почему песок на пляже всегда желтый?» - улыбаясь, спрашивала я его. Он держал меня за руку нежно, так нежно, как будто моя рука была вылеплена из драгоценного фарфора, а он сам – Локки, был большим ценителем искусства… «А тебе нравится желтый?» - спрашивал он меня. Я кивала. А он смеялся… Почему я его поцеловала тогда в номере? Сама не знаю… Наверное, потому что каждый человек в своей жизни хотя бы раз совершал необдуманные поступки, которые потом в итоге оказывали на его жизнь большое влияние… В ту минуту мне вдруг показалось, что он так одинок, и что если я этого не сделаю, то он впадет в депрессию, начнет пить и прочее… Знаете, как бывает у рок-музыкантов: депрессия – алкоголь, наркотики - смерть…
«Смотри, твои следы на песке очень маленькие…» - говорил Локки. Луна освещала наш путь до бухты – мы были почти как Робинзон Крузо и его верный Пятница, которые открывают для себя новый континент. «А твои больше…» - смеялась я…

***

Плеск морских волн отражался в ее смехе, а смех ее отражался в плеске волн… И вокруг меня образовался словно купол, сплетенный из тоненьких золотых нитей этого моря, солнца, желтого песка, ее смеха и следов, оставленных на песке ее маленькими ножками… Мы шли к бухте, а вокруг нас не было ни души, и даже звук наших шагов перекрывал шум моря… Катри… Она смеялась, она улыбалась, она смотрела на меня ТАК, как никто никогда не смотрел…
«Скажи?» - спросил ее я. «Сказать что?» – хитро улыбнулась она. «Ты знаешь…» - ответил я. «Ты первый!» - убежденно заявила Катри. «Нет, ты!» - покачал головой я, взяв ее за руки. «Давай вместе!» - сказала она. Ее золотые волосы развевались на ветру, она стояла посреди пустынного пляжа Бали, освещенная лишь тусклым светом луны. На ней был одет бикини купальник цвета морской волны, который очень подходил к ее прекрасным синим глазам. «Я посчитаю…» - сказала Катри: «Раз… Два…Три…». «Я люблю тебя…» - выкрикнули одновременно мы, когда девушка досчитала до конца… Это было первое, что пришло мне в голову… Это было первое и единственно правильное, что я должен был ей сказать… Мы смотрели друг на друга с каким-то странным интересом и волнением, мы смотрели так, как будто первый раз увидели. Катри улыбалась, а я думал о том, что ее белые зубы отливают жемчугом, который мореплаватели доставали со дна морского. «Ты такой настоящий…» - сказала моя принцесса. «Как это?» - спросил я.

***

«Это когда я нужна тебе, когда ты нужен мне, когда мы вдвоем и нет «ты» и «я», есть только «Мы»…» - ответила я. Его глаза были слишком зеленые для такого разговора, в его глазах, где-то в глубине сверкали бриллиантово-белые холодные снежинки Финляндии, но это был не тот холод… Это был холод, который окружает тебя, когда ты выходишь из своего дома в Финляндии в январе, чтобы взять с улицы вязанку дров для камина, и когда ты снова возвращаешься домой, и этот холод улицы уступает место теплу родного дома и очага. «Ты смешная…» - улыбнулся Локки, подхватывая меня на руки и кружа в пляжном подобии вальса, когда его ноги утопают в песке, а мои просто не касаются земли… «Люблю! Люблю! Люблю тебя!» - кричал он, и каждое его слово дышало этим чувством, и каждое слово я принимала на веру, потому что оно отдавалось тем же самым чувством и в моем сердце. «Так быстро?» - спрашивала я. «Только так!» - отвечал он, смеясь. Ведь только так и бывает в жизни: если два человека ищут друг друга, они обязательно найдут… Внезапно, в одну минуту, в одну секунду поняв, что тот, кто напротив тебя и есть твоя жизнь, и ты любишь его больше всего на свете…

***

«А я тебя всю жизнь ждал…» - сказал я. И это было чистой правдой! Мне казалось, что я знаю ее всю жизнь, и что люблю ее всю жизнь… «И я…» - нежно шепнула она мне на ухо. Этот шепот – такой же яркий и веселый, как ее смех, поразил меня в самое сердце. Я не думал, что у нее так серьезно… Я не думал, что у нас так серьезно! Это просто как две половинки, которые всю жизнь существовали отдельно, внезапно нашли друг друга, и не хотят больше никогда потерять. Катри повисла у меня на шее. Она была такая легкая, как пушинка… Модель… Моя модель! Моя самая лучшая, самая добрая и нежная… Я нес ее на руках до бухты, утопая ногами в песке, а ее кудрявые волосы нежно щекотали мою шею… «Ты такая красивая…» - восхищенно повторял я снова и снова. Она лежала на песке, водя раскинутыми руками по сторонам: «Смотри, Локки, я ангел…» - смеялась она. «Конечно ты ангел, мой ангел…» - улыбался я в ответ. Я совершенно не запомнил того момента, когда Катри обняла меня за шею и притянула к себе, я только помню то, что наши губы соприкоснулись, помню ее улыбающиеся голубые глаза, и помню, что потом я провалился в какое-то радостное небытие…

Глава 14 120 часов вместе

***
«Катри…» - говорил в трубку Вильё: «Я звоню уже целый час, где ты пропадаешь? Я не смогу приехать к тебе, дорогая, прости! Я купил тебе билет до Финляндии, через 5 дней ты вылетаешь домой…». С каждым его словом я все больше теряла самообладание, ведь каждое его слово было не чем иным, как гвоздем, забиваемым в гроб моей новой, только что начавшейся жизни. В ту ночь, когда я впервые поняла, что люблю Локки, мои глаза как будто открылись. Я стала видеть окружающий меня мир по-новому: просто и ярко. С любовью смотря на мир, ты понимаешь, что жизнь твоя – это не поток человеческого негатива, который упрямо льется каждый день тебе на голову, а прекрасное, ни с чем несравнимое чудо и дар.
Мы только что позавтракали и пребывали в радостном возбуждении от предстоящей нам в этот день прогулки по морю на катере. Я зашла к себе в номер забрать кое-какие вещи и внезапно услышала телефонный звонок. «5 дней?» - расстроено протянула я. В горле стоял какой-то неприятный комок, на глаза навернулись слезы. «Бейби, ну прости, я никак не мог купить билет раньше… Все билеты только на это число…» - посетовал в трубку Вильё: «Не грусти! Скоро встретимся, дарлинг! Я люблю тебя, пока…» - сказал он в трубку. Я промолчала.
«Сердце мое, что с тобой?» - спросил меня Локки, когда я пришла в его номер. Я старалась не смотреть в глаза любимому. «Ты чем-то расстроена? На тебе лица нет…» - обеспокоенно спрашивал Локки. Он сидел на кровати и смотрел на меня. Я села рядом, обняла его и разревелась. «Как же не справедлив этот мир…» - думала я про себя: «Почему, когда любишь и живешь с одним парнем, обязательно появляется кто-то другой, кто намного лучше и кого ты любишь больше, но он не твой парень…». Я рассказала ему все. «Не надо плакать, родная! Это не стоит твоих слез… Моя мама говорит, что если много плакать – глазки потускнеют… А у тебя такие прекрасные глаза, любовь моя!» - успокаивал меня любимый. Рядом с ним все проблемы отходили на второй план и казались какими-то мелкими и глупыми. «Я улетаю с тобой через 5 дней… В Финляндии мы встретимся с Вильё и все ему расскажем…» - говорил Локки, улыбаясь, обнимая меня и прижимая к себе. А я как представила, что надо будет снова разговаривать с Вильё, заплакала еще больше. «Хорошо, малыш, я сам ему все объясню… Только не плачь! Все будет хорошо…» - и в этих словах было столько уверенности, что я поняла, что Локки не врет, что он знает наперед, как все будет. Стало легко и тепло на душе. «Мы не сделали ничего плохого!» - говорил любимый: «Что может быть плохого в том, что два человека любят друг друга?» - удивлялся он. Мне же наши отношения казались изменой. Вильё хороший парень – добрый, умный. Мне казалось, что я поступаю не честно по отношению к нему. «Ерунда!» - говорил Локки, баюкая меня на руках, как ребенка: «Вильё поймет… Зачем же жить с человеком, который тебя не любит? Ведь ты не любишь его?» - я отрицательно покачала головой. Он улыбнулся: «Когда я был маленький, мы с друзьями брали зеркала и любили пускать в классе солнечных зайчиков на потолке… Мне всегда хотелось увидеть вживую этого солнечного зайчика… А теперь у меня есть свой – это ты!» - он обнял меня крепко-крепко и поцеловал. В этот миг я чувствовала себя самой счастливой девушкой на земле.
«У меня идея!» - разбудил меня голос Локки следующим утром. Катание на пароходе затянулось, поэтому до гостиницы мы добрались уже за полночь. На пароходе было весело, мы танцевали, пили шампанское и пели в караоке. Локки оказывается замечательно поет, у него очень яркий бархатистый голос. В таком голосе хочется утонуть, как в крепком сладком красном вине.

***
«А что если нам переехать в бунгало жить?» - спросил я Катри утром. «Куда?» - моя девочка только проснулась и не очень понимала, о чем я говорю. «Такие домики деревянные, которые стоят на другой стороне нашего пляжа…» - пояснил я. «Это не опасно?» - нахмурилась Катри. Солнечный свет играл в ее золотистых волосах, оттеняя ее небесно-голубые глаза: «Нет, зайчик, будет здорово!» - пообещал я. После обеда мы договорились с хозяином одного такого домика о жилье, сняли дом на 5 дней и перевезли вещи из гостиницы в бунгало. Катри была счастлива. Бунгало располагались прямо на береговой линии, а до моря было рукой подать, даже ближе чем от отеля. Катри была загорелая и веселая. Цвет ее кожи, мне казалось, был как шоколад и с медом, и это было прекрасно. Она вся светилась изнутри любовью и чистотой. «Не думай о нем…» - говорил я Катри: «Ты не изменяла… Ты не можешь изменить! Он просто не достоин тебя, такое счастье в руках держал, да не смог удержать…» - мы лежали на песке. Над нами были миллионы звезд, которые ярко светили в ночи только нам двоим. Катри нежно прижималась к моей голой груди. Ее кудрявые волосы щекотали мне шею, от чего я постоянно улыбался. «Он убьет меня…» - убежденно говорила моя девочка, накручивая на пальчик прядку моих волос. «Не посмеет!» - убежденно говорил я, страшась представить человека, который посмеет поднять руку на это божественное создание. «Все будет хорошо, моя милая!» - говорил я ей: «Мы всегда будем вместе…» - а Катри в ответ улыбалась и слушала шум моря, как будто это была самая красивая песня о любви.

Глава 15 Третий лишний
Пять дней это ничтожно малый срок, если ты влюблен. Пять дней – это даже не неделя, это всего лишь 5 дней, каждый по 24 часа и ни часом больше, восемь из которых, как минимум, ты спишь.
С каждым уходящим днем настроение моей Катри становилось все хуже. «Что с тобой?» - спрашивал я, но она вымученно улыбалась, чтобы не расстраивать меня, и молчала. Мы жили на берегу моря, и это было прекрасно. Я старался как можно больше проводить времени с моей девочкой. Мне так нравилось, когда она улыбается – ее лицо как будто светилось изнутри каким-то божественным светом.
Я даже начал снова писать песни. Для нее. Она постоянно говорила мне спасибо. Спасибо за все. Мне казалось, что мы созданы друг для друга. Рядом с Катри мне было так хорошо, словно все счастье мира вдруг досталось только мне одному. Каждое утро, просыпаясь, чувствовать ее рядом с собой: запах ее волосом, ее дыхание…
Мы договорились, что по приезду в Финляндию поженимся. Катри хотела выйти за меня замуж на Бали, но это было бы не так здорово, как пожениться в Финляндии. Мы бы пригласили много гостей, устроили бы роскошный праздник. Мы ждали этого дня, как маленькие дети ждут Рождества. Мы знали, что как только мы поженимся, все будет еще лучше, чем прежде.
Но в один день все пошло не так. Вильё приехал утром пятого дня…

***
Я любила Локки каждой клеточкой своего тела. Каждым утром, я знала, просыпаясь, что он рядом. Жить в бунгало оказалось не так-то плохо – это был просто Рай на земле. Я забыла, что такое мобильный телефон, я забыла, что такое телевизор. Мне это было не нужно. Мне нужен был только он – Локки, ну и море еще. Море, которое было только для нас двоих.
По ночам мы купались в нашей бухте и занимались любовью. Мне было так хорошо, как не было ни с кем до него. Днем мы гуляли по пляжу или были дома. Мы много разговаривали, Локки жаловался, что не может писать песни. Он говорил, что его рок-группа на грани развала. Мне же казалось, что лучше, чем он, никто не сможет писать песни про любовь.
Я сравнивала его с Вильё. Резкий, мрачный и молчаливый Вильё был полной противоположностью чуткому, спокойному и веселому Локки. И даже их музыка, хотя они какое-то время и играли в одной группе, была совершенно разная. Песни Вильё были такими же мрачными, как он, и любовь была, как правило, несчастная, с плохим концом; песни же Локки были более чувственными, и любовь, даже если и несчастная, все равно навевала не тоску, а наоборот – жажду жизни.
А потом Локки как-то утром прочитал мне свои стихи. Он сказал, что наша любовь помогла ему снова начать писать песни. Мне никогда еще никто не писал песен. Вильё был слишком занят собой, чтобы опускаться до таких мелочей, а до него я не встречалась ни с кем, кто бы умел писать стихи. Но, не смотря на то, что мы жили, как в Раю, мне скорее хотелось вернуться домой в Финляндию, потому как там мы с Локки смогли бы пожениться. Я очень хотела, чтобы это случилось на Бали, мне казалось, что это будет правильно, чтобы улететь домой вдвоем уже мужем и женой.
До того, как я познакомилась с ним, я совершенно не хотела замуж, да и модельное агентство по контракту мне не позволило бы. А теперь мне было все равно, я решила уйти из модельного бизнеса, чтобы быть с Локки. Многие бы сказали, что это глупо – в таком возрасте бездумно бросать карьеру ради непонятно какого будущего, но мое будущее было слишком понятно.
Я любила Локки, а он любил меня. Я мечтала о ребенке от него. Мы часто говорили об этом, представляли, на кого он будет больше похож. Наверное, мои родители будут счастливы, когда узнают, что я собралась замуж. Хотя, я даже не знаю. У них и без меня полно своих проблем. С каждым днем я все больше чувствовала приближение неприятностей, которые ждут меня и Локки по приезду. Разговор с Вильё был просто неизбежен, и это меня пугало. Я старалась не показывать вида, что думаю об этом, но Локки видел, что со мной происходит. Мне было тяжело. Ему тоже. Но ведь нас было двое, а это значит, что мы справимся…
Пятого дня неожиданно приехал Вильё…

Глава 16 «Снег в пустыне без тебя…»
На четвертый день, в ночь, я простудилась. Меня тошнило все утро, голова болела нещадно, ноги были ватные, вкус еды я не чувствовала. Локки страшно испугался за меня. Он бегал в гостиницу за врачом. Врач сказал, что местный климат не очень хорош для моего здоровья и мне стоит как можно скорее вернуться домой. Локки не отходил от меня ни на шаг, а я лежала на кровати, не в силах пошевелиться и молила Бога, чтобы это все скорее закончилось и мы смогли уехать домой.
Кто-то постучался в дверь. В бунгало было темно – свет давали только к вечеру. Наш домик был деревянный, поэтому, во избежание пожара электричество было по часам . У нас была маленькая кухонька, где Локки учил меня готовить вкусные блюда. Он готовил очень хорошо. Любая, даже самая простая еда, получалась у него волшебно. Вильё совершенно не умел готовить, обычно с ним мы кушали в ресторанах, или его дом-работница что-то готовила для нас. Я ей не нравилась. Она говорила, что я совершенно бесполезна, как женщина.
Теперь Локки научил меня немного готовить, мне даже понравилось. Это здорово, когда ты что-то делаешь своими руками. Работа должна быть творчеством, моя же работа не была им. Я просто торговала тем, что мне досталось от Бога, и никакой моей личной заслуги не было в том, что я делаю. Моделью быть не так-то сложно, а вот готовить – это сложно. И рисовать, и писать песни, и стихи… Локки сказал, что у меня бы получилось стать журналистом или писателем. Я как-то рассказала ему на ночь сказку о любви, которую сочинила в пятом классе, и он сказал, что у меня талант. Сказка была про принцессу, которая жила на одном берегу реки, она любила принца с противоположного берега. Каждый год принц и принцесса в один прекрасный день встречались и проводили замечательный вечер вместе, а потом принц снова уплывал на свой берег. Берегам никогда не соединится. Принцу нельзя бросить своих подданных, а принцессе своих. А когда принцесса это поняла, от любви к принцу, она решила утопиться в той самой реке, которая мешала их счастью.
В дверь постучали. Локки пошел открыть ее. На пороге спальни возник Вильё. Я лежала на кровати не в силах пошевелиться. «Ей плохо, видишь ты?» - зло посмотрел на Локки Вильё: «Я отвезу ее в гостиницу…» - твердо сказал Вильё. «Врач сказал, что ее нельзя никуда перевозить, пока ей не станет лучше…» - сказал Локки. «Да пошел ты! Она тут совсем загнется! Ты, чертов любитель птиц, ничего в людях не понимаешь…». Вильё перевез меня в гостиницу. Мы задержались здесь еще на три дня. Кажется, мы все трое возненавидели Бали…
***
«Какого черта вы с Катри переехали из гостиницы в бунгало?» - спросил Вильё, стоя на пороге нашего домика на пляже. «Какого черта что? Мы с Катри или бунгало?» - зло спросил я. Только его тут не хватало. «Пошел ты, урод!» - ругнулся бывший парень Катри, толкая меня и проходя в домик. Я пошел следом за ним. Моя девочка лежала на кровати. Ее лицо было покрыто нездоровым румянцем, она была укутана всеми теплыми вещами, которые я только нашел в доме. Такая маленькая, она лежала на нашей огромной кровати и еле дышала от жара.
Вильё предложил перевезти ее в гостиницу. Я знал, что это был бы самый лучший вариант, но почему-то отказывался. Наверное, потому что я вообще не хотел иметь никаких дел с этим человеком. Но Катри было слишком плохо, чтобы думать о своих отношениях с Вильё. Я позволил ему поселить девушку в гостинице и ухаживать за ней. Мы вместе старались, чтобы Катри поправилась. Врач сказал, что это какая-то южная лихорадка. Девушке был противопоказан такой климат, поэтому нам надо было увезти ее домой.
«Я так и знал, что не надо было ее тут одну оставлять… На тебя никакой надежды!» - сетовал Вильё, сидя на краешке кровати в номере Катри: «Я снял для нее номер на весь срок, зачем она согласилась с тобой переехать в эту антисанитарию?» - спрашивал он. «Потому что она любит меня…» - вздохнул я. Я итак знал, что Вильё прав, и что я поступил очень глупо. «Кого? Тебя? Не смеши меня, от тебя даже твоя ворона свалила, куда уж девушке-то… Мою-то чуть до смерти не довел…» - засмеялся Вильё. «Идиот!» - грубо сказал я: «Не видишь что ли? Она больше не твоя девушка…» - «Что?» - удивленно посмотрел на меня Вильё. «Она выбрала меня…» - сказал я. «Это она тебе сказала?» - спросил он. «Да…» - кивнул я. «И ты поверил? Девочка совсем запуталась – мы поругались немножко, а тут ты с красивыми песнями любовь-морковь, конечно, она сказала, что любит… Но теперь я приехал, и все будет по-старому… Я заберу ее домой, и все будет хорошо… А ты, юный натуралист, иди ищи себе другую девушки, ну или птицу, как тебе больше нравится, бейби…» - засмеялся мой «бывший друг». Бывшим он стал минутой позже, когда я с размаху въехал ему по лицу: «Она не поедет с тобой, придурок! Не понимаешь? Она меня любит! И я ее тоже! А ты ее бросишь, как куклу ненужную… Или переспишь со стриптерезшей очередной прямо на свадьбе…» - зло сказал я и вышел из комнаты. Он тоже вышел, чтобы не разбудить Катри. Он вытирал платком кровь из носа после удара, а я курил, стараясь не смотреть в его сторону. Катри станет лучше, и мы уедем домой. И она забудет Вильё. Я верил в это, я знал это…

ОСТАЛЬНОЕ ТУТ:

http://www.proza.ru/2010/04/01/892

Серия сообщений "Проза":
Часть 1 - "NRXA, я люблю тебя!"
Часть 2 - "Голод"
Часть 3 - Критика Cirque du Soleil шоу «Corteo»
Часть 4 - "Катри"
Часть 5 - Герои романа "Дрянная кровь" (1) Who is who
Часть 6 - NRXA, я люблю тебя по-новому!
...
Часть 27 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 28 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в кафе-баре "Пьяный Эклер"
Часть 29 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"


С прошедшим!

Четверг, 06 Января 2011 г. 17:27 + в цитатник
В колонках играет - arctic monkeys - criying lighting
Поздравляю ВСЕХ с прошедшими праздниками! Желаю в наступившем году огромных успехов во всем!

У меня все в состоянии "сессия", поэтому писать сейчас некогда...

Новый рассказ "Другая анорексия" сейчас находится вот в таком состоянии...
Постараюсь дописать до февраля...

Удачи!

Спасибо за внимание!

К. Паника
 (700x512, 58Kb)

Серия сообщений "Новости!":
Часть 1 - Доброе время суток!
Часть 2 - Чертова свора-лучшее еще впереди!
Часть 3 - "Другая анорексия"
Часть 4 - "Голод". Рецензия
Часть 5 - С прошедшим!
Часть 6 - Новости!
Часть 7 - Еще одна рецензия!
...
Часть 33 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 34 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в кафе-баре "Пьяный Эклер"
Часть 35 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"


"Катя"

Суббота, 11 Декабря 2010 г. 08:34 + в цитатник
Ты про каждого готова написать,
Что он самый тебе на свете лучший.
Душу-сердце готова так отдать,
За одну такую: «Девочка, послушай!».
Не продумывала ни одной детали,
За свою жизнь ни разу, никогда.
Не получишь ты за Родину медали,
Но и не нужны они тебе тогда.
Продаешь ты на дорогах счастье,
Счастью этому любой мужчина рад.
Золотой браслетик на запястье,
Глаза карие, как пушечный заряд.
Обиваешь ты судьбы пороги,
Когда кажется, что нет назад пути.
Ты не из таких, как недотроги.
Но все же на кривой козе не подойти!
Ты такая же, как все, но только лучше,
Потому что с тобою нет причин.
Ты самая желанная попутчица,
Но только характер твой невыносим.
Именем твоим исписаны подъезды
Тех, кто вовремя не смог понять.
Что не в теле дело, не в заездах,
А в душе, которую не хочешь ты отдать.
Я за тобою наблюдаю вечность,
Но только понять я не могу тебя.
Любовь проверяешь ты на верность,
Но мне не веришь, ни в него, в себя.
Я бы назвал сейчас тебя героем,
За то, что смело ты игру прошла.
Ты ни боишься ни криков, ни побоев.
Ты снова из воды сухой вышла!

 (214x616, 50Kb)

Серия сообщений "[Стихи]":
Часть 1 - Сборник стихов "Страна чудес"
Часть 2 - к 22ому ноября
...
Часть 7 - Невлюбленные
Часть 8 - Аристократки
Часть 9 - "Катя"
Часть 10 - Jeffrey
Часть 11 - Чарли Мэнсон
...
Часть 30 - Литературный вечер Кати Паники
Часть 31 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 32 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"


"Франция" (The Libertines "France")

Пятница, 10 Декабря 2010 г. 23:34 + в цитатник
Девушка-мечта
Из Франции в Лондон
Вернулась обратно,
Оставив свободным
Мне опять остается,

Это снова случилось,
Только лишь прошлое.

Вспоминаю глаза
Удивительно карие
А мои голубые закрыты навек
Я простился с тобой на трассе М109й
Задыхался, смотря автобусу вслед.

Курю задыхаясь, без тебя умираю.
Курю задыхаясь, я себя убиваю.
Единственный выход - заснуть и мечтать
И имя твое истошно кричать.
 (363x500, 45Kb)

Критика Cirque du Soleil шоу «Corteo»

Понедельник, 06 Декабря 2010 г. 00:47 + в цитатник
Cirque du Soleil шоу «Corteo»

«Цирк дю Солей» был с самого начала для меня окутан какой-то тайной. Говорили, что очень трудно достать билеты, только через Интернет, что цены на билеты от 4000 тыс. руб, а если купить дешевле, то места будут самые плохие. Все мои знакомые наперебой твердили, что это самое лучшее шоу со времен основания циркового искусства, что в шоу задействованы самые лучшие артисты, приглашенные со всего мира. Поэтому, когда мой друг предложил мне пойти туда, я естественно согласилась.
Мои разочарования начались с внешнего убранства цирка, точнее, полного его отсутствия. На огороженной забором территории под охраной расставлены шатры блеклого бело-серого цвета. Мне сразу вспомнился клип Britney Spears “Circus”, в котором один только шатер цирка заставляет сердце биться в учащенном ритме, поражая зрителя своим буйством красок и роскошью. Перед входом в один из шатров собралась длинная очередь. То и дело с разных концов до меня доносились возбужденные возгласы: «Скорей бы начало! Это неописуемо!» или «Я слышала, что «Кортео» лучшее шоу». Возбуждение людей в очереди потихоньку передалось и мне, хотя к цирку я отношусь довольно скептически. Начало представления в 17.00. Люди пришли к цирку за час. Потихоньку начали пускать гостей внутрь шатра. Мы прошли контроль и отправились к гардеробу. Я бы не советовала сдавать вещи, потому как после представления надо будет тоже стоять в очереди на их получение. В зал в куртках проходить можно. Как только я осмотрелась, то мое воодушевление упало еще на одну позицию вниз: я не увидела ровным счетом никакого убранства цирка. Что внешне он представлял собой серо-белый «одноразовый» шатер, то и внутри было тоже самое. Голые стены, без каких-либо намеков на красоту. По стенам расставлены киоски с едой, напитками и сувенирами. Чашка черного кофе в автомате стоила 120 рублей. Цены стандартные для мест культурного отдыха. Только вот, как можно культурно отдохнуть в голых стенах шатра мне было не понятно. Я как-то более привыкла к помещениям в стиле «Цирка Ю. Никулина». Я решила не расстраиваться раньше времени, надеясь, что представление принесет мне больше удовольствия. Мы пошли в свою секцию, там показали билеты охраннику, и он отвел нас к нашим местам. Мне очень повезло – билеты были в v.i.p ложе, поэтому видно было абсолютно все. Сцена сделана в форме круга и находится посередине, а зрительный зал располагается вокруг сцены. Достаточно удобное расположение, потому как со всех точек видно сцену, правда первым десяти рядам. Тем, кто сидит на галерке придется обзавестись биноклями, моноклями или на худой конец очками. Зал был заполнен до отказа. Влюбленные парочки, друзья, соседи, родители с детьми – все пришли прикоснуться к прекрасному и оценить всю прелесть гастрольного мира “Cirque du Soleil”.
Да будет шоу! На сцене стояла железная кровать, на которой лежал человек. Вокруг него суетились разные люди, что-то приносили, уносили, кричали. Некоторые проходили мимо зрителей прямо по залу, выкрикивая имена друг друга, обнимаясь и здороваясь. Пару раз пробежала лошадь, в которую были наряжены артисты, ткнулась мордой кому-то в плечо и вернулась на сцену. А на кровати продолжал лежать человек. В зале послышался голос из динамиков: «Мне приснился сон, что я умер. Я лежу на сцене «Цирка дю Солей» в Москве, вокруг меня мои друзья, я открываю глаза и вижу их, но мертв… Это был всего лишь сон…». С этого момента я больше ничего о сюжете представления сказать больше не могу. Первый минус самого представления: шоу ведется на двух языках русском и английском, в основном говорят по-английски, не переводя при этом некоторые фразы на русский. Спасибо моим родителям, что дали мне возможность выучить этот язык, и я все поняла, но вот что делать людям, которые в этом плане не настолько удачливы, как я?
Под потолком висели люстры. На них повисли девушки-акробатки. Они извивались на них в прекрасном танце, подобно юрким змейкам. Минус номер два: заметьте, я не сказала «красивые девушки». За все представление я остановила взгляд лишь только на одной актрисе – карлице Валентине. Хотя, возможно, красивые девушки в этом шоу и не нужны, ведь они не лицом работают, а телом. Надо отдать должное, фигуры у них замечательные. Растяжка вне всяких похвал. Но только вот есть минус номер три: а где экспрессия? Заметила это только у одной девушки. Они все прекрасно выполняют свои роли, но без какого-то внутреннего чувства и огонька. Чего не сказать о молодых людях, кровь которых играла на протяжении всего представления. Пожалуй, все действо выехало только из-за таланта актеров, потому как режиссер-сценарист не стал мудрствовать лукаво по поводу сценария. Уважаемый «Цирк дю Солей», увольте вашего сценариста! Хотите, я Вам буду писать сценарии? У меня и то лучше получится. А может быть, для циркового представления идея вообще не нужна? Мол, пусть себе прыгают по сцене, зрители итак будут рад. Не все, товарищи организаторы, не все.
Минус четвертый: у меня рябило в глазах от количества народу на сцене. Все прыгают, бегают, каждый чем-то занят, от этого сильно размывается впечатление целостности спектакля. Я не видела шоу «от А до Я», оно разбилось в моем сознании на тысячи осколков калейдоскопа, которые постоянно меняют свое местоположение в представлении.
Очень красиво пел мужчина. Прекрасная испанская песня о любви, шикарный голос исполнителя заставили мое сердце дрогнуть от восторга. Пока на сцене не появилась карлица Валентина – вот кто забрал все мои положительные эмоции вечера себе навсегда. Я буквально в нее влюбилась. Очень милая, жизнерадостная и позитивная женщина. С какой радостью и непосредственностью она выполняла трюки на руках у главного героя шоу, а потом, когда она летала под куполом цирка на огромных шарах, давая зрителям возможность подтолкнуть себя. Очень умилительная и трогательная актриса. На шоу был и еще один карлик Миша. Они с Валентиной вместе смотрелись очень гармонично. Маленькая светловолосая трогательная Валентина и такой же маленький, но угрюмый и брутальный Миша.
Еще был «великан» Виктор. Его роли в представлении я так и не поняла. На сцене он появился от силы раза три.
Между двумя частями представления есть еще антракт, который вообще непонятно для чего придуман. Поесть все равно не успеешь, потому как очереди к каждому киоску громадные. Контингент людей, пришедших на шоу однотипный – элита, пафос и гламур. Ничего не имею против, но когда девушки в шубах по 150 тысяч сидя на парапете, едят пирожки, вот это заставляет задуматься. «Цирк дю Солей» вызвал у меня ассоциацию с «пирожковыми и сосисочными». Можно пойти пообедать в ресторане, где ты будешь чувствовать себя комфортно и уютно, а можно на морозе грызть холодный черствый пирожок из ближайшей палатки. Цирк Юрия Никулина – это ресторан, а «Шатер Дю Солей» - уж извините. Огромная концентрация пафосного народа в цирке совершенно не придала ему элитный статус, к сожалению. Цены по 4 тысячи совершенно не оправдывают себя. Я ходила бесплатно и очень этим горжусь, потому как мне бы было жалко денег. Туда стоит идти тем людям, кто помешан на танцах или гимнастике – посмотреть на пластику артистов и возможно почерпнуть что-то для себя. С детьми на «Кортео» лучше не идти, вряд ли они что-то поймут. Сводите их лучше на цирк с животными – беспроигрышный вариант, если представление будет не очень хорошее, то хотя бы сфотографироваться с обезьянкой на память дадут точно.



С Вами была Катя Паника и ее уголок конструктивной критики.
p.s: мое мнение может не совпадать с Вашим, ведь оно сугубо мое личное.
 (380x547, 70Kb)

Серия сообщений "Проза":
Часть 1 - "NRXA, я люблю тебя!"
Часть 2 - "Голод"
Часть 3 - Критика Cirque du Soleil шоу «Corteo»
Часть 4 - "Катри"
Часть 5 - Герои романа "Дрянная кровь" (1) Who is who
...
Часть 27 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 28 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в кафе-баре "Пьяный Эклер"
Часть 29 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"


Аристократки

Воскресенье, 05 Декабря 2010 г. 21:30 + в цитатник
не целуйте руки горьким сожалением-не отдам вам сердце верное.
не влюбляйтесь в бледность аристократки-больно будет падать прямо на лопатки
не скучайте в залах пышно убранных-вы не дураки, а мы не дуры!
не предлагайте мне выпить крепкого, я не соглашусь... это как-то нелепо...
не обходите стороной губы алые, вам без интриг меня покажется мало...
не задавайте глупых вопросов, по этой системе я сама мастер просто...
и не живите в слух моими вопросами, иначе нам жить палата в палату просто...
не вспоминайте ночами с другими, мое из 4 букв имя
и не рассказывайте своим друзьям, что знали меня среди своих других дам
не проклинайте, не бейте посуду, нам все равно-на смех людям
не голосите проклятья в наш адрес-мы посмеемся еще одно наспех
и не клянитесь в вечной любви, таких как вы у нас дни сочтены...

(Москва, 2009)

Серия сообщений "[Стихи]":
Часть 1 - Сборник стихов "Страна чудес"
Часть 2 - к 22ому ноября
...
Часть 6 - Мужчина Prada
Часть 7 - Невлюбленные
Часть 8 - Аристократки
Часть 9 - "Катя"
Часть 10 - Jeffrey
...
Часть 30 - Литературный вечер Кати Паники
Часть 31 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 32 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"


Невлюбленные

Воскресенье, 05 Декабря 2010 г. 21:25 + в цитатник
Нет ни боли, ни любви,
Есть только глупая я и не менее глупый ты.
Нет ничего, что мешает...
Просто два невлюбленных друг в друга, понимаешь?
Нет никого, кто бы послушал
Истории о нас, что ты тогда был простужен...
Я была в ванне полной резиновых игрушек.
И ты просто хотел, чтобы было как в сказке
Про две странные грустные маски...
Про рассыпанные по полу горы таблеток,
И про меня в твою жизнь без билета.
Про тебя, который был слишком крайний,
Чтобы понять всю нашу нереальную реальность.
Я была такая розовая конфета,
При тебе ни разу не одета...
А ты таким был ярким мальчиком,
В татуировках - плейбойским зайчиком.
Я слушала в ванне по трубам твой голос,
Ты не был ни разу ни с кем, давно холост.
Кто бы из соседей сушал эти сказки?
Про невинные порно-ласки-глазки?
Про молчавшего, ходящего курить по часу тебя...
И заплаканная вечно под кайфом я.
И вызывали они бы "скорую"?
Чтобы забрали двух таких как мы "в дорогу".
Не было ни боли ни любви,
Только очень глупая я и не менее глупый ты...
Не было никого, кто мешал бы...
Просто двое невлюбленных друг в друга...
это мы!
 (700x525, 169Kb)

Серия сообщений "[Стихи]":
Часть 1 - Сборник стихов "Страна чудес"
Часть 2 - к 22ому ноября
...
Часть 5 - Peter Doherty 1939 The Returning (перевод Кати Паники)
Часть 6 - Мужчина Prada
Часть 7 - Невлюбленные
Часть 8 - Аристократки
Часть 9 - "Катя"
...
Часть 30 - Литературный вечер Кати Паники
Часть 31 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 32 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"


Мужчина Prada

Воскресенье, 05 Декабря 2010 г. 21:22 + в цитатник
Жаль, что так вышло…
Этого мне никогда не простишь ты.
И все, о чем молчишь ты,
Это всего лишь глупые мысли…

Жаль, что больше не надо…
Я напиваюсь твоих губ ядом.
И мартовская прохлада
Не спасает даже «Прада»

Жаль, что нет таких, как ты…
Чтобы в лицо кидали мечты,
Как дорогие под окном цветы
И на Мальте встречали рассветы…

Жаль, что я не ты, ты не я…
Что вместе быть априори нельзя,
Ты давно дорогая, но не моя.
Я сбегаю, как с тонущего корабля…

(октябрь, 2010)

посвещется Х. Я не Quest Pistols к твоему сожаленью,
Но я тоже пишу не плохо, поверь мне)
 (524x480, 49Kb)

Серия сообщений "[Стихи]":
Часть 1 - Сборник стихов "Страна чудес"
Часть 2 - к 22ому ноября
...
Часть 4 - сегодня 26 ноября. Бар Tommy D Peter Doherty
Часть 5 - Peter Doherty 1939 The Returning (перевод Кати Паники)
Часть 6 - Мужчина Prada
Часть 7 - Невлюбленные
Часть 8 - Аристократки
...
Часть 30 - Литературный вечер Кати Паники
Часть 31 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 32 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"


Peter Doherty 1939 The Returning (перевод Кати Паники)

Суббота, 04 Декабря 2010 г. 11:55 + в цитатник
Взятый в плен внезапно,
Пробираясь сквозь огонь,
Он знал, что ждет его победа.
Но это просто не его ночь, не его ночь.

