-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в janvaris2014

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 26.01.2014
Записей: 4197
Комментариев: 3
Написано: 4198


«Паломник»же Даниила, давая подобное описание палестинских святынь, мог заинтересовать русских и действительно

Среда, 07 Сентября 2016 г. 02:04 + в цитатник

К описательному отделу
относятся»Паломники»игумена Даниила (в начале XII в.) и архиепископа
Новгородского Антония (в конце XII или начале XIII в.)236. Первый
безыскусственно и довольно полно описывает Иерусалим с его святынями, а
также святые места по Иудее, Галилее и Самарии и пути, которыми ехал Даниил
от Константинополя до Иерусалима и обратно; наконец, в виде приложения,
помещает рассказ»о свете святым, како сходит с небесе к гробу Господню».
Второй  237 представляет собой сухой перечень достопопримечательностей
Константинополя: храмов, мощей, икон и пр., так что есть не описание в
собственном смысле, а лишь путеводитель по святым местам или указатель к их
обозрению. Понятно после этого, что он был интересен только для тех, кто
отправлялся в Константинополь, и совершенно бесполезен для тех, кто не
видел Константинополя; потому он и не читался ими.«Паломник»же Даниила,
давая подобное описание палестинских святынь, мог заинтересовать русских и
действительно читался охотно, поэтому распространился в большом количестве
списков (Произведения канонические – одни были указаны раньше, другие будут
указаны при обозрении богослужебного чина в домонгольский период, там же см
и богослужебный отдел литературы).

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%C2%AB%D0%9F%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100193846_Palomnik_ze-Daniila-davaa-podobnoe-opisanie-palestinskih-svatyn-mog-zainteresovat-russkih-i-dejstvitelno-citalsa-ohotno-poetomu-rasprostranilsa-v-bolsom-kolicestve-spiskov-Proizvedenia (400x209, 10Kb)

Оба эти произведения – Симоново и Поликарпове – впоследствии стали соединяться вместе и дополняться выписками

Среда, 07 Сентября 2016 г. 01:34 + в цитатник

Первым составителем житий является
черноризец (монах) Иаков, вероятно, современный Феодосию Печерскому (XI
в.). От него именно остались 1)«Память и похвала князю русскому Володимеру,
како крестися Володимер и дети своя крести и всю землю русскую от конца и
до конца, и како крестися баба Володимерова Ольга прежде Володимера»,
2)«Сказание страстей и похвала об убиении святого мученику Бориса и
Глеба» 226.«Память Владимиру»есть собственно историческое похвальное слово
и содержит в себе, после приступа, речь о крещении Владимира, похвалу ему
как крестителю Руси, вставочную похвалу Ольге, похвалу христианским
добродетелям Владимира, добавочную речь о гражданских делах Владимира и его
смерти. Содержание»Сказания о Борисе и Глебе»концентрируется около их
мученической кончины, но начинается краткою речью о сыновьях Владимира и
его смерти, заканчивается же подробной повестью о политических событиях,
имеющих связь с кончиной святых мучеников. В историческом отношении оба эти
произведения значительно, иногда даже до противоречия, расходятся с
первоначальной летописью. По типу своему это не полные жития, а лишь
рассказы об отдельных эпизодах из биографии святых. Писателем полных житий
выступает почти современник Иакова, преподобный Нестор, монах Киево–
Печерского монастыря (XI–XII в) Он написал 1)«Чтение о житии и о погублении
блаженую страстотерпцу Бориса и Глеба» 227 и 2) житие святого Феодосия
Печерского  228. Первое начинается краткой молитвой автора о подании ему
разума и исповеданием своего невежества; затем идет изображение
божественного домостроительства о спасении людей, обнаружившегося и в
русской земле, краткая речь о крещении Владимира, о детстве его сыновей,
Бориса и Глеба, и, наконец, рассказ о мученической их кончине без всякого
дополнения из гражданской истории, как то было у Иакова. Житие преподобного
Феодосия, начинаясь также пространным предисловием, подробно ведет
биографию святого подвижника с самого рождения до смерти, особенно много
останавливаясь на монашеской его жизни. И в том, и в другом житии можно
найти несколько разногласий с показаниями Иакова Черноризца и
первоначальной летописи. Со стороны формы бросается в глаза сходство с
греческими образцами; та же искусственность в построении приступов, то же
стремление вести биографию за все время жизни святого, хотя бы для этого
недоставало исторического материала, та же риторическая напыщенность, то же
обилие общих фраз и сравнений, способных, по мысли автора, восполнить собой
скудность фактического содержания. Особенно страдает такими недостатками
житие Бориса и Глеба, потому что относительно их автор не мог так много
узнать, как о Феодосии Печерском, который жил почти на глазах у него и
своей деятельностью выдавался в ряду своих современников. После Нестора по
его стопам в XIII в пошел преподобный Ефрем, ученик святого Авраамия
Смоленского, прославившегося юродством и учительством в XII–XIII в.
Принадлежащее Ефрему житие святого Авраамия  229 носит на себе явные следы
подражания Несторовым житиям: с них он списывает приступ; подобно им в
изложении старается вести полную биографию святого Авраамия за всё время
его жизни, впадает часто в общие фразы, не идущие к делу, отступления и
риторическое прикрасы. По стопам же Иакова Черноризца пошли в XIII в.
неизвестный по имени составитель сказаний о святом Леонтии Ростовском,
Симон, епископ Владимирский, и Поликарп, инок печерский. Сказание о святом
Леонтии  230 не есть полное житие, а рассказ о месте рождения святого
Леонтия, о двух его предшественниках по кафедре и о чуде, которым он
склонил ростовцев к христианству; в качестве приложения присоединено к
этому известие об открытии мощей святого Леонтия, об установлении
празднования его памяти, о совершившихся вскоре двух чудесах и похвальное
слово святому. Симон Владимирский написал обличительное послание к
Поликарпу Печерскому, который не уживался подолгу ни в одном монастыре, и,
чтобы побудить его навсегда остаться в Печерском монастыре, нарочито
приложил к посланию целый ряд сказаний о чудотворцах печерских (9 сказаний)
и о чудесах, бывших в самом монастыре при построении его главной церкви,
надеясь этим показать, как свято место, где в данное время пребывал
Поликарп. В подражание Симону и Поликарп написал сборник сказаний о других
подвижниках того же монастыря предпослав этому сборнику в качестве введения
письма к игумену печерскому Акиндину, где говорит об источниках своих
сведений касательно подвижников и о мотивах к составлению сказаний. Оба эти
произведения – Симоново и Поликарпове – впоследствии стали соединяться
вместе и дополняться выписками из первоначальной летописи о святом Антонии,
Феодосии и других подвижниках киево–печерских, а также некоторыми другими
статьями, к ним по содержанию; таким образом составился сборник, известный
под названием»Печерского Патерика»и существующий в нескольких более или
менее полных редакциях Древнейшие и важнейшие из них относятся к VI
веку  231.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9E%D0%B1%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100193786_Oba-eti-proizvedenia-_-Simonovo-i-Polikarpove-_-vposledstvii-stali-soedinatsa-vmeste-i-dopolnatsa-vypiskami-iz-pervonacalnoj-letopisi-o-svatom-Antonii-Feodosii-i-drugih-podviznikah-kiev (400x209, 13Kb)

вместе с отправлением христианского культа продолжающих приносить требы и совершать моления языческим богам,

Вторник, 06 Сентября 2016 г. 22:44 + в цитатник

Особенной жизненностью и приноравленностью
к религиозным нуждам домонгольского общества отличается»Слово некоего
христолюбца и ревнителя по правой вере» 220, самое выдающееся из всех
поучений и статей неизвестных авторов. Оно по преимуществу словами
Священного Писания обличает двоеверно живущих христиан, т. е. вместе с
отправлением христианского культа продолжающих приносить требы и совершать
моления языческим богам, обличает попов и книжных людей, которые или сами
делают то же самое, или по крайней мере не возбраняют делать; наконец,
восстает против»бесовских игр – плясания, гудения, песней мирских».
Подобные же обличения можно находить в качестве вставок в некоторых
переводных словах святых отцов Церкви  221.

