-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Grinblat

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 05.12.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 5498


Моя шкатулка и её история

Понедельник, 21 Июля 2014 г. 00:36 + в цитатник
Myself (293x385, 44Kb)
Треть века назад, а точней в 1981 году, я был резвей и моложе. Служил в информационном центре, созданием которого занимался сначала его созданием (1963-1971), после чего вплоть до выхода на пенсию был сперва заместителем начальника новой службы, а потом руководил ею.

Об этом периоде работы я, будучи уже в отставке, написал очерк "Рождение электронного сыщика". Для интересующихся содержанием даю ссылку:
http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=405832

Такой была моя служба, смахивающая на интересное хобби. После событий, описанных в очерке, отозвались такие же энтузиасты из Риги и Нижнего Новгорода. Рижский министр Кавалиерис приехал лично с приглашением переехать на работу в Ригу, а начальница Нижегородского вычислительного центра Ирина Кучеренко, предварительно списавшись с нами, приехала вместе с мужем-профессором в отпуск на Урал знакомиться. Мы все были легки на подъём.

Профессор Владимир Ильич Кучеренко оказался общительным человеком и хорошим рассказчиком. Он уговорил меня приехать в ближайший отпуск к ним на дачу в деревню Нисково (96 км от города на берегу Камы). Я увлекался художественной резьбой по дереву, и Кучеренко предложил сразу два соблазна: во-первых, на Каме можно достать ценную древесину из древнего топляка - морённый дуб, или "русское чёрное дерево", а во-вторых, "под городом Горьким" в деревне Бор настоящий Клондайк драгоценностей, словно в штате Юкон, - улицы обогащены не золотыми самородками, а уставлены штабелями и поленницами настоящего красного дерева махагони.

ШКАТУЛКА

Старуха долбит колуном
по рёбрам красноватых досок.
Рука вздымается с трудом.
К поленнице приставлен посох.

Она не говорит со мной.
Пришельца колет взглядом жёстким .
И словно выкрашены хной
неподдающиеся доски.

Широкая, без сучьев, пласть
струится переливом света.
В ошибку невозможно впасть:
валюту рубит ведьма эта!

Такое дерево зовут
заморским словом "махагони".
По морю к нам его везут
и в опечатанном вагоне.

Из этих досок чудеса
создаст в России добрый мастер:
вспорхнёт из-под резца краса ―
лови, и ты познаешь счастье.

Дай ненадолго мне топор ―
дровишек мигом наломаю,
а ты дощечку наподбор
мне подари вон ту, что с краю.

Наёмный деревенский труд
не знает денежной оплаты:
на посошок тебе нальют,
и будь здоров, иди поддатый.

Но я оговорил права,
и получу не в самогоне.
На бабкиной траве дрова ―
одно сплошное "махагони".

Я сувенир свезу домой,
коль подвернулся редкий случай.
А ты, бабулинька друг мой,
меня поклонами не мучай.

Резец, как дивный менестрель,
мне песню в замысел положит,
и станет, бабушка, поверь,
узор избы твоей дороже.

Лозой узор переплету,
на крышку брошу ягод горстью
и заарканю я мечту
на зависть недругу и гостю.

Какие ценные дрова
в деревне нагревают печки!
Не прошлогодняя трава
тут завивает дым в колечки.

У покосившихся ворот
поленница краснодеревна.
От фабрики который год
валютой топится деревня.

Сжигает доллары ― не счесть ―
твоя босая деревенька,
а в доме нечего поесть
и пенсий не было давненько.

Ты, мать, меня благодаришь:
"Не знала этаких в районе!"
Не надо. Я работал лишь
за пласть волшебной "махагони".

Минули дни. Доска твоя
резной шкатулкой обернулась,
и на таможне, вижу я,
начальство топчется, волнуясь.

Захочешь вывезти ― плати
как за две бабкины избушки.
И не своротишь с полпути,
и конрабанда ― не игрушки.

Мне ни к чему такой скандал
и спор вести ― не вижу толку.
Я доллары на лапу дал,
чтоб вывезти мою шкатулку.

Eugene Devikov_Box of maho copy (623x429, 45Kb)
//E:/DOCUME~1/Admin/LOCALS~1/Temp/IMG_%D0%95%D0%B2%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9%20%D0%B8%20%D0%92%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B0.jpg


Понравилось: 4 пользователям

Примат-Претендент

Понедельник, 07 Июля 2014 г. 00:05 + в цитатник
P1011550-Тренировка претендента (574x619, 51Kb)

Есть в нашем доме Претендент
на шахматное первенство.
Получишь в бронзе монумент,
коль с ним докажешь равенство.

