-Музыка

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в -Koteika-

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 1) Мир_мультяшек

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 11.02.2006
Записей:
Комментариев:
Написано: 3503

+++WINTER+++


Сайта больше нет.

Весна...

Среда, 29 Марта 2006 г. 16:26 + в цитатник
Настроение сейчас -

CAM2IQUK.jpg (108x109, 4Kb)

Кредом последнего времени в голове моей крутится одно стихотворение Яны Станиславовны Дягилевой...



Порой умирают боги -
и права нет больше верить
Порой заметает дороги,
крестом забивают двери
И сохнут ключи в пустыне,
а взрыв сотрясает сушу,
Когда умирает богиня,
когда оставляет души
Огонь пожирает стены
и храмы становятся прахом
И движутся манекены,
не ведая больше страха
Шагают полки по иконам
бессмысленным ровным клином
Теперь больше верят погонам
и ампулам с героином
Терновый венец завянет,
всяк будет себе хозяин
Фольклором народным станет
убивший Авеля Каин
Погаснет огонь в лампадках,
умолкнут священные гимны
Не будет ни рая, ни ада,
когда наши боги погибнут
Так иди и твори, что надо,
не бойся, никто не накажет
Теперь ничего не свято...




А само весеннее настроение диктует мне такие строки:

Давай-ка поверим с тобой в чудеса
В том мире, где не до чудес...
Давай-ка пойдем погуляем в леса
В том мире, где вырублен лес...
Давай-ка откроем на небе звезду
Где в небе есть дым лишь один...
Давай-ка поверим с тобою в мечту,
А после ее продадим...

Грустно...

Солнышко или очень длинные сумерки (продолжение)

Четверг, 23 Марта 2006 г. 21:31 + в цитатник
Настроение сейчас -

Глава 3

Айя-ху-аска



Продолжение.





– Хорошо. Все будет хорошо… – ответила девушка и обняла Еджи…

Что касается Айи, то его подобные странности тоже не обошли стороной. Подобно Оми, он тоже очутился в малознакомой комнате. Ран фуджимия открыл глаза. Перед ним стояла девушка, облаченная в белую ночную рубашку. В руке она держала белого игрушечного медведя с глазками-пуговицами.
– Айя, сестра моя, ты жива… – промямлил Ран. Айя ничего не ответила и только посмотрела на брата большими круглыми глазами.
Она смотрела на него молча и долго, не отрываясь... Ран молчал , не зная что тут можно сказать.

Все четверо Вайсов в этот момент находились в совершенно ином мире, в том, каким он должен был быть для них, но почему-то не стал. В мире своей мечты, которой не суждено было сбыться в реальности. Но их пребывание в этом мире, как на зло, не оказалось продолжительным; Ран заметил, как в его глазах постепенно меркнет свет, предметы становятся менее осязаемы...
- Айя, Айя, не уходи, не оставляй меня!... - Кричал Ран, но было поздно.
Команда очнулась в мрачном подъезде, лежа в центре нарисованной мелом на полу огромной пентограммы.

- Гой еси, о господа...
Не было вас две недели,
Да вернула вас Звезда...
Вы нашли то, что хотели?
Успокоилась душа?...
Аль не вышло не шиша? - Спросил астральных путников Иван ГрЁзный, бывший как всегда на веселе. Ран посмотрел по сторонам, ища ответа на вопрос, что же он тут делает. Так и не получив ответа ни от одной из сторон, он взглянул на Ивана и сказал: "Нет. Мы уходим домой". И "Вайс" отправились в гостиницу. Остался только Оми.
По пути в гостиницу Ран всю дорогу возмущался.
- Оставили ребенка на попечение нариков! Хотя он сам виноват, пускай и разбирается. Но куда мы глядели, когда на это шли? Мы потеряли две недели, просто тупо провалявшись в подъезде, когда за это время мы уже могли бы найти тело моей сестры...
- Айя... - перебивал Рана Кен.
- Что Айя? Чуть что, сразу Айя! Я одного не могу понять, как МЫ могли на такое попасться? Как? Ой, во рту пересохло, дай компотику глотнуть... - и Ран взял у Кена из рук стакан компота и выпил его залпом. - Ой, что-то мне не хорошо... У тебя... Компот... Улыбается оранжево, как летом...
- Айя!... - пытался перебить Рана Кен, но Айя уже лежал пластом на земле.
- Компот... Я пронес его с собой... Так вот что имели ввиду Иван и Царь... Может, мы могли так исправить свое прошлое? Ведь теперь в моем прошлом нет компота!!! Боже, что я за чушь несу... - подумал про себя Кен.
- Что с Айей? - спросил только что подошедший Еджи, всю дорогу за ними не поспевавший.
- Спит. Устал, бедняга... Подождем, пока проснется.
- Ага. Пойдем потихоньку. - предложил Еджи и они прогулочным шагом
отправились в гостиницу. Еджи закурил сигарету и сказал Кену:
- Я написал оду сигаретам.
- ??? (О_О)
- Меня могут понять неправильно, но я вообще редко что пишу и если такое случается, это можно уже считать подвигом... (^_^)
Струйка дыма серебрянной речкой
Поднимается ввысь к облакам
И, сплетаясь в немые колечки,
Разольет холодок по рукам.

Пять минут, только чтобы проснуться,
Пять минут, только чтобы уснуть,
Пять минут, чтоб уйти и вернуться,
Чтоб продолжить неблизкий свой путь.

Они остановились и посмотрели на поднимающегося вдалеке с асфальта Рана. Ран неспеша подошел к Кену и спросил:
- Что это значит? - при этом он стал интенсивно искать свою катану, которую к счастью оставил в номере гостиницы.
- Что все это значит? - повторил вопрос Ран и насупился.
- Этот компот... В общем, я пронес его через... Это из-за него я когда-то не прошел допинг-контроль. Я пронес этот стакан из своего прошлого.
- И ты все это время молчал??? - Неистово закричал Ран, несколько раз ударил Кена и вышиб из него по 20(НР) очков. Очки упали и разбились.
- Ран, зачем ты разбил столько очков? Вокруг столько незрячих старушек... - Спросил Хидака, но Ран его не слышал. - Может ты перепутал очки и очко?
- Очко я не перепутал, всадил куда надо... То есть очко это те же очки, но в единственном числе.
- У Брэда были прекрасные очки...
- И очко. Причем тут Брэд, что за бред? Ты уходишь от темы разговора, путаешь показания!
- Может, проведем очную ставку?
- Очную или очечную?
- Очечную вставку.
- Давай, но дома и после отбоя... (^_О)
- э... (+_+)

***
В это время довольный Акума, оставив довольную Умаи и обернувшись, от греха подальше, мужчиной в плаще, вернулся к себе домой. Он отшторил клетку, в которой сидел заточенный автор сего рассказа...
- Твое время пришло... Сейчас я покажу тебе свою сущность...

Продолжение следует...

Акума.jpg (700x403, 354Kb)
Рубрики:  Трилогия "Солнышко"

Результат теста "Ваша ориентация"

Понедельник, 20 Марта 2006 г. 00:09 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"Ваша ориентация"

Вы бисексуал(ка)

Вам иногда нравятся люди своего пола, - есть в них что-то магически притягивающее. Но вам нужны и традиционнные отношения
Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Быть счастливым легко...

Воскресенье, 19 Марта 2006 г. 23:15 + в цитатник
Настроение сейчас -

.

девушка в стиле ретро3.jpg (587x467, 286Kb)

Результат теста ":: Ваш "психологический" возраст ::"

Вторник, 14 Марта 2006 г. 21:27 + в цитатник



Эх.... Люди, если у кого выйдет моложе 20, напишите, как вам это удалось...

Солнышко или очень длинные сумерки (продолжение)

Воскресенье, 05 Марта 2006 г. 21:25 + в цитатник
Настроение сейчас -

Глава 3

"Айя-Ху-Аска"

- Гой еси, о господа...
Путь свой держите куда?

Иван ГрЁзный подошел ближе к открытому кольцом порталу, из которого доносился голос, и сказал:
- Не оставь сие в секрете.
Не видал ли где на свете
Айи Тян ты молодой?
Ищет брат ее родной.

И ответил Великий Голос: - Ничего не скрою, что ведаю… Показать вам могу путь-дороженьку, да идти вы по ней не сумеете. Силы духа не хватит вам по дороженьке той идти. Приведет она вас, иначе, к вашей смерти безвременной.
- Но мы должны разыскать сестру. Что же нам делать? – возмущенно закричал Оми Цукиено.
- Мне плевать, сколько жертв уйдет на то, чтобы найти мою сестру!!! Немедленно покажи нам дорогу!!! –закричал Айя и снова достал свою катану, чтобы напасть на Великий Глас.
- Слыш, чувак… А кого ты собрался одолеть этой железной херней? Если меня, то это зря… Я всего лишь голос, меня нельзя погубить. Я – голос в твоем подсознании.
- Ублюдок!!! Сейчас же отведи меня к моей сестре!!!
- Но я не могу рисковать вашей жизнью… Ваших сил недостаточно, чтоб свершить этот путь. Но… Ладно, я могу вам помочь. Иван ГрЁзный даст вам один эликсир, который поможет вам повысить ваш уровень манны.
Вайсы оглянулись на Ивана, который, в свою очередь, достал из внутреннего кармана какую-то маленькую стеклянную бутылочку, наполненную темно-оранжевой жидкостью.
– Что это? – Удивился Айя.
– Лиана Banisteriopsis Caapi. "Вино Смерти"... – ответил Иван. – Оно поможет вам пройти через врата портала и отправиться на поиски сестры. Достаточно сделать по одному глотку. Запейте его пивом и – вперед…

Так они и сделали. Каждый из четверки «Вайс» по одному подошел к Ивану ГрЁзному и сделал глоток из стеклянной бутылочки.
– Фу, как горько… – Прошипел Еджи, запивая оное зелье «Старым Мельником».
Когда вся команда уже оказалась под властью «Вина Смерти», Царь Лестригонов стал читать икарос (так называются магические песни). Под монотонное пение Царя, команда ступила ногами в портал…
– Что это??? – Закричал Оми, почувствовав, как земля уходит из-под его ног. Пол под ногами «Вайс» провалился в небытие и вместо него теперь находилась цветная протоплазматическая воронка. Стены подъезда оплыли и стекли вниз, сделавшись блестящими как ртуть. Оми, Айя, Кен и Еджи стали медленно проваливаться внутрь воронки, исчезая из поля зрения друг друга…
В конце концов, ноги Оми нащупали под собой нечто более-менее твердое, означавшее собой, что на него можно ступать. Ступать приходилось с трудом, все равно, что пытаться идти по дну под водой. Но все-таки ему удавалось делать маленькие и медленные шаги. Перед ним предстала дорога, уходящая в белый туман. Дорога висела в воздухе. Ни над ней, ни под ней, ни сбоку ничего не было. Ничего, кроме нескончаемого белого света.
– Похоже, мне придется идти осторожно… - подумал про себя Оми, идя вперед по дороге.
Он шел долго, дорога вела далеко. Останавливаться не было смысла, тем более что было очень сложно держать равновесие. Вдалеке показался неясный темный силуэт. По приближении к силуэту, он становился все отчетливее виден. Подойдя к силуэту вплотную, Оми увидел, что силуэт представляет собой ни что иное, как огромную бревенчатую дверь с железным кольцом. На двери располагались ставни. Отодвинув ставни, Оми потянул за кольцо и дверь открылась. Он вошел. Мгновение, и он каким-то образом оказался в какой-то квартире, которая почему-то казалась ему знакомой. Он присел на диван, который стоял с ним рядом. Из соседней комнаты послышался женский голос:
– Мамору, ужин готов! Иди мыть руки!
Оми не поверил своим ушам. Он тихонько отворил дверь и заглянул в ту комнату, откуда доносился голос.
– Мамору, сынок… Вымой руки и садись за стол. – сказала женщина. За столом сидел отец Оми. Такатори сан пригласил сына за стол. В полной растерянности Оми сел ужинать со своей семьей… Семьей, которой не было. Не было уже больше десятка лет…
– Тебе сегодня звонила какая-то девушка. Она приглашает тебя в кино.
– Да, я перезвоню ей. – ответил Оми, пребывая в шоке от происходящего.

Тем временем Кен очнулся в небольшой столовой, рядом с тарелкой рисового супа и стаканом компота.
– Где это я? – Подумал Кен. В эту минуту к нему подошел какой-то парень спортивного телосложения.
– Хидака, заканчивай просиживать штаны. Допивай компот, у нас допинг-контроль через час.
– Странно, компот… Но откуда ему знать, что меня именно сейчас мучает жажда… Так вот в чем дело… Компот!!! – Кен вскочил из-за стола и бросился в шею спортсмену. – Предатель! Предатель!!! Это ты подмешал наркотик к моему компоту, прекрасно зная, что меня мучает жажда… Это ты?
– Нет, что ты делаешь??? Я ничего не знаю об этом. Решительно ничего…
Отпустив спортсмена, Кен направился к выходной двери. Кто-то, стоящий у двери посмотрел на него исподлобья и ушел. Через час у Кена состоялся допинг-контроль. Кен Хидака был допущен к соревнованиям по футболу…

Еджи Кудо проснулся в кровати, в каком-то старом доме. Рядом с ним лежала какая-то девушка, она гладила его рукой по волосам.
– Завтра у нас новое расследование… – Сказала она, и ее голос показался до боли знаком…
– Аска?... – Проговорил Еджи дрожащим голосом…
– Да, любимый… В чем дело? – Спросила девушка.
– Аска… Нет, давай никуда не пойдем завтра. Никуда. Мы найдем другую работу, Аска, мы уедем в другой город, Аска, мы… Я люблю тебя, Аска, я боюсь тебя потерять… Я боюсь…
– Хорошо. Все будет хорошо… – ответила девушка и обняла Еджи…

Продолжение следует…

ккк.gif (300x300, 627Kb)
Рубрики:  Трилогия "Солнышко"

Солнышко или очень длинные сумерки (продолжение)

Суббота, 04 Марта 2006 г. 00:25 + в цитатник
Настроение сейчас -

Иван ГрЁзный и Царь Лестригонов присели на ступеньки подвальной лестницы рядом с четверкой "Вайс".
- Вы, верно, что-то ищете... - телепатически подметил Царь Лестригонов. Вайсы переглянулись с недоверием, только Оми добродушно кивнул головой и улыбнулся.
- Да, мы ищем одну девушку. - наивно ответил Оми .
- Девушку? Странная история...
- Сестру нашего Айи. Она умерла, а тело похитили.
- А вы уверены, что ее похитила не банда мазохистов-некрофилов?
- Да. Они на такое не решились бы...
- Тогда это сделали Темные, из других миров. В таком случае мы можем вам помочь. У моего друга есть одна вещица, которая вам поможет. Это кольцо. Оно открывает порталы в иные миры. Иван! - позвал Царь Лестригонов Ивана ГрЁзного, и тот повернул к нему лицо. - "Твори, что желаешь."
Иван ГрЁзный снял с пальца правой руки золотое кольцо и бросил его в лестничный пролет, приговаривая:

-Ты катись-катись, колечко
По ступенькам до крылечка,
Очерти собою круг...
Мертвый враг, воскресший друг.

Мокошь ниточку завяжет,
Ночь дороженьку подскажет.
В узелок сплети пути,
На вопрос ответ найди

Где же Айина сестра?

-И послушалось колечко,
По ступенькам до крылечка
Полетело, зазвенело,
Очертив собою круг
Замерло на месте вдруг...

-Да восстаньте перед нами
Злые силы черной Нави...
И восстали злые силы
Трупы вышли из могилы,
Дули ветры, бури выли...
Правда кривды, небыль были,
Все открылось в этот час
Да воззвал великий глас:

- Гой еси, о господа...
Путь свой держите куда?
Рубрики:  Трилогия "Солнышко"

Без заголовка

Понедельник, 27 Февраля 2006 г. 23:55 + в цитатник
Настроение сейчас -

Ни-че-го на свете лучше не-ту,
Чем сидеть все лето за просве-етом,
Мы мультфильм отснимем, между прочим,
Если нас Чубайс не обесто-очит...
Если нас Чу-байс не о-бес-то-очит...
Ла-ла-ла-лалала... ла-ла-ла-лала, е! Е-е! Е-е!

Аниматоры.jpg (666x820, 321Kb)

Солнышко или очень длинные сумерки (продолжение)

Пятница, 24 Февраля 2006 г. 23:30 + в цитатник
Настроение сейчас - :)

Часть 2

«В поисках Дьявола»



Четверка «Вайс» стоит на аэровокзале с тяжелыми сумками...
- Айя, а куда мы летим? – поинтересовался Оми.
- Искать мою сестру. – мрачно ответил тот.
- Я знаю, но куда? Ты знаешь куда лететь?
- Мы летим в Россию.
- Почему ты так уверен, что твоя сестра в России?
- Сам подумай! В какой нормальной стране она нужна? – шепнул Еджи на ухо Оми. Айя ничего не ответил, лишь пригрозил катаной.
Приятный женский голос объявляет рейс на Москву, «Вайс», резко хватая сумки, бежит к самолету.

***
А в России, в городе Москве, в это время во весь опор несся по улицам черный катафалк Акумы.
- Я больше так не могу, я должен покончить с этим раз и навсегда!!! Я должен убить автора, чтобы все, наконец, закончилось!!!
Черный катафалк свернул на улицу Народного Ополчения, и, проехав несколько метров, уже несся по улице Маршала Бирюзова. Остановившись у дома номер 8 корпус *, Акума вышел из катафалка, захлопнул дверь и посмотрел на часы.
- Без пяти двенадцать... Но утра или вечера? Я сам уже запутался... Но одно я знаю точно. Когда-нибудь автор будет здесь. Поедет в лицей или еще куда-нибудь... Мне все равно. Я подожду.
Акума обернулся в черного кота и спрятался в дырке в стене, где обычно лазали разные другие бездомные коты и кошки. Черный кот с красными блестящими глазами следил за всеми, кто проходил мимо.
***

Семь тысяч над землей. Протяжное гудение турбин. Четыре места в середине салона.
- Айя, сделай лицо попроще, а?! – обратился к коллеге Еджи.
- Грррр!
- Ты сам виноват! Из-за тебя нас еще и оштрафовали!
- Гррррр-р!
- В любом транспорте запрещается носить и тем более использовать холодное оружие!
- Грррррр-рр! Я не расстаюсь со своей катаной даже в постели, если ты не заметил! Почему я должен сдавать ее в какую-то там камеру хранения, где ее сопрет какой-нибудь мент?
- Я давно понял, что с тобой бесполезно спорить, но не думал, что настолько бесполезно!!!
- Если ты не заткнешься, я «стоп-кран» дерну! – прорычал Айя.
- Дерни, дерни! Тогда разобьются все. И ты в том числе!
- А вот и дерну, мне не жалко! Лучше сам сдохну, чтоб твою рожу больше не видеть!
- Ребят... – в разговор вклинился Оми.
- Заткнись, Оми! Не мешай нам говорить по душам!
- А чем тебе ребенок виноват? За что ты на ребенка орешь?
- Заткнитесь все! Где этот гребанный «стоп-кран»?
- Ребят! – Оми снова пытался вклиниться в разговор. – В самолете нет «стоп-крана».
- Ну и отлично, тогда я сделаю харакири! Но не себе, а тебе, Еджи!
И Айя вытащил катану, чтобы вспороть живот своему другу.
- Ребя-а-ат!!!
- Ну что??? – провопили Айя и Еджи одновременно, в процессе убиения друг друга.
- Мы к Москве подлетаем, собирайтесь...
Четверо нелюдей, похватав вещи, приготовились к выходу...
Самолет остановился и все направились к двери.

Аэропорт «Шереметьево» встретил гостей холодным дождем и желтым светом на глянцевом асфальте. Небо над головой было черным. Четверка поймала такси и поехала на Тверскую. Остановившись в гостинице-отеле «Минск», коллеги побросали вещи, и пошли спать. Усталость настолько подкосила их, что они спали без задних ног.
На следующий день (если это можно назвать днем) четверка «Вайс» проснулась, обнаружив себя на кроватях без матрасов и в грязной, разорванной одежде. По приезду в гостиницу, они уснули, так и не успев ни переодеться, ни разобрать ни кровати, ни сумки... И тем более, проснулись они вечером. Поздним вечером, а за окном светило солнышко. Как ни в чем не бывало.
- Какого черта это солнышко все еще светит? - Воскликнул с неистовостью абиссинец.
Во всяком случае солнышко было единственным предметом, которому удавалось доводить Айю до белого каления, не рискуя при этом получить удар катаной…
- Ну что, пойдем сегодня гулять по вечерней Москве? – спросил невзначай бомбеец, поймав на себе взгляды остальных.
- Маленький еще! – ответил подростку балинез, закуривая сигарету с таинственной улыбкой на лице. – Умаи придется взять с собой…
- Зачем? – спросил балинеза абиссинец.
- Не зачем, а почему. Потому что иначе она доберется до общей столовой и конец света наступит раньше, чем ты думаешь…
- И как ты предлагаешь ходить с этим по улице? Скажешь, что это наша дрессированная хлебобулка?
- А давайте зарегистрируем ее где-нибудь, как монстра из «Doom-3»? – предложил бомбеец, снова поймав на себе все взгляды.
-Ладно, пойдем погуляем, а кошку на цепи потащим. – сказал Ран и все безоговорочно согласились, прекрасно зная, что будет, если Айе возразить.

Несколько минут спустя, четверка уже не спеша прогуливалась по Тверскому бульвару, волоча за собой на цепи какое-то несчастное зеленое пупырчатое создание на четырех куриных ножках. Сначала все четверо шли одним рядом, а потом Оми и Еджи отстали, а Кен и Айя ушли чуть вперед. Воспользовавшись отрывом, Оми перехватил цепь с Умаи в более неудобную руку, а более удобной подхватил под руку Еджи. Желтый свет московских фонарей и сама атмосфера этого города настолько вскружили подростку голову, что он уже вряд ли отдавал себе отчет в своих действиях. Оми прижал руку Еджи к себе и сказал:
- Знаешь, я никогда не писал стихов… Но сегодня, когда мы, наконец-то, в романтической обстановке идем под руку друг с другом… Наедине…
- Ты сочинил стихотворение?
- Да, мой дорогой Еджи. И я хочу посвятить его тебе.
- Котенок, я внимательно слушаю тебя! – произнес балинез, посмотрев на Оми.
-Вечерняя Москва в своем очарованье,
И пары по аллее кружатся юлой…
Листвы березок робкое дрожанье,
И вовсе никаких намеков на яой.

Еджи и Оми резко остановились, ошарашено посмотрев друг на друга.
- Э… Ну… Я вовсе не то хотел сказать… - Начал оправдываться Оми, но Еджи перебил его слова:
- Нет, нет, все в порядке… Если ты хотел сказать вовсе не то, то попробуй сказать то, то есть то же самое, но другими словами или совершенно иное теми же словами, что и то… Или совсем не то... Я хочу сказать, повтори это еще раз…
И балинез посмотрел на бомбейца такими кавайными глазами (^_^), что тот готов был сразу продать за них душу дьяволу да еще и с доплатой. А сам-то Дьявол в этот момент по-прежнему ждал своего звездного часа…

* * *
Проведя в ожидании уже достаточно времени, Акума увидел, как со стороны метро к дому неспеша идет какое-то «невнятное тело»…
- Автор!!! – тут же подумал Акума и спрятался в дыру в стене возле входной двери. – Вот теперь-то ты мне за все ответишь…
Как только автор подошел к двери и достал ключи, Акума вернулся в свой прежний вид и укрыл автора плащом.
- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!! … - раздался одинокий крик в темном переулке… Секундой позже там уже не было никого… И автор, и Дьявол исчезли… Они растворились в воздухе, оставив вместо себя медленно уплывающий туман…

***

Почти в тот же момент Акума в образе кота оказался уже на Тверской и во всю прыть несся в поисках ненавистной ему четверки… Свернув на Тверской бульвар, Акума пробежал еще несколько метров и вдруг… Его как будто поразила молния… Он встал, как вкопанный… Ах, этот романтический желтый свет московских фонарей, что… Что он делает с людьми, не говоря уже о котах… Он увидел ее. Она была прекрасна и столь грациозна, как ни одна в этом мире леди, даже самой модельной внешности…
- Ах, мон ами… Мон ами… - сладко промурлыкал Сатана и свернулся клубочком. Она была великолепна прежде всего тем, что она была кошкой в своих жестах и повадках, во взгляде, в голосе… Она была просто кошкой. Это прежде всего все объясняло… Акума подошел к ней осторожно и, обняв ее нежно хвостом, тихонько проурчал на ушко: «Парлеву де Франсе, мон ами?...»…
- Эй, Еджи, смотри!!! Что это за облезлый котяра клеится к нашей Умаи?
- Несчастное голодное животное… Даже не предполагает, что перед ним всего лишь обман зрения…
- Мне кажется, наша кошка интересует этого кота не в качестве еды…
- Умаи! Это первый кот, который разглядел в тебе женщину!!! Что ж, по такому случаю, я думаю, можно ненадолго оставить вас наедине.
Еджи отстегнул от кошки цепь и Акума с Умаи ринулись к ближайшему дому на чердак…
Немного погодя, бомбеец и балинез догнали ушедших в отрыв Айю и Кена, которые уже успели перехватить по дороге по бутылочке пива. Взяв еще пару ящиков пива, «Вайс» направились на их распитие в подъезд ближайшего дома, так как очень не хотели попадаться с пивом на глаза местным ментам. Войдя в какой-то мрачный подъезд незнакомого им дома, они спустились в темный сырой подвал. Устроившись там, насколько это было удобно, коллеги стали откупоривать бутылки. Вдруг послышались чьи-то тихие, редкие шаги…

Из темноты появились два силуэта. Это были двое юношей лет 25.
- Добрый вечер, друзья, вам не спится?
Очень рад лицезреть ваши лица…
- произнес первый юноша приторно-сладким голосом. Он был весьма мрачной наружности, хотя чем-то весьма похож был на хиппи.
-Позвольте представиться, Иван ГрЁзный, к Вашим услугам…
- произнес первый юноша. Второй юноша был одет в строгий пиджак и не отличался особой болтливостью. У него было очень худое лицо. Он кивнул головой в подтверждение слов своего товарища.
-В мире полном отчаянья, слез,
Я прослыл повелителем грез
Оттого и зовусь Иван ГрЁзный.
Рядом – друг мой. Он очень серьезный.
- Я – ЛАМ. Царь Лестригонов. – представился второй юноша.
-Он очень добрый человек… Иногда, присев в сторонке,
Для сирот и бедноты
Отливает он коронки,
Ставит зубы и мосты…
-Н-н-ну, что же… Приятно познакомиться.- сказал Оми Цукиено. Остальные посмотрели на этих двоих с недоверием, но возражать не стали. Все-таки пиво, мир, май…

Продолжение следует…

асталависта.jpg (699x498, 251Kb)
Рубрики:  Трилогия "Солнышко"

Солнышко или очень длинные сумерки (начало)

Среда, 22 Февраля 2006 г. 17:01 + в цитатник
Настроение сейчас - :)

Это - третья часть трилогии о Солнышке. Немного ранее была выложена первая часть:"Солнышко или очень длинный день", Написанная D-Sent. После третьей части, вы увидите вторую. Приношу свои извинения за неполадки в порядке выкладывания частей... Желаю приятного прочтения.







Посвящается Еджи Кудо (D-Sent), автору первых двух частей трилогии.



Солнышко или очень длинные сумерки.

Часть 1
« Последняя попытка »