Нравоучительными писателями были у нас не одни только духовные,
но и светские лица. Владимир Мономах, например, оставил»Поучение к
детям» 222, нечто вроде завещания о том, как они должны жить, и о том, что
он сам сделал. С подобным же характером является»Слово некоего отца к сыну
своему» 223, принадлежащее неизвестному автору и содержащее в себе ряд
наставлений и увещаний жить благочестиво Нечто вроде краткой системы
нравственного богословия представляет собой статья»На поучение ко всем
крестьяном» 224, аналогичная с последующими»Домостроями». Несколько
приближается к ней, но по достоинству ниже ее»Слово Даниила Заточника» 225,
дающее нескладно и бессвязно ряд наставлений князю и всем вообще.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%B2%D0%BC%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100193342_S-podobnym-ze-harakterom-avlaetsa_Slovo-nekoego-otca-k-synu-svoemu_-223-prinadlezasee-neizvestnomu-avtoru-i-soderzasee-v-sebe-rad-nastavlenij-i-uvesanij-zit-blagocestivo-Necto-vrode-kra (400x209, 10Kb)

Послание написано по случаю Великого поста, почему и начинается речью о необходимости и пользе поста для падшего

Вторник, 06 Сентября 2016 г. 21:44 + в цитатник

Нравоучительные произведения иногда писали
и жившие у нас греки. Из них особенно замечателен митрополит Никифор, от
которого сохранилось послание к великому князю Владимиру Мономаху о посте и
воздержании чувств  217 и поучение в неделю сыропустную  218. Послание
написано по случаю Великого поста, почему и начинается речью о
необходимости и пользе поста для падшего человека; затем идет общее
рассуждение о том, откуда привходит в человека доброе и злое; именно
проводниками того и другого указываются душа трехчастная (ум, сердце и
воля) и внешние чувства, как слуги души; это общее рассуждение прилагается
далее к личности великого князя: его деятельность измеряется по указанному
масштабу – по уму, сердцу, воле и внешним чувствам, мягко указывается, как
недостаток, доверие князя к клеветникам и наушникам, объясняется, почему
автор пишет это послание:«Я написал тебе, – говорит он, в напоминание; ибо
великие власти имеют нужду и в частом напоминании. Я осмелился написать
тебе потому, что устав церковный и правило требует в настоящее время
(Великий пост) говорить нечто полезное и князьям. Знаем, что мы сами
грешники и немощны, а думаем врачевать других; но слово Божие, сущее в нас,
здраво и цело…»; в заключение предлагается совет помнить псалом 100–
й:«Милость и суд воспою Тебе, Господи», как»верное изображение того, каков
должен быть царь и князь». Послание вообще написано стройно и умно, хотя
несколько отвлеченно и искусственно. Поучение Никифора имеет в виду
наступающий Великий пост и потому говорит именно о нем: оно призывает
слушателей к радостной встрече и радостному провождению дней поста,
пробуждает чувство сокрушения о грехах, излагает условия и свойства
истинного поста и покаяния и побуждает вместе с подвигами телесными
совершать дела любви христианской. Это поучение менее искусственно и
отвлеченно, чем послание к князю, хотя не так популярно, как поучения Луки
Жидяты и Феодосия Печерского. Оно даже не совсем лишено жизненности,
останавливаясь на современных недостатках – лихоимстве, мстительности,
нарушении устава касательно поста и особенно подробно на пьянстве.
Замечательно, что митрополит Никифор не знал русского языка и однако не
уклонялся от своей обязанности учить паству: он писал по–гречески и
написанное заставлял переводить.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9F%D0%BE%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100192955_Poslanie-napisano-po-slucaue-Velikogo-posta-pocemu-i-nacinaetsa-recue-o-neobhodimosti-i-polze-posta-dla-padsego-celoveka_-zatem-idet-obsee-rassuzdenie-o-tom-otkuda-privhodit-v-celoveka- (400x209, 12Kb)

Греки, бывшие на Руси, в догматической области заявили себя полемическими сочинениями против латинян.

Вторник, 06 Сентября 2016 г. 21:14 + в цитатник

Греки, бывшие на Руси, в догматической
области заявили себя полемическими сочинениями против латинян. То были
митрополиты: Леонтий, Георгий, Иоанн II, Никифор I и монах Феодосии.

От митрополита Леонтия (X в.) осталось на греческом языке
сочинение»Об опресноках» 210, где он рядом с краткими замечаниями против
утвердившихся на Западе пощения в субботу, ежедневного совершения литургии
во святую четыредесятницу, безбрачия клириков, обычая есть удавленину и
учения об исхождении Святого Духа от Сына, особенно подробно говорит о
неправильности употребления латинянами опресноков на литургии. Георгий (XI
в.) в своем»Стязании с латиною» 211 предварительно сообщает о том, когда
латиняне отступили от православия, затем коротко, по пунктам перечисляет (в
редких случаях опровергая) разности латинян догматические, церковные и даже
бытовые, иногда приписывая всем католикам то, в чем были виноваты лишь
некоторые из них. Иоанн II (XI в.) вызван был к полемике папой Климентом
III, который предлагал ему вступить в союз с римским престолом; в своем
ответном послании  212 Иоанн хвалит Климента за его заботу о церковном
мире, вежливо опровергает главнейшие из латинских заблуждений и отстраняет
предложение об унии, советуя папе обратиться к патриарху
константинопольскому и находящемуся при нем собору митрополитов. Митрополит
Никифор (XII в.) свои полемические произведения писал в форме посланий и
адресовал к князьям: одно Владимиру Мономаху, другое – Ярославу
Святополковичу Владимиро–Волынскому. Оба послания очень сходны друг с
другом и с сочинением Георгия: также сначала идет речь об отпадении церкви
римской и также очень много перечисляется ее разностей; только во втором
послании Никифор, как раньше Леонтий, вдается в подробное опровержение
употребления латинянами опресноков  213. Монах Феодосий (XII в.) в
своем»Слове о вере крестьянской и латинской» 214, написанном по просьбе
князя Изяслава Ярославича, дает очень сухой и длинный перечень латинских
заблуждений и недобрых обычаев и совет князю о том, как нужно держать себя
по отношению к латинянам. В этом перечне можно найти у Феодосия такие вины,
в каких были повинны лишь очень немногие латиняне, или, может быть, даже
совсем не были повинны; он, например, пишет: они»ядят со псы и с кошками…
ядят львы и дикие кони, и ослы, и удавленину, и мертвечину, и медведину, и
бобровину, и хвост бобров.. а крест целуют написавше на земли, и вставше
попирают его ногами».

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%93%D1%80%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100192802_-ostalos-na-greceskom-azyke-socinenie_Ob-opresnokah_-210-gde-on-radom-s-kratkimi-zamecaniami-protiv-utverdivsihsa-na-Zapade-posenia-v-subbotu-ezednevnogo-soversenia-liturgii-vo-svatuue- (400x209, 11Kb)

Из более частных сборников особенно замечателен»Златоструй» – обширный выбор слов Иоанна Златоустого, переведенный

Вторник, 06 Сентября 2016 г. 12:54 + в цитатник

Некоторые из переводных сочинений
существовали в отдельном виде, иные же собирались в сборники. Эти последние
то брались готовыми из Болгарии, то составлялись на Руси. Особенно
известны:«Златые цепи», до нас, впрочем, не дошедшие,«Изборник»Святославов,
написанный для Изяслава Ярославича с болгарского перевода (1073 г.) и
перешедший потом к Святославу,«Сборник»Святославов 1076 г., написанный
некоим Иоанном и во многом похожий на Изборник 1073 г., и Сборник Троице–
Сергиевой Лавры XII в. Все они содержат в себе творения или выписки из
творений различных отцов Церкви. Из более частных сборников особенно
замечателен»Златоструй» – обширный выбор слов Иоанна Златоустого,
переведенный болгарским князем Симеоном Борисовичем (IX–X в.) и перешедший
к нам еще в домонгольский период.

