-Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 3) АРТ_АРТель free_readings Work_of_art

The Everlasting / 7 часов утра / Коан / Авангардный фронт пост-панка / Snowfall / Мартин Бэйтс / Idola fori /Смиренные мизантропы / Культ Звука / Wild blues / Документальная фотожурналистика / Задушевнейшие разговоры / Запах книг / Infinite Crescendo


Три финала

Воскресенье, 24 Октября 2010 г. 20:45 + в цитатник

"И тогда я сразу успокоился. Я изнемогал и без сил бросился на койку. Должно быть, я заснул, потому что увидел над собою звезды, когда открыл глаза. До меня доносились такие мирные, деревенские звуки. Виски мои овевала ночная прохлада, напоенная запахами земли и моря. Чудный покой тихой летней ночи хлынул в мою грудь, как волна прилива. И в эту минуту где-то далеко во мраке завыли пароходные гудки. Они возвещали, что корабли отплывают в далекий мир, который был мне теперь (и уже навсегда) безразличен. Впервые за долгий срок я подумал о маме. Мне казалось, что я понимаю, почему она в конце жизни завела себе «жениха», почему она играла в возобновление жизни. Ведь там, вокруг богадельни, где угасали человеческие жизни, вечера тоже были подобны грустной передышке. На пороге смерти мама, вероятно, испытывала чувство освобождения и готовности все пережить заново. Никто, никто не имел права плакать над ней. И как она, я тоже чувствую готовность все пережить заново. Как будто недавнее мое бурное негодование очистило меня от всякой злобы, изгнало надежду и, взирая на это ночное небо, усеянное знаками и звездами, я в первый раз открыл свою душу ласковому равнодушию мира. Я постиг, как он подобен мне, братски подобен, понял, что я был счастлив, что я счастлив и теперь. Для полного завершения моей судьбы, для того, чтобы я почувствовал себя менее одиноким, мне остается пожелать только одного: пусть в день моей казни соберется много зрителей и встретят меня криками ненависти" ©

"Посторонний", Альбер Камю

"Раньше ему казалось, что Шайлоу населен призраками, и красота его - зловещий дурман. Сейчас, замирая в полете между сном и реальностью, он понял, что красота Шайлоу не была ни злой, ни доброй. Она была безразличной ко всему. Это место могло стать ареной любых событий, и его совершенная красота лишь подчеркивала равнодушие природы к людским страстям.

Он стряхнул с себя остатки сна и, не отрывая взгляда от часов, додумывал пришедшую к нему мысль. Природе, этой Зеленой Машине, чуждо милосердие. Милосердие привносят в мир люди. Оно рождается в тех клетках мозга, благодаря которым за миллионы лет эволюции мозг рептилии превратили в мозг человека.

Убийство само по себе тоже иллюзия. Его не существует. Наши понятия о морали создали убийство, и только для нас это слово имеет смысл.

Грэм слишком хорошо понимал, что в его душе нераздельно сплелось все, что делает человека убийцей. И милосердие наверно тоже.

Он отдавал себе отчет в том, что слишком хорошо понимает природу и тайные пружины убийства, и это тревожило его.

В едином, необъятном сознании человечества, подумал он, в сознании, направленном к свету и разуму, темные, первобытные желания, которые мы подавляем, и подсознательные ощущения этих желаний создают порочный вирус, против которого восстают все защитные силы организма. А что, если страшные, подавляемые цивилизацией желания и есть тот вирус, из которого создается противоядие?

Все правильно. Он ошибался, населяя Шайлоу зловещими призраками. Призраки гнездились в его собственной душе" ©

"Красный Дракон", Томас Харрис

"И он тут же почувствовал, что будет почему-то хорошо, если она еще долго не проснется. Затаив дыхание и быстро оглянувшись кругом, он осторожно погладил ее по щеке и поцеловал сперва в закрытые глаза, потом в губы, мягко раздавшиеся под крепким поцелуем. Его испугало, что она может проснуться, и он откачнулся и замер. Но тело было немо и неподвижно, и в его беспомощности
и доступности было что-то жалкое и раздражающее, неотразимо влекущее к себе. С глубокой нежностью и воровской, пугливой осторожностью Немовецкий старался набросать на нее обрывки ее платья, и двойное ощущение материи и голого тела было остро, как нож, и непостижимо, как безумие. Он был защитником и тем, кто нападает, и он искал помощи у окружающего леса и тьмы, но лес и тьма не давали ее. Здесь было пиршество зверей, и, внезапно отброшенный по ту сторону человеческой, понятной и простой жизни, он обонял жгучее сладострастие, разлитое в воздухе, и расширял ноздри.
- Это я! Я! - бессмысленно повторял он, не понимая окружающего и весь полный воспоминанием о том, как он увидел когда-то белую полоску юбки, черный силуэт ноги и нежно обнимавшую ее туфлю. И, прислушиваясь к дыханию Зиночки, не сводя глаз с того места, где было ее лицо, он подвинул руку. Прислушался и подвинул еще.
- Что же это? - громко и отчаянно вскрикнул он и вскочил, ужасаясь самого себя.
На одну секунду в его глазах блеснуло лицо Зиночки и исчезло. Он старался понять, что это тело - Зиночка, с которой он шел сегодня и которая говорила о бесконечности, и не мог; он старался почувствовать ужас происшедшего, но ужас был слишком велик, если думать, что все это правда, и не появлялся.
- Зинаида Николаевна! - крикнул он, умоляя. - Зачем же это? Зинаида Николаевна?
Но безгласным оставалось измученное тело, и с бессвязными речами Немовецкий опустился на колени. Он умолял, грозил, говорил, что убьет себя, и тормошил лежащую, прижимая ее к себе и почти впиваясь ногтями. Потеплевшее тело мягко поддавалось его усилиям, послушно следуя за его движениями, и все это было так страшно, непонятно и дико, что Немовецкий снова вскочил и
отрывисто крикнул:
- Помогите! - и звук был лживый, как будто нарочно.
И снова он набросился на несопротивлявшееся тело, целуя, плача, чувствуя перед собой какую-то бездну, темную, страшную, притягивающую. Немовецкого не было, Немовецкий оставался где-то позади, а тот, что был теперь, с страстной жестокостью мял горячее податливое тело и говорил, улыбаясь хитрой усмешкой безумного:
- Отзовись! Или ты не хочешь? Я люблю тебя, люблю тебя.
С той же хитрой усмешкой он приблизил расширившиеся глаза к самому лицу Зиночки и шептал:
- Я люблю тебя. Ты не хочешь говорить, но ты улыбаешься, я это вижу. Я люблю тебя, люблю, люблю.
Он крепче прижал к себе мягкое, безвольное тело, своей безжизненной податливостью будившее дикую страсть, ломал руки и беззвучно шептал, сохранив от человека одну способность лгать:
- Я люблю тебя. Мы никому не скажем, и никто не узнает. И я женюсь на тебе, завтра, когда хочешь. Я люблю тебя. Я поцелую тебя, и ты мне ответишь - хорошо? Зиночка...
И с силой он прижался к ее губам, чувствуя, как зубы вдавливаются в тело, и в боли и крепости поцелуя теряя последние проблески мысли. Ему показалось, что губы девушки дрогнули. На один миг сверкающий огненный ужас озарил его мысли, открыв перед ним черную бездну.
И черная бездна поглотила его." ©

"Бездна", Леонид Андреев

Рубрики:  На книжную полку

Метки:  


Процитировано 1 раз

Этико-философское эссе на тему оригинальность величайшего наследия российской музыкальной культуры 20 века -- группы Кино

Четверг, 21 Октября 2010 г. 23:31 + в цитатник

Прекратим же многолетние распри, сожмем филейную часть покрепче, приготавливая себя к самому худшему, ибо правда всегда причиняет невыразимую боль, а подчас -- и массивные ректальные кровотечения.