Спасенный из холодных Рейна вод,
Ради Родины и за Третий Рейх.
Сильная сторона не падет,
Когда это не твоя ночь, не твоя ночь.

Будь осторожен, осторожен
На тающем тонком льду,
У врага в тылу.
В 1939 году.
За Германию он жизнь свою отдал,
У врага в тылу.
Там в 1939 году.

Дети погребены в руинах,
Лондонские ребята все в пыли.
Собрались всех эвакуировать
К фермерским женам,
Жизни холеной,
Подальше от ужасов войны.

Глупая кукла помнит до сих пор,
Уезжала из города в старых башмаках.
Теперь запад снова ее дом.
Дом престарелых, где таблетки и вечная тоска.
Будь осторожен, осторожен
На тающем тонком льду.
Не верь своему телегиду
В 2009 году.

Это так больно, я видел ее только дважды
С тех пор, как она вернулась на Родину
В 1939 году.
 (489x479, 39Kb)

Серия сообщений "[Стихи]":
Часть 1 - Сборник стихов "Страна чудес"
Часть 2 - к 22ому ноября
Часть 3 - "В активном"
Часть 4 - сегодня 26 ноября. Бар Tommy D Peter Doherty
Часть 5 - Peter Doherty 1939 The Returning (перевод Кати Паники)
Часть 6 - Мужчина Prada
Часть 7 - Невлюбленные
...
Часть 30 - Литературный вечер Кати Паники
Часть 31 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 32 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"


"Голод". Рецензия

Четверг, 02 Декабря 2010 г. 14:16 + в цитатник
Я наткнулась на повесть "Голод" благодаря моему любопытству относительно дела Макса Cherie. Повесть была прочитана мной буквально за несколько часов и оставила особое грустно-мечтательное настроение, которое бывает только после прочтения чего-то очень близкого для меня...и мне хочется оказаться на месте действия или даже стать одним из героев произведения. Со мной такое бывает все реже... Спасибо за сказку!
Помимо всего прочего, отмечу, что автор пишет легко, с юмором и, главное, атмосферно...
Спасибо за красоту!!!(с) Рецензия на "Голод" от Твой Формалин с Проза.ru

Серия сообщений "Новости!":
Часть 1 - Доброе время суток!
Часть 2 - Чертова свора-лучшее еще впереди!
Часть 3 - "Другая анорексия"
Часть 4 - "Голод". Рецензия
Часть 5 - С прошедшим!
Часть 6 - Новости!
...
Часть 33 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 34 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в кафе-баре "Пьяный Эклер"
Часть 35 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"


"Голод"

Среда, 01 Декабря 2010 г. 18:37 + в цитатник
Mein teil (by Катя Паника) «Голод»

«Истинная церковь, несущая свет - та, что горит…»(с) Варг Викернес Burzum


Посвящается моему лучшему другу Химу.
Посвящается всем готам и сатанистам, которых я когда-либо знала…
Памяти Финта, Вольдемара 666 и Антона Шандора Лавея (хотя последнего тут как раз и нет)

«Эмо» и «Готы» убили и съели школьницу в Петербурге

Правоохранительные органы Санкт-Петербурга расследуют дело о страшном убийстве школьницы, которую частично съели двое готов. Участники неформального движения объяснили свое преступление чувством голода.
"В ходе допросов свои действия они объясняют чувством голода. Говорят, что пожарили части тела в духовке вместе с картошкой", - рассказал начальник следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре России по Санкт-Петербургу Андрей Лавренко. Он сообщил, что задержать удалось двоих молодых людей, 1989 года рождения. В отношении них возбуждено уголовное дело по статье "Убийство".
Одновременно стало известно о том, что в Московском районе Северной столицы местные жители нашли голову девушки. Возможно, это еще одна часть тела жертвы юных каннибалов. Напомним, что ученица 11-го класса одной из школ Санкт-Петербурга пропала 19 января 2009 года. Следователи выяснили, что девушку утопили в ванной, а потом расчленили и частично съели. Останки жертвы были сложены в пакеты и выброшены в мусорные контейнеры и в местный водоем.
В смерти школьницы подозревают двух молодых людей, один из которых считает себя готом, а второй принадлежит к движению эмо. "Задержаны ранее судимые Юрий Можнов, работающий флористом, и Максим Головатских, работающий рубщиком мяса на рынке, - отмечается в сообщении Следственного комитета при прокуратуре. - В настоящее время в отношении Головатских и Можнова избрана мера пресечения в виде заключения под стражу". Убийцам-людоедам грозит лишение свободы на срок до 15 лет.

(Мк_Бульвар за 2009 год. февраль)





Часть 1

Глава 1

«Я ушла!»- послышался звук закрывающейся входной двери. «Когда вернешься?»- уже в закрытую дверь спросила мать Елена Александровна. «Утром…»- осуждающе покачал головой отчим Сергей Борисович. «И куда она на ночь глядя?»- продолжил он. «Сережа!»- предостерегающе сказала Елена Александровна. Оба родителя остались при своем мнении, продолжая смотреть очередной сериал по телевизору.

«…И представляешь, Фанат ему говорит: «Ну и дурак же ты, Байрон!» А он ж пьяный совсем…»- говорила мне Настя, рассекая по квартире в поисках кожаных брюк. «Ворон, ты не видела мои штанцы?»- то и дело спрашивала меня подруга. «Не, Тарантул, ты как-нибудь сама тут…»- усмехалась Ворона, окидывая взглядом полнейший беспорядок Настюхиной квартиры. Они жили в «однушке» втроем: Настя, Настина мама и ее младшая сестра Дашка. В их семье было принято убираться каждый день, но после Настюхиных утренних поисков «тру-шмоток» убираться приходилось заново… «Как эти штанцы к этой блузке с ботвой?»*- «Норм, Насть, давай резче…»- который раз уже вздыхала Ворона, поглядывая на часы. «Ты послушай, какая песня! Это же «Лакри» Fassade!»- восторгалась подруга. «Насть!»- не выдержала девушка: «Нас на Введке уже полчаса Фанат с 69м дожидаются…»- торопила Ворона подругу. «Юрка тоже будет?»- удивилась Тарантул. «Куда ж без него-то?»- усмехнулась девушка, вспоминая, что ни одна ее кладбищенская гот-тусовка не обходилась без Юрки Глазьева - фаната группы 69eyes.
Воронино нечего не деланье и Настюхины сборы прервал звонок в дверь. «Кого там еще?»- недовольно буркнула Тарантул, туша недокуренную сигарету в пепельнице. «Ворона, ты смотри-ка… Сам 69й к нам пришел…»- смеялась из коридора Настя. Девушка вышла из комнаты поздороваться с другом: «А ты что это еще не на Введке?»- удивилась девушка. «Ворон, ты же знаешь, то как собирается Тарантул - просто притча во языцех в нашей тусе…» - засмеялся Юрка. Он как всегда был в образе. Черные длинные до плеч волосы были аккуратно уложены, черная летняя рубашка с коротким рукавом и еле видным узором аккуратно подчеркивала стройность его мужественного тела. Черные кожаные брюки и черные же солнечные очки дополняли образ «готического принца». «А что один-то?»- такой же «притчей во языцех» была непостоянность Глазьева в отношениях с девушками. «А кто кроме тебя, Ворона, сможет меня вытерпеть?»- отшутился друг. И, правда, с Глазьевым Ворона знакома была уже года 2-3. Как он когда-то шутил: «Ворона - это мое самое хорошее приобретение на Введенском кладбище…»
Юрка прошел в комнату и тут же закурил. «Ты слышал про Байрона?»- тут же спросила его Настя. На ближайшую неделю эта тема будет ее коньком. «Нет, а что такое?»- с интересом посмотрел на Тарантула 69й. «Байрон знатно нажрался, и они с Фанатом подрались…»- пояснила Ворона, которая бы просто не выдержала слушать эту историю в пятый раз. «Димка-Фанат подрался с Байроном?»- захохотал друг. «Вот это поворот!»- продолжал смеяться Юрка, видимо, красочно представив эту развеселую картину.
«Все, ребятки, я собралась!»- перед друзьями, выйдя из ванны, предстала Настя-Тарантул во всем своем тру-готическом обличии. Черные кожаные брюки, белая рубашка «а-ля Тило Вульф» и черные короткие волосы. Всю эту красоту дополняли байкерские перчатки с обрезанными пальцами. «Ну как я вам?»- переспросила Настя. «Под пиво сойдешь…»- не удержался от колкости в Настин адрес 69й. И не, потому что Настя плохо выглядела, а всего лишь потому, что готам искренне надоело ее ждать! Через минут десять ребята втроем все-таки покинули Настину квартиру и направились на Введенское кладбище. Было 7 вечера. В 8 сбор…

*ботва - бахрома, рюшки и прочее. («Словарь гота»)

Глава 2
На Введенском кладбище, как всегда собралось полно народу. Еще с аллеи ребята услышали веселые голоса готов, собравшихся у склепа. «Темной ночи…» - сказали трое готов. «И вам того же…» - веселым хором ответили сидящие на Вампирке. Кто-то принес красное вино, которое быстро разлилось по пластиковым стаканчикам. Парни принесли пиво в ящике. Девчонки сидели кружком, показывая друг другу что-нибудь из своих новых приобретений в одежде, а парни разговаривали либо о книгах, либо о девчонках.
«А Байрон-то с Фанатом подрались, знаете?» - сказала Полина. Все повернулись к ней, в ожидании истории. Настя-Тарантул сразу оживилась: «Я там была и все видела…» - перебила Настя готку. «Ну, началось…» - шепнул Ворон на ухо Глазьев. «Настя села на своего конька и до конца вечера с него не слезет…» - в ответ шепнула Ворона. Оба улыбнулись.
«Обожаю я это вино…» - говорил Фанат, который совсем недавно подошел и принес с собой пару бутылок «Исповедь грешницы»: «Каждый раз, как будто заново знакомишься с новой девушкой…» - засмеялся он. Парни его поддержали, потому как все, пьющие это вино знают о том, что девушку, нарисованную на этикетке в легком платьице можно не менее легко раздеть.
«За что это ты так Байрона?» - спросил кто-то из компании. «Да чтоб не выделывался!»- ответил Фанат. Сегодня, после инцидента с дракой, Фанат был без своего хорошего друга: «Слишком трушника из себя возомнил… Позер!» - говорил Фанат, но в голосе его слышплись скорее веселые, чем озлобленные нотки. «Они скоро помирятся…» - шепнула Ворона Глазьеву. «Если еще не помирились…» - улыбнулся в ответ 69й. Одна из причин, по которой Ворона так любила гот-тусовку – здесь все мимолетно: люди в компании. Музыкальные предпочтения, клубы, и даже ссоры… Вчера поругались – сегодня помирились…
«Может, в « Релакс»*?» - предложил кто-то. «Или в «Р-ку»**?» - предложила Полина. «Лучше в «Рел», а то в «Р-ке» сегодня хер-пати***» - сказала Тарантул, посмотрев на ворону. Ворона пожала плечами. Глазьев взял девушку за руку и повел на выход с Вампирки. «Едем в «Рел»!»- подвел итог гот, который тоже не очень любил «Р-клуб» из-за наличия там скин-хедов, которые в свою очередь не очень-то любили готов, особенно парней-готов.
Одна часть компании поехала в «Релакс», а вторая, сославшись на отсутствие денег – на Чистые пруды. Ведь каждому готу известно, что приезжая на чистые пруды без денег в кармане, но с большим энтузиазмом, ты к концу вечер уже пьян, сыт и даже с деньгами на проезд в метро…
Хотя, бывает и наоборот, когда ты приезжвешь на ЧП (сокращенно от «Чистые пруды») с деньгами и даже полной бутылкой «Ягуара», но дойдя до фонтанов у тебя не остается ни того, ни другого, по причине огромного количества друзей и знакомых и толп «аскеров»**** с гитарами…




* «Релакс» - готик-клуб на улице Мельникова (ст. метро Дубровка или Пролетарская). Этот клуб все люто ненавидят, но почему-то каждуя пятницу-субботу-воскресенье туда ходят. Недавно этот клуб реставрировался и все пати проходили в соседнем от него «Рок-н-ролл Пабе». Сейчасм «Релакс» снова открыт для готической и не только молодежи.

** «Р-клуб» – клуб находился напротив Даниловского кладбища на ст. метро Тульская. Про него все отзывались еще хуже, чем о «Релаксе». Но недавно на просторах русского Интернета появилось сообщество, посвященное этому клубу «Мы скучаем по тебе, помоечка!». Самый лучшие «H.I.M» party проходили именно здесь.

*** «Хер-пати» - искаженный вариант «HIM-party». «Финская лав-металл группа «H.I.M» на западе называется «HER», от английского слова «ее». Не очень знакомые с английским языком люди читали это слово так, как оно пишется, оттуда и пошло это не очень приятное название. Любая девушка-гот, будь она с Чистых прудов, Введенского кладбища или любого другого, в страшных своих снах видит это слово.» - Катя Паника «Готическая Введенка или Стучитесь, Вас откопают!»

**** «Аскеры» - от англ. Ask- просить денег
Глава 3

Непроглядная тьма повисла над городом в ожидании рассвета. Оглянувшись вокруг себя, понимаешь, что находишься в самом центре мрачного сумрака, в котором даже не различаешь дороги, да и себя самого. Ты как будто сам являешься частью этой огромной черной дыры, называемой «ночью». И этот сумрак, опутывающая темнота, и, если повезет, серебряный лик луны – и есть то, что ты ищешь всю жизнь…
Ворона шла по дороге до дома, немного пошатываясь, скорее всего, давало о себе знать спиртное, выпитое в этот вечер в немереных количествах. Она шла по тротуару, закутавшись в длинный кожаный пиджак. Ворона чувствовала, как обвораживает ее и не хочет отпускать эта сумрачная мертвая пустота. «Черт, как же холодно…»- Вороне было не по себе. Первый раз за ее тусовую жизнь девушку никто не провожал. Вдруг, из ближайшей арки дома вынырнула машина. Злобно зыркнув фарами на пьяную девушку, машина исчезла из поля зрения. Внезапно Ворона поняла, что холод, окружавший ее вовсе не из-за темной ночи. Холод этот исходит из ее собственного сердца, причем особых причин для этого у девушки не было. Холодно было внутри, там, где обычно находится тот участок, который отвечает за любовь. Если бы Ворона верила в Вуду, то, скорее всего она списала бы этот сосущий холод на то, что кто-то упражняется с магии. Но Ворона не верила в Вуду, она была просто готом. А любовь совершенно не могла стать причиной для душевных терзаний – ее просто у девушки не было. Вслед за этим открытием, девушку посетил страх: «Черт возьми, где я?»- подумала Ворона про себя, тщетно пытаясь разглядеть в темноте ночи хоть что-то. Глаза все еще болели после внезапной вспышки фар машины в темноте. Девушка поняла, что заблудилась. «Все эта ночь, будь она не ладна!»- ругнулась Ворона. Алкогольное опьянение ее организма быстро сошло на нет, к счастью для девушки, минуя стадию похмелья. О том, что все сроки ее возможного опоздания домой к родителям вышли, Ворона даже думать не хотела. Будучи погруженной в свои безрадостные мысли, девушка не сразу поняла, что где-то совсем рядом какой-то парень играл на гитаре. Ворона остановилась, заслушавшись красивой песней. Тем временем из темноты, откуда слышалась музыка, начали выходить какие-то люди. Веселая компания, которая этим вечером, так же как и девушка, засиделась допоздна. «Наконец-то я дома…»- с облегчением вздохнула Ворона, угадывая в мрачных тенях, выплывающих из арки Рейвона с тусовкой. Девушка подошла ближе. Услышав звук чьих-то шагов, Рейвон крикнул в темноту: «Темной ночи, путник! Решил попытать счастье на ночных улицах старого Берлина? Напрасно это, теперь придется твоей душе вечно гореть в Аду!»- он дьявольски засмеялся и схватил Ворону за руку. «Отвали, придурок! Что за бред ты несешь?»- зло крикнула девушка, пытаясь высвободить захваченную конечность из лап подвыпившего гота: «Совсем уже офигели! Свою не узнали, идиоты!». Рейво выпустил руку девушки: «Темной ночи, Ворона! Ты бы хоть опознавательные знаки какие-то носила… Светящуюся в темноте майку «Я люблю Вилле Вало», что ли?»- хохотнул гот. «Да пошел ты! Я не херка!»- зло буркнула девушка, проходя мимо парней в арку. Некоторые из окон ее пятиэтажного дома даже в такой поздний час горели. Кроме ее окон. «Отлично…»- обрадовано подумала она, заходя в подъезд. Снова Ворону обдало каким-то неприятным, потусторонним холодом. Пальцы на руках девушки мгновенно замерзли, и даже теплый воздух изо рта не мог их согреть. «Холодно, как в могиле…»- мрачно подумала Ворона, озираясь по сторонам. Снова вокруг темнота. Девушка на ощупь водя по стене руками начала пробираться к лестнице. Что-то громко захрустело под подошвами солдатских ботинок. Стекло. «Черт! Опять этот недоросль шкет соседский все лампочки в подъезде по вышибал, что б его!»- ругнулась Ворона, красочно представляя как она дает не слабый подзатыльник вышеупомянутому ребенку. Внезапно на верхних этажах раздались гулкие шаги. Кто-то быстро спускался вниз. Повинуясь какому-то воровскому инстинкту, девушка спряталась под лестницу и стала всматриваться в темноту, до боли напрягая взгляд.
Рейвон сел на деревянную скамейку у подъезда и мрачно уставился на своих друзей. Друзья молчали. « Черт возьми!»- нарушил тишину Рейвон: «Свою не узнали!» - «Да ладно тебе, Рейв, с кем не бывает… Может анкх не одела…»- предположил Линдо. «А с какого это она его не одела?»- спросил Крест. «Не знаю и знать не хочу!»- мрачно сказал Рейвон, доставая из кармана пальто пачку сигарет. «Тебе вредно курить – сердце посадишь…»- мягко сказал Линдо, кладя другу руку на плечо. «Не посажу! А после ночевок на кладбище понимаешь, что тело в жизни не главное…»- ответил Рейвон. «Да ладно тебе, ты просто устал…»- вернулся Микке к прерванному разговору, успокаивая друга. «Не надо все скидывать на физическое тело, я имел в виду астральное…»- зло сказал Рейвон. Затягиваясь сигаретой под неодобрительным взглядом друга Линдо. «Я перестал узнавать своих без каких-либо опознавательных знаков, я перестал их чувствовать…»- мрачно проговорил Рейвон. «Нет. Ты просто устал! И не неси бред! Ты не можешь разучиться! Это же дар…»- успокаивал парня Крест. «Может быть ты и прав…»- задумчиво проговорил Рейвон.
По звуку шагов Ворона определила, что спускался мужчина. Шаги приближались, становились громче, а сердце девушки бешено стучало в груди: «Ну, кому не спится в такую рань, а?»- думала про себя девушка, вглядываясь в сумрак подъезда. Шаги внезапно стихли. Щелкнула зажигалка, на миг, осветив подъезд своим оранжевым светом. Парень закурил и вышел из подъезда, хлопнув железной дверью. Стук двери вывел Ворону из оцепенения. Когда он прикуривал, девушка не сводила с него взгляда: черные волосы до плеч, бледная кожа рук, и… бездонные зеленые глаза, с грустью смотрящие в никуда. Ворона прочитала в этих глазах боль. Девушке казалось, что увидев эти глаза вновь, она смогла бы в них утонуть. «Интересно, он наш?»- думала Ворона, поднимаясь по лестнице на третий этаж. Девушку так поразили глаза незнакомца, что она совсем не обратила внимание на опознавательные знаки. «Старею я, что ли?»- с улыбкой подумала она, открывая ключом входную дверь квартиры.
Парень вышел из подъезда, хлопнув железной дверью. В лицо ему ударил предрассветный холод. Увидев пятерых парней на скамейке у подъезда, он прямиком направился к ним.

Рейвон первый заметил парня, выходящего из подъезда Вороны. «Кто это?»- спросил Рейвона Крест. «Сатанюга…»- отоветил парень. Заметив сверкнувший на шее незнакомца перевернутый крест. «Черт побери! Откуда он здесь?»- удивился Линдо. Сатанист подошел ближе, приветственно кивнул: «Темной вам ночи, господа!» - «Да-да! Ночь сегодня и в правду темная…»- согласились друзья. «Давно не было такой спокойной ночи, темнота как будто обволакивает сердце, пронизывает холодом душу…»- его голос стал призывнее: «Неужели сам Люцифер послал нам эту ночь?»- спросил сатанист и засмеялся. «Иди куда шел, сатанинское отродье! Мы твои дьяволо-поклоннические бредни слушать не намерены!»- зло сказал Рейвон. «Не горячись, готик-бой, мы-сатанисты против вас ничего не имеем… Если это не вы ломаете кресты на кладбище, конечно…»- спокойно сказал незнакомец. «Странно, но нам про вас тоже самое рассказывали…»- парировал Рейвон. Посмотрев парню в глаза. «Слухи!»- резко ответил сатанист. «Ты что-то хотел спросить?»- внезапно спросил незнакомец. «Что ты здесь делаешь? Насколько я помню, здесь не было и нет ни одного сатаниста…»- сказал гот. «Насколько я помню, у меня есть право ходить, где мне вздумается…»- усмехнулся сатанист, кивнув готам на прощание. Рейвон вскочил и пошел за парнем, тот круто развернулся и сухо сказал: «Я не нуждаюсь в провожатых!»- «Я и не собирался…»- зло сказал Рейвон: «Но мне знакомо твое лицо…» - «Все может быть… Меня зовут Грейв Син, я с Введенки*…»- ответил незнакомец. Рейвон пошатнулся. «А тебе, готик-бой, я дам один совет: никогда не связывайся с сатанистами…»- сказал Грейв Син и ушел прочь. А Рейвон все стоял и стоял, смотря в след главе одного из Московских сатанинских кланов. «Вот тебе и “Light angel, dark angel, let me the light…”…»**- тихо сказал Рейвон, вспоминая зловещее предостережение. «Чур, меня, чур! Совсем сатанист запугал… Вот связывайся после этого с ними…». А небо тем временем быстро набирало краски утра, наливаясь синими, голубыми и серыми тонами. Ночь нехотя отступала, оставляя до поры до времени на небе еще черные пятна. Друзья разговаривали, кажется, даже не заметив отсутствия Рейвона. Когда он подошел, ребята уставились на него непонимающими взглядами. «Мы имели честь пообщаться с тру-сатанистом Грейв Сином, ребята…»- с торжественно мрачностью в голосе поведал Рейвон. «Вот это да!»- выдохнул Крест. «Это тот, который с Ваганьки?»- спросил Линдо. «Был с Ваганьки… Все много хуже, друг мой, теперь он с Введенки…»- друзья Рейвона ошалело переглядывались, не находя слов, чтобы описать свою «бурную радость» по поводу смены Грейвом Сином своего местообитания. «А глаза-то у него мама не горюй!»- восхищенно проговорил Крест: «Такое ощущение, что он тебе сейчас насквозь мозг просверлит…» - «А еще мысли прочитает, телепат хренов!»- согласился с ним Рейвон. «Только один человек может ответить на вопрос, что этот сатанист делал здесь…»- тихо сказал Линдо. «Да? И кто же?»- с усмешкой спросил его Рейвон. «Ворона…»- ответил гот.

* «Введенка» - Введенское кладбище (г. Москва), бывшее немецкое кладбище. Одно из любимейших мест паломничества готической молодежи до 2005 года, когда на этом кладбище установили охрану ГУП Ритуал. («Словарь гота»)
** строчка из песни группы Cradle of filth (или просто «Крэдлов») «Satanic mantra»


Глава5

«Бодрого тебе утречка, сестренка…»- радостно поздоровался Вайт, пытаясь поцеловать свою сводную сестренку в щеку. «Утро добрым не бывает… Разве только на кладбище…»- отмахнулась от родственника Ворона. Вайт пожал плечами. Настроение сестры его в данный момент мало волновало, намного больше его волновало состояние яичницы, жарящейся на плите. «Ты на работу?»- спросила Ворона, поочередно снимая свои солдатские ботинки. «Ага, блин…»- безрадостно ответил Вайт: «Смена у меня сегодня в ночь, скажи родакам, окей?»- попросил брат. «Хорошо…»- согласилась Ворона и ушла спать.
Рейвон собрался с мыслями и вошел подъезд, поднялся на третий этаж пешком. Как раз в это время Вайт, насвистывая какую-то песню себе под нос, закрывал дверь квартиры. «О! Рейвон! Темной ночи тебе и твоим братьям! С какой целью пожаловал?»- спросил брат Вороны. «Я к Вороне…»- ответил Рейвон. «Она спит… Пришла уже под утро…»- пояснил Вайт. «Может примет меня?»- переспросил гот. «Сатана ее знает, позвони в дверь – может, откроет…»- пожал плечами брат и начал быстро спускаться вниз по ступенькам лестницы. Хлопнула дверь подъезда, Рейвон позвонил в дверь. Звук звонка разнесся по молчаливому утреннему дому. Ворона спала. Рейвон устало вздохнул и пошел к себе домой, надеясь тоже хоть немного поспать.
«Доброе утро, сестренка… До тебя утром Рейвон дошел?»- послышался в трубке голос сводного брата. Ворона силилась открыть глаза, но те никак не поддавались. «Рейвон… Нет, а должен был?»- хриплым еще со сна голосом спросила девушка. «Да, приходил… Видимо, не добудился тебя…»- сказал Вайт: «Какой-то он очень уж напряженный был, может, случилось что? Поговори с ним…»- поведал Вайт и отключился. Ворона еще минут 10 полежала, просыпаясь и приходя в себя, и начала собираться. «Ворон, ты как добралась-то вчера до дома? Глазьев-то совсем нажрался и проводить тебя не смог…»- тараторила в мобильный Настюха. «Тарантул, давай не будем…»- отмахнулась девушка: «Где сам-то Юрка?» - «У меня дома, где ж ему еще быть-то… Моя ж на дачу свалила вместе с Дашкой… Кстати, хочешь сегодня тоже у меня оставайся, они только завтра приедут…»- ответила Настя. «Окей... Сейчас к Рейвону зайду и пойду к тебе…»- сказала Ворона, параллельно выуживая из-под кровати свои чулки. «Давай… Сигарет купи только по дороге…»- сказала подруга и положила трубку.
Девушка быстро оделась и почти бегом направилась в соседний подъезд. Постучав в окно первого этажа и не получив ответа, она вошла в подъезд Рейвона и позвонила в дверь. «Хотел меня видеть?»- спросила с порога Ворона. «Проходи…»- гот впустил девушку в квартиру. «Чаю с кровью не наливаю, сегодня кончился…»- усмехнулся парень. «Я не голодна, спасибо…»- парировала Ворона. Надо заметить, отношения этих двух готов были очень сложные. Каждый из них «тянул одеяло на себя». Оба были сильными личностями со своим собственным мнением, поэтому ни один из двоих не хотел мириться с существованием другого. Хотя делить им было особо нечего, у Рейвона была своя компания, а у Вороны своя, но, тем не менее, эти двое не упускали случая, чтобы подколоть друг друга. «Рейв, у меня нет времени…»- устало сказала Ворона, присаживаясь на стул в комнате парня. «Что в твоем доме делал вчера ночью Грейв Син?»- в лоб задал вопрос гот. «КТО?»- спросила Ворона. «Грейв Син, Ваганьковский сатанист…»- пояснил Рейвон. «В моем доме был сатанист?»- не поверила Ворона, пытаясь осознать услышанное. «Да, именно так… Ты хочешь сказать, что ты ничего об этом не знаешь?»- не поверил Рейвон. «Брюнет, зеленые глаза, рост приметно 190см?»- усмехаясь, спросила Ворона. «Какой точный фоторобот…»- удивился Рейвон. «Я видела его вчера ночью, он спускался с верхних этажей моего дома… Я не знаю, кто он и что он делал в моем доме…»- сказала девушка. Гот посмотрел ей в глаза. «Ты хоть знаешь, кто такой Грейв Син?»- спросил Ворону Рейвон. «Сатанист с Ваганьки*, сам же только что сказал…»- пожала плечами Ворона. «Он не просто сатанист с Ваганьки, он глава одного из их кланов…»- мрачно поведал гот. «Черт…» - протянула Ворона. «Мало того, я имел честь пообщаться вчера с этим сатанистом – он сказал, что теперь он рулит на Введенке…» - «Твою ж на лево…»- ругнулась Ворона, не поверив своим ушам. Рейвон мрачно кивнул: «А ты знаешь, что это все может значить?» - «Что?»- спросила Ворона, подразумевая самое худшее. «Кто-то может не дожить до следующего лета…»- еще более мрачно изрек Рейвон. Ворона метнулась к двери, хватая на ходу свой кожаный пиджак в прихожей. «Ворон, ты куда?»- крикнул ей в след Рейвон. «На Введенку!»- на бегу ответила Ворона.
«Ты ей веришь?»- спросил Крест. «Похоже на то, что она говорила правду…»- пожал плечами Рейвон. «А тебе не показалось, что она разводит тебя как лоха?»- с нажимом спросил Линдо. «Она ничего не знает…»- покачал головой Рейвон. «Сколько лет знаю эту девчонку – не помню дня, чтобы она не влипла в какую-нибудь историю. Прям Мэрлин Мэнсон какой-то, а не девушка…»- покачал головой Рейвон.

* «Ваганька» - Ваганьковское кладбище (г. Москва) . Это кладбище знаменито тем, что в его стенах захоронено большое количество известных людей, а так же тем, что на его территории долгое время собирались сатанисты.

Глава 6

«Ворон, ну ты где? Глазьев свалил, тебя тоже нет…»- расстроено говорила в трубку Настя. «Тарантул, собирайся, но только не как обычно сто лет, а быстро! У нас проблемы…»- быстро сказала в трубку Ворона. «А что случилось?»- удивленно спросила подруга. «Не знаю, но явно ничего хорошего. Я на Введенку. Жду тебя на Вампирке*…»- пояснила Ворона и положила трубку.
От станции метро Семеновская Ворона шла пешком до Введенского кладбища. Как у всех бедных школьников, денег на проездной на трамвай у нее не было. Девушка шла по трамвайным путям, впереди показалось кладбище с забором из красного кирпича и железной оградой. Непонятное волнение охватило Ворону, когда она подошла к главному входу. Вечерело. Было около 5 часов. Вокруг была тишина, которая моментально навалилась на готку, не давая даже вдоха сделать. Пока Ворона шла по главной алее, она не встретила ни одной живой души. Это было достаточно странно, если учесть, что многие из ее знакомых готов приезжали на Введенку к 12 часам дня. Но свернув на 13 аллее, Ворона внезапно услышала громкий мужской смех и пьяную брань. Дойдя почти до конца аллеи, девушка остановилась. Справа у могил копошились два каких-то «бейби-готика» лет по 12. Увидев Ворону, они притихли, но продолжали нагло смотреть на девушку. «Что тут делаете, бейбики?»- спросила их Ворона. «Сама ты бейбик! Мы сатанисты!»- гордо сказали «готики». «Свали по-хорошему… Мы тут пентаграмму рисуем…»- зло сказали «детишки». Услышав это, Ворона захохотала так, что мигом стерла наглые улыбочки с лиц «сатанистов». «Валите отсюда! Хватит вам тут сатанистов позорить!»- сказала девушка. «И бутылки свои заберите…»- Ворона поддела ногой «свера» пустую бутылку пива. «Сатанисты» моментально протрезвели, подхватили свои вещи и скрылись из виду, нагруженные мусором. Ворона довольно ухмыльнулась и вернулась на главную аллею. Пройдя ее почти до выхода, девушка свернула к одному из склепов. Она внезапно услышала какую-то песню. Подойдя ближе, Ворона испуганно дернулась. Это была погребальная песня, и это не предвещало ничего хорошего. Сначала «бейби-сатанисты», теперь вот погребальная песня… Девушка увидела трех парней, сидящих на корточках около склепа с зажженными свечками в руках. «Что за черт?»- подумала про себя Ворона, понимая, что парни эти ей совершенно не знакомы. Ворона подошла к склепу. «Кто умер-то?»- когда парни замолчали, спросила Ворона. «Пока никто… Так что есть вакансии…»- ответил один из парней, поднимаясь. Два его товарища дружно засмеялись. Девушка быстро оглядела их и поняла, что дело совсем плохо. У троих незнакомцев на шее поблескивали серебряные перевернутые кресты. «Пока что-то не хочется…»- ответила Ворона, стараясь, чтобы ее голос звучал спокойно. «Да что ты? А мне казалось, что вы-готы только и мечтаете о смерти…»- ухмыльнулся один из сатанистов, а двое продолжали смеяться. «Мы не мечтаем о смерти, мы просто хотим умереть красиво…»- поспорила девушка. «На кладбище в нашем скромном обществе не кажется тебе красивым?»- почти расстроено спросил парень. «У меня пока не было этого в планах…»- осторожно ответила Ворона, лихорадочно соображая, куда бы ей смыться по-быстрому от этого малоприятного разговора. «Мы сожалеем, уважаемая, что не можем предложить вам более достойной смерти… Может быть, мы просто проведем замечательную ночь вместе?» - с издевкой спросил сатанист. «Может быть, вы просто пойдете в темпе вальса на всем известный половой орган?»- зло ответила на это Ворона. Эта беседа девушку мягко сказать достала. «А может быть, ты на него пойдешь?»- нежно спросил сатанист, подходя ближе к Вороне. Не раздумывая больше ни минуты, девушка побежала. Точнее, это ей так хотелось бы побежать, но один из сатанистов ловко ухватил ее за руку. «Куда же ты, малышка? Я же ведь влюбился!»- издеваясь, спрашивал парень, притягивая к себе Ворону. «Локи, тебе что, жить надоело? Или бессмертным себя возомнил вдруг? Так ты, Локи, все-таки сатанист, а не вампир – это разные вещи…»- со стороны главной аллеи к склепу подходил Глазьев. «Аве Сатане, брат!»- хором сказали трое сатанистов. Глазьев кивнул им. «Локи, поимей совесть… Если ты так и будешь продолжать гнаться за каждой юбкой, то заработаешь себе какую-нибудь заразу на известный половой орган…»- усмехнулся Глазьев, обнимая ничего не понимающую Ворону. «Эта девушка, друг мой, зовется Вороной…»- представил Ворону сатанистам Юрий: «Ворона местная Введенская смертопоклонница…» - тот, кого называли Локи, молча, кивнул. «А это Локи, сатанист с Ваганьковского из клана Грейв Сина…»- представил Глазьев парня. «Будьте знакомы!»- подвел итог Юрий. Сатанисты молчали, но было видно, что этот разговор им не приятен. «Локи, запомни ради Сатаны эту девушку и предоставь ей полную свободу действий на Введенском кладбище…»- с этими словами, Глазьев увел Ворону подальше от склепа. «Что это было?»- спросила чуть позже Ворона. «Сатанисты…»- просто ответил Глазьев. «Это я и сама заметила… Но что они делают на Введенке? Здесь их отродясь не было!»- нервно сказала девушка. «Все меняется…»- туманно ответил Юрий. «Зубы мне не заговаривай!»- предостерегла парня Ворона: «Вчера я в своем подъезде наткнулась на Грейв Сина…»- мрачно сказала Ворона. Девушка уже успела смекнуть, что с этими сатанистами что-то не чисто. «Кого ты видела?»- не поверил Глазьев. «Грейв Сина… Мне Рейвон сказал, что это был Грейв Син. Он с ним даже поговорить успел…»- поведала Ворона. «Вот тебе и раз…»- мрачно протянул Юрий: «Что ты еще знаешь о Грейв Сине?» - «Не много… Если честно, я это имя услышала только сегодня утром, но оно уже мне почему-то не нравится… Знаю только, что теперь Грейв Син со своим кланом обретается на Введенке…»- ответила Ворона. Глазьев нахмурился. «Чудны крестьянские дети…»- только и сказал на это парень: «Я прошу тебя, Ворон, не говори пока никому про сэтов, ладно? Нам не нужна паника в селе…»- Ворона кивнула, хотя совершенно не согласилась с точкой зрения Глазьева.