О нём печатают эссе,
за клипом выпускают клип.
Азартный парень ― шимпанзе,
опять ты в шоу-бизнес влип!

P1011552 (542x609, 53Kb)

Ты весь игрою поглощён ―
ласкаешь, пестуешь котов.
И ты по-прежнему смышлён,
на выдумки всегда готов.

Партнёр получит шах и мат.
Уверен, ты одержишь верх.
Средь претендентов ты ― примат.
Всем шимпанзе я шлю привет.

Нянька (600x448, 90Kb)

——
*Примат-претендент ― как у людей: звучит солидно, словно “приватдоцент”. В России (до 1917 г.) приватдоцентом именовали частного педагога, а в иных странах ― это учёное звание внештатного преподавателя высшей школы.



Понравилось: 1 пользователю

Воспоминания о первых годах в Израиле

Вторник, 01 Июля 2014 г. 11:10 + в цитатник
(картинки большой алии ― восхождение к Иерусалиму)

Когда в Израиле мы купили семейную автомашину, появилась возможность выезжать за город. Впрочем, "за город" ― сказано сильно. Города в центре страны расположены вплотную друг к другу, и если я в Бат-Яме скажу кому-то, что еду за город, то он подумает, что я собираюсь ехать “на пленэр” или на шашлыки.
Первые два года мы жили в Бней-Браке, но и там с городами такая же ситуация .
В ближайшую поездку мы отправились в Иерусалим и, не доезжая до столицы 25 километров, свернули передохнуть на просёлок, ведущий к высокому, но жидковатому лесу.
963116ef (600x382, 95Kb)
До просёлка и после него по левой стороне шоссе на склоне пологого холма оцепенело стояли как бы остовы бронированных боевых машин, как память о Войне за независимость. По традиции к этим памятникам сопротивления врагу в день поминовения павших воинов и в отмечаемый всенародно День независимости съезжаются люди. Железных гигантов накрывают знамёнами, к ним возлагают венки и осыпают цветами.

ee6fb127 (484x323, 98Kb)

Незадолго до поездки прошёл сезон зимних дождей, и лужайки между безжизненными железными монстрами зеленели островками травы с вкраплением крохотных, но ярких цветочков. Местность называлась Шаар-а-Гай , то есть "Ворота в ущелье". Здесь проходили ожесточённые бои за освобождение столицы Израиля.

Цветы Мужества

Под молчаливой дремлющей громадой
трава черна и намети песка.
Здесь погибали наши без бравады.
Могил их так никто и не сыскал.

А из земли под нижним ржавым люком
пробился хрупкий маленький цветок ―
геройства их и памяти порука
и нашего забвения итог.
a425fffd_Брошь (115x156, 15Kb)
Возьму я эту искорку Победы
и положу на снежно-белый шёлк.
Пускай герой погибший мне неведом,
но наш черёд расплаты подошёл.

Где пролита хоть капля крови брата,
там вырастают Мужества Цветы.
Найдёт врага законная расплата. ―
Решит Всевышний сколь она крута.

(© – Евгений Девиков, 1994).

Лес оказался грибным. Наша молодёжь отправилась поискать грибные места, хотя, строго говоря, время для грибной охоты ещё не приспело. Мы прошли по склону холма, останавливаясь у каждого памятника воинской славы.
Так, не сговариваясь, мы неожиданно для себя провели содержательную экскурсия, в которой гидами стали памятники боевых событий.
Второе четверостишие этого стихотворения сделалось надолго для меня своеобразной “путеводной звёздочкой”: “А из земли под нижним ржавым люком / пробился хрупкий маленький цветок”.

898828e5_small (187x158, 15Kb)
И цветочек с былого поля брани имел символические шесть лепестков. С тех самых пор я, подыскивала для своих художественных поделок наполненные сокровенным смыслом шестилучевые цветики.

a6522456_small (190x151, 17Kb)

Миниатюры из мелких цветочков я делаю в виде женских украшений. Там, в религиозном Бней-Браке, граничившем с престижным светским Рамат-Ганом, муж разыскал небольшой склад или лавку, торговавшую материалами и фурнитурой для умельцев, изготовлявших бижутерию. Там были миниатюрные фигурные рамочки для кулонов, серёг и брошек. Ещё мы узнали, что в Тель-Авиве на улице Аленби есть магазин, но крупнее и богаче выбором. Я съездила и подобрала всё нужное для изготовления двух или трёх комплектов украшений ― брошь на застёжке (или кулон с цепочкой), серьги и даже колье в одну нитку. Цены в Израиле ― можно себе представить, но охота пуще неволи.

artlib_gallery-64913-b (410x471, 40Kb)
Брошь сделана из побега с шестиконечными цветочками (здесь она увеличена в 3 раза).