Тексты группы «Кино» сложны и драматичны, --  это не шлягеры, а целые баховские хоралы (как, например, Страсти по Иоанну). И, в независимости от того, что сюжетная интрига коротка, а в текстуальную канву внедрены акцентирующие внимание слушателя теги или глагольные кличи, песни группы по форме их исполнения принадлежат  року, а по существу - поэтике интуитивно-филосовского направления.

Атмосфера здесь создана тягучая и густая, такая же, как в поэмах и драмах Эдгара По, Гёте, Шекспира, Данте.

В песнях уважаемого нами Виктора Робертовича есть все - и форма, и атмосфера. Психологические тупики  тоже на своих местах. Дабы выделить голосовую партию, используется особое композиторское решение: создается целое силовое поле, какое организуется, например, при чтении мантр, - за счет уникальной слышимости голоса. Весь ансамблевый рок-инструментал подхватывает своим хлестким звуком уже произнесенные  фразы, работая, таким образом, как ритм-секция, вдогонку.

Искуственно создаются микро-таймы и интервалы для передачи характера музыкальной темы. Для этого всегда традиционно существовали проигрыши.

Микс инструментов и голоса всегда естественен в припеве. (Это все уже проделали Пинк Флойды.)

Песни группы Кино мощные, умные и изворотливые. Их можно слушать и слушать, -- с неизменным интересом: они импонируют  своей литературностью, тяжеловесностью метафор и философской завершенностью разыгранной темы.

Насчет поэтического таланта Виктора Цоя можно высказаться так: формула прозы плюс идеалистическая составляющая, которой в данном произведении будет являться экзистенциальное начало, придают поэзии мужественность и неизбывную мудрость.

Изящная поэзия всегда кулуарна, камерна и интимна. Здесь же идет разговор о вечном, касающемся каждого. Тексты группы очень проблемны и серьезны, что делает их не только мужественными, но и актуальными, всеобъемлющими и всеохватывающими. 

У меня все. (с) мое

Рубрики:  Темная сторона музыки / Светлая сторона музыки

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

В мире мудрых мыслей

Понедельник, 18 Октября 2010 г. 02:39 + в цитатник

Что и говорить, гораздо сложнее нащипать из пестрого оперенья литературного наследия не занудных, повседневно используемых летучих фраз, нежели из кинематографа. На то он и фильм, чтобы его моментально, самым циничным и деловитым  образом распотрошили на цитаты, которые потом расходятся в народе как горячие пирожки.

Какой-то стереотип - любая цитата должна быть афористичной, строгой по своей структуре и, по возможности, оооочень мудрой. Если "сыпать" таким образом, то народ разбежится от тебя, как от изъеденного сифилисом  любомудрием.

А потому вспоминаем свой разговорный язык - и что там встречается. Двадцать с чем-то перлов:

А ребенка при рождении надобно высечь, приговаривая: "Не пиши! Не пиши!" / А.П.Чехов
Алиса, знакомься, это Пудинг. Пудинг, это Алиса. / Л.Кэрролл, "Алиса в Зазеркалье"
В очередь, сукины дети, в очередь! / М.А.Булгаков, "Собачье сердце"
Всякая морда благоразумного фасона вызывает во мне неприятное ощущение. / Д.Хармс*
Вы будете вкалывать и вкалывать! А я буду богатая и счастливая. / Р.Литвинова, киносценарий "Страна глухих"
Гвиневера сидела и переводила яблоки на повидло. / Д.Бартельми, "Король"
Дай папиросочку, у тебя брюки в полосочку. / М.А.Булгаков, "Собачье сердце"
Кто сказал, что человек рожден для счастья, как птица для полета? Чехов? Вот к нему и претензии. / М.Веллер
Мир прекрасен. Это-то и грустно. / С.Лец, "Непричесанные мысли"
Мое недоумение разделяла вся Европа. А бабушка моя, глухонемая, с печки и говорит: "Вот как далеко зашла ты, Дашенька, в поисках своего "Я". / В.Ерофеев, "Москва - Петушки"
Никого не трогаю, сижу себе, примус починяю… / М.А.Булгаков, "Мастер и Маргарита"
Отъебитесь, святой отец! / К.Бакли, "Господь мой брокер"
Почему бы одному благородному дону не получить розог от другого благородного дона? / Стругацкие, "Трудно быть Богом"
Почтенные ископаемые! Жду от вас дальнейших писем. / М.Твен, "Как я служил секретарем"
Предлагаю похерить игру в поцелуи и пойти поесть мороженого. / В.Набоков, "Лолита"
Самое важное в жизни - судить обо всем предвзято. / Б.Виан, "Пена дней"
Товарищ, - сказала старуха, - Товарищ, от всех этих дел я хочу удавиться. / И.Бабель, "Гусь"
Ты определись: или ты мужчина, или женщина, или билядь. / М.Веллер, "Вечер в Вальгалле"
Хорошая была женщина. - Хорошая, если б стрелять в нее три раза в день. / Ф.О'Коннор, "Хорошего человека найти нелегко"
Што за жись бис трагедий? / Х.Кортасар, "Игра в классики"
Я б таким гостям просто морды арбузом разбивал! / М.Зощенко

Рубрики:  На книжную полку

Еще одно объяснение

Воскресенье, 17 Октября 2010 г. 20:01 + в цитатник
- Бог?
- Бог. Человечество не выносит мысли, что наш мир получился случайно, по ошибке, потому что четыре обалдевших атома столкнулись на мокром асфальте. А где нет места случаю, там отыщется и космический заговор, и Бог, и ангелы, и дьяволы.


Умберто Эко, «Маятник Фуко»
Рубрики:  Art & Politics

До дрожи

Воскресенье, 17 Октября 2010 г. 19:55 + в цитатник

===========================================================================================

Martyn Bates - The Cruel Mother

===========================================================================================


Мимоходом

Воскресенье, 17 Октября 2010 г. 17:41 + в цитатник

Вторые шансы -- это иллюзия. Жизнь преподносит второй  шанс, подобно данайскому дару, чтобы доказать нам несостоятельность существования в прошлом.


Парижская Клоака

Суббота, 16 Октября 2010 г. 21:27 + в цитатник
Это цитата сообщения Iron_Ann [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Помимо отмеченного нами в самом начале экономического прогресса, с серьезной проблемой парижской клоаки связаны также и важные вопросы общественной гигиены.

Париж лежит меж двумя слоями: пеленой воды и пеленой воздуха. Водная пелена, хоть и простертая довольно глубоко под землей, но уже дважды исследованная бурением, покоится на слое зеленого песчаника, залегающего между меловыми пластами и известняком юрского периода. Этот слой можно изобразить в виде диска, радиусом в двадцать пять миль; туда просачивается множество рек и ручьев; из стакана воды, взятой в колодце Гренель, вы пьете воду Сены, Марны, Ионны, Уазы, Эны, Шера, Вьены и Луары. Водная пелена целебна, она образуется сначала в небе, потом в недрах земли; воздушная пелена вредоносна, она впитывает гнилые испарения. Все миазмы клоаки смешиваются с воздухом, которым дышит город; потому-то у него такое нездоровое дыхание. Воздух, взятый на пробу над навозной кучей, – это доказано наукой, – гораздо чище, чем воздух над Парижем. Настанет время, когда благодаря успехам прогресса, научным и техническим усовершенствованиям водная пелена поможет очистить пелену воздушную, – иными словами, поможет промыть водостоки. Как известно, под промывкой водостоков мы подразумеваем отведение нечистот в землю, унавоживание почвы и удобрение полей. Это простое мероприятие повлечет за собой облегчение нужды и приток здоровья для всего города. Теперь же болезни Парижа распространяются на пятьдесят миль в окружности, если принять Лувр за ступицу этого чумного колеса.