* «Вампирка» - склеп покойных Кноппов на Введенском кладбище. Почему это склеп среди готической молодежи называется «Вампирка» не знает никто, пожалуй, с этим название такая же проблема, как и с названием группы «The 69 eyes» - только человек, который придумал это название сможет рассказать людям об этом.

Глава 7

Тем временем, вечер наступал на пятки уходящему дню, с каждой минутой вытесняя своего собрата. Время близилось к 8 вечера. Ворона и Глазьев уже сидели на Вампирке за бутылкой красного вина. К ним успела присоединиться Тарантул, которая, как всегда, болтала о Байроне и Фанате, ее двух хороших друзьях. Через некоторое время и сами герои ее историй присоединились к готам. «Только не напивайтесь, как тогда…»- пошутил кто-то из компании в сторону Байрона и Фаната. Те в ответ скорчили недовольные мины и отвернулись. Им самим было стыдно за тот инцидент. Говорят, что готы мирные существа… Это сущая правда, но только когда они трезвые…
«Темной ночи, товарищи готы…»- услышали ребята чей-то вкрадчивый голос из темноты. За время, что ребята провели на кладбище, стемнело. «Золтон?»- в полной тишине, с явным удивлением в голосе спросила Ворона. «Все верно, Ворона…»- ответили из темноты. Вслед за голосом на свет вышел и его обладатель. Высокий, стройный блондин на вид лет 25, лицо его было бело как мел, а левую щеку блондина рассекал еще не заживший красный шрам. «Товарищи готы, кто-нибудь из вас слышал, что теперь на Введенке собираются сатанисты?»- толи вопросительно, то ли утвердительно сказал Золтон. Ворона хотела было поднять руку, но Глазьев молча сжал ее запястье, так, что девушка чуть не вскрикнула от боли. «Просто, Ворон, это не твое дело…»- прошептал тихо ей на ухо 69й. Вопрос Золтона вызвал не бывалое оживление среди компании Введенских готов. Фанат с Байроном даже временно заключили перемирие, чтобы разобраться в сложившейся, мало приятной ситуации. «Значит, не слышали… И ты, Ворона, не слышала?»- Золтон тем временем забрался на постамент склепа, как артист на сцену, и вещал уже оттуда. Золтон знал, что уж Ворона-то все всегда знает наперед. Девушка, услышав свое имя, медленно поднялась. «Не слышала, Золтон…»- тихо проговорила она. Парень внимательно посмотрел на девушку. Потом, наконец, сказал: «Ну и молодец, что не слышала…». «Да! Это правда! На Введенке будут собираться сэты… Это большая проблема! В ваших же интересах помочь мне в ее решении… Одной магией тут не справишься, а вот общими силами можно попробовать…»- говорил Золтон. Глазьев встал: «Как ты собираешься решать эту проблему? Драться с ними будешь?»- с усмешкой спросил Юрий: «Запомни, если ты убьешь одного сэта – на его место придет десяток других!»- зло сказал 69й. «Только не говори мне, что ты боишься их?»- усмешкой на усмешку ответил Золтон. Кроме этих двоих больше никто не хотел высказаться на эту тему, все заворожено слушали перепалку двух парней. «Я – нет… А ты явно их боишься, раз хочешь напасть первым…»- продолжал усмехаться Глазьев. «Идиот! Я для вас стараюсь! Мне вообще эти люциферовы отродья до одного места, а вам придется туго без моей помощи…»- зло говорил Золтон. «Ребята!»- громко обратился к собравшимся Юрий, повернувшись спиной к Золтону: «Давайте не будем делать поспешных выводов…»- призвал Глазьев. На его слова послышались одобрительные возгласы: «Сэты первыми лезть к нам не будут… Нас здесь, по определению, наберется намного больше, чем один клан сэтов…»- «Ты ручаешься за то, что сатанисты не перережут тут нас всех?»- спросил, удивленно, Золтон. «Зачем нам слушать какого-то пришлого темного мага?»- продолжил Глазьев, игнорируя его вопрос. «Затем, что Золтон никогда не ошибается…»- громко сказала на это Ворона, в упор уставившись на Глазьева. «А Ворона вообще-то права…»- подхватил Фанат. «Ты – идиот, Глазьев, раз не видишь таких простых вещей! К толпе-то они не сунутся, а вот по одному вырезать нас запросто смогут… Сэты, те же скины, только с другой идеологией…»- сказал Золтон: «Ты сам не знаешь, куда влез…»- Золтон спрыгнул с постамента. Его «ньюрки» плотно впечатались в землю. «Удачи Вам, черт побери!»- выругался парень и, перепрыгнув через ограждение, пошел к главной алее. «Золтон…»- крикнула Ворона и метнулась за парнем. «Так что делать-то будем?»- спросила Тарантул. «Без паники!»- сказал Глазьев: «Я вам обещаю, что с сэтами проблем не будет…»- он тоже быстро ушел с Вампирки.
«Ты знала про сэтов?»- спросил Золтон у Вороны. Они сидели на скамейке во дворах напротив кладбища. «Да, Рейвон видел Грейв Сина в нашем дворе, он сказал, что теперь их клан с Введенки…» - «Час от часу… Что он делал в твоем дворе?»- вздохнул Золтон. «А я знаю?»- огрызнулась Ворона. Золотон обнял девушку и прижал к себе: «Ну не злись! Мне ж все надо знать об этом, иначе я просто не смогу вам помочь…» - «Ты сможешь помочь?»- спросила Ворона. «Надеюсь… Только вот если Глазьев мне не будет мешать!»- зло сказал парень. Ворона рассказала ему все, что успела узнать о Грейв Сине и сэтах с Введенки. «И что им на Ваганьке не сиделось, притащились, блин, на мою голову…»- сквозь зубы прошипел Золтон. «А тебе какой интерес?»- спросила Ворона. «Ты – мой интерес! Чтобы у тебя меньше проблем было…»- усмехнулся Золтон, но девушка поняла, что это была просто шутка. «Дурацкие шутки у тебя, Темный!»- ответила нам это Ворона. «С кем поведешься…»- пожал плечами Золтон. «Есть только один способ узнать, что же все-таки задумал Грейв Син…»- вздохнул Золтон: «Скататься к ним на Ваганьковское и все выяснить…»

Глава 8

Ваганьковское кладбище встретило девушку немного насторожено, как будто присматриваясь к ней. Ворона давно уже поняла, что кладбища, как и люди, обладают душами. Каждое по-своему относится к тем или иным посетителям, событиям… С первой минуты, проведенной внутри Ваганьковского кладбища, Ворона поняла, почему сатанисты для своих обрядов выбрали именно это место. Дело даже не в его удобном расположении, а в том, что оно являло собой колоссальный сгусток энергии, причем, негативной. Люди приходят на кладбище и выплескивают ему свою черную энергию, а кладбище, как огромная губка впитывает ее и хранит. Но вот нашлись другие, которые могут эту энергию забрать… Девушке пришлось прятаться от охраны в одном из склепов до наступления темноты. Ворона, от долгого своего ожидания, не заметила, как уснула.
«Темной ночи…»- со смехом сказал кто-то совсем рядом с девушкой. «Темной…»- ответила Ворона, открывая глаза. В склепе было неожиданно светло. Пол склепа был заставлен черными горящими свечками. Девушка попыталась подняться со скамейки, на которой уснула. «Бесполезно…»- произнес рядом кто-то. Девушка и сама уже поняла это, ведь руки ее были связаны. А в углу склепа на корочках сидел какой-то парень и, улыбаясь, смотрел на нее. «Что происходит?»- спросила девушка. «Тоже самое хотел спросить у тебя…»- эхом ответил парень. Он поднялся и подошел ближе к скамейке. «Зачем ты связал меня?»- спросила его девушка. «Чтобы ты никуда не сбежала…»- ответил парень. Он присел на край скамейки: «Мне интересно было поговорить с девушкой, которая не побоялась придти сюда…»- усмехнулся незнакомец: «В противном случае, я бы тут же тебя убил…»- спокойно сказал он. Его слова эхом отозвались от холодных каменных стен склепа. «Поговорил! Может, развяжешь меня?»- предложила Ворона. «Зачем ты пришла?»- черные длинные волосы парня скрывали его лицо. Девушка в полутьме никак не могла его разглядеть. «Кто ты?»- вопросом на вопрос ответила Ворона. «Я…»- протянул парень: «Хм… Скажем так, я кошмар всей твоей жизни…»- усмехнулся парень: «Тебе совершенно не стоило приходить сюда, тем более ночью…»- сказал парень. «Развяжи меня! Тронешь хоть пальцем, Грейв Син от тебя мокрого места не оставит! Я его девушка!»- самозабвенно врала Ворона. «Ну, дела…»- удивленно протянул парень: «Первый раз меня мной же и пугают… И я не знал, что у меня есть девушка… По крайней мере, живая…» - и Ворона поняла, что дело труба. «Ну, все! Теперь точно убьет!»- мрачно подумала про себя готка. «Нет, не убью… Это было бы слишком банально!»- хмыкнул Грейв Син, откидывая черные волосы с лица. Ворона встретилась взглядом с его зелеными глазами. «Я женюсь на тебе… Пойдешь за меня?»- Грейв Син улыбнулся. У Вороны окончательно затекли руки, жутко болела спина от лежания на холодной скамейки, да еще и глаза сатаниста были так близко… «Пойду…»- шепотом ответила на его вопрос девушка. Он наклонился и поцеловал ее в губы. «Она согласна!»- крикнул вдруг Грейв Син: «Вносите гроб!»

Глава 9

На улице лил дождь. Сатанист весь промок. С его черных, как вороново крыло, волос текли холодные струйки воды, размывая остатки ритуального мейк-апа по мертвенно-бледному лицу. Но он не замечал этого, просто медленно шел домой, пытаясь ни о чем не думать. Так было всегда. Но так не было никогда. Возвращаясь домой после ритуала, он старался вытеснить все мысли из головы. Сатанист пытался забыть и забыться. Не всегда это у него получалось. Вот и сегодня Грейв Син никак не мог собраться и избавить свою голову от этой навящевой мысли, что он все не правильно делает, что все его действия идут наперекор его же собственному сценарию. Все его действия теперь казались абсолютно ненужными и лишними. Собраться, взять себя в руки было слишком трудно, почти нереально. На улице все так же шел дождь холодной, непроглядной серой стеной. Продрогший и измученный, он поднялся в свою квартиру. На этаже было как всегда темно. Сатанист собственноручно выкручивал лампочки в подъезде, чтобы никто из соседей ненароком не заметил кровь на его одежде. На ощупь парень нашарил звонок. «Привет…»- Марика стояла на пороге с кухонным полотенцем в руках: «Устал? Ужинать будешь?». «Привет…»- он махнул сестре рукой, не раздеваясь, прошел в комнату и закрыл за собой дверь. Тишина окутала Сатаниста. Он устало опустился в черное бархатное кресло и закрыл глаза. Наконец-то он сможет подумать, понять, осознать свои возможные ошибки… Спокойно подумать. Без свидетелей, в тишине. Талая вода еще стекала с его волос, он поднялся, чтобы взять полотенце. Высушив голову, парень зажег свечи в подсвечниках. Пламя свечей весело запорхало по комнате, отсвечивая своим оранжевым светом на черных обоях комнаты. В комнате стало чуть светлее. Грейв Син снова опустился в кресло. Достал из кармана пиджака слегка помятую пачку «Мальборо» и с удовольствием закурил, прогоняя свои мысли серым дымом в потолок. На столике рядом он нашарил пульт от dvd. Ему не надо было ни думать, ни вспоминать о том, что за диск стоял в проигрывателе, ведь уже много лет там стояло одно и то же. «Вы поможете мне найти Билла, профессор Лектор?»- Кларисса вскочила со своего стула и подбежала к стеклу камеры, пристально вглядываясь своими голубыми, как небо глазами в лицо Ганнибала. В этих глазах был только страх и мольба. Сатаниста передернуло. Этот эпизод всегда вызывал в его мозгу не приятные ассоциации. А эти бездонные голубые глаза… «Почему же в нашей жизни все повторяется?»- порой спрашивал себя Грейв Син: «Наша жизнь, как близнецы. Два брата близнеца, которые внешне одинаковы, а внутренне – совершенно разные. Жизнь всегда будет удивлять людей, но в тоже время будет повторяться. Это неизбежно… Картины сменяют друг друг друга, но иногда тебе кажется, что ты это уже где-то видел… И это истинная правда! Если ты это понимаешь, то твое место – психушка, если нет – пост президента… И так будет всегда, хотим мы этого или нет…»
«Может милицию вызвать? Эй, просыпайся! Что ты тут лежишь?»- спросил неприятный мужской голос. Ворона очнулась от тяжелого, страшного сна. «Где я?»- с трудом поднимаясь, чтобы сесть, спросила девушка. Перед ней стоял охранник Ваганьковского кладбища. «На кладбище, а где еще ты хотела оказаться? В Париже? Нажралась тут и уснула…»- зло выругался охранник, продолжая разглядывать девушку. Не трудно догадаться какие недвусмысленные мысли вызвала девушка в порванной футболке и чулках, спящая на кладбище. «Я не пью…»- схватилась за голову Ворона, поднимая глаза на мужчину. Что-то непреодолимо болело в груди. Девушка отогнула ворот футболки, которая была почему-то окрашена красным. «Матерь Божья!»- отпрянул в ужасе от девушки охранник. Рваной раной на груди у Вороны была вырезана кровавая пентаграмма. «Это сатанисты! Это не я!»- кричала Ворона, когда ее кладбищенский охранник волок к милицейской машине. «Я что-то не одного сатаниста тут не заметил…»- скептически сказал мужчина, вталкивая девушку на заднее сидение машины. «Вот им все расскажешь!»- кивнул он на работников правопорядка. Ворона в ужасе закрыла лицо руками. Отчим ее убьет…
«Здравствуйте, из милиции Вас беспокоят… Меня зовут майор Семеченко Владислав Анатольевич. Ваша дочь - Красовская Виктория Сергеевна была сегодня утром задержана на Ваганьковском кладбище по обвинению в несанкционированном проникновении на охраняемый объект… Прошу Вас приехать в отделение милиции Ваганьковского района…»- Елена Александровна, мать Вороны, моментально побледнела. «Лена, что случилось?»- спросил ее муж. «Вика в милиции…»- абсолютно белыми губами проговорила в слезах мать. «Неудивительно… Давно пора!»- зло сказал отчим Вороны: « И как ты ей позволяешь общаться с этими дьяволопоклонниками… Они же там на этом кладбище оргии кровавые проводят! Не мудрено, что их там задержали!»
«Виктория!»- абсолютно бледная, с трясущимися руками мать приехала за девушкой. Ворона сидела с совершенно отрешенным и потерянными видом за столом майора Семеченко. Ей сказали, что она «несанкционированно проникла на охраняемый объект». Ей сказали, что «никаких сатанистов на Ваганьковском кладбище не было и быть не может». Ей сказали, что «только из уважения к ее родителям отправлять заявление в школу они не будут»… Но Вороне было абсолютно все равно. «Как это не было сатанистов?»- думала про себя девушка: «Они были… Еще как были… Человек 10 в черном со свечками и перевернутыми крестами… Один держал в руках библию… Заклинания… Ножь… Кровь… Грейв Син с изумрудно-зелеными демоническими глазами… Секс… Грубый, грязный секс с главой сатанинского клана…» «Вика! Как ты одета?»- сорвалась на крик мать девушки и упала на колени. Ее муж пытался поднять женщину, но та так и осталась сидеть на полу. «Виктория, собирайся! Дома поговорим!»- зло сказал отчим. Ворона послушно пошла за ним к машине. «С этого дня ты под домашним арестом…» - не глядя на девушку, сказал отчим. Ворона не слушала, то есть, не слышала его. Как и любая девушка, не важно, гот или нет, Ворона мечтала о том, что ее первый раз будет волшебным. Музыка, свечи, кровать с лепестками роз… А все оказалось так банально и грязно – кладбище, склеп и совершенно незнакомый парень-сатанист… «И никакой Золтон, и никакой Глазьев мне не помогли…»- отрешенно думала про себя девушка. Мобильник у нее отобрали, сигареты тоже. Даже mp3 плеер и тот попал под горячую руку отчима – он полетел в окно вместе со всеми дисками, которые нашлись у Вороны в комнате. Все окружение девушки претерпело геноцид и зачистку – остались только старший брат и Настюха-Тарантул, и то, потому что первый все-таки был близким родственником, а вторая училась с Вороной в одной школе. Плакаты и готическая атрибутика последовали за плеером в бездонный желудок близлежащей помойки.

Глава 10

«Ну, круто ты попал на ТВ…» - ругалась Тарантул, меряя комнату Вороны тяжелыми шагами в новеньких «Гриндерсах». «Что хоть случилось-то?»- допытывалась подруга. «Грейв Син у меня случился, полный и окончательный…»- невесело усмехнулась Ворона. «Ты что? Серьезно, что ли?»- пребывая в полнейшем шоке, спросила Настюха после того, как Ворона поведала ей о их с Золтоном плане «поговорить по душам с Грейв Сином» и о том, как ее забрали в милицию. «Мы пообщались с Грейв Сином, надеюсь, хотя бы он остался доволен этим общением…»- зло выругалась Ворона. Девушка уже неделю не выходила из дома. Ворона питала большие надежды по поводу своего старшего брата – вдруг он смилостивится и выпустит девушку хотя бы на часик подышать свежим воздухом, но пока брат был на даче. «Ничего себе…»- восхищенно протянула Тарантул: «Ты трахалась с главой сатанистов… Вау!» - «Не хочешь поменяться со мной местами?»- зло предложила на восторги Тарантула Ворона. Настя мигом замолчала: «Ворон, ну прости! Просто это блин реально круто!» - «Это не круто, Насть, это изнасилование…»- попыталась донести до подруги Ворона, но бесполезно. «Ты подашь на него в суд?»- с испугом спросила Тарантул. «А толку…»- протянула Ворона: «Я сама согласилась… Он это подтвердит! Он мне предложил стать его женой, а я откуда знала, что это значит у сатанистов…»- расстроено говорила Ворона. «Ну, жесть! Теперь я на кладбище ни ногой…»- твердо заявила Настюха. «Тебе-то что бояться…»- усмехнулась Ворона: «На Введенском-то тем более...» Возможно, эта фраза прозвучала как-то двусмысленно, но с этого момента у Вороны не стало больше подруги Насти-Тарантула. Она в слезах ушла из квартиры девушки, громко хлопнув входной дверью.
«Золтон, ты что, придурок!»- орал по телефону на парня Рейвон. «Тебе жить, что ли надоело, чертов Темный маг?»- спрашивал Рейвон. «А что собственно…»- спросони пытался выяснить причину гневных возгласов Рейвона Золтон. «Ты не в курсе? Ворону сатанисты на кладбище изнасиловали!»- орал, срываясь, Рейвон. «Что за бред! Какие сатанисты? Какое кладбище?»- никак не мог понять Золтон. «Кладбище – Ваганьковское, сатанисты, видимо, местные…»- пояснил Рейвон. «Твою ж…»- ругнулся Золтон и отключился.
«Это называется поговорить?»- вкрадчиво спрашивал Золтон у своего собеседника. «К счастью, мой друг, у нас разные понятия на этот счет…»- усмехался Грейв Син. «Тебе этот так не оставят… Они убьют тебя!»- зло сказал Золтон. «Кто?»- засмеялся Сатанист: «Если ты забыл, тут пока я главный! Мне и рулить…»- надменно сказал Грейв Син: «А то, что я тебя на один ритуал позвал не дает тебе право считать себя Ваганьковским сатанистом…» - сказал в трубку Грейв Син и отключился.

Глава 11

«Эй, парень!»- окликнул стоящего на троллейбусной остановке гота Рейвон. «Чего тебе?»- хмуро ответил гот, но увидев анкх на шее у Рейвона, повеселел. «Где у вас тут на Ваганьковском сатанисты тусуются?»- тихо спросил Рейвон. «Сэты? Да бог их знает…»- воровато оглядываясь по сторонам, ответил гот: «В склепах, наверное… Или у железной дороги…»- ответил парень шепотом. «И много их тут?»- продолжал спрашивать Рейвон. «Достаточно…»- неопределенно пожал плечами гот и поспешил ретироваться. «А, в общем-то, не важно...»- подумал про себя Рейвон. «Этого козла Грейв Сина я и голыми руками удавить смогу…»- усмехнулся он. До 8 вечера, Ркйвон открыто гулял по кладбищу, осматривая его «красоты». Могила Высотского, могила Игоря Талькова… После 8 пришлось как-то скрывать следы своего пребывания в некрополе. Прислушиваясь к каждому шороху, и даже к биению своего собственного сердца, парень не спеша осматривал каждый склеп на наличие там хоть одной живой души. Живых не было, только мертвые, что иногда даже радовало гота, потому как сердце его при каждом осмотре колотилось в груди как сумасшедшее. «Ты – трусливая скотина, Ворон!»- говорил себе гот: «Ты тут не в бирюльки играть пришел, а требовать расплаты за поруганную честь любимой девушки…» «Аве Сатанес!»- услышала внезапно за спиной Рейвон. «Если гора не идет к Магомеду…»- печально подумал про себя гот, медленно поворачиваясь на голос. «Темной ночи…»- тихо ответил Рейвон. «Ты что, гот что ли?»- удивленно спросил встретивший парня сатанист. Рейвон кивнул. Сатанист улыбнулся: «Давно тут вашего брата не было… Я уж думал, мы всех вас отсюда выгнали…»- Рейвон молчал. Сатанист пожал плечами: «Видимо, нет… Ну что ж, любитель ночных увеселительных прогулок по некрополям Москвы, что же тебя привело в нашу скромную обитель?» - «Мне нужен Грейв Син…»- ответил Рейвон. Сердце перестало учащенно биться, парень был абсолютно спокоен. Даже слишком спокоен, для такой мало приятной ситуации. «Он всем нужен… Только вот достать его никто не может, как ни пытались…»- туманно ответил сатанист. Вдруг совсем рядом с тем склепом, у которого стояли сатанист и Рейвон, послышался шорох шагов. «Чу…»- услышали парни в темноте веселый мужской голос: «Чует мое сердце, бедный готик заплутал…». И второй голос, вторящий первому: «Чу… Сразу видно этот мальчик сатанистов тут искал…» - из кустов, чуть пошатываясь вышли двое парней. Оба в черных плащах и с пентаграммами на груди. «Ты бы шел отсюда, покуда целы еще ноги…»- говорили сатанисты хором: «Ведь встретившись с Грейв Сином не найдешь назад дороги…» - дружным смехом закончили парни свое стихотворение. «Какая прелесть…»- обратился один из пришедших к своему собрату: «Что, Трупный, у нас сегодня праздничный ужин?» - засмеялся сатанист. «Пошли, гот…»- сказал тот, которого назвали Трупный: «Грейв Син примет тебя…»
«Гот на Ваганьковском ночью?»- удивился Грейв Син. «Это интересно…»- протянул Сатанист. Он восседал на самодельном деревянном «троне» в одном из склепов. Положив ногу на ногу, Грейв Син сосредоточенно что-то обдумывал, когда в склеп вошел Трупный и рассказал ему о готе. «Хороший ужин будет, Мессир?»- ухмыльнулся Трупный. «А почему бы и нет…»- оскалился в ответ Грейв Син: «Приведите ужин…»
«Рейвон?»- удивленно посмотрел на гота Сатанист. «Какими судьбами?»- спросил Грейв Син: «Ты что же, забыл, что я сказал тебе в нашу прошлую встречу?» - «Я бы никогда в жизни не пришел искать тебя, нечистый, если бы не Ворона…»- зло ответил Рейвон. Самодовольная улыбочка на лице Сатаниста его выводила из себя. Его хозяйская поза нога на ногу, его плащ, его этот самодельный трон – все это выглядела, как в дешевом кино про Графа Дракулу. «Ворона?»- тихо сказал Грейв Син: «Это та девочка, с которой я… Которую я…»- Рейвон дернулся. Двое сэтов удержали его. «Еще шаг и ты – труп!»- мягко пообещал Трупный. «Все вон из склепа!»- спокойно сказал Грейв Син. «Но, Мессир…»- переспросил Трупный. «Делайте, что вам говорят…»- устало вздохнул Сатанист. Парни по одному, через узкую дверь кладбищенского склепа стали протискиваться наружу. Рейвон посмотрел на сэта. В свете горящих на каменных плитах свечей он ясно увидел лицо Грейв Сина. Оно было не молодое, Сатанисту явно было ближе к 30, чем к 20 годам… Под глазами вырисовывались синяки от постоянных ночных «прогулок» и алкоголя… Глаза его были полны тяжелых дум и выдавали его уже совсем не мальчишеский возраст… И как-то разом Рейвон перестал желать смерти этому человеку! Как-то разом Рейвон вдруг понял, что Сатанист уже давным-давно по-своему мертв… Он не живет здесь, на Земле, он просто существует ради какой-то, одному ему известной цели… Может быть, даже ради смерти… «За что ты ее так?»- нарушил воцарившееся молчание Рейвон. Склеп ответил на слова парня гулким эхом. Сатанист молчал. «У тебя своя жизнь, у нее своя… Зачем ты ее впутал в свои дела?» - «Я не впутывал… «- тихо ответил Грейв Син. Пламя свечей от его голоса, как от порыва внезапного ветра, покачнулось. «Она просто попалась мне под руку…» - сказал Сатанист. «Ты жестокий…» - еле сдерживая подступившие к горлу слезы, сказал Рейвон. «Ты влюблен?»- с интересом спросил сэт. «Уже 5 лет…»- кивнул гот. «Тогда зачем ты пришел ко мне? Иди к ней!»- спросил Сатанист. «Я пришел убить тебя…»- честно признался Рейвон. «Не выйдет…»- так же честно ответил Грейв Син. Рейвон и сам уже понял, что шанс у него был один на миллион, и то, он его уже потратил до того, как с Вороной случилось это несчастье. «Она замечательная…»- отвернувшись от Рейвона, проговорил вдруг Сатанист. «Мне жаль, что так вышло…»- сказал парень. Рейвон удивленно посмотрел на сэта: «Неужели?»- переспросил он. «Да… Как ее зовут?»- спросил Сатанист. «Вика…»- недоуменно ответил Рейвон. «Вика…»- протянул Сатанист. «Вика… Жена моя теперь твоя Вика…»- засмеялся вдруг Сатанист. «Трупный, эй, Трупный…»- крикнул Грейв Син. «Сделай так, чтобы этого гота я больше не видел…» - Трупный противно осклабился и вывел Рейвона из склепа…

Глава 12

«Вайт… Братик милый! Я прошу тебя!»- Ворона сквозь слезы умоляла брата выпустить ее на улицу. «Ага, а потом Сережа и тебе и мне люлей наваляет…»- качал головой старший брат: «Ворон, я не изверг! Я всегда на твоей стороне! Но то, что ты хочешь сбежать из дома, совершенно идет в разрез с моим мировоззрением…» - «Зато с моим очень даже на одной волне…»- усмехнулась девушка: «Пойми ты, мне тут ловить нечего… Сережа отойдет только к зиме, Сатана его побери, а мне сейчас надо…»- отвечала Ворона: «У меня трагедия в жизни, а тебе как будто бы наплевать…» Брат тоже знал о случившемся. Стараниями Насти-Тарантула о поруганной чести Вороны знала уже вся Введенка, да и Ваганька, наверное, тоже… « Я хочу правды! Мне нужно поговорить с Глазьевым и Золтоном!»- убеждала брата Ворона. И он согласился: «Ладно, сестренка, поступай, как знаешь, только не забывай мне звонить хоть иногда…»
Семеновская. Трамвайные пути. Пачка сигарет, выкуренная Вороной, пока та шла до кладбища… Каждый сантиметр, преодолеваемый девушкой отдавался нестерпимой болью в сердце. В груди. В Разрезанной острым ритуальным ножом груди. «Goth undead!»- сказала Ворона, вбежав на Вампирку. «А кто тут гот?»- с ухмылкой сказал Дракон. Это был один из тех готов, каких сейчас уже не осталось. Гот старого поколения, того поколения, которое тусовалось на Чистых прудах до того, как они стали посмешищем и задолго до того, как половина тусовки с Чистых переехала на Маяковскую. «За себя я в ответе, а вот насчет тебя не знаю…»- Дракон явно намекал на происшествие на Ваганьковском. Ворона хмыкнула: «Здравствуй, Дракон, как поживаешь ты и твой гроб? Не холодно тебе в земле сырой-то?»- спросила девушка. «Как видишь, мертв и полон сил…»- ответил Дракон: «Я думал, что ты уже не придешь сюда… На Введенском сатанистов нет…» - «Теперь есть…»- подал голос Глазьев. Он в упор смотрел на Ворону. Девушка искала в его глазах хоть какую-то поддержку, но они были скрыты под темными очками. Дракон уставился на Глазьева с немым вопросом. Но тот не стал вдаваться в подробности. «Ты прав, Дракон, готы тут не все…»- с ограды, на которой он сидел, не спеша, поднялся Золтон. «Какая неожиданная встреча…» - с сарказмом сказала Ворона: «Примкнул к лагерю готов?»- спросила девушка. «Где убыло, там и прибыло… Кое-кто же теперь по другую сторону баррикад…»- усмехнулся в ответ Темный маг. «Есть разговор, борец за правду…»- сказала Ворона и вышла с Вампирки. Золтон последовал за ней. «Что поисходит, Золтон?»- спросила его Ворона. Слезы стояли в глазах девушки. На ее плече болталась огромная, нагруженная вещами сумка – Ворона совершенно серьезно решила уйти из дома. До школы оставался еще месяц, так что можно было найти себе жилье на это время. «Ты из дома, что ли ушла?»- спросил Темный маг, кивая на сумку девушки. «Твоими молитвами…»- зло ответила ворона. Этот человек, который за всю ее тусовую жизнь, стал девушки почти что братом, теперь раздражал ее до ужаса. «Ворон, прости, я не знал…»- отвел глаза в сторону парень. «Все ты знал!»- вздохнула Ворона: «И о Грейв Сине ты знал, и об обряде ты тоже знал…»- Золтон молчал. «Знаешь, как я это вижу?»- спросила Ворона. «Как?»- вопросом на вопрос ответил Золтон. «Нужна была девственница для обряда и ты подкинул им меня…»- сухо сказала девушка. «Нужна была не просто девственница, нужна была именно ты!»- тихо ответил Золтон. Ворона не кричала, не била об его голову валяющиеся рядом пивные бутылки, и это его очень пугало. «Что, прости?»- переспросила Ворона. «Ничего…»- так же тихо ответил Золтон. «Ну да ладно…»- сказала девушка: «На Введенке, как я поняла, делать мне больше нечего…»- «И куда ты пойдешь?»- спросил Ворону Золтон. Его ошибкой было то, что он поверил на слово сатанисту. С таких существ надо брать как минимум расписку, как максимум – их же кровью. Только договоры на крови сатанисты уважают и чтят… «Идти мне особо некуда… Поэтому я пойду замуж!» - с усмешкой сказала Ворона. «Куда?»- задохнулся от переполнивших его эмоций Золтон. Что угодно он мог ожидать о смертопоклонницы Вороны, но замужества… «Знаешь поговорку: «Я тебя породил, я тебя и убью…»?»- спросила ошалевшего парня Ворона, засмеялась и пошла к главным воротам на выход с кладбища. «А как же сатанисты с Введенки?»- крикнул ей в след Золтон, особо не надеясь, что Ворона услышит. Но она услышала: «А разбирайтесь с ними сами…»- показав средний палец в сторону Золтона, ответила Ворона…

Глава 13

«Прекрасная сегодня ночь, не правда ли…»- весело сказала Ворона. Парень, вошедший в склеп, нервно вздрогнул и обернулся. «Вика?»- не поверил своим глазам он. «Грейв Син…»- улыбнулась ему Ворона, садясь на скамейке. На девушке были только предметы нижнего белья, а вся остальная одежда лежала рядом. «Вика, зачем ты пришла сюда?»- все еще не веря своим глазам, спросил Сатанист. «А куда мне еще прийти, ты же ведь теперь мой муж… Из дома меня выгнали, так что…»- девушка подошла к парню, обняв его за шею. Ей пришлось встать на цыпочки, чтобы дотянуться до его лица. «Стой, Вик, подожди… Я ничего не понимаю!»- пытался осознать все происходящее Грейв Син. «Зато я все прекрасно понимаю…»- сказала Ворона, отстраняясь от Сатаниста и проводя рукой по своей ране на груди: «Я хочу еще… Мне понравилось!»- улыбнулась Ворона, снова обнимая Грейв Сина. «Вика…»- выдохнул парень, обнимая Ворону. «А тебя как лучше звать: Грейв или Син?»- смеясь, спросила девушка. «Леша… Меня зовут Леша…»- зло сказал Сатанист. «Необычное имя для Ваганьковского сатаниста…»- усмехнулась Ворона. «Оденься, прошу тебя!»- сказал Грейв Син и отвернулся. Девушка быстро оделась. «Пошли отсюда!»- сказал Сатанист, выводя девушку из склепа за руку. «Пошли, я тут не далеко живу…»- повел ее дворами парень. «Вика, я искал тебя!»- вдруг, остановившись, сказал он. «Зачем?»- тихо спросила Ворона дрожащим голосом. «Потому что ты… Черт, как же это сложно…»- злился сам на себя парень: «Потому что ты нужна мне, Вик!»- сказал он, обняв девушку. «Кукла колдуна?»- зло сказала на это девушка, вырываясь. «Зачем ты так?»- спрашивал Сатанист. «Потому что так и есть…»- Ворона отвернулась. По щекам катились злые, горячие слезы. «Вик, мне, правда, жаль!»- пытался успокоить девушку Грейв Син, но сделал только хуже: «Черт бы тебя побрал! Жаль ему… А насиловать меня в склепе тебе не жаль было?»- кричала девушка. «Зачем ты пришла тогда?»- тихо спросил парень. «Кроме тебя у меня больше никого нет… Теперь…»- сквозь слезы ответила Ворона.
«Я рад, что ты пришла… Я был в Ваганьковской ментовке… Узнал твое имя: Вика…» - сказал Грейв Син. Сестра уехала к своему парню, в квартире было тихо-тихо, только шипящий электрический чайник нарушал тишину на кухне. «Леш, это правда, что вы людей убиваете?»- спрашивала Вика. «Жертвенников…»- ответил Грейв Син: «Жертва – не человек…» - «Наши Вас со скин-хедами сравнивают…»- улыбнулась Ворона: «Интересная трактовка образа сатаниста…»- улыбнулся в ответ Грейв Син. «Как же я давно на собственной кухне не был…»- грустно проговорил Сатанист, ставя на стол перед Вороной тарелку с бутербродами и чашку с чаем. «А сам?»- спросила Ворона. «Я на причастии… Мне есть нельзя…»- отмахнулся парень. «Марика…»- прочитала на чашке Ворона: «Твоя девушка?» - «Нет… Сестра…»- ответил Сатанист. «Она знает, что ты…»- тихо спросила Ворона. «Нет… Это ее не касается…» - «Леш, спасибо тебе…»- улыбнулась Ворона. «Не стоит… Оставайся у меня, так будет лучше…»- предложил Грейв Син…
«Ого, сколько ритуальных атрибутов… А я думала, вы все это на кладбище храните – в землю закапываете…»- сказала Ворона, войдя в комнату к Сатанисту. «На Ваганьковском помимо нас еще 2 клана… Если наш ритуальный нож попадет к ним в руки, то убьют нас всех…»- спокойно ответил Грейв Син. «Тебе очень идет…»- улыбнулась Ворона. «Что идет?»- не понял Грейв Син. «С хвостиком…»- ответила девушка. «Ну, извени… Дома я не Грейв Син, а Алексей Самойлов…»- улыбнулся Сатанист, убравший свои длинные черные волосы в хвост. «Вот, теперь я знаю на чье имя заяву писать…»- хитро ухмыльнулась Ворона. «На мне уже 10 висят… Только улик нет…»- ответил Грейв Син. Было не похоже, что он шутил… «Как это, быть сатанистом?»- спрашивала Ворона, пока парень искал чистое постельное белье. «Сама не чувствуешь?»- хмыкнул парень. «Что я должна чувствовать?»- спросила Ворона, с ногами забравшись на кровать сэта. «Так ты не знаешь!»- удивился парень: «Я поздравляю тебя, душа моя, теперь ты с нами!»- развел руками Грейв Син: «Вик, ты теперь в моем клане… Ты – сатанист…» - «О, господи…» - Ворона тихо простонала, откидываясь на кровать. «Ну, далеко не господи, конечно…»- лукаво прищурился Грейв Син, ложась с ней рядом. «Существуют некоторые правила, которые ты должна будешь запомнить по ходу… Как то, не произносить имя господа в суе… Но об этом завтра!» - сказал Грейв. «А я думала, что сатанисты спят в гробу на кладбише…»- разочарованно произнесла Ворона. «Должен тебя расстроить, в гробу достаточно не удобно, а на кладбище – холодно…» - ухмыльнулся Грейв Син. «А ты пробовал?»- спросила Ворона с интересом. «Спокойной ночи, Вик…»- ответил на это Сатанист…
«Доброе утро, Леш, у тебя гости?»- сестра сидела на кухне с чашкой крепкого кофе без молока. «Да… Подруга моя, Вика…»- ответил Сатанист, не смотря на сестру. «И давно ты ее знаешь?»- с улыбкой спросила Марика. «Не спрашивай…»- покачал головой Грейв Син. «Опять ничего не ешь?»- грустно спросила сестра. «До первой звезды нельзя…»- пожал плечами парень, цитируя рекламу. «Ты не могла бы пока пожить у Антона?»- попросил Сатанист: «У Вики проблемы с родителями, она пока поживет у нас…» - «Я-то поживу у Антона, это не проблема…»- улыбнулась сестра. Раннее утро за окном незваным гостем проникло на маленькую кухоньку Самойловых. Утренний свет за окном отливал золотом на светлых волосах Марики. «Леш…»- сказала тихо сестра: «Ты изматываешь себя… Неужели тебе необходимо быть с ними каждый день? Они без тебя не справятся?»- нервно говорила девушка. «Марин, ты же знаешь, что нет…»- ответил Сатанист, обнимая сестру за плечи: «На мне ответственность лежит большая…» - «Береги себя, Леш!»- сказала девушка, поднимаясь со стула: «У меня не хорошее предчувствие…»- с этими словами девушка накинула в прихожей на себя куртку и вышла из квартиры.
«Тебе нравится этот фильм?»- спросила Ворона, просматривая «Молчание ягнят» на dvd Грейв Сина. «Это единственное, что я могу смотреть по телевизору…»- неопределенно ответил Сатанист. «Вам, как свидетелям Иеговы нельзя смотреть телевизор?»- удивленно спросила Ворона. «Ну, типа того…»- улыбнулся Грейв Син. Он, с чашкой черного кофе стоял у окна, а Ворона, поджав под себя ноги и накрывшись одеялом, сидела у него на кровати. «Это грустный фильм…»- тихо сказала девушка. «Зато правда…»- пожал плечами Сатанист. «Так ты не смотрел «Ведьму из Блэр», «Книгу теней» и «Звонок»?»- удивленно спрашивала Ворона. «Смотрел наверное… Раньше… Нет… Не помню…»- проговорил Грейв Син. «Ты такой странный…»- улыбнулась Ворона. «Что ты имеешь в виду?»- переспросил парень. «Но милый…»- не стала вдаваться в подробности Ворона. Девушка поднялась с кровати и подошла к Сатанисту. Она обняла его, положив голову на грудь. «Я не злюсь…»- тихо прошептала Ворона. «Я знаю, Вик… Иначе бы ты не пришла…»- так же тихо отвечал Сатанист.