Над городом ярко светило солнышко. Облака медленно плыли по летнему дневному небу. Автомобили почти бесшумно проносились по магистрали, показывая тем самым, как далеко уже успел зайти технический прогресс. На улице стояла прекрасная погода. Шел 2025 год.
Рядом с магистралью, среди нескольких семизвездных отелей стояло здание, явно не вписывающееся в окружающую обстановку. А сами представьте! Среди стильных многоэтажных небоскребов располагалось нечто, больше похожее на средневековую хижину, с ржавой дырявой крышей, изредка заколоченной досками. С пыльными и местами выбитыми окнами, облупившейся краской какого-то ядрено-розового цвета. Над дверью была прибита табличка, причем не гвоздями, за неимением оных, а чьими-то заколками для волос. На табличке красовалась наполовину стершаяся надпись, по-видимому обозначавшая название магазина. То ли фотомагазин "Коника", разорившийся из-за того, что цифровые аппараты вытеснили с рынка пленочные, то ли "Конеко (Котенок)", цветочный магазин. Во всяком случае старожилы утверждали что второй вариант наиболее правилен. И они были действительно правы, поскольку магазин по-прежнему работал.
За одним из пыльных окон отодвинулась шторка и окно распахнулось. Несколько сухих дохлых кактусов с треском посыпались на пол. Из окна высунулась мордашка какого-то молодого паренька с бейсболкой на голове. Это был Оми Цукиено.
- Черт побери, Оми! Даже самое невинное действие, совершенное твоими руками хуже атомной войны! Немедленно отойди от окна! - закричал на него красноволосый паренек в ядерно-рыжем свиторе. Айя ни чуть не изменился за все прошедшее время. Его поганый характер становился только хуже. Он достал катану, опять таки не известно откуда (может быть от кудО, так как Еджи сколько не прятал Айину катану у себя под кроватью, когда ее удавалось у него стырить, катана снова материализовывалась в руках Фуджимии). Разбежавшись, Айя расшиб катаной вдребезги окно, так что бомбеец еле успел отскочить в сторону. - Видишь, что из-за тебя случилось! - Произнес Фуджимия с наивным видом. - Лучше иди и приготовь чего-нибудь, типа хавчик!
Против лома нет приема, и Оми поплелся на кухню за едой и табличкой "Обеденный перерыв". Жалко только, что бомбеец забыл, что последние два года вся кухня - это обширные владения кошки Умаи, садо-мазо-монстра, научившегося притворяться не только яичницей-глазуньей, но и более изысканной пищей, например, спагетти с солеными огурцами или куриными окорочками под соусом чили. Однажды она даже притворилась быстрорастворимым кофе и несчастный Кен стал жертвой этого коварства. Ночью он проснулся от того, что на сердце будто бы кошки скреблись. А то что это не "будто бы", он понял, когда из его желудка стало доноситься протяжное мяуканье. Но сибиряка так просто не сломаешь, немного слабительного сделало свое дело. Без сомнения, ему было жалко Умаи, когда она, мяукая и царапаясь, выходила из Кена вместе с остатками былой роскоши естественным способом. Но себя самого было жалко не меньше. И все-таки Кен славный парень. Иногда, присев в сторонке, для сирот и бедноты отливает он коронки, ставит зубы и мосты. Но это уже лирические отступления. В общем, прийдя на кухню, Оми оказался полностью беззащитен от этой стихии. Приготовив завтрак для Айи Оми убедился, что признаков жизни в еде не обнаружено, потыкав как следует ее для этого вилкой, и можно смело подавать ее к столу. Поставив тарелку с картошкой, огурцами и чашкой чая ( уже не кофе.Значит опыт появился) на стол, в качестве отвлекающего маневра для Айи, Оми пошел в другую комнату и заперся на замок, чтоб посмотреть в окно. Наслаждаться видом на стрит ему пришлось не долго, так как через полминуты из комнаты послышался душераздирающий крик Айи. В этот момент картина в комнате представлялась примерно, как в фильме "Чужой". Айя в рыжем свитере бегал по комнате, красные волосы развивались в разные стороны, а на его лице вцеплялось когтями какое-то странное и страшное зеленое существо. Это было ужасно: зеленое на красном. "Огурцы!!! Я так и подозревал..." - прошептал Оми и, открыв дверь, побежал к Айе. Когда Бомбеец оказался на месте происшествия, Фуджимия уже отскребал остатки кошки со своего лица с помощью бритвы.
- Почему ты так не любишь нашу кошку? - неистовствовал бомбеец.
- Потому что ты не умеешь ее готовить!!! - ответил Айя и снова откуда-то взял катану, хотя Еджи и в этот раз запрятал ее как можно дальше.
- Уменя такое предчувствие, что он просто ненавидит меня... - подумал Оми, как можно быстрее запираясь снова в соседней комнате. А Йоджи с Кеном в этот момент резались в "Дурака" на крыльце. Причем Йоджи подозревал Кена в том, что тот, похоже, мухлюет. Иначе бы он не отбивался уже десятым козырным тузом подряд. И так проходил каждый день, поскольку пока Менкс, замещающая Персию, не придумает новой миссии, делать нечего вообще. Да и не зачем.
***
- Как же они все надоели мне! - мрачно произнес бледный человек в черном плаще.
- Я давно говорил тебе оставить их в покое... - ответил седобородый старик и поправил нимб над головой. - И чего ты так злишься?
- Никто меня не любит, никто не приголубит... Эх! То не ветер ветку клонит, не дубравушка шуми-ит! То мое сердечко стонет... Господи, дай мне просто прикончить их!
- Будь милосерден, брат мой... Когда нибудь они прикончат друг друга сами, поверь мне...
- Значит нужно как-то приблизить это счастливое время!!! Ты не мог бы помочь мне в этом???
- Я бы с радостью, но я... Как там меня... Бог! И я не могу причинять вреда людям. Это вредит моему рейтингу. Так что тебе придется справляться самому. Я не буду мешать тебе.
- Хоть на этом спасибо. Ну что же... Попробуем еще раз...
Акума запахнулся черным плащом с головой и исчез.
***
Смеркалось... Солнышко медленно опускалось за горизонт под звуки похоронного марша. Но откуда доносились эти звуки, напоминающие каждому о том, что классика вечна?
- Фарфи, мы слышали этот трек уже сорок пятый раз подряд! Давай что-нибудь современное!!! И не говори, что это обижает Бога...
- Не говорю. Но это так. А что ты предлагаешь? - Сказал светловолосый паренек со шрамами на лице, поворачиваясь затылком к церковному органу, на котором и пытался сыграть столь полюбившееся ему произведение. Орган он умудрился стырить из церкви еще год назад и никто до сих пор не знает каким образом, поскольку инструмент во много раз превышает размеры любого человека. Но вернемся к разговору.
- Ну во всяком случае не такое заупокойное. Спой что-нибудь, попробуй. Повеселее... - Подначивал Фарфарелло Шульдих, который готов был уже сам поскорее умереть от Фарфиной игры.
- Повеселее так повеселее... Ладно. Черный Во-о-орон, что ты кру-у-ужишь...
- Вот так гораздо лучше! - сказал Шу, обрадовавшись тому, что хоть немного удастся отдохнуть от этих, пробирающих до костей, звуков и устроился получше на диване, укутавшись в шубу из ламы, которую привез из Тибета. Фарфарелло эту шубу не любил, даже не смотря на то, что она теплая и мягкая. Просто он знал, что лама - это тибетский священник, а носить шубу из скальпа монахов, значит опять таки обижать Бога. Но Шульдиху он это прощал все равно, поскольку тот за свою жизнь сколько Бога не обижал, ему ничего за это не было. Тут в комнату вошел Наги.
- У меня плохие новости, товарищи... - сказал Наги, слегка переминаясь с ноги на ногу. В этот момент следом за Наги вошел Брэд.
- Что такое? - спросили Шу и Фарф одновременно.
- Кто обкурился? - переспросил Брэд, не поняв суть их вопроса. Но вскоре до него дошло.
- Вы еще помните группировку "Вайс"? - продолжил свой вопрос Наги - Помните, может быть, у Фуджимии была сестра Айя Тян?
- Э-э-э... Ну да... - ответили хором остальные и их лица перекосило испугом.
- Она еще в больнице всю жизнь лежала и вроде как умерла не так давно...
- Ну и...
- Ее тело неделю назад было похищено из морга.
- Что???
- Ходят слухи, что это сделала банда мазохистов-некрофилов, но у меня такое предчувствие... Что она сама... Впрочем, не будем о грустном.
- А вдруг она и впрямь воскресла? - ужаснулся Брэд.
- Понимаю еще, что Христос воскрес. Но Айя Тян?! Это же ой-ой-ой, как обижает бога...- подметил Фарф. - Неужели Второе Пришествие?! Апокалипсис!!! - чуть ли не насмерть перепуганный парнишка с криком выскочил из комнаты.
- Надеюсь, "Вайс" еще не знают об этом? - произнес, наконец взяв себя в руки, Брэд.
- Да, этого никак нельзя допустить, иначе все начнется сначала... И вся эта херня с солнышком повторится... Нужен отвлекающий маневр. Ну да, точно! У них же Умаи беременна! Вот и повод для встречи. - Мастерски подметил Шульдих.
- Это было еще год назад. Она случайно села на мою пипетку с валерьяновыми каплями. Неужели она еще не родила? - изумился Кроуфорд.
- Ну, да нет. Она стеснялась как-то... А теперь, видимо, решила разрешиться... Ну что ж, собираемся...- сказал, как отрезал Шульдих и "Шварц" стали собираться.
Тем временем по серым городским улицам с пронзительным грохотом проезжал черный катафалк без всякого рода опознавательных знаков. Внутри катафалка помещался маленький темно-малиновый гробик с багряным отливом. Гроб был явно рассчитан на ребенка. В нем лежала Айя Тян. Ее красивые темные волосы свисали по стенке гроба и покачивались в разные стороны, вторя движению чудовищной машины. Впереди повозки, вместо лошадей, во всю прыть неслись черные тени неопределенной формы с вырезанными на челе пентаграммами, с которых струилась еще горячая и липкая кровь. За поводьями сидел человек такой наружности, что у каждого, на него смотрящего, пробегал по спине озноб... Проехав некоторое расстояние, катафалк исчез в холодном городском тумане.
Ближе к полуночи автомобиль "Шварц" подъезжал к цветочному магазину "Котенок", который по сути являлся уже постоянным местом жительства "Вайсов". Шульдих подошел к капоту и, открыв его, достал какой-то странный попсовенький розовый тортик с ягодкой-клубничкой сверху и восемь билетов в кино на все серии "Санта-Барбара" за один сеанс. Переглянувшись между собой, вся компания направилась в магазин. Войдя внутрь, они застали команду в самое не подходящее для этого время. Кошка Умаи только что разрешилась бананами и кокосами, апельсиновым раем, картофельным пюре с подливкой, шестьюдесятью метрами сосисок в целлофановой упаковке и в довершение всему райскому наслаждению батончиком "Баунти". Правда, была еще и немаловатая бутылка пива с воблой, но это было уже после Айиного кесарева с помощью катаны. Впрочем, после такого прибавления в семействе можно было бы поменять специализацию магазина с цветочного на продуктовый, но это было, к несчастью, невозможно, так как Умаи, как всякое животное, стала инстинктивно защищать свое потомство. Она не подпускала никого к своим чадам, даже Айю, который, кстати сказать, принимал немаловажное значение в принятии родов. Кошка выла по волчьи и набрасывалась на всякого, кто смел приблизиться к ее новорожденным "котятам" на расстояние не дальше двух метров. Оставив Умаи охранять магазин в качестве сторожевой, вся черно-белая банда под видом цивильной серой массы, отправилась в кино на "Санта-Барбару".
Прошло два года. Закончилась последняя серия "Санта-Барбары" и восемь, не помнящих ни себя ни друг друга личностей, разучившись ходить на своих двоих, выползли из кинотеатра, изумляясь бипидам прохожих, которые в свою очередь воспринимали их за членистоногих.
- Каких еще членистоно-о-огих?...- Завопил Айя.
- Да это ж в школе по ботанике проходили! - начал хвастаться своими познаниями Оми. - Это отряд такой, типа пионеры. Животные, которые членами ползают...
- Сам-то хоть понял, что сказал? Ты же в школу только один год ходил, и то в первом классе.
- Да ну тебя! - раздосадованный Оми насупился - Ты лучше ширинку застегни, а то быстрее всех ползешь. Не честно.
Через несколько дней все дружно доползли до магазина, немного выяснив кто они такие, зачем и почему все ходят на ногах, когда есть более удобный, а для кого-то и более приятный способ передвижения. Когда вся команда вошла в магазин, их встретила кошка Умаи, ласково потирающаяся о нагие ноги Наги и многие другие ноги, немного мурлыкая. Это было легко объяснить, поскольку за два года ее чудесное потомство успело изрядно испортиться. Предстоял тяжелый день. Но день почему-то все никак не начинался.
***
- Иногда они способны испортить все мои планы. Что же теперь делать? Как заставить их вспомнить про эту девчонку? - спросил Бога Акума.
- Про какую еще девчонку? - удивился старичок с нимбом.
- Да про эту! - Акума открыл портал и из него появился катафалк с гробом внутри. Катафалк исчез и открытый гроб предстал пред взором божьим.
- Черт меня побери!!! Какой ужас!
- Эй, поосторожней в выражениях. Я могу оценить это как намек на яой... А что? Тут нет ничего страшного. Скорее даже интересно.
- Да, пожалуй. Очень интересно... Так приступим скорей к делу!... А... Ты про яой?...
- Нет, я про гроб. Но так или иначе, ты уже согласился... Ха-ха... Бог заключил сделку с Дьяволом?...
- Прекрати надо мной подшучивать...
- А знаешь, кто мне мешает больше всего завершить свое дело? - сказал Акума, посмотрев на Бога подозрительным взглядом.
- Не смотри так на меня!!! - закричал Бог.
- Больше всего мне в этом мешает автор, который все это пишет. Только автор мешает мне прикончить "Вайс" и "Шварц" и наконец отдохнуть... Когда-нибудь я все-таки доберусь до него. Клянусь. А поскольку ты, хоть и по ошибке, решился наконец помочь мне, подскажи что бы сделать?
- Попробуй попридержать солнышко на горизонте и да пребудет вечный закат, а я немножко подкручу свиток неба, чтоб напомнить фанатикам про апокалипсис...
- Ну что же, тогда по рукам!
- По рукам?!... Да будет так...
И Акума снова исчез под полой своего плаща.
***
По улицам то и дело бегали толпы бомжей с криками: "Покайтесь, грядет конец света!", в то время как на балкон цветочного магазина Вышли Еджи и Шульдих.
- Какой чудесный закат, Шу... Посмотри, он цвета крови! Это так романтично...
- О да... Погоди-ка, ты вспомнил мое имя! Ты... Ты...
- Да, мой рыженький, я все вспомнил...
- Еджи?... Еджи!!! - Обрадовался было Шульдих, но тут его осенило - Стоп!... Подожди-ка, когда мы вернулись в магазин, была уже ночь!...
- И что?
- Обычно следом за ночью идет утро и рассвет, а не наоборот... А может, я что-то путаю, неважно... Так даже лучше, этот приглушенный красный свет... Он так мило отражается в твоих очках, а ветер играет волнистыми прядями волос...
Шу говорил все тише и тише, пока слова не стали совсем неразборчивы, а после уединился с Еджи в той комнате, где обычно прятался от Айи Оми.
Через пару дней уже все заметили, что солнышко, похоже, зависло над горизонтом и не закатиться не рассветиться никак не собирается.
- Странно это как-то, что сумерки постоянные... Хотя, мне так даже больше нравится. А то день, ночь! Надоело все. - изливал свою душу Оми перед Наги, который отвечал ему телепатически, чтоб не утруждать себя словами. И если сказать по-честному, то и "Вайс" и "Шварц" такое положение дел вполне себе устраивало. "Приятный полумрак" оказывал на них такое расслабляющее действие, что не то что про Айю Тян вспомнить, а даже про друг друга они были не в состоянии, хоть и находились на территории одного магазина.
Проснувшись однажды утром, а может и вечером... Вернее, днем или ночью... Точнее сказать невозможно, поскольку за окном взамен вечному и прекрасному закату творился самый буквальный фейерверк... Солнце то и дело прыгало из-за горизонта навстречу луне, а та то и дело, меняя бесконечно свои фазы, летела вниз и снова выскакивала навстречу падающему солнцу... А проснулся первым Йоджи. Заметив, что творится за окном, сначала хотел разбудить остальных, но передумал. "Как смешно, сердцу весело...Чудеса... Небеса..."- произнес Йоджи и снова рухнул в кровать. "Бедолага, сколько ж он выкурил вчера?" - произнес сквозь сон Оми. Смутное ощущение того, что уже, возможно, утро, заставило бомбейца приоткрыть один глаз. Бурные эмоции, испытанные от представшей перед ним картины за окном, не заставили себя ждать. "Матрица хэз гот ю..." - протараторил (как Такатори) Оми и, как и Кен, снова мгновенно уснул. Ага, иди за белым кроликом, время пить чай... Когда все наконец-то проснулись после очередных и долгих обмороков от увиденного за окном, команда решила разобраться, в чем же тут все-таки дело... Они собрали круглый стол. По частям... Из четырех квадратных столов, и опилили их по краям.
Ночь. Тусклый желтый свет над столом. За столом сидят четверо.
- Что ты обо всем этом думаешь? - раздался из темноты голос, и лицо юноши с волнистыми волосами немного наклонилось к центру стола. Желтый свет осветил его, опустив черные тени на глаза и нижнюю часть лица.
- Сложно сказать... Это знамение?...- сказал второй голос, по-видимому, детский. Под светом лампы появилось еще одно лицо.
- Мы о чем-то забыли... О чем-то важном?...- третье лицо вышло на свет.
- Да...- Желтый свет упал на лицо красноволосого парня.
В этот момент все подсознательно поняли, что случилось, но продолжали молчать некоторое время.
- Что теперь будем делать?
- Нужно разыскать ее.
- А разве она все еще не там?
- Нет, ходят слухи, что кто-то похитил ее тело...
- Ты веришь этим людским байкам?
- А кто мог это сделать? Да ни один извращенец на такое не согласится!!!
- Если только сам Сатана...
- Нет, он не такой извращенец...
- А кто, Бог???
- Еще лучше... Чего придумал. Вот автор, это вероятно.
- Тогда нужно отправляться на поиски! Это же моя сестра!!!
- И куда? На поиски дьявола? Ты рехнулся?
- Да.
- ?
- Да, на поиски дьявола. Вернуть свою сестру. Кто не со мной, получит катаной по кумполу!!! Кто со мной?
- Я.- ответил Оми, больше всех боявшийся получить по голове айиной катаной. И положил свою правую руку на правую руку Айи.
- Я.- ответил Йоджи и положил свою руку на руку Оми.
- Я.- сказал Кен и положил свою правую руку на руки всех остальных, случайно порезав их лезвиями перчатки.
В комнате поднялся мат-перемат и все стали судорожно искать бинты, обезболивающее, сигареты и пиво, параллельно собираясь, сами не зная куда...

Продолжение следует...

конеко.jpg (699x575, 332Kb)
Рубрики:  Трилогия "Солнышко"

Солнышко или очень длинный день (Окончание)

Понедельник, 20 Февраля 2006 г. 00:05 + в цитатник
Шульдих сидел на крылечке и курил. Рядом сидел Еджи, смотря, как Айя-тян подбирает какие-то камушки.
- И что делать с ней?
- Да хрен ее знает. - ответил Шульдих, кидая в нее окурок. Окурок пролетел мимо и упал в мусорницу.
- Что-то дымом сильно запахло. - Сказал Еджи.
- Ничего страшного... просто помойка загорелась.
Они резко посмотрели друг на друга и кинулись за пожарным шлангом.
Общими усилиями пожар был потушен через пол часа.
Фарфарелло все это время пытался пырнуть Айю-тян стилетом, но почему-то то и дело попадал в Кроуфорда.
Кроуфорд злился, но молчал...
Тем временем Айя-тян что-то увидела на другой стороне дороги. Вдалеке послышался шум машины. Оми ехидно улыбнулся и бросился за ней следом, в надежде толкнуть ее под машину, когда та будет проезжать рядом. Оми просчитался. Совсем немного. Вышло так, что Айя-тян резко остановилась, глядя на приближающуюся машину, когда Оми со всего размаху врезался в нее. Айя-тян от этого удара отлетела на обочину, Оми встал... но было поздно. Машина Рана не успела затормозить и Оми упал на асфальт.
Стало подозрительно тихо. Побледневший Айя, затихшие Вайсы и Шварцы... кто-то вызвал скорую.
Та же больница. Палата 333, только табличка поменялась: "Оми Цукиено" вместо "Ран Фуджимия"... в коридоре сидели Шварц и Кен.
Айя разговаривал с лечащим врачом.
- И что с ним теперь?
- Ничего хорошего...
- Что?
- Он в коме. - Пожал плечами врач. - Теперь все зависит от времени.
Айя начал злиться. Все из-за его сестры. Все-таки Оми был ему почему-то ближе, чем Айя-тян. Наверное, слишком долго они работали вместе. Айя огляделся и поискал глазами Еджи. Блондина нигде не было.
- Наверное, пьет... - сам себе сказал он. Айя был абсолютно прав. Шульдих и Еджи сидели в больничной подсобке и хлестали спирт.
- И че... теперь... че с ним...
- Он в этой... коме... - ответил Шульдих. - Жалко...
- Чего жалко?
- Оми жалко...
- Почему?
- Ну... я типа... только не смейся... я влюбился.
- В кого? - спросил Еджи.
- В Оми... слышь, а как у тебя с Айей?
- А что?
- Ну, ты его любишь...
- Не знаю... наверное. - Еджи закурил. - Только он тупой, как пробка.
- Не скажи... если судить сем вы занимались на кухне.
- Так ты подсматривал!!
- Не совсем. Я просто смотрел на все вашими глазами. Поэтому и остался слегка побитым... уж очень интересно было...
- Гад! - прошипел Еджи.
- Да ладно тебе... прикольно вы. - Шульдих рассмеялся. - Давай за любовь?
- Давай. - И они откупорили новую бутылку спирта.

Оми оказался в каком-то темном месте. Он шел вперед, не понимая - куда он идет. Вдруг все, что, было, вокруг начало принимать очертания. Из ниоткуда возникли какие-то костры, котлы и сковородки. Все это сопровождалось аккомпанементом диких воплей.
- Не надо меня варить!!! (Жарить, тушить и так далее).
Оми подобрал с земли сковородку. "Похоже на... ад" - почему-то подумал Оми.
- Ты прав, мальчик... это ад. Ты уже почти здесь...
Оми резко обернулся и увидел перед собой человека без уха и с фингалом под глазом.
- Ах, это опять ты!!! - заорал Оми и бросился на него со сковородкой. - Это ты!!! Верни солнышко на место, твою мать!!!
- АААА!!!! - орал Сатана, убегая от Оми. - Даже тут нет от тебя покоя!!!
Пробежав весь ад вдоль и поперек несколько раз, Сатана не выдержал:
- Ладно... я тебя возвращаю в жизнь. И Солнышко верну на место... только отста-а-ань от меня!!! - с этими словами Сатана хлопнул в ладоши и... Оми открыл глаза. Белый потолок больничный палаты...
- Господи... неужели это все было правдой? - спросил он сам у себя.

За окном было темно, когда в палату вошел Кен.
- Привет. С тобой все в порядке? - спросил Кен.
- Да.
- Тебя выпишут завтра с утра.
- А где остальные?
- Кто?! - спросил Кен.
- Ну, Вайсы и Шварцы...
- Оми, ты рехнулся?! Какие Шварцы? - заорал Кен.
- Обыкновенные... Шульдих... - Оми смущенно захлопал глазками.
- Ты рехнулся. - Утвердительно сказал Кен.
Они немного поговорили и Кен ушел.
"Так значит, они ничего не помнят" - подумал Оми и заснул.
Наутро Оми уехал в цветочный магазин. Все по прежнему. Отмороженный Айя. Оми перекосило от воспоминаний кухни. Еджи что-то напевал под нос и косился на Оми. Кен смотрел футбол... все как всегда. Оми грустно посмотрел в окно.
Еджи тихим шагом подошел к Айе...
- Айя... нам нужно поговорить. - Сказал он.
- Да? - не отрываясь от своего занятия, поливания цветов, спросил Айя.
- Айя... я... - не говоря больше ничего Еджи развернул Айю к себе и страстно поцеловал его. Он ожидал всего чего угодно (скорой смерти, удара катаной и много чего другого), но не ответного поцелуя. Еджи чуть не упал в обморок от такого... счастья или нет... он еще пока не знал.
- Я тебя люблю... - закончил Еджи. Айя улыбнулся и Еджи грохнулся в обморок. Он никогда такого не видел.
- Я тебя тоже... - ответил Айя, пытаясь затащить Еджи на диван. Он положил его на диван, когда в дверь позвонили:
- Кто там? - спросил он.
- Это я, Бирман.
- О, господи! - простонал Айя, открывая дверь.
- Привет! - она повисла на его шее. Но в это время Айя спихнул ее с себя, закинул на плечо и пошел к машине. Бирман что-то радостно вопила.
Айя недобро ухмылялся, запихивая ее в багажник. Теперь Бирман орала не так радостно...
Айя завел машину и куда-то умчался.
- Это уже было... - сказал Еджи, пришедший в себя.
- Что ты сказал? - раздался взволнованный голос Оми, который в это время вошел в комнату.
- Я сказал, что... э... ну... будто так уже было.
- Еджи, ты что-нибудь помнишь? - в лоб спросил Оми.
- О чем ты?
- О Солнышке!!!
- Не упоминай об этом больше!!!! - заорал Еджи и спрятался под диван.
- Так ты тоже все помнишь!
- Да... так и ты... - Еджи радостно обнял Оми. - Тогда у нас новая миссия... мне только что звонили из больницы. Айя-тян вышла из комы...
- Поехали! - крикнул Оми и бросился в гараж за машиной.
- Да... только заскочим кой-куда по дороге.
Еджи сделал короткий звонок по телефону и бросился к машине.
Они затормозили около какого-то дома...
- Что мы делаем у Шварц? - спросил Оми.
- Сейчас. - Ответил Еджи и два раза просигналил. Из дома вылетел всклокоченный Шульдих и подсел на заднее сидение машины к Оми.
- Оми, я скучал... - сказал Шульдих.
- Ты тоже... помнишь...
- Да. - И Шульдих поцеловал его долгим и нежным поцелуем. Еджи усмехнулся и уставился на дорогу. Потому что смотреть на то, что делается сзади было уже не ловко.
В больницу вошли трое странных парней. Они молча прошли до палаты с номером 332 и вошли внутрь. На кровати сидела девушка с длинными черными косичками. Она удивленно смотрела на вошедших парней.
- Вы кто? - спросила она.
- Мы охотники света... Вайс.
- И тьмы... Шварц...
- Мы пришли спасти мир! - хором. Оми схватил капельницу и огрел Айю-тян несколько раз по голове. Через час в графе: истории болезни стояла пометка: кома.
Они подъехали к дому Шварц, чтобы заглянуть на чаек.
- Да, кстати... Брэд опять застрял в батарее. Как я понимаю - многое повернулось вспять. Как это получилось? - спросил Шульдих.
- Долгая история... я тебе потом расскажу. - Ответил Оми. - Можно мне кое-что спросить у Брэда?
- Конечно... пошли. - Они отправились на вопль издаваемый Кроуфордом. Отопление еще не отключили.
Они вошли в комнату, где в позе рака стоял Брэдли, пытаясь вытащить голову.
- Брэд... мы хотели спросить у тебя. Когда Айя-тян выйдет из комы? - спросил Шульдих. - Пожалуйста. Это очень важно...
- 22 июня 2010 года в 15:36... а что?
- Это будет конец света. - Ответил Шульдих и они ушли, оставив брэда торчать кверху задом.
- Ну что, наведаемся в больницу в 2010 году? - спросил Еджи.
- Конечно. Кто же тогда спасет мир? - ухмыльнулся Шульдих.
- Шульдих, ты помнишь, что нельзя давать Фарфи гранату? - спросил Оми.
- Не дай Бог - забыть. - В избытке чувств Шу даже перекрестился.
- Не дам. - Раздался голос с неба. Троица спасителей мира застыла на одном месте, не в силах с того самого места сдвинуться.
- Ты это слышал? - тихо спросил Еджи у Шульдиха. Тот только покивал головой...
- Господи, хватит чертовщины! - заорал в припадке истерики Оми.
- Хорошо, хватит, так хватит... - опять донесся голос с неба.
- Я сказал хватит!!!
- Ладно, больше не буду... - с неба обреченно вздохнули и наступила тишина.
- Зашли на чаек... так и не попили. - Вздохнул Еджи, но повернувшись к парочке понял, что на чаек им в общем наплевать. Причем глубоко...
Из дома Шварц донесся заунывный вой.


ПРОЛОГ
Айя лежал на кровати, обняв Еджи за талию. За окном темнело...
- Я просто обожаю сумерки. - Сказал Еджи и закурил.
- Не кури в доме... мне почему-то они нравятся тоже больше, чем все остальные времена суток.
Еджи усмехнулся и поцеловал Айю.
- Еджи, а что с Оми... он постоянно куда-то убегает. Не ночует дома...
- Он с Шульдихом встречается. - Ответил Еджи.
- Что?! - Айя подскочил на постели.
- Да не волнуйся ты так. Они любят друг друга.
- Откуда ты знаешь? - Айя подозрительно прищурился.
- Я знаю Шульдиха. Мы с ним старые друзья... - ответил Еджи, продолжая курить. Айя отобрал у него сигарету и судорожно затянулся. Как много узнаешь о своих друзьях, хм... точнее... любовниках... нет... любовнике... короче - любимом.
- Айя, ты ж не куришь... - Еджи удивленно смотрел на него.
- Как тут не закуришь? А Кен-то хоть нормальный?
- Не... вчера он пошел в гости к Шварцам...
- Что?!
- Успокойся, они тоже мои друзья. Так вот... а там он встретил... э... Наги... и они теперь встречаются.
- Господи! Извращенцы...
- А мы тогда кто? - Еджи удивленно вскинул брови.
- Мы - Вайс! А Вайс должны иметь друг друга! – философски заключил Айя.
- Да ну! - Еджи со смехом повалили Айю на кровать, и впился в его губы страстным поцелуем. Одеяло слетело на пол, открывая два обнаженных тела, сплетенных в горячих объятьях. Тишину нарушали лишь тихие стоны...
В прошествии нескольких часов.
- Айя, а куда ты дел Бирман? - спросил Еджи. На это Айя усмехнулся и ответил:
- Я сдал ее на опыты Шрайнт. Абсолютно бесплатно...

Над городом медленно поднималось солнышко... на часах было...

КОНЕЦ…

Dark Sentar
10 окт. 04 г.
3:56

Посвящается Вампиру Айе, который, слава Богу – никогда ЭТО не прочитает, но который сподвиг меня начать это писать. А так же большое спасибо моему Шульдиху, который сподвиг меня это закончить.
Раааааадиацииия.jpg (700x525, 221Kb)
Рубрики:  Трилогия "Солнышко"

Солнышко или очень длинный день (продолжение)

Воскресенье, 19 Февраля 2006 г. 23:58 + в цитатник
В отдаленных кустах этого же парка раздавался дикий крик "Шайне, Такатори" и не менее дикий вопль "Я не Такатори". Похоже, Айя вышел на охоту... В еще более дальних кустах, на дереве сидел Кен и грыз семечки, наблюдая, как под ним бегает Айя (туда-сюда, туда-сюда), гоняясь за маньяком. Бедняга маньяк наверняка думал в этот момент, что встретился с другим маньяком, более психанутым и с более большим стажем работы. Айя ничего не думал, просто бегал, махая катаной.
При входе в парк стояла замечательная парочка в белых пижамах. Один из них с наслаждением разглядывал свежий шрам на руке, а второй просто смотрел вдаль, словно капитан корабля...
В домике, не далеко от парка, Айя-тян поливала цветы в горшочках, стоящих на кухне из шланга.
Менкс продолжала подпиливать ногти... тоже где-то там, в офисе, наверное.
Бирман потирала ушибленную пятую точку и дулась на Айю. "По-моему, я ему не нравлюсь" - наконец дошло до нее.
А Брэд Кроуфорд тем временем проходил лечение посредством шоковой терапии в палате №6. За нехваткой средств работники больницы терапию проводили очень просто: связывали больного оголенными проводами и втыкали их в розетку на 220 вольт. Больновато, наверно (а кто сказал, что автор нормальный?! Посмотрите хотя бы на его руки!).
А Оми и Шульдих продолжали гулять по парку.
- Слышь... Шу-Шу... а какого... Айю лысого... мы целуемся? - пьяно спросил Оми.
- Ты имел ввиду... черта лысого? - удивленно спросил Шульдих.
- Ага... именно... Айю, ой, черта лысого. Ну короче ты понял!
- Не-а... не понял...
- За-чем мы це-луемся... - тщательно выговаривая слоги спросил Оми.
- А... ты про это... Да просто так, наверное. А как же иначе?
Оми повис на Шульдихе:
- Купи еще пива... ну купи...
- Где?
- Ну вон... те в беленьком наверное продают.
- В беленьком?
Дальше следовал еще более невнятный разговор двух пьяных в дрибадан убийц.
А тем временем "те в беленьком..." ошалело смотрели на сладко-пьяную парочку.
- Наги... скажи, что это не глюки... - прошептал Фарфи, перестав разглядывать свой порез.
- Это не глюки... - сказал Наги.
- Тогда это очень обижает Бога. - Утвердил Фарфарелло и радостно улыбнулся.
Они пошли на встречу Шульдиху и Оми. Те продолжали упорно не замечать их, пока те не подошли вплотную.
- Слышь, это... как там тебя, Оми... по-моему, они пиво не продают. Да и вообще хари у них знакомые... я их где-то уже видел... где же только? - после этого Шульдих упал и уснул. Оми посмотрел на него, потом на двоих подошедших и спросил:
- Он вас где-то видел?
- Оми, ты рухнул с дуба или откуда еще? - спросил Наги.
- О, оказывается меня зовут Оми... а ты... это...
- Наги... - подсказал телекинетик.
- Точно, Наги. А это... Фарф... Фарфа...
- Фарфарелло. - Поправил ирландец.
- Точно... ик... а чтой-то тут валяется? - он носком ботинка пнул спящего Шульдиха.
- А это Шульдих. - Ответил Наги.
- Ах, да... вспомнил... ик... - сказал Оми и заснул рядом с Шульдихом.
Через какое-то время люди, гуляющие в парке лицезрели странную картину. По аллее шли двое в больничных халатах, а за ними плыли по воздуху два спящих и пьяных существа. Люди дружно думали, что это глюк, который случился из-за перегрева на солнце.
Но тут перед ними появился человек в черном.
- Вы должны убить... - но договорить ему не дали.
- Уйди с дороги! - рявкнул Наги и швырнул в Акуму спящего Шульдиха. Акума упал. Шульдих не проснулся. Он только поудобнее устроился на человеке в черном и что-то пробормотал во сне.
Тем временем Менкс подпилила последний ноготь и начала делать педикюр.
Бирман обдумывала что делать с Айей.
Бедняга Такатори бил себя по голове клюшкой для гольфа, потому что бить было больше некого, а телохранители куда-то все разом делись.
Айя-тян полила последний кактус и положила шланг на пол.
А Брэд Кроуфорд второй час подряд получал шоковую терапию, потому что санитары про него забыли. (Надеюсь, мы его еще увидим).
- Айя, ты его убил? - спросил с дерева Кен.
- Да... - ответил Айя, вытирая катану о плащ, нарезая его подол в салат. - Вон лежит. Может закопать?
Кен посмотрел на то, что осталось от человека и скривился. Нет, он, конечно, любил свою работу, но не до такой степени.
- Я думаю, что никто не поймет, что это труп.
- А! - Айя махнул рукой. - Ты, наверное, прав.
Закинув катану на плечо, Айя пошел домой. Кен спрыгнул с дерева и поплелся за ним, дожевывая кожуру от семечек, потому что сами семечки закончились.
Наги, Фарфи, Оми и Шульдих, продолжающий спать на Акуме, который до сих пор находился в прострации, шествовали к выходу из парка.
- Совсем дети с ума сошли. Во че вытворяют-то... - шептались старушки, провожая их взглядом.
Айя и Кен тоже шли к выходу из парка. Еджи, попивая пиво (29 бутылку по счету) шел туда же. Короче, точка пересечения у них была одна. Айя и Кен были увлечены разговором о том, как нужно правильно порубить труп в фарш. Наги с Фарфарелло обсуждали странное поведение Шульдиха и Оми. Еджи обсуждал оставшееся количество пива с последней бутылкой. Все были настолько увлечены, что не замечая никого и ничего вокруг просто врезались друг в друга.
Айя испуганно вскрикнул и саданул катаной по Акуме, отрезав ему правое ухо. Сатана тут же вышел из прострации и, истошно завопив, бросился на утек. Шульдих упал и больно ударился об асфальт. Не ожидавший такого он схватил камень и кинул его наугад. Камушек весом два или три килограмма угодил прямиком по лбу Кена. Кен выпал в осадок. На Айю. С испугу Йоджи залепил по башке Наги бутылкой пива. И только Оми и Фарфарелло были спокойны. Оми продолжал спать, а Фарфи увлеченно смотрел на происходящее, думая о том - насколько это обижает Бога. (На самом деле Богу в данный момент было абсолютно все равно, что и с кем будет делать Фарфарелло. Как вы уже знаете у него были другие проблемы). И тут резко наставшую тишину прорезал дикий крик:
- ТАК ТЫ НЕ СДОХ, СКОТИНА!!!!
Остальные резко обернулись к Еджи и уставились на него. Даже Оми проснулся от этого крика.
"Так я и думал" - подумал он, смутно ощущая себя трезвым.
- Э-э-э... Айя... Давай поговорим... э... э... - Еджи кинулся бежать. Айя, размахивая катаной побежал вдогонку, продолжая орать ту же фразу без остановок.
- Они замочат друг друга... - сказал Кен, пришедший в себя и поплелся следом. Наги, соскребая себя с асфальта, куда его вдавила не столько бутылка пива, а сколько вопль Айя, молча кивнул и пошел за Кеном.
- А чтой-то они? - спросил Шульдих.
- Да ничего особенного, Шульдих. - Зло сказал Оми. - Твоя работа?
- Что?
- Еджи - вот что. Это твоя работа?
- Но как, Оми?! Мы ж с ним почти одного возраста!
- Не зли меня! - рявкнул Оми. - Ты понял о чем я тебе говорю. Он же живой!
- А тебя это не радует? - невинно захлопал глазками Шульдих.
- Ррррр... - прорычал Оми и кинулся за остальными. Фарфарелло посмотрел на Шульдиха и сказал:
- Пошли и мы. Мы посовещались в больнице и решили, что будем жить у Вайс.
- Да уж я лучше в психушку лягу, чем жить в этом дурдоме.
- А разве это не одно и тоже... кстати, а где Брэд?
Брэд Кроуфорд шагнул нетвердой походкой к двери из палаты шокотерапии. Ему повезло, что электрики начали чинить проводку и свет ненадолго отключили. Впрочем, это был все тот же Кроуфорд. Только волосы стояли дыбом, а глаза немного косили в разные стороны. Почти такой же... если забыть про начавшееся заикание.
Он выполз в коридор и поплелся к выходу.
- Вы куда? - строго спросила медсестра, сидевшая в холле.
- Я? Я-я-я... д-домой...
- А вас выписали?
- Д-да...
- Кто?!
- Эл-л-лектрики...
- Не помню такого врача. Впрочем, катитесь отсюда. Народ пугаете... - она уткнулась в отложенную газету.
Брэд вышел из клиники и направился прямиком в домик Вайс.
Еджи ворвался в дом. Дверь, как на зло немножко заело и он, как ни тянул ее, так и не смог открыть. В это время Айя, который не успел остановиться со всего размаху врезался в Еджи. Дверь тут же открылась, потому что она открывалась внутрь. Они упали на холодный... мокрый пол... Еджи начал брыкаться и пытаться скинуть с себя Айю.
- Слезь... с... меня... фр...
- Ой, братик!!!! - Еджи перекосило. - А что вы тут делаете?! Ой, Еджи!!! А-А-А, Еджи!!!
- Тихо, Айя-тян. Он такой же живой, как и ты. - Айя встал с него и ткнул его в спину острием катаны. Еджи обиженно пискнул, но рыпаться и возмущаться не решился, надеясь во время разборок брата и сестры уползти (или уплыть) куда подальше.
- Да? А почему же он тогда умер?
- Потому что этот придурок нас обманул. - Он дернул Еджи за шкирку, ставя его на пол. - Вот видишь... живой.
- Я не экспонат в музее... - буркнул Еджи за что получил локтем под дых.
- Умолкни, неудавшийся труп. Пока еще...
- Что? - не поняла Айя-тян.
- Неудавшийся... - Айя пожал плечами.
- Ой, а может не надо. - Айя-тян резво повисла на Еджи из-за чего он опять упал на пол. (Вспомним про 29 бутылок пива). Еджи опять начал что-то фыркать, но теперь на нем удобно устроилась Айя-тян. И тут до Айя-Рана дошло, что он стоит по щиколотку в воде.
- А это что? - спросил он, разглядывая пол, залитый водой.
- Э... - начала его сестра но тут вошел Кен, который сразу угодил в огромную и довольно глубокую лужу.
- Фр... - сказал Еджи. До Айи что-то начало доходить. Он посмотрел на Еджи, на Айю-тян и на воду. Дошло! Он стащил с неудачливого трупа сестру и поставил Еджи на ноги. Тот начал отфыркиваться и выплевывать всю ту воду, которой он наглотался.
- Спасибо...
- Не за что. Айя-тян, что ты тут устроила?
- Ну понимаешь, я начала поливать цветочки, но не нашла ничего более подходящего, чем шланг.
- М-да... - сказал вошедший в дом Наги, который все еще выглядел немного перекошенным. - Оказывается, не смотря на рассказы Шульдиха - Еджи это еще не самое страшное.
- Айя-тян, я все понимаю. Ты моя сестра, я тебя очень люблю, но ты - ДУРА!!!!!!!!
Слава богу, что стекол в доме уже не осталось и вылетать было нечего. Только Еджи опять упал.
- Когда это ваш Айя поумнел? - спросил Наги шепотом.
- Не знаю... - ответил Кен. - Вообще у них тупость - это семейное.
- И как вы ни одной миссии не провалили? - удивленно спросил Оми.
- Очень просто. Айя частенько забывал на них приходить. Не помнишь что ли?
- Не... склероз замучил.
- Тебе 15 лет, Наги.
- Правда? А, ну да. Это просто... Шульдих однажды постарался. Случайно, ессесно.
- Ни хрена себе случайности. - Вздохнул Кен и как-то незаметно приобнял Наги. Наги удивленно приподнял бровь, но ничего не сделал.
Шульдих вошел в домик, спотыкнувшись об порог, и упал рядом с Еджи.
- Фр. - сказал Шульдих.
- Фр. - Ответил ему Еджи.
Фарфарелло постоял за порогом, посмотрел на огромную лужу, но входить пока не стал. В доме стоял шум и гам. И только Наги и Кен уже с упоением обжимались в каком-то уголочке.
- Слышь, Айя... - тихо сказал Фарфи. Айя повернулся... - А ты не пробовал выключить насос, чтоб вода больше не лилась.
- Хорошая идея. И как я до этого не додумался? - на лице Айи отразилась мощная работа мысли.
- БЫСТРО!!! - заорал Оми, который уже давно наблюдал за всем происходящем в окно. Айю как ветром сдуло. Айя-тян бросилась помогать брату, потому что ей как-то не особо хотелось встречаться со злым Оми.
Оми поморщился и вошел в дом.
- Еджи, ты еще живой? - спросил он, склонившись над пьяным блондином.
- Фр...
- А ты Шульдих.
- Фр...
- Пересели б вы на диван что ли. - сказал Оми.