Мы могли бы сказать, что вот уже десять веков клоака – это дурная болезнь Парижа. Сточные воды – отрава в крови города. Народное чутье никогда не обманывалось на этот счет. Ремесло золотаря в прежние времена считалось в народе столь же опасным и почти столь же омерзительным, как ремесло живодера, которое так долго внушало отвращение и предоставлялось палачу. Только за большие деньги каменщик соглашался спуститься в этот зловонный ров; землекоп лишь после долгих колебаний решался погрузить туда свою лестницу; поговорка гласила: «В сточную яму сойти, что в могилу войти». Как мы уже говорили, зловещие, вселявшие ужас легенды окружали эту бездонную канаву, эту опасную подземную трущобу, хранящую отпечаток геологических эр и революционных переворотов, хранящую следы всех катаклизмов, начиная от раковины времен потопа и кончая лоскутом от савана Марата. (с) "Отверженные" Гюго

Рубрики:  На книжную полку

Метки:  

Из Кортасара

Вторник, 12 Октября 2010 г. 07:40 + в цитатник
Это цитата сообщения Iron_Ann [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]



"Я думаю о забытых движениях, о многочисленных жестах и словах наших дедов, постепенно утрачиваемых, которые мы не наследуем, и они, один за другим, опадают с дерева времени. Сегодня вечером я нашел на столе свечу,играючи зажег ее и вышел в коридор. Движением воздуха ее чуть было не задуло, и я увидел, как моя левая рука сама поднялась и ладонь согнулась, живой ширмочкой прикрывая пламя от ветра. Огонек снова сторожко выпрямился,
а я подумал, что этот жест когда-то был у всех нас (я так и подумал у нас, я правильно подумал или правильно почувствовал), он был нашим жестом тысячи лет, на протяжении всей Эпохи Огня, пока ему на смену не пришло электричество. Я представил себе и другие жесты: как женщины приподнимали край юбки или как мужчины хватались за эфес шпаги. Словно утраченные слова детства, которые старики в последний раз слышат, умирая. Теперь у меня в доме не слышно слов: "камфарный комод", "треножник". Это ушло, как уходит
музыка того или иного времени, как ушли вальсы двадцатых годов или польки,приводившие в умиление наших бабушек и дедов.
Я думаю о вещах: о шкатулках, о предметах домашней утвари, что объявляются иногда в сараях, на кухнях, в потайных уголках и назначения которых уже никто не способен объяснить. Какое тщеславие полагать, будто мы понимаем, что делает время: оно хоронит своих мертвых и стережет ключи. И только в снах, только в поэзии и игре случается такое: зажжешь свечу,пройдешь с ней по коридору -- и вдруг заглянешь в то, чем мы были раньше, до
того как стали тем, чем, неизвестно еще, стали ли."
 

Рубрики:  На книжную полку

Метки:  

Тайна между ног. К истории "садистского" литературоведения в России

Воскресенье, 10 Октября 2010 г. 15:57 + в цитатник

2724344_ (600x356, 61Kb)

 

Веселое было время в начале девяностых годов — когда фамилия Золотоносов почему-то стала казаться неприличной! Стоило открыть какой-нибудь из тогдашних альманахов — вот хотя бы “Комментарии” (№ 2, 1993), — и глаза разбегались: то ли вникать в “порнографическую” философию (“Солнечный Анус” Ж. Батая), то ли смеяться пародиям на “сексуальную мистику” (Е. Радов “Не вынимая изо рта”) и фрейдистскую культурологию (С. Ануфриев, Ю. Лейдерман, П. Пеп­перштейн “Инспекция “Медицинская герменевтика””), то ли наслаждаться “заветными” страницами классики (“Лука Мудищев”). Среди художников в ту славную эпоху модно было на Красной площади выкладывать своими телами слово из трех букв или, вернувшись к истокам кинизма, бегать на четвереньках в чем мать родила, лаять и кусать прохожих. Ю. Мамлеев в те годы успешно оттачивал свое “анальное зрение”, а В. Сорокин упорно прослеживал подъем “с анальной стадии <...>к первобытной оральности”, добивался “текстуального оргазма” и посредством “вербальной копрофаги” расчищал “авгиевы конюшни гладкописи”10 .

На эти годы как раз и пришелся расцвет “садистского” направления в отечественной филологии. Помню, на одном из тогдашних отчетных заседаний кафедры зарубежной литературы Литинститута выступал доцент И. Карабутенко, который среди своих достижений особенно выделил создание первого научного перевода “Философии в будуаре” маркиза де Сада. Из объяснений докладчика явно следовало, что степень научности для него прямо пропорциональна степени обсценности: чем обильнее ненормативная лексика, чем прихотливее ее словообразовательные вариации и длиннее цепочки “терминологических эквивалентов”11 , тем более научным является перевод.

Ознакомившись вскоре с шедевром де Сада — Карабутенко, я убедился: действительно, эта книга, напечатанная тиражом 220000 экземпляров (!)12 , могла бы тогда претендовать на побитие всероссийского рекорда “непечатности”. В своем “научном” усилии переводчик, кажется, умудрился не только вытеснить из своего текста читателя, но и — страшно сказать — учинить акт садизма над самим де Садом. Забавно было наблюдать, как интенсивнейшие гиперболы “французского” разврата тушуются под натиском вдруг внедрившегося в текст русского “мужичка”, щелкающего “матерным загибом” наподобие Соловья-разбойника. Так вот что, оказывается, понимал филолог Карабутенко (вернее, “бессознательное” филолога Карабутенко) под научностью — филологический террор над объектом исследования (перевода).

Не удивительно, что тогда же мое внимание привлекла книга с соответствующим названием — “Террорологики” М. Рыклина, в которой опять-таки не обошлось без де Сада. В этой монографии, одной из открывающих серию “Философия по краям”, маркиз занял свое законное место — в итоговой главе. Здесь утверждается: “Весь вопрос <…> в том, можем ли мы судить де Сада в соответствии с критериями современной ему словесности или же мы соглашаемся принять новые критерии, которые выработал он сам. В последнем случае и всю остальную литературу придется оценивать в соответствии с этими новыми критериями”13 . Как наглядное приложение этого нового, “садистского” критерия были восприняты мной размышления Рыклина по поводу мухинской Колхозницы. Рассказывая о том, как члены правительственной комиссии и лично тов. Сталин искали в лице Рабочего и в складках юбки Колхозницы тайные знаки (профиль Троцкого, зашифрованное изображение Ленина?), автор “Террорологик” комментирует: “Сначала фары сталинской машины осветили ноги и юбку Героини — здесь, как в детской игре, так и хочется крикнуть “горячо, горячо, Иосиф Виссарионович!” — но потом скользнули по талии и выше, выше”. Значит, все же в фигуре Колхозницы скрывалась некая тайна, только искали ее не там: “…если смотреть с пьедестала, можно видеть, что у статуи Колхозницы имеется между ног отверстие-люк (скрытый вторичный половой признак). Бросается в глаза нефункциональность этого отверстия: ведь для чисто технических целей значительно удобнее, чтобы оно было проделано, скажем, в ее огромной ноге. Но внешняя, видимая правда образа обернулась замаскированной физиологической правдой; более того, как будто для большего правдоподобия внутренности Колхозницы были выкрашены красной и оранжевой краской. Т.е. женщина не просто навязывалась жизни как политический символ, но была наделена реальной репродуктивной функцией…”14  Это открытие Рыклина — тайна прячется между ног — было с благодарностью подхвачено “садист­ской” критикой.