Обычно я, где бы ни прогуливалась, куда бы ни спешила, всюду присматриваюсь к городскому разнотравью, к кустарникам и даже к цветущим сорнякам на пустырях, ― открывающим мне подлинное богатство выбора.

Постепенно обзавелась парадной и сменной бижутерией, а “приевшиеся” брошки и кулончики дарила подругам и добрым знакомым. И выработалась привычка изготовлять такие подарки к дню рождения близких людей. Обычно такой подарок вызывает гамму положительных эмоций (обоюдно). А так как люди не прикованы к месту, то мои подарочные изделия разъехались по всему миру. Первая брошка отправилась в Англию и там осталась вместе с хозяйкой. Несколько штук осели в России, парочка на Украине, два кулона и брошь в Америке. Кое-что добралось до Канады и Кубы, а одна миниатюра уехала в Австралию.

Потом мы переехали из Бней-Брака в Бат-Ям , и там на улице Гвуль (в переводе ― "граница"), отделившей Яффо и Бат-Ям, я участвовала в клубной выставке. На моём стенде можно было увидеть до сотни миниатюр с композициями из крохотных цветочков: броши, подвески, колье, серьги. Эта выставка открылась 19 ноября 1994 года.

75874783_large_Yafo1 (700x566, 245Kb)

Мой муж, увлекавшийся художественной резьбой и мозаикой по дереву, развернул рядом с моим стендом небольшую экспозицию со своими поделками. О нашей выставке зрители оставили десятки положительных отзывов в выставочном журнал (у края стола слева).

75868053_Untitled45 (699x497, 149Kb)
Телевизионный сюжет продолжительностью в 7 минут комментировал директор клуба, так как мы не владели речью на иврите.

Персональная выставка вызвала интерес не только у посетителей. Телевизионный сюжет вместо нас комментировал директор клуба. Запись была повторена телевидением в вечерних программах пять раз на всей следующей неделе. Так приветствовал нас Большой Тель-Авив.
2004 г.


Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Объект искусства ― декоративное блюдо

Воскресенье, 29 Июня 2014 г. 10:33 + в цитатник
С. А. ЧИРКОВ ― ПОЧЁТНЫЙ ГРАЖДАНИН ТУРИНСКА

Существовала в России ремесленная традиция изготовлять для выдающейся персоны почётное подношение в виде иконы или декоративного блюда. В экспозиции Ирбитского краеведческого музея такое декоративное блюдо датировано 1901 годом. Я видел это “блюдо” и даже сфотографировал его на склоне XX века. Резчик по дереву украсил его изящным венком растительного орнамента и надписью “Отъ сограждан города Туринска Личному Почётному Гражданину благотворителю С. А. Чиркову”. В центре вырезаны две художественно исполненные литеры обоих супругов: “С” (Семён) и “Е” (Елизавета).
Блюдо Туринск 1901 (700x627, 150Kb)

Купец Семён Чирков женился на красивой девушке из бедной семьи, но она осталась бездетной. Это, несомненно, в дальнейшем влияло на отношение супругов к людям (особенно к детям). В каменном доме Чиркова постоянно находились на содержании несколько сирот. К Святому Рождеству и на Пасху Чирковы развозили детям подарки по всему городу, а в Новый год для туринской детворы устраивали в собственном доме новогоднюю ёлку с конфетами и пряниками.

Дом_С.А._Чиркова.jpeg (700x525, 100Kb)
Дом купца С.А. Чиркова в Туринске (в советское время там народный суд).

Хозяин дома прославился и частной художественной галереей. На первом этаже была собрана крупнейшая в России и в Европе коллекция крупных китайских ваз, охватывавшая практически всю историю китайского многоцветного фарфора. Особенно известно кашпо периода Канси (1662 – 1722 годы) с росписью в гамме «черного семейства». Китай запрещал вывоз фарфоровых ваз, считая их национальным достоянием. Чирков скупал их за немалые деньги и тайно вывозил в тюках чая.
Наряду с китайским фарфором в его коллекциях была широко представлена русская живопись второй половины XIX века. Познакомившись в 1882 году с П. Третьяковым, Чирков охотно покупал полотна передвижников. У него оказались картины Сурикова, Поленова, Шишкина, Репина, Васнецова, Куинджи.

В. И. Суриков в 1891 году запросто наведывался к Чиркову как к хорошему знакомому, когда делал зарисовки на реке Туре, работая над картиной «Покорение Сибири Ермаком».