Через час страсти улеглись. Более или менее.
- Х-холодно... - сказал Шульдих.
- Ага... - подтвердил Еджи.
Айя просто молча стучал зубами. Что не говори, а вода была очень холодной.
- Итак, давайте разберемся со всем чуть позже. Наги, помоги мне пожалуйста, коль собрался жить и жрать в этом доме. Да оторвись ты от Кена, мать твою!!! - крикнул Оми.
- А? Чего? - Наги испуганно заозирался по сторонам, пока Кен продолжал его тискать.
- Упихай этих троих в ванну. Сами они не пойдут.
- А, ладно... - Наги нехорошо ухмыльнулся.
- Э, я с ними в ванну не полезу! - орал Айя.
- Я тоже! - орал немец.
- А я и подавно! - орал Еджи.
- Действуй, Наги!
- Да! - с этими словами всех троих швырнуло с дивана и протащило вверх по лестнице. Дверь в ванну распахнулась, и все они влетели в небольшую комнатку. После чего дверь с треском захлопнулась, и к ней приставили что-то тяжелое.
- Я убью Наги. Моя голова... - сказал Айя. Ему никто не ответил, потому что двое остальных пытались вылезти из-под его туши.
- Айя, на каких харчах ты так разжирел? - прохрипел Еджи.
- А с тобой я вообще не разговариваю. Я обиделся.
- Плевать! Только слезь с меня. А то Шульдих там почти в блин...
Айя медленно встал и отряхнул мокрую одежду.
- И зачем нас сюда запихали? - спросил он.
- Чтобы мы помылись и согрелись... - ответил Еджи, отскабливая Шульдиха от кафельного пола.
- Каким образом согрелись? - спросил Шульдих, когда его, наконец, привели в стоячее положение.
- Хрен знает, что у этого Оми в голове. - Ответил Еджи.
- А, ну ладно! - с этими словами немец припер пискнувшего Еджи к стеночке и поцеловал. Айя молча взирал на эту сцену минуту... две... пять... а потом все-таки не выдержал. Белобрысый придурок все равно был ему каким-то родным, хотя он никогда об этом и не говорил. Айя резко оттолкнул Шульдиха от Еджи со словами.
- ЭТО мое!
Еджи ошарашено посмотрел на Айю. Айя зло взирал на Шульдиха. А Шульдих многозначительно подмигивал Еджи.
- С каких это пор? - удивился Шульдих.
- С тех самых.
- Что-то не припомню...
- А тебе и не нужно помнить. Ты же ничего не знал. Так что лапы прочь!
- Э... Айя, я тоже ничего не знал. - попытался вставить Еджи.
- Заткнись! - крикнули оба.
- Мое! - сказал Айя.
- Нет не твое! - ответил Шульдих. Это продолжалось еще минут десять, когда Еджи окончательно замерз и понял, что надо что-то решать. Приняв более прямую позу он встал рядом с ними.
- Мое!
- Нет не твое!
- Я. Не. Оно. И. Я. Ничей! - чеканя каждое слово, Еджи заехал по мордасам каждому. Отправив в нокаут обоих, Еджи с блаженной улыбкой залез под теплый душ.
В дверь домика Вайс постучались. Оми открыл и увидел перед собой Брэда Кроуфорда.
- Проходи, коль пришел. Не сорить, не курить... что там еще? Короче, будь как у себя дома.
- Д-да... - ответил Брэд, все еще не твердой походкой заходя в дом. Воду к тому времени успели откачать, включив насос в обратном режиме. Так что в доме было тепло и сухо.
- И где ж ты был? - спросил Наги, увидевший своего начальника.
- В п-псих-хушке... - ответил Кроуфорд.
- И что там было?
- Эл-л-лектрошок...
- Тогда понятно. - Сказал Фарфарелло, вышедший с кухни. - Заикание скоро пройдет. Так всегда бывает. Хм... - он критично осмотрел Брэда. - Но боюсь, что косоглазие останется.
- Н-н-ничего...
- Ладно, идите есть. Я приготовил. - Радостно заорал Кен. Все узрились на него и невольно позавидовали Шу, Еджи и Айе, которые сейчас были в ванне.
В ванне царил беспорядок. На полу лежали двое рыжих, а один блондин (помня о каких-то заморочках их обоих) мылся в одежде, как и в первый раз. Небольшая разница, за исключением того, что когда вылезаешь из ванны - немного холоднее (автор знает... проверено на практике). Еджи прислонился спиной к стене и прикрыл глаза. Вода блаженно стекала за шиворот. Но она была теплой. Он думал о том, что сказал Айя. И не мог понять - за хрен ему какой-то там Айя нужен. Но, тем не менее, нужен он был. Хотя, Еджи только отдаленно мог представить себе жизнь с этим придурком. Было тепло и хорошо... хмель постепенно выветривался. Или утекал вместе с водой... Еджи улыбнулся и грохнулся, чуть не поцеловавшись с раковиной.
Но его кто-то поймал. Еджи открыл один глаз. Потом второй. "Хм... рыжий" - подумал он. - "Не лыбится... Айя". С помощью такой логической цепочки он пришел к выводу, что это все-таки Айя. Он посмотрел в его фиалковые глаза и улыбнулся. Они были так близко друг к другу. Айя обнимал его за талию, удерживая от падения. А под ногами валялся Шульдих. На лице Айи красовался смачный фингал. Но зато парик сидел, как влитой. Вообщем... такая обстановочка. Романтическая... журчание воды, неяркий свет. Ну как тут не... поругаться.
- Каким хреном ты меня долбанул? - заорал Айя.
- Не хреном, а кулаком! - заорал в ответ Еджи.
- А труп за фиг разыгрывал?
- Интересно было, что ты обо мне говорить начнешь! Мне надоело, что ты меня постоянно шпыняешь! Я не собака, чтобы меня так пинать по любому поводу. Еджи, принеси то, Еджи отнеси это. Поставь это то, достань то с этого!
- Так это ж была работа. Цветочный магазин.
- Да? А, ну ладно, все равно ведь было! Короче, Айя, ты меня достал!
- Почему? - так и не понял Айя.
- Потому что я... - фразу ему так и не дали закончить, потому что в это время Шульдих схватил Айю за ногу и дернул к себе. Айя упал на рыжего гайджина, а Еджи не удержался на ногах и тоже упал, встретившись башкой с раковиной. Шульдих лежал и проклинал все на свете. На нем лежал Айя, который, как, оказалось, умеет материться не хуже, чем он сам, и раковина, которая свалилась в процессе встречи с головой блондина.
- Какого хрена? - спросил Айя. Сил на ор у него просто не осталось.
- Да просто так, мы не закончили свой спор.
- Закончили. Это и так понятно. Он - Вайс, а не Шварц.
- А где он? - спросил Шульдих. Айя выполз из-под раковины и заглянул в ванну. Еджи валялся там.
- И че? - спросил Шульдих, вылазия из-под той же раковины.
- Ничего хорошего. По-моему его хорошо пристукнуло.
- В каком смысле? - не понял Шульдих.
- В том, что по-моему он сдох.
- Какой ты любвеобильный, Айя. - Съехидничал Шульдих, наклоняясь над ванной. - Хм...
- Что "хм"? - спросил Айя.
- Ха, ирония судьбы прямо!
- Он что сдох?! - уже испуганно спросил Айя.
- Ну... - Шульдих страдальчески закатил глаза.
- Я не хотел! - Айя всхлипнул, оседая на колени и начиная долбиться башкой о край ванны.
- Да не говорил я, что он сдох! - сказал Шульдих. - Просто говорю ж - приложило его хорошо.
- Да? - с опаской спросил Айя. - Тогда че я тут страдаю? Это вообще так делается?
- Что? - опешил Шульдих.
- Ну, страдание...
- Примерно. - Скривившись, ответил рыжий.
- Господи, я устал падать. - Послышался голос из ванны. Еджи приоткрыл глаз и решил, что лучше ему было бы молчать. Две пары злобных глаз уставились на него с каким-то странным блеском.
- Я же свой... - прошептал Еджи, когда оба рыжих кинулись в ванну и начали... кто чего начал...
Со второго этажа доносились вопли, стоны, грохот, писки и визги.
- И что они там делают? - спросил Оми. - Надо пойти проверить. Их вообще нельзя одних оставлять. Наги, помоги, пожалуйста. Кен, оторвись от Наги, твою мать!!!
Оми резко открыл дверь в ванну. Прислонившись к стене и куря сигареты Шульдиха, вывалившиеся в процессе драки у него из кармана, стоял Еджи, наблюдая за тем, что происходило в ванне. Оми заглянул и покраснел.
- А... чей-то... Шульдих... - прошептал Оми.
- А он думает, что меня имеет. - Усмехнулся Еджи и вышел из ванны, оставив рыжих на растерзание Оми.
- Тебя? - произнес ему в след Оми. - Тебя?! Шульдих, скотина!!!
- Чего?! - не понял Шульдих, поворачиваясь к Оми. - Ой, Оми... я тут... ну...
- Имеешь Айю. - помог Оми.
- Ну да... ЧТО?! КАК АЙЮ?! - Он посмотрел на лицо своего любовника. На него смотрели два фиалковых глаза, светящиеся злобой и ненавистью. Шульдих нервно сглотнул и принялся медленно слезать с Айи.
- Ты это... Айя... я обознался. Ой, Оми, я не то хотел сказать.
"А что это я перед Оми выкобениваюсь?" - подумал он, но, увидев лица Вайсов, решив эту мысль не высказывать. Айя быстренько натянул штаны и вылез из ванны. На него смотрели четыре злых-презлых глаза.
Через несколько секунд Шульдих, застегиваясь на ходу, носился по всему дому, а за ним бежали Оми и Айя, в унисон вопя:
- Шульдих, Шайне!!!!!!!

Незаметно подкрался вечер. Именно - совсем незаметно. К счастью, никого за этот день не убили. А только маленько покалечили.
К ужину на кухню выплелись все. Шульдих с маленько подбитым глазом смотрел на то, как Айя молча чистил ногти катаной. Что-то екнуло в его памяти, но что именно - он вспомнить так и не смог. Но это навело на него какой-то непонятный ужас, что он шарахнулся в другой угол. Оми удивленно посмотрел на него и спросил:
- Че с тобой?
- Да так, вспомнилось...
- Про то, как брат ногти чистит катаной? - встряла Айя-тян. Шульдих неравно сглотнул и посмотрел на ее милое личико (вот бы по ней кирпичом).
- С чего ты взяла?
- Ты сам сказал...
- Айя, ты опять за свое? - спросил Ран, строго смотря на сестренку и размахивая катаной. (Бессознательное, явно, что-то пыталось ему сказать).
- А что? Я - ничего... - она надулась и убежала в комнату. Послышался грохот, ругань и звуки рукоприкладства. Айя с удивленным видом выглянул из кухни и увидел кучу с торчащими в разные стороны руками и ногами.
- Кен, Наги, Айя-тян, может хватит? - спросил брат и убрался обратно на кухню.
На кухню выполз Еджи, покосился на Айю, потом на Шульдиха и сел за спину Оми. В кухне воцарилось тягостное молчание, никто не знал, что сказать. Наконец Еджи выдавил из себя:
- Айя, а как ты сделал, что с тебя парик не слезает.
- Купил на рынке какую-то мазь... русская какая-то, вонючая до ужина.
- А что там написано? - спросил немец.
- Не знаю, сейчас... - он достал из кармана тюбик с накарябанными на нем русскими буковками. Шульдих сграбастал его и начал читать (в прошлом и с русскими пришлось общаться, вот и выучил):
- Клей Мо-мент...
Еджи тихо уполз под стол, когда Шульдих мысленно перевел ему эту фразу.
- Что там? - спросил Айя. Его взгляд уже не выражал ничего хорошего.
- Да так... действительно мазь для...
- ...париков... - выдавил Еджи из-под стола, стоя там на четвереньках. - А-У-У-У!
- Ты что-то сказал? - спросил Айя.
- Убери ногу с моей руки!
- А... ладно... - Айя поднял ногу и съездил Еджи по морде мыском своего говнодава.
- А-а-а... Айя... урод волосатый... ты мне очки разбил! - заорал Еджи, вскакивая и роняя стол.
- Ну и что? - Айя смотрел, как стол медленно слетал со своих ножек и падал.
Через две минуты ребята из Вайс и Шварц старательно делали вид, что ничего не замечают, дабы не нарваться самим.
Айя и Еджи катались по полу и пытались друг друга убить.
- Где моя катана?! - орал Айя.
- Пошла в жопу твоя катана! - ляпнул Еджи.
- Ах ты! - далее пошел мат, пошлятина и многое другое, чего Еджи даже никогда не слышал.
- Как вы думаете, кто кого примочит? - спросил Кен.
- Ставлю на Айю. - ответил Наги.
- А я на Еджи. - сказал Кроуфорд. - Он не такой тупой.
- На себя посмотри... - буркнул Шульдих, за что получил в челюсть. Шульдих счел своим долгом ударить в ответ. В комнате завязалась еще одна драка, с вероятным летальным исходом. В дверь раздался звонок и Оми пошел открывать.
На пороге остановилась Бирман.
- Оми, а Айя дома?
- Ну, пока еще да...
- Он куда-то собирается?
- Нет... но если не постарается, то скоро отправиться... к праотцам.
- В гости? - спросила Бирман.
- Да, в гости.
- Надолго?
Оми закатил глаза, проклиная тот день, когда его спасли из подвала.
- Навсегда...
- Господи, он что... уходит из Вайс?
- Пока нет... но все возможно...
- Из-за чего? - глаза Бирман округлились.
- Из-за Еджи. - Оми не соврал.
- Я с ним поговорю. - Она попыталась войти.
- Нет, лучше не надо. У него... сейчас... э... - Оми никак не мог сказать ей про ожившего Йоджи. Бирман не стала больше слушать и рванулась в гостиную. Зрелище, представшее ее взору было весьма впечатляющим. По полу катались Шульдих и Брэд, причем оба ругались на каком-то непонятно им языке. "Наверное опять на русском" - подумал Оми. Бирман остановилась, как вкопанная.
- АААА!!! На вас напали Шварц!!!
- Нет, они на нас не нападали... - сказал Кен.
- Они с нами живут. - Добавил Оми.
Бирман упала в обморок. Из комнаты вышла Айя-тян.
- Ой, а что здесь происходит? - спросила она. Оми начал злиться.
- Ничего особенного... так... физкультурой занимаемся.
- Правда? А мне можно...
- Давай, присоединяйся. - Прохрипел Кроуфорд, которого в это время душил Шульдих. Никто даже не заметил, что от всего этого Брэд перестал заикаться, хотя глаза по-прежнему косили.
Айя-тян радостно захлопала в ладоши и прыгнула в эту кучу.
- Может она сдохнет? - спросил Фарфи.
- Надеюсь. - Ответил Оми. - А где Наги и Кен?
- Вон, в уголочке. - Фарфи указал на парочку, которая... хм... которая... ну вообщем, все поняли.
- Бордель. - Сказал Оми, вздохнув. - Пойду посмотрю, что с этими двумя, которые на кухне.
- Ладно... - Фарфи облизнулся и достал нож. - Я присоединюсь к этим.
- Э... не надо. А то Брэда зарежешь еще. Я на него поставил тоже...
- Брэдли!!! - орал Шульдих, когда Кроуфорд начал методично выдирать ему волосы. - Что за бабские приемы!
- Потому что ты баба! - ответил Брэд, не отрываясь от своего занятия.
- Да отцепись ты от меня! - Шульдих с силой дернулся и в руке Брэда остался клок ярко-рыжих волос. Он задумчиво посмотрел на волосы в своей руке, все так же косо кося глазами. Шу разозлился окончательно и дал Кроуфорду ногой в зубы. Зубы со стуком осыпались на пол. Брэд не успел этого предвидеть, потому что после электрошока количество его видений резко сократилось.
- Гадина, я тебя сесяс придусу... - прошамкал он, тщательно выговаривая слова. Шульдих рассмеялся, и это стало его большой ошибкой. Через секунду он лежал на полу, а Брэд представлял, что он - это груша для тренировок по боксу. Через минуту Кроуфорд вспомнил свое буйное прошлое и разошелся. К нему подскочил Фарфарелло и огрел Брэда по башке стулом. Кроуфорд странно улыбнулся и упал на Шульдиха, уткнувшись носом куда-то в ключицу рыжего. Шульдих что-то промычал, как видно благодарность для Фарфи и стряхнул с себя Брэда. Под глазами немца светились здоровенные фонари... он попытался встать, но что-то не дало ему это сделать. Как видно Кроуфорд отключился ненадолго... битва продолжалась. Фарфарелло вздохнул, подумав: "И кто теперь психи?". А потом к ним присоединилась Айя-тян. Шварц сразу забыли о разборках между друг другом и переключились на сестру Рана. Да она вроде и не была против. Вообщем, отвели душу…

Тем временем на кухне Айя и Еджи, продолжая орать нецензурщину, закатились под стол.
- Еджи, я тебя зарежу!
- Сначала поймай!
- Я тебя и так поймал! – заорал Айя, садясь на Еджи, хватая его за шкирку и начиная бить башкой об пол.
- Ай… - бум. – Айя! – бум. – Больно. – Бум.
- Это тебе за привидение. – Айя саданул его об ножку стола. – А это за бомбу! – он встал, поднял Еджи с пола и приложил его башкой о стену.
- Айя, хва-а-атит…
- Не-е-ет… - Айя нехорошо ухмыльнулся. – Осталось за Шульдиха. Как ты посмел вылезти из ванны?!
Но эта мечта (грохнуть блондина еще обо что-нибудь) не сбылась, так как Еджи извернулся и дал Айе в зубы. Айя отскочил, наткнулся на злополучный стол и упал на пол. Еджи кинулся на него, прижав к полу, хватая за руки и заводя их за голову. Айя затравлено пискнул.
- Чего тебе надо? – прошипел Айя.
- А ты догадайся, розочка. – Еджи пошло улыбнулся. Айя попытался пнуть его коленом, но к сожалению ничего не вышло. Еджи наклонился к самому лицу своего командира и прошептал:
- Когда ты не брыкаешься, то нравишься мне еще больше.
- Да пошел ты...
- Правда? А в ванне ты вел себя по-другому... - он усмехнулся и прошептал, почти касаясь своими губами губ Айи. - Неужели ты врал? Ты же не умеешь лгать.
- Умею!
- Нет, не умеешь... и мне это тоже нравиться. - Губы Еджи соприкоснулись с губами Айи. Айя непроизвольно попытался отшатнулся, но встретил на своем пути преграду в виде пола. Еджи прижался губами к его губам еще сильнее и Айе пришлось ответить на поцелуй, потому что он не хотел лишиться зубов.
- Почему от тебя всегда пахнет розами? - отстранившись спросил блондин.
- А почему от тебя постоянно пахнет сигаретами? - парировал (попытался парировать) Айя.
- Потому что я курю, а на счет роз мне все еще не ясно. - Еджи прищурился. Айя, судя по остекленевшему взгляду и кислому выражению сковомордника, что-то напряженно обдумывал.
- Айя, неужели тебе абсолютно все равно? - спросил Еджи, погладив его по щеке ладонью. Он давно отпустил его руки, но Абиссинец и не пробовал вырываться. Что было несколько нестандартно... точнее странно. На взгляд Еджи, если бы сейчас в центре Токио выселились инопланетяне и захватили власть, это было бы менее странно, чем не вырывающийся Айя.
- Ну так? - выжидающе спросил Еджи.
- Да к черту все! - почти крикнул Айя и вцепился в блондина руками и ногами, почти оглушая его своим неожиданным поцелуем и подминая Еджи под себя. Еджи прифигел от такого неожиданного и наглого поворота событий, но противиться естественно не стал. Сплетясь в неимоверный комок они катались по полу, подметая собой мусор и тараканов. По пути они раздавили кошку Умаи, лепешка которой сейчас, вдавленная в линолеум, устало хлопала глазками.
Во все стороны летели куски одежды.
- Айя, это действительно происходит? - спросил Еджи хриплым голосом.
- Да... заткнись... - прорычал Айя, впиваясь в его спину ногтями. А если учесть, что Айя последнее время совсем забросил себя, то это уже были не ногти, а когти. Еджи выгнулся и прошипел:
- Сука... больно же... - он впился в плечо Айи своими зубами.
- Значит так? - ухмыльнулся Айя, хватая его за волосы и дергая их назад. Еджи запрокинул голову и простонал.
- Так значит ты любишь покруче...
- Время от времени... - Айя улыбнулся. Еджи ненадолго задумался о том, с кем и когда и что это "время от времени"... но раздумья продолжались недолго...

Оми открыл дверь на кухню. Посмотрел. Покраснел. Закрыл.
- Что с тобой Оми? - спросил Фарфи.
- Э... да так... э... ничего. А вот с ними...
- Дай посмотреть. - Фарфи открыл дверь. Айя и Еджи под обломками стола... Он закрыл дверь. Десять минут в шоке. Открыл дверь. Еджи и Айя под раковиной. Закрыл. Прошло пять минут. Айя и Еджи на плите. Закрыл. Прошло еще две минуты. Еджи и Айя на подоконнике...
Фарфарелло выпал в осадок.
- Извращенцы!
Оми открыл дверь.
- М-да... точно бордель. С профессионалами...

Прошло пару часов за которые на кухне отдыхала камасутра. Наконец из нее вышли побитые, точнее избитые Айя и Еджи в слегка затраханном виде. Бирман все еще валялась в отключке.
Айя-тян сидела с фингалом под глазом и никак не могла понять смысла этой физкультуры. Кроуфорд ухмылялся, обнажая один оставшийся зуб. Шульдих сидел и подсчитывал зубы Брэда, которые лежали в его кулаке. Наги и Кен сидели на диване и самозабвенно целовались.
- Я не знал, что они геи. - Сказал Еджи.
- Посмотрите на себя. - сказал Фарфи, который наблюдал за Брэдом, который продолжал улыбаться. Как видно его слишком сильно стукнули по голове. Айя-тян кинулась к брату.
- Ран, мы тут физкультурой занимались.
Он осмотрел ее лицо и спросил:
- Кто это сделал?
- Это... вон те... - она указала на старших Шварцев.
- Шварц, я буду вас убивать. - Айя стоял на месте и не шевелился.
- Убивай. - устало ответил Шульдих.
- Сейчас, отдохну немного.
- Не надо его убивать. - Сказал Оми, заслоняя немца собой. - Лучше убей... Кена!
- Эй, а что я тебе сделал? - спросил Кен возмущенно, но его тут же заткнули. Поцелуем, разумеется. Айя махнул рукой и подошел к Бирман. Не долго думая, он схватил ее и потащил к двери.
- Я скоро! - сказал он, упихивая ее в багажник.
- Ты куда?! - крикнул Оми.
- Потом! - Айя сел в машину и рванул в неизвестном направлении.
Еджи закурил сигарету и собрался уйти, как к нему подошел Фарфи, Кен (который временно стряхнул с себя Наги) и Оми.
- Так, раз уж все тут... и ты живой... обсудим нашу общую проблему. Я думаю она всем известна...
- Тупость Айи? - спросили все хором. Даже Брэд и Шульдих, которые присоединились к ним. Наги решил, что ему и с дивана неплохо слышно.
- Нет... Айя-тян... и Солнышко.
- А... ты про это. - Сказал Шульдих. - Итак... что с ней? Мысли читает?
- Все так же... время от времени. Короче, нам надо ее убить! - сказал Оми.
- Мы беремся за эту миссию! - хором ответили все остальные.
Айя-тян сидела за компьютером Оми и что-то в нем искала. Оми молча и самозабвенно целился в нее из арбалета. Он облизнул губы в предвкушении и нажал на спусковой крючок. Но Айя-тян в это время потянулась к карандашу, который упал со стола и стрела, ударившись об стену, каким-то Макаром отрикошетила Кроуфорду в ногу.
- Ауууууу... Омиииии... - донесся визг, постепенно сходящий на писк.
- Упс, извиняюсь. - Ответил Оми и чертыхнулся. Опять ничего не получилось.
- А что случилось? - спросила Айя-тян, поворачивая к ним голову.
- Ничего... ничего не случилось.
Рубрики:  Трилогия "Солнышко"

Солнышко или очень длинный день (продолжение)

Воскресенье, 19 Февраля 2006 г. 23:56 + в цитатник
Айя медленно сполз по стене и перекрестился.
- И за что я его так не любил? - прошептал он, смотря, как солнышко висит на небе. "Если оно когда-нибудь сядет - надеюсь, что потом не встанет..." - подумал он.
"Не все то солнышко, что по утрам встает" - когда-то прикалывался Еджи. "Ах, Еджи... белобрысый придурок. Ну, может и не придурок, а что-то средненькое такое между дауном и дебилом. Или это одно и тоже... Короче, даунито-хромосомос... а... о мертвых так не говорят?" - Айя затравлено заозирался. Никакого призрака поблизости не наблюдалось. "Может глюки? От солнечной радиации?" - вяло продолжал думать он. Впрочем, ответы на такие сложные вопросы он найти не мог...
В дверь тихо постучались.
- Кто?! Где?! - разделяя слова, выкрикнул Айя.
- Это я... - при этих словах Айя прижался к стене и заслонился подушкой. - Оми...
Айя судорожно вздохнул. Всего лишь Оми... маленький мальчик Оми, у которого все хорошо...
- Ой, а что с тобой? - удивился младший, когда узрел Айю в таком виде. При этом Айя так ни перестал креститься...
- Я видел Еджи. - Сказал он.
- Хм... мы тоже его все видели... когда-то...
- Я его только что видел, дубина! - не выдержал Айя.
- Так! Я не понял! Ты как со мной разговариваешь?! - заорал Оми так, что даже Айя, привыкший к такому ору со своей стороны, ошалел.
- Извини... - пискнул Айя, думая "Вот моя достойная замена...".
- Как ты мог его видеть? - спросил Оми.
- Вот взял и увидел. Он пришел ко мне и сказал, что будет приходить ко мне вечно... он привидение... - последнее слово Айя прошептал.
- Хм... призраков не бывает...
- Бывает... - отозвался Айя. - Если придет еще раз, скажи, что я сплю... - Айя медленно переполз на кровать и тут же заснул.
- Привидений не бывает... - сказал Оми сам себе, выйдя из комнаты. - А вот Шульдих может быть...
Далее начался дозвон до больницы, в которой лежали все Вайс и Шварц вместе взятые.
- Оми, а что ты делаешь? - спросила Айя-тян.
- Звоню. - Лаконично ответил Оми.
- Куда?
- В больницу... а что?
- Нет, ничего... а зачем?
- Айя, тебе не говорили, что чем меньше знаешь - дольше проживешь...
- Нет.
- Ищу знакомого...
- Еджи-сан опять в больнице?
- Хм... уже нет. - Оми усмехнулся.
- А где он?
- Ну... вообще-то он вроде бы умер, но... - Айя-тян еле устояла на ногах. - Но надо проверить...
- Э...
- Ты вообще, почему не спишь?! - рявкнул Оми.
- Не хочу... я еще посижу... ладно? - не дожидаясь ответа, она свалила в комнату.
- Ага... - ответил Оми и тут же раздался голос из приемной больницы.
- Алло, вас слушают.
- Я хотел бы узнать состояние моего друга... Шульдих...
- Э... странное имя... таких тут нет.
- Ну, я не знаю, как его там зовут, просто он никогда не говорил нам. У него длинные рыжие волосы, желтая бандана...
- И жуткая ухмылка?
- Ага! - радостно воскликнул Оми.
- Тогда, это Рихард Зейн... немец. Выписался сегодня вечером...
- Как? - голос Оми сел.
- Выписался... у него все в порядке, к тому же больница до сих пор переполнена. Так что...
- Понятно. Спасибо. - Оми повесил трубку. "Лучше б сам на трубке повесился" - подумал Оми.
- Что там? - спросил Кен, заходя в гостиную. Про призрака и Шульдиха Оми решил умолчать.
- Ничего... обзванивал подруг Еджи, чтобы сообщить, что он не придет на свидание.
- А...
В дверь раздался звонок. Оми взглянул на часы. Поздно. Кто мог припереться? Айя-тян радостно побежала открывать. Оми не понял причину этой радости, хотя... если вспомнить того парня, с которым она встречалась... Оми перекосило. Но его перекосило еще больше, когда он увидел того, кто стоит на пороге.
Шульдих с букетом красных роз в неизменном белом плаще.
Айя-тян разомлела, подумав: "О, это мне".
"Нет, не тебе" - подумал Шульдих, усмехнувшись.
"Что не мне?" - подумала она, и немца передернуло. Что-то с ней было не так... ах, да... она только что прочла его мысли. Это открытие повергло его в шок, но он все еще радостно улыбаясь, подошел к Оми и протянул цветы ему.
- Это тебе, кои... что же ты не зашел ни разу? - спросил он.
И Айя-тян грохнулась в обморок... опять...
Кен подумал и последовал ее примеру. Оми недолго подумал и решил, что делать то же самое не следует. А то невежливо как-то получается.
- Какого черта?! - злобно прошипел Оми.
- Я так тебя люблю и ты меня тоже... забыл? - Шульдих ухмыльнулся. Оми передернуло. В памяти всплыл обрывок разговора: на вопрос как зовут его девушку, он ответил - Шульдих.
- Правильно вспомнил... - улыбнулся Шу.
- Стоп! - Оми замер. - А ты откуда знаешь?!
- Да так... в мыслях прочитал... - Шульдих изобразил саму невинность. Только нимба над головой не хватало.
- В чьих мыслях? - Оми прищурился.
- В твоих... - нашелся немец.
- Когда? - спросил Оми.
- Да... ладно, чего уж там! Перед тем, как Еджи помер, мы оказались в одной палате. Он мне и сказал, что Айю-тян надо обратно в кому вогнать, а то всех уже достала...
- А от чего он умер?
- От сердечной недостаточности... - Шульдих тяжело вздохнул. - Вечная память, аминь.
(- Оми задает слишком много вопросов) - телепатически пожаловался он Еджи, стоящему во дворе за кустом чего-то там...
(- Отвечай на них...) - донеслось в ответ.
Тем временем Айя-тян начала медленно, но верно приходить в себя.
- Оми... - тихо сказала она. - Это твой парень?
- Да, да, я его парень! - С этими словами Шульдих притянул к себе Оми и жарко поцеловал. Оми сделал попытку вырваться. Шульдих поцеловал его сильнее. Айя-тян стояла и смотрела на все это безобразие с открытым ртом.
- Э... - это пришел в себя Кен. - Что тут происходит?!
- Они целуются... - ответила Айя-тян. Шульдих наконец-то отпустил Оми и всучил ему изрядно помятый букет роз.
- На, поставь куда-нибудь и пошли погуляем...
- Куда? - пискнул Оми.
- В спальню, например. - Шу ухмыльнулся. Оми покраснел. Кен побледнел, а у Айи-тян началась цветомузыка.
- Ты такой красивый, когда смущаешься. Только чего смущаться, если мы уже восемь лет встречаемся? - Шульдих чуть не рассмеялся.
- Восемь лет? - удивился Кен. - Как такое может быть? Оми, ты начал с ним встречаться, когда тебе было девять лет?
Оми ошарашено кивнул... после чего схватил Шульдиха за руку и выскочил за дверь. На улице стояла прекрасная погода. Сияло солнышко...
- Лепота... - Шульдих посмотрел на небо. Еджи притаился за кустом.
- Да, кстати, Шу, ты ничего не знаешь про приведение?
- Какое именно? - спросил Шульдих.
- Ну, про Еджи...
- А чего о нем знать? Привидение говоришь? Не спиться парню в сырой земле...
- Его же кремировали...
- Ну а прах потом похоронили.
- Так еще три дня не прошло. - Возмутился Оми.
- А ты посмотри на небо и скажи мне... а ты знаешь, когда они пройдут? Все запутались... хм, самое интересное, что Солнышко не беспокоит никого, кроме нас. Все спокойны...
- Люди такие странные. Ничего не замечают... вечно чем-то заняты.
Тем временем Кен плотоядно разглядывал Айю-тян.
- Айя-тян... а ты знаешь, что Еджи и твой брат любили друг друга?
- Что?!
- Они любили друг друга... а потом Еджи ушел к Оми.
- Так Оми встречался с Шульдихом!
- Ну да, это ему не мешало. Еджи жил с ними двумя... ох, как тяжело говорить тебе правду, но ты должна знать... - Кен притворно вздохнул.
- А Айя от горя ушел к Фарфарелло и полюбил садомазо. Еще он стал краситься, и одевать женское нижнее белье...
- Откуда ты знаешь? - спросила побледневшая Айя-тян.
- Я сам видел!
- Откуда?
- А, ну потом он ушел ко мне. А потом он нашел Еджи, и они опять стали встречаться. Уже вчетвером... а теперь Айя страдает. Еджи откинул копыта, Шульдих ухлестывает за Оми... у него раньше еще и Сакура была. Девчонка...
- Удивительно!!!
- Может с ней чего получиться. У него был закидон, по поводу того, что он с ней спал... она была очень похожа на тебя, и он представлял, что она это ты... только не говори ему ничего, что я тебе сказал. Он так старался сохранить это в тайне, но мне кажется, что ты должна знать.
От этих слов Айя-тян опять упала в обморок. Кен довольно потер руки и пошел на кухню. Тем временем Шульдих стоял на крыльце и курил.
- Может, пойдем, прогуляемся? - спросил он у Оми.
- Еще чего! - буркнул Оми.
- Я тебе мороженое куплю... - Шульдих достал из кармана деньгу и помахал ею перед носом Оми. Оми нахмурился, а потом сказал:
- Во-первых, Шульдих, не надо таких замашек, будто ты снимаешь шлюху, а во-вторых - какое мороженое?! Лучше пива... и сигарет заодно.
У Шульдиха отвисла челюсть. Он попробовал влезть в мысли парня, надеясь, что ему удастся что-то прочитать. Перед его глазами предстала огромная стена с надписью: "Пошел на хрен, иначе эта надпись будет написана на любой другой стене твоей кровью". Шульдих поморщился.
- Ладно, куплю и пива и сигарет. Совсем молодежь обнаглела...
- Ничего, раз ты со мной встречаешься - значит и раскошелишься.
- Ага... ты только о деньгах и думаешь. - Обиделся Шульдих, а потом подумал: "Чего это я? Я же с ним не встречаюсь... мне какое дело?"
Он улыбнулся, и они вышли за ворота. Еджи сидел за кустом, смотря, как они удаляются. Куст немилосердно кололся какими-то колючками. Когда все ушли - Еджи выскочил из терновника и осмотрелся. Вокруг никого не наблюдалось...
Но тут дверь в дом открылась и радостная Айя-тян (как легко она все забывает) выскочила во двор, чтобы нарвать цветочков. Она резко замерла... Еджи тоже резко замер. Глаза Айи-тян превратились в квадратные круги.
- Ты... ты... вроде умер... - прошептала она и перекрестилась.
- Бу... - сказал Еджи, и Айя-тян с криком убежала в дом. Еджи пожал плечами и пошел гулять по солнечным улицам.
Айя-тян ворвалась в комнату брата и начала трясти его за плечо.
- Брат, брат, проснись!!!
- Чего тебе? - сонно спросил он.
- Ран, я видела Еджи...
- И что? - Айя не догонял.
- Он же умер!!!
- Ну и что?
- Ран, ты не понял?! Он умер, а я его только что видела!
- Где? - до него начало доходить.
- В саду. Он стоял около куста терновника...
- Хм... привидение, говоришь... Ничего, бывает...
- О чем беседуете? - спросил, зашедший Кен.
- О том, что Айя-тян видела привидение. И я его видел... - Айя задумался. - Это что-то значит.
- Это значит, что у вас глюки, и пора к психиатру. Обоим... Айя-тян, нам нужно поговорить.
- О чем? - спросила она, но Кен взял ее за руку и вывел из комнаты.
- Ты должна знать... - шепотом начал он. - Ран был у психиатра, когда-то давно.
- Почему?
- Ну, ему везде что-то мерещилось. Что за ним следят из космоса, что его преследует гигантский мамон...
- Мамонт?! - удивилась Айя-тян.
- А что такого? Ну, бывает, с накура и не такое приглючится.
- С накура?!
- А ты разве не знала, что он наркоман со стажем?! - удивленно вскинул брови Кен.
- Н-нет... - Айя-тян начала заикаться.
- Ты только ему не говори, что я тебе все рассказал. Но ты его сестра ведь...
- Х-хорошо... - она нетвердой походкой пошла в гостиную. Кен чуть не рассмеялся, смотря, как она ковыляет до дивана.
Тем временем Оми и Шульдих гуляли по парку, рассматривали цветочки, птичек и делали вид, что усиленно не замечают друг друга. Шу шел и насвистывал какую-то мелодию, Оми ковырял под ногтями дротиком... наконец, когда молчание затянулось совсем, Шульдих не выдержал.
- Может, поговорим?
- О чем? - вяло и безразлично ответил Оми, смотря на немца взглядом аля Фуджимия.
- Ну... о чем-нибудь... смотри светло как, птички поют охреневшие.
- Почему охреневшие?
- Да потому, что они не понимают какой день по счету идет... Цветочки распускаются, все рады, довольны!
- Угу... день значит. - Так же вяло ответил Оми. Вдруг кто-то окликнул его... Оми резко обернулся. Сзади стоял странный человек в черном.
- Оми-тян... ты должен убить Айю...
- Какую именно? - спросил Оми.
- Ту, которая тян... - голос человека прозвучал замогильно.
- Ага, счас, разбегусь и подпрыгну... - С этими словами Оми кинул в него дротик, который еще держал в руках. Человек дернулся и упал... Оми пожал плечами и пошел дальше. Шульдих смотрел на все это с легким недоумением.
- Кто это, Оми?
- Извращенец какой-то... постоянно меня преследует...
- Бывает. - Коротко ответил Шу, продолжая рассматривать цветочки.
А Еджи тем временем прогуливался по парку, когда наткнулся на человека в черном. В прямом смысле наткнулся и даже чуть не упал, потому что не заметил, как тот мирно дрыхнет на асфальте, а из плеча торчит дротик Оми.
"О, я иду по следу!" - подумал он и нагнулся к незнакомцу. Где-то он его видел. Ах, да, это был его глюк, который однажды встретился около магазина, и про который говорил Оми. "Хотя, странно, несколько человек не могут видеть одни и те же глюки" - задумчиво подумал Еджи и ткнул пальцем в человека. - "Хм, мягкий..." Человек приоткрыл глаз, посмотрел на Еджи и сказал:
- Еджи... посмотри на меня...
- Смотрю.
- Посмотри мне в глаза...
- Смотрю.
- Ты должен что-то сделать с Айей-тян... - гипнотически звучал голос.
- Смотрю... - ответил Еджи.
- Эй, ну так не честно, ты что - придурок?! - обиженно воскликнул человек в черном, которого, как только что вспомнил Еджи звали Акума.
- Да нет... просто ты меня достал. Какого хрена ты ходишь за нами?! Следишь?! Кто тебя послал?! Кто?! - с этими словами Еджи начал пинать бедного Сатану по улице. Редкие прохожие только испуганно отворачивались от этой сцены, так что помочь было некому.
- Никто меня не послал... я сам всех посылаю. - Буркнул Акума, когда Еджи перестал его пинать, и ему удалось встать на ноги. - А твой дружочек мне засветил дротиком... вот бы в него им же...
- А у него уже иммунитет к ядам и к снотворному. Столько раз с ними сталкивался, напарывался на свои дротики, так что - не получится. Короче, слушай меня, вали отсюда, пока красивый!!! - от этого вопля две старушки получили инфаркт, птички попадали с веток, цветочки завяли, а одна собака стала заикаться. А Сатана оглох на одно ухо.
- Господи, с кем я связался? - прошептал он и исчез. Еджи посмотрел, как тот растворяется в воздухе, и пошел гулять дальше.
Тем временем, Айя, которому так и не удалось заснуть, смотрел, как во двор въезжает машина. Он нервно сглотнул. Дверь машины открылась. У Айи начался нервный тик. Из машины вышла... Айя подавился воплем ужаса, а из машины вышла Бирман. Она подошла к двери и постучала. Айя, на негнущихся ногах и на костыле побрел открывать. Он распахнул дверь и ударил ее по носу... Бирман слетела с крыльца и обиженно посмотрела на Айю. Айя - гордый тем, что сейчас совершил, мрачно улыбался.
- Айя, помоги встать...
- Сама поднимешься. - Буркнул он и ушел внутрь дома. Она обиженно посмотрела на его спину и встала.
- Что тебе надо? - глухо спросил Айя.
- Я вот, задание привезла...
- Какое?
- Узнаешь. Собирай всех... - Бирман искоса поглядывала на Айю.
- Это очень долго и не совсем возможно.
- Почему?
- Ну, Кен где-то шастает, Оми, как я понял, пошел гулять с Шульдихом...
- С ним?! - взвизгнула она. - Он убьет мальчика...
- Не думаю, он подарил ему цветы и поцеловал, так что... вот, а Еджи... - от воспоминания этого имени Айя покрылся холодным потом.
- А он где? Опять по кабакам пошел? - ехидно спросила она.
- Да нет... он вообще-то умер недавно...
- УРА!!! - радостный вопль огласил весь квартал и выбил в ближайших домах стекла.
- Будешь нам новое стекло покупать... - Сказал Айя, грустно смотря на осколки окна. - Вот, давай задание, я посмотрю, а потом мы пойдем...
- Я с тобой пойду. Вместо Еджи.
- Ну, уж нет... я лучше Айю-тян возьму.
- Попробуй... - она усмехнулась. Айя выдернул у нее из рук кассету и пинком выпроводил за дверь. Она вылетела с громкими матами на всех известных языках.
- Низко пошла, видать к дождю... - сказал проходящий мимо Кен.
Айя согласно кивнул.
- Ладно, хрен с Оми, давай посмотрим, а потом разберемся... - Сказал Айя и вставил кассету в видак.
На экране появилась ехидная мордочка Менкс, которая говорила, что Охотники Света непременно должны уничтожить Тварей Тьмы любыми способами. И что на этот раз дело о каком-то маньяке извращенце, который кого-то там убил, каким-то там извращенным способом...
- Это не Фарфи? - спросил Кен.
- Нет, другой почерк...
Далее шло описание, где его можно найти, что он вооружен и опасен и что оплата такая же, как и всегда.
- Что-то она нам за ту Миссию не прислала оплаты... - вспомнил Айя.
- Выудим... - Кен нехорошо усмехнулся, представляя, как будет пинать Менкс по всему ее кабинету.
Тем временем в Шварц.
Брэд встал с больничной койки и посмотрел в окно.
- Ребята, у меня к вам вопрос. Как долго мы собираемся тут валяться? - спросил он у оставшихся в палате.
- Ну, не знаю... наверно, пока не вылечимся... - сказал Наги. - А когда все из нас вылечатся - тогда нас и отпустят.
- Это бесполезно, посмотри на Фарфи. - Фарфи умиленно резал себе руку скальпелем, который стащил у одного хирурга. Правда, сначала он долго уговаривал его сделать ему операцию без наркоза, объясняя все тем, что это очень сильно обидит Бога. Но после общения с Фарфарелло несчастный хирург стал заикаться, и его поместили в соседнюю палату с острым психозом.
- Фарфи ничего уже не поможет, так что можно считать его здоровым. Итак, нам надо валить отсюда. - Сказал Брэд.
- Куда? - удивленно спросил Наги.
- Ну, не знаю... хм, может, к Вайс? - спросил Брэд.
- А что, хорошая идея. Они у нас вписывались один раз, теперь наша очередь.
- Да... - Брэд задумчиво посмотрел за окно.
- Тогда вперед и с песнями! - радостно сказал Наги, и с помощью телекинеза вытолкнул всех в окно. Благо - приземлились хорошо. На носилки с каким-то трупом. Брэд тяжело вздохнул...
- Кстати, Шульдиха почему не видно?
- Вообще-то он ушел...
- Куда ушел? - удивленно спросил Брэд.
- Обижать Бога? - с надеждой спросил Фарфи.
- Так, разделиться, - гаркнул Кроуфорд. - Ты, Наги - искать Шульдиха, Фарфарелло... тоже искать Шульдиха!!! Всем все понятно?!
Около больницы стоял босой человек в больничной пижаме, грозным голосом отдавая приказания. Разумеется, это сразу же заметили санитары, которые не поленились воспользоваться моментом и сцапать лидера Шварц. Брэд яростно отбивался, но помочь ему было совершенно некому, потому что Наги и Фарфи отправились искать Шу еще раньше, чем Кроуфорд окончил свой приказ. За этот самый приказ и был помещен в городскую клиническую больницу со строгим режимом за номером 666 им. "Глюка Шизо" в отделение интенсивной терапии. (Может быть, мы его еще и увидим. Кто знает, правда, - каким).
Шульдих и Оми продолжали гулять по парку и пить пиво. Надо сказать, что они уже порядочно набрались и поэтому во всю горланили песни, обнимались и целовались, пугая тем самым прохожих. Еджи шел в трех шагах сзади, но был уверен, что если они его и увидят (в таком состоянии - вряд ли), то, скорее всего, спишут на белочку.
Рубрики:  Трилогия "Солнышко"