Но вот что интересно: если западные последователи Фрейда и поклонники де Сада чинно занимались Бодлером, Лотреамоном, Батаем и Жене, то наша доморощенная “сексуальная” критика, не желая ограничиваться Сорокиным и иже с ним, почему-то прежде всего “поворотила на детей” — к школьной программе и детскому чтению.

Именно поэтому в упомянутом издании карабутенковского де Сада я обратил внимание на одну забавную — “педагогическую” — деталь. “Философия в будуаре”, как известно, начинается с эпиграфа: “Матери накажут своим дочерям читать эту книгу”, глумливо пародирующего строки из предисловия Ж.-Ж. Руссо к “Новой Элоизе” (“…Если вопреки заглавию девушка осмелится прочесть хотя бы страницу [романа] — значит, она создание погибшее…”). Чем же заканчивается книга? Уже в выходных данных на последней странице значатся слова: “Отпечатано <…> в ордена Трудового Красного Знамени ПО “Детская книга””. Курьезная кольцевая композиция “научного” издания “Философии в будуаре” показалась мне тогда симптоматической, как и название той главы, в которой Рыклин распространяется насчет Колхозницы, — “Пионеры детства”. 

Один из первых уроков “садистского” обращения с отечественной школьной и детской классикой продемонстрировал мэтр структурализма А. Жолковский15  в статье “Морфология и исторические корни “После бала””. Символично, что образцово-показательному насилию был подвергнут толстовский рассказ, посвященный именно теме насилия. Уже в первых строках статьи настораживает слово “архаический”: по опыту знаем, что когда интерпретатор обещает “углубить принятую трактовку <…> в свете некоторых архаических моделей, присутствующих в рассказе лишь подспудно” (Ж, 109), это значит, что текст будут пытать. И точно: как только речь заходит об “архаических моделях”, Жолковский тут же прибегает к жестокой подтасовке: “…поскольку, — рассуждает автор статьи, — татарин <…> выступает своего рода заместителем Вареньки, то сцена (истязания. — М.С.) в целом символизирует вытеснение светской любви любовью к страдающему телу Христову” (Ж, 116). Хорошо, не станем допытываться, каким образом второй тезис следует из первого, но помилуйте: почему татарин не может просто восприниматься в связи и по контрасту с Варенькой, почему он непременно должен “выступать” ее “заместителем”?

А вот почему — для прямой конфронтации филолога с замыслом Толстого. Это заметно уже в преамбуле к основной части статьи:  “Приведенным анализом броской двухчастной композиции “После бала” и вытекающей из него интерпретацией можно было бы удовлетвориться, если бы не оставляемое ими ощущение черно-белой плакатности, тогда как в этом маленьком шедевре о любви и смерти интуитивно чувствуется более глубокая архетипическая подоплека” (Ж, 117). Неспроста риторика Жолковского так витиевата (“можно было бы”, “если бы”, “тогда как”) и темна (с тавтологическим параллелизмом “ощущение” — “интуитивно чувствуется”). Это знаки двусмысленности: “ощущение черно-белой плакатности” вызывает у филолога именно замысел писателя, а чувство “более глубокой архетипической подоплеки” предваряет домыслы самого автора статьи.

Ведь как из текста, так и из контекста (хотя бы даже очерченного в статье) с очевидностью следует, что Толстой не имел намерения писать “маленький шедевр о любви и смерти”. Речь в рассказе идет о другом: писатель уличает “высокое и прекрасное” элитарной культуры, выявляя ее скрытые основания — насилие и ложь. Схематическая ясность идеи (не “плакатной”, а проповеднической) при сложности и изощренной парадоксальности приемов — такова обычная тактика Толстого в достижении эффекта неотразимой убедительности; всякие “архетипические подоплеки” только повредили бы замыслу, поскольку отвлекли бы читателя от главного. Все это хорошо известно Жолковскому, но, видимо, представляется ему слишком банальным. Он хочет “непременно сказать то, что никто не говорит”16 ,  поэтому ему приходится мимоходом “казнить автора” и самому стать “подставным автором”17 .

“Углубление” филолога в захваченный им текст начинается с нарциссического любования своими “ощущениями” и “интуициями”, а завершается садистским навязыванием автору некой “бессознательной” стратегии (Ж, 129 — не оксюморон ли это на грани абсурда?). Куда же несет интерпретатора его “поток сознания”, какое направление он приписывает “бессознательному” автора, где искомая глубина? Тайна скрывается опять-таки в той точке, где соединяются “любовь и смерть”,  — между ног.  Фигура Вареньки освещается критическими “прожекторами”: “белизна платья, перчаток  и башмачков” (“цвет смерти”), “перышко” (соотносящее героиню рассказа с жар-птицей, то есть с “невестой-вредителем”), “бронзовые одежды” (метафора рассказчика не относится прямо к Вареньке, но это все равно, ведь они так идут “деве-воительнице” — Ж, 120)… Горячо, горячо, Александр Константинович! И вот — “эврика”: “Он (герой рассказа. — М.С.)  должен преодолеть физическое сопротивление женщины <…> символизирующее вызов его мужской силе, в частности, преодолеть страх перед vagina dentata (то есть перед “женщиной… с зубами в промежности”…” — Ж, 121—12218 ).  

Итак, следуя за интерпретатором,  “после бала” мы попадаем в страшную сказку, где “роль колдуна” играет вовсе не полковник (Ж, 126), а сам интерпретатор. Все персонажи, да и детали толстовского рассказа превращаются под его магическим воздействием во что-то иное. Так, истязаемый татарин — уже ни в коем случае не татарин: он превращается в “двойника героини” (наказание шпицрутенами в таком случае — “символическая дефлорация” — Ж, 122, “гипербола брачного насилия” — Ж, 126) или, если употребить другое заклинание, — в заместителя героя (тогда наказание шпицрутенами уже инициирует жениха — Ж, 126).

Выводы статьи отмечены тем же колдовским соединением оборотничества и лукавой уклончивости. “На фоне Серебряного века, с его интересом к пряному синтезу культурных моделей” (не правда ли, пример автометаописания?),   рассказ представляется Жолковскому “христианским в самом аскетическом смысле слова” (в нем Толстой будто бы “разыгрывает свой вариант перехода от язычества к христианству”). Но вот, по мановению филологической волшебной палочки, меняется фон и вместе с ним смысл рассказа. А заклинания все те же — “подспудные мотивы” и “подоплека”: “… учет декадентского контекста, с одной стороны, и возможных подспудных мотивов, характерных для позднего Толстого, с другой, позволяет предположить менее благочестивую подоплеку — вынесение на свет и разыгрывание, хоть бы и в ключе морального осуждения, противоречивого комплекса страха перед сексом и насилием и одновременного притяжения к ним” (Ж, 129). Все, на что направляет Жолковский свою волшебную оптику, начинает двоиться — контекст (Серебряный век и декадентство), “культурные модели” (язычество и христианство), “бессознательные стратегии” (осуждение и разыгрывание), авторские “подспудные модели”  (страх и притяжение). И что же в результате? Какими словами завершаются запутанные виражи филологического “дискурса”, защищенно­го двойными рядами оговорок (“возможные” мотивы, “хотя бы и”, “позволяет предположить”)?  Притяжение к сексу и насилию.А доказательства? “Но ограничимся сказанным” — так филолог-колдун ускользает от ответственности, вновь, как и в начале статьи, обернувшись скромным академическим начетчиком.

Но не стоит воспринимать все, сказанное Жолковским, всерьез. Ключевое слово в последнем абзаце статьи — “разыгрывание”, дважды повторенное и подмигивающее двумя значениями. О стратегии бывшего строгого структуралиста (вполне сознательной) еще полтора десятилетия назад было сказано: “щегольство”, “пижонство”: в его ““поздней манере” средством <…> достижения (эффекта. — М.С.) сделалась блестящая интертекстуальная игра, остроумные сопоставления несопоставимых, казалось бы, текстов и цитат. Сами цитаты, бывает, не очень-то точны — с точки зрения традиционной филологии это нарушение основополагающих требований научности; но в том-то и дело, что приоритетную цель для исследователя составляет здесь нечто иное”19 .