Б. Оригинальная литература домонгольского периода так же, как и
переводная, была очень разнообразна и так же, как та, была по преимуществу
духовной. Светских произведений дошло до нас слишком мало в сравнении с
духовными; а эти сохранились по нескольким отделам: 1) догматическому, 2)
нравоучительному, 3) историческому, 4) описательному, 5) каноническому и
богослужебному.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%98%D0%B7-...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100190052_Svetskih-proizvedenij-doslo-do-nas-sliskom-malo-v-sravnenii-s-duhovnymi_-a-eti-sohranilis-po-neskolkim-otdelam_-1-dogmaticeskomu-2-nravoucitelnomu-3-istoriceskomu-4-opisatelnomu-5-kanon (400x209, 8Kb)

Между догматическими сочинениями первое место принадлежит»Точному начертанию православной веры»Иоанна Дамаскина,

Вторник, 06 Сентября 2016 г. 00:04 + в цитатник

3. Между догматическими сочинениями первое
место принадлежит»Точному начертанию православной веры»Иоанна Дамаскина,
представляющему собою полное и систематическое изложение православного
вероучения и названному у нас»Уверием»; впрочем, в переводе оно значительно
сокращено опущением того, что было не легко для уразумения новокрещенных и
непросвещенных еще в христианской вере. По содержанию аналогичны с
этим»Уверием»«Огласительные и тайноводственные поучения»Кирилла
Иерусалимского. Были также в ходу»Слова против ариан»Афанасия
Великого,«Слова о богословии»Григория Богослова и некоторые богословские
творения Мефодия Патарского.

4. К каноническим книгам можно отнести номоканоны и
богослужебные книги, весь круг которых был переведен еще при жизни святого
Кирилла  207.

5. Между нравоучительными творениями периода домонгольского мы
видим так называемые Патерики, или отечники, – сборники нравоучительных
повестей о знаменитых подвижниках и нравоучительных слов некоторых из них,
Пандект Антиоха Иерусалимского – собрание нравоучительных
статей,«Лестницу»Иоанна Лествичника, трактующую о степенях и путях
нравственного совершенствования, несколько нравоучительных рассуждений
Мефодия Патарского и очень много церковных слов Иоанна Златоустого, Ефрема
Сирина и Феодора Студита с нравственным содержанием.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9C%D0%B5%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100181043_Mezdu-nravoucitelnymi-tvoreniami-perioda-domongolskogo-my-vidim-tak-nazyvaemye-Pateriki-ili-otecniki-_-sborniki-nravoucitelnyh-povestej-o-znamenityh-podviznikah-i-nravoucitelnyh-slov-ne (400x209, 13Kb)

Наличная литература домонгольского периода была довольно большая.

Понедельник, 05 Сентября 2016 г. 18:04 + в цитатник

§ 16. Наличная литература домонгольского
периода была довольно большая. Она состояла из сочинений переводных и
самостоятельных.

А. Переводы большей частью получались готовыми из соплеменной
нам Болгарии, где переводная деятельность, начатая славянскими
первоучителями Кириллом и Мефодием, была очень успешна и где в правление
Симеона появились даже самостоятельные литературные труды; присылались
иногда переводы и с Афона, где проживали русские иноки  206, наконец, хотя
довольно редко, делались на Руси или греками, знавшими русский язык, или
русскими, знавшими греческий язык. Переводная и вообще заимствованная
литература была у нас довольно разносторонняя: в ней можно различать
отделы: 1) библейский, 2) библейско–истолковательный, 3) догматический, 4)
канонический, 5) нравоучительный, 6} исторический; можно найти даже
произведения по риторике и философии.

1. Библия вся, за исключением книг Маккавейских, была
переведена еще при святом Мефодии и от моравов скоро заимствована
болгарами; от них же, и вероятно в полном составе, получили Библию мы; по
крайней мере, к концу домонгольского периода у нас существовали все эти
книги Священного Писания, но только не сведенные в одну Библию, а по
частям. Некоторые из них даже сохранились в рукописях; например, Псалтирь,
неоконченный сборник Посланий апостола Павла (1220 г.) и несколько
Евангелий. Самым древним из них считается Остромирово, написанное дьяком
Григорием для новгородского посадника Остромира в 1056–1057 г. Из всех этих
Евангелий только одно, так называемое Галичское (1144 г.), представляет
собой полное Четвероевангелие, расположенное в обыкновенном порядке;
остальные же суть выбор евангельских чтений в богослужебном порядке – по
праздникам и дням недели.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9D%D0%B0%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100179397_Perevody-bolsej-castue-polucalis-gotovymi-iz-soplemennoj-nam-Bolgarii-gde-perevodnaa-deatelnost-nacataa-slavanskimi-pervoucitelami-Kirillom-i-Mefodiem-byla-ocen-uspesna-i-gde-v-pravleni (400x209, 12Kb)

Но, не успев сделать того, для чего были приглашены, учителя подняли у нас грамотность, так что она еще в

Понедельник, 05 Сентября 2016 г. 17:54 + в цитатник

Но, не успев сделать того, для чего были
приглашены, учителя подняли у нас грамотность, так что она еще в правление
Владимира стала распространяться по мелким городам: в Курске, например, в
первой половине XI в было даже несколько учителей грамоты. Особенно же
быстро стала она распространяться со времени Ярослава, который позаботился
дать русским»четьи»книги в достаточном количестве и сам приказывал набирать
детей для учения  198. Грамотность проникла в села, а в городах стала
явлением обыкновенным. Насаждали ее отчасти учителя–греки и их
непосредственные ученики, но главным образом – духовенство, которое по
профессии своей должно было знать грамоту.

Вслед за грамотностью должна была явиться начитанность как
результат приложения к делу умения читать: без нее немыслим и интерес к
грамотности. Но, в соответствии с культурным состоянием русского народа,
эта начитанность в период домонгольский вообще не должна была быть
всесторонней: кругозор русского был слишком узок, чтобы интересоваться тем,
что не имело прямого приложения к русской жизни. В то время выдающимся
явлением в ней была замена язычества христианством; вопрос веры поэтому и
стал насущным вопросом. Отсюда начитанность сделалась по преимуществу
церковной, или духовной. Это направление как нельзя лучше закреплялось на
Руси благодаря тому, что учителями являлись главным образом члены
духовенства, как белого, так и черного. Только немногие, лишь отдельные
личности могли возвышаться над этою односторонностью путем или
самообразования, или обучения под руководством просвещенных учителей.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9D%D0%BE%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100179328_No-ne-uspev-sdelat-togo-dla-cego-byli-priglaseny-ucitela-podnali-u-nas-gramotnost-tak-cto-ona-ese-v-pravlenie-Vladimira-stala-rasprostranatsa-po-melkim-gorodam_-v-Kurske-naprimer-v-perv (400x209, 9Kb)

Глава III.