Солнышко или очень длинный день (продолжение)

Воскресенье, 19 Февраля 2006 г. 23:55 + в цитатник
- Сегодня не было грозы, телефона у него нет...
- Так, это вообще было не сегодня... ой, вот кажется, я нашла! Травмы средней тяжести, сломанные ребра, сотрясение мозга, перелом всех конечностей после драки...
- Этого быть не может... он сам кому угодно нанесет травмы средней тяжести.
- Действительно... этого тоже привезли, полицейский какой-то... так, что у нас следующее? Отравление некачественной водкой.
- А вот это возможно...
- Значит это. Так, надо подписать, с одним разобрались. Спасибо, до свидания. - Пошли короткие гудки. Кен тупо посмотрел на трубку.
Ни хрена не понял и пошел рассказывать Айе. Айя молча выслушал его, после чего спросил откуда звонили. Кен тупо посмотрел на Айю и повторил рассказ.
- Так, я имею ввиду, в какой больнице?
- А черт его знает! Никто не разберет! Какая-то городская.
- Кен, ты идиот, у нас только одна больница такая, остальные с какими-то названиями.
- Откуда ты знаешь? - удивился Кен.
- Побывал во всех... - Айя усмехнулся.
- Что-то ты слишком часто ухмыляешься. - Сказал Кен.
- А что, нельзя? А на счет Еджи, приедет сам...
- Айя, тебе что плевать на него?
- Конечно, а что? - невинно спросил Айя.
- Хм... - Кен ушел в другую комнату. Айя пожал плечами и ничего не сказал.
- Странный он какой-то сегодня... - сказал Айя и достал с полки какую-то книгу под названием "Жизнь Верблюдов в Северной России". Сзади было подписано "Оми Цукиено".
"Странные он книги читает..." - подумал Айя и открыл ее. Ему совершенно было нечего читать.
- Ой, Айя, это моя книга, ты нашел ее! - радостно сказал Оми, вбежавший в комнату.
- Оми, а с чего автор взял, что верблюды водятся в России, а тем более в Северной?
- Может быть видел... - Оми пожал плечами. - Я вообще-то не верю в это, но все равно.
- Кстати, а где мой ужин?
- На кухне.
- Принеси мне его сюда.
- Мне надоело, что все жрут где попало! Даже ты! А ну марш на кухню строевым шагом, есть свой ужин, и чтоб тарелку помыл!!!! - не выдержал Оми и пнул Айю по ноге. Айя ошарашено смотрел на него, после чего медленно встал. Оми взглянул на него снизу вверх.
- На кухню, говоришь? - зло спросил Айя.
- Да. - пискнул Оми.
- Ладно... - сквозь зубы процедил Айя и пошел на кухню. Оми облегченно перевел дух.
В дверь позвонили и Оми пошел открывать, бурча себе под нос:
- Я им швейцар что ли? Почему, если надо готовить, то сразу Оми, дверь открыть - тоже Оми, убраться - Оми. Сестру Айи убить - опять Оми!!! - он распахнул дверь, которая была сделана по всем правилам безопасности и открывалась наружу. Послышался удар и сдавленный крик.
- Еджи? - спросил Оми.
- Ну да... - ответило существо, поднимаясь с земли.
- Что-то неважно выглядишь...
- Некачественная русская водка... пол дня блевал.
- Мне сообщили. Больше пить не будешь?
- Буду, а у тебя есть?! - оживился Еджи.
- Ты неисправим. - Вздохнул Оми. - Есть будешь?
- Буду!
- На кухню... - сказал Оми тоном, которым обычно говорил Айя. Еджи насторожился.
- Иди-иди, а то остынет. Айя уже там...
- Какое именно?
- Мужского пола.
- А... ну ладно... - сказал Еджи и поплелся на кухню.
- Кто это был? - спросила Айя-тян, вошедшая в комнату.
- Еджи. Кто ж еще...
- Ну, не знаю... может быть мой парень?
- У тебя есть парень?! - изумился Оми.
- Да, есть... его зовут Мамоко. Я с ним познакомилась, когда... э... в магазин ходила! - придумала Айя-тян. Но не говорить же ей, что она познакомилась с ним в очередной раз бухаловки с Бирман и ее парнями. Самое странное, что ее нисколько не удивляло, почему у Бирман столько любовников, если она замужем за ее братом.
- Хм... а А... Ран знает? - спросил Оми.
- Нет, что ты! Он свихнется, если узнает о нем. Ведь он наркоман, алкоголик, два раза сидел за убийство, изнасилование и ему 39 лет.
У Оми отвалилась челюсть, поэтому он ничего не мог сказать.
- А давай я тебя с девчонкой познакомлю. - Радостно сказала Айя-тян.
- У меня есть...
- Как ее зовут? - спросила она, прищурившись.
- Шульдих... - почему-то ляпнул Оми и покраснел, когда до него дошел смысл своего ляпа.
- Это тот рыженький? - спросила она.
- Да. - У Оми пересохло горло.
- Ничего, симпатичный... стой, он же парень! - до нее все-таки дошло.
- А, ну это...
- А что таково? - вдруг спросил взявшийся из ниоткуда Еджи, решивший спасти своего друга.
- Но это... неправильно и пошло... - она скривилась.
- Да, ладно тебе, вот мы с Раном... - он не договорил, потому что Айя-тян грохнулась в обморок.
- ... недавно вместе кока-колу пили... - добавил он.
- Еджи, ты придурок!!!!!!!! - донеслось с кухни.
- Я всегда говорил, что у него отличный слух, а ты мне - глухой, глухой! - возмутился Оми.
- Я все слышу!!!!
- Айя, ты идиот... - прошептал Еджи.
- И это тоже я слышу!!!!!!!!
- Упс... ты моешь посуду?
- Да, а теперь иду бить ее об твою голову!
Айя вышел из кухни, держа наперевес тарелку.
- Айя, не надо бить меня по голове! Ей и так уже много раз доставалось... - сказал Еджи.
- Вот именно - и еще один раз выдержит.
- Вы разбирайтесь, а я пойду... э... и твою сестру заберу. - Сказал Оми и взвалил на себя Айю-тян.
- Куда это ты с ней направился?! - заорал Айя, угрожая Оми тарелкой.
- Приводить ее в чувства. А то она обморочная последнее время... - Оми быстро смылся из комнаты.
- Ну что, поговорим? - почти ласково спросил Айя, взвешивая тарелку.
- Только положи оружие. - Сказал Еджи.
- Хорошо, убить тебя я и так всегда успею. - Айя кинул тарелку на диван. Послышался недовольный "мяу", поскольку Умаи была разбужена неожиданном падением тарелки ей на голову.
Еджи закурил сигарету и выжидательно посмотрел на Айю.
- Хватит курить...
- Это дом Оми. Он мне ничего не говорит.
- А я командир, я говорю.
- Я слышу, что ты говоришь, или ты сделал для себя открытие? - усмехнулся Еджи.
- Идиот.
- Ты повторяешься, это я уже слышал.
- Услышишь еще раз.
- Будем говорить об этом? - удивился Еджи.
- Нет, то, что ты идиот мы уже давно выяснили.
- Один-один, Айя.
- Потуши сигарету, а иначе я выбью ее у тебя из зубов вместе с зубами.
- Ты меня злишь. - Спокойно сообщил Еджи. - А у меня с нервами плохо, ты не знал?
- Нет, не знал! Это ты меня злишь, тупой придурок!!! - заорал Айя.
- А ну не ори на меня... - Еджи оглядел Айю с ног до головы. - Женщина!
- Ах ты, ублюдок!!!!!! - Айя попытался двинуть ему в челюсть. Сигарета упала на диван. Но в Еджи он не попал.
- Не попал, прекрати меня бить!
- Я в тебя и не попал, а вот сейчас попаду! - он опять промазал.
Ор стоял на весь дом. Оми накрыл Айю-тян подушкой, чтобы она не слышала, если очнется. К сожалению, ему не пришла в голову мысль, что подушкой ее можно удушить, а потом все свалить на обморок.
- Прекрати, Айя!!!!! - заорал Еджи.
- Ты мне указываешь?! - заорал еще больше Айя. Еджи посмотрел на него грустными глазами и упал в обморок. Айя тупо смотрел на него, после чего спросил:
- Эй, ты чего, ну?
Еджи не отзывался, а тем временем кошка лениво докуривала сигарету.
- Оми, тут Еджи плохо! - заорал Айя и ушел за Оми. Еджи осторожно преоткрыл один глаз и посмотрел в спину удаляющемуся командиру. Правда он тут же повернулся и пошел обратно, потому что Оми шел к нему, так что глаз пришлось в спешном порядке закрывать. "Ну ты у меня попляшешь!" - злорадно подумал Еджи и чуть не усмехнулся.
- Э... Айя, тут дело до рукоприкладство дошло? - спросил Оми.
- Нет, просто взял и упал. Может инфаркт? - с надеждой спросил Айя. "Ты за это ответишь" - подумал Еджи.
- Да нет... тащи его на диван. - Они подняли его и кинули на диван. Кошка злобно зарычала и убежала.
- Я нашатырь принесу. - Сообщил Оми и ушел. Еджи почувствовал, что что-то не так. Немного попахивало дымом. Что-то подсказывало ему, что он лежал прямо на окурке. Это было... больно. "Я же в обмороке" - обреченно подумал Еджи и просто перестал обращать на это внимание. Вернулся Оми и подсунул ему под нос баночку с нашатырем. Еджи старательно не дышал.
- Хм... не помогает. - Сказал Оми. - Может позвоним врачу?
- Звони, пусть забирают.
"Эх ты, Айя, неужели ты настолько меня ненавидишь?" - подумал Еджи. Оми набрал номер и он услышал голоса.
- Это больница? У нас тут обморок, продолжительный. Заберете? Ага, да...
Они что-то еще говорили, но Еджи уже не слушал. Окурок потух и теперь спина просто чесалась, но он и на это забил. Вообщем он натурально заснул.
Айя-тян спустилась через пол часа.
- Привет, Ран, а где все?
- Погулять ушли. Что с тобой было, тебе плохо?
- Нет, просто нервы не выдержали. Не беспокойся, а что ты читаешь?
- Про верблюдов?
- Фу... вот я понимаю камасутра.
- Айя-тян, что ты говоришь?
- Но, брат, мне уже нужно это знать, я же столько пропустила. Я же столько проспала. - Она невинно захлопала глазками.
- Только после свадьбы! - отрезал Айя и ушел. Айя-тян загадочно улыбнулась, смотря ему в след. "Если бы ты только знал, брателло" - подумала она.
Еджи проснулся в белой палате.
- Очухался! - радостный вопль послышался рядом. Еджи повернул голову и увидел рыжую шевелюру.
- Шульдих, чтобы на тебя смотреть нужно одевать солнечные очки.
- Спасибо, ты опять здесь. С какого?
- Да вот, притворился... думал, что Айя обо мне лучше думать станет.
- Ну и как, стал?
- Нет...
- Сочувствую, хотя сильный ход.
- Да... а где остальные?
- На процедурах. - Усмехнулся Шульдих. - Я подделал историю лечения Брэда и прописал ему клизму. Три раза в день.
- Ну ты даешь! - Еджи рассмеялся. - Слушай... - вдруг шепотом заговорил Еджи.
- Что?
- Пропиши мне в истории болезни...
- Что?
- Смерть. - Еджи усмехнулся.
- Ты сдурел?!
- Но для этого убивать меня не надо. Просто внуши всем, что я умер, и Айе тоже... хотя, ему врачи скажут.
- Это мощно... и все из-за того чтобы узнать, что думает о тебе Айя?
- Да... точнее, нет, чтобы отомстить ему за то, что он обо мне думает.
- Это как?
- Буду привидением ему являться.
- Что ж... я хочу знать все подробности.
- Обязательно. - Они обменялись рукопожатиями.
- Тогда сваливай, я позабочусь об остальном.
- Спасибо, Шу... ты настоящий друг.
- Да что там, братишка, всегда рад помочь.
- Еще раз спасибо... - Еджи встал, собрал вещи и ушел. - И еще одно... я хочу, чтобы сестра Айи опять оказалась в коме или еще где... притворись парнем Оми. Он поймет. А то она думает, что ты его парень.
- Ты совсем меня запутал. Ладно, попробую. Иди... врач скоро придет.
Еджи выскочил за дверь.
В то время в доме Вайс.
- Кен, а Кен, позвони в больницу... как там Еджи. - Просил Оми.
- Нет, мне оттуда уже звонили и сказали, что он умер, причем самыми различными способами. Сам звони.
- Ну, Кен, ну милый, ну пожалуйста.
- Оми, мне не нравятся твои закидоны, я тебе не милый.
- Прости, друг, ты только позвони. Тебе там такого не скажут.
- Ладно... - Кен рассмеялся и набрал давно знакомый номер. - Здравствуйте, к вам сегодня поступил некий Еджи Кудо. Я хотел бы узнать...
Наступило долгое молчание. Оми тревожно поглядывал на Кена. Наконец он положил трубку.
- Что-то не так? - спросил Оми.
- Да... он умер. Сердечная недостаточность... все точно...
- Может они пошутили?
- Главврач не шутит. Скажи Айе. - Кен ушел в другую комнату. Оми нашел Айю в саду, где тот рассматривал цветочки.
- Айя, Еджи умер.
- Ну и что? - спросил Айя.
- Ну и то, что он умер. Это ты его убил!
- Чего? - Айя не догонял.
- Он умер, из-за того, что у него было слабое сердце.
- Че, правда? - Айя начал догонять.
- Да, правда... новости только что из больницы. - Оми опустил голову.
- Хм... когда похороны?
- Его уже кремировали. Наверное...
- Что ж, минута молчания... минута прошла... где тут мои цветочки? Смотри какие красивые розы.
- Айя, тебе по фигу? - в лоб спросил Оми.
- Нет, но что мне плакать что ли?
- Да. - Не понял Оми.
- Я давно разучился... - сказал Айя и пошел досматривать клумбы.
Остаток дня, если так можно сказать, прошел быстро. Наступило время, когда раньше нужно было спать. Айя задернул черные шторы и лег на кровать, расслабляясь. Он почти задремал, когда дверь тихо приоткрылась.
- Айя... Айя... - тихий шепот прямо возле его уха.
- А, чего? - он вскочил. Перед ним стояло что-то с белой кожей и горящими зелеными глазами.
- Это ты убил меня... - загробным голосом произнес он.
- ААААААА!!!!!!!!!! - Айя вскочил с кровати и вжался в стену.
- Это ты виноват... - загробно проговорил Еджи.
- Ты... ты... ты же умер...
- Да...
- Тогда ты не можешь быть здесь...
- Я здесь... я буду приходить к тебе вечно... вечно... - с этими словами "призрак" вышел в дверь. Айя был слишком напуган, чтобы обратить внимание на такую мелочь.
Рубрики:  Трилогия "Солнышко"

Солнышко или очень длинный день (продолжение)

Воскресенье, 19 Февраля 2006 г. 23:53 + в цитатник
На заводе было жутко темно и тихо. Только звуки шагов впереди. Бирман шла вперед, размахивая автоматом, как Айя тогда катаной. Она наткнулась на какие-то коробки и они с грохотом упали на пол, чуть не придавив Еджи, который успел отпрыгнуть. Послышался хруст... что-то сломалось. Еджи подобрал осколки стекла и куски проволоки от часов и подумал: "Достала эта сволочь". При этих мыслях он кинул остатки от часов в ту сторону, в которой должны была быть Бирман. В нее он не попал, но внимание привлек. Зазвучала автоматная очередь. Короткий вскрик и грохот. "Прикладом что ли пришибло?" - подумал Еджи, прислушиваясь. Было тихо... он пошел на ощупь туда, где должна находиться Бирман. Но ее там не было. В смутных очертаниях он разглядел лестницу и Бирман внизу. "Хм... действительно прикладом".
Бирман пришла в себя и увидела столь знакомую и ненавистную фигуру наверху. Да... жаль, что автомат ей в такой темноте найти не удалось.
- Не поможешь девушке? - спросила она нахально.
- Хотел бы, но не могу! Лень по лестнице спускаться.
- Что же так?
- Да просто ты такая красивая девушка и такая... ну вообщем, Бирман, ты дура. - Еджи развернулся и медленно пошел назад, на всякий случай прихватив с собой большую доску. Когда он отошел достаточно далеко от Бирман, то услышал чьи-то шаги сзади. Он резко развернулся и двинул по чьей-то роже, в его представлении это была Бирман, доской. Послышался знакомый голос и упреки:
- За что?
- Оми? - удивился Еджи. - Извини, не хотел...
Еджи привлек к себе Оми и обнял, думая, что палка пригодилась, правда не для того, для кого это было нужно. Он похлопал его по голове, думая, что это плечо, в знак утешения и отпустил.
- Еджи, а мы за тобой приехали. А еще мы приобрели кошку. Айя сказал, что ее будут звать Умаи. - Оми был рад, как маленький ребенок. - Вот только Айя теперь правым глазом не видит. Но это временно... она его в глаз когтем ткнула.
- М-да... пошли искать остальных.
- А где Бирман? - вдруг испуганно спросил Оми.
- Тут! - радостно послышалось со стороны и на голову Оми свалилась большая доска.
- Э... Бирман, это был не я. Я - тут... справа от тебя. - Сказал Еджи. Да, Бирман, вообще не видела в темноте, потому что у нее было слабое зрение, а очки она не носила.
- А это Оми? - спросила она, пиная что-то ногой.
- Да... именно, Оми. Бирман, давай закончим все это с миром.
- Чего? - переспросила она.
- Давай, договоримся, что ты с миром передешь в мир иной. - Ответил он, замахиваясь палкой, которую только что подобрал. Но она пригнулась и палка с оглушительным треском во что-то попала. Это что-то сразу дало Еджи понять, что палка была металлической, а то - куда она попала - электрический щит. Еджи не понравились подаренные ему 220 вольт. Он уронил палку на ногу Бирман, которая тут же схватилась за нее и запрыгала на второй ноге. В процессе этого она наступила на Оми и упала, а Еджи стоял в ступоре еще минут десять. Наконец, все успокоились. Еджи привел вставшие дыбом волосы в порядок, Оми встал на ноги, а Бирман куда-то уползла.
Недалеко раздался грохот и жуткий мат.
- И куда он снова вляпался? - простонал Оми, думая про Айю. Громыхая костылями, Айя упал в чан с бензином. Громко булькая, он вылез из него и перевалился за край, упав на пол, до которого пришлось пролететь метра четыре. Когда он убедился, что все кости целы - то встал и пошел дальше, моля Бога, чтобы при встрече с Еджи, тот не стал закуривать.
Наконец, он увидел несколько едва различимых пятен в темноте. Оми и Еджи, распознал он по голосам. Подойдя ближе, он тоже чуть не получил палкой по голове. Но Айя вовремя огрел кого-то костылем. Этот кто-то матюгнулся и врезал ему в челюсть. Вскоре Айя понял, что это Еджи и наступил ему на ногу.
- Харе тут мочалить друг друга! - заорал он. - Где Хидака?!
- Откуда мы знаем. - Ответил Оми. - А вот Бирман только что была тут.
- Где "тут"? - в голосе Айи послышался страх.
- Уползла... змеи всегда уползают. - Сказал Еджи.
Хидака тоже вскоре нашелся. Он сидел в машине, пожирая бутерброды с колбасой. На самом деле, он и не вылезал из нее, решив, что там справятся и без него. "Справились..." - подумал он, когда все сели в машину. Еджи потянулся за сигаретами, но Айя перехватил его руку.
- Не кури! - приказал он.
- Почему? - удивился Еджи.
- Потому что моя одежда вся в бензине. Ты же не хочешь, чтобы я превратился в живой факел в машине?
- Откуда ты знаешь, может и хочу... - Еджи усмехнулся. - Давай все-таки проверим. - Он уже хотел закурить, как что-то пискнуло у него под ногой.
- Умаи! - радостно сказал Айя и прижал кошку к себе, смотря на нее левым глазом. Кошка недовольно зарычала и попыталась вырваться.
Домой они доехали довольно поздно. По крайней мере - по часам.
Айя вылез из машины и поправил парик, чем вызвал истерический смешок у Кена. Он недовольно посмотрел на него и сказал:
- Тебя устраивают твои зубы?
Кен сразу понял намек и заткнулся. Оми вынес кошку и развязал ее, впустив в дом. Она сразу забралась на диван и свернулась в клубочек.
- К холоду... - сказал Еджи.

- А где вы были? - спросила вышедшая с кухни Айя-тян.
- Мы были в гостях. - Ответил Айя.
- А почему меня не взяли? - обиделась она.
- Там были взрослые разговоры... - пытался увернуться Айя.
- А Оми тоже взрослый? - она прищурилась.
- Ну, это наш бизнес, дорогая, смотри, какую мы зато киску купили... пойдем прогуляемся, я тебе кое-что расскажу. – Еджи увлек ее на улицу, чем спас Айю от других вопросов
- Что он собирался ей рассказать? - спросил Оми.
- Если она сейчас не прибежит с воплем: "Помогите, мой родной брат и его друзья - УБИЙЦЫ!!!!!", значит все нормально. Но я не думаю, что он ей скажет такое. - Сказал Кен. Айя молча кивнул головой и погладил кошку. Она тихо мурлыкнула и потерлась о его руку.
- Самое хорошее существо в этом доме... - совсем тихо произнес он.
Еджи и Айя шли по небольшому садику.
- Понимаешь... - начал объяснять ей Еджи. - Мы занимаемся бизнесом. Занимались... - Еджи наигранно вздохнул. - Мы продавали цветы, делали экибаны или просто букеты, впрочем, не важно. Так вот, на этом мы скопили порядочное количество денег, так что можем позволить себе пол года нормального существования, но потом они кончатся. Знаешь, деньги имеют свойство кончаться... Нам нужно будет вновь начинать работать. Раньше мы жили прямо в магазине. На втором этаже спальня, ванна и кухня, а внизу - цветы... Поэтому мы сегодня ездили узнавать на счет нового магазина. Хотели купить отдельный дом, но ничего не получилось. Скоро снова поедем...
- А меня возьмете? - спросила Айя-тян.
- Айя-тян, лапочка моя... - при этих словах Еджи чуть не стошнило, а она кокетливо заулыбалась. - Тебе там будет совершенно не интересно.
- Там будешь ты, а это уже интереснее... - она неожиданно повисла у него на шее. Еджи смутился(!).
- Айя, знаешь... извини, но у меня есть другая. - Сказал он.
- Как жаль...
- Может быть... - ответил Еджи, и когда Айя-тян отвернулась, шандарахнул ее по голове кирпичом. Она нелепо покачнулась и упала в траву. Еджи подумал, что, возможно, стоило бы сбросить ее в колодец, но потом передумал, так как тащить на себе ее тушу ему не хотелось. Она приоткрыла глаза и тупо на него посмотрела:
- Ты не предупредил, что будешь играть в ту игру.
- Э... - Еджи очумел. - Извини, я сказал, ты просто не услышала.
- А... ну тогда ладно. - Она встала, отряхнулась и ушла.
- Ну и живучесть... - сказал он и тяжело вздохнул.
Оми сидел на кухне и дожевывал бутерброд. Сзади что-то дзинькнуло и он повернулся. Перед ним стоял человек в черном.
- Опять ты? - устало спросил он и встал напротив него.
- Оми, смотри на меня... - странным голосом произнес человек.
- Смотрю...
- Смотри мне в глаза и слушай...
- Да чего тебя слушать? - спросил Оми и засветил ему кулаком в глаз. Человек в черном издал какой-то странный звук и растворился в воздухе. "Странно, я думал, что глюки - это удел Еджи" - подумал Оми, но так и не стал на этом зацикливаться. Подумаешь... приглючилось...
Тем временем Айя гладил кошку. Кошка уже начала сопротивляться, но он все равно ее гладил. И ему было плевать, что его руки были сплошь исцарапаны и искусаны.
- Айя, а тебе не кажется, что она сопротивляется? – спросил Кен.
- Нет. Она так выражает свои чувства.
- Ага, чувства протеста… - припечатал Кен.
Айя злостно посмотрел на него, но ничего не сказал. Пока он смотрел на Кена злым взглядом – кошка благополучно убежала побродить по дому.
В дверь вошел Еджи. Вид у него был слегка ошарашенный.
- Что-то не так? – с опаской спросил Айя.
- Да нет, все так, с сестрой все в порядке. – Ответил Еджи, смотря на Кена. Кен сочувственно вздохнул, подумав: "Опять не получилось".
- Я спать хочу. – Доверчиво сообщил Айя. – Задерните шторы, а то светло.
- Мы и так видим, что светло. Солнышко еще не зашло.
- Еджи, если ты еще раз скажешь слово "солнышко" – я тебя прирежу. – Предупредил его Айя и разлегся на диване.
- А говорить "солнце" можно?
- Можно. – Ответил Айя и захрапел. Парик сполз на нос и Айя слегка поморщился во сне, но не проснулся.
Оми зашел в комнату и огляделся. Человека в черном не наблюдалось и он облегченно вздохнул. Зато наблюдался Айя, спящий на диване, свесив одну ногу на пол. Оми подошел и положил ее обратно. Айя зашевелился, но не проснулся. Просыпаться ему не хотелось. Снился такой замечательный сон. О том, как он убивает остальную команду. Причем, с особой жестокостью. Но тут картинка сна сменилась и появился какой-то человек в черном плаще.
- Знаешь, я должен сообщить тебе кое-что… ты должен убить свою сестру и тогда солнышко зайдет.
Услышав ненавистное слово, Айя начал рубить катаной этого человека в черном, который взвизгивал и извивался, уворачиваясь от почти точных ударов.
- Тогда оно никогда не зайдет! – крикнул он и испарился. А Айя, все еще продолжал рубить мечом воздух.
Он спал крепко и не увидел, не почувствовал, как что-то мягкое запрыгнуло на него, а потом вдруг стало колючим и острым. Кошка нашла то, обо что можно поточить когти.
Еджи с сомнением глядел на то, как кошка методично дерет когти о Айину ногу.
- Ребят, может быть снимем ее? Или так оставить?
- Давай снимем. – Согласился Оми и они начали отдирать Умаи. Умаи не отдиралась, но все же кое-как они смогли ее оттащить. За это она оцарапала Оми и скрылась в неизвестном направлении по направлению к кухне.