О том, в чем заключается это “иное”, Жолковский поведал в своих “Мемуарных виньетках”: “Написав полупародийный разбор одной эротической пословицы, я послал его своему ньюйоркскому коллеге М.Я. Тот прочел и, смеясь, сказал, что статья напоминает ему меня самого. Я смущенно спросил, чем же именно, — имеет ли он в виду что-то из сексуальной сферы. Нет, сказал он, не из сексуальной, а из велосипедной: она написана так, как я ездил у них на велике весной 1993 года”20 .  Велосипедная сфера, впрочем, на поверку оказывается именно сексуальной.  Дело не только в том, что по своей конструкции велосипед “действительно очень сексуален”21 , но и в тех обстоятельствах, которые предшествовали и сопутствовали увлечению юного Жолковского  велосипедом.

По замечанию М. Гаспарова, “психоанализ Пушкина — дело сомнительное, но психоанализ пушкиноведения — вполне реальное”22 . А как насчет “толстоведа”? Посмотрим. Любовь к велосипеду проснулась в маленьком мальчике под впечатлением от велосипедистки, “стройной черноволосой девушки, одетой в соответствующий спортивный, вероятно, импортный костюм, с интеллигентным, несколько смуглым лицом и живыми глазами навыкате <…> еврейки”; в ее лице автору задним числом “видится сходство с мамой”23  (налицо первый “подспудный мотив” — влечение к матери). Не менее важно, что велосипедным забавам Жолковского, уже подрост­ка, препятствовала воля отца (“более либерального, но и более педантичного” по сравнению с матерью — примерно как, по М. Фуко, культура Нового времени по сравнению со Средневековьем). Отцовские выговоры за опоздания с велосипедных прогулок возмущают сына, потому что  “обнажают садист­скую подоплеку всех подобных строгостей”24  (налицо второй подспудный мотив — соперничество с отцом).

Читать далее >>
Рубрики:  На книжную полку

ЧАСЫ В ЖИВОПИСИ (ЧАСТЬ 5 - ВСЕМ, КТО НЕ ЛЮБИТ РАНО ПРОСЫПАТЬСЯ ПОСВЯЩАЕТСЯ...)

Четверг, 23 Сентября 2010 г. 02:56 + в цитатник
Это цитата сообщения Парашутов [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]




Будильник (англ. Alarm Clock – дословно сигнальные часы) — часы, в заданный момент времени подающие звуковой и (или) световой сигнал. Русское название «будильник» указывает на основное назначение таких часов — побудку хозяина утром. Также будильник может применяться как «напоминатель» или таймер.
В древнем Китае в роли будильников применялись градуированные палочки из смеси смолы и опилок, к которым ниткой привязывался грузик. Палочка поджигалась, и когда она догорала до нитки, груз падал на металлическую подставку. В древней Греции похожие устройства применялись к водяным часам.
Механический будильник построил американец Леви Хатчинс в 1787 году, но устройство звонило только в 4:00. Будильник, который можно настроить на любое нужное время, запатентовал в 1847 году француз Антуан Радье (Antoine Redier). Правда, историки до сих пор спорят об авторстве и Хатчинса, и Радье.
В 1908 году фирма Westclox предложила будильник «Биг-Бен», в котором роль колокола играл весь корпус часов, из-за чего звук будильника был очень громким.
Механизм звонка приводится в действие отдельной пружиной и действует по принципу заводной игрушки. Этот механизм имеет два независимых блокиратора. На ось часового колеса установлен диск с прорезью, связанный с дополнительной («звонковой») стрелкой. Когда часовая стрелка совпадает со звонковой, выступ на часовом колесе попадает в прорезь, и блокиратор отпускает механизм звонка. Второй блокиратор связан с кнопкой и позволяет отключить звонок в любой момент.
На смену механическому пришел электронный будильник с усовершенствованной процедурой побудки. В электронном будильнике имеется специальный режим «дай поспать», при включении которого хозяину даётся обычно 5-10 минут покоя, после чего будильник снова звонит, мелодия вместо звонка и постепенно повышающаяся громкость звонка.
Одно из новейших изобретений — будильник определяет у спящего фазы сна и будит человека в определённый момент. По заверениям изобретателей, если будить человека в точно подобранный момент, он проснётся даже от лёгкой вибрации, и будет чувствовать себя отдохнувшим.
До сих пор разрабатываются устройства, позволяющие надёжно разбудить человека. В них пытаются решить две проблемы: как надёжно разбудить человека (заспанный человек склонен игнорировать звонок) и как сделать, чтобы хозяин снова не лёг спать, отключив будильник.
В ход идут различные игры (бросить будильник об стену, поймать убегающий будильник, решить головоломку…) Одно из таких устройств получило Шнобелевскую премию 2005 года.

Источник – Википедия



А ТЕПЕРЬ ЧИТАЕМ СТИХИ И СМОТРИМ КАРТИНЫ. ИХ В ГАЛЕРЕЕ 15.
Рубрики:  Часовые механизмы

Дина Верни-муза скульптора Аристида Майоля

Вторник, 24 Августа 2010 г. 15:11 + в цитатник
Это цитата сообщения Lojo [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]



"Вы должны искать счастье в своей жизни. Не отчаивайтесь. Смотрите вперед с надеждой"

Дина Верни

Дина Верни́ (урождённая Дина Яковлевна Айбиндер, 25 января 1919, Кишинёв, Бессарабия— 20 января 2009, Париж) — французская натурщица и галеристка, искусствовед, муза скульптора Аристида Майоля. Кавалер ордена Почётного легиона (1991).



 

история, фото

Метки:  

"Система" в системе

Понедельник, 16 Августа 2010 г. 17:44 + в цитатник

Те, кто всегда представлял себя "вне общества",  по сути попадали в одну из схем, которые частью сознательно, частью бессознательно выработало само общество и государство -- чтобы дети не были идеологически неприкаянными.

Медиа-маркет идей разложил товар на прилавке: вот вам гламур, вот вам рок, вот вам эмо.

Оттого так смешно слышать про какую-то  там "борьбу с системой".

2724344_ubhydawreh1g (593x461, 59Kb)

 

 

Рубрики:  Art & Politics

Гюстав Курбе "Происхождение мира"

Понедельник, 09 Августа 2010 г. 17:11 + в цитатник
Это цитата сообщения Lojo [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]



Его реализм порождал скандалы на протяжении всей его жизни....


Рихард Мутер писал: «Его ненавидели за то, что, в совершенстве владея мастерством, он писал так же естественно, как другие едят, пьют или разговаривают.»

“От какого чудовища… мог произойти этот ублюдок по имени Гюстав Курбе? Под каким колпаком, на какой навозной куче, политой смесью вина, пива, ядовитой слюны и вонючей слизи, произросла эта пустозвонная и волосатая тыква, эта утроба, притворяющаяся человеком и художником, это воплощение идиотского и бессильного “я”?”, - (Александр Дюма-сын)
 

читать, смотреть, 18+
Рубрики:  Живопись

Метки:  

Графика Густава Климта (Gustav Klimt) - эротические рисунки

Понедельник, 09 Августа 2010 г. 15:42 + в цитатник
Это цитата сообщения La_belle_epoque [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]


В мастерской Климта в любое время дня находились девушки, которые ждали в соседней комнате на случай, если бы он задумал их нарисовать. Франц Серваез, художественный критик, современник художника, отмечал: "Его окружали загадочные, обнаженные женщины, которые в то время как он молчаливо стоял перед мольбертом, прохаживались по мастерской, потягиваясь, оглядываясь вокруг, наслаждались жизнью. При этом они всегда были готовы исполнить приказ хозяина и стоять неподвижно, когда он ухватывал позу или движение. Или вдруг что-то взывало к его чувству прекрасного, и он запечатлевал это в рисунке".