Понедельник, 05 Сентября 2016 г. 17:44 + в цитатник

Глава III. Состояние духовного просвещения и
православного вероучения194


§ 15. Просвещение наше в период домонгольский носит на себе
несомненные следы византийского влияния. Так и должно было случиться:
просвещение у нас было насаждаемо греками. Их привел с собою еще святой
Владимир, когда возвращался в Киев из Корсуня; их будто бы приглашал к себе
и святой Михаил, первый митрополит России; учителями являются они и в
последующее время. Эти греки вводили у нас просвещение именно в тех
размерах, в каких оно существовало в Греции, – просвещение собственно
научное, а не одну лишь грамотность. Следы этого действительно остались в
нашей литературе. Например, слово митрополита Илариона»о законе и
благодати»носит на себе явные признаки знакомства автора с греческой
риторикой как наукой, которая и дала самому слову блестящую внешнюю
отделку; Слова Кирилла Туровского также обличают в авторе человека,
изучившего церковное красноречие под руководством греческого учителя,
который передал ему и общеораторские приемы, и недостатки тогдашнего
византийского проповедничества; краткая статья иеродиакона новгородского
Кирика»Учение, им же ведати человеку числа всех лет»говорит о знакомстве
некоторых русских домонгольского периода с общей хронологией или пасхалией
как наукой. Мысль о введении именно такого – научного и всестороннего –
просвещения была, вероятно, еще у святого Владимира; в этом смысле, скорее
всего, и нужно понимать следующие слова первоначальной летописи: когда
Владимир вернулся из Корсуня в Киев, он»послав, нача поимати у нарочитое
чади (боярского сословия) дети и даяти нача на учение книжное» 195.
Особенно заботился о водворении просвещения Ярослав 1. По свидетельству
летописи, он сам любил читать книги, собрал около себя переписчиков,
переводил греческие книги на славянский язык, доставал готовые переводы и,
списывая, складывал при Киевском Софийском соборе в особую публичную
библиотеку, где каждый мог пользоваться ими  196. Отсюда списки стали
распространяться по всей России и успели в домонгольский период
распространиться в довольно большом количестве.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%93%D0%BB%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100179292_Naprimer-slovo-mitropolita-Ilariona_o-zakone-i-blagodati_nosit-na-sebe-avnye-priznaki-znakomstva-avtora-s-greceskoj-ritorikoj-kak-naukoj-kotoraa-i-dala-samomu-slovu-blestasuue-vnesnueue (400x209, 12Kb)

Духовные лица нередко встречаются и на княжеских пирушках о Владимире святом одно древнее свидетельство говорит,

Понедельник, 05 Сентября 2016 г. 17:34 + в цитатник

При такой широкой гражданской деятельности
высшего духовенства не удивительно, что общество относилось к нему с
уважением. Митрополита и епископа обыкновенно называли»отцом»; когда он
являлся в свою епархию, ему устраивалась торжественная встреча: выходили
князья с княгинями, бояре и все жители города. При рукоположении епископов
нередко присутствовали князья и после этого вместе с духовенством
участвовали в пиршествах. Духовные лица нередко встречаются и на княжеских
пирушках о Владимире святом одно древнее свидетельство говорит, что он,
когда устраивал у себя обеды и пиры, поставлял обыкновенно три трапезы и из
них первую – митрополиту с епископами, монахами и священниками  191; о
многих последующих князьях летописцы выражаются так:«Излиха (чрезмерно)
чтиху чернеческий чин и поповский», в поучении же Владимира Мономаха к
детям такими словами князь завещает обычное в то время отношение к
духовенству:«Епископов, попов и игуменов (чтите), с любовью принимайте от
них благословение и не устраняйтесь от них, по силе своей любите и
снабжайте их» 192. Примеру князей, вероятно, следовало и общество. Но,
впрочем, нужно думать, что высоким положением здесь пользовалось лишь
городское духовенство; а сельское, как стоящее ниже во всех отношениях, не
могло найти того же уважения; поселяне нередко даже избегали священников,
считая встречу с ними худым предзнаменованием  193.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%94%D1%83%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100179258_Duhovnye-lica-neredko-vstrecauetsa-i-na-knazeskih-piruskah-o-Vladimire-svatom-odno-drevnee-svidetelstvo-govorit-cto-on-kogda-ustraival-u-seba-obedy-i-piry-postavlal-obyknovenno-tri-trap (400x209, 13Kb)

Когда законодательство достаточно определилось, русское духовенство получило право самоуправления и самосуда:«Не

Понедельник, 05 Сентября 2016 г. 16:54 + в цитатник

Когда законодательство достаточно
определилось, русское духовенство получило право самоуправления и
самосуда:«Не подобает церковных судов и тяжб судити ни князю, ни боярам, ни
судьям его; те суды я дал церквам, митрополиту и всем епископам русской
земли; а потому не надо ни детям моим, внукам, ни всему роду моему
вмешиваться в дела церковных людей и в их суды», – говорит в своем уставе
Владимир святой и вслед за ним подтверждают то же устав Ярослава, грамоты
Всеволода, Ростислава и др. Приобретя право самоуправления, духовенство, в
лице своих высших представителей, принимает участие и в суде над светскими
лицами, отчасти как правовой и обычный судья (по делам, подлежащим
церковной юрисдикции), отчасти же как ходатай за притесненных.

Кроме юрисдикции, духовенство имело значение и в сфере
гражданского управления. Оно является на вечах и участвует в избрании
князя; оно торжественно встречает призванного князя, благословляет его на
княжение и сажает на княжеском столе. Сами князья приглашают к себе
епископов и игуменов для решения вопроса о престолонаследии (например,
Всеволод Киевский). Духовенство принимает участие в княжеских междоусобицах
или по своей, или народной, или же княжеской инициативе; на примирительную
роль в этих случаях оно смотрело, как на свою обязанность:«Князь! Мы
поставлены от Бога в земле русской, чтобы удержать вас от кровопролития», –
говорил митрополит Никифор II (1195 г.) великому князю Рюрику Ростиславичу.
Для этой цели оно употребляло словесные и письменные увещания, угрозы и
проклятие. Часто удавалось такими мерами сдержать княжеский или народный
гнев. Вот более замечательные примеры. В 1097 году Владимир Мономах с
союзными князьями шел отомстить Святополку Киевскому за ослепление Василька
Теребовльского; Святополк находился в критическом положении и хотел бежать.
Киевляне послали тогда к Владимиру митрополита Николая. Тот стал так
увещевать князя:«Молим тебя, князь, не губи земли русской; ведь если вы
вступите во взаимный бой, враги наши будут радоваться и (воспользовавшись
нашей слабостью) возьмут землю нашу, которую так старательно собирали ваши
отцы и деды». Князь послушался и заключил мир. В 1127 г. великий князь
Мстислав собирался идти против черниговского князя Всеволода Ольговича, в
силу данного раньше слова; собор иерейский во главе с игуменом Григорием
(митрополита тогда не было в Киеве) убедил его оставить это намерение,
обещая взять на себя вину в нарушении данного слова. В 1135 г. митрополит
Михаил II, по просьбе Ярополка, писал послание к возмутившимся новгородцам,
убеждая их прекратить восстание и на некоторых налагая проклятие;
новгородцы смирились и просили прощение. В 1195г. великий князь Рюрик
Ростиславич, находясь в опасности, вступил войну с Всеволодом Суздальским,
просил совета у митрополита Никифора II и, согласно его совету, сделал
уступки в пользу Всеволода. Когда князья хотели мирно решить те или другие
спорные вопросы, обыкновенно приглашали на общий съезд и представителей
духовной власти; так, напримep, был решаем вопрос о разделе владений между
Святополком, Олегом и Владимиром Мономахом. Епископы и игумены очень часто
являются в качестве официальных послов от области, города или князя для
заключения мира, для разных ходатайств и пр. Они же скрепляют договоры
между князьями, давая им целовать крест. Они принимают участие и в решении
новых вопросов внешней и внутренней политики, собираясь то на вече, то на
княжеском дворе. Иногда духовное лицо и единолично является к князю и дает
ему совет, как править народом; сохранилось даже несколько посланий такого
характера, свидетельствующих о нравственном влиянии духовенства на
гражданскую власть  189.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9A%D0%BE%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100178951_Kogda-zakonodatelstvo-dostatocno-opredelilos-russkoe-duhovenstvo-polucilo-pravo-samoupravlenia-i-samosuda_Ne-podobaet-cerkovnyh-sudov-i-tazb-suditi-ni-knazue-ni-boaram-ni-sudam-ego_-te (400x209, 12Kb)

Хотя Церковь и государство по своему основному характеру различны, однако между церковной и гражданской сферами

Понедельник, 05 Сентября 2016 г. 15:44 + в цитатник

§ 14. Хотя Церковь и государство по своему
основному характеру различны, однако между церковной и гражданской сферами
возможно соприкосновение, так как члены Церкви суть вместе и члены
государства. Поэтому Церковь всегда вступает в известные отношения к
государству, и сложнее они, конечно, там, где церковь является на степени
государственного учреждения. Такие, довольно тесные, взаимоотношения между
государством и Церковью можно видеть и на Руси. Прочная связь установилась
здесь между ними с того самого времени, как христианство было объявлено
государственной религией. Представительница государства, гражданская
власть, стала принимать участие в церковной жизни; духовенство же,
представляющее Церковь, – в гражданской. В чем выражалось то и другое?