Глава 14

«Привет, братик!»- весело сказала в трубку Ворона. «О! Сестра! Как ты? Где ты?»- ответил удивленный Вайт. «Нормально… Я в надежном месте… Не волнуйся!»- ответила Ворона. «Домой не собираешься?»- ехидно спросил Вайт. «Что-то не хочется…»- ответила девушка: «Что там мама?» - «Скандалила, плакала, все как обычно…»- пожал плечами Вайт. Мамой она ему не была вовсе. «Понятно…»- протянула Ворона. Грейв Син стоял рядом,

Серия сообщений "Проза":
Часть 1 - "NRXA, я люблю тебя!"
Часть 2 - "Голод"
Часть 3 - Критика Cirque du Soleil шоу «Corteo»
Часть 4 - "Катри"
...
Часть 27 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 28 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в кафе-баре "Пьяный Эклер"
Часть 29 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"




Процитировано 1 раз

сегодня 26 ноября. Бар Tommy D Peter Doherty

Суббота, 27 Ноября 2010 г. 00:38 + в цитатник
Безумно здорово, когда на столе пиво,
Когда играет в плеере музыка,
И ты - такой красивый!
Улыбка, немного неправильный прикус,
Но мне плевать, ты знаешь, на чей-то дурной вкус!

В голове витали, как сигаретный дым какие-то мысли.
Но ты приходишь, мы вместе, и время повисло...
Оно ожидает, пока мы полюбим друг друга,
Ты - мой друг, я твоя любимая подруга!

Ночь боится спугнуть нас, когда мы так близко,
Когда над нами тонкая паутина нежности нависла.
Когда ты выкуриваешь пол, а я пачку,
И когда не надо думать о том, что ждет нас завтра!

Луна светит в окно, пропитывая тебя и меня вином.
Мы сидим на деревянном полу моей комнаты, все вверх дном.
Я все думаю о том, что может мне не стоит пить столько пива.
Ты смеешься, говоря, что я итак самая худая и самая красивая...

А у тебя на теле свежие шрамы от твоего похмелья.
Я тоже не ангел, и руки в порезах моего беспредела.
Ты улыбаешься и говоришь, что я Эйми Вайнхаус,
А ты тогда почти Мэрлин Мэнсон с ушками чертов Микки Маус!

(Москва, 2010)

(П. Д.)


Ты запрещаешь мне так улыбаться…
Что же мне делать, чтобы совсем не сломаться..
Я глажу твои извилины пальцами,
Застрявшими среди ниток в пяльцах.
Ты меня давно не обманешь,
Даже ножом под сердце на кухне не ранишь…
В моем подсознании засела заноза –
Какая-то мысль среди других, как угроза!
Ты давно запретил мне тебя ненавидеть.
Прости, не хотела нарочно тебя обидеть.
Глазами из-под ресниц хлопаешь ошеломленными,
Целыми днями под солнцем Ван Гога такими влюбленными.
Ты не спел бы больше таких же песен,
Мир так тесен, но это совсем не весело.
И кто же тогда затронет твою гитару,
Не будет тебе ни с одной такого навара.
Меня просили вести себя естественно.
Никому и даром не сдались мои ночные протесты.
Я больше не играю в самых крутых героев,
Не хочу быть изгоем, как ты, изгоем.
Пропиши по две строчки в мобильнике мое имя,
Беги глазами за юбками, беги за ними!
Я прощаюсь с тобой через телефона провода,
Прощай, до свидания, уезжай в другие города!
(и я каждый день буду вспоминать тебя,
Твое имя такое простое, как конец ноября)

(26 ноября, 2010. Концерт Питера Доэрти в баре Tommy D)

Мы в Амстердаме молоды не по годам,
Нас много и мы играем на смерть дам-не дам!
Смеемся в лицо тем, кто предупреждал!
Мы не верим ни слову, ни блику их зеркал.

Здесь можно все, и все можно купить.
Мы слишком клубные, зачем нам просто так жить?
"Без прикрас" - это лозунг совсем не к нам,
Ведь мы из Амстердама, молодые не по годам!

Все в скинни-джинсах от самого последнего Готье
Гостиницы заполнены укуренными нами в хлам портье
И чемоданы Луи-Вьюттон рвутся от дорогих вещей
И каждый из нас родителям в трубку: "Мама-папа, я гей!"

Рядами дорожки кокаина на глянце журналов,
На обложке, конечно же, Амстердам, но этого мало...
Догоняемся виски, а потом по барам, конечно же...
Каждый из нас чисто любит единственно свою грешницу.

А Амстердам смеется в лицо порывами ветра,
Он видел таких, как мы за свою жизнь непомерно!
Он так же будет смеяться над нашими могилами,
Когда мы дойдем до края, истыканные иглами!
зато в скинни-джинсах из последней коллекции Готье!

(Москва, 2010)
 (405x563, 60Kb)

Серия сообщений "[Стихи]":
Часть 1 - Сборник стихов "Страна чудес"
Часть 2 - к 22ому ноября
Часть 3 - "В активном"
Часть 4 - сегодня 26 ноября. Бар Tommy D Peter Doherty
Часть 5 - Peter Doherty 1939 The Returning (перевод Кати Паники)
Часть 6 - Мужчина Prada
...
Часть 30 - Литературный вечер Кати Паники
Часть 31 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 32 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"


"В активном"

Вторник, 23 Ноября 2010 г. 19:54 + в цитатник
Я бы написал тебе поэму,
О том, что солнце за окном садится.
Но не решит это дилемму,
Того, что нам надо проститься.
Мне говорят, что я с тобой ошибся,
Но это из всего лишь малость.
Я бы упал и не ушибся,
Но разве с нелюбимой быть мне в радость?
И целыми ночами я в раздумьях,
Пытаюсь я понять твои мотивы.
Запутался я в жизни черных простынях,
А ты не поняла душы моей порыва.
Я бы никогда не изменил тебе,
Таким уж меня предки воспитали.
Но разве это все необходимо мне?
Свали-ка, детка, я опять в печали!
Так на какой мне на тебя переводить стихи?
Если тебе меня итак противно…
Я слышал только слово: «уходи…».
Вконтакте теперь снова я «в активном…»

(ноябрь 2010)

Серия сообщений "[Стихи]":
Часть 1 - Сборник стихов "Страна чудес"
Часть 2 - к 22ому ноября
Часть 3 - "В активном"
Часть 4 - сегодня 26 ноября. Бар Tommy D Peter Doherty
Часть 5 - Peter Doherty 1939 The Returning (перевод Кати Паники)
...
Часть 30 - Литературный вечер Кати Паники
Часть 31 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 32 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"


к 22ому ноября

Воскресенье, 21 Ноября 2010 г. 15:46 + в цитатник
Ты мой персональный рак легких,
Такой же легкий, как дым сигарет.
Но сложный, как осенняя депрессия,
Наслушавшись твоих песен, пытаюсь повеситься.
Выхода, как обычно нет до 14ого февраля.
Осенний готический бред: «Бейби, я так люблю тебя!»
Кто бы мог подумать, что я идиотка.
Не твердой походкой, хожу к чертовой матери.
Загадайте желание, чтобы в 22 ноября я с ним.
Он на английском «хим», так уж вышло.
Я больше не торможу на встречной!
«Подумай о вечном», но это не помогает.
Рисую на ладонях твои татуировки.
Для тебя не хватает сноровки, я не женщина!
Схожу с ума, пью целыми днями виски,
Нет в Хельсинки прописки у меня и не было.
А у тебя опять все путем до Нью-Йорка.
Верю в любовь, а толку? Достаньте билет кто-нибудь…
До 14ого ждать еще сотни грустных стихотворений.
Расстаюсь со всеми без сожаления, только ты для меня…
Ты мой персональный рак легких,
Такой же легкий, как ментоловые «эссе»
От которых, я, скорее всего, на самом деле умру в конце…
Концов… Без тебя…


( к 22 ноября 2010)
Тебе уже...
А мы все еще не...

С наступающим, родной...

Ты мой персональный рак легких!
 (270x400, 16Kb)

Серия сообщений "[Стихи]":
Часть 1 - Сборник стихов "Страна чудес"
Часть 2 - к 22ому ноября
Часть 3 - "В активном"
Часть 4 - сегодня 26 ноября. Бар Tommy D Peter Doherty
...
Часть 30 - Литературный вечер Кати Паники
Часть 31 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 32 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"


"NRXA, я люблю тебя!"

Суббота, 20 Ноября 2010 г. 20:00 + в цитатник
NRXA, я люблю тебя! (by Катя Паника) (“ NRXA boy”)

От автора:

Эта книга НЕ являет собой образец анти- NRXA литературы.
В этой книге Вы НЕ найдете способы борьбы с анорексией.
Герой, описанный в этой книге НЕ болен.
Я НЕ против анорексии. Каждый человек имеет право сам выбирать, сколько ему весить.

С уважением и искренним сочувствием к НЕ понимающим, К. Паника.


Анорекси́я — полный или частичный отказ от приёма пищи под влиянием психопатологических расстройств. Аппетит у больных анорексией присутствует.

Нервная анорексия (anorexia nervosa) — полный отказ от еды или резкое ограничение приёма пищи в целях похудения или для профилактики набора лишнего веса под влиянием сверхценных или бредовых идей соответствующего содержания. Чаще встречается у девушек. При анорексии наблюдается патологическое желание потери веса, сопровождающееся сильным страхом ожирения. У больного наблюдается искажённое восприятие своей физической формы и присутствует беспокойство о мнимом увеличении веса, даже если такого в действительности не наблюдается.





Здравствуйте, меня зовут Джонни Новак. Я - анорексик. И наркоман. И алкоголик…
Но обо всем по порядку…
Джонни, потому что виски Johny Walker, а Новак - от английского слова Novocain. Но теперь мое имя не имеет фактически никакого значения, потому что я нахожусь в реабилитационном центре для наркоманов, алкоголиков и людей с психическими отклонениями на почве диет. Rehab. (u try to make me) Вместо нормального человеческого имени у меня на груди висит сраная табличка - бейдж с надписью корявым мед-сестринским почерком “Johny”. Имя, которое теперь ничего не значит… Мы, американцы, читаем справа налево, а арабы прочитали бы мое имя слева направо “YNHOJ”.
Окей. Так даже лучше! С этих пор меня зовут YNHOJ и я БОЛЕН!..


Глава 1

В признаки анорексии принято включать: отрицание больным проблемы, постоянное ощущение больным собственной полноты…


Одним сентябрьским солнечным днем я окончательно понял, что моя жизнь, которая за последние три месяца превратилась в абсолютный кошмар, уже никогда не будет как прежде - радостной и яркой. Моя мать окончательно разругалась с отцом и подписала все документы, касающиеся развода. Хей! Мне 15 лет! Я совершенно нормальный, обычный, здоровый ребенок, НО МОИ РОДИТЕЛИ РАЗВОДЯТСЯ! «Джонатан, есть причины…» -пояснила мне сложившуюся ситуацию мать. ЧТО? ПРИЧИНЫ? Она уходит из семьи ни с того ни с сего, объясняя свое поведение туманным: «есть причины». Вот дерьмо!

Здравствуйте, меня зовут Джонни Новак. Я - анорексик…
До того самого момента, пока моя лучшая подруга не влепила мне затрещину, когда я отказался от второго куска пирога, я не знал (читай - не верил!) в свою болезнь…
«Новак, я через твою грудь могу увидеть стоящего сзади тебя человека, а твою печень давно уже пора использовать как дуршлаг…» - говорила мне Кейт, моя лучшая подруга.
Кейт Ивил - потомственная американка с ярко-красными волосами, сережкой-кольцом в носу и отвратительным характером. Ее вес на 28 марта 2009 года составляет 44.5 кг при росте 157 см. ЭТО ОНА ТОЩАЯ, а не Я!
Мой вес на этот же период составляет 51 кг при росте 178см.

Следующим утром мать собрала вещи и уехала в Калифорнию. Отец остался в Нью-Йорке в Бруклине. «Джон, твое право выбирать с кем оставаться жить…»- устало сказал мне отец, стараясь не смотреть мне в глаза. «Окей…»- по своему обыкновению просто сказал я и переехал из нашего пент-хауса в Бруклине в материн домик в Калифорнии. Сменить место обучения не составило особого труда - меня с первого раза приняли в колледж NFC1. Математика, литература, история, география, философия…
БАСКЕТБОЛ!
Пожалуй, ради этого стоило до глубины души обидеть родного отца своим «предательством» - переездом к матери. До этого я не питал особой страсти к спортивным играм. Из спорта мне всегда больше нравилось плавание. Я с 8 лет начал ходит в бассейн при своей прошлой школе.
БАСКЕТБОЛ!
Мистер Холлоуп, наш тренер, оказался до смешного «своим в доску» парнем - он сам искренне «болел» за нас и за спорт. Факультатив по баскетболу шел 4 и 5 парой по вторникам. Каждый вторник я одевался как на праздник, снимал свою надоевшую форму колледжа и надевал любимую баскетбольную форму. Только вот в сборную команду меня не брали. Поэтому, я сидел на скамейке запасных во время игр с другими колледжами и восхищенно смотрел, как эти сильные и смелые парни - спортсмены делают на площадке то, что я не сделаю, наверное, никогда!
Я следил за каждым голом, за каждым мячом, за каждым движением в любимой игре, запоминая все это наизусть.
Брайн Хэттоуэй. Высокомерный ублюдок с 3 курса. На две головы выше меня, на три размера худее. Отдавая пас другому игроку своей команды, он как всегда сделал из игры шоу, закинув мяч в свою же корзину. Вздох разочарования прошелся по нашим трибунам. Я опустил голову на руки. Вот идиот!
«Ты, кусок дерьма, зачем ты кинул мяч в свою корзину?» - гневно заорал я в раздевалке, прижимая плечом Хэттоуэйа к железным шкафчикам, когда разгоряченные после игры спортсмены собрались в раздевалке. «Тебе-то что, Новак?»- с издевкой хмыкнул парень: «Тебя на поле вообще не было…»
В следующую секунду я с размаху ударил наглеца кулаком в челюсть.
«Тебя там вообще не было…»- эти ужасные слова кровью ударили мне в голову. МЕНЯ ТАМ НЕ БЫЛО? БЫЛ! И все видел!
«Новак, выношу Вам официальное предупреждение!»- в кабинете директора услышал я голос, пробивающийся звуковыми волнами в мою больную голову. Пожилой, полноватый, усталый человек - директор Морган печально качал седой головой. «Еще раз Вы сделаете что-нибудь в этом роде - и будете отчислены…» - я кивнул. Окей. После того, как меня не взяли в баскетбольную команду, учиться мне расхотелось…

________________________________

1 - Эту аббревиатуру автор расшифровывает дословно New f*uckin’ country. Но в контексте данного произведения читайте - колледж NFC.


Глава 2

«Мам, хочешь ореховой пасты?»- спросил я мать, обильно намазывая пасту на толстый кусок белого хлеба. «Господи, Джонатан, как ты можешь такое есть?»- идеальный татуаж губ моей матери брезгливо скривился: « С этого дня я на диете…» - гордо объявила она. Я посмотрел на ее идеальную фигуру и пожал плечами. Высокая блондинка 175 см. ростом, крепкая фигура пловчихи… «Мам, ты даже откажешься от любимого молочного коктейля?» - засмеялся я. «Не говори при мне таких страшных слов…»- закрыла она уши руками. Я убрал бутылочку с коктейлем обратно в холодильник и ушел в свою комнату смотреть телевизор.
С этого дня шоколадно-ореховая паста, молочные коктейли, мороженое и прочие НЕ диетические вкусности покупались исключительно для меня… Я, не будь дураком, радостно ими лакомился, в тайне посмеиваясь над «глупостью» матери…
Ища в кухонных шкафчиках шоколад или шоколадные батончики, я то и дело натыкался на какие-то странные и совершенно невообразимые продукты: мюсли, хлебцы, сельдерей, обезжиренный творог и сыр, шоколадки на фруктозе без сахара, диетическая кока-кола1. Попробовав однажды диетическую шоколадку, меня чуть не стошнило. Хорошо живется людям, которым не надо сидеть на диете!
Каждое утро, собираясь в колледж, я видел как мама (честное слово - кривясь от омерзения), накладывала себе целую тарелку мюсли, разбавленного либо молоком, либо водой, и ела. От этого зрелища мне самому становилось не по себе! Это ужасно - есть то, что не вкусно. Точнее - безвкусно…
Снова баскетбол...
Снова игра, в которой я никогда не смогу принять участие… Я играл в баскет на уроках, но в команду меня не выбирали. Однажды я подошел к тренеру и спросил почему. Он отмахнулся тем, что «команда уже сыгралась и новичку делать в ней нечего». А если новичок чувствует игру лучше, чем «звезда баскетбола» Брайн Хэттоуэй?
Он был «звездой» не только на спорт площадке, но еще пользовался популярностью у девушек. Еще бы, сильный, загорелый - не чета мне, пухлому и рыхлому. Девочки с первого по третий курс- все норовили состроить ему глазки или «случайно» столкнуться в коридоре.
После игры я пошел в раздевалку. Игра опять выдалась дерьмовая. Хэттоуэй мазал, Уорнер спотыкался, Гетсби ворон считал. Я нервничал за игру, за счет, за команду - мне необходимо было охладиться после такого напряга.
«Эй, Новак!»- позвал меня кто-то, когда я, наклонившись к раковине, поливал свою голову струей холодной воды. Я увидел в зеркале троих высоких ребят. Среди них был Брайн Хэттоуэй. «Новак, ты на прошлой игре меня сильно обидел…»- издеваясь и растягивая слова, начал он. Я медленно повернулся к ним лицом. «Считаешь, незаслуженно?»- спросил я. «А какая разница?» - пожал плечами парень: «Ты, толстяк, вообще не имеешь права мне что-либо говорить…»- я даже не заметил, как эти трое подлетели ко мне, ударами заставляя лечь на пол. Хорошо, что мы играли не в футбол! Ударов железными шипами бутцов я бы не выдержал…

Сейчас, наверное, ни один здравомыслящий человек не назвал бы Джонни Новака толстым.
Ну, разве что, кроме моей матери, которая всегда и всем недовольна! Я вешу 51 кг при росте 178 и хочу весить 50. Мне остался один килограмм до совершенства…

С разбитыми губами, лицом и сотрясением мозга я попал в больницу. Мать ежедневно приходила меня навестить после работы. Только вот мне от этого толку было мало!
Ей было все равно на мои проблемы - эту ситуацию в школе ей представили так, словно это я начал драку. Мать приходила и рассказывала мне - перебинтованному и больному, что с ней происходит на работе, как продвигается ее диета… А недавно она познакомилась с «новым папой». С каким на хрен, «новым папой»?
А Хэттоуэйа даже из колледжа не исключили…

______________________________

1 - Перечисляются продукты, входящие в обычный диетический рацион.



Глава 3


Две недели я провалялся в больнице с тошнотой и головными болями. Вкусную и неполезную еду мне запретили, поэтому мать каждый вечер приносила мне ИХ!
Сельдерей, салат (без майонеза), мюсли, диет-шоколадки - ту самую отвратительную продукцию, которую я терпеть не мог. Но есть мне приходилось, потому, как мой больной организм требовал хоть каких-то калорий. А если я не ел - мой желудок посылал меня куда подальше, начиная болеть и издавать невыносимо жалобные звуки.
Больничная еда тоже мало отличалась от того, что приносила мне мать. Картошка-пюре, котлеты на пару без соли, фрукты, чай без сахара… Я буквально считал дни до выписки!
«Джонатан, ты похудел!»- радостно провозгласила мама, забирая меня из больницы. «Правда?»- ехидно спросил ее я, с ужасом вспоминая больничную еду…
Дома я для интереса взвесился на маминых электронных весах. 86 кг. «И где я похудел?» - подумал я, открывая банку с колой и намазывая бутерброд ореховой пастой: «Мам, можно я в Макдоналдс схожу?»
Как-то в воскресенье к нам на обед пришел Джеффри. Мамин новый бой-френд. «Новый папа», как она его называла. Невысокий блондин с голубыми глазами за стеклами дорогих брендовых очков. «Вы очень милый…» - улыбнулся ему я. «Ты тоже…» - сказал он в ответ. Да мне в принципе было все равно, какой он - «новым папой» для меня ему все равно никогда не стать!
Пока я болел, курс, на котором я учился, расформировали. Моя фамилия попала в список новой группы. Группы номер 13.
За месяц, который я пролежал в больнице, в колледже многое изменилось. Помимо расформировки группы, теперь еще все знали о моей драке с Хэттоуэйем. Этот говнюк растрепал всем: «Как я хорошо надрал задницу этому толстяку». И теперь в новой группе все то и дело тыкали в меня пальцем (особенно девчонки) и хихикали. Я даже пару раз услышал слово «толстяк»…
«Привет, у тебя занято?»
«Да!»- слышалось с парт. Даже если человек сидел один, он моментально складывал свои вещи на свободный стул. Вот дерьмо!
«Привет, у тебя занято?»- мальчик за последней партой, казалось, абстрагируясь от всего окружающего мира, слушал плеер. Я потряс его за плечо. Его белокурые длинные волосы всколыхнулись. Он мотнул головой - из-под челки показались голубые глаза в очках черной оправы. Он снял один наушник: «А, нет, конечно! Садись!» - он убрал свою сумку со стула, и я сел. Весь класс обернулся на парня, но он уже опять погрузился в свои мысли, продолжая слушать плеер. Пара началась. Философия. Нудно до безумия. Я украдкой рассматривал свой новый класс. Парни были все какие-то странные, за то девчонки очень даже. Особенно одна - белокурая красавица Деми.
«Эй, новенький!»- тихо прошептали над моим ухом. Я обернулся на голос - мой сосед по парте. «Ты б так откровенно не пялился - все таки Брайна Хэттоуэйа девушка…»-улыбнулся блондин. «Вот урод…»- вырвалось у меня. «Ага…»- кивнул сосед: «Меня кстати, Йон зовут…»- он под партой протянул мне руку для рукопожатия. « А меня Джонни…»- ответил я ему тем же. Так я в новом колледже обрел друга…

Сейчас бы Йон Герц - мой 21 летний лучший друг сказал бы: « Новак, ты гонишь! Все было не так!» и, скорее всего, рассказал бы свою историю нашего знакомства. Что-нибудь в стиле: «Как-то прихожу я в бар…(или клуб)»
Ну, или: « Сижу, слушаю Секс Пистолз на паре, а тут ко мне подкатывает анорксично-худой мальчик и просит сигаретку…»
Но то, что рассказал вам сейчас я - это САМОЕ НАСТОЯЩЕЕ начало нашего с ним знакомства…

Йон Герц был немцем-эмигрантом. Его семья во время войны переехала в Америку - да так и осталась тут жить. Мать его работала в полицейском участке, а отец был частным стоматологом. Парень слушал панк-рок, носил дырявые на коленях джинсы и длинные волосы… Герц был первым человеком, который не осудил меня и не стал надо мной смеяться. Он просто принял меня таким, какой я есть!
«Новак и Герц, если вы сейчас же не замолчите…»- прикрикнула на нас учительница философии. «Пошли отсюда!»- Герц схватил меня за руку и потянул из класса. Это был мой первый раз, когда я прогулял урок…


Глава 4


«И часто ты так?»- удивленно спросил я у Герца. «Практически всегда…»- белозубо улыбнулся мне мой новый друг. У него были прекрасные светлые волосы, на которые я не мог налюбоваться. У него были удивительные голубые глаза, в которые можно было смотреть бесконечно, утопая и растворяясь в них… «Ты случайно не гей?»- с легким подозрением в голосе спросил меня как-то Герц, когда я, засмотревшись на него, пропустил его рассказ мимо ушей. «Нет, что ты…»- отмахнулся я. Хотя про себя подумал, что ради такого парня и геем стать не стыдно. Он был очень… худ. Я был толст, он был худ. Со стороны, наверное, мы смотрелись очень экстравагантно. Я втайне мечтал быть похожим на своего друга Йона. «Йон Герц - такое странное сочетание…»- как-то сказал я ему. Он хмыкнул: «Джонни Новак лучше, ты считаешь?». У него было потрясающее чувство юмора. Точнее, не было, а есть! Ведь он до сих пор, на 21 мой день рождения остается для меня САМЫМ ЛУЧШИМ ДРУГОМ! Ну, не считая еще Кейт Ивил…
«Что, Герц, жалко тебе толстого стало?» - издевательски ухмыльнувшись, проходя мимо нас, сидящих на траве перед колледжем на перемене, спросил Брайн Хэттоуэй. «Fuck off!1»- хором ответили ему мы. Он засмеялся и ушел. «Вот урод!»- расстроился я. «Да ладно тебе, дружище! Все окей!»- хлопнул меня по плечу Герц. Действительно, ведь ничего не случилось… Когда я вместе с ним - мне ничего не страшно!
Только вот Деми, которая периодически попадалась мне на глаза в компании Хэттоуэйа, меня пугала… И как она может встречаться с таким откровенным болваном?
А на меня девчонки не смотрели. Но я-то ладно! 86 кг веса не всякой понравятся… А вот мой друг Йон - он тоже никому не нравился из девчонок. Хотя он-то был в форме…
Зато Брайн Хэттоуэй менял своих девушек, как перчатки. Я со злорадным ехидством думал, что вот когда-нибудь он бросит и Деми. И она будет ходить бедненькая и несчастненькая, а я, как настоящий мужчина, приду ей на помощь. «Ты идиот, Новак!»- сказал мне Йон, когда я имел неосторожность поделиться с ним своими мыслями: «Если ты ничего сам не сделаешь - никто не принесет тебе это на блюдечке с голубой каемочкой…».
А он, черт побери, прав! Я бы уже 20 раз мог подойти к Деми и рассказать о своих чувствах, но нет… И я решился! Мы подкараулили ее у колледжа после уроков. Я подошел к ней, а Герц наблюдал за нами, прячась за стеной колледжа.
«Привет, Деми!»- улыбаясь, сказал я ей, протягивая руку. «Привет, Толстый!»- улыбаясь, ответила она мне. У меня подкосились ноги… И, как на зло, в этот момент из дверей колледжа показался отвратительный Брайн Хэттоуэй. Господи, ну что же мне так не везет?
«А, Толстяк… И что ты трешься около моей девушки?»- вразвалочку к нам подошел Хэттоуэй и без дальнейших разговоров ударил меня кулаком в челюсть. Во рту моментально появился вкус крови. Я упал на землю. «Хэттоуэй, какого черта ты делаешь?»- заорал, подбегая к нам, Герц. «А что он к моей девушке клеится?» -невозмутимо спросил парень. Йон подал мне руку - я поднялся. «Кто его, как не я, жизни научит…»- хмыкнул «звезда баскетбола» и, под ручку с Деми, направился к спорт- площадке.

Сейчас я думаю, что Хэттоуэй был прав. В то время я был мальчиком-тряпкой, о которого все вытирали ноги. Толстый, добрый, еще с русыми волосами, я всем все прощал. Только вот сейчас во мне 51 кг отличного Джонни Новака, половину из которых составляет алкоголь, а другую половину - кокаин. У меня стильное черное каре с синей челкой, проколы во всех возможных и невозможных местах и абсолютная, ни с чем несравнимая уверенность в себе…

«И куда я с таким лицом?»- я сидел на траве перед колледжем, а Герц прикладывал к моему разбитому лицу холодную бутылку минералки из супермаркета неподалеку. «Хочешь, ко мне пойдем?»- предложил Герц. «Окей…»- согласился я. Мать как всегда была со своим любовником, а я остался ночевать у Герца. Его родители на неделю уехали к знакомым, и Герц обитал один. Его владения занимали почти весь второй этаж, мы могли делать там все, что захотим. Поэтому мы купили пиво, точнее, я купил - ибо благодаря моему излишнему весу выглядел старше своих лет. И сигарет. С непривычки нас снесло с одной бутылки и пары сигарет. Мы весело плясали под вопли Секс Пистолз, потом уснули вповалку на кровати. На следующее утро мы, совершенно естественным образом, школу проспали.

______________________________

1 – (англ.) здесь – отвали!


Глава 5

«Джонатан, ты совсем не жалеешь свою бедную мать!»- со слезами на глазах причитала вышеупомянутая. Я, молча, сидел перед ней в кабинете директора, который вызвал туда и ее и меня на следующий день. «Я помогаю тебе во всем, забочусь о тебе, а ты…»- я по-прежнему никак не реагировал на ее слова. В голове гудело пиво, а в кармане жгла ногу пачка сигарет. Мать забрала меня домой, а потом позвонила отцу. Следующим утром он приехал. «Ты куришь?»- спросил он меня, закрывшись вместе со мной в моей комнате. У меня моментально вспотели руки, а спина покрылась гусиной кожей. «Да…»- выдавил из себя я. Отец промолчал, только покачал головой. «Пьешь?»- он смотрел в окно, сидя в кресле, а я стоял перед ним, моля все богов на свете о пощаде. «Пиво, пап…»- запинаясь, ответил я. «Вот дура!»- неизвестно к кому обратился мой отец и вышел из комнаты.

Отношения моей матери и моего отца до сих пор не наладились. Они изначально были безумно странными, а сейчас они стараются вообще не общаться. Я тоже с матерью больше не общаюсь. Последний раз, когда я, добрая душа, пошел с ней на контакт (это было еще до клиники), она устроила мне скандал, назвала геем и вселилась в мою квартиру. Дерьмо.

Вечером он вернулся обратно в Нью-Йорк, а мать еще недели с две твердила о его отцовской безответственности. А мне было наплевать. В моем плеере играли Секс Пистолз, а в кармане джинсов лежала верная подруга - пачка дешевых сигарет…
Наступила пора тестирования перед уходом на летние каникулы. Мы с Герцем впопыхах и с сигаретами на переменах, сдавали тесты. «Мы с тобой по уровню интеллекта-
тролли…»- смеялся Герц. И оценки за тесты у нас были соответствующие…
«Куда на лето?»- спросил меня Герц. «К отцу в Нью-Йорк…»- ответил я. «Не плохо…» - улыбнулся мой друг. Мы обнялись в последний раз перед каникулами, а на следующий день я уехал к отцу.

Глава 6

«Что ты все время дома сидишь?»- как-то утром спросил меня отец: «Может, на экскурсию съездишь какую-нибудь?». Я и, правда, целый месяц просидел дома перед компьютером.
«Окей…»- и отец заказал мне автобусную экскурсию по штатам Америки. Первым местом, куда я отправился, был Сан-Франциско… «Заодно и к бабуле заедешь…»- напутствовал отец.

Вспоминается мне сейчас песня “ If ur goin’ to San-Francisco u gonna meet some gentle people there”1… И ведь встретил! Не очень gentle2, но тоже не плохие… «Пап, ты не мог бы выслать мне еще 500 долларов…»- из одного ночного клуба звонил я, проводя рукой по своим отросшим черным волосам. На мне красовалась черная с красным футболка с названием какой-то метал-группы, и в руках я держал литровую кружку пива.
«Окей…»- ответил отец. И выслал!
К тому моменту, как я вернулся в Нью-Йорк я мог отличить готик-рок от дум-метала по первым аккордам. Я знал кто такой Антон Шандор Лавей и Мэрлин Мэнсон. Я знал и бывал во всех рок-клубах Сан-Франциско. И… у меня появилась девушка! Мне было 16! В то лето я похудел на 6 кг. Итак, 80 кг Джонни Новака вернулось к отцу…
«Молодой человек, вы кто?… О, господи, Джон?»- была первая реакция моего отца, когда я, улыбаясь во все свои зубы, предстал на пороге нашего дома в Нью-Йорке.
Но мой отец оказался нормальным мужиком - не стал, как бы это сделала мать, вопить и истерить, а просто принял как должное, что его «паинька-сын» в одночасье превратился в гото-фрика.

Здравствуйте, меня зовут Джонни Новак… Я-фрик!

Первым делом я вызнал у нашей домработницы, имеются ли в доме весы. Она очень удивилась моему внезапному интересу к такому абсолютно не мужскому предмету, но весы принесла. Я, сжимая кулачки на счастье, и в тайне пугаясь электронных циферок, которые решали мою судьбу в этот момент, взгромоздился на весы. 80. 80? 80!
Моей радости не было предела! Толстый? Кто? Я? А вот ни хрена я не толстый! И это еще не предел! Я похудею! Я сброшу вес так, что к концу лета меня никто не узнает!- думал я, лежа под одеялом, и пытаясь воплями какой-то очередной готик-группы заглушить бульканье в животе…

_______________________________

1 - песня Scott McKenzie. Здесь имеется в виду кавер-версия песни Global Djs
If ur goin’ to San-Francisco u gonna meet some gentle people there© «Если ты поедешь в Сан-Франциско - много клеевых людей там встретишь…» (с) авторское

2 - Gentle(англ.) - (здесь) хороших



Глава 7

«Привет, у тебя занято?»- спросил я мальчика, сидящего за последней партой. Он, по своему обыкновению, слушал плеер. Его аккуратные дреды были завязаны в хвост и качались в такт музыке. ДРЕДЫ? Кошмар!
Блондин с дредами поднял на меня голову, и… Он даже вытащил наушники из ушей. «О, черт!»- проговорил потрясенный Герц: «Новак, ты что ли?»