Вечер подкрался незаметно. В прямом смысле слова. Солнце (пишу так, потому что Айя меня убьет, если напишу по-другому) все еще сияло на небе, так и не собираясь с него уходить. Айя проснулся и поправил парик. Ему в голову пришла мысль, что было бы неплохо пересадить волосы, потому что парик был не удобным, и от него чесалась вся голова. В доме было на удивление тихо. Айя встал и пошел смотреть, что случилось…
Но ничего не случилось. Все спали. Оми спал на кровати в единственной спальне, Еджи спал в кресле, а Кен на раскладушке. Айя-тян спала в машине. Он так и не понял – почему они не спят в своих комнатах, ведь мебель-то купили… И тут раздался стук в дверь. Айя посмотрел на нее и зажмурился. После чего подошел и открыл. На пороге стояла злая Бирман. Но как только она увидели Айю – ее выражение лица сменилось на радостное. А вот у Айи произошло наоборот.
- Как дела? – спросила она. – Как Еджи?
- Нормально, нормально… - механически ответил Айя.
- Малыш, не стесняйся меня, признайся в том, что ты любишь меня, а не его! – начала Бирман.
- Нет. – Ответил Айя, после чего подумал и добавил: - Я тебя не люблю.
- Ну, Айя, ну скажи мне!
- Бирман, отвали от меня. Ты мне нужна, как Кену пятая нога.
- Ему и остальные две не нужны… - сказала Бирман, обнимая Айя за талию.
- Ты чего? – тупо спросил он.
- Я ничего, а ты? Тебе будет хорошо со мной, куда лучше – чем с ним! – она кивнула в сторону спящего Еджи. "Похоже, что шутка начала выходить из-под контроля" – устало подумал Айя, когда заметил, что Бирман с проворством стягивает с него рубашку.
- Ей, тут люди, между прочим! – сказал Айя.
- Плевать на людей! – громко сказала Бирман.
Еджи не мог спутать этот голос ни с каким другим. Даже во сне. Он резко открыл глаза, обозревая открывшуюся картину. Айя в обнимку с Бирман, причем первый – полуголый. Еджи отлично помнил, что когда он заснул – то был в свитере.
- Ты что делаешь? – спросил Еджи.
- Э… да так ничего. Это она… - Айя указал на Бирман. Она поморщилась.
- А, ну ладно… - сказал Еджи.
- Ты спи-спи… - "ласково" сказала Бирман.
- Может быть, ты сваришь мне кофе? – почти жалобно спросил Айя.
- Не… я лучше тут посижу, мне вставать лень.
- Зараза… - прошипел Айя, смотря на него горящими от злости глазами.
- Бирман, сладенькая моя, я знаю кому ты нужна. Например Шульдиху, ты ему нравишься.
- Зато он мне не нравится! – она взялась за Айины брюки.
- Ай-ай… какие мы нетерпеливые. – Продолжал издеваться Еджи. А вот Айе было не до смеха. Он резко толкнул Бирман и убежал в ванну.
- Ну вот, дорогуша, он ушел. – Еджи усмехнулся. Бирман смотрела на него, как разъяренный бык на красную тряпку.
- Ну все, ты доигрался, Балинез! – прошипела, словно змея, она (представьте змею скрещенную с быком) и бросилась на него. Еджи не успел увернутся и вскоре они катались по полу, вцепившись друг другу в волосы и крича самые нецензурные ругательства японского языка, иногда переходя на русский устный, который откуда-то тоже знали весьма не плохо.
- Ах ты, зараза, отпусти мои волосы! – Орал Еджи, но Бирман не отпускала. Тогда он вцепился в ее волосы с новой силой, выдрав клок волос. Она взвыла, как пожарная сирена и выпустила его волосы. На этот вой и прибежал уже одетый Айя. Следом прихромал Кен, потому что от этого страшного звука свалился с кровати и ударился ногой. Оми тихонько выглядывал из-за угла. В дверь настойчиво постучали. Все замерло… Айя с опаской покосился на дверь и медленно двинулся к ней. Еджи продолжал держать Бирман за волосы, Оми поспешно скрылся за углом, а Кен с любопытством следил за тем, что будет дальше. Стук повторился и Айя распахнул дверь. На пороге стояли двое, в форме полицейских.
- Простите, что у вас происходит? – спросил один из них. – Проходящий мимо человек сообщил, что здесь кого-то убивают.
- Это проходящего мимо скоро убьют… - прошипел Еджи.
- Эй, это же те туристы из России! – радостно сказал один из полицейских. Еджи с ужасом узнал их.
- Я тебе рассказывал, помнишь? – обратился один из полицейских к другому.
- Простите, что у вас происходит? - спросил один из них. - Проходящий мимо человек сообщил, что здесь кого-то убивают.
- Это проходящего мимо скоро убьют… - прошипел Еджи.
- Эй, это же те туристы из России! - радостно сказал один из полицейских. Еджи с ужасом узнал их.
- Я тебе рассказывал, помнишь? - обратился один из полицейских к другому.
- Помню... так, господа, руки вверх, никакие вы не русские! - он достал пистолет.
- Вы что-то напутали. - Сказал Кен.
- Да, папа, они что-то напутали... - с издевкой добавил Еджи и отпустил волосы Бирман. Она его тоже отпустила.
- Так, мадам, с вами все в порядке? - спросил мент (так короче).
- Нет, вот этот урод только что пытался меня избить, изнасиловать, ограбить и убить! - она показала на Еджи, садистки улыбаясь.
- Эй, я тут не при чем, она сама первая вцепилась мне в волосы. Я до этого вообще спал.
- Ой, а что тут творится? - спросила Айя-тян, зашедшая в комнату.
- Арест... э... мадам. - Ответил мент.
- Правда, а кого арестовываем? - спросила она.
- Вот этого блондина, а остальных под стражу до выяснения личности. Кстати, вам срок тоже грозит за обман полицейского.
- А они вас обманули? - спросила Айя-тян.
- Да, девушка, а вы собственно - кто? - с подозрением спросил мент.
- Я сестра Рана, вот этого... - она ткнула пальцем в брата.
- Он не работает гидом? - спросил он.
- Нет, он работает в цветочном магазине. Он недавно сгорел... - она вздохнула. - А вот эта, которая Бирман, его жена.
- Хршрфршшш - сказал Айя, состроив страшную рожу.
- Короче, потом разберемся, пошли... а вы, девушки, останетесь здесь. Госпожа Бирман, вы подаете официальный иск на этого ублюдка?
- Да!
- Тогда пройдемте с нами.
- Хорошо. - Она нехорошо улыбнулась Еджи. Еджи тяжело вздохнул и все двинулись к машине полиции. Все в нее не влезли, поэтому Айю запихнули в багажник, потому что он возмущался меньше всего.
Оми осторожно выглянул из-за угла.
- Опять двадцать пять... - сказал он. - Всегда что-нибудь случается с этими придурками.
- А ты почему не поехал? - спросила Айя-тян.
- Меня не пригласили. - Буркнул он, присматривая вещь потяжелее, чем кирпич. На улице светило солнышко... ярко, впрочем, как и несколько дней назад.
- Айя, спустись в подвал, пожалуйста и посмотри там... э... велосипедную цепь, она должна быть в левом нижнем ящике справа от старого комода под кроватью. - Сказал Оми. Айя-тян тупо посмотрела на него и сказала:
- Зачем тебе цепь?
- Она не просто цепь, она велосипедная! - радостно сказал Оми и поднял палец вверх.
- А зачем она тебе?
- Я хочу... я хочу... стать панком! Точно, панком, она мне нужна, потому что я повешу ее себе на шею.
- Правда?
- Правда! - Заорал Оми. - Быстро в подвал!
Айю-тян, как ветром сдуло. Оми кинулся вслед за ней и запер несчастную в подвале, подперев дубовую дверь старым шкафом.
- Так, уже лучше... - Оми потер руки.
***
Тем временем ребята сидели в камере.
- Таганка, все ночи полные огня... - завел волынку Кен.
- Кен, заткнись, пожалуйста. - Попросил Айя и прислонился к стене.
- А что мне теперь делать? Даже поговорить не с кем. Еджи где-то шляется, Бирман тоже...
- Ага, Еджи на допросе, Бирман тоже... - усмехнулся Айя.
- Выпустите меня!!!!!! АААААААА!!!!!!! - заорал кто-то из-за двери, в которой собственно и проводился допрос.
- Что это? - спросил Кен.
- Еджи. - Спокойно ответил Айя, рассматривая свои ногти.
Из двери выбежал взлохмаченный, в расстегнутом пиджаке... полицейский. За ним следом выбежал Еджи с радостным воплем:
- Ну куда же ты, противный!!!!!!!!!!!! - и побежал следом. Полицейский, дико вопя, удирал, что было сил.
- Я же говорил, что Еджи. - Сказал Айя, провожая их взглядом. - Думаю, теперь он вне подозрений в изнасиловании Бирман.
- Ага... теперь его посадят за попытку изнасилования полицейского.
- Не посадят, потому что Еджи мы тут больше не увидим. - Констатировал Айя. - Сюда он не вернется.
- А мы? - с жалостью спросил Кен.
- А что, мы? Ты думаешь, что мы ему нужны? - издевательским тоном спросил Айя.
- Ему нужен ты... - буркнул Кен и покраснел. Айя нехорошо посмотрел на него.
- Что ты сказал?
- Да так, оговорился.
- Ничего подобного, ты не оговорился. Что он тебе говорил?! - Айя угрожающе подошел к Кену.
- Да ничего он мне не говорил, честное комсомольское! - Кен приложил ладонь к груди. - Просто ляпнул не то.
- ТЫ всегда ляпаешь не то, потому что не умеешь хранить секреты. - Сказал Айя.
- Да пошутил я, пошутил...
- Что у вас тут? - спросил второй полицейский.
- Да ничего...
- А где мой напарник и ваш приятель?
- А черт его знает. - Сказал Кен.
- Вы их видели?
- Да, они убежали отсюда несколько минут назад. Оба. - Сказал Айя.
- Так, их найдут... господин Ран, прошу, на допрос. - Он открыл камеру и Айя вышел, оставив Кена в гордом одиночестве.
- Офицер! - заорал еще один мент. - Эту Бирман мы отпустили домой, потому что сочли ее заявление ложным.
- Почему? - удивился офицер.
- Она подала иск об изнасиловании на того парня, а он начал клеится к вашему напарнику, после чего они куда-то убежали. - Офицер виновато посмотрел на него.
- Найдутся. - Буркнул полицейский и повел Айю в ту самую комнату.
В центре комнаты стоял большой стол и настольная лампа, которая была единственным источником света.
- Садитесь. - Полицейский указал на стул. Айя сел и посмотрел на него.
- Что теперь?
- Вопросы здесь задаю я! - рявкнул мент. Айя пожал плечами, мол - задавайте.
- Итак, как вас зовут?
- Айя Фуджимия.
- Почему вас называют Раном?
- Потому что меня так звали раньше.
- Хорошо, Фуджимия. Вы никогда не работали гидом? - спросил полицейский. Айя немного подумал, а потом ответил:
- Нет.
- А почему в тот раз сказали, что вы гид.
- Не знаю.
- Вы продавец цветов?
- Уже нет.
- А были?
- Был.
- Еще где-то работали? - спросил полисмен, делая какие-то пометки в блокноте. Айя посмотрел на него и чуть заметно улыбнулся. Полицейский этого не заметил, а Айя начал рассказывать ему, что к чему.
- Что вы, я просто обожаю цветы, они такие прекрасные, такие невинные... - Айя закатил глаза. - Как все те, кого я любил...
- Хм...
- Я до недавнего времени вообще нигде не работал, потому что был занят. Я исписывал карандашом стены в своей палате в больнице для душевно больных. - Айя мило улыбнулся. - А так, я очень хороший, господин полицейский. Честное слово... я ведь не обязательно должен быть плохим, если являюсь маньяком-убийцей? - Айя невинно захлопал глазками. - Вам нравятся мои глаза?
- Чего? - ошалел полицейский.
- Я знаю, у меня очень красивые глаза и волосы... посмотрите, какие волнистые. - Айя провел рукой по парику. - Этот скальп я снял с одной очень красивой девушки. - С этими словами Айя снял парик и протянул его полицейскому.
- АААААААА!!!!!!!!!!! - полицейский с воплем выбежал из комнаты для допросов.
- Айя. - Констатировал Кен, смотря на мента, который с воем унесся дальше по коридору. Айя гордо вышел из комнаты, поправляя парик, и достал из кармана ключ от камеры, который незаметно спер у мента.
- Видишь, как работают профессионалы? - спросил он у Кена. Кен кивнул и вышел из камеры. Айя бросил ключ на пол и они преспокойно вышли из участка, никто их не остановил, потому что все разбежались и забились в самые дальние углы. С тех пор по этому участку еще долго ходили легенды о том, как какой-то маньяк снял с себя скальп, а второй чуть не перенасиловал половину участка. Постепенно все это обрастало подробностями, например, что первый снял скальп с полицейского, а второй... хм... эти подробности я умолчу.
Но тем не менее, им удалось уйти.
- Айя, а все-таки где Еджи? - не выдержал Кен, когда они подъехали к дому.
- Упс... - сказал Айя.
- Мы будем его искать?
- Зачем?
Кен замолк, потому что сказать что-то вопреки ледяному тону командира было неловко и небезопасно для жизни. Их встретил радостный Оми.
- Привет, вас отпустили? - спросил он.
- Да, как видишь. - Ответил Айя.
- А где Еджи?
- Не знаю. - Ответил Айя. - А где моя сестра и Бирман?
- Бирман сняла номер в гостинице, а Айя-тян ушла в магазин. - Сказал Оми, чувствуя, что его жизнь висит на волоске. - Я послал ее за велосипедной цепью...
- Зачем?! - грозно спросил Айя.
- Я хочу стать панком... - прошептал Оми.
- А, ну ладно... я жрать хочу, Оми приготовь чего-нибудь. - Сказал Айя, моментом успокоившись. В коридор выбежала Умаи и начала тереться об Айины ноги. Он взял ее на руки и погладил, кошка заурчала.
- Ладно. - Ответил Оми и ушел на кухню.
- Сколько времени? - спросил Айя.
- Около семи вечера. - Ответил Кен, смотря на часы. На солнышко не смотрел уже никто. Тем временем Айя выломала дверь, потому что она была гнилой, и сломала шкаф, потому что он был не лучше. Наверное некая тупость была у Фуджимии в роду наследственной, потому что Айя-тян не придала этому никакого значения и отправилась говорить Оми, что цепь так и не нашла, потому что там не было ни ящика, ни комода, ни кровати.
Оми только кивнул и отвернулся к плите, чтобы скрыть свою злость. Раздался телефонный звонок и Кен подошел к телефону.
- Алло, это квартира господина Айи Фуджимии? - спросил женский голос.
- Да... - ответил Кен.
- Я из городской больницы по поводу Еджи Кудо. У него в кармане мы нашли карточку с этим номером и фамилией.
- Ага... - Кен замер.
- Понимаете, ваш друг попал под поезд...
- Что?!
- Ой, я ошиблась, это не он, а кто-то другой... так, а ваш - разбился на самолете.
- Он никуда не летел...
- Значит, это не ваш... о, может быть это? Он упал в ядерный реактор на атомной станции...
- Но она в Киото...
- Значит, не этот. Сейчас... - послышалось шуршание бумагой. - Разбился на машине, врезавшись в подводную лодку...
- У него не было машины, какая лодка? - Кен совершенно ошарашено моргал глазами и ничего не понимал.
- Хм... тогда не знаю, значит вот... говорил по телефону, а в него попала молния.
- Сегодня не было грозы, телефона у него нет...
Рубрики:  Трилогия "Солнышко"

Солнышко или очень длинный день (продолжение)

Воскресенье, 19 Февраля 2006 г. 23:50 + в цитатник
- Э... - Айя-тян посмотрела ему в след и спросила: - А что вы в ванной делали?
- Нас Оми там закрыл. - Ответил Айя, тоже смотря на то, как Еджи закрывает за собой дверь в комнату.
- Я только что говорила с твоей женой. Она сказала, что сегодня тоже переедет сюда.
- Господи... - прошептал Айя и чуть не хлопнулся в обморок. Но тут пришел Кен с перебинтованной головой.
- Мало мне сломанной руки, так еще и это! Где этот урод?! - заорал он. Айя показал пальцем на комнату Еджи. Кен решительно отправился туда. Айя-тян и ее брат медленно ушли в другую комнату.
Кен со всего размаху ударил ногой в дверь. Она была не запертой, поэтому сила удара была намного больше, чем нужно. Дверь с треском распахнулась, слетев с верхней петли. Еджи удивленно смотрел на Кена и курил, сидя в кресле.
- Я пришел тебя убить. - С мрачной улыбкой сказал Кен, доставая пистолет.
- Как испугал. И ты думаешь, что я поверю в то, что он заряжен? - усмехнулся Еджи.
- Хочешь проверить? - спросил Кен.
- Хочу... - Еджи вздохнул.
- Ну, так проверим. - Кен выстрелил в лампу, которая стояла рядом с креслом. Она развалилась.
- Хм... - сказал Еджи.
- Теперь веришь? - спросил Кен.
- Да. Знаешь, я хотел попасть в Айю-тян, а не в тебя. Честно... я ее вообще убить хочу. - Зло сказал Еджи, строя планы того, как это можно сделать.
- Да? - переспросил Кен. Еджи кивнул и продолжил:
- А еще я такой придурок. Я зачем-то поцеловал Айю.
- ЧТО?! - думаю не следует пояснять интонацию Кена.
- Да, именно так, я его поцеловал. В ванной. Ему не понравилось, по-моему. - Еджи вздохнул. - И что мне теперь делать?
- Извинись перед ним.
- Уже извинился. - Ответил Еджи и грустно улыбнулся. - Извинения не были приняты получателем.
- Отправь их по Интернету.
- Кен, ты иногда такое скажешь, что кажется, что ты тупее меня.
- Нет, Еджи, не думай так. Ты не тупой. Самый тупой у нас Айя.
- Да... Айя... - Ответил Еджи. - Ты меня еще собираешься убить?
- Нет...
- Вот и хорошо. Давай завтра вместе замочим его сестру. И тогда все вернется на свои места. Солнышко пойдет дальше, и, может быть, все будет нормально. Иди... - сказал Еджи и Кен ушел.
Еджи лег на кровать, которую сегодня и "купил". М-да... одежда была мокрой, но ему было плевать. Еджи подумал, что за ночь она высохнет. На часах было 10 вечера, хотя и было светло.
В дверь позвонили и Айя-тян побежала открывать. Это была Бирман с огромными чемоданами. Айя вздохнул и прикрыл глаза рукой. "Только этого счастья мне не хватало... ненавижу Бирман!".
Бирман тем временем кинула чемоданы в прихожей и прошла в дом. Она мило улыбнулась Айе и попыталась поцеловать его, но Айя решил, что на сегодня поцелуев достаточно. Он резко развернулся и ушел на кухню. Там к потолку были подвешены веревочки на который сушилась Айина одежда. Сам он был в халате. Таком зелененьком с розовыми зайчиками. Он стырил этот халат у Оми. Он был ему мал, но другого не было.
Айя заварил себе чай и сел за стол. На кухню вошла Бирман и закрыла за собой дверь.
- Чего тебе от меня нужно? - грубо спросил Айя.
- Тебя... - игриво ответила она.
- Пошла ты в жопу, дорогуша. - Ответил Айя.
- И не подумаю... почему ты меня так не любишь? - спросила она.
- Потому что... - Айя как раз раздумывал над тем, как бы обозвать ее, но она не дала ему закончить.
- У тебя есть девушка?
- Да! - брякнул Айя.
- Кто она? - спросила Бирман, а ее глаза зажглись недобрым огнем.
- Еджи! - зло ответил Айя, внутренне ухмыляясь. Теперь эта стерва не даст ни минуты покоя блондинчику. Бирман закатила глаза и свалилась со стула. Айя наклонился к ней, чтобы посмотреть на то, как она мило валяется на полу.
- Ну, держись, Еджи. - Сказал Айя тихо-тихо, чтобы никто этого не услышал. Он, кажется, нашел способ, который сведет его ненавистного друга с ума.
На утро Айя встал как никогда веселый. Он пытался представить себе, как Бирман и Еджи будут пытаться прибить друг друга. Он быстро заглянул в комнату Еджи, но его там не было. Это удивило Айю. На часах было только семь утра. Куда он мог уйти?
Кстати, Кена тоже не было. Только в гостиной на диване громко храпела Бирман. Айя заткнул уши и прошел мимо нее.
Тем временем Еджи и Кен сидели за домом и обсуждали, как можно покончить с Айей-тян.
- Может, утопить ее в этом колодце? - спросил Кен.
- Нет, всплывет. Дерьмо всегда всплывает... - сказал Еджи.
- Ты прав. А может быть ее пристрелить? - спросил Кен.
- Крови много... может быть ее повесить?
- Как?
- Забей. - Сказал Еджи. - Ну что еще... посажение на кол, четвертование, китайская смерть, отравить ее цианистым калием, залить ей в рот жидкий метал, скинуть с крыши небоскреба, переехать машиной, для верности раз пять, разрезать на маленькие-маленькие кусочки... - Еджи в предвкушении потер руки.
- М-да... давай попроще. Кирпичом по голове. - Попробуй, она опять увернется.
- Дуракам везет... - сказал Кен и Еджи кивнул.
Тем временем Айя нашел их и пытался понять, о чем они говорят. До него не доходило. Айя посмотрел на Еджи и плотоядно улыбнулся. В его взгляде откровенно читалось: "Держись, скоро будет такое". Что же это "такое" Еджи проверять ну ни как не хотелось.
- С добрым утром, Айя. - Сказал Кен.
- Привет. - Ответил Айя. - Еджи, нам надо поговорить.
Еджи встал и пошел за ним. Они остановились на улице, у окна в гостиную, которое было открыто. Айя заметил краем глаза какое-то шевеление и резко притянул Еджи к себе.
- Я люблю тебя, милый.
- Чего?! - не понял Еджи.
- Я люблю тебя, ты же знаешь, почему ты со мной так холоден? - с этими словами Айя поцеловал Еджи. Еджи тупо смотрел на Айю, конкретно не догоняя. А вот Айя все прекрасно догонял и просчитал. В это время, Бирман, которая вчера не поверила в россказни Айи, стояла и смотрела в окно с открыты ртом.
- Айя! - крикнула она. - Господи!
- Бирман?! - до Еджи кажется, дошло.
- Как ты мог?! - сказала Бирман и с силой захлопнула окно, от этого стекло треснуло и разбилось.
- Сама менять будешь! - сказал Еджи, оттолкнул Айю, который в тихую улыбался и пошел прочь.
- Ой, Бирман, а мы тебя не заметили! - радостно сказал Айя и практически убежал. Бирман была в шоке. Она тупо смотрела в разбитое окно и не могла поверить в то, что видела. "Мой Айя... с этим, с этим... с этим придурком Еджи! Как?! Нет, ну как?! Это же извращение! Нет... Айя, так не пойдет! Ты будешь моим. Любым способом!".
Айя-тян прогуливалась по саду, когда увидела красивый цветочек. Она наклонилась к нему и в этот миг над ее головой пролетел увесистый кусок бетона. А потом раздался громкий мат. Кен промахнулся. К Айе-тян подошел Еджи.
- Привет. - Весело сказал он.
- Привет! - она опять ему подмигнула. "Нервный тик что ли?" - подумал Еджи.
- Айя, давай сыграем в одну игру. Называется "Попробуй увернись". Я кидаю в тебя кирпичом, а ты попытаешься увернуться.
- Давай! - она радостно захлопала в ладоши. Еджи улыбнулся и поднял кирпич. Хорошенько размахнувшись, он кинул его в нее. Она увернулась. Кирпич попал в почтальона, который проезжал мимо на велосипеде.
- А теперь играем в игру "Попробуй убеги". - С этими словами Еджи поднял еще один кирпич и побежал за Айей-тян. Она весело убегала, что ее и спасало от смерти. В этот момент Кен попытался сбросить на нее еще один кирпич с крыши. Она пробежала и под кирпич угодил Еджи.
- Ой... - сказал Кен.
Еджи сидел на диване, прижимая к голове пакет со льдом.
- Я тебе аспирину принесла. - Сказала Бирман, протягивая ему стакан с мутно-красной жидкостью. "Аспирин?" - недоверчиво подумал Еджи.
- Помогает от головной боли. - Заверила его Бирман и ушла. Еджи успел заметить ее улыбку. Он встал с дивана и вылил этот "аспирин" в горшок с красной розой. Она быстро завяла и сморщилась.
- Аспирин значит? - спросил Еджи у самого себя. - Ну, хорошо, я принимаю твои условия... Бирман.
Айя гулял по городу. Он только что купил себе новую катану и был до усрачки рад этому. Солнышко стояло высоко, но он как-то привык к нему, хотя это начинало казаться ему немного странным. Мимо пролетала птичка и нагадила ему на голову. Айя сдержано выругался и пошел домой. Ему не нравилось вонять птичьим пометом. Но катана в его руках грела ему душу.
Дома его ждала тишина. "Странно" - подумал он и пошел в ванную. Быстро помыв голову он принялся ее сушить. Высушив половину своей головы, он вдруг заметил, что фен не работает. Айя попытался выпутать волосы, но у него не вышло. Он попытался еще раз - опять облом. Фен прочно запутался в красных прядях и никак не хотел вылезать из них. Он пошел на поиски помощи. Помощь нашлась довольно быстро в лице Оми. Он посмотрел на Айину голову и сказал:
- Хочешь, я тебя постригу?
- Нет... - Айя испуганно замотал головой. Он не хотел становиться скинхедом. А после Оминой стрижки именно им ты и станешь.
- Но по другому ты не выпутаешься! - возразил Оми.
- Буду ходить так.
- Айя, посмотри на себя. Это ты как называешь? Я, конечно, понимаю, что, возможно, ты считаешь это последним писком моды. Но после того, как мода увидит тебя, она действительно издаст свой последний писк. - Убеждал его Оми, но Айя не убеждался. Нет, он не был тупой, как пень, просто ему было жаль свои волосы.
- Ну, может быть есть другой способ, кроме обрезания... - спросил Айя. В эту секунду вошел Еджи, но увидев Айю он упал на пол и начал истерически ржать, катаясь по полу. На этот истерический ржать прибежали Бирман и Кен. Реакция Кен была такой же, как и у Еджи, а Бирман опешила. Она никак не ожидала увидеть Еджи живым и тем более ржущем. Но, когда она увидела Айю Еджи отошел на второй план. Она тут же кинулась к нему, а в ее руках откуда-то появились ножницы. Пока Айя не сообразил, что к чему, она быстро отстригла ему фен, вместе с половиной волос. Красные пряди упали на пол.
- Мои волосы... - прошептал Айя, оборачиваясь к зеркалу. На него смотрела голова, на половину лысая. На правой стороне только кое-где торчали пучки красных волос, которые не состригла Бирман.
У Еджи продолжалась истерика, Кен валялся рядом и к ним присоединился Оми. Бирман тупо хихикала. Вошла Айя-тян и чуть не умерла от смеха. И только Айя чуть не плакал. "Мои волосы... мои драгоценные волосы. Как же я без вас? Куда же вы ушли от меня? Я вас так любил, а вы покинули меня. Что мне теперь без вас делать?"
- С такой прической стать панком. - Сквозь смех произнесла Айя-тян. На то, что она снова прочитала мысли брата, никто не обратил внимание.
- Хватит ржать! - заорал Айя со всей силы. Все тут же умолкли, выжидательно смотря на Айю. Тот не знал, что ему сказать.
- Стриги на лысо! - Айя повернулся к Оми, держа в руках ножницы. Оми принял ножницы и аккуратно обстриг все остальное.
- Еджи, ты идешь покупать мне парик. - Сказал Айя, смотря на свою лысую голову в зеркало. Оми удивленно смотрел на командира. Остальные тоже застыли в ступоре. Лысый командир больше не вызывал у них приступов смеха. Хотя бы это радовало Айю.
- Я куплю тебе парик! - сказала Бирман. Айя посмотрел на нее, потом на Еджи. В этом деле он почему-то больше доверял Бирман. Ему очень не нравилась ухмылка Еджи.
- Хорошо. - Сказал он. - Прямо сейчас!
Бирман, как ветром сдуло. Кен придирчиво осмотрел Айю со всех сторон, как экспонат в музее и произнес:
- Ты похож на головастика.
Айя промолчал, вспомнив, как в его волосах запутались головастики. Воспоминание было не из приятных. В этот миг раздался телефонный звонок. Айя поднял трубку и услышал голос Менкс.
- Привет, как дела?
- Откуда ты взяла наш телефон?
- Бирман сказала. Я звоню, чтобы сообщить о том, что Персия умер от инфаркта. Так что я теперь на его месте.
- Что?! - воскликнул Айя. Остальные насторожились.
- Да... и я даю вам задание. Оно выслано по почте.
- По почте? По какой?
- По обычной. Почтальон должен был привезти его вам.
- Кто-нибудь видел почтальона сегодня? - обратился Айя к присутствующим.
- Да... - ответил Еджи. - Если мне не изменяет память, то я случайно убил его кирпичом.
- Ладно, достаньте у него почту. Оми...
- Иду. - Ответил парень и ушел.
- Итак, Менкс, до свидания. - Айя повесил трубку и сказал. - Менкс теперь на месте Персии. Он умер от инфаркта.
Все были очень обрадованы тем, что Персии больше нет, но совсем не обрадованы тем, что на его месте оказалась Менкс.
Вернулся Оми. Айю-тян тут же отправили в магазин за мороженным с 50 долларами в кармане.
Они развернули пакет, который предназначался для них и вытащили план какого-то завода. Им нужно было разобраться с каким-то придурком, который был киллером. Кен покачал головой.
- Эх... заказ на коллегу. - Произнес он и рассмеялся. Другие тоже рассмеялись, кроме Айи, который тупо смотрел на план, боясь повернуться к зеркалу, чтобы не увидеть себя.
В этот момент вернулась Бирман, потому что большой супермаркет был около их дома. Всего лишь пять минут на машине. Она протянула Айе сверток со словами:
- Прости, милый, другого не было. Это был единственный и последний. Но я подумала, что это лучше, чем твоя лысая голова.
Айя развернул сверток и впал в ступор, граничащей с комой. У него в руках находился женский парик с длинными волнистыми светлыми волосами.
- Если хочешь, перекрасим в красный. - Сказал Еджи, смотря на Бирман с ехидной улыбкой. Айя не долго думая, примерил этот парик, после чего получил предложение от Еджи надеть лифчик и напихать в него ваты. Айя отклонил это предложение и посмотрел на себя в зеркало. Это было лучше, чем обширная лысина на всю голову.
- Сойдет. - Вяло обрадовался он, тряхнув искусственными волосами. Бирман радостно захлопала в ладоши.
- Итак, задание... - напомнил Оми.
- Сегодня. А... пошли прямо сейчас. Там было сказано, что он там весь день. - Сказал Айя.
- Ага, особенно, если этот день никак не закончиться. - Сказал Еджи, смотря на Айю. Бирман тупо посмотрела на Еджи и улыбнулась. Что-то подсказывало Еджи, что если он не будет осторожен, то определенно не вернется с сегодняшнего задания.
Когда Айя-тян пришла домой - то там уже никого не было.
На заводе было темно и тихо. Они пробирались к цели, которая где-то сидела. Айя невозмутимо шел, покачивая головой, чтобы поправить свой парик, и звонко стуча костылями. Оми осторожно оборачивался по сторонам. Кен шел, сталкиваясь со всем, что ему попадалось, а Еджи постоянно оборачивался на Бирман, которая, зачем-то, пошла с ними. Она тащила за собой автомат Калашникова, отобранный у настоящих русских туристов.
- Так, расходимся... блин, как темно. - Сказал Айя и ушел куда-то в сторону. Остальные разбежались по разным сторонам. Все шли к цели и только Еджи тихо-тихо шел вслед за Бирман, постепенно прицеливаясь. Но она виляла, как пьяная и это было трудно.
Айя шел, размахивая катаной, на всякий случай, потому что абсолютно не видел - куда идет. Вот он так бы и шел себе вперед, если бы не лестница, которая оказалась перед его носом. Грохот разнесся по заводу.
Когда Айя поднялся, то понял что на ком-то лежит. Достав фонарик он осторожно посветил в лицо лежащему человеку. Это был тот самый киллер, которого они должны были убить. К сожалению, при падении Айи на него, бедный киллер умер от страха.
- Ребята, уходим. Я достал нашу цель. - Сказал он. Ему подтвердили.
На улице все сели в машину и тронулись с места. Через час они доехали до дома. Айю что-то немного беспокоило. И только дома до него и до остальных дошло, что ни Бирман, ни Еджи с задания не приехали.
Айя забеспокоился сильнее. Что-то ему не нравилось то, что Еджи остался с Бирман. Он не любил последнюю, да и первого не особенно... но все-таки. Он предпочел бы видеть Еджи живым. А Бирман - мертвой.
- Разворачиваемся! - приказал он. Остальным уже не понадобилось объяснять - почему. Машина совершила головокружительный поворот, снеся на ходу какую-то старушку, которая выгуливала свою кошку. Кошка с воплем взмыла ввысь и приземлилась в открытый люк машины. Оми заорал, когда она впилась в него когтями. Старушка осталась лежать на обочине дороги, проклиная "всякую шваль, которая ездит по дорогам".
- Кен, в машине животное. - Сказал Оми.
- Я слышу... - ответил он, но обернулся к Оми. - Красивая киска... где ее высадить?
- Не знаю, Айя... где?
- Потом выкинем. - Ответил "добродушный" Айя, который, если по честному, очень любил кошек.
- На заводе?
- А может возьмем ее домой? - спросил Айя, вопросительно хлопая глазками. Ребята вздохнули и кивнули головой. Кошка была волосатой до ужаса. В шерсти запутались колтуны, которые слегка походили на репейники. Оми попробовал их отодрать, но кошка начала упорно орать и царапаться. Они остановили машину и Айя умудрился ее связать, получив перед этим укус левого уха и когтем в глаз. Но это не повлияло на решение командира оставить ее. Всю оставшуюся дорогу кошка скулила и пыталась выплюнуть кляп, вставленный ей в рот.
Рубрики:  Трилогия "Солнышко"

Солнышко или очень длинный день (продолжение)