1280px-Surikov_Pokoreniye_Sibiri_Yermakom (700x334, 73Kb)
Художник Суриков. “Покорение Сибири Ермаком”.

По завещанию Чиркова, после его смерти вся галерея отошла городу, но в годы Гражданской войны почти все, что собрал купец, растащено. Часть коллекции Чиркова перевезена в музеи Москвы и Ленинграда. Лишь в 1928 году власти передали, что осталось, Ирбитскому музею (“Наш Урал”. Материалы туристических справочников: Туринск ― История и достопримечательности).


БЛЮДО ПОД “ХЛЕБ-СОЛЬ” В ЧЕСТЬ 300-летия ДОМА РОМАНОВЫХ

В моём архиве есть другое декоративное блюдо примерно такого же класса, выполненное иконостасным резчиком Михаилом Андреевичем Кищенковым в городе Ростов-Великий.

Юбилейное блюдо1- 300-лети copy (667x693, 310Kb)
Фотографию мне прислал резчик и художник Леонид Иванович Кищенков. На фото слабо пропечатан узор вставки из финифти. Пришлось поискать в интернете похожую вставку, сделанную ранее 1913 года. Думал, что безнадёжная затея такого поиска выглядела абсурдом: истёк целый век, сменились общественные формации, ушли безвозвратно поколения, да и сам-то Интернет возник сравнительно недавно, а вот вам ― фокус :

is-вставка для блюда 1913г (128x122, 7Kb)
Вставка для блюда в честь 300-летия дома Романовых – Ростовская финифть. Изображение на блюде и на вставке ― один к одному.

НАСТЕННЫЕ БЛЮДА “РОЗЫ”

В Павлограде Днепропетровской области плодотворно работал резчик по дереву Геннадий Дмитриевич Останин.

Untitled-10 (584x495, 60Kb)

Его художественные композиции насыщены и образны. На мой взгляд, в них всё уместно. И даже при таком обилии цветочков нет ничего лишнего.

Untitled-9 (509x521, 52Kb)
Только у другого блюда на крайнем (опоясывающем) кругу резчик сам заметил, что тесно усаженные им розочки не отличаются изяществом, словно поставлены по команде “Смирно!”― теряют привлекательное лицо.


МАСТЕР НАРОДНОГО ТВОРЧЕСТВА АФАНАСЬЕВ

Несколько декоративных блюд созданы одесситом Александром Афанасьевым. Он, бывалый моряк, плавал на судах Мурманского пароходства, был начальником порта Диксон, руководил службой эксплуатации управления “Севрыбхолодфлот”. Очень солидная биография. На подходе к пенсии он стал интересоваться и серьёзно занялся изобразительным и декоративно-прикладным искусством. Начало этого периода он относит к 1979 году и в короткое время добился творческих успехов.

Untitled-7 (527x700, 132Kb)
Мастер Александр Александрович Афанасьев.

На обложке его католога произведений помещено изображение декоративного блюда “Одесса”, а под изображением ― факсимиле.

Untitled-5 (535x700, 157Kb)
На обороте обложки ― дарственная надпись:

Untitled-6 (663x672, 27Kb)

Впрочем, этот процесс протекал замедленно: искусством он интересовался и прежде. Публиковал свои работы он ещё в 1968 году, а поскольку пост касается декоративных блюд, упомяну только этот конкретный вид произведений Афанасьева.

1974. "История парусного флота". Резьба. Пенопласт. Бумага, акварель. Размер 45х30.

1978. “Богдан Хмельницкий”. Металл, чеканка. Размер 40х40.

1979. “Бандуристка”. Дерево. Резьба. Размер 40х40.
1979. “Города-побратимы. Одесса ― Генуя”. Дерево. Резьба. Размер 40х50.
1979. “Одесса. Оперный театр”. Металл, чеканка. Пенопласт. Резьба. Эмаль. Размер 40х40.
1979. “Города-побратимы. Одесса ― Сплит”. Дерево. Резьба. Размер 45х32.
1979. “Союз нерушимый вольных народов”. Дерево. Резьба. Размер 50х40.

1980. “Слава народу-победителю!” Металл, чеканка. Пенопласт. Резьба. Эмаль. 45х50.
1980. ”СССР― Болгария. Дружба на вечные времена”. Дерево. Резьба. Размер 50х40.
1980. “Города-побратимы. Одесса ― Ванкувер”. Дерево. Резьба. Размер 50х35.
1980. “Города-побратимы. Одесса ― Марсель”. Дерево. Резьба. Размер 50х40.
1980. “Городу-побратиму Оулу 375 лет”. Дерево. Резьба. Размер 50х40.
1980. “Старинный галеон”. Дерево. Резьба. Размер 45х35.