Вот тут-то и можно вставить историю от Йона Герца о нашем с ним знакомстве: « Сижу я весь такой модный на паре, дредами качаю, и вдруг - черт побери! Передо мной возникает нечто - худое чудо с черными патлами в каре и челкой набок, с двумя колечками в брови и одним в носу, с черными ногтями и вообще - весь в черном…»

«А кто еще-то?»- я плюхнулся на свободное рядом с Герцем место и обнял друга. «Что с тобой случилось, парень?»- Герц был явно в шоке: « Ты ТАК похудел! Сколько ты весишь?»- «79, но это еще не предел!»- гордо заявил я. «Ты псих!»- нежно улыбнулся друг. Я знал, что он меня поймет!

Сейчас Йон говорит, что именно в этот момент в моих глазах первый раз блеснул огонек анорексии. Она - бледная и с черными растрепанными патлами, пришла в мой затуманенный первым алкоголем и первой влюбленностью мозг, как хозяйка.


«Хэттоуэй, привет, детка!»- парень обернулся на незнакомый мужской голос. Перед ним стоял НОВЫЙ, ПОХУДЕВШИЙ за лето, Я. Облокотившись спиной о железную дверцу шкафчика в баскетбольной раздевалке, я мило улыбался своему «врагу». «Парень, ты кто?»- готов поклясться, что на секунду в его глазах мелькнул страх. Еще бы! Ведь мои вороново - крыло волосы и перевернутый крест на шее мало способствовали дружеской беседе. «Меня зовут Джонни Новак, помнишь такого?»- с издевкой в голосе спросил я. «Новак? Не может быть!»- Хэттоуэй во все глаза таращился на меня. Я подошел ближе. «Хочу сказать тебе, детка, что если я еще раз из твоих милых губок услышу слово «толстый» по отношению к чему бы то ни было…»- я подходил к парню все ближе и ближе, в ухмылке скаля идеально белые зубы: «То тебе очень не повезет…»
А для полной его уверенности я достал из кармана аккуратненький выкидной ножичек и щелкнул лезвием. В глазах парня отразился страх…

«Такие вот ножички очень часто используются заключенными в тюрьмах. Очень хорошая вещь - просто и бесшумно…»- говорил мне один из моих новых знакомых в Сан-Франциско. Берт. Его звали Берт. Длинноволосый татуированный байкер.

Мне теперь, в общем-то, не было никакого дела до этого выскочки Брайна Хэттоуэйа, но моя обновленная сущность жаждала мести за все, причиненные им унижения. Бедный-бедный Брайн. Он-то не знает, на что я теперь способен. Голод и алкоголь помогли мне разобраться в своей жизни. Когда перед тобой стоит выбор: съесть гамбургер или выпить пиво, не трудно догадаться, что выбирал я. В Сан-Франциско меня научили любить себя. Я ПОЛЮБИЛ! Но только не 86 кг веса, ТОЛЬКО НЕ ИХ! А теперь, когда я весил всего 79 кг, меня обуревала гордость за самого себя. А приятная легкость в желудке с каждой минутой все больше меня радовала …
« Ты хоть что-нибудь, кроме сигарет ешь вообще?»- как-то спросила меня мама Герца. «Ага, пиво…» - ответил ей я. Первое время Герц пытался заставить меня съесть картошку фри или гамбургер на завтраках в колледже, но я отказывался и упрямо таскал с собой салаты из дома. Ел фрукты, много пил минералки и сока.
«Пиво очень калорийное…» - сказал мне Герц. «У меня же должна быть хоть одна вредная привычка?»- парировал я.


Глава 8

Мать снова одна. Снова плачет в подушку, размазывая по белым простыням и наволочкам черную тушь. «Джеффри ушел…»- выкрикивала она сквозь рыдания. Я, молча, сидел напротив, в кресле и курил, пуская аккуратные сизые колечки едкого дыма дешевых сигарет в потолок. «Он был неудачником…»- сказал я ей. «Он был геем…»- покачала головой она, снова принимаясь плакать. Еще один мой «новый папа» не удался…
«Хей, Йон!»- сидя за партой на математике, сказал я другу. Он вытащил наушник, чтобы лучше меня слышать. «Блин, Новак, ты ел сегодня хоть что-нибудь? У тебя в животе урчит, что жить невозможно…»- пожаловался Герц. Я засмеялся, достал из сумки яблоко. Герц удовлетворенно кивнул, дожидаясь, пока я утолю голод. «Знаешь, мне все еще нравится Деми…»- начал я. «Я думал, что ты влюблен в свою Бемби из Сан-Франциско…»- удивился друг. «Да, влюблен! Но никто мне не запрещает переспать с Деми…»- смеясь, ответил я. Йон нахмурился: «Считаешь, что Хэттоуэй тебе это спустит?»
«Мне положить на Хэттоуэйа, дружище…»- ухмыльнулся я: «Спорим на 10 баксов, что я уложу ее в постель за три дня?»- « Окей!»- ответил мой друг, уже предвкушая свой выигрыш.
Ночью мне не спалось. Каждый вдох давался с трудом. Я уже месяц не ел в Макдональде, не пил колу, не ел прочую гадость. Мой рацион составляли те же продукты, которыми питалась моя мать. Она очень удивлялась, куда по утрам деваются ее мюсли с сельдереем. Известно куда - в мой желудок. В эту прожорливую бездонную бочку. Какая уж тут диета? Я компенсировал НЕ калорийной пищей недостаток калорий в организме. Вместо одного гамбургера - три яблока, вместо одного стакана колы- 3 чашки черного кофе. Я безумно пристрастился к черному кофе - пил его литрами. Итог: мне было очень тяжело спать. Кофеиновая зависимость = бессонница. Живот урчал, переваривая «здоровую пищу». От мыслей о НОРМАЛЬНОЙ еде во рту появлялась слюна, а в голове мутилось.
«Джонатан, будешь омлет?»- кричала мама из столовой. «Нет!»- отвечал я ей из своей комнаты. Еда, как средство к существованию, а не как цель жизни. Еда не главное. Я отвлекал себя от мыслей о еде музыкой, Интернетом, чтением, клубами, друзьями. За этот год вся неформальная тусовка нашего колледжа моментально стала МОЕЙ тусовкой. Многие девчонки были не прочь со мной переспать. НО… Меня интересовала только ОДНА…Деми… Тем более, мы с Йоном на нее поспорили!


Глава 9

«Привет, детка, меня зовут Джонни Новак…»- я подошел к Деми после пар. «Привет!»- она улыбнулась мне. В ее голубых глазах блеснул огонек интереса. « Хочешь сходить куда-нибудь выпить по коктейлю?» - спросил я ее. «Окей…»- ответила она, с нарастающим интересом оглядывая мое худеющее день ото дня тело.

Всегда знал, что девчонки любят плохих парней. После Сан-Франциско «плохой парень» стало моим вторым именем. Там я прославился, как сердцеед и полный фрик. Мне сейчас 21 год и я совсем не изменился. Разве только внешне - парочку кило сбросил…

В местных клубах было очень круто. Яркая, живая музыка, клевые фрик - люди, выпивка рекой… «Деми, ты такая крутая! Хочу тебя!»- шептал я ей на ухо, залезая рукой в ее джинсы в кабинке туалета. Я врал. Мне было все равно с кем, когда и зачем… Просто месть! Месть Брайну Хэттоуэйю, который посмел открыть свой поганый рот в сторону милого беззащитного мальчика по имени Джонни Новак. Только вот Джонни Новака - того беззащитного милого мальчика уже давно не было на свете! Он умер, летом, в Сан-Франциско. Вместе с моей первой понюшкой кокаина с бачка унитаза мужского туалета. Спасибо Берту - моему другу байкеру.

Сейчас, кстати Берт сидит в тюрьме на пожизненном за изнасилование и убийство официантки из бара «Дэмн» в Сан-Франциско.

Деми была девственницей. Вот Хэттоуэй обрадуется своему «счастью». Я заработал 10 баксов абсолютно не напрягаясь, хотя… На деньги мне было положить всегда - мой отец успешный дипломат. Не так уж и легко - мне пришлось пить сладкие коктейли и есть картошку фри. Отвратительная, маслянистая жидкость, выделяющаяся из кусочков картошки, приводила меня в ужас. Омерзение начиналось где-то в районе губ, а кончалось в желудке…

«Привет, Новак…»- я спал в своей кровати. Один. Вдруг услышал голос. Женский. Хотя в комнате было жарко, меня пробил озноб. Я открыл глаза и сел на кровати. В углу перед компьютером в кресле сидела девушка. Свет луны из окна падал на нее. Бледное осунувшееся лицо землистого оттенка, худые ручки-палочки. Она обхватила ими острые свои коленки, прикрывающие такие же острые торчащие тазобедренные кости. Узкие черные джинсы, белая футболка, явно на несколько размеров больше, всклокоченные волосы, небрежно уложены в черные дреды. Серьга в носу. «Ты кто?»- спросил я, моргая, пытаясь спугнуть это костлявое наваждение. « Меня зовут Ана. Я твоя сестра…»- девушка протянула свои костлявые руки ко мне. Я в ужасе отпрянул от нее, свалился с кровати на пол и… проснулся!
До этого момента я ни разу не видел людей - анорексиков. Я нашел сайт в интернете на эту тему, просмотрел фотографии. Девушка из сна абсолютно точно была анорексичкой. И имя… Ана, явно, от Анорексия…
Утром я встал на весы. Не смотря на мою вчерашнюю обжираловку, я весил 75 кг. Минус 4 кг за три дня. ЗДОРОВО! Но призрак больной девушки из сна не давал мне покоя! НЕТ! НЕ БУДУ Я ТАКИМ, КАК ОНА! НИКОГДА! СЛЫШИТЕ? НИКОГДА! Всего только до 70 похудею и все! Я ИТАК ПРЕКРАСЕН…


Глава 10

«Новак, пошли, схаваем по гамбургеру?»- спросил меня Йон, когда мы на большой перемене вышли покурить за колледж. «Я не ем…»- отмахнулся я от друга. Он пожал плечами и глубоко затянулся. В то время мы курили дешевые крепкие сигареты, считая, что это АРХИ круто. Мы, типо, такие взрослые… Хотя, в моей ситуации эти крепкие сигареты заменяли мне полноценный обед!
«Новак, ты что, идиот?» - в «курилку» желто-зеленым вихрем баскетбольной формы ворвался Брайн Хэттоуэй. Я спокойно смотрел на его красное в злобе лицо и курил, прислонившись к кирпичной стене колледжа. «Ты, ублюдок, я сейчас тебя…» - орал на меня Хэттоуэй, порываясь ударить по лицу. Ему помешал мой друг Йон, вовремя заломавший Хэттоуэйю руки за спину. Я не шелохнулся, с интересом рассматривая спятившего баскетболиста. «Я убью тебя, убью!»- орал он на всю «курилку», пытаясь вырваться. «Попробуй…» - безразлично ответил на это я, смачно харкнув в лицо парню, вышел из «курилки». Этот парень был для меня пройденным этапом. И с этого момента началась моя новая, абсолютно НОВАЯ жизнь в колледже. Я уже не был забитым тихоней, а был настоящим ГЕРОЕМ колледжа! Еще бы, Я ПОСТАВИЛ НА МЕСТО самого Брайна Хэттоуэйа…


Наверное, именно в тот момент в уголках моих губ впервые появилась эта, теперь уже вечная, моя ехидная гримаса. Та, полу искривленная, как будто проглотил целый лимон, улыбка-оскал не была МОЕЙ улыбкой. Эта была ЕЕ улыбка… Улыбка Аны - Анорексии, которая моими голубыми глазами из-под черной косой челки смотрела на мир и кривлялась, показывая всем свое худощавое превосходство над девочками - гамбургерами и мальчиками – картошка-фри…

«Джонатан, я приготовила тебе мюсли…»- кричала мама из кухни. «Нет, спасибо…» -отвечал ей я. От этих диет - продуктов меня откровенно тошнило. Что уж говорить о мясе или молочной коктейле? Я вдруг вспомнил, что целую вечность не ел шоколад… Я уже и забыл как это, когда крошечная долька вкуснейшего молочного шоколада тает у тебя во рту, покрывая твои зубы неповторимым горячим от слюны шоколадным топленым маслом… После этих мыслей меня первый раз ПО-НАСТОЯЩЕМУ стошнило… Меня позорно стошнило в раковину сельдереем. «Он отвратителен…» - думал я, разглядывая «плоды» своей диеты в раковине. Убрав за собой это безобразие, я подошел к весам.
Тело под футболкой моментально намокло. Я улыбнулся. Зеркало, в которое я смотрелся в тот момент, белозубо оскалилось, оттеняя фиолетовые тени-круги под глазами. ЭТО ЖИР! Жир выделяется из меня с водой. Потеть - хорошо! Я встал на весы. Вдохнул глубоко-глубоко, насколько позволяли мои уже прокуренные легкие. Втянул живот. Хорошо… Можно открывать глаза и смотреть! 73! УРА! Еще одна моя маленькая победа!
ЖИР… ВОДА… СПОТР!!!
И я вспомнил о спорте… Ведь год назад я хотел быть баскетболистом…Интересно, а что ТЕПЕРЬ скажет мой тренер? Толст ли я теперь для командной игры? А может быть уже СЛИШКОМ худ?
Я засмеялся, радуясь новым положительным результатам в борьбе за свою фигуру…
ВЫ ВСЕ ЕЩЕ ПОПЛЯШИТЕ! ВЫ ВСЕ ЕЩЕ УЗНАЕТЕ, КТО ТАКОЙ ДЖОННИ НОВАК! Джонни Новак - Мистер супер-тело…
«Привет, Джонни…»- о, черт! Только не это! «Хай, бейби! Что звонишь?»- это Деми. Убью того придурка, кто дал ей мой номер! «Джонни, когда мы еще встретимся? Мне кажется, я тебя люблю…»- пролепетало в трубку это ангело-подобное создание. «А я тебя нет! Никогда…»- ответил я и повесил трубку. Тупые бабы! Убил бы их всех к чертовой матери! Неужели не ясно, что кроме ее «драгоценной» персоны в моей жизни есть еще другие, более важные занятия?
«Джонатан, возьми трубку! Тебе какая-то девочка звонит, вся в слезах, говорит, что ты - подлец…»- мать появилась на пороге комнаты с телефоном в руке. Свой я благоразумно выключил из розетки. «Мам, скажи ей, что я умер…»- ответил я, ложась на кровати в характерной позе, скрестив руки на груди. Мать закатила глаза и вышла из комнаты. Я засмеялся в потолок. Эта тупая ситуация меня забавляла. Она любит его, он не любит ее, но ее любит другой… Плакат Marilyn Manson’ а с потолка ответил мне таким же жестоким оскалом…

Жестоким? С каких пор я стал жестоким? Куда делся тот маленький мальчик, который слово f*ck боялся произнести вслух? Говорят, что когда перестаешь есть, то гормоны радости ( которых как правило полно в шоколаде, какао, конфетах, сахаре, фруктах) испаряется из организма быстрее всего - ты становишься раздражительным, грубым, огрызаешься на друзей и воюешь с семьей…
В похудании главное вовремя остановится… В противном случае на кладбище всегда есть место…



Глава 11

«Вставай, 73 кг жира!»- пронеслось в моей голове хлестким громким женским голосом.
Я проснулся в холодном поту, сел на кровати, привыкая к темноте. В кресле около компьютера, как давеча ночью, сидела дредастая анорексичная девушка. «Спишь, толстяк? А калории во сне не сжигаются!»- с издевкой проговорила анорексичка. Я вжался спиной в кровать. Руки моментально вспотели от страха. «Боишься?»- противным, скрипучим смехом разразилась девушка, обнажая свой беззубый рот. Меня всего передернуло от этого нелицеприятного зрелища. Челюсти как будто слиплись - я не мог открыть рот и закричать. «Ты мне обещал начать заниматься спортом и что же?»- Ана медленно начала продвигаться по моей комнате к кровати. Видно было, что шаги даются ей с трудом. Что-то больно кольнуло меня в сердце. Ана ухмыльнулась: «Зато я ПРЕКРАСНА! Так ведь?»- «Д- да…»- заплетающимся языком проговорил я. Она засмеялась: «То-то же! И ты будешь таким! Обещай мне завтра же пойти в баскетбольную секцию!»- «Я обещаю…»- в страхе перед беззубой и костлявой девушкой проговорил я. «Смотри же! Ты без меня никто! НИКТО! Это я! Я сделала тебя ТАКИМ худым, а если будешь меня слушаться - похудеешь еще больше…»- с этими словами она испарилась, а я проснулся. ЧЕРТ! Уж лучше мне бы продолжали сниться донаты и картошка-фри с сырным соусом!
«Йон…»- на литературе я позвал друга. Герц, недоумевая, обернулся ко мне: «Ну что?»
«Йон, мне сегодня такое дерьмо снилось…»- пожаловался я. «А что ты хотел? Ты жрешь дерьмо (намекая на мои мюсли с сельдереем), выглядишь, как дерьмо (подумаешь, щеки чуть-чуть впали, синяки под глазами от недосыпа и интернета), теперь оно еще и снится тебе - все нормально!»- раздраженно сказал мой друг, доставая из кармана плеер.
«Йон! Ты злишься?»- с нотками паники в голосе, спросил его я. «Нет, блин, все окей! Ты достал меня с этой своей диетой, чувак! Завязывай уже фигней страдать!»- вынес свой вердикт Герц и окончательно погрузился в мир любимой рок-музыки.

Да-да. И у моего до ужаса спокойного и мягкого друга Йона тоже были нервные срывы из-за моей диеты. Это сейчас, кажется, он уже не обращает внимания на потерянные мной килограммы в нелегкой борьбе с лишним весом. А раньше он тоже за меня сильно переживал…

Я не пошел на баскет. Вместо этого мы с Йоном потащились на какую-то идиотскую колледж-вечеринку, где я до одурения нажрался пивом и картошкой. Это было ужасно!
Когда я натужно блевал над унитазом, в душе было такое ощущение, что я предал лучшего друга! Я СОРВАЛСЯ! Я изменил диете! Это ужасно, это кошмарно… Аве, что есть такое прекрасное средство избавления от еды - тошнота! Я стоял на коленях перед унитазом, и отвратительная, жирная как медузы в море, еда извергалась из внутренностей моего организма. С каждым новым рвотным позывом я чувствовал, как освобождаюсь от ненавистных калорий… «Может быть еще не все потеряно, и я не набрал лишнего веса?»- пронеслась мысль в моей пьяном мозгу. В туалет зашел Йон. «Дружище, ты как?»- участливо спросил он, помогая мне подняться. «Чтоб я сдох еще такое дерьмо жрать!»- выругался я, с трудом поднимаясь и опираясь на руку друга.
«Я тебя предупреждала, Новак!»- смеялась мне в лицо Ана. «Но ОНА была такая вкусненькая, такая жирненькая и солененькая…»- жалобно хныкал я, как ребенок.
«НЕ полезьненькая и калорийненькая…»- продолжала издеваться девочка-анорексичка.
«Прости меня!»- умолял ее я. «Ты прибавил в весе 2 кг! Поздравляю, жирдяй! 75 кг жира! Мистер «Толстые ляжки»!»- обнажая пустые десны, говорила Ана. «ПРОСТО МЕНЯ!»- орал я, захлебываясь слезами. Они почему-то были такие же жирные и отвратительная, как съеденная мной картошка… «Прощу, если ты пообещаешь пойти на баскет…»- Ана сидела рядом со мной на кровати, держа за руку. «Обещаю!»- ответил я, только, чтобы не слышать ее ужасных слов об ожирении. «Хорошо! Обещай, что будешь во всем меня слушаться и помогать мне!»- «Обещаю!»- кивнул я. «Ты перестанешь есть, а я дам тебе ВСЕ: любовь, уважение, друзей - ВСЕ!»- она последний раз сжала мою ладонь, поцеловала в лоб и растаяла. Такая маленькая, такая худая…
Утром, я с содроганием подумал о 75 килограммах, но обошлось! Все так же 73… Наверное, потому что меня стошнило всем тем, что я съел. Способ избавления от еды действенный, но не приятный!

Глава 12

«Я могу записаться в секцию баскетбола?»- спросил я тренера. Новый тренер Мистер Рипли согласно кивнул. «Очень хорошо, что ты будешь играть в команде - у тебя подходящие данные…» Вот так-то! ПОДХОДЯЩИЕ 73 кг ДАННЫЕ! Быть худым нравилось мне все больше и больше, но я все же понимал, что СОВЕРШЕНСТВО еще далеко впереди…
Я начал играть в БАСКЕТБОЛ! Днями, неделями, месяцами… «Ты совсем уже съехал со своим баскетом…»- недовольно заявил как-то Герц, доделывая за меня домашнее задание по математике: « То диета, то теперь баскет… Заставь дурака Богу молится…»- проворчал друг. «Аве Сатанес!»- скривился я в ответ.
Ана больше не приходила, а я со смирением ждал обещанные ею «приятности».
«Эй, Новак!»- на одной из перемен между математикой и английским ко мне подбежал парень с 3 курса. «Ты не хочешь поиграть на гитаре у нас в группе? Нам позарез нужен гитарист!»- попросил парень. Его звали Тони. Тони Волтер. Вокал. В группе были еще Роки Хаус на бас-гитаре, Винстон Браун на барабанах и Лари Форд на клавишных. Группа называлась «Beautiful, but deadly»1. Окей. Мне подходит. Я согласился…

Здравствуйте, меня зовут Джонни Новак. Я гитарист группы “Beautiful, but deadly» и я наркоман…

«Привет, детка! Как насчет переспать?»- я снова и снова подкатывал к новым девчонкам, уже даже не подбирая слов, чтобы познакомиться. И мне ВСЕГДА отвечали согласием. «Во мне есть харизма… И талант…»- со знанием дела говорил я Йону. « Кожа да кости с кучей понтов….»- раздражался мой друг, к моему счастью, только с виду. Ведь только благодаря Йону я умудрялся хоть как-то справляться с тем объемом домашнего задания, которое нам задавали в колледже, ведь в моей новой рок-н-ролльной жизни для него оставалось все меньше времени. Я весил 69 кг. Я перестал есть мюсли, считая их калорийными. Я перестал пить кофе с молоком. Я дошел до того, что мне уже не хотелось ни сладкого, ни мучного. Единственной страстью моей осталось пиво. АЛКОГОЛЬ… Он спасал меня в моих мечтах о еде, алкоголем я компенсировал отсутствие еды в желудке. Со мной оставались еще салаты, но без масла и майонеза. Просто салаты…
Нужда ходить на баскет отпала сама собой - я худел не по дням, а по часам… А еще и физические нагрузки с гитарой на сцене во время выступлений так же помогали мне бороться с лишним весом… Итак на март 2004 года я весил 69 кг при росте 178 см.
В один «прекрасный» день, как сейчас помню, это было 22 мая 2004 года, я упал в голодный обморок прямо при матери. Вот просто так - доставал из кухонного шкафчика чашку. Не достал - моментально повалился на пол! Моя чумовая мамаша вызвала доктора.
«Мистер Новак, как давно вы голодаете?»- сразу определив причину моего «падения», спросил врач. Я покосился на мать. Она стояла в углу комнаты, утирая катящиеся из глаз слезы платком. «Где-то полтора года…»- ответил я, после того, как пришел в себя. «Вы отдаете себе отчет в том, что можете таким образом заболеть? Если еще не заболели…»- отчитывал, как нашкодившего первоклассника, меня доктор. «Зато я теперь худой…»- мрачно ответил я, отгораживаясь от умных и проницательных глаз врача своей челкой. «Кожа и кости - вы считаете это красивым?»- усмехнулся доктор. «Я считаю это АДСКИ красивым!»- заорал я, взбешенно хлопнув дверью, вышел из комнаты. К черту врачей! Я ЗДОРОВ! У МЕНЯ ВСЕ ХОРОШО! Я НЕ АНОРЕКСИК!

Анорексия протекает в несколько этапов. Начальный период — формирование недовольства внешностью, сопровождаемое заметной потерей веса. Затем следует аноректический период — снижение массы тела на 20—30 %. При этом больной активно убеждает себя и окружающих в отсутствии у него аппетита и изнуряет себя большими физическими нагрузками. Из-за искаженного восприятия своего тела пациент недооценивает степень похудения. Объем циркулирующей в организме жидкости уменьшается, что вызывает гипотонию и брадикардию. Это состояние сопровождается зябкостью, сухостью кожи и аллопецией. Еще один клинический признак — прекращение менструального цикла у женщин и снижение полового влечения и сперматогенеза у мужчин. Также нарушается функция надпочечников вплоть до надпочечниковой недостаточности. Последний период — кахексический — снижение веса на 50 % и более. При этом возникают безбелковые отёки, нарушается водно-электролитный баланс, резко снижается уровень калия в организме. Электролитные нарушения на этом этапе могут привести к смерти. По статистике, без лечения летальность больных нервной анорексией составляет 5—10 %.

Когда я вернулся домой где-то под утро, врача уже не было. «Джонатан, мальчик мой, нам надо серьезно поговорить…» - со слезами на глазах начала лепетать моя мать. «О чем? У меня все круто! Через неделю я заканчиваю учиться и сваливаю к отцу…»- ответил я ей, и ушел в свою комнату. «Герц, они меня достали!»- орал я в трубку телефона другу. «Вес им мой не нравится… Я вешу 68 кг, какого черта они пристают… 68-не 48!»

Бедный Йон. Ему столько раз приходилось выслушивать мои проблемы, а я ведь неблагодарная сволочь - еще и прикалываюсь постоянно над ним…

« Я знаю в чем проблема - тебе не хватает мужского воспитания!»- начала как-то утром мать «задушевную беседу» со мной. «Поэтому я решила выйти замуж за Билли. Он переедет к нам в дом и будет постоянно за тобой присматривать…»- «Мам, я не 5летний, чтоб за мной присматривали!»- взбесился я. В последнее время я часто на всех срывался…

В признаки анорексии принято включать: отрицание больным проблемы, постоянное ощущение больным собственной полноты, нарушения способов питания (еда стоя, дробление пищи на маленькие кусочки), нарушения сна, изоляция от общества, а также присутствие у больного панического страха поправиться. Среди физических нарушений, вызванных анорексией - сердечная аритмия, постоянная слабость, мышечные спазмы. А также депрессивность, повышенная раздражительность, необоснованный гнев, и чувство обиды. Социальные страхи подтверждаются невозможностью делиться с окружающими отношением к еде, что вызывает проблемы в ближайшем окружении.

Еще не хватало, чтобы какой-то Билли вмешивался в мою жизнь.
«Ты слишком много пьешь…» - говорила мне мать каждое утро. «Ты слишком много куришь…» - говорила она в обед. «Ты мало ешь!»- говорила она ВСЕГДА!

1 июня 2004 года, на похмельное утро после развеселого выпускного вечера я собрал свои вещи и купил два билета на самолет до Нью-Йорка…

_____________________________

1 – (англ.) Прекрасные, но опасные (авторское)


Глава 13

Мне, черт возьми, 18! Я закончил долбанный NFC колледж и жил с отцом в Нью-Йорке.
Он с радостью принял меня в лоно своей новой семьи, которую составляла многочисленная прислуга и он сам. Мой друг Йон переехал в Нью-Йорк вместе со мной сразу же после окончания колледжа. Мы собирались вместе поступать в Нью-Йоркский Политехнический университет в Бруклине. Отец мой был не против моего выбора, поэтому в будущем мы с Герцем должны были стать отличными компьютерщиками…

Мне 21. В компьютере я разбираюсь достаточно посредственно, на уровне элементарного пользователя. «Компьютерной мечте» нашей не удалось сбыться… Зато, я - профессиональный фотограф и мастер фото-шопа.

Моя группа «Beautiful, but deadly» так же последовала моему примеру, переехав на постоянное местообитание в Бруклин. Я занял у отца денег на съем студии. Там, в студии Sold мы записали свой первый диск. BBD “Damn history”1. Он, конечно, не стал супер-популярным в Америке, но мы все равно им очень гордились. Начались постоянные разъезды с группой в свободное от учебы время. Точнее, в свободное от концертов время я учился. Из рук вон плохо, надо сказать. Если бы не мой вечный друг Йон Герц, меня бы выперли еще на первом курсе.

Тогда я в первый раз заболел «звездочкой»- звездной болезнью. Мне казалось, что (пусть и не топовый) рок-альбом - это высший пилотаж возможностей человека. Поэтому все должны были, НЕТ! БЫЛИ ОБЯЗАНЫ кланяться мне в ноги и просить автограф…


Я забил на свою диету. Я забил на свой спорт. Мне стало плевать на свой пресс. 68 кг быстро испарились и превратились в 70. Фаст-фуд, газировка, пиво… Вес набрать - нечего делать, а вот скинуть его - большая проблема!
«Новак, ты по ходу потолстел…»- констатировал «факт на лицо» как-то Герц. «Нам, рок-звездам, можно ВСЕ!»- ответил ему тогда я. Черт побери, какой же я был идиот… НЕЛЬЗЯ ТАК! НЕЛЬЗЯ! Когда идешь к намеченной цели НЕЛЬЗЯ останавливаться на достигнутом - надо постоянно, ежедневно, ежечасно контролировать себя и продолжать свою борьбу… Я сдался тогда! Я сломался… Девчонки- группис из маленьких городков, готовые на все ради твоего (уже не) стройного тела, пиво, которое в нашей гримерке лилось рекой, а выступать, пожрав с утра только перышко сельдерея вообще не представлялось возможным…
Я сам во всем виноват!
Тем вечером после очередного концерта мы с группой отвисали у кого-то на квартире. Все было как всегда феерично, но в какой-то момент я понял, что съеденный за обедом гамбургер был явно лишним. Давно со мной этого не происходило: желудок, как будто сжался и стал размером с горошину, он так и норовил выплюнуть из себя отвратительную пищу. Меня тошнило. Долго, натужно, желчью и кровью. Еще бы! Мой, уже привыкший к более легкой пище желудок, за последние месяцы был «отравлен» убийственно тяжелой и калорийной пищей. Я стоял на коленях, обнимая чей-то унитаз, в чьей-то незнакомой мне до этого квартире… Хорош рок-музыкант, а? Звездную болезнь, как рукой сняло, когда я представил, как выгляжу со стороны: черные, не прокрашенные отросшие патлы, выпирающий из штанов живот полный полуфабрикатов, драные, заблеванные джинсы… Тем вечером ОНА снова пришла ко мне!

«Ты идиот, Новак! Посмотри, на кого ты похож, жирная скотина?»- устало проговорила Ана, присаживаясь со мной рядом около унитаза. «Ты ужасен, Новак! Ты похож на Бенни Хилла!»- продолжала свои не лестные замечания Ана. «Мне казалось, ты любишь меня! Мне казалось, что ты исправился! Ты обманул меня!»- заорала она. Хлоп. Довольно чувствительная и обидная пощечина от девочки-анорексички. «За что?»- хотя я прекрасно знал, ЗА ЧТО. «Ты ублюдок, Новак! Ты без меня дерьмо на палочке!»- злилась Ана, вытирая тыльной стороной ладони злые слезы. «Я старалась, я говорила, я добивалась, но тебе все равно!» - «Прости!» - в которой раз уже, извинялся я перед ней. «Я не верю тебе, Новак!»- отодвинулась девушка от меня. «Но я люблю тебя!»- и это было правдой: «Просто я забыл об этом! Прости! Мне было так хорошо…»- оправдывался я. Хлоп. Еще одна пощечина пришлась на мою щеку. ОНА ПРАВА! ОНА КАК ВСЕГДА ПРАВА! Я заслужил ее оскорбления и пощечины… Я НЕДОСТОИН ЕЕ!
НЕТ! ДОСТОИН! Я ДОКАЖУ! Я докажу ЕЙ, что смогу весить свои 60 кг. Я ДОКАЖУ!
Она исчезла точно так же внезапно, как появилась. Она уже не слышала моих рыданий, моих причитаний и извинений… Она даже не слышала, как «звезда рока» сквозь слезы клялся, что вернет свою «былую красоту»…

Самооценка больного анорексией зависит от фигуры и веса, причем вес оценивается не объективно, восприятие нормы снижается неадекватно. Потеря веса расценивается как достижение, набор — как недостаточный самоконтроль. Такие взгляды сохраняются даже в последней стадии («мой рост 170, вес 35 килограмм, хочу весить 25»).

_____________________________

1- Damn history- (англ.) здесь - Нехорошая история



Глава 14

«Джонни, детка, что с тобой?»- в туалет внезапно зашел Йон. «Мне хреново…» - честно признался я.
В этот день мой лучший друг меня предал! Он позвонил моему отцу, и тот вызвал «Скорую».

Месяц я провалялся в больнице под капельницей. Каждый день мне чистили желудок и мозги на тему моей не случившейся анорексии.
Месяц я не разговаривал ни с отцом, ни с Йоном.
Эти два самых дорогих мне человека меня в одночасье предали!
Джонни Новак опять остался один на один со своими проблемами, страхами и снами…
Только во снах появлялась Ана и помогала мне бороться с «неадекватным общественным мнением». «Выпирающие кости - это красиво!»- была главная мысль всех ее слов. «Это красиво…» - как завороженный повторял я за ней снова и снова. Она больше не была так ужасна, как при первом появлении - выпавшие зубы вернулись на место, в черных глазах появился блеск, дреды стали как будто более ухожены… «Мы с тобой отличная пара, Новак…» - улыбалась Ана мне при встрече.
Единственной радостью, кроме снов, в моей больничной жизни был ноутбук. Интернет.
Там я нашел много информации о диетах, об анорексии. Я смотрел на фотки прекрасных женских и мужских тел без лишних кило со слезами на глазах, вспоминая свой, уже немного обвисший живот. Я понял, что в больнице все настроены против меня, даже если изо дня в день твердят мне обратное. ОНИ ВСЕ хотят, чтобы я был толстым и страшным! «А Я БУДУ ХУДЫМ И КРАСИВЫМ!»- обещал я себе. Я начал сливать в унитаз микстуру, таблетки, которые мне приносили врачи. Я снова начал худеть, и это обстоятельство не могло не радовать. «Я ВЕРНУСЬ!»- обещал я себе: « Я обязательно вернусь к прежнему весу и похудею еще больше…»
Прошел «больничный» месяц… «Новак, ты в универе показаться не хочешь?»- с насмешкой в голосе спросил меня Герц. «Я сдал все вперед до конца года… Нет, пожалуй!»- отвечал ему я. Желания разговаривать с этим человеком у меня не было…


Психическая анорексия (anorexia psychica) — отказ от еды ввиду резкого угнетения аппетита при депрессивных и кататонических состояниях или под влиянием бредовых идей, отравления.

«Новак, ты слишком долго болел… Мы нашли себе другого гитариста…»- сказал мне Тони Волтер, наш солист. «Да пошли вы…» - хмыкнул я, направляясь в бар. До бара я так и не дошел…

У меня есть замечательная черта характера. Я все упрощаю. «Чем проще, тем лучше!» - мой девиз по жизни. Иногда- это хорошо, а иногда- не очень… Всем известно, что люди не любят решать проблемы, потому как это слишком сложно. Проще отдалиться от проблемы или забыть про нее…Точнее, забыться!

Здравствуйте, меня зовут Джонни Новак и я - наркоман…


Глава 15

Люди напредумывали себе миллион диет: шоколадная, кефирная, 2468…

Мне помогало либо полное голодание, либо салатная диета…

Но нет ничего прекраснее, чем диета «Кокаиновый шик»…
Это когда ты нюхаешь кокаин на завтрак, обед и ужин, закуривая его дорогими тонкими сигаретами…

Я жил на ней все лето перед вторым курсом университета. Я весил 60 кг. Я был прекрасен. Я был самым красивым кокаиновым парнем в Бруклине!
После того, как меня выгнали из группы, я совсем не знал куда мне податься… После «принудительного» лечения в больнице моя жизнь начала самым банальным образом катиться под откос… Не было таких пафосных моментов в стиле: «В этот день я понял, что я неудачник!» или «Сегодня я осознал, что не создан для этого бренного мира».
Все было просто. Слишком просто. «Новак, мы нашли себе другого гитариста…» - вот как это было!
Я пришел к Линсдей. Так звали бывшую девушку нашего солиста Тони. Про нее по университету ходило много слухов: что она - наркоманка, что она спит со всеми подряд, что она больна чем-то… Но в тот момент мне было все равно! Мне было необходимо поделиться с кем-то своими проблемами, выговориться… С Йоном я по-прежнему не общался. Впрочем, как и с отцом. За исключением фразы: «Пап, дай денег!» - каждое утро…
«Ты такой тоненький…» - шептала мне на ухо Линсдей, когда мы валялись у нее на кровати в общаге: «Ты похож на Бога…».