Светская власть, провозгласивши христианство государственной
религией, естественно 1) поддерживает его на этой высоте; поэтому сама
распространяет его в пределах России, помогает в том духовным лицам,
заботится о построении храмов, о христианском просвещении и подавляет
волнения ревнителей языческой старины. 2) Когда церковная жизнь стала
складываться в определенные формы, светская власть помогает этому своим
вмешательством, насколько оно требовалось Церковью именно, устрояет
митрополичий двор, открывает епархии, дает средства на содержание
духовенства, освобождая его от гражданских повинностей, определяет
церковный суд и, указав отношение его к светскому, гарантирует его
неприкосновенность. 3) Сам ход внутренней церковной жизни не обходится
также без вмешательства светской власти. Она влияет на избрание
митрополитов, епископов, игуменов и священников, изменяет пределы епархий и
переводит кафедры с одного места на другое. У светской власти испрашивают
согласие на перенесение святых мощей из одного храма в другой, к ней
обращаются за полицейской силой для проведения в исполнение церковно–
судебного решения, и она то взыскивает штрафы, то сажает в заключение
(еретиков Дмитра и Адриана). Все это в высшей степени обычные явления в
домонгольской Руси; бывали иногда и неумеренные притязания гражданской
власти на вмешательство в церковную жизнь: известны, например, случаи
произвольного низложения епископов, нарушения неприкосновенности
митрополичьих судебных прав; известен даже случай, когда гражданская власть
вмешалась в чисто церковное дело – канонизацию святых: по выражению
летописи, великий князь Святополк, побуждаемый игуменом пе–черским
Феоктистом, повелел митрополиту Никифору I вписать в синодик имя Феодосия
Печерского (1108 г.).185

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%A5%D0%BE%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100178633_Vse-eto-v-vyssej-stepeni-obycnye-avlenia-v-domongolskoj-Rusi_-byvali-inogda-i-neumerennye-pritazania-grazdanskoj-vlasti-na-vmesatelstvo-v-cerkovnuue-zizn_-izvestny-naprimer-slucai-proiz (400x209, 13Kb)

Известны лишь два случая за весь настоящий период: Ростислав Смоленский взял у переяславского епископа Холм,

Понедельник, 05 Сентября 2016 г. 13:54 + в цитатник

§ 13. Материальное положение духовенства в
домонгольский период было более или менее обеспеченное. Об этом прежде
всего заботилась светская власть: она освобождала духовенство от податей и
гражданских повинностей и тем выделяла его из ряда других сословий  174;
затем, что особенно важно, создала для него особые статьи доходов и
гарантировала их неприкосновенность. 1) Владимир святой в 996 году
нарочитой грамотой дал соборной Киевской церкви Богородицы и митрополиту»от
имени своего и от град своих десятую часть», запретив на будущее время
отнимать эту десятину. Подобную же десятину будто бы завещал Владимир для
туровской епископской кафедры По примеру его и другие князья стали выдавать
десятину на содержание митрополита, епископов и соборных церквей своего
княжества. Некоторые из них даже смотрели на это, как на свою
обязанность,«уставленную от прадед и от дед» 175; и вообще сбор десятины
сделался обычным явлением в домонгольский период. Впрочем, он производился
не везде и не всегда одинаково. Некоторые князья, как например святой
Владимир, Ярослав, Андрей Боголюбский, уступали и в пользу церкви десятую
часть доходов с своих частных имений («от слова княжа, от стад и от жит») и
сборов государственных, – торговых пошлин, судебных штрафов и пошлин,
взимаемых в гражданских судах, оброков с податного населения. Другие же
уступали не так много; например, Ростислав Смоленский дает десятину лишь с
княжеской»дани», т. е. с оброка, и отказывает в десятине с судебных доходов
и с так называемого»полюдья»(вещественных сборов с сельского
населения)  176. Десятина с частных княжеских имений или сел, пока она
существовала, выдавалась, вероятно, натурой по истечении хозяйственного
года, когда приводилась в известность годовая прибыль; десятина с судебных
штрафов и пошлин также, вероятно, получалась епископами по окончании
каждого судебного года. Чтобы не было подозрений и неудовольствий, князья
по договору с епископами стали заменять эту десятину определенной денежной
суммой; памятником таких договоров является, например, грамота Святослава
Олеговича Новгородского 1137 г. Десятина с государственных оброков
собиралась обыкновенно самими епископами через собственных чиновников–
десятинников; князья же, со своей стороны, давали им окладные оброчные
росписи, где обозначалось, сколько в какой волости следовало епископам их
десятой части  177. 2) Иногда князья наделяли митрополичью и епископские
кафедры недвижимыми именьями. Упоминаются, например, в летописях
митрополичьи города: Милитина, Синелиц»с уезды, с волости и с селы».
Десятинному храму Богородицы в Киеве принадлежал город Полонный; Ростислав
Смоленский наделил местную кафедру несколькими селами с угодьями – рыбной
ловлей, пчельниками, сенокосом, огородами и т. п. Андрей Боголюбский дал
соборной Владимирской церкви и вместе епископу»много имения, свободы
(слободы) купленныя и с даньми села лепшая (лучшия)»; в XIII в. епископ
Владимирский Симон хвалился, что кафедра его владеет многими городами и
селами; в позднейшее время (1239 г.) упоминается как принадлежавший ей
город Гороховец. Переяславский епископ в своем распоряжении имел несколько
сел, так что мог даже жертвовать их в монастыри  178. Вероятно, недвижимые
имения бывали и у других епископских кафедр, хотя, может быть, не у всех и
не в таком большом количестве, как, например, у Владимирской. Раз данное
кафедре имение редко отбиралось назад. Известны лишь два случая за весь
настоящий период: Ростислав Смоленский взял у переяславского епископа Холм,
пожертвованный ему Владимиром Мономахом, и отдал смоленскому; пожертвования
Андрея Боголюбского были отняты на время у Владимирской соборной церкви
князем Ярополком (1175 г) 3) Очень важным источником доходов для епископов
были еще денежные штрафы и пошлины за церковный суд, взимаемые как с
церковных людей за все их преступления, так и с мирских – за некоторые
преступления, подлежавшие церковному суду. Эти штрафы и пошлины нужно
отличать от той судебной десятины, которая уделялась епископам некоторыми
князьями на счет светских судов. В церковном уставе Ярослава I и уставной
грамоте Ростислава можно найти определенную таксу штрафов, получаемых
церковной властью за те или другие преступления. Когда церковная власть
одна производила суд, она одна и получала с виновного эти штрафы; когда же
в суде принимала участие светская власть, то и доход делился пополам («на
полы»). Наконец, предположительно можно сказать, что епископы и
митрополиты, по примеру греческих, пользовались еще следующими доходами. 4)
сборами при посвящении духовных лиц и открытии церквей, 5) венечной
пошлиной за разрешение браков, 6) подъездом с куницею – сбором с церквей
при обозрении их, 7) полюдной пшеницей – осенним сбором хлеба («новью», как
выражаются теперь), аналогичным с княжеским»осенним полюдьем», и 8)
подарками мирян или духовных лиц, особенно за совершаемые епископом по их
просьбе службы. Всех этих средств было более чем достаточно на содержание
митрополитов и епископов. Некоторые из них даже считались в народе
богатыми; например, Кирилл I Ростовский, по летописному выражению,«богат
был кунами (тогдашней ходячей монетой), селами, всем товаром (всяким
имением) и книгами», а иные и сами хвалились своим богатством; например,
Симон Владимирский восклицает:«Кто не знает… и этой соборной церкви, красы
Владимира, и другой – суздальской… Сколько они имеют городов и сел?! И
десятину собирают по всей земле той, и всем этим владеет наша худость» 179.
Впрочем, все означенные доходы шли не исключительно на епископа или
митрополита, но вместе на кафедральный собор, на клирошан как участников в
епархиальном управлении, на церковные постройки, как например богадельни и
больницы, на помощь бедным, на выкуп пленных, погребение умерших во время
общественных бедствий и т. п.  180.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%98%D0%B7%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100178045_Izvestny-lis-dva-slucaa-za-ves-nastoasij-period_-Rostislav-Smolenskij-vzal-u-pereaslavskogo-episkopa-Holm-pozertvovannyj-emu-Vladimirom-Monomahom-i-otdal-smolenskomu_-pozertvovania-Andr (400x209, 14Kb)