Воскресенье, 19 Февраля 2006 г. 23:46 + в цитатник
- Я не Айя... - обиженно донеслось в ответ.
- Все равно отвали. Не видишь что ли - я помойку нюхаю.
- Но...
- Иди на хрен! - отрезал Оми, а когда обернулся - никого уже не было.
Помойка действительно благоухала всеми ароматами. От тухлой рыбы, до нестиранных носков. Оми вдохнул этот аромат и подумал: "Господи, ну и вонища".
- Неужели это от тех интеллигентов осталось? - спросил он у самого себя.
Еджи тем временем примирялся - с какой стороны лучше подойти к Айе-тян, чтобы с большим успехом свернуть ей шею. Но тут начал приходить в себя Айя. Еджи вздохнул и подумал, что не судьба.
- А... что... где... кто... с кем... как...
- Успокойся! - прервал тираду командира Кен.
- Что я делаю на полу? - удивился Айя.
- Лежишь! - еще больше, чем Абиссинец, удивился Кен.
- Почему?
- Потому что упал.
- Упал - очнулся - гипс. - Сказал Еджи.
- Ты не прав, Еджи. Гипс у меня уже есть, а вот у тебя его пока нет. - Сказал Айя, вставая с пола и отряхиваясь. - Сестра, как ты это сделала?
- Что?
- Прочитала мои мысли?
- Ничего я не читала! - возмутилась она. - Просто ты это сам сказал!
- Ладно, закончим на этом. - Сказал Айя.
Оми вошел в дом и спросил:
- На обед что-нибудь будет?
- Нет... продуктов нет. - Ответил Еджи.
- Купи! - сказал Айя.
- Если я пойду за продуктами - то вы не увидите ни продуктов, ни меня. - Ответил Еджи.
- Со вторым еще можно смириться. - Устало сказал Айя.
- За что ты меня так не любишь? - возмутился Еджи.
- За то, что ты есть. - Ответил Айя. - Тогда иди и таскай мебель. Или ты грузчиков с собой привез?
- Привез, но они не будут таскать мебель. - Сказал Еджи.
- Почему? - Айя прищурился.
- Потому что... э... помнишь про цветочки? - он покосился на его сестру.
- Тогда иди и копай яму, под цветочки. Без разговоров. Я там во дворе видел лопату! - приказал Айя. С этим спорить было трудно и Еджи ушел.
- Оми - ты пойдешь в магазин. Кен - приберись в доме. Хотя, нет - не надо. Просто посиди с Айей-тян. Я пойду посмотрю на то, как Еджи роет эту моги... клумбу. - Сказал Айя и уковылял за дом.
Еджи сидел на краю какой-то ямы и смотрел вниз.
- Нам не понадобиться копать могилу. Тут есть колодец, а так как у нас есть водоснабжение - нам он не нужен. - Сказал он. Айя подошел к краю и посмотрел вниз.
- Думаю, что подойдет. - Ответил он.
- Вот и хорошо. - Сказал Еджи и развернулся, чтобы уйти, слегка размахнувшись лопатой.
- Е-е-еджи!!!!!!!!!!!!!! - послышался быстро удаляющийся крик.
- Упс. - Еджи обернулся, но Айи видно не было. - Нет, сегодня день глюков. Только что приглючился Айя, а теперь его нет. Наверное, от жары. - С этой успокаивающей мыслью он отправился в дом, бросив лопату на крыльцо.
- Еджи, ты уже вырыл клумбу? -спросил Кен.
- Да...
- А ты видел Айю?
- Нет... - севшим голосом сказал Еджи.
- Как не видел? Он же пошел к тебе!
- Упс... - сказал Еджи и побежал обратно к колодцу. Внизу плескалось что-то красное. Это были волосы Айи. Он стоял на своих костылях в воде и проклинал все на свете.
- Айя, тебя вытащить? - спросил Еджи, заглянув внутрь.
- Идиот, а ты как думаешь?! - заорал на него Айя.
- Думаю, что нет. Потому что ты всего лишь мой глюк. А если я буду вытаскивать свой глюк - то он не вытащится.
- Еджи, я не твой глюк! Я Айя Фуджимия, твою мать.
- Мой глюк зовут Айя Фуджимия? - удивился Еджи.
- После того удара у тебя остатки мозгов вышибло? - спросил Айя.
В этот момент сзади послышался крик Айи-тян.
- Еджи-сан, поберегись! - она кинула кирпичом в колодец. В колодец она не попала, потому что ей помешала голова Еджи.
- Твою мать... - пробормотал Еджи, падая в колодец. Последнее, что он подумал было: "Я прибью ее кирпичом".
Кен задремал, когда услышал истошный визг Айи-тян. Он вскочил и кинулся на улицу. Она стояла около колодца и орала.
- Ты чего? - спросил он.
- Еджи упал в колодец. И брат упал в колодец! - пояснила она. Кен заглянул вниз и сказал:
- Действительно. Эй, ребята, там все живы?! - крикнул он.
- Пока да. - Ответил Еджи, потирая голову. Он подобрал на дне кирпич и со всего размаха попытался попасть в Айю-тян. В результате этого он попал в Кена.
- Ой... - сказал Кен и упал рядом со злосчастным колодцем.
- Ой... - сказал Еджи. - Промахнулся.
- Чего? - Айя не догонял.
- Кажется, дождик собирается. Такая туча идет... - сказала Айя-тян. - Я в дом, не хочу промокнуть.
- Эй... - крикнул Айя, но его сестра уже ушла.
- Помолись, Абиссинец. - Спросил Еджи. - Прикинь, если пойдет сильный дождь - сколько тут будет воды.
- Это не честно, Еджи. Я не умею плавать... - сказал он.
- Сочувствую. - Еджи похлопал его по плечу. - Прощай, мой друг.
- Еджи, ты мне надоел! - Айя разозлился и со всей дури окунул Еджи в воду. Под водой Еджи дернул его за больную ногу и Айя с головой ушел под воду.
- Буль-буль-буль... - произнес Айя, что он этим хотел сказать Еджи не понял, потому что и сам был под водой. Никто не хотел уступать. Айя резко вынырнул и заорал:
- Отцепись от меня! - он со всей дури дернул Еджи за волосы, вытаскивая его на поверхность. - Поверь, я не против того, чтобы ты утонул, но нам нужно выбраться.
- Великолепная логика! - Еджи незаметно наступил ему на ногу.
- Отвали, урод! - сказал Айя.
- На себя посмотри. Я там что-то видел на дне. - Сказал Еджи и окунулся под воду. Через минуту он вынырнул с воплем:
- Айя, не двигайся! Там бомба, которая еще не взорвалась. Заметь, я говорю - еще.
- Что за бред? Тебя слишком сильно ударили по голове? - удивился Айя.
- Да нет... там бомба, Айя. Маленькая, но этот колодец разнесет на хрен. Вместе с нами, если мы не выберемся.
- Еджи, это правда? - Айя не мог поверить. Еджи только кивнул. В колодце наступила тишина. Они одинаково испуганно смотрели друг на друга.
- Доигрались... - прошептал Айя.
Сверху пошел дождь. Точнее - настоящий ливень.
- Айя, что нам делать? - спросил Еджи.
- Откуда я знаю. Звать на помощь - бесполезно. - Сказал Айя, обхватывая плечи руками. - Холодно.
Вода постепенно прибывала. Очевидно, что это была не просто грозовая туча, а тайфун, который в очередной раз пришел в Токио. Еджи смотрел вверх и размышлял:
- Айя, знаешь... может быть, это будет последнее, что я тебе скажу, но я все равно хочу, чтобы ты знал это. Айя... я пошутил на счет бомбы. И еще... я тоже не умею плавать.
- Знаешь, я тоже хочу тебе кое-что сказать. Я все-таки умею плавать, а вот ты за такие шутки с бомбами от сюда точно не выплывешь! Прощай, мой друг. - Айя усмехнулся.
- Тебе не идет усмешка. - Сказал Еджи.
- Еджи, а тебе не идет жизнь... - сморозил Айя.
- Послушай, мы тут с тобой скоро сдохнем, а еще припираемся. Давай, забудем хоть на минуту обо всех ругательствах, а? - спросил Еджи. На минуту воцарила тишина, которая была нарушена мрачным доводом Айи.
- Знаешь, мне воды уже по плечи... по-моему, ее стало больше.
- А ты подумай, если раньше ее было по пояс. Кстати, Айя... - Еджи обрадовано рассмеялся. - Мы вместе тут утонем. Вряд ли ты всплывешь с гипсом на ноге. А отодрать его ты сам не сможешь.
- Ах ты, урод! - Айя размахнулся и попытался врезать Еджи. Но тот увернулся и Айя попал кулаком в стену.
- Ай!!!!! - заорал он.
- Эй, там кто-то есть? - послышался голос Оми сверху.
- Да! - Еджи махнул рукой. - Присоединяйся!
- Ни за что! - Ответил Оми. - Что с Кеном?
- Еджи попал в него кирпичом. - Ответил Айя, усмехаясь.
- Еджи, зачем? - спросил Оми.
- Я тебе потом скажу. - Ответил он довольно мрачно.
- Ладно, сейчас... - сказал Оми и куда-то ушел.
- Если он не вернется, то я восстану из гроба и буду преследовать его до конца его жизни. - Сказал Айя.
- Посмотрю я на тебя, когда ты из гроба восстанешь. - Усмехнулся Еджи. - Обещаешь подождать меня?
- Ага. Знаешь, ты меня извини за все оскорбления. - Айя не стал их перечислять, потому что их было слишком много.
- А ты меня за... короче, за все.
- Ладно... воды стало больше?
- Да.
- Ну и ладно. - Ответил Айя.
- Умирать так с песней. - Сказал Еджи и затянул "Степь да степь кругом". Айя подпел. Но тут в колодец заглянул Оми и сбросил туда веревку.
- Чего так долго? - спросил Айя.
- Кена домой относил. - Ответил Оми.
- Лезь, Айя. - Сказал Еджи, представляя, как тот полезет с загипсованной ногой.
- Это ты плавать не умеешь - вот и лезь первым. - Сказал Айя.
- А у тебя гипс! - Сказал Еджи.
- Хватит препираться! - Заорал Оми, у которого уже полностью кончилось терпение. В этот момент за его спиной раздался голос, который он уже слышал сегодня.
- Оми, посмотри на меня.
- Чего тебе? - не оборачиваясь спросил Оми.
- Солнышко...
- Оно скрыто тучами. - Ответил Оми.
- Но оно все равно есть. - Сказали сзади. - Посмотри на меня.
- Ты меня достал, кто бы ты ни был. - Оми резко развернулся и, на ходу, подняв кирпич, засветил Сатане (а это был именно он) кирпичом в глаз. Сатана пискнул и исчез. Оми пожал плечами и вернулся к колодцу.
- Ты с кем там? - спросил Еджи.
- ДА тут мужик в черном был...
- Я его видел. - Ответил Еджи. - Сегодня.
- Поздравляю. Лезь быстрее. Айя, я купил тебе катану!
После этих слов, Айя мигом исчез из колодца с воплем:
- Катана!!!
Когда он выбрался Оми посмотрел на него виноватым взглядом и произнес:
- Ты только не лезь обратно, но на счет катаны - я пошутил.
- Про меня тут забыли... - сказал Еджи, вылезая из этого колодца. Айя смотрел на Оми, желая его убить.
- Оми, не шути так с катаной... - посоветовал Еджи, вытаскивая веревку из колодца. - Еще пригодится. Если Айя опять туда свалится.
- Господи! - Оми поднял руки к небу. - За что мне все это! Это что, мое искупление грехов?! В дом, быстро! - заорал он на старших. Они были слишком уставшие, чтобы еще и возмущаться. Айя и Еджи поплелись к дому, вяло переругиваясь на ходу.
Дома было сухо и тепло. В доме была только одна ванная комната. Оми поморщился, когда услышал вопли старших по поводу того, кто первый в нее полезет.
- Господи, дай мне силы... - прошептал он, направляясь туда, где слышалась ругань. Оба стояли в ванной и угрозами пытались выгнать друг друга. Оми коварно улыбнулся и захлопнул дверь, подперев ее стулом. Стоит заметить, что дом был старинный и дверь была дубовой. Так же как и стул, которым Оми подпер ее.
За дверью все стихло, а потом раздался возмущенный вопль Айи насчет того, что кто-то очень скоро получит по морде и этот кто-то будет называться Оми Цукиено. Оми этого уже не слышал, потому что ушел приводить в порядок Кена. Айя-тян говорила с кем-то по телефону. На нее никто не обратил внимания.
Айя присел на край ванной и спросил:
- И что теперь?
- Мне по хрену, я хочу принять горячую ванну.
- Я тоже... - в подтверждение этому Айя чихнул.
Еджи включил душ и спросил:
- Кто первый?
- Я вообще не буду мыться, пока ты тут. - Буркнул Айя.
- Подхватишь воспаление легких - я не виноват. - Ответил Еджи. - Раздевайся и лезь под душ.
- Я не Айя... - обиженно донеслось в ответ.
- Все равно отвали. Не видишь что ли - я помойку нюхаю.
- Но...
- Иди на хрен! - отрезал Оми, а когда обернулся - никого уже не было.
Помойка действительно благоухала всеми ароматами. От тухлой рыбы, до нестиранных носков. Оми вдохнул этот аромат и подумал: "Господи, ну и вонища".
- Неужели это от тех интеллигентов осталось? - спросил он у самого себя.
Еджи тем временем примирялся - с какой стороны лучше подойти к Айе-тян, чтобы с большим успехом свернуть ей шею. Но тут начал приходить в себя Айя. Еджи вздохнул и подумал, что не судьба.
- А... что... где... кто... с кем... как...
- Успокойся! - прервал тираду командира Кен.
- Что я делаю на полу? - удивился Айя.
- Лежишь! - еще больше, чем Абиссинец, удивился Кен.
- Почему?
- Потому что упал.
- Упал - очнулся - гипс. - Сказал Еджи.
- Ты не прав, Еджи. Гипс у меня уже есть, а вот у тебя его пока нет. - Сказал Айя, вставая с пола и отряхиваясь. - Сестра, как ты это сделала?
- Что?
- Прочитала мои мысли?
- Ничего я не читала! - возмутилась она. - Просто ты это сам сказал!
- Ладно, закончим на этом. - Сказал Айя.
Оми вошел в дом и спросил:
- На обед что-нибудь будет?
- Нет... продуктов нет. - Ответил Еджи.
- Купи! - сказал Айя.
- Если я пойду за продуктами - то вы не увидите ни продуктов, ни меня. - Ответил Еджи.
- Со вторым еще можно смириться. - Устало сказал Айя.
- За что ты меня так не любишь? - возмутился Еджи.
- За то, что ты есть. - Ответил Айя. - Тогда иди и таскай мебель. Или ты грузчиков с собой привез?
- Привез, но они не будут таскать мебель. - Сказал Еджи.
- Почему? - Айя прищурился.
- Потому что... э... помнишь про цветочки? - он покосился на его сестру.
- Тогда иди и копай яму, под цветочки. Без разговоров. Я там во дворе видел лопату! - приказал Айя. С этим спорить было трудно и Еджи ушел.
- Оми - ты пойдешь в магазин. Кен - приберись в доме. Хотя, нет - не надо. Просто посиди с Айей-тян. Я пойду посмотрю на то, как Еджи роет эту моги... клумбу. - Сказал Айя и уковылял за дом.
Еджи сидел на краю какой-то ямы и смотрел вниз.
- Нам не понадобиться копать могилу. Тут есть колодец, а так как у нас есть водоснабжение - нам он не нужен. - Сказал он. Айя подошел к краю и посмотрел вниз.
- Думаю, что подойдет. - Ответил он.
- Вот и хорошо. - Сказал Еджи и развернулся, чтобы уйти, слегка размахнувшись лопатой.
- Е-е-еджи!!!!!!!!!!!!!! - послышался быстро удаляющийся крик.
- Упс. - Еджи обернулся, но Айи видно не было. - Нет, сегодня день глюков. Только что приглючился Айя, а теперь его нет. Наверное, от жары. - С этой успокаивающей мыслью он отправился в дом, бросив лопату на крыльцо.
- Еджи, ты уже вырыл клумбу? -спросил Кен.
- Да...
- А ты видел Айю?
- Нет... - севшим голосом сказал Еджи.
- Как не видел? Он же пошел к тебе!
- Упс... - сказал Еджи и побежал обратно к колодцу. Внизу плескалось что-то красное. Это были волосы Айи. Он стоял на своих костылях в воде и проклинал все на свете.
- Айя, тебя вытащить? - спросил Еджи, заглянув внутрь.
- Идиот, а ты как думаешь?! - заорал на него Айя.
- Думаю, что нет. Потому что ты всего лишь мой глюк. А если я буду вытаскивать свой глюк - то он не вытащится.
- Еджи, я не твой глюк! Я Айя Фуджимия, твою мать.
- Мой глюк зовут Айя Фуджимия? - удивился Еджи.
- После того удара у тебя остатки мозгов вышибло? - спросил Айя.
В этот момент сзади послышался крик Айи-тян.
- Еджи-сан, поберегись! - она кинула кирпичом в колодец. В колодец она не попала, потому что ей помешала голова Еджи.
- Твою мать... - пробормотал Еджи, падая в колодец. Последнее, что он подумал было: "Я прибью ее кирпичом".
Кен задремал, когда услышал истошный визг Айи-тян. Он вскочил и кинулся на улицу. Она стояла около колодца и орала.
- Ты чего? - спросил он.
- Еджи упал в колодец. И брат упал в колодец! - пояснила она. Кен заглянул вниз и сказал:
- Действительно. Эй, ребята, там все живы?! - крикнул он.
- Пока да. - Ответил Еджи, потирая голову. Он подобрал на дне кирпич и со всего размаха попытался попасть в Айю-тян. В результате этого он попал в Кена.
- Ой... - сказал Кен и упал рядом со злосчастным колодцем.
- Ой... - сказал Еджи. - Промахнулся.
- Чего? - Айя не догонял.
- Кажется, дождик собирается. Такая туча идет... - сказала Айя-тян. - Я в дом, не хочу промокнуть.
- Эй... - крикнул Айя, но его сестра уже ушла.
- Помолись, Абиссинец. - Спросил Еджи. - Прикинь, если пойдет сильный дождь - сколько тут будет воды.
- Это не честно, Еджи. Я не умею плавать... - сказал он.
- Сочувствую. - Еджи похлопал его по плечу. - Прощай, мой друг.
- Еджи, ты мне надоел! - Айя разозлился и со всей дури окунул Еджи в воду. Под водой Еджи дернул его за больную ногу и Айя с головой ушел под воду.
- Буль-буль-буль... - произнес Айя, что он этим хотел сказать Еджи не понял, потому что и сам был под водой. Никто не хотел уступать. Айя резко вынырнул и заорал:
- Отцепись от меня! - он со всей дури дернул Еджи за волосы, вытаскивая его на поверхность. - Поверь, я не против того, чтобы ты утонул, но нам нужно выбраться.
- Великолепная логика! - Еджи незаметно наступил ему на ногу.
- Отвали, урод! - сказал Айя.
- На себя посмотри. Я там что-то видел на дне. - Сказал Еджи и окунулся под воду. Через минуту он вынырнул с воплем:
- Айя, не двигайся! Там бомба, которая еще не взорвалась. Заметь, я говорю - еще.
- Что за бред? Тебя слишком сильно ударили по голове? - удивился Айя.
- Да нет... там бомба, Айя. Маленькая, но этот колодец разнесет на хрен. Вместе с нами, если мы не выберемся.
- Еджи, это правда? - Айя не мог поверить. Еджи только кивнул. В колодце наступила тишина. Они одинаково испуганно смотрели друг на друга.
- Доигрались... - прошептал Айя.
Сверху пошел дождь. Точнее - настоящий ливень.
- Айя, что нам делать? - спросил Еджи.
- Откуда я знаю. Звать на помощь - бесполезно. - Сказал Айя, обхватывая плечи руками. - Холодно.
Вода постепенно прибывала. Очевидно, что это была не просто грозовая туча, а тайфун, который в очередной раз пришел в Токио. Еджи смотрел вверх и размышлял:
- Айя, знаешь... может быть, это будет последнее, что я тебе скажу, но я все равно хочу, чтобы ты знал это. Айя... я пошутил на счет бомбы. И еще... я тоже не умею плавать.
- Знаешь, я тоже хочу тебе кое-что сказать. Я все-таки умею плавать, а вот ты за такие шутки с бомбами от сюда точно не выплывешь! Прощай, мой друг. - Айя усмехнулся.
- Тебе не идет усмешка. - Сказал Еджи.
- Еджи, а тебе не идет жизнь... - сморозил Айя.
- Послушай, мы тут с тобой скоро сдохнем, а еще припираемся. Давай, забудем хоть на минуту обо всех ругательствах, а? - спросил Еджи. На минуту воцарила тишина, которая была нарушена мрачным доводом Айи.
- Знаешь, мне воды уже по плечи... по-моему, ее стало больше.
- А ты подумай, если раньше ее было по пояс. Кстати, Айя... - Еджи обрадовано рассмеялся. - Мы вместе тут утонем. Вряд ли ты всплывешь с гипсом на ноге. А отодрать его ты сам не сможешь.
- Ах ты, урод! - Айя размахнулся и попытался врезать Еджи. Но тот увернулся и Айя попал кулаком в стену.
- Ай!!!!! - заорал он.
- Эй, там кто-то есть? - послышался голос Оми сверху.
- Да! - Еджи махнул рукой. - Присоединяйся!
- Ни за что! - Ответил Оми. - Что с Кеном?
- Еджи попал в него кирпичом. - Ответил Айя, усмехаясь.
- Еджи, зачем? - спросил Оми.
- Я тебе потом скажу. - Ответил он довольно мрачно.
- Ладно, сейчас... - сказал Оми и куда-то ушел.
- Если он не вернется, то я восстану из гроба и буду преследовать его до конца его жизни. - Сказал Айя.
- Посмотрю я на тебя, когда ты из гроба восстанешь. - Усмехнулся Еджи. - Обещаешь подождать меня?
- Ага. Знаешь, ты меня извини за все оскорбления. - Айя не стал их перечислять, потому что их было слишком много.
- А ты меня за... короче, за все.
- Ладно... воды стало больше?
- Да.
- Ну и ладно. - Ответил Айя.
- Умирать так с песней. - Сказал Еджи и затянул "Степь да степь кругом". Айя подпел. Но тут в колодец заглянул Оми и сбросил туда веревку.
- Чего так долго? - спросил Айя.
- Кена домой относил. - Ответил Оми.
- Лезь, Айя. - Сказал Еджи, представляя, как тот полезет с загипсованной ногой.
- Это ты плавать не умеешь - вот и лезь первым. - Сказал Айя.
- А у тебя гипс! - Сказал Еджи.
- Хватит препираться! - Заорал Оми, у которого уже полностью кончилось терпение. В этот момент за его спиной раздался голос, который он уже слышал сегодня.
- Оми, посмотри на меня.
- Чего тебе? - не оборачиваясь спросил Оми.
- Солнышко...
- Оно скрыто тучами. - Ответил Оми.
- Но оно все равно есть. - Сказали сзади. - Посмотри на меня.
- Ты меня достал, кто бы ты ни был. - Оми резко развернулся и, на ходу, подняв кирпич, засветил Сатане (а это был именно он) кирпичом в глаз. Сатана пискнул и исчез. Оми пожал плечами и вернулся к колодцу.
- Ты с кем там? - спросил Еджи.
- ДА тут мужик в черном был...
- Я его видел. - Ответил Еджи. - Сегодня.
- Поздравляю. Лезь быстрее. Айя, я купил тебе катану!
После этих слов, Айя мигом исчез из колодца с воплем:
- Катана!!!
Когда он выбрался Оми посмотрел на него виноватым взглядом и произнес:
- Ты только не лезь обратно, но на счет катаны - я пошутил.
- Про меня тут забыли... - сказал Еджи, вылезая из этого колодца. Айя смотрел на Оми, желая его убить.
- Оми, не шути так с катаной... - посоветовал Еджи, вытаскивая веревку из колодца. - Еще пригодится. Если Айя опять туда свалится.
- Господи! - Оми поднял руки к небу. - За что мне все это! Это что, мое искупление грехов?! В дом, быстро! - заорал он на старших. Они были слишком уставшие, чтобы еще и возмущаться. Айя и Еджи поплелись к дому, вяло переругиваясь на ходу.
Дома было сухо и тепло. В доме была только одна ванная комната. Оми поморщился, когда услышал вопли старших по поводу того, кто первый в нее полезет.
- Господи, дай мне силы... - прошептал он, направляясь туда, где слышалась ругань. Оба стояли в ванной и угрозами пытались выгнать друг друга. Оми коварно улыбнулся и захлопнул дверь, подперев ее стулом. Стоит заметить, что дом был старинный и дверь была дубовой. Так же как и стул, которым Оми подпер ее.
За дверью все стихло, а потом раздался возмущенный вопль Айи насчет того, что кто-то очень скоро получит по морде и этот кто-то будет называться Оми Цукиено. Оми этого уже не слышал, потому что ушел приводить в порядок Кена. Айя-тян говорила с кем-то по телефону. На нее никто не обратил внимания.
Айя присел на край ванной и спросил:
- И что теперь?
- Мне по хрену, я хочу принять горячую ванну.
- Я тоже... - в подтверждение этому Айя чихнул.
Еджи включил душ и спросил:
- Кто первый?
- Я вообще не буду мыться, пока ты тут. - Буркнул Айя.
- Подхватишь воспаление легких - я не виноват. - Ответил Еджи. - Раздевайся и лезь под душ.
- Я не Айя... - обиженно донеслось в ответ.
- Все равно отвали. Не видишь что ли - я помойку нюхаю.
- Но...
- Иди на хрен! - отрезал Оми, а когда обернулся - никого уже не было.
Помойка действительно благоухала всеми ароматами. От тухлой рыбы, до нестиранных носков. Оми вдохнул этот аромат и подумал: "Господи, ну и вонища".
- Неужели это от тех интеллигентов осталось? - спросил он у самого себя.
Еджи тем временем примирялся - с какой стороны лучше подойти к Айе-тян, чтобы с большим успехом свернуть ей шею. Но тут начал приходить в себя Айя. Еджи вздохнул и подумал, что не судьба.
- А... что... где... кто... с кем... как...
- Успокойся! - прервал тираду командира Кен.
- Что я делаю на полу? - удивился Айя.
- Лежишь! - еще больше, чем Абиссинец, удивился Кен.
- Почему?
- Потому что упал.
- Упал - очнулся - гипс. - Сказал Еджи.
- Ты не прав, Еджи. Гипс у меня уже есть, а вот у тебя его пока нет. - Сказал Айя, вставая с пола и отряхиваясь. - Сестра, как ты это сделала?
- Что?
- Прочитала мои мысли?
- Ничего я не читала! - возмутилась она. - Просто ты это сам сказал!
- Ладно, закончим на этом. - Сказал Айя.
Оми вошел в дом и спросил:
- На обед что-нибудь будет?
- Нет... продуктов нет. - Ответил Еджи.
- Купи! - сказал Айя.
- Если я пойду за продуктами - то вы не увидите ни продуктов, ни меня. - Ответил Еджи.
- Со вторым еще можно смириться. - Устало сказал Айя.
- За что ты меня так не любишь? - возмутился Еджи.
- За то, что ты есть. - Ответил Айя. - Тогда иди и таскай мебель. Или ты грузчиков с собой привез?
- Привез, но они не будут таскать мебель. - Сказал Еджи.
- Почему? - Айя прищурился.
- Потому что... э... помнишь про цветочки? - он покосился на его сестру.
- Тогда иди и копай яму, под цветочки. Без разговоров. Я там во дворе видел лопату! - приказал Айя. С этим спорить было трудно и Еджи ушел.
- Оми - ты пойдешь в магазин. Кен - приберись в доме. Хотя, нет - не надо. Просто посиди с Айей-тян. Я пойду посмотрю на то, как Еджи роет эту моги... клумбу. - Сказал Айя и уковылял за дом.
Еджи сидел на краю какой-то ямы и смотрел вниз.
- Нам не понадобиться копать могилу. Тут есть колодец, а так как у нас есть водоснабжение - нам он не нужен. - Сказал он. Айя подошел к краю и посмотрел вниз.
- Думаю, что подойдет. - Ответил он.
- Вот и хорошо. - Сказал Еджи и развернулся, чтобы уйти, слегка размахнувшись лопатой.
- Е-е-еджи!!!!!!!!!!!!!! - послышался быстро удаляющийся крик.
- Упс. - Еджи обернулся, но Айи видно не было. - Нет, сегодня день глюков. Только что приглючился Айя, а теперь его нет. Наверное, от жары. - С этой успокаивающей мыслью он отправился в дом, бросив лопату на крыльцо.
- Еджи, ты уже вырыл клумбу? -спросил Кен.
- Да...
- А ты видел Айю?
- Нет... - севшим голосом сказал Еджи.
- Как не видел? Он же пошел к тебе!
- Упс... - сказал Еджи и побежал обратно к колодцу. Внизу плескалось что-то красное. Это были волосы Айи. Он стоял на своих костылях в воде и проклинал все на свете.
- Айя, тебя вытащить? - спросил Еджи, заглянув внутрь.
- Идиот, а ты как думаешь?! - заорал на него Айя.
- Думаю, что нет. Потому что ты всего лишь мой глюк. А если я буду вытаскивать свой глюк - то он не вытащится.
- Еджи, я не твой глюк! Я Айя Фуджимия, твою мать.
- Мой глюк зовут Айя Фуджимия? - удивился Еджи.
- После того удара у тебя остатки мозгов вышибло? - спросил Айя.
В этот момент сзади послышался крик Айи-тян.
- Еджи-сан, поберегись! - она кинула кирпичом в колодец. В колодец она не попала, потому что ей помешала голова Еджи.
- Твою мать... - пробормотал Еджи, падая в колодец. Последнее, что он подумал было: "Я прибью ее кирпичом".
Кен задремал, когда услышал истошный визг Айи-тян. Он вскочил и кинулся на улицу. Она стояла около колодца и орала.
- Ты чего? - спросил он.
- Еджи упал в колодец. И брат упал в колодец! - пояснила она. Кен заглянул вниз и сказал:
- Действительно. Эй, ребята, там все живы?! - крикнул он.
- Пока да. - Ответил Еджи, потирая голову. Он подобрал на дне кирпич и со всего размаха попытался попасть в Айю-тян. В результате этого он попал в Кена.
- Ой... - сказал Кен и упал рядом со злосчастным колодцем.
- Ой... - сказал Еджи. - Промахнулся.
- Чего? - Айя не догонял.
- Кажется, дождик собирается. Такая туча идет... - сказала Айя-тян. - Я в дом, не хочу промокнуть.
- Эй... - крикнул Айя, но его сестра уже ушла.
- Помолись, Абиссинец. - Спросил Еджи. - Прикинь, если пойдет сильный дождь - сколько тут будет воды.
- Это не честно, Еджи. Я не умею плавать... - сказал он.
- Сочувствую. - Еджи похлопал его по плечу. - Прощай, мой друг.
- Еджи, ты мне надоел! - Айя разозлился и со всей дури окунул Еджи в воду. Под водой Еджи дернул его за больную ногу и Айя с головой ушел под воду.
- Буль-буль-буль... - произнес Айя, что он этим хотел сказать Еджи не понял, потому что и сам был под водой. Никто не хотел уступать. Айя резко вынырнул и заорал:
- Отцепись от меня! - он со всей дури дернул Еджи за волосы, вытаскивая его на поверхность. - Поверь, я не против того, чтобы ты утонул, но нам нужно выбраться.
- Великолепная логика! - Еджи незаметно наступил ему на ногу.
- Отвали, урод! - сказал Айя.
- На себя посмотри. Я там что-то видел на дне. - Сказал Еджи и окунулся под воду. Через минуту он вынырнул с воплем:
- Айя, не двигайся! Там бомба, которая еще не взорвалась. Заметь, я говорю - еще.
- Что за бред? Тебя слишком сильно ударили по голове? - удивился Айя.
- Да нет... там бомба, Айя. Маленькая, но этот колодец разнесет на хрен. Вместе с нами, если мы не выберемся.
- Еджи, это правда? - Айя не мог поверить. Еджи только кивнул. В колодце наступила тишина. Они одинаково испуганно смотрели друг на друга.
- Доигрались... - прошептал Айя.
Сверху пошел дождь. Точнее - настоящий ливень.
- Айя, что нам делать? - спросил Еджи.
- Откуда я знаю. Звать на помощь - бесполезно. - Сказал Айя, обхватывая плечи руками. - Холодно.
Вода постепенно прибывала. Очевидно, что это была не просто грозовая туча, а тайфун, который в очередной раз пришел в Токио. Еджи смотрел вверх и размышлял:
- Айя, знаешь... может быть, это будет последнее, что я тебе скажу, но я все равно хочу, чтобы ты знал это. Айя... я пошутил на счет бомбы. И еще... я тоже не умею плавать.
- Знаешь, я тоже хочу тебе кое-что сказать. Я все-таки умею плавать, а вот ты за такие шутки с бомбами от сюда точно не выплывешь! Прощай, мой друг. - Айя усмехнулся.
- Тебе не идет усмешка. - Сказал Еджи.
- Еджи, а тебе не идет жизнь... - сморозил Айя.
- Послушай, мы тут с тобой скоро сдохнем, а еще припираемся. Давай, забудем хоть на минуту обо всех ругательствах, а? - спросил Еджи. На минуту воцарила тишина, которая была нарушена мрачным доводом Айи.
- Знаешь, мне воды уже по плечи... по-моему, ее стало больше.
- А ты подумай, если раньше ее было по пояс. Кстати, Айя... - Еджи обрадовано рассмеялся. - Мы вместе тут утонем. Вряд ли ты всплывешь с гипсом на ноге. А отодрать его ты сам не сможешь.
- Ах ты, урод! - Айя размахнулся и попытался врезать Еджи. Но тот увернулся и Айя попал кулаком в стену.
- Ай!!!!! - заорал он.
- Эй, там кто-то есть? - послышался голос Оми сверху.
- Да! - Еджи махнул рукой. - Присоединяйся!
- Ни за что! - Ответил Оми. - Что с Кеном?
- Еджи попал в него кирпичом. - Ответил Айя, усмехаясь.
- Еджи, зачем? - спросил Оми.
- Я тебе потом скажу. - Ответил он довольно мрачно.
- Ладно, сейчас... - сказал Оми и куда-то ушел.
- Если он не вернется, то я восстану из гроба и буду преследовать его до конца его жизни. - Сказал Айя.
- Посмотрю я на тебя, когда ты из гроба восстанешь. - Усмехнулся Еджи. - Обещаешь подождать меня?
- Ага. Знаешь, ты меня извини за все оскорбления. - Айя не стал их перечислять, потому что их было слишком много.
- А ты меня за... короче, за все.
- Ладно... воды стало больше?
- Да.
- Ну и ладно. - Ответил Айя.
- Умирать так с песней. - Сказал Еджи и затянул "Степь да степь кругом". Айя подпел. Но тут в колодец заглянул Оми и сбросил туда веревку.
- Чего так долго? - спросил Айя.
- Кена домой относил. - Ответил Оми.
- Лезь, Айя. - Сказал Еджи, представляя, как тот полезет с загипсованной ногой.
- Это ты плавать не умеешь - вот и лезь первым. - Сказал Айя.
- А у тебя гипс! - Сказал Еджи.
- Хватит препираться! - Заорал Оми, у которого уже полностью кончилось терпение. В этот момент за его спиной раздался голос, который он уже слышал сегодня.
- Оми, посмотри на меня.
- Чего тебе? - не оборачиваясь спросил Оми.
- Солнышко...
- Оно скрыто тучами. - Ответил Оми.
- Но оно все равно есть. - Сказали сзади. - Посмотри на меня.
- Ты меня достал, кто бы ты ни был. - Оми резко развернулся и, на ходу, подняв кирпич, засветил Сатане (а это был именно он) кирпичом в глаз. Сатана пискнул и исчез. Оми пожал плечами и вернулся к колодцу.
- Ты с кем там? - спросил Еджи.
- ДА тут мужик в черном был...
- Я его видел. - Ответил Еджи. - Сегодня.
- Поздравляю. Лезь быстрее. Айя, я купил тебе катану!
После этих слов, Айя мигом исчез из колодца с воплем:
- Катана!!!
Когда он выбрался Оми посмотрел на него виноватым взглядом и произнес:
- Ты только не лезь обратно, но на счет катаны - я пошутил.
- Про меня тут забыли... - сказал Еджи, вылезая из этого колодца. Айя смотрел на Оми, желая его убить.
- Оми, не шути так с катаной... - посоветовал Еджи, вытаскивая веревку из колодца. - Еще пригодится. Если Айя опять туда свалится.
- Господи! - Оми поднял руки к небу. - За что мне все это! Это что, мое искупление грехов?! В дом, быстро! - заорал он на старших. Они были слишком уставшие, чтобы еще и возмущаться. Айя и Еджи поплелись к дому, вяло переругиваясь на ходу.
Дома было сухо и тепло. В доме была только одна ванная комната. Оми поморщился, когда услышал вопли старших по поводу того, кто первый в нее полезет.
- Господи, дай мне силы... - прошептал он, направляясь туда, где слышалась ругань. Оба стояли в ванной и угрозами пытались выгнать друг друга. Оми коварно улыбнулся и захлопнул дверь, подперев ее стулом. Стоит заметить, что дом был старинный и дверь была дубовой. Так же как и стул, которым Оми подпер ее.
За дверью все стихло, а потом раздался возмущенный вопль Айи насчет того, что кто-то очень скоро получит по морде и этот кто-то будет называться Оми Цукиено. Оми этого уже не слышал, потому что ушел приводить в порядок Кена. Айя-тян говорила с кем-то по телефону. На нее никто не обратил внимания.
Айя присел на край ванной и спросил:
- И что теперь?
- Мне по хрену, я хочу принять горячую ванну.
- Я тоже... - в подтверждение этому Айя чихнул.
Еджи включил душ и спросил:
- Кто первый?
- Я вообще не буду мыться, пока ты тут. - Буркнул Айя.
- Подхватишь воспаление легких - я не виноват. - Ответил Еджи. - Раздевайся и лезь под душ.
- Сам раздевайся и лезь.
- Хм... нет, раздеваться я не буду. - Еджи усмехнулся и залез под душ. - Заодно и вещи постираю.
- Придурок. - Сказал Айя, смотря на то, как блондин моется. В одежде... - Мне холодно, в конце концов!
- Ну и что? - осведомился Еджи.
- А то, что подвинься! - Сказал Айя, залезая под душ. Он слегка толкнул Еджи и у того из рук выпал кусок мыла.
- Что это было? - спросил Айя, еще не поняв.
- Мыло... - ответил Еджи, но Айя не расслышал и наступил на него. Дикий вопль потряс ванну, когда Айя начал падать.
- Еджи-и-и! - он зацепился за его руку, потянув за собой. Айя шмякнулся в ванну и тут же его придавил Еджи, который упал следом. Айя посмотрел в его глаза и подумал: "Мне не везет с мылом...".
Еджи посмотрел на него и улыбнулся. Айя вопросительно поднял бровь . В следующий миг губы Еджи коснулись его губ. Айе показалось, что поцелуй длился целую вечность, в глазах помутнело и сразу стало жарко. Когда Еджи отстранился до Айи дошло, что случилось. Он холодно посмотрел на него и сказал:
- Может быть, ты слезешь с меня!
- Прости... - тихо сказал Еджи, вылезая из ванны. - Оми, мать твою, открой дверь! - он прислонился к двери, смотря, как Айя пытается вылезть из ванны. Тут дверь открылась и Еджи с матюками вывалился в коридор. Рядом стояла Айя-тян.
- Привет, Еджи... - она подмигнула ему. - Что ты тут делал... - она не договорила, потому что из ванны невозмутимо вышел Айя.
- Оонисан? - спросила она.
- Здравствуй, Айя-тян... - холодно сказал Айя. Ему начинало казаться, что зря она вышла из комы.
Еджи тем временем быстро поднялся и ретировал в какую-то, облюбованную им, комнату.
Солнышко.jpg (700x510, 70Kb)
Рубрики:  Трилогия "Солнышко"