Как я ей верил тогда! Как я верил этим зеленым до слез глазам тогда! А ее каштановые волосы с чертовой рыжинкой сводили меня с ума! «God likes your style1»- говорила она мне. Я был счастлив! Черт побери, в кой-то веки, я был по-настоящему счастлив! Кокаиновым шиком, ее поцелуями и нежным голосом я был счастлив… Я сравнивал себя с Мэрлином Мэнсоном, а ее- с Роуз МакГоун. Мы пока еще были живы, и это было здорово!

________________________


1 - God likes your style(англ.)- до словно «Бог тащиться от твоего стиля» (Здесь: Ты похож на Бога)


Глава 16

Моя первая понюшка кокаина в 18 была с живота моей любимой Линсдей через 100 долларовую купюру. Носоглотка моментально приятно онемела. Жизнь показалась прекрасной. Все проблемы отошли на второй, а то и на третий план. МНЕ СОВЕРШЕННО НЕ ХОТЕЛОСЬ ЕСТЬ! Мне хотелось только много и бездумно заниматься с Линсдей сексом. Секс и наркотики, только без рок-н-ролла… Мой рок-н-ролл с группой «Beautiful, but deadly» закончился, и пока я был не готов продолжить играть с кем-то еще… Зато я всегда был готов к новой порции кокаина, которая заменяла мне еду. «Ты совсем ничего не ешь….»- в редкие моменты грусти заявляла мне Линсдей. «Я робот, детка, я не могу есть вашу человеческую еду…»- отвечал ей я. Врал! Я ел, когда она не видела. Салат. Один раз в два дня, чтобы совсем не умереть - так было написано в Интернете на сайте для начинающих анорексиков. Я все еще хотел быть таким же, как Ана. А еще как Кейт Мосс и Николь Ричи. Я был влюблен в Линсдей, но тайно был влюблен во всех анорексичек и анорексиков мира…
«Новак, ты где вообще?» - Йон. Голос взволнован. «Детка, все нормально, не волнуйся. Прости меня, милый. Я такая скотина!»- рыдал я в трубку телефона СНОВА лучшему другу в приступе наркотического человеколюбия и экстаза: «Прости меня за все, любимый! Я вел себя, как последний идиот! Я люблю тебя, секси! Прости…» - захлебываясь слезами, вопил я в трубку. Да уж, после этих признаний в любви не мудрено, что Йон примчался в общагу к Линсдей за пять минут. «Новак, ты идиот что ли?»- заорал на меня мой лучший друг с дредами, наблюдая на моем столе раскатанный дорожками кокс. А мне было без разницы, что обо мне подумает Йон. Я просто притянул его к себе и поцеловал…

Не судите обо мне по моим поступкам. Я не тот человек, который делает, что думает. Скорее, делает, что не думает. Я НЕ ГЕЙ! Я просто слишком сильно люблю своего лучшего друга! Я просто слишком сильно хотел извиниться! Мне просто было слишком гадко на душе, что я его обидел. Ведь он старался для меня! Заботился обо мне! К сожалению, ничем кроме поцелуев и секса я не умею показывать людям свою любовь… Я черствый? Возможно. Я жестокий? - Очень может быть. У меня нет сердца? - Нет. Мне его вырвали с корнем в 21 год мои два самых близких человека на свете…

«Новак, в следующий раз, когда захочешь меня поцеловать - предупреди, пожалуйста, заранее, чтобы я ненароком опустил тебе на голову что-нибудь тяжелое…» - хмуро ответил мне Йон, но продолжал держать меня за руку, перебирая мои тонкие наманикюренные черным лаком пальцы. «А как у тебя с личной жизнью, детка?» - спросил я его. «Дерьмово…»- честно ответил мой друг, пресекая все попытки разговоров на эту тему. «Да не переживай ты так…»- толкнул я его в плечо. Мы сидели в полной тишине и темноте в общаге моей Линсдей. «И на твою вечную девственность кто-нибудь найдется…»

Мой длинный язык надо было укоротить еще в детстве. Как в воду глядел…

«Пап, прости меня, я был дебилом!»- я приехал к отцу и извинился за свое поведение. «Был?» - иронично вскинул бровь мой отец.

Об этом человеке, конечно, надо было бы рассказать немного ранее, но только теперь я нашел в своей книге для этого место.
Мой отец - один из тех людей, которые думают о последствиях своих поступков. Встречался с девушкой, был уверен, что в один прекрасный день она залетит, и он женится на ней, а ведь ребенку надо создать будущее. Вот он и создал мне прекрасное, безбедное, мажорное будущее!
В семье я один. Точнее нет, у отца я один. А семьи у нас нет уже давно! После того как мать ушла. Мой отец в свои 45 еще ничего себе - девчонки на него так и липнут. Особенно было весело, когда я застал у него в постели девчонку из моего универа годом меня постарше. Боб Новак, мой отец, человек, которому теперь не надо больше думать о будущем. Будущее само подумает о нем. Но, к сожалению, не в лице меня, его сына-оболтуса, а в лице его фирмы, где он почти что бог…

«Джонни, ты похудел или мне кажется?»- спросил меня отец. «Немного пап, пару килограммов…» - отмахнулся я: «Учебы полно…» - он понимающе кивнул. «А как твоя девушка?» - проявил внезапный интерес к моей личной жизни мой отец. «У нас все окей…» - улыбнулся я. «Новак, ешь хоть что-нибудь, а то скоро одни кости останутся…»- хмыкнул отец и дал мне пачку денег на житье. В этой ситуации мой внешний вид кокаинового мальчика сыграл мне на руку: тоненькие ручки, ноги, бледное лицо с дымкой синяков под глазами, всклокоченные волосы на затылке и томный взгляд красных глаз… А еще, появившийся непонятно откуда вечный насморк… Зато, я больше не боялся подходить к зеркалу, потому что то, что я там видел, мне нравилось. Вот он настоящий Джонни Новак - с выпирающими отовсюду костями и вечной ухмылкой на губах…


Глава 17

Мне 19. Я учился на втором курсе Политехнического университета в Бруклине. Мой вес составлял на тот момент 59 кг. Только вот меня это совершенно не радовало! Я устал… Мне надоело это все! Эти кокаиновые знакомые с ярко-синими венами и красными глазами… Эти постоянные поиски продавцов… Эти постоянные: «Пап, дай денег!»

На тот момент моей главным девизом по жизни было:

-«А ты кем работаешь?»
-«Никем. А зачем? У меня папа есть!»

Отец помогал мне во всем. Он не сказал мне ни одного дурного слова по поводу моего экстравагантного внешнего вида мальчика-наркомана. А только давал, давал мне деньги, не спрашивая на что они…

Линсдей перестала меня радовать. Ее ярко-зеленые глаза теперь стали тусклыми и серыми. Она вся поникла, осунулась. В ней больше не было той живости и огненности, за которую я полюбил ее. Я решил тогда расстаться с ней…
Универ меня тоже совершенно не радовал. Но в этом плане меня поддерживал и Герц. «В какой-то дерьмо-универ мы с тобой попали, детка» - частенько говорил он мне. «А я говорил, надо было выбирать что-нибудь мажорнее…» - качал головой я.
Преподавателей на наш курс не хватало. Они менялись чуть ли не каждый месяц! Это было ужасно… Привыкаешь к одной методике обучения, а в следующем месяце - заново переучиваться! «Новак, я предлагаю свалить!»- однажды предложил мне Йон. «Герц, с ума сошел?» - покрутил я пальцем у виска. «А что? Нам тут ничего хорошего не светит…»- пояснил свое решение друг. «Не, ну ты прав, конечно, но что я отцу скажу?»- сомневался в правильности его решения я. «Скажешь, что передумал быть программистом…»- усмехнулся Йон.

Моему лучшему другу всегда казалось, что моя жизнь очень проста. Богатый папа, связи в обществе, бурная личная жизнь… Да! Он чертовски прав! Это просто…
Я сложный! Такие, как я, помирают первыми! Вот забрось на необитаемый остров меня и, допустим, Йона. Я при первой же возможности повешусь на близлежащей
пальме от ужаса! Потому что я совершенно не представляю себе жизнь без прислуги, денег, машины и прочих радостей современной жизни… «Дитя индустрии»- смеялся надо мной Герц. И был прав! А вот он, Герц, по-быстрому смастерил бы из подручных материалов лодку и уплыл бы с чертового острова…
И меня бы, кстати говоря, с собой прихватил… Он ведь добрый!

«Пап, кажись, хреновый из меня программист вышел…»- издалека начал я.
«А что такое?»- оторвался от ноутбука папа. «Универ у нас полное г…!»- честно признался я. «Йон предложил перевестись в другой…» - я рассказал отцу всю нашу безрадостную ситуацию с учебой…

И чего это я начал вдруг беспокоиться насчет учебы? Ведь, когда я появляюсь в универе, это почти праздник. Пока я нюхал кокс - мне было не до учебы, а теперь откуда-то взялось рвение и тяга к знаниям… Ну да, это как в диете, когда хочется есть, а есть нельзя - начинаешь пачками скуривать сигареты… А я решил перестать употреблять наркотики, и теперь вместо кокоса употребляю знания…

«Не, ну Герц, конечно, прав… Он вообще-то из вас двоих самый адекватный…»- усмехнулся Боб Новак. «Но ты точно уверен, что хочешь уходить из этого универа?»- уточнил он. «Да, мы с Йоном…» - «Бедный Йон! У него и личной жизни нет из-за тебя-оболтуса! Так и до 5 курса тебя на себе тянуть будет! Хоть бы спасибо ему сказал!»- покачал головой отец.

Глава 18


Так дерьмово мне еще никогда не было. До этого я всегда мог контролировать свой организм. В крайних случаях, когда я уже был на грани обморока, я съедал что-нибудь, и кризис отходил. Сейчас же я уже не мог сам контролировать себя. Мой желудок жил своей собственной, отдельной от тела жизнью. Я уже не мог питаться сам - любая еда, которая попадала в мой организм через горло, была слишком жесткой и могла травмировать мои внутренние органы. Врачи перевели мне на внутривенное питание. Мне это нравилось, потому, как желудок был абсолютно пуст, а питательные вещества, тем не менее, наполняли мой организм, позволяя ему нормально функционировать. Правильно когда-то сказал про меня Хим: «Ты влюблен в анорексию!». Я действительно был влюблен в это нереальное состояние легкости в желудке, когда ты неделями не ешь. Я был влюблен в свои кости, обтянутые кожей. Но это не было для меня пределом мечтаний…
Я готов был кусать локти, когда понимал, что можно весить еще меньше… Кейт Ивил весит 40 кг. Она потрясающе - прекрасна в своей болезненной худобе. Мне не хватало ВСЕГО 5 кг до совершенства!
И поэтому я каждую ночь вызывал у себя рвоту… Тошнить мне было не чем - еда в мой организм нормальными способами не поступала. Меня преследовало это отвратительное ощущение рвотных приступов без их логического завершения. Кажется, я что-то повредил у себя в горле, однажды засунув два пальца в рот слишком глубоко - горло болело три дня, говорить было тяжело, а голос был сиплый, едва слышный. Я превращался в робота… Но не в «я-все-могу» Терминатора, а в какого-то жалкого и бесполезного «мама-спаси-меня»…


«Джонни, ты знаешь, я с девушкой познакомился…»- начал Йон, присаживаясь на краешек моей больничной кровати. «Да?» - переспросил я. Говорить мне было тяжело, глаза слипались - видимо вкололи сегодня глюкозу. Мой больн

Серия сообщений "Проза":
Часть 1 - "NRXA, я люблю тебя!"
Часть 2 - "Голод"
Часть 3 - Критика Cirque du Soleil шоу «Corteo»
...
Часть 27 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 28 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в кафе-баре "Пьяный Эклер"
Часть 29 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"




Процитировано 4 раз
Понравилось: 2 пользователям

"Другая анорексия"

Среда, 10 Ноября 2010 г. 23:08 + в цитатник
Поскольку тема анорексии в моем творчестве больше всего любима моим поклонникам, хочу порадовать в ближайшее время Вас своим новым творением про ану. Повесть будет отличаться от «NRXA, я люблю тебя!», так что готовьтесь к новому взгляду на эту тему. Там не будет полюбившегося Вам Джонни Новака и Йона Герца, там не будет задушевных разговор со своим альтер-эго, там не будет слез и признаний в любви своим лучшим друзьям...
Просто парень, который влюбился и попал, и девушка, которая влюбилась и пропала...
(ну и, как всегда, голос автора, на этот раз не абсолютно безликий, как в "Голоде", и не озвученный Энтони Маркусом Феррейном, как в "Принц-чистокровка, и не в коем случае не Кристофом Риддлом из "Дрянной крови", на этот раз голос имеет более человеческие черты...)



Из книги:
От автора:
Я бы назвала эту повесть «Другая анорексия». Большинство моих читателей все-таки склоняется к тому, что болезнь эта «сплошь пропитана гламурным шиком и красотой». Я не против - сколько людей столько и мнений. В случае с Джонни Новаком из «NRXA, я люблю тебя!» все действительно выглядит именно так. Но это еще не все. Есть еще одно. Точнее, одна… Другая сторона болезни «анорексия».
С уважением и искренней надеждой на понимание, ваша «NRXA, я люблю тебя!» Катя Паника




Глава первая



«The Long hard road out of Detroit»

Мне кажется, каждому в этой жизни достается то, что он желает. К сожалению, это не собака на день рождение и не новый трехколесный велосипед. Это то самое глубокое и непознанное даже самим человеком желание, которое может исправить или разрушить судьбу человека в считанные секунды, лишь только он подумает про себя: «Я желаю…». Иногда бывает так, что ты мечтаешь о карьеры учителя в школе, а однажды, посмотрев фильм про гангстеров ты мимолетно подумал: «Хорошо бы было быть гангстером…», и через пару лет ты оказываешься в тюрьме за ограбление. У нас в Детройте было огромное количество таких «мечтателей», родители которых потом всю жизнь боялись спать по ночам. Всего лишь мимолетная мысль может привести к катастрофическим последствиям. Мысли материальны – говорят нам психологи и психиатры; бойтесь своих желаний – говорят нам маги и гадалки, но от этого не легче. И бывает так горько потом, когда вспоминаешь все хорошее, что было раньше, до этого злополучного желания «стать лучше». Но, как правило, повернуть время вспять, увы, не получается. Особенно, когда тебе 20. Особенно, когда тебе всего 20…
 (320x480, 11Kb)

Серия сообщений "Новости!":
Часть 1 - Доброе время суток!
Часть 2 - Чертова свора-лучшее еще впереди!
Часть 3 - "Другая анорексия"
Часть 4 - "Голод". Рецензия
Часть 5 - С прошедшим!
...
Часть 33 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 34 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в кафе-баре "Пьяный Эклер"
Часть 35 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"


"Отдых по-китайски" (Катя Паника)

Воскресенье, 07 Ноября 2010 г. 19:52 + в цитатник
***

Остров «Хайнань»

За 5 месяцев, что я живу в Китае, я поняла, что все города Китая, похожи друг на друга как братья-близнецы, и остров Хайнань не исключение. Люди, которые первый раз приехали в Китай и которые наивно полагают, что Китай – это пагоды, национальные костюмы и традиции, будут разочарованы. Современный Китай – это не что иное, как еще одна европеизированная страна, в которой вместо традиционного Китайского приветствия: “Ni hao!”, говорят международное: “Hello” или просто “Hi”, при этом познания в английском языке у китайцев на этой фразе заканчивается. И если в Сиане дальше приветствий диалог не идет, то на Хайнане тебе будут говорить “Hello!” до тех пор, пока ты не ответишь им взаимностью, либо не сошлешь их к Мао в мавзолей, в лучшем случае.
Китай очень противоречивая страна, где вопиющая бедность граничит с непозволительной роскошью, где бутик Луи Вьюттон находится в том же здание, что и самая грязная и дешевая забегаловка, и где автомобиль марки «Бентли» может стоять рядом с «рикшей» (велосипед под крышей). Понятие «отдых» для жителей Поднебесной такое же противоречивое и непонятное европейскому человеку. Если собираешься путешествовать из одной провинции в другую, и ты при этом студент, то ты совершенно не можешь этого сделать в радостном и гордом одиночестве – тебе просто необходимо при этом ехать с группой китайцев во главе с каким-нибудь гидом, предпочтительно нетрадиционной ориентации, что в Китае тоже не редкость. В этой стране намного проще познакомиться с человеком нетрадиционной ориентации, чем традиционной. Геев и лесбиянок в Китае очень много, есть даже специальные бары и клубы, где собираются вышеупомянутые. Этот феномен в Китае распространен даже больше, чем в европейских странах.

Вот таким образом нам и пришлось путешествовать из славного города Сиань до острова Хайнань, с группой не в меру активных китайцев и гидом-геем. Заказали мы билет до Хайнаня через куратора нашей университетской группы, вместе с проживанием, некоторыми экскурсиями и едой на одного человека получилось 2100 юаней (умножаем на 5 и получаем цену в рублях). Но вместо билета нам дали какую-то непонятную бумажку, испищеренную иероглифами и цифрами, которые для европейского человека мало что значат. С этим жалким подобием билета, мы отправились в аэропорт (доехать до аэропорта от нашего университета стоило 120 юаней). Рейс был назначен на 20 часов вечера, но самолет отложили. Отлет назначили на 22 часа, и это было очень кстати, потому как нам – бедным студентам, никто не сказал, что в Сиане аэропорт поделен на 2 части. По закону мирового свинства нам-то как раз и нужен был тот второй аэропорт. Я, нагруженная огромной сумкой с «очень-нужными-вещами», и моя подруга с рюкзаком за плечами побежали до второго аэропорта, где нам предстояло пройти досмотр багажа и получить вместо бумажки с иероглифами посадочный талон. Если учесть, что мы ехали из города, в котором стояла зима минус 20 градусов на Хайнань (где было +25 градусов), а одеты мы были ближе ко второй, чем к первой температуре, то только представьте те эмоции, которые переполнили нас, когда мы узнали, что в течение двух часов мы радостно ожидали самолета не в том аэропорту и что придется снова выходить на улицу, чтобы добраться до нужного нам здания. Добравшись-таки до второго аэропорта, который, как оказалось, был в семи минутах ходьбы от первого, мы прошли проверку багажа, получили наши посадочные талоны и радостно прошли в зал ожидания. Ни одного человека, который был в нашей будущей группе мы, естественно, в глаза не видели, поэтому мы держались друг друга и коротали время до отлета самолета в зале ожидания.
В самолет погрузились мы успешно, это не могло не радовать, так как впереди нам предстояло еще 3 часа полета. Если учесть, что лично я панически боюсь летать, и чтоб хоть куда-то взлететь, мне надо выпить чего-нибудь алкогольного, чего, совершенно естественным образом не было, я нервно грызла козинак и пыталась не думать о предстоящем полете. «Приветствуем Вас на борту китайской авиалинии. Желаем Вам приятного полета!» - слышался голос стюардессы из динамиков, естественно на китайском языке: «Просим вас отключить мобильные телефоны и мп3 плееры, мы взлетаем…» - про мп3 плеер я предпочла пропустить мимо ушей и радостно заткнуть их вышеупомянутым электроприбором. Минут через 20 принесли попить сок, кофе или чай, а через полчаса принесли обед. Людям, не привычным к китайской еде, я бы не советовала есть этот обед. Когда мне подали две коробочки с едой, я сразу поняла, что дело худо, ибо прочла на них надпись «muslim», то есть еда была мусульманская. Нет, у меня нет расовых предрассудков к людям, только к еде. Именно поэтому эта надпись повергла меня в шок, потому как я уже однажды имела неосторожность поехать в гости к пакистанцам в Китае, которые до отвала накормили меня мусульманской едой, а потом я очень долго и упорно разговаривала со своей соседкой по комнате исключительно через дверь уборной. Но это, по крайней мере, были пакистанцы, а вот мусульманская еда, которую готовят китайцы, цитируя моего папу: «Такую еду надо в музеи выставлять, как особо ценный экспонат». И это верно, потому как то, что я нашла в одной из коробочек, был резиновый раз сто разогретый рис с картошкой и малюсенькими кусочками мяса, возможно говядины, а во второй – соленый орешки и малюсенькое кремовое пирожное. Когда я пошла в уборную меня поразила надпись на двери этого места «occupied», что по всем законам логики должно было означать только одно – «занято». Но я продолжала упорно долбиться в дверь, пока под этой надписью я не увидела более понятную человеку, прожившему 5 месяцев в Китае «you ren» иероглифами, что в переводе и будет то самое слово – «занято». Вот что делает китайский язык с людьми за почти полгода, хотя я 11 лет учила английский язык в школе и еще 2 года в институте, но за 2 года в институте еще и китайского, второй язык полностью вытеснил из моей головы первый.
Мы прибыли на Хайнань в радостном возбуждении. «Скорей бы уже на пляж!» - толкала меня в бок моя подруга. Погода была замечательная. Я стояла и обливалась потом в своей кожаной куртке. И тут нас ждало новое открытие – на Хайнане тоже было 2 аэропорта, а как выяснилось потом, даже три. Мы прилетели в аэропорт Хайнань-Санья. От той площадки, на которую мы приземлились, нас довезли на автобусе до самого аэропорта. Мы все еще оглядывали наших товарищей по автобусу на наличие хоть каких-нибудь групповых опознавательных знаков, но их не было. Мы отчаялись и решили действовать по ситуации. На выходе из аэропорта стояли люди с табличками, и тут моя подруга увидела свое имя и фамилию, написанную английскими буквами. Мы разумно решили, что людей с таким сочетанием имени и фамилии поблизости больше быть не может и подошли к мужчине, держащему эту табличку. Это и был наш гид. Он посадил нашу веселую компанию в автобус и отправил до гостиницы. В гостинице, выдавая нам ключи от номера, гид задал вопрос, который в дальнейшем, пожалуй, стал отправной точкой в его решении больше никогда не связываться с русскими туристами: «Выговорите по-китайски?» - спросил он нас. «Конечно!» - ухмыльнулись мы. Наше знание китайского, по правде сказать, мало нам помогло в общении с гидом.
Мы добрались до номера. Время было полвторого ночи. «Завтра утром в 7.30 встречаемся внизу у столовой…» - сказал нам гид по-китайски, потому как никакого другого языка он не знал. Мы кивнули ему на прощание и открыли дверь номера. «Мама дорогая, Ален, это что тараканы?» - завопила я с порога, когда открыла шкаф. «А ты что думала? В сказку попала?» - ухмыльнулась моя подруга, прихлопывая насекомых тапком: «Хочешь жить без тараканов – ноги в руки и вали в пятизвездочный отель…» - сказала Алена и ушла спать. Кто же знал, что это и был пятизвездочный отель? В Китае пятизвездочный отель от однозвездочного отличается только размером тараканов: в пятизвездочном они маленькие, с горошину, а в однозвездочном – с маленький палец руки. Я подчеркиваю, отели отличаются друг от друга не НАЛИЧИЕМ тараканов, а РАЗМЕРОМ. И если вы их не видите у себя в номере, это совсем не значит, что их нет. Мой вам совет, купите в ближайшем к вашему отелю хоз-товарном магазине «Инсектицид» и хорошенько обрызгайте ваш номер и вещи, а то вы рискуете увезти этих «славных» насекомых домой. Вам понравится как-нибудь вечером, после тяжелого рабочего дня обнаружить у себя в постели мадагаскарского таракана? А они там тоже есть.
Вот когда я поняла, что я больше никогда не буду есть еду в самолетах китайских авиалиний. «Ой, Кать, что-то мне плохо…» - сказала Алена, лежа на кровати. «Не тебе одной, я уже час изжогой мучаюсь…» - злобно ответила я и легла спать. Как назло, я взяла с собой из лекарств только анальгин, «колдрекс» и активированный уголь, которые ну никак, даже при большом желании не смогли бы мне помочь от изжоги. Собираясь в Китай на отдых или учебу, обязательно продумайте вопрос о лекарствах. В Китае они, конечно, хорошие, но не все русские организмы к ним привыкают. Плюс к этому, если ваше знание китайского языка “mama huhu”, то есть не очень, мой настоятельный вам совет – везите лекарства с собой, от желудка, от головной боли, от ангины и простуды, словом, от всего. Но не кладите их в ручную кладь – не исключено, что на границе ответственный работник таможни Xiao Wang,к примеру, вытащит их у вас, радостно провозглашая на весь аэропорт такое понятное и международное слово «багаж». Лекарства, духи, косметику, сигареты и даже маникюрный набор – все это надо класть в багаж сразу во избежание инцидентов на таможне. А если вы курите, то зажигалку с собой брать не стоит – все равно на границе отберут, у них с хорошими зажигалками дифицит. Так что спички – это наше все! Их можно положить в ручную кладь куда-нибудь на дно, там их искать никто не будет.
5 утра. «Кать, вставай! Накраситься не успеешь!» - будит меня утром подруга. «Я хочу кофе…» - ною я, отрывая голову от подушки. В такую рань, даже петухи еще спят. «Будет тебе кофе, и какао с чаем…» - зло говорит моя соседка, пытаясь найти среди разложенных вчера ночью «по местам» вещей хоть что-нибудь. «Чертовы китайцы…» - зло шепчу я, вспоминая свою преподавательницу по-китайскому, естественно, китаянку, с которой я год занималась в Москве, и как она феерично разбудила меня в 8 утра в воскресенье каким-то мало важным вопросом, и как потом, по воскресеньям в 8 утра, я – полусонная, с ней занималась вышеупомянутым китайским. А для китайской нации это нормально – у них завтрак начинается в 7.30 утра. А спать они ложатся ровно в 10 вечера. Вот на этот мягко скажем завтрак мы и собирались. Мы зашли в столовую и увидели гида. Он провел нас к столу, за которым сидело 3 китайца и 3 китаянки. Нам принесли еду. 5 видов хлеба и макароны. А если учесть, что ни я, ни моя подруга Аленка не едим это, то не трудно догадаться, что мы съели в это утро – ничего. Китайцы же уминали этот хлеб за обе щеки, намазывая его нещадно красным перцем, который они нежно и трепетно называют “lazi”. Всем известно, что китайцы помешаны на острой пище. Даже в МакДональдсе и то есть чизбургер с перцем. Вообще, насчет китайской еды можно слагать легенды, потому как если вы первый раз увидели, как и где едят китайцы, на вас это оставят неизгладимое впечатление на долгие лета и повергнет вас в культурный шок. То, что они едят палочками еще самое терпимое из всего того, что я сейчас перечислю. Во-первых, рыбные кости и прочий мусор, остающийся от еды, они складывают ни как мы – на край тарелки или в отдельную тарелочку для отходов, а прямо перед собой на стол или скатерть. Во-вторых, радостное китайское урчание, причмокивание и посасывание во время еды с непривычки может вызвать рвотные позывы у европейского человека. Я говорю спасибо своему папе, который все детство ругал меня и говорил: «Не чавкай!». Да если бы всем китайцам такого папу, как у меня – цены бы не было этой нации.
И тут случился первый шок от нас - русских, для китайской группы туристов: «Я извиняюсь, а зажигалку можно попросить?» - спросила я у мужчины-китайца за нашим столом. Он аж поперхнулся, но зажигалку дал. Дело в том, что в Китае если девушка курит, то она либо проститутка, либо лесбиянка.
«Кать, а почему у них у всех с собой чемоданы?» - поинтересовалась Алена. «Потому что они все… Сама знаешь кто!» - решила не вдаваться в подробности я. Напрасно.
И вот, отдых с китайцами начался! (само выражение «отдых с китайцами» звучит примерно так же, как и пародия на фильм «300 спартанцев» - «Знакомство со спартанцами», и по сюжету мало отличается). Я уже упоминала о том, что понятие «отдых» у китайцев совершенно не одно и тоже, что у европейцев. Нам – европейцам, только бы на пляже поваляться и в море искупаться, но не тут-то было. Впереди нас ждало долгиех4 дня «Отдыха по-китайски», в котором эти два пункта, ради которых мы, собственно, и приехали на Хайнань не учитывались.

«Отдых с китайцами»