Климт зарисовывал буквально все что делал. Порою для одной картины делалось более сотни рисунков, каждый из которых отличался какой-нибудь деталью - частью туалета, драгоценностью или жестом. Они грудами валялись в его мастерской, а обожаемые им кошки имели обыкновение рвать их. К несчастью, большая часть его блокнотов с рисунками была уничтожена не кошками, а пожаром в квартире Эмилии Флёге.

Удалось спасти только три альбома. Рисунки, которые сохранились, показывают изнутри оригинальный художественный подход Климта. В картинах обнаженность и сексуальность прикрываются, почти заточаются в орнамент и драпировки, чтобы затем, с танталовыми муками быть частично приоткрытыми.

А в рисунках эротизм проявляется открыто, без грима. Даже при жизни, многие критики считали его рисунки самыми ценными его работами, но их мог видеть лишь ограниченный круг лиц. В отличие от Шиле, который зарабатывал в основном графикой, доходы Климта базировались только на живописи. Для него рисование было необходимым подготовительным процессом или своего рода расслаблением, свободным выражением самого себя без ограничений живописи маслом.

Рисунки Климта не только показывают его мастерство рисовальщика, но и выявляют его эротическую озабоченность и сексуальную свободу, которые вступали в противоречие с закрытым пуританским обществом, в котором он жил.

В этих рисунках нет никаких намеков на видимые временные или пространственные реалии. Это просто женщины, сами по себе. Те самые, которые, как ранее описывалось, ходили обнаженными по его мастерской. Он их рисует всего лишь одним росчерком, избегая внутренней моделировки или затемнения их тел, почти всегда привлекая внимание к их гениталиям или к грудям, используя перспективу, взгляд из объектива, искажение форм, или другие формальные приемы.

Женщины часто изображаются мастурбирующими, погруженными в свои чувственные удовольствия. Их глаза закрыты, а лица слегка отвернуты. Насколько эти женщины должны были свободно себя чувствовать в обществе Климта. чтобы позволить писать себя таким образом! Раскованные, подобные кошкам, погруженные в себя, они слегка мастурбируют, возложив руки на клиторы, одетые полностью или частично, с глазами, перед которыми стоит воображаемый жаркий летний полдень.

Sitzende mit Hut, der das Gesicht verdeckt.
 

 (450x679, 50Kb)

читать далее
Рубрики:  Живопись

Метки:  

Franz von Bayros - II

Понедельник, 09 Августа 2010 г. 14:22 + в цитатник
Это цитата сообщения La_belle_epoque [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]




Franz von Bayros


 

more
Рубрики:  Живопись

Метки:  

Pascal Chove /// Нестареющий сюжет

Воскресенье, 08 Августа 2010 г. 03:14 + в цитатник
Это цитата сообщения красавицу_видеть_хотите [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

 

Художник Pascal Chove   . . .

 

http://2photo.ru/uploads/posts/600px/4268/20090714/pascal-chove/14_07_2009_0770615001247553026_pascal-chove.jpg

 

 

http://2photo.ru/uploads/posts/600px/4268/20090714/pascal-chove/14_07_2009_0781398001247553026_pascal-chove.jpg

Французкий художник

Pascal Chôve - Peintures

 

 

Рубрики:  Живопись

Художник Алексей Лашкевич. Пьянящих лилий аромат

Вторник, 27 Июля 2010 г. 10:16 + в цитатник
Это цитата сообщения beauty_Nikole [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

lashkevish (125x125, 8Kb)Художник Алексей Лашкевич родился в г.Ленинграде в 1964г. Окончил Среднюю Художественную Школу им.Иогансона при Академии Художеств.в 1982г. В 1989г. с красным дипломом закончил Академию Художеств им.И.Репина, факультет архитектуры. В 1988г. отправлен по проекту ЮНЕСКО на Аляску (г.Анкоридж) ,там же прошла первая персональная выставка. Работы художника находятся во многих частных коллекциях по всему миру. Живет и работает в г.Санкт-Петербурге.




Beauty

ArtWork
Рубрики:  Живопись

ЧАСЫ НА КАРТИНАХ ЧАРЛЬЗА СПЕНСЛЕЯ

Среда, 14 Июля 2010 г. 03:02 + в цитатник
Это цитата сообщения Парашутов [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]



Чарльз Спенслей
Charles Spencelayh


27 октября 1865 - 25 июня 1958



Charles Spencelayh My Reflection (Мое отражение).

Выдающийся английский живописец и жанровый портретист в академическом стиле, творивший с
конца викторианской эпохи до середины XX века.
В 1885 году юноша поступил в Королевский колледж искусств (Национальное художественное училище) в Южном Кенсингтоне. С 1892 года Спенслей учился в Королевской Академии искусств, после чего уехал в Париж, где выставлялся на Парижском Салоне. Между 1892 и 1958 годами, Спенслей показал более 30 картин в Королевской Академии, в том числе и свою знаменитую работу "Почему война" (1939), которая выиграла в Академии конкурс «Картина года». В военное время художник часто «потворствовал» национальным чувствам, работая над патриотическими темами. Его работы часто печатались на календарях и поздравительных открытках, что приносило художнику неплохой доход.
Спенслей стал известен благодаря своим многочисленным живописным работам, но его не менее высоко ценили как акварелиста, гравера и мастера портретных миниатюр. Художник был также одним из основателей Королевского общества художников-миниатюристов.
Художник был любимцем королевы Марии, которая была страстным коллекционером его работ. В 1924 году Спенслей написал миниатюрный портрет короля Георга V для игрушечного кукольного дома королевы.
Сын Спенслея – Вернон (1891-1980) тоже стал художником и продолжил викторианские традиции отца, работая в подобном стиле.
Чарльз Спенслей умер в июне 1958 года в Нортамптоне в возрасте 93 лет.
В Оксфордской энциклопедии написано, что художник оказался «устойчивым к современным событиям и направлениям в искусстве и продолжал традиции викторианской жанровой живописи даже во второй половине 20 века». Многие из его бытовых сцен имеют почти фотографическую детализацию. Писал Спенслей и натюрморты, например, "Яблоки" (1951).
Работы Спенслея представлены в галерее Тейт в Лондоне и музее Харриса, в художественных галереях Бредфорда, Манчестера и Престона. 17 декабря 2009 года картина Спенслея "Старый дилер" была продана на аукционе Сотбис (Sotheby's) за 345 тысяч фунтов стерлингов.
В одной из биографий художника я прочел: «Предметный мир его картин, где время как будто остановилось, очень многое может рассказать о викторианской эпохе».
Может быть поэтому на большинстве его картин изображены часы.



В "ЧАСОВОЙ" ГАЛЕРЕЕ 8 КАРТИН
Рубрики:  Часовые механизмы

Эрролл Гарнер

Пятница, 09 Июля 2010 г. 23:32 + в цитатник
Это цитата сообщения Iron_Ann [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Эрролл Гарнер вел холостяцкий образ жизни и был довольно равнодушен к обществу женщин. У него была собака, за которой он трепетно ухаживал. Вся его личная жизнь — это история гения-одиночки, рассеянного, с неустроенным бытом, капризного. Один из его капризов: участники трио должны были всегда выступать во фраках. Это стесняло музыкантов, и басист Эдди Колхаун жаловался, что трудно свинговать на контрабасе во фраке. Однако, для Гарнера вполне естественно носить неудобные наряды. На концерты он берет с собой несколько костюмов, рубашек, галстуков, 4-5 полотенец (у него была удивительная способность вытирать лицо левой рукой, не прекращая игры), несколько бутылок прохладительных напитков и… телефонную книгу Манхеттена: ни одна подушечка для фортепианных стульев не подходит ему лучше . 