Солнышко или очень длинный день

Воскресенье, 19 Февраля 2006 г. 23:28 + в цитатник
Автор: D-Sent

СОЛНЫШКО ИЛИ ОДИН ОЧЕНЬ ДЛИННЫЙ ДЕНЬ

Этим утром солнце встало на удивление рано. Или это Айя встал на удивление поздно? Ну, было примерно около пяти утра, когда он поднял свою тушу с кровати и понес ее в ванну. Да, он встал поздно... обычно он вставал около трех утра. Но это все равно не объясняло такого раннего появления солнышка. "Наверное, глючится" - подумал он, умываясь и ища мыло, которое почему-то валялось на полу. Айя нашел его, когда наступил на него.
Диким воплем и обещаниями прирезать того, кто кинул мыло на пол, была разбужено остальная часть дома.
Айя шандарахнулся головой об ванну, стенку и пол, после чего повстречался головой с мусорным ведром и моющими средствами, которые не поленились и вылились на его голову. Он разлепил глаза и медленно поднялся, чтобы посмотреть на себя в зеркало.
Дикий вопль ужаса, ярости и ненависти потряс дом.
Это были не моющие средства... это была водоэмульсионная краска, ярко-синего цвета, которой он же собирался красить крыльцо. В дверь ванны тихо постучали.
- Айя, это ты? - тихо спросил голос Кена.
- Нет! - рявкнул Айя.
- А кто?
Айя открыл дверь и предстал перед Кеном, который почему-то побледнел и заорал:
- Еджи!!!!!! Урод в доме!!!!!!!
Из-за двери показались рожи Оми и Еджи.
- Это не урод... - задумчиво произнес Оми.
- Это всего лишь Айя. - добавил Еджи.
Тем временем Айя оттирал полотенцем лицо, после чего понял, что его прекрасные волосы уже не спасти.
- Чье это было? - он указал на ведро с краской.
- Твое! - хором ответили остальные. Айя помрачнел.
- Хорошо, - сказал он. - Тогда обсудим еще один вопрос. Кто-нибудь знает причину почему солнце так рано встало?
Кен обернулся и посмотрел в окно. Светило солнышко. Еджи пожал плечами и собрался идти обратно спать. Его абсолютно не волновали причины такого раннего рассвета, но потом он остановился и сказал:
- Может, земля перестала вертеться? Или еще чего... например ось наклона сменилась. Айя, ты такой умный, придумай сам. И не мешай спать остальным!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
- Между прочим, вставать пора! - заорал в ответ Айя.
- Между прочим, мы только час назад с миссии вернулись! - Еджи ушел в свою комнату.
- Идиот. - Буркнул Айя. - Что мне теперь с этим делать?
- Давай мы тебя на лысо побреем. - Предложил Оми, невинно хлопая глазками. Айе захотелось засветить кулаком в эти самые невинные глазки.
- Айя, иди отоспись, а потом решим что делать с твоими волосами. - Предложил Кен.
- Отоспись? С чего это?
- А ты не помнишь, что у нас миссия была на винном заводе и ты свалился в чан с вином? - удивленно спросил Оми.
- Нет... - непонимающе произнес Айя. Из-за двери высунулся Еджи, который слышал весь этот разговор и произнес:
- Поздравляю! Белочка! - он успел скрыться за дверью прежде, чем в него попало ведро с оставшейся краской. По двери растекалось красивое синее пятно. Злой Айя воззрился на остальных, начиная подумывать о внеплановой миссии, в которую входит убийство остальных членов команды.
Кен и Оми решили смотаться и Айя остался один, продолжая пялиться в пустой коридор. Да... день начался не очень удачно. "Усраться можно" - нервно подумал Айя и пошел на кухню. Там был беспорядок. Впрочем, как и всегда. Стол был завален пустыми бутылками, это от Еджи. Прямо на столе валялась подгорелая яичница - это Кен и лежал раздолбанный компьютер, прикрытый последним номером Плейбоя, это от Оми. Айя взял журнал в руки и пролистал ее. На развороте была Менкс.
- Хм... - издал странный звук Айя и отложил журнал в сторону.
Он открыл холодильник и облизнулся. Там стоял торт, который они купили на день рождение Оми, которое было три года назад. Он достал его и впился в него зубами.
В таком положении его застал Кен, вышедший на кухню попить воды.
- Айя... он давно заплесневел, зачем ты его ешь? - спросил он. Айя посмотрел на него злобным взглядом, а потом вытащил торт изо рта. Он был нежно-зеленого цвета.
- На! - Айя протянул Кену торт и гордо удалился из кухни, ударившись перед этим о косяк. Чертыхнувшись, он как можно непринужденнее продолжил путь к лестнице, но под ноги попался шнур от телевизора. Чертыхнувшись, он встал и пошел дальше по лестнице. Кен при этом делала ставки - упадет он или нет. Айя не упал и Кен разочарованно вздохнул.
Кен положил торт обратно в холодильник и налив воды, ушел в комнату.
На улице пели птички, которые падали под окнами дома, потому что Оми тренировался метать дротики по живым мишеням. Айя смотрел в окно на то, как птички падают и падают... "Дождик" - подумал он.
На часах было уже около девяти утра.
- Эй! Придурки, пора магазин открывать! - заорал Айя, высунувшись из комнаты.
- Сам придурок! - послышался голос Еджи, который обходил Айя десятой дорогой, боясь того, что с ним случится истерика, когда он опять его увидит. Айя с синими волосами смотрелся... прикольно.
Тем временем Айя открыл магазин сам и принялся поливать цветочки. Что-то глухо свалилось с крыши.
- Оми, сколько раз тебе повторять, слезай с крыши нормально! - крикнул Айя.
- Ага... - ответил Оми, отряхиваясь от тех удобрений, которые налипли на него при падении.
Все занимались своими делами. Кен сажал саженцы, Айя продолжал поливать растения, Оми, который уже отряхнулся, пересаживал один и тот же цветок из одного горшка в другой, а Еджи методично тыкал бычком в лист какого-то папоротника.
- Еджи, прекрати. - Отрешенно сказал Айя.
- Ага... - ответил Еджи, продолжая тыкать бычком в ничем неповинный лист. "Никто меня в этом доме не слушает" - подумал Айя. Тем временем, Еджи надоело его занятие и он перешел к более действенному способу, бросив окурок в мусорное ведро, он достал спички и принялся поджигать лист ими.
- Кен, тебе не кажется, что дымом пахнет? - спросил Оми.
- Да нет, тебе показалось. Айя скажет если что не так. - На этом и успокоились.
- Черт, не горит! - Еджи выкинул спички в мусорное ведро.
Айя принюхался, пахло дымом, но он подумал, что ему скажут если что не так и принялся поливать дальше.
- Айя... это... - Неохотно сказал Еджи. - А мусор загореться может?
- Какой? - недовольно спросил Айя.
- Ну... я не знаю. Он уже горит, не видно.
- Потуши. - Сказал Айя.
- Могу только поссать туда... - предложил Еджи.
- Не надо... достань огнетушитель.
- У нас его нет. Кстати, пока мы с тобой говорим начала гореть занавеска. Ее я уже не обоссу.
- Хм... - сказал Айя и оторвался от цветов, чтобы посмотреть на пожар.
- Красиво горит... - сказал Еджи. - Кен, вызови пожарных!
- Зачем? Они к нам больше не приедут после того, как Оми вызывал их 52 раза подряд просто так. С нас еще тогда штраф хотели содрать в размере 5 тысяч долларов.
- Теперь я понимаю, почему мы получили заказ на уничтожение пожарной части. - Ответил Айя.
- И что теперь делать? - спросил Оми.
- Пусть Еджи снимет занавески и выбросит их на улицу. - Предложил Айя.
- Почему я?! - завопил Еджи.
- Ты же устроил этот пожар... - тихо произнес Кен, смотря, как загорается телевизор.
- Народ, а может пусть оно горит, а мы пойдем? - спросил Оми.
- Нет... - сказал Айя.
- ... еще не все сгорело... - издевательски продолжил Еджи, смотря на него. Пол комнаты уже горело.
- Вы как хотите, а я пошел. - Сказал Кен. За ним ушел Еджи и Оми. Айя пожал плечами и тоже вышел. Через 10 минут догорело почти все.
- Кстати, никто не спас мой любимый фикус? - спросил Еджи. Айя взбесился.
- У нас только что сгорело все, а ты думаешь о своем дурацком фикусе. Там были вещи поважнее этого идиотского цветка!!! За каким хреном тебе понадобился этот фикус?!
- Ну, я под ним закопал все наши деньги. Помнишь, ты просил из спрятать...
Челюсти остальных членов Вайс упали до земли.
- За фикусом! - скомандовал Айя.
- Поздно... - обреченно произнес Оми. - Куда теперь?
- Знаю! - Еджи загадочно улыбнулся. - Пошли! - он потащил всех остальных за собой. Через пол часа они пришли к какому-то дому, больше похожему на склад. Еджи позвонил в дверь.
- Это что? - спросил Айя.
- Увидишь... эй, открывайте! - Еджи долбанул ногой дверь. Наконец, она открылась. На пороге стоял Шульдих.
- О, Еджи, какими ветрами?! - воскликнул он.
- Да у нас пожар был...
- Я всегда говорил, что Вайс не нужно никому пытаться убить. Еджи Кудоу сам уложит всех, причем, совершенно случайно. - Шульдих рассмеялся. - Ну, заходите, коль пришли.
- Еджи... - угрожающий шепот над самым ухом.
- Айя, брысь... - ответил Еджи и зашел внутрь. - Вы там останетесь или зайдете?
- Оми, ты что-нибудь понимаешь? - спросил Кен.
- Нет, а ты?
- И я нет... правда, мы со Шварц вроде больше не воюем, но кто знает...
- Слышьте, суслики, вы заходите? - проорал немец. - Ой, мамочки! Брэдли!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
- Не надо на меня так реагировать. - Сухо произнес Айя, и зашел внутрь. Остальные еще немного помедлили и тоже вошли в дом.
- Еджи, а ты откуда их знаешь? - спросил Оми.
- Да так... - уклончиво ответил Еджи.
- Бухали мы вместе, там и познакомились. - Сказал Шу.
- Еджи... - зашипел Айя. - Я убью тебя.
- Не стоит... Шу, мы переночуем у тебя?
- Да, конечно... Брэдли говорил, что вы придете.
- Кстати, Шульдих, ты не знаешь, почему солнышко так рано встало? - спросил Айя. Все тяжело вздохнули...
- Ты умный, придумай сам. - Ответил немец и куда-то вышел. Через пять минут он вновь появился в комнате и сказал:
- Оставайтесь, к сожалению, Кроуфорд не может сейчас принять вас. Он немного занят... в ближайшее пол часа его не будет.
- А что случилось? - спросил Кен, немного осмелев.
- Не поверишь! У него за стол завалился какой-то карандаш и он решил его достать. А у нас за столом батарея. Короче, он башкой застрял в этой батареи и уже два дня не может вылезти оттуда. Вы тут располагайтесь... - он взглянул на часы. - А я пойду Брэда накормлю. Надеюсь Фарфи приготовил обед...
- М-да... я думал, что только у нас одни идиоты. - Задумчиво почесывая синюю голову, произнес Айя. - Людь, у меня может быть аллергия на эту краску?
- Да, может. Я читал, что красить нужно только в резиновых перчатках, потому что попадание на кожу вызывает аллергию почти у всех. Сначала выпадают волосы, потом вываливаются зубы и глаза вылезают из орбит. Ну, сначала все это хозяйство здорово чешется. А что? - невинно спросил Еджи.
- Да нет... ничего... - сказал Айя, переставая чесаться.
- Кто-нибудь!!!!!!!!!!!!!!! Сделайте мне домашнее задание! - раздалось из соседней комнаты. Все замерли, а потом из той самой комнаты вышел Наги.
- Здрасте... - тихо сказал он. - Э... как дела?
- Нормально. - Ответил Айя.
- Свят - свят - свят... - прошептал Наги, смотря на Айю. - А что вы тут забыли?
- Да как тебе сказать? Переночевать остановились... - ответил Оми.
- М-да... в таком случае... кто знает математику?! - радостно воскликнул Наги, а из комнаты медленно выплыли учебник, тетрадь и ручка.
- Второй параграф, задание 39... - улыбнулся Наги. Айя открыл учебник и посмотрел на задание.
- Сложное... - произнес он и взял ручку с тетрадкой, принявшись делать какие-то расчеты. - Так... корень из двух вычесть интеграл умноженное на икс в квадрате и деленное на икс игрек в кубе, плюс сорок два умноженное на пять в степени сорок четыре...
- Что за пример? - спросил Кен. - Такой сложный...
- Да, мы такое даже не проходили. Короче, нужно решить такой пример... - Айя погрыз кончик ручки. - Два умножить на два. Сколько будет?
- Вообще-то четыре... - произнес Оми.
- А ты откуда знаешь?! - удивленно воскликнул Айя, зло смотря на парня.
- А может и не четыре... откуда я знаю? - буркнул Оми, решив не давать повода Айи на убийство, доказав что у того совсем нет мозгов. Айя принялся опять грызть ручку и высчитывать. В результате у него получилось в ответе семь целых двадцать четыре сотых в сто третей степени.
- На! - он протянул Наги решение.
- Спасибо... - ответил Наги, смотря на решение.
Кен сел на диван и посмотрел по сторонам. Все просто сверкало чистотой. Оми о чем-то говорил с Наги о компьютерах, Айя пытался сообразить почему солнышко встало так рано, Еджи курил, тыкая сигаретой в Фарфарелло, который радостно повизгивал. Кену надоело тупое сидение на месте и он пошел в ванну.
- Куда идешь? - на его дороге возник Шульдих.
- В ванну... - ответил Кен.
- Чего ребята делают?
- Фигней страдают...
- А я Брэда накормил. Слава богу, что батарею вчера отключили, а то ему жарко.
- Вы не можете выломать батарею? - удивился Кен.
- Мы ее зацементировали, чтобы не падала во время землетрясений.
- И как?
- Ну, не падает, только разломать мы ее не можем... даже Наги не смог, а приглашать спецов Брэд не хочет. Понимаешь, он в таком положении... неловко.
- Понимаю...
- Кстати, что у вашего Айи с волосами? Решил сменить имидж?
- Да нет, он просто по ошибке одел на голову ведро с краской место ночного горшка. Бзик у него, Шульдих, такой, как спать ложиться - надо на голову каску одеть, чтобы во время землетрясения ее ничем не разбило. Но за неимением каски он одевал ночной горшок. А вот вчера по пьяни перепутал.
- По пьяни? - Шу прищурился.
- Ага... он как напьется, так сразу буйный становится. Бывало раньше - отдерет занавеску от окна, замотается в нее и на люстре качается, крича, что он Тарзан. А однажды он по пьяни думал, что холодильник - это дорога на Северный Полюс и решил пойти в путешествие. Оделся в шубу, кроссовки и место шапки свой ночной горшок, и в холодильник залез. Мы с Еджи два часа пытались его оттуда вытащить, а он нас за пингвинов принимал и орал, что-то наподобие: "Приветствую братьев по разуму, пингвинов". Но чаще всего он как начнет своей катаной махать, так лучше в это время ему на глаза не показываться, прирежет, а потом и не вспомнит. Он у нас так чуть Оми не прирезал, когда тот мимо проходил. Так что вот... такое бывает... - Кен гордо отправился дальше, улыбаясь так, чтобы немец не видел. Шульдих ошарашено смотрел ему в след, свято веря в то, что он сказал правду. Все Вайс давно научились шифроваться и немец никогда не знал, что они думают. "А я думал, что только в Шварц одни идиоты..." - подумал Шульдих.
В комнате все было по прежнему. Немец покосился на Айю и отошел подальше.
- Слышь... - Шульдих отозвал в сторону Еджи. - Это правда, что мне Кен сказал про то, что Айя как напьется буйный становиться, по люстрам скачет и в холодильник залезает, да ночные горшки носит?
- Да... - Еджи сразу смекнул в чем дело. - И не только.
- Что еще?! - ужаснулся немец.
- Ну, как тебе сказать? Он и так не очень уравновешаный. А когда злиться то начинает чистить ногти своей катаной, пинать диваны и Менкс, если она пришла...
- Менкс? Видел ее на развороте Плейбоя.
- Клевая штучка, правда? - спросил Еджи.
- Высший класс! Вот бы ее...
- Э, нет, друг, она моя! -Еджи поднял указательный палец вверх. - Я ее добьюсь!
- Это нечестно! - сказал Шулдих обиженно.
- А ты Бирман видел?
- Да...
- Чем она тебе не нравится?
- Ну, тоже ничего... - ответил немец.
- Вот и бери ее, а Менкс - моя. Кстати, сколько времени?
- Три часа, а что?
- Да ничего.
Тем временем Айя сидел в кресле и читал газету. Там были какие-то новости и программы телепередач. Чтение такой литературы ему быстро надоело и он решил чем-нибудь заняться. В списке его дел было три дела:
1. Все-таки узнать - почему солнце встало так рано.
2. Набить морду Еджи за то, что он сжег их дом.
3. Набить морду Еджи, за то, что он притащил их к Шварц.
- Еджи, поди, сюда! - крикнул он, решив со второго и третьего пункта.
- Чего? - спросил Еджи, подходя поближе, но останавливаясь на таком расстоянии, чтобы его нельзя было достать.
- Подойди поближе... - Айя нехорошо улыбнулся.
- Айя, что ты! - прошептал Еджи. - Здесь так много народу...
В голове Айи появился пункт 4 под названием "Набить морду Еджи за такие шутки". Но Еджи, видно, не был таким идиотом, каким его представлял Айя, поэтому ближе не подошел.
- ТЫ что-то хотел? - спросил Еджи, стоя на месте.
- Да... - ответил Айя, потирая руки.
- Дай догадаюсь... ты хотел что-то сделать, что могло бы плачевно кончиться для меня, так?
- Ты проявляешь чудеса сообразительности. - Айя сделал шаг вперед. Еджи сделал шаг назад.
- И теперь скажу даже за что именно ты хочешь это сделать. За то, что я притащил вас сюда и за то, что я сжег дом.
- Ты просто гений. - Холодно произнес Айя, продолжая улыбаться.
- Моя мама всегда это знала! - ответил Еджи. - Так ты хочешь дать мне в морду?
- Браво, Еджи, ты опять угадал!
- Айя, а если ты врежешь мне два раза, то отстанешь?
- Три раза... в моем списке - три раза!
- Ну, тогда ты успокоишься?
- Думаю, что да...
- Ну, тогда - бей. - Еджи снял очки.
- Э... - Айя растерялся. Ему еще никогда не разрешали набить морду с соглашению будущего пострадавшего. Он пребывал в мучительных раздумьях.
- Ну, так ты бьешь или я пошел? - спросил Еджи.
- Э... ну, наверное... - Айя больше без раздумий врезал ему в морду. Три раза... после чего он с победным видом удалился в кресло.
- Спасибо. - Еджи встал и пошел на диван, почему-то обиженно смотря на Айю.
- Сам виноват... - сказал Шульдих, садясь рядом. - Пить будешь?
- Буду! - радостно согласился Еджи.
- Ребят, а может не стоит напиваться? - спросил Оми.
- Да, Еджи, тебе не стоит напиваться. - Предупреждающе сказал Айя.
- Ага... - сказал Еджи. - Наливай, Шульдих...
- Сейчас. - Он достал из бара бутылку отличного вина. - Это бутылка Брэда, она стоила ему 25 тысяч долларов, но я думаю, что она ему не очень нужна теперь...
- Я тоже. Айя, ты будешь пить? - спросил Еджи у командира.
- Нет... а тот, кто будет - встретиться с моей катаной.
"Я же говорил, что он неуравновешенный..." - подумал Еджи, позволяя Шу прочитать свои мысли. Немец усмехнулся.
"Не беспокойся, не убьет, а иначе его потом убьет Персия" - мысленно ответил он.
"Ну, меня он не убьет, только покалечит... сеанс связи завершен. Мои мозги - место не для слабонервных" - Еджи ухмыльнулся.
- Даже проверять не хочу. - Немец покачал головой.
- Боишься ничего в них не обнаружить? - усмехнулся Айя.
Они разлили вино по стаканам и выпили.
- Хорошее вино... - сказал Еджи.
- Еджи, поди, сюда... - предложил Айя.
- Не-а... - Еджи показал ему язык и скорчил рожу. Шульдих толкнул его в бок. Откуда-то из дома раздался заунывный и жалостливый вой, переходящий в визг.
- Это Брэд в туалет захотел. - Сказал Шу. - Фарфи, принеси ему горшок!
- Ага... - ответил Фарфи. Айя сидел в кресле и смотрел на пьющую парочку. Он думал о многом, на первом месте было пресловутое солнышко. На втором мысль о том, что можно сделать ирокез, а на третьем - выпить вместе с Шульдихом и Еджи. От последнего и второго он тут же отказался. Ему было скучно.
- Еджи, я говорил тебе, чтобы ты подошел ко мне!
- Не-а... попозже ударить, когда я напьюсь.
- Да я тебя не бить собираюсь, поговорить надо.
- Ладно... Шульдих, если я не вернусь, считайте меня... коммунистом. - Еджи подняв голову отправился к Айе. Айя взял его под локоть и увел в прихожую.
- Слушай, надо связаться с Персией. Что делать с домом и прикрытием? - спросил Айя.
- Свяжись... у меня нет его телефона. А так - поживем в гостинице.
- У тебя есть деньги?!
- Нет, но я же не виноват, что ты попросил их спрятать?
- Еджи, я не просил их закапывать под фикусом, когда у нас в доме есть несгораемый сейф!
- Только не злись... ты ничего не говорил мне про сейф!
- Говорил, Еджи, и не один раз! Это у тебя склероз, а не у меня! Я, в отличие от тебя, все прекрасно помню, а ты только и знаешь, что нажраться и отсыпаться потом с одной из своих шлюх! Ты даже задание не можешь выполнить нормально, все надо испоганить. То нажрешься прямо перед миссией, то закиряешь с кем-то из тех, кого убить надо! То сигареты в бумаги бросишь, наконец! Мне надоело, что ты постоянно отсутствуешь с видом присутствия! Понимаешь?!
- Айя...
- Что, Айя! И не начинай оправдываться, меня это бесит. Меня ты бесишь, в конце концов! Алкоголик чертов, ты никогда не думал, как выглядишь со стороны?! Посмотри на себя! Ты похож на шлюху, на дешевую шлюху!
- Я и есть шлюха, Айя, так же как и ты! Мы в Вайс, а это то же самое, что и шлюха! Знаешь почему?! Мы тоже продаемся! И если захочешь еще что-то сказать... не говори... и сначала взгляни в зеркало на себя... - Еджи ушел допивать вино. Айя смотрел ему в след, сжимая кулаки. У него было такое чувство, что его опустили. Впрочем, так оно и было. Он стукнул кулаком о стену.
- Ругань делает Богу больно... - сказал появившийся в дверях Фарфарелло с горшком.
- Тебе чего? - спросил Айя.
- Да ничего... так просто. Мимо проходил... - он пожал плечами, но не ушел. - Прикольные волосы.
- Отвали... - почти миролюбиво сказал Айя.
- Если тебе скучно - можешь поговорить с Брэдом.
- Нет, спасибо...
- Как хочешь. Если что - он в той комнате. - Фарфарелло указал на дверь в конце коридора и ушел.
Тем временем Оми присоединился к пьющей компании. Кен вошел в комнату и спросил:
- Сколько времени?
- Четыре... - ответил уже пьяный Еджи. - Кен, а Кен... расскажи нам про солнышко...
Пьяная компашка истерически заржала.
- Не знаю... лучше ты расскажи. - Сказал Кен. Еджи подумал и сказал:
- Ну... солнышко - это типа такая звезда, которая летает вокруг нашей вселенной, и светится. А еще иногда на нем пятна бывают, тогда у нас типа ночь... я типа больше не хера не знаю... - честно признался Еджи.
- Зато я знаю... - радостно сказал Оми. - Солнышко утром встает, а вечером садиться...
- А кто его посадил? - спросил Шульдих.
- Вайс! - гордо ответил Еджи.
Айя наблюдал за ними и приходил в бешенство. За окном светило солнышко. У Айи зазвонил сотовый телефон.
- Да. - Ответил он.
- Это Персия. Почему вы не отвечаете так долго?
- У нас был пожар и все сгорело.
- Как?!
- Еджи...
- Тогда без вопросов. Вы где?
- У Шварц...
- Вас захватили?! - взволновано спросил Персия.
- Нет... мы в гости пришли.
- А где остальные?
- Кроуфорд застрял в батарее, Фарфи - не знаю, Еджи, Шульдих и Оми - пьют, а Кен... ничего не делает.
- Так... вам нужно где-то жить.
- Только не у Шварц!
- Это понятное дело. Завтра встретитесь с Менкс в кафе на углу Синагавы и Майнити. Поняли?
- Да...
- Тогда там и решим, что делать.
- Персия, последний вопрос. Почему солнышко встало так рано?
- Сам хотел спросить... - Персия положил трубку. Айя запихал телефон в штаны и пошел в комнату. Он думал о том, кому бы набить морду. А пьянка продолжалась...
Утром Айя проснулся в кресле и посмотрел на разложенный диван на котором спали Еджи, Шульдих, Оми и Кен, который вчера присоединился к ним. Айя взглянул в окно. Светило солнышко... он вздохнул и посмотрел на часы. Четыре утра. Он встал и подошел к окну, чтобы открыть его:
- Ну почему ты светишь, зараза?! - заорал он, показывая фак бедному солнышку.
- Айя... у тебя привычка будить всех своими воплями? - простонал Еджи, хватаясь за голову и скатываясь с дивана.
- Не хрена было пить вчера!
- А что еще делать... и не ори, пожалуйста...
- У меня сушняк... - сказал Оми, разлепив глаза.
- Буди Кена и пошли! - сказал Айя.
- Куда? - удивился Еджи.
- У нас встреча с Менкс.
- Не-е-ет... - простонал Оми.
- Да-а... - радостно потер руки Еджи. Айя посмотрел на него странным взглядом, но ничего не сказал. Они разбудили Кена и ушли, оставив гостеприимный дом Шварцев. Уже отходя от дома они услышали заунывный вой...
Менкс в кафе не было. Да и вообще, кафе было закрыто. Они расположились в парке, чтобы дождаться открытия кафе в десять утра. На часах было только пять...
Еджи заснул на скамейке, прикрывшись газеткой. Оми расположился на травке, а Кен лежал на Айином плаще. Айя решил отойти и зайти в круглосуточный магазин. У него оставалось немного денег. Как раз хватит на одну пиццу и бутылку газировки. Впрочем, когда он дошел до круглосуточного магазина - он тоже был закрыт. Даже странно... Он пошел обратно ни с чем. Редкие собаки пугались его синих волос и разбегались в разные стороны поскуливая и поджав хвосты. Но когда он пришел на место, где оставил остальных - никого не было. Он просто не мог поверить, что все это происходит! Это было что-то невообразимое. Солнышко, пожар, Шварц, магазин и теперь это...
Еджи сидел на полу маленькой камеры и разглядывал трещинки на полу. Оми и Кен сидели рядом. Они задумчиво смотрели на него.
- Что теперь? - спросил Оми у Еджи.
- Откуда я знаю... я никогда не был в каталажке.
- Нас приняли за бомжей. Не хрена было бумажкой накрываться...
- А тебе не хрена было спать на плаще, который, между прочим, был Айин, а, следовательно, на нем столько крови, которая не отмылась... а в кармане - вообще пистолет.
- Откуда ты знаешь? - спросил Оми.
- Нашел, когда деньги искал...
- Нам теперь срок дадут?
- Могут. Если Персия нас не найдет раньше... - Еджи вздохнул, продолжая смотреть на трещинки. Сквозь решетку пробирались лучи солнышка. Около двери появился полицейский:
- Ну что, ребятки? Кто же вы? Ни документов, ничего. Только плащ в котором пистолет и тонна крови. Говорить будем?
- Будем! - ответил Оми.
- Нет, не будем! - ответил Еджи.
- Почему это, мистер...
- Кудоу. - Представился Еджи.
- Ну, так?
- А что говорить? Спали себе в парке. Свежим воздухом дышали. Плащ там нашли и вот он... - Еджи указал на Кена. - Прилег на него. А меня комары заели, вот и накрылся газеткой.
- В таком случае, придется оставить вас тут, до выяснения личности.
- Понимаете, сами мы не местные... - Еджи вспомнил свою поездку в Россию пять лет назад. - Мы приехали из России. Из Москвы, а тут у нас украли паспорта, деньги... короче - все!
- Да? А у вас странная фамилия - Кудоу. Она японская...
- А это, чтобы вам понятней было, а так - моя фамилия... Кудров. Егор Кудров...
- Я проверю... а пока тут сидите. - Полицейский ушел.
- Какая на хрен Россия?! - завопил Кен.
- Обычная, там где медведи и балалайки... - ответил Еджи. - Я есть хочу...
- Вон Оми сидит... - Кен посмотрел на Цукиено.
- Эй... я вам не бесплатный завтрак! - завопил он. - Полиция!!! Меня сожрать хотят!!!
- Что тут происходит?! - подошел злобный полицейский.
- Они меня сожрать хотят... - пожаловался Оми.
- Господа русские, видите себя культурно. Кстати, а можно узнать имена остальных?
- А это мои сыновья... - брякнул Кен. Полицейский посмотрел на него квадратными шарами.
- Имена!
- Меня зовут Коля Кудров, - вот это мелкое существо - Олег, ну а старшего вы знаете.
- Хм... почему мне кажется, что старший сын старше вас...
- А он у нас переросток. - Брякнул Оми.
- М-да... и еще... скажите что-нибудь по-русски...
- Доброе утро, узкоглазый. - Сказал Еджи на русском. Полицейский махнул рукой и ушел.
- Откуда ты знаешь русский? - спросил Кен.
- Я был в России... там часто слышал эту фразу.
- А что она значит?
- Откуда я знаю...
- Где же Айя... - тихо сказал Оми.
- Я думаю, что он вряд ли вообще догадывается - где мы. - Сказал Еджи с урчанием в животе.
- Конечно, мне хотелось бы услышать музыку, но не издающуюся в твоем животе. - Произнес Оми.
- Полиция!!!!!!!!!!!!!!!! - заорал Еджи. - Я жрать хочу, мать вашу десять раз!!!!!!!!!!!!!!!
- Заткнись, Кудров... - ответили из конца коридора.
- Я прирежу их... - Еджи достал проволоку из часов, которые ему все-таки оставили.
- Не надо... - остановил его Оми. Еджи успокоился и откинулся на стену. Через пять минут он уже спал.
- Везет ему, может спать в любых позах и ситуациях. - Сказал Кен.
- В Вайс и не такому научишься. - Вздохнул Оми. - Где же Айя?
- Интересно, он нас ищет вообще? Может, он и рад, что мы с его глаз сгинули? - спросил Кен.
- А может, его в психушку упекли, увидя его волосы... - Оми хихикнул.
- Да нет... он их всех уложит одной левой! - радостно воскликнул Кен. - А может и нет...
- А может, он вообще в соседней камере сидит! - возразил Оми. - В одиночке...
- Господа, русские, к вам пришли... - сказал полицейский, пропуская вперед Айю.
- Вот, вы их знаете? - спросил он у Айи.
- Это наш гид! - заорал Кен. - Мы были с ним на экскурсии!
От этого вопля проснулся Еджи. "Это входит в привычку" - подумал он.
- Смотри... э... Егор, наш гид пришел. - Сказал Кен.
- Да... папа... - Еджи чуть не подавился своим смехом. Айя бесстрастно взирал на них и пытался въехать в ситуацию, но потом понял, что ему лучше просто поддакивать.
- Я экскурсовод... это моя группа... - Сказал Айя.
- Очень хорошо. Ну и как вам общаться с туристами из России...
- России? - удивился Айя, но встретив яростный взгляд Еджи продолжил: - Ах, да... эти из России. У меня еще одна группа была... из Урюпинска.
- Это где? - спросил полицейский.
- Ой, это страна такая... столица называется Крыжопль. - Ответил Айя. - А эти точно мои... я их утром потерял, когда пошел узнать работу одного музея. Ну, исторического...
- Понятно. Ладно, забирайте их... и чтобы мне ваши туристы больше не попадались.
- Чем вам мои туристы не понравились?
- Придурки... - ответил полицейский, открывая дверь камеры.
- Пошли, сыночки! - Кен потащил их из камеры. Надо сказать, что никто особо и не упирался. Ну, только Еджи шарахнулся башкой об верхний косяк двери.
- Мать твою сорок раз!
- Не ругайся! - прикрикнул на него Кен.
- Ага, папочка... - язвительным тоном сказал Еджи.
- Заткнитесь! - заорал Айя.
- Хорошо вы с туристами... - сказал полицейский.
- А с ними иначе нельзя. - Ответил Айя и они вышли из участка.
На улице светило солнышко.
- Ну и что? Куда идем?! - спросил Оми. - К Менкс?
- Я с ней уже встретился. Она нам денег дала... на гостиницу. Скоро Персия нам магазин новый купит.
- Круто... - сказал Кен.
- Еджи, тебе заранее запрещается курить в новом доме! - сказал Айя.
- Да? Жаль... а я уже подумывал куда бы мне окурок кинуть... - ухмыльнулся Еджи.
- Еджи, ты нарываешься... - предупредил его Кен.
- А что ты так обо мне заботишься? О, я знаю! Если ты - мой папа, тогда Айя будет моей мамой!!!
- Я тебе дам "мама"! - Айя погрозил ему кулаком.
- Ну, мамочка... я кушать хочу... - проныл Еджи. Айя нахмурился, но ничего не ответил.
- Да, Айя... мы все есть хотим! - Сказал Оми.
- Перебьетесь! - разозлился Айя. - И вообще, как вам, уродам, удается попадать в такие ситуации?! Почему среди вас всех только я один имею мозги?!
- Да? - удивился Еджи. - А сколько будет дважды два?! Семь целых двадцать четыре сотых в сто третей степени?!
- Между прочим, так!
- Айя, ты идиот!!! Куда ты упер тогда, урод несчастный? Мы из-за тебя в каталажку загремели!
- Ну, с вами там ничего не случилось! - возмутился Айя.
- А может и случилось, ты откуда знаешь? - ответил Еджи и, подумав, добавил: - Противный!
- Еджи, я тебя сейчас прирежу!!! - заорал Айя. - Shiene!!!!!!! - Айя достал катану и бросился на него. Еджи просто отошел в сторону и катана Айи впилась в несчастное дерево. Он дернул ее, но она крепко застряла в дереве. Он дернул еще раз, но опять ничего не вышло. Еджи стоял и смотрел на него, а остальные ржали. Айю это злило... но он продолжал дергать свою катану. Наконец, она освободилась от деревянного плена и Айя полетел назад. Прямо в лужу. В большую грязную лужу. Раздался большой плюх. И отборный мат.
- Вау, Айя, я и не знал, что ты можешь так ругаться... - удивленно спросил Еджи.
- Народ, мотаем отсюда! - заорал Кен и они ломанулись подальше от восставшего из лужи Айи. Грязь капала с его любимого свитера, по лицу текли ярко-синие полосы.
- Айя!!! Один плюс!!! Твоя краска смывается! - на бегу заорал Кен. Айя сделал шаг и опять поскользнулся, упав во второй раз. Нахлебавшись воды и наплававшись вволю, он вылез из лужи и побежал за остальными.
- А ну вернитесь, уроды! Убью на хрен, глотки перережу, моргалы выколю, пасть порву, носы пооткусываю, глаз в жопу вставлю и моргать заставлю! - он бежал, размахивая своей сломанной катаной. Но тут случилось непредвиденное. Какой-то велосипедист проехал по Айе и окунул его еще в одну лужу. Этим велосипедистом оказался Шульдих.
- Ой, Айя, извини... я не знал, что ты тут побежишь.
- Да я тоже... - мрачно ответил Айя. - Ты тут не видел Еджи?
- Видел... куда-то побежал. А что ты в луже плаваешь? Там река есть... - немец указал в другую сторону.
- Я плавать не умею. Только в ванне и то со спасательным кругом. И с водой - по щиколотку.
- М-да... я не действительно не знал тебя... Ну, я пошел? - спросил немец.
- Иди... - ответил Айя.
- Выплывай побыстрее. Она грязная и там еще головастики плавают. - Он указал на застрявшего в волосах Айи головастика и поехал дальше. Айя вытряхнул всю живность из своей головы и медленно и осторожно пошел дальше. Ребят он так и не догнал. "Ну, хоть деньги у меня есть" - радостно подумал он и сунул руку в карман. Там было абсолютно пусто. Он проверил еще раз - результат тот же. "Еджи..." - подумал он. Теперь Айя остался и без денег. Катана сломана, на нем тонна грязи и прочих отходов собачей жизнедеятельности, лицо синее, волосы красные. Хотя, последний факт его радовал.
Он посмотрел на небо, вглядываясь в солнышко.
- Что б тебя! - он пнул ногой камень, лежащий на земле. Это была спящая собака, которая впилась зубами в его ногу. Айя промолчал. Он просто уже не знал, что сказать. Весь словарный запас мата был израсходован. Да и вообще... слов знал он не так уж и много. Собака тем временем отцепилась от его ноги и фыркнув пошла дальше. Отойдя на метра два она начала отплевываться и вскоре сдохла. Айя посмотрел на нее и улыбнулся. Он не очень любил собак. Собаки его тоже не любили. Айя еще раз вздохнул и пошел на поиски ребят.
Кен сидел на кровати в гостиничном номере и смотрел телевизор. Оми дожевывал кусок колбасы из холодильника, а Еджи откупоривал бутылку пива.
- Интересно, а где Айя сейчас? - спросил Кен.
- Нас ищет... - логично ответил Оми.
- Не найдет! - ответил Еджи. - Он такой идиот, что не додумается искать нас в гостинице. Скорее всего, пойдет на пожарище.
- Ага... фикус откапывать. - Усмехнулся Оми.
- Спорим, что он его не откапает? - спросил Кен.
- Тут и спорить нечего. - Ответил ему Оми, проглотив последний кусок колбасы.
- Мне его даже жаль... - сказал Еджи.
- Почему? - удивился Кен.
- У него сплошные неудачи последнее время. Кстати, я не говорил ему, что его сестра очнулась?
- Нет. - Оми подавился куском хлеба, который тоже почему-то раньше лежал в холодильнике.
- Ну, значит, просто забыл... это и случилось неделю назад всего лишь. Айи тогда дома не было, когда из больницы позвонили и я к телефону подходил.
- А почему ты не передал никому? - спросил Кен.
- Не знаю... пьяный был, наверное. - Безразлично ответил Еджи. - Пора бросать пить...
- Ты это говоришь по пять раз в неделю. - Припомнил ему Кен.
- А еще ты обещал бросить курить на мое день рождение! - сказал Оми.
- И обещал Айе перестать встречаться с девушками в нашем доме. - Добавил Кен.
- Ну... дома у нас больше нет, так что последнее отпадает сразу. А курить я обещал бросить три года назад, когда у тебя было день рождение, Оми.
- По твоим словам, у меня последнее день рождение было три года назад! - обиженно сказал Оми.
- Просто про твои остальные дни рождения в прошедшие два года мы забыли! - Сказал Кен и рассмеялся.
- Злые вы, уйду я от вас... - Оми отвернулся и сделал шаг к двери.
- Эй, ты не обижайся, мы же пошутили! - крикнул Еджи.
- Да не обижаюсь я, понял, что пошутили... - он улыбнулся. Еджи подошел к окну и отвел занавеску. Он посмотрел на улицу, а потом на часы.
- Хм... ребята, считайте меня идиотом, но мне у меня не могут быть глюки два дня подряд.
- Что? - спросил Кен.
- Меня и правда интересует, почему солнце еще светит. Сейчас между прочим уже семь вечера, а заката я не вижу...
- Забей, Еджи. Оно тебе мешает? - спросил Оми.
- Да нет, не особо... просто это очень странно. - Он отошел от окна и сел на кровать рядом с Кеном.
- Мне кажется, что нужно найти Айю. А то это как-то невежливо получается. - Сказал Оми. - А еще между прочим, ты спер у него деньги.
- Ну, деньги нам нужны были. - Вздохнул Еджи. - Обязуюсь их ему вернуть.
- Ну, как же, вернешь ты ему. - С иронией сказал Кен.
- Ну, может быть... - усмехнулся Еджи.
Айя брел по улице, пиная ногами бутылки из-под пива и прочего дерьма. Настроение было поганое. Краска на лице засохла и отдиралась только вместе с кожей. Он не стал пробовать ее отдирать. На свитере засохли куски грязи. Это был его любимый, оранжевый свитер. Но теперь он был грязного коричневого света. Мимо проехал автомобиль и окатил его водой из лужи.
- Это явно не мой день! - пробурчал он себе под нос, продолжая идти. - Если сегодня случиться что-нибудь еще - я это не переживу...
Но ему было не суждено прожить остаток дня спокойно. Он посмотрел на небо, чтобы проверить наличие на нем солнышка. Оно там конечно было. Пока он смотрел на небо - на его пути возник спуск вниз, в виде лестницы. Он ее конечно не заметил. Последнее, что он почувствовал было - пустота под ногой, а последнее, что сказал:
- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Кен выключил телевизор и посмотрел на Оми и Еджи, которые играли в карты. Еджи мухлевал, а Оми ничего так и не заметил. Точнее, он не заметил, как Еджи ходил под него пять раз подряд и через зеркало сзади разглядывал его карты.
- Ребята, надо найти Айю. - Сказал Кен.
- Зачем? - спросил Еджи, не отрываясь от карт Оми.
- У нас деньги на гостиницу кончатся через три недели.
- Значит три недели можно жить спокойно. - Сказал Еджи.
- Еджи... тебе было его вроде жалко... - напомнил Оми.
- Но, не до такой степени! - возразил Еджи. Он посмотрел на ребят, которые сердито посмотрели на него. - Чего?! - не понял Еджи.
- Иди и ищи его... - сказал Кен.
- Не хочу! - возмутился Еджи, но посмотрев на рожи своих товарищей, все-таки согласился. - Ладно, я его найду, но сначала надо забрать его сестру. Сделаем ему сюрприз!
- Не думаю, что для него будет сюрпризом то, что ты забыл ему сказать про его сестру. - Напомнил Оми.
- Молчи лучше. - Отмахнулся Еджи, взял куртку и вышел из номера.
Айя-тян находилась в больнице. Она уже полностью пришла в себя и теперь хотела побыстрее вылезти из нее. Ее немного удивляло то, что никто к ней не приходит. Наконец дверь в палату отворилась и на пороге показался светловолосый парень.
- Привет! - весело сказал он.
- Ты кто? - спросила она.
- Я друг твоего брата. - Ответил Еджи. - Пришел забрать тебя из больницы.
- Я уже готова. Но врачи не отпускали меня, потому что за мной никто не приходил.
- Я пришел. Одевайся, я подожду за дверью. - Сказал он и вышел. Стоя около палаты ему на глаза попалась табличка на другой двери. "Ран Фуджимия" - было написано на ней.
- Айя... - выдохнул он и бросился туда. Он тихо открыл дверь и заглянул внутрь. Мигали какие-то лампочки и что-то типа того. Что-то тикало и пикало. Он зашел в палату и подошел к кровати. На ней лежали части от Айи, собранные вместе. Ну, это так выглядело.
- Айя... - он потряс его за плечо. Айя что-то пробурчал и открыл глаза. Увидев перед собой ухмыляющуюся рожу Еджи он резко сел, схватил первый попавшийся предмет, а это оказалась капельница, и шандарахнул ею по голове Еджи. А потом с сознанием выполненного долга он лег обратно. Еджи посмотрел на него и тихо-тихо сказал:
- Твоя сестра... - после чего рухнул рядом с койкой Айи. Айя с любопытством посмотрел на пол.
- Эй... Еджи... ты это... ты как? - спросил он. Еджи не отозвался. - Ну, лежи... - Айя блаженно закрыл глаза.
Тем временем, Айя-тян вышла из своей палаты. Того парня нигде не было. Она осмотрелась и увидела ту злосчастную палату.
- Ран? - удивилась она и зашла в нее. Увидев то, что лежало на кровати и безошибочно распознав это, она заорала:
- Брат!!! - она кинулась к нему, споткнувшись на ходу об Еджи, который мирно валялся рядом. - Ой...
- Сестра? - спросил Айя, прищурившись.
- Да... как ты тут оказался?
- С лестницы упал. Слушай, там, около кровати он еще лежит?
- Ну да... - она посмотрела под ноги. - Ой... я наступила на его куртку. Это твой друг?
- Да... типа того... - буркнул Айя.
- Господи, что с тобой?! - удивилась она.
- Не знаю... вроде, нога сломана и все... но такое чувство, что по мне проехала машина... - на самом деле он не знал, что когда он валялся около лестницы без сознания, на него опять наехал рыжий гайджин. Он-то, кстати, и вызвал "скорую"...
- И куда мне теперь идти? - спросила она.
- В гостиницу, наверное... вот он знал адрес. - Он указал за кровать.
- Разбуди его... - сказала Айя-тян.
- Не могу, я его капельницей огрел.
- За что?! - ужаснулась она.
- За то, что он есть! - Айя попытался встать с койки и наступил на Еджи своей загипсованной ногой. Еджи что-то пробормотал и приоткрыл глаза.
- Айя... меня тошнит... - произнес он и его проблевало на ногу Айи.
- Еджи?! Зачем тебя стошнило на мою ногу? - спросил он.
- Потому что ты сам ударил меня по голове этой хренью. У меня сотрясение мозга...
- У тебя не может быть сотрясение того, чего никогда не существовало. - Сказал ему Айя. В это время в палату зашел врач. Было темно. Он прошел прямо к койке Айи, споткнулся об Еджи и грохнулся, приложившись головой о железный край кровати.
- Второй... - констатировал Айя.
- А-а-а... - донеслось с пола. - Хватит об меня спотыкаться. Щас возьму и встану... - послышался какой-то шорох, потом грохот, потом что-то еще непереводимое и, наконец: - Нет, щас... не встану. Уберите с меня этого... в белом.
- Айя-тян, открой жалюзи, пожалуйста. - Попросил Айя. Она подошла к окну и открыла жалюзи.
- Что там?! - истерически спросил Айя.
- Солнышко... - ответила она.
- Неееееет!!!!!!!!!!!!!! - дикий вопль потряс больницу. В палату тут же ворвался Кен. Он не рассчитал скорость и со всего маху, не успев остановиться, побежал дальше, через окно, но при этом, когда он перелетал кровать Айи, Абиссинец успел поднять свою загипсованную ногу, подставив ему подножку. Кен резко изменил траекторию своего полета и врезался в оконную раму, медленно сползая по окну вниз.
- Познакомься, Айя-тян, это мой младший коллега - Кен. - Он указал на то, что лежало рядом с окном.
- Приятно познакомиться... - сказала Айя-тян, наклоняясь к Кену. Она ничего не понимала из того, что происходит вокруг. - А как этого зовут? Ну, того, что рядом с твоей койкой валяется?
- Да так... потом как-нибудь скажу. - Уклончиво ответил Айя.
Тем временем, Оми беспечно обгладывал холодильник и вдруг его осенила очередная гениальная мысль: "Ну, как самому маленькому мне опасно сейчас идти одному по улице, так что позвоню-ка я Бирман". С этой мыслью он набрал номер Бирман.
- Да. - Послышался мелодичный голос.
- Бирман, это Оми...
- Привет, Оми. Что надо?
- Я хотел попросить составить мне компанию. Кстати, еще я хотел сказать, что сестра Айи пришла в себя. Еджи поехал ее забирать, но что-то его не видно. Потом уехал Кен, и тоже пропал. Может, и нам пора?
- Сестра Айи?! - голос Бирман тут же стал радостным. - Сиди дома Оми, я сама заберу ее.
- Эй?! А я?!
- А ты еще маленький. - Она повесила трубку. Оми с ненавистью посмотрел на трубку. "Ну вот, и обломалось мое свидание" - грустно подумал он.
У Шварц царил беспорядок. Брэд никак не мог вылезти из-за батареи, а другие и не собирались его оттуда вынимать. Наги ходил злой, потому что в школе ему поставили два за домашнее задание. Шульдих пытался отмыть колеса велосипеда от синей краски, после того, как проехал по Айе. Фарфи ходил с ночным горшком на голове, пытаясь скопировать Айю, по рассказам Шульдиха. Но ему это быстро надоело и он перешел к более активным действиям. Он достал из склада боеприпасов гранату и отодрал от нее чеку. Рассмотрев ее и так и не поняв, для чего нужна "эта зеленая штука". Он вышел из хранилища и кинул гранату за спину. Она глухо стукнулась об пол...
В доме вылетели стекла. Они осколками усыпали асфальт и ближайшие деревья. Брэд полетел по небу с батареей на шее. Шульдих пролетел на велосипеде метров 200, прежде чем приземлиться на землю. Фарфи валялся где-то неподалеку, рядом с Наги.
В этот миг в гостинице, в которой находился Оми, дрогнули стекла, а потом они осыпались на пол, вместе со стенами. То же самое произошло и с ближайшими кварталами. У Шварц в запасе был арсенал оружия, что можно было начать третью мировую войну. Ну, какие-то ракеты мирно улетели ввысь, чтобы потом встретиться с просторами США и Ирака.
Над миром весело светило солнышко. (Примечание: над всем миром сразу)
Прошло пол часа с того момента, как Бирман забрала Айю-тян, сказав, что она жена Айи. Бирман давно скрывала, что она в него по уши влюблена.
Еджи, врач и Кен все так же валялись в палате. Наконец, Еджи поднялся с пола и с трудом сел на кровать рядом с Айей.
- Двигайся! - приказал он.
- Чего?! - не понял Айя.
- Я сказал - двигайся! - с этими словами он подвинул Айю и лег рядом, накрывшись его одеялом. - О, господи меня тошнит...
- Только не на меня! - испуганно воскликнул Айя и от этого свалился с кровати. Прямо на Кена, который от этого пришел в себя.
Айя встал с Кена и посмотрел в окно. Мимо пролетел Шульдих на велосипеде. "Наверное, Наги" - подумал глава Вайс и отвернулся от окна. - "Этот придурок Еджи совсем охренел. Это вообще моя койка!!!"
- Что случилось? - спросил Кен, поднимаясь с пола. - Ой, Айя, ты стоишь на моей ноге.
- Извини. - Ответил Айя, но ногу не убрал. - Ты врезался в окно. Надо либо выше летать, либо ниже бегать.
- Хм... Айя, убери ногу, пожалуйста. Ага, спасибо. Ты уже о сестре знаешь?
- Ну, знаю... ее Бирман забрала. И представилась ей моей женой... - Повезло. - Вздохнул Кен.
- Послушай, если мне придется выбирать между Бирман и Фарфарелло, то я выберу второе.
- М-да... Айя, я и не знал, что тебе... - Кен не договорил, так как Айя легонько врезал ему в челюсть.
- Понял, тебя вообще никто не интересует... - пробормотал Кен. Айя не отреагировал. Он смотрел на солнце, которое все так же светило.