8 утра. Мы погрузились в автобус и поехали на встречу приключениям, а точнее – в Дадун Хай заниматься дайвингом. «Чем заниматься?» - переспросила меня подруга. «Дайвингом, им самым…» - пояснила я, когда мы обе стояли перед манекеном в костюме-дайвера. «Но мне положить на этот дайвинг…» - говорила Аленка. «А я вообще плавать не умею!» - пожала плечами я. За манекеном висела табличка с расценками этих водных развлечений, которая окончательно убедила нас в том, что дайвингом заниматься мы не будем точно. «500 юаней час…» - прочитала моя подруга: «Да я на эти деньги пол месяца живу…» - и хорошо, что дайвинг был сослан к Мао в мавзолей, потому как мы хоть радостно поели жареной рыбы за 20 юаней в баре «С.С.С.Р.». Это русский бар, в котором можно поесть нормальную русскую еду, а вечером там можно посидеть и выпить коктейли или потанцевать.
«Почему вы не взяли свои вещи?» - задал нам риторический вопрос гид по телефону. На что я про себя ответила: «Наверное, потому что ты нам ничего не сказал про это …». «Берите такси и забирайте свои вещи из номера…» - велел нам гид. Мы повиновались. Минус 40 юаней из бюджета за такси. Собрали вещи за 10 минут, пока таксист стоял и ждал нас. За это время гид позвонил нам раза три и поведал, что нас уже все заждались. Когда мы приехали, эти все в количестве 3 человек стояли около автобуса, а все остальные 20 были вне недосягаемости. Мы ухмыльнулись. Опять китайцы свою неорганизованность валят на бедных русских студентов. Когда мы были еще в Москве, декан нашего университета говорила, что китайцы очень пунктуальный народ, но на практике мы убедились в обратном. Все собрались только через полчаса. Еще минут 10 ждали гида. Через сорок минут мы все-таки погрузились в автобус и поехали дальше.
После дайвинга, все радостно захотели пообедать, поэтому гид повез нас в столовую. Мы поблагодарили всех богов на свете, что перекусили хотя бы рыбой, потому как на обед мы поели только рис. На 8 человек, трое из которых – мужчины, дали 6 блюд, каждое размером с небольшую пиалу. Мы с подругой смотрели, как прожорливые китайцы уминают более чем своеобразную еду и мечтали о самой грязной, самой дешевой, но с потрясающе вкусной едой xiao chi (маленькие уличные забегаловки, которыми битком забиты улицы Китая). В этот момент в моей голове закрались сомнения относительно того, что написано в интернете насчет острова Хайнань. Оно и понятно, ведь русские сайты, посвященные этой теме, все сплошь рекламируют путевки и туры. Им необходимо показать отдых на Хайнане в самом выгодном свете, чтобы недальновидные русскоговорящие граждане не жалея денег и сил на перелет радостно приезжали в Китай «отдыхать». Китай – это отдых для тех, у кого уже в печенках сидит Египет с Турцией и кому хочется острых ощущений. Их будет хоть отбавляй, начиная от фотографий, которые будут делаться китайцами с вами и на фоне вас с вашего разрешения, но чаще без, и, заканчивая тем, что перейти дорогу на Хайнане, даже при наличии работающего светофора практически невозможно, и более того – смертельно опасно. Если в России велосипед и мотоцикл – это транспортные средства, которые подчиняются тем же законам, что и автомобили, то в Китае все с точностью да наоборот – велосипеды и мотоциклы ездят исключительно на зеленый свет. А так же они очень любят ездить по тротуарам. Для тех же людей, которые мало-мальски знакомы с культурой Китая и китайским менталитетом упаси боже отдыхать в этой стране, уж лучше в в печенках сидящую Турцию, в которой по крайней мере ты не погибнешь под колесами полуслепого китайского велосипедиста. Наш одногруппник, который ездил на Хайнань с родителями, потратил там около тысячи долларов, что в переводе на наши родные юани шесть тысяч. На эти деньги в Сиане можно жить 3 месяца ни в чем себе не отказывая. А он жил в пятизвездочном отеле с видом на море 6 дней. Мы потратили около 4500 тысяч юаней, жили на Хайнане так же вблизи моря и отдыхали так 12 дней. Китай – не место для пафоса, поэтому такие траты совершенно неуместны. Все, что можно купить в Китае, так же можно купить и в любой другой стране мира, потому как Китай экспортирует свою продукцию по всему миру. А импорт, кстати говоря, в Китае не приветствуется, они даже сигареты курят только своего производства. Травятся, но курят. Китайские сигареты не дешевые, минимум 5 юаней, что в переводе на русские деньги 25 рублей – в Москве за эти деньги можно найти что-то более или менее приличное, а в Китае из приличного только Derby (Dubo), и то встретишь эти сигареты не часто. Мой вам совет, по приезду в Китай бросайте курить, хотя бы временно. Я не бросила, за что поплатилась севшим голосом, потому как вместо 3 мг я курю теперь 13 мг, и пожелтевшими зубами, слава сети магазинов Watsons, в которых продаются отбеливатели для зубов и прочая косметика хорошего качества.
Хороший пример насчет Китая и пафоса: в один из дней нас привезли на выставку жемчуга Heren (что-то в стиле нашего европейского Swarovski). Цены на драгоценности были запредельные для Китая. Для сравнения, одна подвеска лунного камня стояла 500 юаней, в Москве за 2500 тысячи рублей я бы очень даже подумала об этой подвеске, но в Китае я скривилась, как от зубной боли и отошла в сторону. Но это я, я же не китаец. Их своеобразный менталитет никогда не поймет ни один европеец. Отдыхают китайцы очень интересно, как малые дети: их привозят в песочницу, говорят улыбаться ровно 30 секунд, и не дай боже, 31 секунду, потом снова сажают в автобус и говорят: «Запомните все! Вам все понравилось!». Из Heren все члены нашей экскурсионной группы вышли с фирменными пакетиками. Но их тоже можно понять, они приехали отдыхать всего на 6 дней, это нам предстояло задержаться на острове на 12. И за эти 6 дней, китайцы должны осмотреть все возможные достопримечательности, скупить все возможные сувениры, попить кокос – этим и объясняется то, что китайцы таскают за собой все свои вещи, ведь это только европейцы, приехав отдыхать, останавливаются в одном отеле. Китайцы же – сразу в нескольких.
Следующим местом, в которое нас повез наш неугомонный гид, был дендрарий. Лично мне, честно признаться, этот дендрарий был мало интересен, я в принципе к флоре отношусь скептически. Но китайцы, как всегда, хором сказали свою любимую фразу “hao wanr”(здорово!) и гурьбой понеслись осматривать флору Хайнаня. Мы с подругой безрадостно плелись следом, чертыхаясь и проклиная всех китайцев от династии Цинь и до наших дней. Еще и погода подкачала – на небе появились тучки, что повергло нас с Аленкой в уныние и готическую депрессию. Но мы мужественно осматривали красоты природы острова Хайнань, фотографируя эту буйную растительность для альбома «Фотки для мамы». На территории этого дендрария у нас была возможность посетить местный магазин сладостей и кофе. Мы радостно накупили желейных конфет и конфет со вкусом какао. И правильно сделали, потому как этими конфетами мы и питались все последующие дни. А под конец нашего славного путешествия слово «кокос» вызывало у нас с подругой мало приятные ощущения в районе желудка. Этот магазин, как и все последующие на Хайнане, наш гид восхвалял как единственные места, где можно купить сладости из кокоса. Но как показала практика это не так. Когда я вернулась в Сиань, все те же самые кокосовые изделия запросто можно было обрести в магазине METRO, и, кстати, намного дешевле. На Хайнане вообще понятие «дешево» очень относительно. Для человека, который первый раз в Китае все вокруг кажется слишком дешевым, а для нас – умудренных опытом и жизнью в Китае студентов, например рыба из аквариума, которую можно в забегаловке заказать себе на обед юаней за 50 представляется, по меньшей мере Моной Лизой Да Винчи по цене, ведь на 50 юаней можно в Сиане радостно питаться дня 2 точно. А жемчуг из магазина Heren, за которым многие русские туристы и едут на Хайнань, совершенно без проблем можно обрести на пляже в 2 раза дешевле.
После дендрария, уставшие, голодные и злые мы отправились ужинать в наш новый отель, в котором нам предстояло провести эту ночь. Китайцы, как я уже говорила, совершенно не могут остановиться в одном отеле. Их природная активность вкупе с абсолютной забитостью собственным коммунистическим менталитетом делает китайцев абсолютной противоположностью европейским людям. Пожалуй, за Китаем действительно будущее. Вспомним «Олимпийские игры – 2008» в Пекине, которые прошли для китайцев под негласным лозунгом «Партия сказала: «Надо!», комсомол ответил: «Есть!»». Да если бы нам, русским людям, хоть маленькую толику китайского упорства – цены бы нам не было, как нации. А Китаец упорен, китаец трудолюбив. Как поется в одной походной песне: «Утро встает над рекой Хуан Хэ, китайцы на поле идут, горсточку риса зажав в кулачке, и Мао портретик несут и поют…». И это верно, потому как китайцы за горсточку риса будут работать так же, как и за миллион долларов, если партия скажет: «Надо!». А китайские дети, которые ходят в школу с удовольствием, а после школы стройными рядами строго по парам идут до дома и хором поют китайские песни. У китайцев сплоченность и организованность в крови, друг за друга они горой. Вот так посмотришь на эту маленькую поющую армию, и побоишься лишний раз плохо сказать в сторону Китая, рискуя нажить себе проблем на пятую точку. А забитость и отсутствие своего мнения у китайцев компенсируется детской жизнерадостностью и, в общем-то, не плохими человеческими качествами, разумеется, если эти китайцы не торгаши и не хотят на тебе нажиться. За те 4 дня, что мы отдыхали с китайцами, они радостно перезнакомились друг с другом и обменялись номерами телефонов, и я совершенно не удивлюсь, что в будущем они будут друг другу звонить и станут хорошими друзьями. То ли дело мы – русские, которые шугались от них, молчали и молили бога, чтобы поскорее кончились эти 4 адских дня и нас наконец-то оставили в покое.
Ужин так же был мало съедобен, поэтому мы снова легли спать на голодный желудок, помолившись на ночь о том, что может быть завтра будет лучше.
Завтра наступило. Но лучше не стало. 5 утра – подъем. «Не сглазить бы, но мне кажется, что с каждым разом гостиницы, в которых мы останавливаемся все лучше и лучше…» - сказала я утром своей подруге. «Я бы предпочла остановиться только в одной гостинице во избежание трагической потери каких-нибудь крайне важных для жизни вещей…» - скептически сказала Алена, и я с ней согласилась. Как не странно, за всю поездку мы так ничего и не потеряли – наверное, это говорила в нас природная жадность, которая совершенно не давала нам возможности расслабиться. Завтрак снова состоял из пяти видов хлеба и макарон, что крайне обрадовало наших соседей по столу - китайцев. Они снова достали свои баночки с lazi начали радостно уплетать это калорийное безобразие за обе щеки. Вспоминается, как по приезду в Сиань после отдыха, мы случайно встретили русских из Челябинска, которые привезли в Сиань своих детей посмотреть на университет, где тем предстоит учиться. «На макаронах и рисе можно прожить сколько угодно…» - убежденно сказала женщина. Сколько угодно, по моим подсчетам, это недели две, потому как потом первое и второе блюдо начнет вызывать в вашем организме только один рефлекс, и тот рвотный. А для девушек эта еда в принципе противопоказана, потому как все, кто жил в Китае говорят: «Опасайтесь потолстеть!». Вот мы и опасались, предпочитая сытной калорийной «пище», голодное урчание в желудке и поедание фруктов килограммами на улицах Хайнаня. «Прям какой-то геноцид папайи…» - сказала я Алене, когда мы уже час сидели на рынке и уплетали по третьей. Дело в том, что наш драгоценный гид, которого мы впоследствии прозвали «гидец» (в смысле – «гид-пипец»), снова придумал нам замечательное развлечение – ехать на подъемниках на гору и там смотреть на обезьян. Это развлечение стоило 140 юаней. «Да ну их, этих макак…» - недовольно сказала подруга: «На jinsehou мы и в Сиане за 50 юаней посмотрим…». И действительно, лучше пообедать папайей за 1 юань и королевскими креветками за 10 на рынке, чем ехать в гору на подъемнике. За рынком была очень симпатичная пристань, на которой мы снова радостно сделали много фотографий в альбом «Фотки для мамы». Когда с горы вернулись наши товарищи по экскурсии, мы с подругой уже довольно долго (камень в огород китайской пунктуальности) сидели под пальмой и распевали русские песни. Пальм в Китае много, а на Хайнане особенно – мы насчитали как минимум три вида, два из которых – кокосовая и финиковая. Они даже специально выращивают пальмы на плантациях и потом высаживают их вдоль дороги. Погода резко начала портиться вместе с нашим настроением, поэтому, когда мы приплыли на какой-то островок посреди моря, уровень нашего настроения стабильно остановился на отметке «ноль». А что касается китайцев, то эти неугомонные жители Поднебесной, бегали под дождем босиком, как дети, и кричали на право и на лево «hao wanr, hao wanr». «Неужели у них настолько нет своего мнения?» - удивлялась моя подруга после: «Отдых-то дерьмовый…».
Дни с китайцами были похожи один на другой. Завтрак – обед – ужин - сон. Мы стали нервные, раздражительные и злые. На радостные расспросы китайцев о том, как нам нравится отдых, мы угрюмо молчали, высматривая глазами палатку с фруктами, где можно будет нормально поесть.
На третий день мы приехали в очередной отель. Отель был не плохой, даже очень. В хороших отелях обычно для гостей кладут одноразовую зубную пасту и щетки, которые русские часто забирают с собой «на память». Этот же отель превзошел все другие – на столике рядом с зубными щетками возлежали два made in china презерватива. Меня охватил приступ смеха при виде этого изделия. «Слушай, а есть китайское порно?» - спросила меня подруга, созерцая презервативы: «Нет, ты не подумай ничего, просто я, хоть убей, не могу представить, как ВОТ ЭТИ ВОТ занимаются сексом?» - имея в виду жизнерадостных и абсолютно по-детски себя ведущих китайцев. На утро, за завтраком мы долго присматривались к ВОТ ЭТИМ ВОТ, но признаков занятий сексом так и не обнаружили, решив, что китайцы размножаются почкованием. Смех смехом, а в плане половой жизни у китайцев не так-то все гладко, ведь с малолетства жители Поднебесной подвержены риску заболеваний половых органов. Вы видели, в каких штанишках разгуливают маленькие китайчата? Мы видели, и это ужасно: с виду обычные детские штаны, но только с виду, ведь сзади отсутствует главная деталь штанов – попа. Маленькие детишки гуляют на улице в минус двадцать в штанах без попы. Сами китайцы объяснят это тем, что если ребенок на улице захотел в туалет – так проще позволить ему справить нужду. Справление нужды тоже своего рода ритуал. Мамаша-китаянка присаживается на корточки у какого-нибудь столба, желательно на перекрестке, снимает со своего чада штанишки, которые итак уже без попы, и ребенок прямо на глазах у болеющей за него толпы начинает делать свое дело. Потом мамаша достает из пакета заранее заготовленную туалетную бумагу и вытирает ребенка. Все. Ритуал окончен. А если вернуться к вопросу нижнего белья, то и тут у китайцев все по-китайски: обычные женские стринги европейского стандарта тут на вес золота, купить их можно, но дорого. А сами же дамы носят стринги, где спереди вместо одной полоски целых две. Внешне этот предмет гардероба напоминает нижнее белье из секс-шопа. Не удержалась, и купила себе одни такие стринги – показать маме. Она у меня работает в фирме нижнего белья – пусть порадуется, что носят китайцы. А вообще, в Китае такой товар не популярен, им подавай что-нибудь в стиле «бабушка» - трусы времен Колчака «колени в тепле» и резинка у подбородка.
«Я когда-нибудь помою голову в этой стране?» - злилась на весь белый свет я. Мыть голову я решила в самом мало пригодном для этого отеле. Вместо нормальной горячей воды там стояла нагревательная колонка, а вместо ванны – просто душ. В Китае это нормально – комнаты с душем более популярны, чем с ванной. Из стены торчит душ, ты стоишь на полу босиком и радостно моешься. Потом ногой надо подтолкнуть скопившуюся воду к дырке в полу. Голову в итоге я помыла, но обильно пользуясь в своей речи крепкими русскими выражениями. Не очень-то легко мыть длинные кудрявые волосы в позе стирающей женщины из душа, который висит где-то под потолком.
«Ты веришь в это?» - спрашивала меня подруга: «Сегодня последний день!» - радостно говорила она. «Ну наконец-то… Чтоб я когда-нибудь еще с китайцами отдыхала…» - отвечала я. В этот день мы поехали в парк, где находился храм Будды. Странные эти китайцы, как говорилось в русском фильме «Кислород»: «Бог у нас в субботу, а в четверг Бога нет…», вот так же и они – верят в Бога только тогда, когда случайно проезжают мимо храма. Я вообще не могу понять какой веры китайцы – русский Новый год 31 декабря-1 января они отмечают, рождество тоже отмечают. А мне вот интересно, они сами-то хоть знают рождество КОГО они отмечают? Так же я совершенно не могу понять, зачем из Буддийского храма они сделали цирк? Приходят туда теперь люди всевозможных национальностей и вероисповеданий, покупают билет и радостно осматривают. Не думаю, что это правильно. У каждого свой бог, у каждого бога – свой храм и не стоит смешивать религии.
После храма мы пошли обедать в вегетарианскую столовую. На этот раз нам улыбнулась удача – еда была отменная. Мы даже попробовали улиток – по словам самих вегетарианцев, улитка не считается мясом, поэтому многие вегетарианские блюда приготовлены из улиток.
Китайцы ели и ничего не подозревая, общались между собой. «Они не ходят никуда, спят на пляже, не едят хлеб…» - говорили они друг другу, смотря на нас. «Да, вы правы…» - внезапно ответила я по-китайски. Только представьте их лица, когда до них дошло, что за эти 4 дня, что они, не стесняясь, обсуждали нас за столом, мы все прекрасно слышали, и более того – все отлично понимали.
Наконец-то нас оставили в покое. Точнее, мы сами сделали так – просто опоздали на экскурсию и все. «Хоть на пляже полежим…» - сказала я, и, радостно разбрасывая шлепки, побежала на пляж. Но мой бег никогда не сравнится со спокойной ходьбой среднестатистического китайца, пусть даже и пожилого возраста. Они не ходят – они летают. Бабулька под 80 ходит быстрее, чем мы с подругой. Только вот ее спина маячила у тебя перед глазами, и вот ее уже нет. Я совершенно не удивлюсь, если эта бабулька и дайвингом занималась вместе со всеми. В этот день все было против меня. «Пять часов… Пора уходить!» - сказала мне подруга. «Окей, только шлепки помою…» - ответила я. Наклонившись к морю, я не думала, что оно такое коварное – вырвет шлепок из моей руки и жадно утащит мою обувку к себе в глубины. Вечерело, тем временем. В Китае вообще рано темнеет, в пять вечера уже так темно, как в Москве в восемь осенью. Я шла босиком по каменным плитам и проклинала тот день, когда я решила связаться с этими китайцами. Второй шлепок был выброшен в ближайшую помойку. «Надо идти к автобусу…» - говорила я подруге, шлепая босиком по мелким камушкам. Как назло, автобуса не было, поэтому мы пошли на стоянку. Полчаса ждали, пока все соберутся, и придет водитель. Моему счастью не было предела, когда водитель открыл дверь автобуса – мои 42 кг веса и 157 см роста радостно и вприпрыжку рванули по лестнице за балетками. Еще один шок от русских китайцам – все потом еще долго обсуждали таинственное исчезновение моих шлепок. «Неужели завтра мы от них избавимся…» - говорила мне подруга. «Нудные, не интересные узкоглазые люди…» - устало говорила я, радуясь, что я взяла с собой из Сианя балетки.
«Сейчас мы остановимся около продуктового рынка, поэтому будьте готовы что-то купить на ужин. В отеле мы ужинать не будем…» - сказал нам наш «Капитан очевидность» гидец. «Ну вот, еще и не пожрем…» - подумала я расстроено. Хотя, эта фраза полностью отражала весь китайский менталитет. Им говорят, во сколько просыпаться, им говорят, где есть, им говорят, что одевать – полное отсутствие собственного мнения и воли. Они даже ракушки с моря покупают – в любом магазине курортного города Хайнань можно купить пакетик ракушек. Для русских одно удовольствие сам процесс собирания ракушек на пляже, а китайцы лучше купят все уже заранее кем-то другим собранное и отполированное в магазине.
«А где вы собираетесь жить?» - спросил нас с подругой гид, когда всей остальной группе было подробно рассказано о том, во сколько им надо утром проснуться и на каком самолете они летят. «Не знаем… Мы думали, вы нам поможете…» - ответила Алена. «Самый дешевый номер в гостинице стоит 800 юаней…» - с улыбочкой ответил гид. «Это дорого!» - сказала Алена. «Он гонит…» - ответила я. И оказалась права…
«Последняя ночь в нормальном отеле…» - сказала я: «Надо помянуть утопшие шлепки – пойдем пива купим…» - на Хайнане с алкоголем очень не плохо. Туристы везут местный алкоголь себе и в подарок друзьям: виски, вино, пиво – все очень не плохое. Есть местное пиво anchor, которое считается самым лучшим на Хайнане. Вот его-то я купила. Мне, как не особому любителю пива, оно показалось таким же, как и прочее пиво в Китае. Выпив пива, я легла спать. А Аленке в эту ночь так и не удалось это сделать, потому как в 4 утра гид прислал ей смс о том, что он нашел нам номер в гостинице 140 юаней ночь. Мы очень обрадовались этому обстоятельству. И были бы еще рады, если бы он сообщил это нам в 10 утра.
В 12 дня мы уже сидели на ресепшене и ждали, пока нашу комнату проверит fuwuyuan – это слово переводится, как «помощник», употребляется по отношению к продавцам, уборщицам, официантам и прочим людям схожих профессий. «Вы пользовались набором для ванны?» - спросила нас девушка с ресепшена. «Чем?» - переглянулись мы с Аленкой. Но потом я вспомнила, что у нас в номере действительно были два набора для ванны, в каждом бритва, полотенце и шампунь. «Нет…» - хором ответили мы. «Тогда где они?» - с интересом спросила нас китаянка. Я засмеялась – какой же русский человек не унесет из отеля то, чем он не воспользовался, но если это что-то на халяву. Я унесла оба набора – в хозяйстве все сгодится, мне еще в Китае после этого отдыха полгода жить. «Они стоят 50 юаней…» - сказала китаянка. «Да пошли они все…» - сказала я, возвращая им наборы. «А чай?» - спросила меня китаянка. Пришлось и «халявные» пакетики чая отдать. Как хорошо, что из прошлых отелей мы уезжали с гидом – а то я из каждого забирала наборы зубных щеток.


«Отдых по-русски»

«Вы свободны…» - сказали нам на ресепшене, и мы радостно улюлюкая сели в такси до нового отеля, который нам утром подыскал гид. Вообще, насчет отелей на Хайнане сложилась своеобразная ситуация: российский интернет пишет исключительно про отели 5-4 звезды, но на деле все гораздо проще – гостиницу можно снять «не отходя от кассы», то есть прямо в аэропорту. Около выхода прогуливаются китайцы с табличками bing guan(гостиница) или fangzi(квартира). «Эх, надо было ехать без китайцев…» - задним числом подумали мы с подругой. Но умные мысли приходят в конце, тем более, что мы первый раз на Хайнане – в первый раз всегда немного страшно, если вдруг что пойдет не так. А у нас с самого первого дня все шло мягко скажем не гладко.
На такси мы добрались до гостиницы. Пятиэтажное здание, не очень большое, не очень уютное, но зато дешевое. Кстати, насчет такси – в интернете написано, что «за 10 юаней вы можете добраться в любую точку Хайнаня». Это все полная ерунда, от 20 до 40 юаней, цена зависит от удаленности. Например, доехать до бухты Dadong hai (Дадунхай) от бухты Sanya Wan (Санья Вань), где мы остановились, стоит 35 юаней, но нам повезло, потому как мы сбили цену до 20. В Китае не бойтесь торговаться, когда китайцы видят иностранцев, то цена на продукт мгновенно взлетает до небес, но если они поймут, что иностранец не так прост и экономит свои деньги, они в итоге, после долгих уговоров, цену скинут.
«На 4 дня я Вам готова уступить номер с двумя кроватями за 140 юаней на двоих за ночь…» - говорила наша laoban (хозяйка квартиры). Мы обрадовались – 70 юаней с лица это очень дешево, даже для Китая. А то, что в номере мы потом столкнемся лицом к лицу с тараканами – мутантами, в длину размером с мой маленький палец, а в ширину с 5 рублей, это, как бы сказали сами товарищи-китайцы «mei guanxi» (нет проблем).
«Чем это так воняет?» - спросила меня подруга. «Кто-то прокурил шторы…» - отмахнулась я: «Кидаем вещи и идем на пляж…». «А где тут море?» - спросила я у laoban. Она как-то странно посмотрела на меня, оглядела с ног до головы мои голые ноги и открытые плечи, и сказала: «Идите прямо…». Ох, как потом до меня дошло значение этих недвусмысленных взглядов, когда мы с подругой мечтали о холодной сметане или хоть креме для тела от ожогов на солнце. Дело в том, что за все дни, что мы отдыхали с китайцами солнце выглянуло всего раза два. И на пляже мы лежали тоже всего раза два, и то – по пол часа, потому как потом нас уже искал гид, укоризненно грозя пальчиком и показывая на часы. Не трудно догадаться, что когда нас наконец-таки все оставили в покое предоставленными самим себе, мы тут же радостно пошли на пляж и пролежали там аж четыре часа в самый солнцепек. Ну, правда, первые часа два на небе были тучки, то есть на солнце мы лежали только два часа. «Катенька, возьми с собой крем от загара…» - говорила мне мама. Мне, человеку, для которого загар это священно, который в солярий ходит каждую неделю – не дай бог стать белой. В Китае нет соляриев, в Китае нет темной пудры и тональника для лица, в Китае культ белой кожи. Китайцы не загорают – они сидят в тени. Китайцы одевают на себя все что можно и сидят в тени. А уж если какие-нибудь китайские чудаки все-таки решили искупаться, то они одевают самый закрытый купальник, быстренько заходят в воду, а потом снова идут в тень. Теперь я поняла, почему это так. А тогда мы посчитали их времяпрепровождение в тени бессмысленной тратой времени и солнца.
«Ой, Кать, что-то как-то жарит…» - сказала Алена. «Определенно…» - подхватила я. Мы собрались и ушли. «Есть охота…» - говорю я. «Ну давай найдем xiao chi…» - ответила подруга. «Пельмени есть?» - спросила я. «Есть…» - ответила хозяйка закусочной. «С мясом?» - уточнила я. А то в Сиане мясные пельмени найти крайне сложно. «Да…» - убежденно ответила та. «Окей, 2 порции…»
«А пельмешки-то ничего…» - говорит подруга. Я согласно кивнула. Нормальные такие пельмени, как «Дарья» в Москве. Еще и с уксусом дали. «Жить можно…» - согласилась я. В тарелке было десять штук, а едим мы один раз в день. Мужчинам на Хайнане одними пельменями точно не наесться.
Усталость после «отдыха с китайцами» накатила на нас, и мы легли спать, надеясь, что когда проснемся – жара спадет. «Что-то лежать больновато…» - говорю я. «Немножко обгорела, наверное…» - говорит подруга.
Вечером, когда мы проснулись, поняли, что обгорели конкретно. «Завтра пройдет…» - надеялась я. Напрасно. Вышли мы погулять по городу. «О, господи, смотри KFC!» - крикнула я Аленке. «Курица форева!» - ответила мне подруга. На Хайнане ЕСТЬ где поесть, потому как KFC целых три штуки, и одна из них на нашей улице. KFC это забегаловка быстрого питания, в стиле русского «Ростикса», только выбор меньше и цены выше. Представьте только нашу искреннюю радость, когда пройдя чуть дальше мы увидели не вдалеке, зазывно горящую желтым буковку M. Буква M представляет собой букву международного языка для всего мира, эта буква начальная в слове Mcdonalds. «Теперь точно с голоду не умрем!» - убежденно решили мы. Хоть в Макдональде едим мы только курицу и молочные коктейли, но жить тут нам осталось не долго. Всего 8 дней. Потому как билетов на двадцать пятое декабря не было, только на тридцатое. Покупка билетов повергла меня в шок – мы спустились на первый этаж нашего «отеля». Там располагалась билетная касса – заказ билетов на самолет по интернету. Как показала практика потом, эти кассы рассеяны по всему Хайнаню – нет нужды ехать в аэропорт за билетами. Билет, как и в первый раз, тоже не был билетом, а представлял собой все туже бумажку с иероглифами и цифрами. Но теперь мы знали, что с ней делать, и это радовало. «А это что?» - спрашивает нас fuwuyuan в билетной кассе, указывая на отчество в загран-паспорте, написанное русскими буквами. «Черт бы его побрал…» - вырвалось у меня: «Это имя моего папы…» - ответила я. «А зачем оно?» - удивленно спросила меня китаянка. «А черт его знает…» - подумала я про себя, проклиная эту дурацкую систему с отчествами. «Это mei guanxi…» - убежденно говорю я, молясь о том, чтобы прокатило. «Хорошо, тогда вот ваши билеты…» - мы с подругой выдохнули с облегчением. И так мы застряли на Хайнане на 8 дней, вместо 4, а на всю жизнь в этом городе – увольте. Сиань – это еще ладно, за 5 месяцев он стал для меня почти родным, а вот Хайнань – с их странным говором, который вгонял меня в депрессию по первости: «Дзунго» вместо «Джунго»(Китай). С их странным поведением: постоянными «Hello!» на улицах. С их странной религией: вот где точно секта так секта, я до сих пор не разобралась, во что же на самом деле верят китайцы. На Хайнане в разных забегаловках, домишках, магазинчиках обязательно есть местечко для алтаря – две свечи, причем электрические, и изображение какого-то неизвестного мне божка, которое они окуривают ароматическими палочками, достаточно отвратительного запаха. «Какой-то культ вуду…» - злобно сказала я. «Именно…» - согласилась подруга.
Следующим утром мы снова пошли на пляж. Ведь русская пословица гласит: «За что уплочено, то должно быть проглочено». Примерно с такими же мыслями мы и шли на пляж, по знойному солнцу, которое наводило на нас только одну мысль: «Мороженое за 1 юань…». И это не шутка! В Китае есть и такое, и, кстати, очень даже вкусная вещь. В первый день «отдыха по-русски», мы очень испугались, что солнце больше не будет, поэтому так сильно перезагорали, но кто ж знал, что все оставшиеся 8 дней солнце будет палить, как сумасшедшее. Но мы все равно не отказывали себе в море, солнце и мороженом, потому как у нас-то в Сиане на тот момент было минус двадцать холода.
На пляже к нам подсел мужчина из России. Он приехал на Хайнань на 6 дней, остановился в гостинице с видом на море. По-китайски, конечно же, он не говорил. «Принесло на нашу голову…» - злобно сказала подруга. Я согласно кивнула. В Москве мы с Аленкой учимся на переводчиков, а бесплатно переводить мы не нанимались. Итак, за образование каждые полгода деньги в деканат носим. «И что его принесло в Китай на отдых-то? Да еще и без языка…» - удивлялись мы с подругой. Видимо, так же, как и всех остальных европейцев – Турция надоела. Мужчина сказал, что был уверен, что в Китае все говорят на английском. Мы с подругой только ухмыльнулись, так как у большинства китайцев знание английского ограничивается словами «Hello» и «Money». Конечно же, как только он узнал, что мы говорим по-китайски, сразу же начал расспрашивать, где мы кушаем, куда мы ходим. А мы еще не так уж соскучились по русскому языку и своим согражданам, поэтому мы вежливо сослали его к Мао в мавзолей. Нам, конечно, было жалко дядечку без знания языка, но портить себе отдых общением с третьим-лишним нам не хотелось, тем более, что первые четыре дня отдыха были уже безнадежно испорчены.
«Laoban, мы бы хотели купить комнату еще на 4 дня?» - попросили хозяйку гостиницы мы. «Через 2 дня приходите – поговорим…» - ответила женщина, добавив, как всегда, что мы «очень красивые, очень умные и хорошо говорим по-китайски».
«Никита звонит!» - крикнула мне Аленка из комнаты. Никита – это наш одногруппник, который постоянно о нас волнуется. Аленка разговаривала с ним по телефону, а я застирывала свою белую майку, на которую я прошлой ночью капнула шоколадным мороженым. Пятновыводителей в этой прекрасной стране нет, нормальных порошков – тоже, а стиральные машинки отстирывают хорошо только вещи, купленные в Китае. «Ну, что сказал Никита?» - поинтересовалась я. «Я не могу с ним разговаривать!» - посетовала подруга: «С этим русским языком у меня языковой барьер… Только что с laoban по-китайски говорили, а потом Никита позвонил… Тяжело перестроиться…» - я ее очень хорошо понимаю. 5 месяцев в Китае и мой английский равен нулю, 5 месяцев в Китае и мой русский равен единице. Между собой общаемся только элементарными бытовыми фразами, а язык «Пушкина и Толстого» потихоньку вытесняется из моей головы языком «Мао и Конфуция».
«О, смотри европейцы!» - сказала мне Алена, когда я стояла в очереди купить сахарный тростник. Это такая на вид совершенно не съедобная палка, которая на деле оказалась очень даже ничего – откусываешь от палки кусочек, жуешь его, а потом выплевываешь, а во рту остается приятный сладковатый вкус. Короче, еда для анорексиков, которые очень любят сладкое, но есть его не могут. Женщина из России пыталась купить килограмм мандаринов, не зная китайского языка – смех сквозь слезы. Она показывает на пальцах «один», китаянка кивает и насыпает ей тот самый «один», который она просила. Русская смотрит и не понимает, почему китаянка ей насыпала вместо килограмма мандаринов полкило. Ответ прост – вся загвоздка в том, что в Китае «один» означает «yi jin», то есть полкило, а в России «один» это килограмм. Так что чтобы купить килограмм мандаринов, женщине надо было просить у китаянки «yi gong jin», то есть «целый килограмм». Вот такая вот разность менталитетов. У китайских торговцев есть даже свой язык жестов – 1, 2, 3, 4 и так далее, совершенно отличный от европейского, так что будьте осторожны, показывая в Китае что-то на пальцах. «Насыпьте ей килограмм мандаринов!» - говорю я по-китайски. Китаянка обрадовалась, что хоть кто-то говорит на родном ее языке и исправила ошибку. «Говорите по-китайски?» - спросил мужчина, который сопровождал русскую женщину. «Да…» - просто кивнула я, надкусывая свой сахарный тростник. «А что вы тут на Хайнане делаете?» - спросила женщина. «Отдохнуть приехали…» - ответила Аленка, доедая вареную кукурузу: «Мы живем в соседней провинции, в Сиане…» - сказала подруга. Русские переглянулись, видимо, пытаясь понять, зачем нам нужен в жизни китайский язык. Это, кстати, самый распространенный вопрос, после того, как ты говоришь, что учишь этот язык. Очень тяжело объяснить человеку, не имеющему отношения к Китаю, ЗАЧЕМ действительно я его учу. Поэтому мой вечный ответ на этот вопрос: «А просто так». Это в лучшем случае, в худшем – в мавзолее Мао всегда рады гостям. «А где вы едите?» - спросил нас мужчина. «В Макдональдсе, конечно…» - ответили мы с Аленой в один голос. Они с интересом покосились на двух тощих красоток – блондинку и брюнетку, которые с искренней любовью в голосе, говорят «МакДональдс». Они же не знают, что кроме курицы мы там ничего не едим. «А на улице не едите?» - переспросил мужчина. «Не едим, и Вам бы не советовали…» - сказала Алена. «А мы вот поели – так вкусно…» - сказала женщина, с излишней самоуверенностью. «Вечером вы измените свое мнение…» - сказала себе под нос Алена. «Удачи Вам в Китае!» - улыбнулась я, и мы с подругой пошли прочь от ничего не понимающих в китайской жизни русских. Очень комично смотрелось со стороны, как две девятнадцатилетние девчонки учили жизни двух взрослых людей.
«Ален, ты прикинь, моя майка пропала!» - за окном болталась пустая вешалка, на которую я повесила свою белую майку. В этот день было достаточно ветрено, поэтому с моей стороны было опрометчиво вешать майку на вешалку за окно. Под окном ее так же не было. «Ну что ж… Это лишний повод сюда вернуться…» - засмеялась подруга. «Если только с родителями…» - покачала головой я.
Через два дня мы пришли оплачивать комнату. «Ваш гид мне сказал, что вы въезжаете только на 4 дня…» - развела руками наша laoban: «Дешевых комнат по 140 юаней больше нет, поэтому с вас 160…» - «Окей…» - ответили мы, отсчитывая плату до 29 января.
«Опять на пляж?» - спросила меня подруга. В ее голосе энтузиазма было еще меньше, чем отразилось на моем лице, когда я услышала вопрос. За эти два дня наше положение усугубилось – все тело начало шелушиться от загара, передвигались мы со слезами на глазах, потому как ноги были обожжены до невозможности. Кто же знал, что в Китае культ белой кожи? Кто же знал, что купить крем от загара здесь невозможно? Если представить китайский идеал красоты с огромными голубыми линзами на пол глаза, с выбеленными волосами, нарощенными ресницами и белой-белой кожей, то девочка из ужастика «Звонок» по сравнению с этим существом будет просто королевой красоты.
В Китае есть замечательная традиция – воровать вещи на границе. Эти ворованные вещи продаются на ночных рынках. Вот на такой вот рынок, гуляя в один из дней по Санье Вань, мы с Аленкой и наткнулись. Джинсы Guess 250 рублей, Gucci 300 рублей – паленые или нет, точно сказать не могу, потому как на улице было темно и швы разглядеть мне не удалось. Китайцы же сами без примерки и осмотра товара берут пары по три за такую цену и радостно их потом носят. Мне кажется, что с каждым китайцем в детстве проводят воспитательную беседу, которая оказывается отправной точкой в становлении личности молодого человека. Темы этой беседы касаются внешности – не дай бог высокий рост или излишний вес (китайцы поражают европейцев своей худобой, а еще больше поражают тем, КАК и ЧТО они при этом едят. Очень известная в Сиане булочная Maky Bakery – самое любимое место для китайцев. Не однократно видела девушек модельной фигуры, выходящих из этого места с огромными пакетами мучных изделий); размер ноги (самый распространенный в Китае женский размер ноги – 36-37. Если ваш размер ноги меньше и вы европеец, то продавцы все равно будут упорно подсовывать вам эти два ходовых размера. Мой размер ноги 34, так мне просто не верят, пытаясь продать мне 36. Найти нормальную обувь в Китае крайне сложно, поэтому лучше везти все с собой. Но если на маленькую ножку еще хоть как-то можно что-нибудь купить, то человеку с размером ноги от 39 это вообще не реально. Особенно женщине – придется покупать мужские кеды.). После этой воспитательной беседы каждый молодой китаец уясняет себе раз и навсегда установленные партией параметры и придерживается их всю оставшуюся жизнь.
На ночном рынке так же продавались сумки, украшения, футболки и прочая одежда. Цены достаточно дешевые, поэтому грех был не зайти прикупить что-нибудь. Только я начала рассматривать футболку, на которую, чтобы мне было лучше видно продавец светил фонариком, как я услышала сакраментальную фразу “gong’an lai le”, и рынок моментально куда-то исчез. Эта фраза переводится как: «Приехала полиция». Торговцев как ветром сдуло, видимо, сказывается многолетний опыт работы в такой области. За две-три минуты продавцы покидали в сумки вещи и побежали ловить такси. Вот так от меня убежал ночной рынок на Хайнане…
На пляже мы все-таки появлялись каждый день. Еще бы, мы отдали столько денег за билет ради того, чтобы позагорать и поваляться на пляже, поэтому даже в нашей плачевной ситуации на пляж мы все равно приходили. С нами по-прежнему все желали сфотографироваться. Некоторые спрашивали разрешения, а другие просто вставали рядом и фотографировались. Наверное, это все потому, что на всем пляже мы с подругой были только две европейки. Китаянки приходят на пляж закутанные и самое раздетое место у них это лицо, мы же с подругой в открытый и красивых купальниках привлекали взгляды всех представителей мужского и не только пола. У меня вообще плюс к открытому купальнику еще и пирсинг в пупке и татуировка внизу живота в виде ярко-розового зайчика плейбой. Вот я однажды я в таком виде лежу на пляже, лицо намеренно прикрыто полотенцем, чтобы больше не обгорать, а вокруг меня собрались мужики на рикшах – сидят и обсуждают мою татуировку, ласково называя ее “xiao tuzi” (маленький кролик). А потом кто-то, не стесняясь, подошел ко мне и начал фотографировать отдельно взятые части тела. Спрашивается, зачем человеку фотографии европейки с полотенцем на лице? Единственное, чем я оправдываю этих людей, тем, что они китайцы – этим все сказано.
Вечером мы пошли гулять по городу – погода была хорошая, тем для разговоров было много. Мы сами не заметили, как заблудились. Дошли до моря, посмотрели на горы. Немного не по себе, когда в темноте над тобой нависают эти исполинские возвышения, а ты стоишь совсем рядом. Пять часов мы пытались выйти на ту улицу, по которой можно было дойти до нашей гостиницы. Два раза мы тормозили таксистов, показывая им визитку нашего отеля, даже с нарисованной сзади картой – они махали на нас рукой и уезжали, отвечая на это: «Wo bu zhidao lu» (Я не знаю дорогу). Пришлось самим ориентироваться в незнакомом городе в 12 часов вечера по названиям улиц, написанных на перекрестках. В итоге, после 5 часов блуждания по центру города, нужная нам улица сама нашла нас на светофоре, и мы радостно добрались до отеля, усталые, но счастливые. Если учесть, что все эти пять часов я таскала с собой тяжеленный пакет с босоножками, то очень легко представить мои ощущения. Я уже писала выше о том, что мой размер ноги далек от стандартов, поэтому я покупаю обувь везде, где только могу найти что-то более-менее подходящее. Вот и с Хайнаня я везла босоножки.
«Достало меня все…» - утром сказала я Аленке: «Пойду постригусь!». Уже год я отращиваю волосы, чтобы наконец-то из черного цвета вернуться в натуральный темно-русый. Вот я и решила, что надо постричься, чтобы процесс возвращения к натуральному цвету шел быстрее. «Может не надо?» - переспросила меня Аленка. Но я твердо решила сделать это.
В первой попавшейся под руку парикмахерской я наткнулась на шайку гоблинов. Отвратительные внешне китайцы и китаянки, с окровавленными ртами (как потом оказалось, что это была не кровь, а какие-то ягоды с красной мякотью, которые китайцы с Хайнаня очень любят есть. Я же сделала наблюдение, что едят эти ягоды в основном китайцы-буддисты, как мы их назвали про себя «китацы-платочники», потому как их женщины постоянно ходят в платках) и злобными глазками, они приглашали меня войти внутрь. Конечно же, именно в этой парикмахерской мне и приспичило постричься. Мыли мне голову водой из пластиковой бутылки – наивные люди решили, что мои пышные и кудрявые волосы возможно промыть таким образом. Потом они отчаялись, потому что извели на мою голову 5 бутылок воды, но без толку, китаянка-парикмахер все-таки отвела меня к ванне. «Как ты хочешь подстричься?» - спросил меня китаец. «Коротко…» - отвечаю я. «Но это будет не красиво…» - расстроился он. Дело в том, что у меня очень кудрявые волосы, а в Китае культ очень прямых волос. «Может тебе выпрямить волосы?» - спросил меня китаец. «Нет, спасибо…» - злобно ответила я, в тайне глумясь над наивностью бедного парикмахера, ведь, чтобы выпрямить мои волосы надо убить на это целый день и то, результат будет до первого мытья головы. Мой друг как-то сказал, что мне бы пошли прямые волосы, и что в Китае мне стоит это сделать, потому как независимо от длины волос цена стандартная – 100 юаней (500 рублей). «Ты же русский человек! Надо хоть раз в жизни совершить какой-то безбашенный поступок!» - говорил мне друг. «Хватило того, что я сделала себе здесь татуировку…» - ответила ему на то я. Кстати, татуировка в один коробок, полностью закрашенная розовым цветом стоила мне 100 юаней.
«Может, сходим куда-нибудь вечером?» - спросил меня парикмахер, улыбаясь. Эта улыбка почему-то меня испугала. «Нет, спасибо. Wo you nan pengyou…» - (у меня есть парень) – ответила ему я, мысленно вспоминая солиста группы «H.I.M» Вилле Вало и сравнивая его внешне с этим китайцем. Вилле выиграл, поэтому я отказалась. То, что получилось у меня на голове после нашествия китайцев трудно назвать идеальной прической – что-то среднее между Жанной Фриске, Холли Берри и Марлой Зингер из «Бойцовского клуба», но мне понравилось. Так что я отдала ему 30 юаней, и мы с Аленкой пошли домой. «Мне кажется мою прическу портит обожженное лицо, ты не находишь?» - спросила я подругу. Та промолчала, потому как темы лиц мы старались не затрагивать – у обеих были с ними проблемы. Мы мечтали о мягком детском креме или же о коричневом тональнике.
Вечером мы снова пошли гулять. На Хайнане вечерних развлечений не так-то много – ни кинотеатра, ни ночных клубов мы не нашли, так что кроме как гулять вечерами заняться было больше нечем. Китайцы же по вечерам развлекают себя едой. К вечеру открываются xiao chi (закусочные) по всему городу, и довольные очередным приемом пиши жители поднебесной сидят на улице за столиками и радостно уплетают за обе щеки вкусные и не очень вещи. У нас в Сиане, например, вечерами на улицу выезжают тележки, от которых за километр пахнет плесневелым сыром в купе с нестиранными месяц носками. Это dou fu (соевый творог). Если учесть, что второй иероглиф – fu переводится как «разлагаться, разложение», то нетрудно догадаться по какой причине от этого «блюда» исходит такой «аромат». Из тех русских студентов, которые приехали в этом году вместе со мной никто так и не решился попробовать это чудо-блюдо, потому как одного запаха достаточно, чтобы на всю жизнь отвратить человека от приема такого рода пищи внутрь. На Хайнане же доуфу не так уж популярно. Хоть там мы отдохнули от этого вечного тухлого запаха.
Мы с Аленкой шли по вечернему Хайнаню и ничего не предвещало никакого разнообразия. Пока случайно на перекрестке мы не встретили одну светловолосую девушку. Она окликнула нас по-русски, чему мы крайне удивились, потому как в Санье Вань, как я уже писала, русских было крайне мало, не то, что в Дадунхае. Светловолосая девушка представилась Таней. Она жила в Москве с мужем-китайцем и двумя детьми, а на Хайнане жили его родители. Таня предложила нам съездить в Дадунхай в русский бар «С.С.С.Р.», где можно было выпить и потанцевать. Мы не отказались, хотя ввиду наших ожогов от загара лучше было бы остаться дома. Пока мы искали банкомат, чтобы снять деньги, Таня рассказала нам страшную историю о том, как воруют в Китае деньги и мобильные телефоны – нагло и не напрягаясь. Тебя толкают, извиняться, предлагают помочь, и пока ты стоишь и улыбаешься «спасителю», он обчищает твои карманы или сумку. В Китае вообще деньги лучше класть в разные места, чтобы, если вдруг часть денег украли было на что доехать до дома. Мобильный телефон лучше купить по дешевке в Китае на время пребывания, потому как европейские марки мобильных лучше не носить с собой – они вызывают слишком много интереса и ажиотажа со стороны местного населения, которое zhende (настоящий) самсунг или нокиа видели только по телевизору. Я приехала в Китай с сенсорным самсунгом, который еще ко всему прочему и раскладной – такой мобильный в Москве-то не найдешь, потому как он был выпущен ограниченной серией, а в Китае – тем более. В Китае я телефон покупать не стала – он мне без надобности, а мой самсунг лежит теперь дома и используется только как будильник, хорош будильник за 15 тысяч рублей.
«А что ты без мужа?» - спросили мы Таню, когда приехали в бар. «Да ну его…» - ответила девушка: «С ним скучно…». Это мы и сами поняли, потому, как китайские представители сильного пола крайне отличаются от европейских. Они в ночные клубы ходят не танцевать, а пить, в тренажерный зал, чтобы поболтать и посмотреть на европейских девушек. А напиваются жители поднебесной быстро. Какая там русская водка, если после пива они уже не стоят на ногах. А пьющие китаянки – это вообще плачевное зрелище. В Сиане есть один ночной клуб «Salsa», мы постоянно тусовались там, пока были в Китае. Бедный женский туалет этого клуба рассказал бы столько историй о том, как кого и где тошнило. Китаянки танцуют мало, еще бы, так напиваться – не до танцев. Поэтому все мужчины-китайцы восторженно смотрят на европейских девушек, стараясь как можно чаще и наглее «прикоснуться к прекрасному». После моих танцев в клубе мужчины китайского происхождения приходят домой в синяках, потому как моя жизненная позиция: «Смотреть – смотри, а если руками, то останешься без них…». А что делать, когда ты в Китае одна, а любителей европеек полно. Если можно было всех мужчин-китайцев переправить в Россию, а всех русских парней в Китай, то было бы, наверное, вселенское счастье. Потому как китайцы бы были в восторге от русских девушек, а русские парни в свою очередь от китаянок. Может и генофонд укрепился бы. Но только вот не все русские девушки так уж хотят встречаться с китайцами. Да и тем более, это не так-то просто. Особенно если учесть, что в Китае сейчас идет своеобразная тенденция равноправия. Моя преподавательница по-китайскому рассказывает, что не раз видела, как китаец бьет свою девушку по лицу, и она отвечает ему тем же. Для них это в порядке вещей, а европейскому человеку это дико.
А вот Таня не побоялась выйти замуж за китайца, и я очень надеюсь, что она счастлива в этом браке. Мы приехали в бар – там было разнообразие родной русской кухни: блины, пельмени, оливье… Я заказала блины и виски с колой. Блины мне не понравились, видимо, организм уже отвык от русской еды, а вот коктейль был очень даже ничего. Напротив нашего столика стоял еще один, за ним сидели русские. Я поняла, что я очень отвыкла от своих соотечественников. На лицах девушек за столиком так и читалось: «Я самая богатая, значит, я самая красивая…», и спутники были под стать им. После «простой жизни» в Китае смотреть на то, как европейцы что-то из себя лепят крайне комично. Одна из девушек была прямо-таки эталоном красоты для русского парня: выбеленные волосы, перезагоравшее в солярии лицо до состояния йодной сетки, силиконовая грудь и розовая майка с джинсами. Вторая была брюнетка с французским маникюром на нарощенных ногтях. А третья была чуть моложе своих подруг, она не расставалась со своим айфоном ни на минуту, даже когда ела. Что до нас с Аленкой и Таней, мы были одеты, как люди, которые приехали отдыхать в КИТАЙ и знали, что такое китайская жизнь. Шорты, шлепки и майки. Вы не поверите, но я в своих черных шортах ( правда они были от Дженифер Лопес) и белой майке выглядела намного уместнее и лучше этих трех дам. А главное, что мне ничего не мешало танцевать под живую музыку. Я, человек, который слушает рок в стиле H.I.M и Marilyn Manson, никогда не думала, что буду танцевать под русский шансон. Но дело не в музыке. А в настроение, которое в этот вечер было отличное. Таня оказалась очень не плохой девчонкой, веселой и общительной. Так что этот вечер был очень хорош. В «С.С.С.Р.» баре был очень прикольный русский официант Денис. Хорошо запомнился один случай: у меня сломалась зажигалка, а в баре купить было нельзя. Денис подошел и починил ее. Таня его спросила в шутку: «Ты что, механик?». На что Денис ответил: «Нет, мужик…». По больше бы нам вот таких мужиков, цены бы не было России. К часу бар закрылся, Таня поехала продолжать вечер в скай-бар. А мы с Аленой решили вернуться домой. Таня посадила нас в такси. Таксист как всегда заломил цену до 35 юаней. Таня обняла его и сказала: «25 юаней…». Таксист расплылся в счастливой улыбке, что красивая светловолосая русская девушка обняла его, и он отвез нас до дома за 25 юаней. С этих пор, я теперь тоже обнимаюсь со всеми продавцами и таксистами, чтобы скинуть цену, что самое интересное – помогает.