Его выступления — всегда сюрприз. Он никогда ничего не планировал. Его руки — каждая по отдельности — имели собственный характер и могли играть в разном темпе. Гарнер, родившись не правшой и не левшой, мог расписываться обеими руками. На концертах он никогда ничего не говорил и не поворачивался к публике. Своих музыкантов Гарнер рассаживал так, чтобы хорошо их видеть и чтобы они видели его: басиста — слева (там удобнее наблюдать за его левой рукой), а ударника — справа. Если в конце пьесы Эрролл делал короткий восходящий пассаж, значит, пришло время перерыва. О том, какая пьеса будет звучать, ритм-группа узнавала из длинных вступительных фортепианных соло: пианист не любил сразу начинать тему.

Рубрики:  Темная сторона музыки / Светлая сторона музыки

Гурам Николаевич Доленджашвили

Среда, 09 Июня 2010 г. 00:45 + в цитатник
Это цитата сообщения Stephanya [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]











Из серии "Женщина в пространстве"
Woman in space

Рисунок «После дождя» из серии «Женщина в пространстве» создан в 2000 году и был представлен на выставке в Московском отделении Всемирного банка, где сразу же его купили. С тех пор на моих персональных выставках постеры «После дождя» пользовались большим успехом. Но посетители задавали вопрос, где и когда они могут увидеть оригинал этой картины. Только через 8 лет я смог выполнить желание моих поклонников. Наконец, нашел время и нарисовал повторно этот рисунок в новом варианте.


После дождя. Карандаш. 37,5х27,6. 12-28. 10. 2000
After the rain. Pencil

Смотреть далее >>>

Рубрики:  Живопись

Табачный художник* Milton Bernal

Среда, 09 Июня 2010 г. 00:41 + в цитатник
Это цитата сообщения PKFNF [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]



Известный кубинский художник Milton Bernal работает в уникальной смешанной технике

- он пишет маслом по бумаге ручного литья и «инкрустирует» настоящими табачными листьями.

Далее...
Рубрики:  Живопись

Девушки от Steve Hanks

Суббота, 05 Июня 2010 г. 19:02 + в цитатник
Это цитата сообщения Лезвие_Бритвы [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

 

 (500x699, 89Kb)
 (600x327, 42Kb)
 (600x490, 72Kb)
 (600x375, 56Kb)
 (502x699, 69Kb)
 (364x699, 63Kb)
 (600x669, 86Kb)
 (417x699, 64Kb)
 (600x497, 73Kb)
 (447x699, 69Kb)
 (289x697, 48Kb)
 (600x321, 45Kb)
 (600x447, 65Kb)

Рубрики:  Живопись

Художник Gianni Strino | 'Женственно'

Суббота, 05 Июня 2010 г. 04:15 + в цитатник
Это цитата сообщения affinity4you [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]


 

Gianni Strino родился в Неаполе, Италия в 1953 году, где и живет по настоящее время.
Закончил Neapolitan Artistic Lyceum и после этого поступил в Faculty of Architecture. Но архитектура привлекла его менее чем живопись, поэтому он полностью посвятил свою жизнь живописи.
Gianni Strino в основном художник фигуратист, хотя в его работах есть также и серии посвященные натюрморту. Он постоянно ищет новые выражения в искусстве, но ему всегда присуще в его работах точный и изысканный рисунок, композиция и цвет.
Картины его находятся в частных коллекциях Италии и Америки. Выставки: Expo Arte Bari, Expo Arte Bologna, Galleria Bianchi D'Espinosa, Galleria Ars Italica Milano и Galleria Esedra Roma.



The Model


Lasibilla



The Host




Nudo


Nudo


***




Larem


***




***


Gianni Strino[/more]

Рубрики:  Живопись

«Женщина-тайна и нежность» в творчестве К. Разумова

Суббота, 05 Июня 2010 г. 04:14 + в цитатник
Это цитата сообщения голубая_незабудка [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]


 

Автор этих работ- художник Константин Разумов (Konstantin Razumov). Он родился в 1961году, учился в мастерской Ильи Глазунова в Академии изобразительных искусств г. Москвы.

Рисовал под влиянием многих стилей, но в итоге освоил технику совмещения реализма и импрессионизма. В большинстве картин – фигуры, черты лица и рук выписаны мастером реалистично, а ткани и окрестности центральных фигур – окрашены мазками в стиле импрессионистов.

Работы этого молодого художника пользуются в настоящее время большим спросом.

 
 
 
 

 

 
Рубрики:  Живопись

Поцелуй у здания муниципалитета

Среда, 28 Апреля 2010 г. 01:08 + в цитатник
Это цитата сообщения Camera_Work [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Роберт Дуасно - " Поцелуй у здания муниципалитета "

 (400x320, 33Kb)

25 апреля 2005 года
был продан знаменитый снимок французского фотографа
Робера Дуасно «Поцелуй у здания муниципалитета»


Большинство из них (фотографий — А.В.) ведут себя хорошо и улыбаются мне, когда я прохожу мимо. Но некоторые — ведут себя как стервы и никогда не пропустят момента усложнить мне жизнь. Наверно, я слишком добр с ними.
Робер Дуасно, «Три секунды вечности».


Может Дуасно имел в виду именно эту фотографию? Она принесла ему славу, деньги и … немало неприятностей. Но обо всем по порядку.

Робер Дуасно (Robert Doisneau, 1912-1994), один из знаменитых — и талантливых — французских фотографов. Почти все его снимки сделаны на парижских улицах. Он создал образ Парижа 30–50 годов ХХ века — образ честный, иногда юмористический и почти всегда романтический.

Самая известная фотография Дуасно «Поцелуй у здания муниципалитета» была сделана в 1950 году. Кадр выглядит абсолютно спонтанным, как будто влюбленные и не подозревают о присутствии фотографа. И сам фотограф утверждал, что фотография была сделана случайно.

Она долго пылилась в архиве агентства с которым сотрудничал Дуасно, ожидая своего часа. Всемирная известность пришла к фотографии через 30 с лишним лет, когда с нее был отпечатан плакат. А известность — это конечно и слава, и деньги: агентство и фотограф заработали на этом снимке более 650,000 долларов.

Все шло так хорошо — но фотография все-таки оказалось «стервой».
Через 40 с лишним лет с того самого момента у здания муниципалитета бывшая актриса Франсуаза Борне подала на Дуасно в суд.
Она утверждала, что это был вовсе не случайный снимок и что именно она со своим другом позировали фотографу. Она требовала выплатить ей 18,5 тысяч долларов и проценты от продаж. В качестве доказательства она показала суду оригинальный отпечаток, на котором стояла подпись фотографа и печать. И хотя суд отказал ей, Дуасно все же пришлось признать, что снимок был постановочным.

В 2005 году Борне потребовались деньги и она выставила собственный отпечаток фотографии на аукцион в надежде заработать 10-15 тысяч евро. Каково же было ее удивление, когда анонимный швейцарский коллекционер заплатил за снимок 155 тысяч! Удивилась не только она: по словам представителей парижского аукционного дома Briest-Poulain-Le Fur они не думали, что фотография уйдет дороже 20 тысяч. Так что если «Поцелуй» и был «стервой» — то не для всех.



http://photoisland.net

Рубрики:  Art & Politics

Метки:  

***

Среда, 07 Апреля 2010 г. 21:24 + в цитатник

================================================================================

Cocteau Twins - Pink Orange Red.