Во священники, например, дозволялось ставить кандидатов, не венчанных по церковному чину, но приживших детей

Понедельник, 05 Сентября 2016 г. 13:34 + в цитатник

§ 12. О низшем духовенстве домонгольского
периода сохранилось так мало свидетельств, что о нем с несомненностью можно
сказать лишь очень немногое. Надобность в священниках открылась в России
еще в довладимировское время, потому что здесь были христиане и храмы. При
Владимире их понадобилось очень много, потому что Русь была официально
крещена. Сознавая нужду в них, Владимир привозит их с собою из Корсуня еще
раньше, чем приступил к крещению Киева. Эти священники отчасти были местные
корсунские, отчасти же пришли с царевной Анной из Константинополя; в скором
времени число их пополнилось, вероятно, прибывшими болгарами и
новопоставленными русскими. Особенно увеличилось число их при Ярославе
I  168, который даже делал наборы для пополнения рядов духовенства [так,
например, в 1030 г в Новгороде он собрал»от старост и поповых детей триста
учити книгам»]. Священников при нем и после него стало больше, чем надо для
приходских нужд. При некоторых даже сельских церквах бывало их по
нескольку, как например при церкви святых Апостолов в Берестове Ярослав
содержал»многи попы» 169, немало было и домовых, не имевших прихода,
священников. Избирались они то князьями, то боярами, то сельскими и
городскими общинами. В этих случаях бывали отступления от канонов и иногда
даже непозволительные злоупотребления. Во священники, например, дозволялось
ставить кандидатов, не венчанных по церковному чину, но приживших детей в
мирском браке, впрочем, под условием церковного освящения этого брака перед
рукоположением  170; в начале XIII в бывали случаи поставления в священники
рабов без освобождения их от рабства  171. Класс священников, хотя
пополнялся лицами разного звания, успел, однако, обнаружить некоторые
признаки сословного обособления»попов сын, не знающий грамоты»и таким
образом не готовящийся к духовному званию, считался каким–то выродком.
Избираемые иногда из низшего сословия, даже из холопов, многие священники
были очень малообразованны и некоторые, вероятно, едва–едва знали грамоту.
Городские, особенно столичные, конечно, стояли выше сельских и в этом, и в
других отношениях. В кафедральных городах и, может быть, там, где были
епископские наместники, мы встречаем в лице»клирошан»даже чиновное,
правящее духовенство, юридически, следовательно, стоящее выше сельского.
Правда, в сельском духовенстве, как и в городском, мы
видим»старейших»священников, или»пресвитеров»(???????????), – как бы
настоятелей при церквах с несколькими священниками, но не можем сказать,
каково было их действительное отношение к сослуживцам. Вообще же сельское
духовенство всюду является в роли подчиненного.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%92%D0%BE-...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100177870_Vo-svasenniki-naprimer-dozvolalos-stavit-kandidatov-ne-vencannyh-po-cerkovnomu-cinu-no-prizivsih-detej-v-mirskom-brake-vprocem-pod-usloviem-cerkovnogo-osvasenia-etogo-braka-pered-rukopo (400x209, 10Kb)

Из всех остальных канонических памятников домонгольского периода в данном месте можно вспомнить лишь  157

Понедельник, 05 Сентября 2016 г. 10:44 + в цитатник

§ 10. Церковное управление и церковный суд
определились у нас на основании церковного и светского законодательства.
Оно отчасти пришло из Византии, отчасти выработалось в России. Ко времени
крещения святого Владимира все законы и постановления касательно церкви,
практиковавшиеся в Греции, были собраны в номоканоны. В употреблении там
были номоканон патриарха Фотия в двух различных по своей полноте редакциях
и номоканон Иоанна Схоластика, адвоката антиохийского, а после патриарха
константинопольского (VI в.), значительно уступавший в полноте. Общее
содержание их состояло из двух частей: из свода а) законов собственно–
церковных, называвшихся правилами или канонами (k????) и б) гражданских по
церковным делам, изданных греческими императорами и называвшихся указами
(?????). Оба эти номоканона перешли и в Русскую Церковь, вероятно,
заимствованные от болгар в готовом славянском переводе, отчего Фотиевский
номоканон явился именно в древнейшей – краткой редакции. Первая часть этих
сборников, как общецерковная, принятая православною Церковью, была
обязательна и для нашей частной церкви; но вторую, как имевшую местное
значение и не настолько авторитетную со стороны своего происхождения, можно
было нам прилагать и не прилагать к жизни. Так и действительно поступила
наша светская и церковная власть, после совещания она приняла те узаконения
греческих императоров, которые не шли вразрез с условиями местной – русской
жизни, и игнорировала другие, несогласные с характером последней. На почве
номоканона русское правительство стало делать и свои собственные
постановления касательно Русской Церкви. Явились таким образом церковные
уставы и церковные уставные грамоты. Из них известны: уставы святого
Владимира и Ярослава I, уставные грамоты Святослава и Всеволода
Новгородских и Ростислава Смоленского. Устав Владимира представляет собой
разумное применение номоканона к русским потребностям, – именно
представляет источники содержания духовенства, взаимоотношение церковной и
светской властей и, в частности, сферу церковного суда. Устав Ярослава
пополняет собой устав Владимира, указывая новые виды преступлений,
подсудных церковной власти, и, что особенно важно, подробно определяя
размер наказаний за те или другие дела, решаемые на церковном суде, и более
упорядочивая самое делопроизводство. Выработан был этот устав, как
предполагают, великим князем в союзе с Иларионом, русским по происхождению
и потому, вероятно, хорошо знавшим условия русской жизни. Оба эти устава,
несомненно, уже вошли в практику к концу домонгольского периода  153.
Приложение их в уделах, конечно, зависело от согласия местных князей.
Выражалось оно иногда официально – в грамотах. Так возникли уставные
грамоты Всеволода  154 (1134–1135гг.), Святослава  155 (1137 г.) и
Ростислава  156 (1150 г.), варьирующие или в деталях пополняющие
великокняжеские уставы, подробно говоря, например, о наблюдении духовной
власти за торговыми мерами и весами или о церковных людях, подсудных этой
власти. В свою очередь, духовные администраторы Русской Церкви, патриарх
константинопольский и митрополиты киевские издавали постановления с целью
исправить то, что было ненормального в жизни этой Церкви, и установить то,
что еще не было введено. Некоторые из таких канонических грамот сохранились
до нашего времени. Но очень редкие из них говорят собственно о церковном
управлении; большинство же определяет жизнь мирян и духовенства или
упорядочивает церковное богослужение. В первом отношении известны грамота
патриарха Германа II к митрополиту Киевскому Кириллу II (1228 г.) и
церковное правило митрополита Иоанна II к Иакову Черноризцу. Грамота
Германа, впрочем, говорит слишком общо, запрещая лишь светской власти
вмешиваться в церковные суды и отнимать церковное имущество, а духовной –
предписывая держаться священных канонов и закона христианского. Церковное
же правило Иоанна II предлагает и частные требования касательно церковного
управления и суда наряду с постановлениями касательно веры, семейной жизни,
церковного благочиния и нравственного поведения лиц, принадлежащих к белому
и черному духовенству. Из всех остальных канонических памятников
домонгольского периода в данном месте можно вспомнить лишь  157
о»Белеческом уставе»митрополита Георгия, который, трактуя главным образом о
жизни мирян и духовенства, определяет между прочим церковные наказания
(епитимий) за те или другие отступления от христовой морали и уставов
Церкви. Но этот устав, впрочем, не пользовался на Руси таким значением,
как, например, правило Иоанна II, и потому не вошел в канонические сборники
XIII в.  158.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%98%D0%B7-...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100176792_Iz-vseh-ostalnyh-kanoniceskih-pamatnikov-domongolskogo-perioda-v-dannom-meste-mozno-vspomnit-lis-157-o_Beleceskom-ustave_mitropolita-Georgia-kotoryj-traktua-glavnym-obrazom-o-zizni-mira (400x209, 10Kb)