«Дорога домой»

Вот и подошло время лететь обратно домой в Сиань. Последние дни настроение все чаще было плохое, стало скучно, было нечем себя занять. Даже трупы огромных тараканов по углам меня больше не пугали. «Хочу домой… В XiBei…» - страдала моя подруга. Нет бы, чтоб сказать в Москву… Хотя, теперь наш универ XiBeiDaXue (Сианьский Северо-западный университет) стал нам родным домом.
Наконец-то наступил день уезда. Мы пообедали в Мак-Дональдсе и отправились на такси в аэропорт. Таксист заблаговременно осведомился, какой нам нужен аэропорт: для перелетов за границу или по Китаю. Мы выбрали второй, и нас вместе с нашими чемоданами, выгрузили на входе. Точнее, это были не чемоданы, а один рюкзак и две сумки. Одну из них, мою, конечно же, мы собирали вдвоем и вдвоем же пытались застегнуть. Вспомним, что я везла с собой помимо всех вещей, еще и купленные в Санье Вань босоножки и «инсектицид» – крайне важная вещь, ведь мы совершенно не хотели привезти обратно этих перекормленных тараканов. С последними я снова встретилась утром в день уезда, труп «чудесного» насекомого я нашла в душевой. Правда, когда мы пришли после обеда забирать свои вещи из номера, то таракана там уже не было – все было убрано, аккуратно разложено. «Все для гостей» - был девиз этой гостиницы. Только там еще надо было подписать «совсем», чтобы полностью отразить всю философскую подоплеку этого девиза, имея в виду прокуренные шторы, отсутствие горячей воды и тараканов.
На этот раз мы все-таки сидели в нужный нам аэропорт, что нас крайне удивило. «Не уж-то жизнь налаживается?» - радостно спросила меня подруга. Отнюдь, потому как мы просто не могли улететь без эксцессов. В Сиане, куда мы летели, на тот момент было холодно, поэтому мы пошли переодеваться в теплые вещи в туалет. И если моя подруга все-таки зашла в кабинку, то я, совершенно не стесняясь посторонних китайских мужчин, переоделась прямо там, ловя на себе завистливые взгляды китаянок относительно моего пирсинга в пупке. В Китае сделать пир

Чертова свора-лучшее еще впереди!

Суббота, 06 Ноября 2010 г. 14:08 + в цитатник
Ожидается 5-ая и заключительная часть вампирской саги "Дрянная кровь", которая называется "Чертова свора". Наши герои всегда с нами...



Поскольку каждая из частей (на данный момент их 4: Дрянная кровь, Сказка с вампиром, В Рай!, Принц-чистокровка) написана совершенно по-разному. Каждая из книг самобытна и по-своему захватывает читателя. Пятая же часть будет совершенно иной... Привет Уиллу Берроузу и "Голому завтраку"!



перейдем от теории к практике... "есть чо" почитать...



Дом Энтони Маркуса Феррейна находился в одном из самых комфортабельных и дорогих районов Нового Орлеана. Бдительная охрана молчаливыми часовыми в униформе день и ночь охраняла дом рок-звезды от нежелательных посетителей. Камеры видеонаблюдения были установлены по всему периметру участка, на котором располагался дом Феррейна-младшего. Около дома стояла любимая машина Энтони – «лучезарная» «Бугатти», как прозвали ее журналисты всего мира, пищащие статьи о популярном певце. В гараже стояли еще две машины: ярко-красная «Альфа-Ромео», и черная «Бентли» - дань моде современности, потому как сам обладатель этих автомобилей принципиально ездил на любимой «Бугатти», и еще мотоцикл – «Харлей Девидсон» черный и с красными языками пламени на сидении – подарок от друзей на последний день рождения. Внешне дом рок звезды ничем не отличался от таких же домов по соседству в этом районе, но это было только внешне, ведь внутри весь дизайн его был выполнен по заказу хозяина. Стены, обитые красным бархатом, деревянный навесной потолок, кожаные диваны и кресла в гостиной и в комнатах, электрический камин - точная копия настоящего, бильярдный стол с сукном того же цвета, что и стены в доме. Все убранство жилища певца было пронизано холодной чопорной роскошью и дороговизной. Тяжелые громоздкие люстры делали убранство дома схожим с средневековым замком, с той лишь разницей, что вместо свечей канделябры были украшены обычными электрическими лампочками. Хотя эти люстры были скорее больше для декора, чем действительно использовались своим эксцентричным хозяином по назначению. Хозяин этого дома предпочитал яркому свету огромных люстр небольшие светильники, накрытые красными покрывалами, по два в каждой комнате, что делало их свет приглушенным и более приемлемым для глаз. Во всем доме царила полутьма. Бывший священник, а ныне один из самых популярных рок-певцов США Энтони Феррейн, солист группы “The priests” спал сном младенца у себя в комнате. Он развалился на шелковом черном белье кровати, которая занимала почти все пространство комнаты. Длинные до плеч каштановые прямые волосы рокера разметались по подушке. Окно было открыто, ветер гулял по комнате, развевая черные занавески спальни Энтони.
«Господин Феррейн, к Вам гости!» - раздался голос прислуги из динамиков. Энтони недовольно перевернулся на спину. Над его головой часть навесного потолка из красного дерева разъехалась, и взору рокера предстал огромный экран телевизора, на котором отображалось лицо его прислуги. «Кого там еще принесло в такую рань?» - недовольно спросил хозяин дома. Прислуга рок-звезды давно уже привыкла к эксцентричным повадкам своего хозяина и уже не обращала на них внимания, ведь под словами «в такую рань» Энтони Феррейн подразумевал двенадцать часов ночи. «Льюис Пендрагон» - ответила прислуга электрическим голосом из динамика.
«Льюис Пендрагон» - представился незваный гость, через десять минут, проходя в спальню рокера. Гость прошел в комнату неспешно, как будто заходил не в чужие владения, а в свои собственные. Его совершенно не смутила нагота хозяина дома, только лишь немного прикрытая шелковым одеялом, скорее наоборот, гостю это обстоятельство показалось даже забавным, он улыбнулся краем губ, но не проронил ни слова. С первых секунд, как ночной гость появился на пороге спальни рокера, Энтони сразу понял, что этот человек пришел по делу, и что он не покинет его дом, пока не решит все интересующие его вопросы. Феррейн-младший подложил под спину шелковую черную подушку, уселся поудобнее на кровати и приготовился к разговору: «Чем могу служить?» - с легкой снисходительностью в голосе, как обычно обращается хозяин дома к своим гостям, спросил парень. «Меня зовут Льюис Пендрагон, магистр ордена «Церкви Сатаны» Нового Орлеана…» - представился гость, усаживаясь в кожаное кресло напротив кровати рокера. «Какого черта? Кто пустил сюда этого человека?» - недовольно крикнул прислуге певец. Энтони ни пяти минут не сомневался, что гость его говорил правду. Весь его внешний вид: серые стальные глаза за стеклами дорогих очков в золотой оправе, в глубине которых скрывалось ни что иное, как усмешка и глубокое презрение ко всему бренному миру; коротко стриженные светлые волосы с легкой проседью; темно серый однотонные брючный костюм, все это показывало хозяину дома, что его гость действительно тот, за кого себя выдает.
«Мистер Феррейн, я прошу Вас выслушать меня и не прогонять раньше времени… Лучше уж мы с Вами будем говорить сегодня, чем завтра или послезавтра, когда я снова приду к Вам. Время – деньги, как бы сказал любой другой человек на моем месте, но поскольку, деньги для меня имеют наименьшее значение, я скажу так: время – мудрость, и буду как нельзя прав…» - заговорил незваный гость, смотря в упор на Энтони своими стальными серыми глазами. Его слова, его жесты и мимика были пронизаны какой-то древней мудростью и силой, не понятной простому человеку, но легко объяснимой, лишь только этот человек представлялся своим бархатистым мягким вкрадчивым голосом. Если бы таким голосом детям читались на ночь сказки, то все они выросли бы Белоснежками и Золушками. Только, увы, этот голос читал совершенно другие книги.
Энтони кивнул, хотя был совершенно не согласен со своим гостем. По мнению рокера, этого разговора не должно было быть вообще, ни сегодня, ни завтра, ни через триста лет.
«Святой отец, Вы счастливы?» - был следующий вопрос Пендрагона. Бывший священник скривился. Но не от вопроса, хотя тот тоже задел рокера не мало, а от того, что в последние года два-три Энтони пристрастился к такой пагубной привычке современной молодежи, как наркотики, а в частности кокаин. «Вампиры не могут от чего-то завесить или от чего страдать, кроме жажды крови…» - любил повторять его друг Арзи*. Благодаря ему теперь днем в баре Sunrise проходят занятия для малолетних вампиров до ста лет. «Суровая школа жизни», как шутил об этих занятиях сам Энтони, потому как это были больше не занятия в широком смысле этого слова, а скорее военные кружки дисциплины, где Арзи, по примеру Тайлера Дердена из «Бойцовского клуба» обучал «новобранцев» системе выживания в современном обществе. А Энтони не страдал от наркотиков, у него не было физической зависимости, зато была непреодолимая моральная тяга к умерщвлению, хотя бы внешне, своего организма и полнейшему разрушению себя, как личности. Бывшему священнику непреодолимо нравилось падать на самое дно бытия, разбиваясь там о скалы человеческого непонимания. «Я не священник!» - усмехнулся Феррейн-младший, совершенно не предавая значения присутствию гостя в комнате, он потянулся рукой за емкостью с кокаином в ящике. «Отличное решение проблем…» - усмехнулся Пендрагон, лицезрея действия хозяина дома. Энтони взял зеркало, высылал кокаин на зеркальную гладь двумя дорожками, кредитной карточкой аккуратно разровнял их достал из ящика комода смятую стодолларовую купюру и… «Какого хрена? Охрана!» - заорал священник, когда все его приготовления не увенчались должным успехам и весь кокаин оказался на кровати, на полу, на лице рокера, где угодно, но только не в носу. Магистр ордена «Церкви Сатаны» слишком проворно для человека его возраста поднялся с кресла и ровным, рассчитанным до миллиметра ударом левой руки отбросил зеркало с кокаином с лицо бывшему священнику. Магистр продолжал улыбаться, совершенно не придавая значения произошедшей ситуации. Он все так же спокойно уселся обратно в кресло и продолжил изучающее смотреть на Феррейна-младшего. «Я пришел, чтобы предложить тебе работу…» - властно сказал Льюис Пендрагон. «У меня уже есть одна…» - усмехнулся в ответ Энтони, вытирая тыльной стороной ладони с лица кокаин. Теперь эта ситуация начала забавлять парня. Ему было до ужаса интересно, зачем пожаловал к нему сатанист Пендрагон. В жизни рок звезды, пусть даже и мирового масштаба, происходит мало что из рода вон выходящего. Все стандартно и как у всех других кумиров человечества – концерты, вечеринки, выпивка, наркотики… Энтони Феррейну «повезло» больше, потому как в один из обычных дней его человеческого тридцатилетия, когда рокер был почти близок по своему душевному состоянию к самоубийству, на пороге его спальни возник магистр «Церкви Сатаны» и предложил ему работу.
«Тратить деньги своего рода на право и на лево?» - усмехнулся Пендрагон: «С каждым днем ты мне все больше напоминаешь Кристофа Риддла, чем себя самого…» - покачал головой гость.
«А Вам какое дело?» - зло ответил Энтони, понимая, что в сущности сатанист прав. Ведь он практически ничем не занимался по жизни, кроме своей группы. Тратил деньги, ходил в клубы, повещал вечеринки, пил, нюхал кокаин и спал.
«Потому что ты зарываешь свои таланты!» - парировал магистр: «Я официально открываю церковь Сатаны в Новом Орлеане, сам понимаешь, что лучше для этого места не найти… Мне нужен священник…» - говорил сатанист. «Смеетесь?» - улыбнулся Энтони. В его синих глазах заиграли веселые огоньки: «Кто Вам позволит открыть ее, ведь Джероми Майерс, чьми молитвами все беззакония Нового Орлеана были покрыты покрывалом тайны отошел от дел, а главное – где?» - спросил Феррейн-младший. «Ты наивно полагаешь, что мистер Майерс тут один такой, кто за деньги готов душу Сатане продать?» - со смехом спросил Пендрагон. «Ладно, проехали…» - пожал плечами Энтони: «И где же будет Черная церковь?» - «На месте церкви Святого Луи…» - ответил сатанист. Феррейн-младший зашелся в приступе гомерического хохота. Льюис Пендрагон удивленно воззрился на своего собеседника. «И что, прямо черным священником меня назначите?» - веселился Энтони. «Ну, да, а что такого?» - удивленно спрашивал Пендрагон. «А что я ни одной молитвы не знаю, это нормально?» - улыбался Феррейн-младший. Он все так же сидел на кровати, весь обсыпанный кокаином и безумно веселый. «Для тебя это никогда не было проблемой, Энтони Феррейн…» - усмехнулся в ответ сатанист: «Главное не молитвы, а дар убеждения…» - «А Вам какая выгода, мистер Пендрагон, если деньги Вас не волнуют?» - поинтересовался бывший священник. « «Сатанизм – официальная религия правового государства» - слышал такое?» - спросил с Пендрагон. Энтони покачал головой, удивляясь диковинной формулировке. «Чем больше людей будут придерживаться моих взглядов, тем скорее в этой стране наступят нужные мне порядки…» - доступно объяснил магистр. «А мне что с того?» - спросил Энтони. «Ну, тебе же нравится проверять терпение Бога на прочность и себя на порочность… Еще одна отвратительная вещь в твою копилку саморазрушения, как тебе?» - усмехнулся Льюис Пендрагон. И попал в точку. «По рукам...» - засмеялся Феррейн-младший. «Я знал, что мы с тобой поладим…» - кивнул ночной гость и не прощаясь, вышел из спальни Энтони. «Какой редкой отвратительности человек…» - подумал про себя бывший священник, улыбаясь и раскатывая новые дорожки кокаина на зеркале: «Хотя, точнее, он не отвратительный, он никакой! Просто серый человек, из тех людей, которые, когда двое их друзей дерутся, встанут в сторонке и подождут, чем это все закончится… Люблю таких людей! По крайней мере ты точно уверен, что нож они тебе в спину воткнут в любом случае…».
 (404x479, 33Kb)

Серия сообщений "Новости!":
Часть 1 - Доброе время суток!
Часть 2 - Чертова свора-лучшее еще впереди!
Часть 3 - "Другая анорексия"
Часть 4 - "Голод". Рецензия
...
Часть 33 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 34 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в кафе-баре "Пьяный Эклер"
Часть 35 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"


Сборник стихов "Страна чудес"

Пятница, 05 Ноября 2010 г. 14:01 + в цитатник
Сборник стихов «Страна чудес» автор: Катя Паника


«Три точки»

Мне с тобою хорошо,
Пишешь мне красивых писем.
Чересчур ты напряжен,
От меня ты независим.
В голове твоей полно умных фраз, красивых песен,
Ну а мне не все равно, почему ты так не весел...
Думаешь о ночах днем,
Веришь только ее слову,
Ну а мне не все равно,
Что бежишь ты к ней по зову.
Говоришь ей про любовь,
И меня ты обнимая,
Что играет в жилах кровь,
Что понять тебя должна я...
Слишком много есть в тебе,
Что меня так заставляет
По ночам писать тебе
Грустные стихи в Китае...
За окном рассвет грядет,
Ну а я не сплю сегодня,
И никто нас не поймет,
Почему мы как изгои...
Ты во лжи своей погряз,
Я в любовников играю.
Каждый раз - то в бровь, то в глаз
Мы ночами умираем...
Слишком много есть в тебе,
Что меня так заставляет
По ночам писать тебе
Грустные стихи в Китае...


(Китай, Сиань, 2009)



«В ту ночь, когда мы ушли…»

В ту ночь, когда мы ушли,
В ту ночь было слишком темно.
В ту ночь мы друг друга нашли,
Но вместе мы были давно…
И каждому было известно,
И каждый из нас точно знал,
Что двоим в этом мире так тесно,
Что мир от обоих устал…
И каждый из нас потерял все,
Но каждый из нас нашел
Смысл жизни друг в друге,
Но внезапно конец подошел…
Мы верили, знали, любили,
Но это не помогло…
Мы были тем, кем мы были,
Но было уже все равно…
И каждый из нас не поверил,
Что все так быстро прошло,
И каждый из нас измерил
Всю жизнь свою громким «Но»…
Мы верили, знали, любили,
Но это не помогло…
Мы были тем, кем мы были,
Но теперь уже все равно…
В ту ночь, когда мы ушли,
В ту ночь было слишком темно…
В ту ночь были тем, кем мы были…
В ту ночь стало вдруг все равно…

(Китай, Сиань, 2009)


«Сид и Нэнси»

Я буду свободной, буду как птица
Наверное надо нам с тобой проститься...
Я больше не буду такой же послушной,
Я не отдаю тебе сердце и душу!
Я просто уеду в холодную зиму
Родными губами шепча чье-то имя...
Ветрами, машинами, поездами
Наверное это любовь была с нами!
Снегом, мыслями и сигаретами
Поеду я в новую жизнь без билета...
Забуду тебя, сожгу твое имя,
И ты без меня точно будешь счастливее!
Без тени сомнения и левых мыслей
Я выброшу фотки, где мы близко-близко...
Ты не мой Сид, я не твоя Нэнси
И никогда больше не будем мы вместе!



«Милый»

У тебя красивые глаза цвета мокрой корицы,
Говоришь о любви ко мне, как к сестрице.
Черные волосы на плечи спадают,
Я снова жду, где тебя носит, не знаю...
Поешь мне песни голосом Молко,
Схожу с ума по тебе, а толку?
Сигареты и виски с колой приносишь,
Когда неожиданно все-таки в гости заходишь.
Миллион неотвеченных на твоем телефоне
И все от меня, но ты по-прежнему вне зоны…
«Милый» - для тебя просто слово,
Мне же оно до боли в сердце знакомо!
Курили вдвоем, на полу кухни сидели,
На двоих один плеер, помню, Placebo пели...
Ты говорил, что мне пойти бы в модели,
Я ответила: «Доживу до 20-ти ли?».
Ты улыбался, как всегда, немного из порно,
Я прятала глаза, чтобы не казаться вздорной...
Китайский иероглиф тату на предплечье,
Ты говорил: «Любовь», но он значит: «Увечье».
Когда изредка звонил, говорил: «Хочу повеситься!»
Я тут же приезжала и виски с колой – весело…
Тогда был красивый красный вечер,
Был закат, ты был кокаиново весел...
Сидел на подоконнике, болтая ногами,
Говорил со мной Шекспира словами.
Еще один виски, и еще сигарета,
Почему ты решил умереть?
Я до сих пор не верю, что тебя больше нет…


Китай, Сиань, июнь, 2010.


«LUV»

Какая же это любовь,
Когда застрелиться-повеситься-утопиться?
Когда целыми днями из рук все валиться?
Когда ты умираешь вместе с кем-то другим,
А я остаюсь одна и с одним?

Какая же это любовь,
Когда крутится-вертется-убегает?
Когда каждый из нас невыносимо страдает?
Когда ты продаешься, и я продаюсь с тобой вместе?
О чем ты думал, когда предлагал мне руку и сердце?

Какая же это любовь,
Когда не рядом-не вместе-не близко?
Когда я целыми днями пью чистый виски?
Когда ты убиваешь, я убиваю тоже,
Поди-разберись, что в этой жизни дороже?

Какая же это любовь,
Когда я пью-курю-растворяюсь?
Когда целыми днями по городу шляюсь?
Когда ты покупаешь, я покупаю вдвойне?
Когда это было, что я на тебе, ты на мне?

Какая же это любовь,
Когда между нами кто-то?
Когда постоянно я по телефону «Лола»?
Когда ты врешь, я вру за двоих себе?
Когда ты продаешься, я ползаю по стене?

Какая же это любовь,
Когда друг без друга лучше?
Когда я уже не жена, а ты не муж мне?
Когда ты спишь с ней, я сплю у него?
Но дороже тебя в этом мире так и нет никого…



Китай, Сиань. 2010


«Девочки-анорексички»

Девочки голодом и кофе пропитаны
Думаем трудно, говорим битами.
В пальчиках тонких сигарета зажата,
Каждая думает, что это так надо.
В нас влюблены миллионы парней,
Мы же верны одной только ЕЙ!
В наших глазах голод, но страсть
Наши фигуры дают нам власть!
Нашими именами исписаны стены,
На бледных руках синеют тонкие вены.
В модных журналах о нас часто пишут,
Завистливых слов мы просто не слышим.
Таблетки, чай, кофе и сигареты
Выглядим мы, как куклы-барби с портрета.
Честны с собой, но лживы с другими.
Анорексия – вот наше имя!
Наша мечта быть, как ОНА,
И мы побеждаем!
Ведь наша вера сильна.


«За окном Амстердам»

У нас сегодня за окном Амстердам.
Ты с чашкой горячего кофе смотришь на дам.
Я с печатной машинкой и кашлем за столом
Жду снова ночи, не надеясь на наше «потом».

Ты очень циничен, когда говоришь обо мне,
Колкие фразы бьют по лицу, как по стене.
Утираю слезы длинным теплым шарфом.
Твои утренние скандалы устал уже слушать весь дом.

Ты слишком критичен, когда говоришь про любовь.
При встрече сердце спокойно, не стынет в жилах кровь.
Холодное прикосновение некогда горячей твоей руки
В кафе за углом, где-то на берегу жизни реки.

Ты так хотел, чтобы за окном был наш с тобой Амстердам,
Чтобы женщины любили тебя молодые не по годам.
Чтобы мои поклонники слали в коробках цветы,
Исполняли все мои странные голубые мечты.

Кофе допит, я по клавишам печатной машинки стучу.
Чай с мятой и теплый шарф в жару не снимая ношу.
Запах в доме от тонких ментоловых сигарет.
Я пытаюсь жить дальше, но сил никаких больше нет.

За окном ночными огнями зазывно горит Амстердам.
Ты снова в объятиях своих молодых и развратных дам.
Стучу по клавишам, пытаясь заглушить свои мысли:
Мы не вместе, снова по одному, так не близки...


Китай, Сиань, июнь, 2010.

(посвящается Бр. М.)



«Серое небо Лондона»

Серое ночное небо Лондона.
Когда-то мы с тобой под ним были свободные.
Любили друг друга, как в пьесе Шекспира,
«Мы слишком родные» - тогда я тебе говорила.

На Бейкер стрит Шерлока Холмса ждали,
Секс Пистолс слушали, «Боже, храни королеву!» - кричали.
Таурский мост помнит поцелуи наши,
Старый Лондон так и не заметил пропажи...

На Трафальгарскую площадь гулять ходили,
В «Старбаксе» любимый каппучино-кофе пили.
И умирали ночами под песни Битлз,
На хорошем британском английской: «This is the way your life is»...

Странно теперь бродить по пустым улочкам Лондона,
Сжимая в руках свои сердце и душу поломанные.
Искать в толпе твой любимый «берберри» шарф
И думать, что могло все сложиться не так.


(Китай, Сиань, июнь 2010)

посвящается Бр. М.


«уДУШье»

В душЕ и дУше вода слезами льется.
К ней покой, наверное, больше не вернется...
По синим венам бежит пузырьками раствор.
Кто просит – простит, остальных в «игнор»...
Парами со дна ванны поднимется лето,
То самое, где он, она и полуночное эхо...
Прервать бы эти глупые воспоминания,
Лезвием вены рубить в глубине подсознания...
Зеркало жаром ее тела покрыто -
Не видно пирсинга, татуировок и ночного бронхита...
Девочка его, раньше такая желанная
Теперь остается одна в пустой ванной...
Светлые волосы от жара такие черные,
Словно тогда летом, когда были знакомы...
Оборвать стук сердце и эйфорию по венам -
Извращение ума передается с генами...
Распелести вместе с дредами на голове безумные мысли,
На их место поставить пол-литра крепкого виски...
Боль на боль она целыми днями меняет,
Боль в душЕ болью в дУше, как виски колой разбавляет...


«Белый кролик»

В погоне за белым кроликом
Бездумно лезешь в норку его.
Он занят своими делами,
Он снова затеял игру между вами!

Маленький чайный сервиз,
Ты не его Алиса, миллион таких, как ты Алис!
И это не Страна чудес, это даже не Волшебный лес…
Обычная в «сталинке» квартирка с одним окном,
Через которое даже летом не увидишь солнце днем…

Голубые глаза его отдают немного красным.
Ты ждешь его у окна каждый день напрасно.
Не стоило верить в волшебную сказку,
Подпускать слишком близко, идти по его подсказкам!

Из шляпы фокусника достает он конфеты,
Чтобы загладить свою вину, что дома не был…
Розы белые в красный ночами красит,
Чтобы утром шипами тебя в терновый венок украсить!

Королева волшебный страны не ты!
Шахматы ставит на карту твоей мечты…
Смеется, когда тебе хочется плакать,
Целует так нежно, похоже на бархат…

Часы на руке его давно перестали идти.
Кричишь ему в след: «Милый кролик, постой, погоди!».
Он по своим делам, как всегда, спешит.
Он говорит, что нет между вами обид!

Розами, розами красными дом ваш украшен,
Картами, картами, играми мир ваш загажен!
«Алиса, проснись!» - кричат все вокруг знакомые,
Только ты под аккомпанемент его часов на руке ведомая!

Не прыгала в норку, проснулась бы утром счастливая…
Дочитала бы книгу свою и забыла бы…
Но кому еще кролика белого видеть доводилось?
Сама не заметила, как тут же в него влюбилась…
И навсегда ему доверилась…

(Китай, Сиань, 2010)


«Мы в Амстердаме»

Мы в Амстердаме молоды не по годам,
Нас много и мы играем на смерть дам-не дам!
Смеемся в лицо тем, кто предупреждал!
Мы не верим ни слову, ни блику их зеркал.

Здесь можно все, и все можно купить.
Мы слишком клубные, зачем нам просто так жить?
"Без прикрас" - это лозунг совсем не к нам,
Ведь мы из Амстердама, молодые не по годам!

Все в скинни-джинсах от самого последнего Готье
Гостиницы заполнены укуренными нами в хлам портье
И чемоданы Луи-Вьюттон рвутся от дорогих вещей
И каждый из нас родителям в трубку: "Мама-папа, я гей!"

Рядами дорожки кокаина на глянце журналов,
На обложке, конечно же, Амстердам, но этого мало...
Догоняемся виски, а потом по барам, конечно же...
Каждый из нас чисто любит единственно свою грешницу.

А Амстердам смеется в лицо порывами ветра,
Он видел таких, как мы за свою жизнь непомерно!
Он так же будет смеяться над нашими могилами,
Когда мы дойдем до края, истыканные иглами!
зато в скинни-джинсах из последней коллекции Готье!

(Москва, 2010)
«If»

Если есть тебе и мне во МНЕ
Если нет тобой и мной с ТОБОЙ
Если можно нам и вам а ТАМ
Если не тобой, другой ТАКОЙ

Если без тебя меня НЕЛЬЗЯ
Если без меня тебе ПОКОЙ
Если нам двоим таким ДРУГОЙ
Если не ему тому со мной ТАКОЙ

Если есть нам пополам НЕ ДАМ
Если им двоим таким НЕ ВАМ
Если мир поделен на двоих НЕ ТАМ
Если с крыши прыгнуть вниз НЕ ДАМ

Если ночью под окном тебя НЕТ
Если вы вдвоем одни меня ЗАПРЕТ
Если спины на куски с тобой КВАРТЕТ
Если умираем на двоих полночный БРЕД



«2012»

Меня манит магически твой 2012...
Умираю физически каждый раз папарацци.
Днями-ночами смотрю фотографии -
Ты такой же как я, сынок порнографии!

Обещаешь мне бурю с землетрясением,
Засыпаю под шум твоего сердцебиения...
Продаю по утру сигареты и кофе.
"В 2012 все будет неплохо!".

Океан прямо к дому приплывет сам,
И 2012 расставит все по местам!
И твои фотографии в недрах вулкана горят.
Два сердца разорвутся, как фашистский снаряд!

Считаю месяца, дни секунды до взрыва.
Ты слишком напорист, я слишком ретива!
Может и хорошо будет в 2012
Только не останется никого, даже нас с тобой...
 (400x491, 42Kb)

Серия сообщений "[Стихи]":
Часть 1 - Сборник стихов "Страна чудес"
Часть 2 - к 22ому ноября
Часть 3 - "В активном"
...
Часть 30 - Литературный вечер Кати Паники
Часть 31 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 32 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"


Доброе время суток!

Четверг, 04 Ноября 2010 г. 20:48 + в цитатник
С Вами Катя Паника, альтернативная писательница из Москвы. Открываю этот дневник для Вас, мои дорогие читатели! Здесь будут публиковаться последние творческие новинки от меня: стихи, проза и переводы.
Надеюсь, этот дневник поможет Вам лучше понять мое творчество)

Спасибо за внимание!

С уважением, К. Паника.
 (500x338, 18Kb)

Серия сообщений "Новости!":
Часть 1 - Доброе время суток!
Часть 2 - Чертова свора-лучшее еще впереди!
Часть 3 - "Другая анорексия"
...
Часть 33 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 29 сентября в клубе "РУБИЛЬНЯ"
Часть 34 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в кафе-баре "Пьяный Эклер"
Часть 35 - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВЕЧЕР 27 февраля в гастробаре "Пьяный Эклер"



Поиск сообщений в Уголок_Кати_Паники
Страницы: 4 3 2 [1] Календарь