***
- Слушай, верни солнце на свое место! Оно все-таки должно двигаться! - вопил немолодой мужчина с белой бородой на второго с черными волосами в длинном черном плаще.
- И не подумаю. Я решил немного поразвлечься. Так интересно наблюдать за мытарствами этих людишек. - Он рассмеялся.
- Впервые я ничего не могу сделать, зачем тебе это? Когда ты вернешь время на свое место?
- Ну... - он запрокинул голову назад, чтобы посмотреть на замершее солнце. - Я тут приметил одну группу людей, ну и не совсем людей.
- Это как?
- Просто... они не похожи на остальных. Они другие. Так вот, я отвлекся. У одного из них есть сестра. Такая милая девчушка, совершенно безгрешная. Ну, мелкие, конечно есть грешки, но такие прощаются. Значит, пока она жива - время будет стоять.
- Они даже не поймут, что время стоит! - заорал седой мужчина.
- Конечно, ты прав. Вот если бы у них остановились часы - может быть, и поняли бы. Но они механические, и работают независимо от солнца. Я всегда говорил, что самые точные часы - солнечные. - Он усмехнулся.
- Но если он убьет ее - он попадет в ад.
- Может не беспокоиться - он и так ко мне попадет. Он убийца, как и остальные...
- Вот как? Но это бесчестно с твоей стороны!
- А у меня нет чести.
- Он не убьет ее... она же его сестра! - старик замахал руками.
- Чего ты дергаешься?! Эпилептический припадок? - он рассмеялся.
- Он не сделает этого! А... и у меня нет эпилепсии!
- Ты знаешь, ты, наверное, прав. Солнце пойдет дальше, если кто-то из них убьет ее. Не важно - кто. Ну, или если она вновь окажется в коме. Я подтолкну их к этому решению. - Он потер руки в предвкушении хорошего развлечение. - Старик, не волнуйся так, считай это комедийным сериалом. Наслаждайся... - с этими словами он исчез, оставив седого старика одного.
***
Вокруг больницы стояли десятки "скорых".
- Хм... что-то случилось. - Сказал Айя.
- Я слышал взрыв. - Ответил Еджи.
- Тогда, возможно, в полете Шульдиха виноват, не Наги. - Предположил Айя.
- А где он? - удивился Кен.
- Вон, его от асфальта отскребают. Ну, и из велосипеда его разворачивают. - Айя внимательно смотрел вниз из окна. Еджи слез с кровати и тоже подошел к окну.
- Да... не повезло парню. - Он открыл окно и крикнул врачам. - Люди, народу пострадало много?!
- Много! - ответил какой-то врач.
- А мест в больнице хватает?!
- Нет!!!
- Давайте этого рыжего к нам в палату. - Он повернулся к Айе. - Какая у нас палата?
- 333.
- Давайте его в 333!
- Ладно!!!
- Еджи, ты свихнулся?! У нас тут народу - ногу поставить некуда! А ты еще и этого... этого... урода! - заорал Айя. Врач тем временем, подслушав кусок разговора медленно выполз из палаты. Никто этого не заметил. На секунду в палате воцарила тишина, нарушаемая только воем сирен. А еще через минуту началась драка за место на койке. На этот раз дрались трое. Победил Айя. Остальные обиженно валялись по разным углам. Кен попробовал подползти к кровати, чтобы столкнуть Айю, но тут обнаружил, что у него сломана рука. Он тупо посмотрел на свою руку, которая безвольно болталась вдоль тела.
- Интересно, если я ударился головой, то почему сломана рука? - спросил он у самого себя, но Еджи ответил на его вопрос.
- Отдача.
- Ну, ты же вроде... кстати, а что с тобой?! - не понял Кен.
- Наш самый добрый в мире Айя огрел меня капельницей.
- Ой-е... - Кен поморщился. - Ну и что дальше?
- Как что?! Сотрясение мозгов...
- У тебя их нет. - Буркнул Кен.
- Неужели это так заметно? - шутливо удивился Еджи.
- Ты не представляешь насколько... - влез в разговор Айя.
Дверь в палату открылась и в нее впихнули Шульдиха в смирительной рубашке. Вайс удивленно уставились на врача. Врач решил объяснить ситуацию.
- Он очень не хотел расставаться со своим велосипедом.
- Это был любимый велосипед Брэда. - Буркнул Шульдих.
- К вам тут еще народ скоро поступит. У вас у единственных еще место есть. - Врач ушел.
- Есть место?! - возмутился Айя.
- Развяжите меня! - потребовал Шульдих. Еджи подошел к нему и развязал рубашку. Немец кивнул в знак признательности.
- У тебя что?! - спросил недовольный Айя.
- Пара сломанных ребер.
Они кое-как разделили пространство в палате на четверых. Вскоре Еджи хитро улыбнулся и вышел из палаты.
- Куда он? - удивленно спросил Айя.
- Откуда мы знаем. - Ответил Кен. Шульдих тем временем пытался отодрать от окна жалюзи.
Вскоре появился Еджи чем-то громыхая. Через несколько секунд в дверь пролезла каталка.
- Ты откуда ее взял?! - удивленно воскликнул Кен.
- Из реанимации... - невинно хлопая глазками ответил Еджи. - Кстати, Шульдих, на ней лежал Брэд. Сочувствую, но цемент у вас был хороший. На его шее до сих пор висит батарея.
- Значит, велосипед ему в ближайшее время не понадобится! - радостно заорал Шульдих.
- Потише... - поморщился Еджи.
Дверь в палату открылась и в нее зашел врач.
- Принимайте новеньких! - весело сказал он. На инвалидной коляске въехал Наги, за ним Фарфарелло, который все время пытался укусить врача.
- Мы думали, что последнего надо в психиатрическое отделение, но его там не приняли.
- Его там слишком хорошо знают. - Усмехнулся Шульдих.
- Мальчики, тут еще один... - на пороге возникла медсестра.
- Куда... - простонал Кен, но на пороге появился перебинтованный Оми.
- Ну вот, придурки в сборе. Причем, все! - сказал Айя. - Ребята, я после падения с лестницы резко поумнел!
- Айя, тебе надо чаще падать. - Сказал Наги. Он все еще не простил ему семь целых двадцать четыре сотых в сто третей степени.
- Умолкни, козявка. - Усмехнулся Айя. От этого Кен упал в обморок, Еджи пребывал в шоке, а остальные ничего не поняли. Даже Оми, потому что он в это время рассматривал каталку Еджи. Никто и никогда не видел, чтобы Айя усмехался.
- Может быть, доктор найдет место для Айи в психиатрическом отделении. Ну... или для меня, если это глюк, то это уже серьезно. - Произнес Еджи, заталкивая Кена под свою каталку, чтобы не мешался.
Через час все уже выяснили, почему был взрыв, кто виноват в нем и успели набить Фарфарелло морду.
Кену снился сон. Прекрасный закат, который окрашивал небо в кроваво-красные тона. Закат... как много в этом звуке для сердца... э... японского слилось. Он резко проснулся и сел. У него не получилось. Он больно ударился головой обо что-то. А если точнее то о каталку Еджи.
- Ребята... - жалобно позвал. Ребята не ответили. Он выглянул из-под каталки. Все спали. По разным углам... На часах было три ночи. Но солнышко все еще светило. Кен с тоской подумал о закате, после чего поудобнее устроился под каталкой и опять уснул. Его последней мыслью было: "Покрайнее мерее, на меня тут никто не наступит".
Оми снилось, что Айя пытается удушить свою сестру. Оми подошел к нему и сказал:
- Давай, помогу. - Айя согласился и они вместе придушили бедную Айю-тян. После чего наступила ночь.
Никто не знал, что в этот момент Брэд, каким-то чудом, отодрал от шеи батарею.
Никто не знал, что в этот момент с Персией случился сердечный приступ, а у Такатори сломался тостер.
Никто и не подозревал, что Айя-тян в этот миг сидела в какой-то пьяной компашке и курила травку вместе с Бирман.
Медленно, но неизбежно наступало утро. Утро, которое было просто утром. Всех разбудил истошный визг:
- Шульдих!!!!!! Где мой любимый велосипед?!?!?! - это орал Брэд, который с помощью костылей, отобранных у какого-то бедняги, выбрался из реанимации. В ту же секунду с воплем вскочил Айя, которому снился какой-то кошмар. Следует заметить, что кошмары ему снились всегда, без исключения. Но этот кошмар был особенным. Ему снилось, что он убил свою сестру. Он резко сел и перекрестился.
- Шульдих... - Наги растолкал полусонного Шу. - Брэд ищет свой велосипед.
- О Господи... - пробормотал немец.
- Ребята, мне тут надоело. - Сказал Еджи.
- А нам все равно жить больше негде. - Сказал Шульдих. - Не нам, не вам... почему бы не здесь?
- Кормят отвратительно... - сказал Оми.
- Заметь, Оми, что нас тут вообще еще не кормили. - Сказал Айя, которому, если честно, очень хотелось есть.
- Покурить бы... - сказал Еджи. - Шульдих, пойдем покурим. У меня сигареты есть.
- Пошли... - они выбрались из палаты, стараясь ни на кого не наступить. Наступили на Фарфарелло, который калачиком свернулся около двери. Он взвизгнул и отполз в сторону.
- Так, двумя стало меньше... - прокомментировал Айя.
- Скоро вернуться... - сказал Оми.
- Оми, тебе загадка. Что будет если Шульдих и Еджи пойдут покурить? - спросил Айя.
- Они не вернутся... - ответил за Оми Наги.
Все были правы. Никто из этих двоих не вернулся.
Еджи сидел на лавочке возле их бывшего магазина.
- Шу... клево, что ты умеешь копаться в чужих мозгах. Вот нам и пиво бесплатно продали... ик...
- Ага... - ответил немец, который лежал рядом. Еджи встал и пошел на пожарище. Побродив по пеплу он увидел, что там виднеется что-то синенькое. Он с удивлением вытащил горшок из под цветов, обклеенный нецензурными картинками.
- Мой фикус!!!!!!!!!!! - радостно заорал он. - Конечно, сгорел только первый этаж, а второй просто обвалился. Мой фикус! Деньги!! - он разрыл куски земли в горшке и достал пачку денег в полиэтиленовом пакетике.
- Что это?! - Шульдих мгновенно протрезвел.
- Деньги!!! Плата за три миссии... да мы на это бабло всю больницу купить можем.
- Ты не предлагаешь там жить?
- А почему бы и нет... - ответил Еджи. - Пошли, надо сказать ребятам...
Ребята тем временем и не ожидали прихода остальных. Втихаря от Айи они говорили о том, что им снились очень похожие сны. Все во сне как-то прибили Айю-тян. И после этого у всех во сне солнышко наконец-то зашло. Айе они ничего говорить не стали. Решили, что для него это будет таким ударом, что после этого он нанесет удар по всем ним. Никого такая перспектива не устраивала.
Но тут появились Еджи и Шульдих. Причем Еджи шел и повторял только одно:
- Фикус... я нашел фикус... я нашел фикус...
- Еджи! Сядь, дыши глубоко и рассказывай по-порядку. - Сказал Айя.
- Фикус... я нашел фикус...
- Какой фикус? - удивился Айя.
- Под которым деньги были... - ответил Шульдих.
- Фикус... деньги... фикус...
- Мы поняли, Еджи. - Сказал Оми.
- Фикус... - повторил Еджи, прижимая сверток к груди.
- Ура!!!!!!!!! - заорали Вайс, включая Айю и Кена, который выполз из-под койки и устроился на ней. Еджи спихнул его с нее и положил деньги под подушку.
В этот миг в палату вошла Айя-тян в обнимку с Бирман, которая все время падала. Все, кроме Айи уставились на нее с нехорошим блеском в глазах.
- Привет... а кто остальные, Ран? - спросила она.
- Мои друзья. - Сквозь зубы процедил Айя, смотря на Шварцев.
- Привет, друзья... - Айя-тян захихикала, смотря на Еджи, Кена и Фарфарелло. - Мальчики...
- Э... Айя-тян... что с тобой? - спросил Кен.
- Ничего, все хорошо. - Она случайна отпустила Бирман и та рухнула на пол. - Брат, твоя жена неважно себя чувствует.
- Жена... - повторил Айя, смотря на Бирман, которая поднималась, держась за стенку. - Жена, значит.
- Жена? - удивился Оми.
- Да... - ответил Айя, думая о том, что у него нет катаны.
- Айя-тян, как у тебя дела? - спросил Оми. - Как тебе начало новой жизни?
Айя-тян заметно вздрогнула и покраснела.
- Ну, так как? - допытывался Оми.
- Хорошо.
Тем временем Персия отчаянно пытался добраться до телефона, чтобы вызвать "скорую", который был в руках у Менкс, которая чистила ногти пилкой и иронично улыбалась, косо смотря на Персию.
Тем временем Такатори мучительно думал о том, на чем бы поджарить тосты.
Тем временем Брэд отчаянно разыскивал палату, в которой были остальные. Пока он добрался только до 12.
- НЕ знаю, как вы, а лично я сматываюсь. - Сказал Еджи.
- Подожди меня! - заорал Оми.
Они быстро смотались. Айя посмотрел им вслед и прошептал:
- Опять! Опять! Опять я остался без денег! Ну что, Айя-тян, как у тебя дела? Где ты ночевала?
- У Бирман. Кстати, у твоей жены такое странное имя, она не японка?
- Откуда я знаю. - Ответил Айя и поймал яростный взгляд Бирман. - Я вижу ее третий раз в своей жизни.
- Она же твоя жена...
- Она?! Айя-тян, ты издеваешься?!
- Ран, не пугай ребенка. - Бирман подмигнула ему.
Оми и Еджи времени не теряли. Они нашли неприметный домик на окраине города, который стоил довольно дешево.
- Великолепный дом! - сказал Оми.
- Да домик в лесу. Но он самый дешевый. - Сказал Еджи. - И места много. Где наша машина?
- Сгорела...
- Так, купим машину. - Еджи сделал пометку в блокноте.
- Денег хватит?
- Хватит, Оми. Тут - полно денег.
А Брэд тем временем дополз до палаты № 20.
Через пол дня все Вайс были в новом доме. Шварц предпочли остаться в больнице, чтобы дождаться Брэда. Они надеялись, что он забыл про велосипед, но потом они решили, что купят ему новый.
- Еджи, наконец-то ты сделал что-то хорошее и полезное. - Сказал Айя, держа под руку Айю-тян. - Она будет жить с нами.
- С нами?! - возмутились остальные.
- Вас это не устраивает? - голос Айи не предвещал ничего хорошего.
- Устраивает... - резко поменял свое мнение Оми. Остальные только кивнули.
- Вот и отлично...
- Мебель уже есть. - Сказал Еджи.
- Откуда? - удивился Айя.
- Осталось от старых хозяев. - Ответил Еджи.
- А где они? - удивился Айя.
- Ну... вообщем, они тут больше не живут.
- Еджи? - грозно спросил Айя. - Что ты с ними сделал?!
- Я? Я ничего с ними не делал... - быстро сказал Еджи.
- Ты уверен?!
- Абсолютно!
- Оми?! - взгляд Айи уперся в пацана.
- Ну, Айя... понимаешь, нам негде было жить. Ну... мы... короче, цветы на могилку приносить сзади дома. - Быстро сказал Оми.
- А машина откуда? И куда мне еще приносить цветочки?
- На берегу Японского Моря. Там, около будки спасателей. - Ответил Еджи.
- Ладно... теперь уже все равно ничего не поделаешь. Но чтобы больше такого не было, всем понятно? - нравоучительно сказал Айя.
- Да, сэр! - произнес Еджи и пошел в дом. - Кстати, Оми оформил все документы на нас. - Сказал он, обернувшись.
Айя, не до конца разобравшись с костылями, с помощью сестры прошел в дом. Но после того, как он увидел древнюю мебель, века этак десятого до нашей эры, он врезал одним из костылей по Оми.
- За что?! - заорал пацан.
- Что это такое?! - спросил Айя, обводя взглядом дом.
- Наша новая квартира. - Обиженно сказал Оми.
- Оонисан, я не совсем поняла про могилку и цветочки... - тихо сказала Айя-тян, начиная жалеть, что вышла из комы.
- Это мы так шутим. - Сказал ей Кен.
- Хорошие у вас шутки.
- Черный юмор... - буркнул Айя. - Айя-тян, иди поиграй на улице.
- Ран, мне уже не пять лет. И даже не десять...
- Э...
- Мне 17.
- Спасибо, что напомнила. Ну, иди цветочки порассматривай.
- Там нет цветочков.
Айя начинал злиться.
- Иди в магазин сходи. Еджи, дай ей денег.
Еджи вытащил из пакета 5 долларов и отдал ей со словами:
- Купи себе мороженого.
Айя-тян радостная убежала, тот час забыв и про цветочки и про могилки.
- Итак, нам нужно прикрытие. - Сказал Айя. - С Персией я не могу связаться, потому что потерял сотовый телефон, а в этом доме я телефона вообще не вижу. Короче, надо найти работу. Кто и что умеет делать? - спросил он. Все молчали.
- Давайте дадим объявление в Интернете. "Кучка убийц ищет работу с непостоянным графиком" - предложил Оми.
- Тогда нами заинтересуются не работодатели, а полиция. - Сказал Еджи. - Лично я ничего делать не умею.
- Лично я - тоже. - Сказал Оми.
- С детьми все понятно. А вот ты... - Айя посмотрел на Еджи. - Ищешь себе работу и немедленно. Если к завтрашнему дню не найдешь - придушу!
- Отвали, Айя. - Миролюбиво сказал Еджи, отодвигая командира в сторону и проходя в другую комнату.
- Нам нужен Персия. - Сказал Кен.
- Вот и свяжись с ним. - Сказал Оми. - Если он тебе так нужен.
- А где этот придурок? - спросил Айя.
- Какой именно? - спросил Оми и Кен посмотрел на него убийственным взглядом.
- Я про Еджи. Где он?
- Ушел в другую комнату. Там что-то типа спальни. - Сказал Оми.
- Стоп, сколько здесь спален? - вдруг спросил Айя.
- Одна. - Ответил Оми.
Айя закрыл глаза и попытался успокоиться. Мешали костыли, которые путались у него под ногами. Да и ноги тоже путались друг в друге. Его это удивляло. Даже очень. Айя сел на диван, который скрипнул, но не развалился.
- И что теперь делать? - спросил Кен.
- Покупать еще кровати. Только, где их ставить?
- В комнате.
- А сколько их?
- Семь.
- Как раз хватит. Покупаем кровати и новую мебель. Еджи, мать твою, ты слышал?! И не тем способом, которым вы достали машину и дом, ты меня слышишь? - заорал Айя.
- Нет! - донеслось из соседней комнаты. - Я вообще глухой!
- Придурок. - Промычал Айя.
Вернулась Айя-тян, вся перемазанная мороженым.
- А давайте сходим на аттракционы? - спросила она.
- В жопе детство заиграло? - тихо спросил Оми. Никто его не услышал. Еджи вышел из комнаты и спросил с издевкой:
- Ай... Ран, а где Бирман?
- В жопе! - резко ответил Айя.
- Почему ты так не любишь свою жену? - спросила Айя-тян.
- Потому что она дура! - ответил Айя и удалился из комнаты.
А тем временем Персия так и не дотянулся до телефона, который был в руках у Менкс и умер от инфаркта прямо на полу своего кабинета. Менкс счастливо улыбнулась и покинула его остывающий труп.
Тем временем Такатори обиженно смотрел на плиту и сковородку, дуя на обожженный пальчик.
А Брэд тем временем добрался до палаты №333 и выбивал дурь из оставшихся Шварцев. После этого они все решили, что задержаться в больнице еще на пару недель, как минимум.
Еджи шел по улице в мебельный магазин. Он никак не мог представить, как ему дотащить покупки в руках.
- Время не подскажите? - спросили сзади.
- У меня нет часов. - По привычке ответил Еджи и обернулся. Перед ним стоял мужчина в черном строгом костюме и с длинными черными волосами.
- Как дела, Еджи? - спросил он. Еджи уставился на него с подозрением.
- Ты кто? - спросил он.
- Я твой друг. Я думаю, что тебя интересует связь между Айей-тян и этим уродским солнышком? - спросил мужчина.
- Кто вы? - повторил свой вопрос Еджи.
- Меня зовут Акума. Я думаю, что ты знаешь, что надо сделать, чтобы солнце вновь продолжило свой ход.
- Иди ты в жопу. - Послал его Еджи и пошел дальше. Через несколько секунд он обернулся, но на улице уже никого не было. "Глюки" - подумал Еджи, но теперь он точно знал, что нужно сделать.
В магазине было навалом мебели. Он заказал четыре кровати и телефон. Остальное он решил не покупать, потому что посчитал, что та мебель, которая в доме еще была в сносном состоянии. Продавец запросил неимоверную сумму...
- Ты заказал мебель? - спросил Айя.
- Да... я ее привез. Мне дали грузовик. - Сказал Еджи, указывая на машину во дворе.
- Я надеюсь, что ты приобрел ее нормальным способом? - с усмешкой спросил Кен.
- Прости, не получилось.
- Куда еще нести цветочки? - спросил Айя.
- За магазин мебели "У Тахима". - Спокойно ответил Еджи.
- Ты неисправим. - Сказал ему в след Айя и улыбнулся. "Везет ему... у него часы в порядке. А моя катана..." - при этой мысли на его глазах выступили слезы.
- Какая катана? - вдруг спросила Айя-тян.
- Что? - спросил Айя, тупо смотря на нее.
- Ты сказал про катану...
- Я не говорил. Я подумал... - Айя в ужасе отшатнулся. - Ты?! –
после этого он грохнулся в обморок.
- М-да... - сказал Оми, смотря на Айю и его сестру.
- Еджи, подойди сюда! - крикнул Кен.
- Чего? - спросил он, заходя в комнату. - Ой, а что с ним?
- Обморок. Айя-тян только что прочитала его мысли.

- А я тут при чем? - удивился Еджи. - Его из обморока я не вытащу. Потому что если попытаюсь, то после этого сам буду в обмороке, более продолжительным и более походящем на кому.
- А ты его поцелуй, как спящую красавицу. - Предложил Кен, за что сразу получил по морде. От Еджи и от Айи-тян.
- Я не педик! - крикнул Еджи.
- Мой брат не педик! - крикнула Айя-тян.
- Ну, извиняюсь... - ехидно сказал Кен, стирая кровь с губы.
Оми вышел на улицу, чтобы посмотреть на солнышко, да и вообще на природу. Там пели птички, все цвело и пахло. И только свалка рядом с домом воняла.
Оми поморщился, но не ушел.
- Оми, посмотри на меня. - Сказал кто-то сзади.
- Отвали, Айя. - Ответил Оми.
- Я не Айя...
Рубрики:  Трилогия "Солнышко"

Дневник INCOGNITO_ANGEL

Суббота, 11 Февраля 2006 г. 00:18 + в цитатник
(^_^) IPSISSIMUS... I'm your Be(a)st F(r)iend...


Поиск сообщений в -Koteika-
Страницы: 24 ..
.. 3 2 [1] Календарь