Он чувствовал себя, с одной стороны, независимее от митрополита, с другой – выше над своим духовенством, чем

Понедельник, 05 Сентября 2016 г. 08:04 + в цитатник

Вообще права епископа у нас были те же, что
и в Греции; но действительное положение его у нас было гораздо выше. Он
чувствовал себя, с одной стороны, независимее от митрополита, с другой –
выше над своим духовенством, чем это было в Греции, где епархии были
несравненно меньше по объему и оттого епископы – ниже по епархиальному
положению и менее начальственны. Но что самое важное, – это именно то, что
наши епископы пользовались гораздо более широкой юрисдикцией, чем
греческие. Расширение это к концу домонгольского периода состояло в
следующем.

В исключительную подсудность церковной власти отданы были так
называемые церковные люди по всем делам – и собственно церковным и
гражданским, затем миряне – по некоторым преступлениям. В разряд церковных
людей входили не только члены причта с своими семействами и монахи, но
также некоторые мирские лица, принятые церковью под особенное ее
покровительство или получавшие от нее содержание, или даже жившие на
церковной земле. Из таких мирян в законодательных памятниках данного
времени упоминаются: лечец (врач), повивальная бабка, паломник (странник),
прощеник  148, задушный человек  149, изгой  150, церковный сторож и лица,
жившие в монастырских и церковных богадельнях и странноприимницах, –
слепец, хромец, вдовицы и пр. Преступления, за которые исключительно
церковному суду подлежали все миряне, в домонгольском законодательстве
указываются следующие: а) преступления против христовой веры и уставов
церкви, как, например, отправление языческих обрядов, волшебство,
святотатство, ограбление мертвых тел, разные виды неуважения к святыне
храма, еретичество, общение с некрещеными или еретиками в пище и через
браки, вкушение запрещенной пищи и т. п.; б) дела брачные, семейные и
находящиеся в связи с ними преступления против чистоты нравов, именно:
незаконное сожительство, браки в близких степенях родства и свойства,
двоеженство, нарушение супружеской верности, развод, похищение невест,
неурядицы в семье, как например покражи, совершаемые дома членами семьи,
драки между ними, превышение родителями своей власти над детьми и дележ
наследства, блуд, противоестественные пороки, покинутые матерью
незаконнорожденные дитяти и т. п.; в) преступления против чести ближнего –
клевета, непристойная брань и т. п. Вообще в исключительную подсудность
церковной власти отданы были по преимуществу такие преступления, которые в
язычествовавшей России не считались преступлениями и на которые поэтому
светские судьи не смотрели бы с надлежащей внимательностью. Некоторые дела
гражданского и уголовного характера еще рассматривались церковной властью
сообща с гражданской; таковы, например, некоторые виды воровства, разбои,
душегубство и тяжбы между церкововными и нецерковными людьми. Виновных
церковная власть сама же присуждала и к наказаниям как духовным
(епитимиям), так и внешним (заключению и штрафу); выполняла эти приговоры
часто светская власть  151.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9E%D0%BD-...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100175208_-b-dela-bracnye-semejnye-i-nahodasiesa-v-svazi-s-nimi-prestuplenia-protiv-cistoty-nravov-imenno_-nezakonnoe-sozitelstvo-braki-v-blizkih-stepenah-rodstva-i-svojstva-dvoezenstvo-naruseni (400x209, 12Kb)

После же него к началу следующего периода появилось вновь еще столько же; но зато одна из ранее существовавших,

Понедельник, 05 Сентября 2016 г. 04:04 + в цитатник

§ 8. Хотя епископов мы видим в России еще
при первом митрополите Михаиле, однако они тогда не имели для себя
определенных кафедр и округов. Разделение России на епархии произошло при
митрополите Леонтии, по предварительному совещанию с князем
Владимиром  146. Впрочем, при жизни последнего было открыто не больше 8
епархий. После же него к началу следующего периода появилось вновь еще
столько же; но зато одна из ранее существовавших, именно Тмутараканская,
закрылась вследствие наплыва сюда половцев, так что всех епархий осталось
15, если не считать митрополичьей, именно: Новгородская, Черниговская,
Переяславская, Владимиро–Волынская, Туровская, Полоцкая, Смоленская,
Галичская, Рязанская, Владимиро–Кляземская, Перемышльская, Ростовская,
Белгородская, Юрьевская и Угорская. Большей частью их пределы совпадали с
пределами удельных княжеств, и епископские кафедры обыкновенно бывали в
удельных стольных городах. Исключение в этом отношении представляли
собственно 3 последние епархии. Епархии вообще были очень велики; особенно
выдаются такие, как Новгородская, Ростовская (до отделения от нее Владимиро–
Кля–земской), Черниговская (преимущественно вначале) и Владимиро–Волынская;
самыми незначительными были Юрьевская, Белгородская и Переяславская,
кафедры которых были недалеко от Киева  147.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9F%D0%BE%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100173938_Posle-ze-nego-k-nacalu-sleduuesego-perioda-poavilos-vnov-ese-stolko-ze_-no-zato-odna-iz-ranee-susestvovavsih-imenno-Tmutarakanskaa-zakrylas-vsledstvie-naplyva-sueda-polovcev-tak-cto-vse (400x209, 11Kb)

Замечательнейшими из них являются: Михаил I, по свидетельству позднейших летописей, энергично насаждавший