================================================================================

Грустно... =(

Рубрики:  Темная сторона музыки / Светлая сторона музыки

Быть или не быть, сюр или не сюр

Понедельник, 05 Апреля 2010 г. 02:26 + в цитатник
Вячеслав Белков:

- Мне кажется, что избывающие свой жизненный срок человеческие тупые или разумные сущности воспринимают реалии бытия сюрреалистически. Калейдоскоп бредов и догм хроноисторического опыта поколений формирует архетипы Культуры. Персональный житейский опыт и догматы культового сектантства нашпиговывают наши головы стихийными стереотипами. Учение Буддизм предлагает личности разбить эти мировоззренческие очки, искажающие реальность и переродиться. Учение Дзен предлагает вообще игнорировать реальность. А поэт Т.Элиот упростил до минимума задачи людей: "Рождение - совокупление - смерть". Мой былинный персонаж Прохор воспринимает картины современной цивилизации как ГАЛЛЮЦИНАЦИЮ. Как материалист, он считает такую цивилизацию - элементарной частицей Хаоса. Как сюрреалист, он "квантует" из этих частиц свой шизоидный мир... И кайфует от этого.

- Ну, балансируя даже как минимум этими тремя культурами, человек сможет вылезти из голов стереотипов. Очень согласен что мир сюрреалистичен, но, как материалист, я считаю - мир управляем.

- Да, конечно, управлять квартирной уборкой, трактором или тюрьмой можно довольно легко. Можно управлять структурами - финансовыми, охранными, промышленными, и пр... а также различными комплексами или системами. Управленческие задачи современной ЦИВИЛИЗАЦИИ практически близки к своему завершению, где каждый подготовленный специалист или пробивной функционер найдет свое место в мировом муравейнике. Это "утилитарная" и прагматическая сторона реалий в процессе развития человеческой организации.

Вторая составляющая, не организации, а общества это - КУЛЬТУРА. А точнее - формации культур.

Грузинский академик – горный орел. Он сказал: Заря цивилизации может ужиться с закатом культуры. Утюг, аппарат и хронометр – предметы утилитарные. Цивилизация основана на вещах и предметах.

Культура, напротив, прогресса не знает, она - голова витязя на распутье дорог. Она «духовная пища». Это кантовская "Вещь в себе", то есть - СОЗНАНИЕ ВЕЩИ И ЕСТЬ САМА ВЕЩЬ.

У КУЛЬТУРЫ нет и не может быть никаких злободневных задач. Она ведет праздный образ жизни, все семь дней недели - сплошное воскресенье! КУРОРТ! Она (культура) может быть дегинеративна, кособока, шизоидна, трупоподобна, сюрреалистична - АППЕНДИКС ЦИВИЛИЗАЦИИ! ...и наоборот!

Творческие натуры зажигают духовным огнем сферу земного мира.

"Цивилизаторы" приплюснуты к поверхности шара. Иногда они ходят в Большой театр смотреть "Жизель".

Вот здесь вы абсолютно правы - "балансируя даже как минимум этими тремя культурами, человек сможет вылезти из голов стереотипов". ©
Рубрики:  Art & Politics

Афоризмы про книги и чтение

Понедельник, 22 Марта 2010 г. 21:36 + в цитатник
Это цитата сообщения La_belle_epoque [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]



 (494x698, 45Kb)
Подборка любимых афоризмов про книги, их авторов и читателей:

Лучшие книги те, о которых читатели думают, что они могли бы написать их сами.
Б. Паскаль

Чтение хороших книг открывает нам затаенные в нашей собственной душе мысли.
Ш. Пьермон

Некоторые книги следует только отведать, другие - проглотить и только немногие - пережевать и переварить.
Т. Маколей

Умение читать хорошие книги вовсе не равносильно знанию грамоты.
А. Герцен

Природа мудро позаботилась, чтобы человеческие глупости были преходящими, книги же увековечивают их. Дураку следовало бы довольствоваться уже тем, что он надоел всем своим современникам, но он хочет досаждать еще и грядущим поколениям, хочет, чтобы потомство было осведомлено о том, что он жил на свете, и чтобы вовеки не забыло, что он был дурак.
Ш. Монтескье

Из всех изобретений и открытий в науке и искусствах, из всех великих последствий удивительного развития техники на первом месте стоит книгопечатание.
Ч. Диккенс

Все хорошие книги сходны в одном, - когда вы дочитаете до конца, вам кажется, что все это случилось с вами, и так оно навсегда при вас и останется: хорошее и плохое, восторги, печали и сожаления, люди и места, и какая была погода.
Э. Хемингуэй

Книги - окна, сквозь которые выглядывает душа.
Г. Бичер

Книги нужны, чтобы напомнить человеку, что его оригинальные мысли не так уж новы.
А. Линкольн

Самая опасная ловушка, какую только дьявол может поставить человеку, - это внушить ему мысль, что он в состоянии написать книгу, которая принесет ему столько же славы, сколько и денег, и столько же денег, сколько и славы.
М. Сервантес

Книга что жена, ее нельзя давать на подержание даже лучшему другу.
Н. Лесков

Книга, которая не стоит, чтобы ее прочли два раза, не стоит также того, чтобы ее прочли и один раз.
К.Вебер

Чем более читаете, не размышляя, тем более уверяетесь, что много знаете, а чем более размышляете, читая, тем яснее видите, что знаете очень мало.
Вольтер

Так называемые парадоксы автора, шокирующие читателя, находятся часто не в книге автора, а в голове читателя.
Ф. Ницше

Каждый читает такого Бальзака, какого заслуживает.
Пшекруй

***
Джузеппе Арчимболдо. Библиотекарь. 1566.
Рубрики:  На книжную полку

Анна Ахматова об Амадео Модильяни

Понедельник, 22 Марта 2010 г. 01:00 + в цитатник
Это цитата сообщения La_belle_epoque [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

 (300x416, 26Kb) Я очень верю тем, кто описывает его не таким, каким я его знала, и вот почему. Во-первых, я могла знать только какую-то одну сторону его сущности (сияющую) — ведь я просто была чужая, вероятно, в свою очередь, не очень понятная двадцатилетняя женщина, иностранка; во-вторых, я сама заметила в нем большую перемену, когда мы встретились в 1911 году. Он весь как-то потемнел и осунулся.  (348x480, 42Kb) В 10-м году я видела его чрезвычайно редко, всего несколько раз. Тем не менее он всю зиму писал мне. Что он сочинял стихи, он мне не сказал.  (443x698, 153Kb) "Автопортрет"
85 картин
Рубрики:  На книжную полку

Метки:  

Париж Прекрасной эпохи в живописи Эжена Гальен-Лалу

Воскресенье, 21 Марта 2010 г. 19:25 + в цитатник
Это цитата сообщения La_belle_epoque [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]





Эжен Гальен-Лалу (Eugène Galien-Laloue; 1854–1941) является самым «парижским» из французских художников конца XIX века и начала ХХ века. Будучи человеком нелюдимым и, обладая, по слухам, нелегким характером, он посвятил себя, всю свою жизнь одной страсти - живописи. Еще очень молодым, вернувшись с войны 1870-го года, Гальен-Лалу решает зарабатывать на жизнь своим искусством. Он колесит по Парижу на велосипеде, не расставаясь с альбомами для эскизов.

Он быстро становится известным. Живопись всегда будет приносить ему хороший доход. Его картины покупаются заранее. Они пользуются большим спросом среди международных коллекционеров, которым по душе его «маленькие гуаши», посвященные Парижу. Английские и американские коллекционеры уверенно относят Эжена Гальен-Лалу к ведущим художникам Бель-Эпок.

Хронология жизни художника



Eugène Galien-Laloue - La Madeleine, sous la Neige

more
Рубрики:  Живопись


Поиск сообщений в Iron_Ann
Страницы: 23 ..
.. 4 3 [2] 1 Календарь