Понедельник, 05 Сентября 2016 г. 01:44 + в цитатник

§ 7. Летописи очень мало говорят о
митрополитах домонгольского периода. Самое большее, что находим здесь, –
это или общие отзывы о видных митрополитах, или случайное упоминание о
некоторых фактах из их гражданской и церковной деятельности. Невозможно
даже составить точный список митрополитов данного периода; с вероятностью
можно только насчитывать их 25 (Михаил I, Леонтий, Иоанн I, Феопемпт,
Кирилл I, Иларион, Ефрем, Георгий, Иоанн II, Иоанн III, Николай, Никифор I,
Никита, Михаил II, Климент Смолятич, Константин I, Феодор, Иоанн IV,
Константин И, Никифор II, Гавриил, Димитрий, Матфей, Кирилл II и Иосиф,
прибывший в 1237 г.  132). Почти все они были родом греки.
Замечательнейшими из них являются: Михаил I, по свидетельству позднейших
летописей, энергично насаждавший христианство в пределах России; Леонтий,
учредивший епархии, устроявший церковное управление и суд, полемизировавший
с латинянами и входивший даже в гражданские нужды России  133; Илариан,
первый собственно русский митрополит,«муж благ, книжен и постник» 134,
принимавший участие в организации церковного суда  135 и оставивший о себе
блистательную память своим»Словом о законе и благодати»; Георгий,
написавший»Устав белеческий, или Заповедь святой отец ко исповедающимся
сыном и дщерем» 136 и полемическое сочинение»Стязание с Латиною» 137; Иоанн
II, известный как писатель»церковного правила»(к Иакову Черноризцу)  138 и
полемического послания к папе Клименту III  139. Первоначальная летопись
отзывается о нем, как человеке исключительном:«Бысть муж хитр книгам и
ученью, милостив к убогим и вдовицам, ласков же ко всякому, – богату и
убогу, смирен же и кроток, молчалив, речист же, книгами святыми утешая
печальныя, и сякаго не бысть преже в Руси, ни по нем не будет
сяк»(такой)  140. Никифор I, от которого сохранились 4 сочинения: два
полемических против латинян  141 и два нравоучительных  142, выказывающие в
авторе человека просвещенного, заботящегося о пастве и смелого настолько,
что дерзает давать наставления князьям и делать намеки на их недостатки.
Климент Смолятич, по отзыву летописи, выдающийся»книжник и философ» 143,
порвавший на время связь с константинопольским патриархом и послуживший
причиной волнений в Русской Церкви. Кирилл II, за ученость свою так
восхваляемый летописью:«Учителей зело и хитр ученью божественных книг» 144.
Самый плохой отзыв летопись дает об Иоанне III, преемнике Иоанна II: это
был крайне болезненный человек, более похожий на мертвого, чем на
живого,«муж не книжный, простой умом и без дара слова» 145.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%97%D0%B0%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100170098_Zamecatelnejsimi-iz-nih-avlauetsa_-Mihail-I-po-svidetelstvu-pozdnejsih-letopisej-energicno-nasazdavsij-hristianstvo-v-predelah-Rossii_-Leontij-ucredivsij-eparhii-ustroavsij-cerkovnoe-up (400x209, 13Kb)

Князья поддерживали иногда епископов в их протесте против митрополита и мешали последнему воспользоваться

Понедельник, 05 Сентября 2016 г. 01:44 + в цитатник

Впрочем, митрополит пользовался своими
правами не всегда и не настойчиво. Вот примеры. Митрополитом Георгием был
издан»Устав белеческий»(мирской), которым должны были руководиться не
только миряне, но и духовные лица; однако о нем скоро забыли или даже
совсем не знали многие епископы  128. В деле поставления епископов
митрополиты встречали часто ограничение со стороны светской власти. Захочет
князь видеть в своем городе епископом угодного ему человека и посылает его
на поставление к митрополиту; тот исполняет просьбу или, как иногда,
требование князя. Так например, был поставлен для Ростова (1185 г.) епископ
Лука,«неволею великою», – по сильному настоянию Всеволода Суздальского и
Святослава Киевского; так же были поставлены и его преемники Иоанн (1190
г.), Пахомий (1215 г.) и Кирилл II (1231 г.)  129. Поэтому в летописях
нередко можно встретить такого рода выражения:«постави»князь такого–то
епископом, или»посла»на епископство туда–то. Особенно свободно в деле
избрания епископов поступали вольные новгородцы. С 1156 г. у них утвердился
обычай избирать епископов самим посредством народного веча и из среды
собственного духовенства. Одни выбирались единогласно или, по крайней мере,
большинством голосов, другие, при разногласии, – по жребию; в этом случае
обыкновенно жребии кандидатов клались на престол в Софийском соборе и один
из них затем кем–либо вынимался; новоизбранный дожидался, когда его позовет
митрополит для просвещения. Случалось, впрочем, что избранный в епископа
вступал в действительное управление епархией еще до посвящения и иногда
правил очень долго; например, Аркадий, Илия и Митрофан – по 2 года; а
Арсений, 2 года правивший в Новгороде, совсем даже не дождался»от
митрополита позвания». Вообще в домонгольский период практика так
сложилась, что митрополит, посвящая епископа, должен был согласоваться с
желанием князя и народа:«Несть достойно наскакати на святительский чин на
мзде (за деньги), но его же Бог позовет и Святая Богородица, князь восхочет
и людие», – говорит летописец, выражая современный ему обычай и возводя его
в правило. В противном случае новопосвященный епископ не принимался на
кафедру: когда митрополит Никифор II поставил в Ростов епископом Николая
Грека, Всеволод не принял его, сказав:«Не избраша сего людие земли нашей»,
и заставил посвятить игумена Луку (1185г.). Подобное всему этому случилось
и с правом митрополичьего суда. Князья поддерживали иногда епископов в их
протесте против митрополита и мешали последнему воспользоваться своим
правом суда; Нифонт Новгородский, например, был поддерживаем Юрием
Долгоруким, Феодор Ростовский – Андреем Боголюбским; иногда же оправданных
митрополитом епископов не хотели восстановить в прежней чести; например,
Нестору Ростовскому, обвиненному Андреем Боголюбским и оправданному потом в
Киеве владыкою, Андрей не возвращал кафедры. Нередко князья и народ, без
церковного суда и следствия, по одному произволу, низлагали епископов и на
их места ставили других; Андрей Боголюбский, например, три раза лишал
кафедры епископа Леона (1159–1164 гг.); Святослав Черниговский изгнал из
епархии епископа Антония за справедливое требование соблюдать посты.
Новгородцы и в этом случае оказались впереди других. Вот пример: в 1211 г.
епископ Митрофан чем–то вооружил против себя новгородцев; те без всякого
суда и дальних проволочек вывели его за город; через 8 лет снова дали ему
кафедру, согнав с нее Антония; по смерти Митрофана (1223 г.) был избран
Арсений, но скоро был выгнан и на его место принят опять Антоний (1225 г.);
впрочем, после того как этот удалился на покой, Арсений опять занял кафедру
(1228 г.), хотя не надолго: народ восстал против него, с шумом ворвался в
архиерейский дом, и Арсений успел скрыться от грозящей ему смерти лишь в
Софийском соборе, на место его силой посадили больного и немого Антония,
дав ему в помощники двух светских чиновников. В подобных случаях
митрополиту не было возможности прилагать к делу свое судебное право: сила
его была слаба перед народным и княжеским капризом. Отмечен, наконец, в
летописи один замечательный случай, когда епископа судили князья своим
гражданским судом, без соглашения с церковною властью; именно, на
суздальском съезде князей (1229 г.) ростовский епископ Кирилл I был
приговорен к лишению имущества. Что касается права митрополитов созывать
соборы, то несомненно, что оно не всегда находило должное приложение.
Митрополит Иоанн II положительно свидетельствует, что»епископы в этом
случае иногда не слушали своего митрополита и призываемые им не являлись на
собор», пусть бы этот собор имел в виду насущные нужды Церкви. Это зависело
главным образом от дальности расстояния и неудовлетворительности путей
сообщения. Ввиду, может быть этого нарочито открыто было вблизи Киева
несколько епархий [Юрьевская, Переяславская, Белгородская], епископы
которых таким образом всегда были под рукою у митрополита; их–то
действительно чаще всего и видим в Киеве  130.

Книга:А.П. Доброклонский -РУКОВОДСТВО ПО ИСТОРИИ -РУССКОЙ
ЦЕРКВИ-От автора-Первые два выпуска моего Руководства

Найти книгу
(клик или правая кнопка мыши и открыть ссылку):
http://www.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9A%D0%BD%...p;zone=all&wordforms=exact


mail_100170096_Knaza-podderzivali-inogda-episkopov-v-ih-proteste-protiv-mitropolita-i-mesali-poslednemu-vospolzovatsa-svoim-pravom-suda_-Nifont-Novgorodskij-naprimer-byl-podderzivaem-UEriem-Dolgorukim (400x209, 12Kb)


Поиск сообщений в janvaris2014
Страницы: 210 ... 166 165 [164] 163 162 ..
.. 1 Календарь