1981. “Одесса. Приморский бульвар”. Дерево. Резьба. Размер 55х35.

1982. “Одесса. Археологический музей”. Дерево. Резьба. Размер 40х40.
1982. “Легендарные основатели Киева”. Дерево. Резьба. Размер 45х45.

В 1982 году Республиканская аттестационная комиссия в Киеве присвоила ему статус народного умельца, а в 1983 ― звание мастера народного творчества Украины.

Перечень репродукций открывается тоже декоративным блюдом, посвящённом Союзу Советских Социалистических Республик (СССР).

Untitled-4 (521x700, 148Kb)


ДЕКОРАТИВНОЕ БЛЮДО В ТЕХНИКЕ МАРКЕТРИ

P5190002 (583x588, 150Kb)
Примерно в то же время в конце семидесятых годов я тоже сделал своё декоративное блюдо из обломка учрежденческой чертёжной доски. Воодушевлённый признанием народного умельца А. А. Афанасьева в том, что он перед пенсией стал активней заниматься декоративно-прикладным искусством, ― я последовал его примеру.

Моя доска была липовая. Профиль резал стамесками, но блюдо вышло не резное, а выполненное полностью в мозаичной технике маркетри. Шпон подобрал из редких пород дерева: клён, красное дерево, орех (а светлую осину нашёл в отходах спичечной фабрики ― её древесина шла там на изготовление спичечных коробков). Размер блюда: D=39 см.

Украшение блюда состояло из цветка и трёх бутонов розы. Такое украшение вполне годилось как на подарок, так и для стены жилой комнаты.


Другое блюдо я также “приготовил” в 1978 году ― тоже из обломка чертёжной доски, списанной нашими хозяйственниками.

Борис-Марьев (549x531, 353Kb)
Портрет моего приятеля и однокашника по Свердловскому юридическому институту ― поэта Бориса Марьева, издавшего при жизни девять поэтических сборников. Свою работу я назвал “Венок сонетов”.
Краткая характеристика изделия : дизайн автора; дерево липа; резьба. В центре портрет, набранный шпоном из пород: берёзы, ореха, красного дерева. Размер изделия: D=47 см.

Декоративное украшение после смерти поэта осталось у меня. Я хранил его у себя и выставлял неоднократно на екатеринбургских выставках. Весной 1992 года в связи с выездом в другую страну я передал свои достопримечательности разным музеям, при этом блюдо с портретом поэта Марьева отдано под охрану екатеринбургского музея Д. Н. Мамина-Сибиряка.


ПРЕЛЕСТНЫЙ ОРНАМЕНТ С КОЗОЧКОЙ

Untitled-11 (700x624, 84Kb)
М. Гаммаев. “Козочка”. Диаметр – 75 см. Город Махачкала. Превосходная работа.

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Врагами бит, судьбой обласкан, живым искусством обогрет.

Суббота, 21 Июня 2014 г. 16:00 + в цитатник
tol29_thumbТолстой1910 (202x250, 4Kb)
Посвящаю Музею Портрета ―
нашему коллективному другу.




Сегодня дневниковая запись коснулась австро-венгерского военнопленного рядового солдата Первой Мировой Войны Ямоша из Дьёра, создавшего в неволе два (по меньшей мере) портрета Л. Н. Толстого.





Истоки этой истории питали местных краеведов не один календарный год. Журналист Юрий Липатников, работавший в журнале “Следопыт”, опубликовал 29.06.81 в “Вечёрке” короткую заметку об ещё не известном широкой публике портрете Льва Толстого, вырезанном на дереве.

Резной портрет (555x575, 144Kb)

В квартиру Грязнова, где находился портрет, журналиста привёл восьмидесятилетний этнограф и резчик по дереву Анатолий Ерменингельдович Первушин. Когда статью набирали, Первушин предложил мне срочно съездить к хозяину сфотографировать рельеф, чтобы оживить текст иллюстрацией. Мы быстро скатались, а мне также хотелось оставить себе фотографию. Вместе с Первушиным мы состояли членами городского объединения резчиков по дереву, а я, к тому же, с 1981 года на общественных началах руководил объединением. А Липатникова со мной объединяла “одна, но пламенная страсть” : мы сотрудничали, и я числился его внештатным автором.

Мастер из Венгрии (314x700, 125Kb)

Время не стоит на месте. Подошла пора, и Первушин скончался. Беда, как известно, не приходит одна. Энергичный и молодой ещё Липатников, будучи в служебной командировке, угодил под транспортное происшествие и погиб. А я к тому времени уже вышел на пенсию.

Я по долгу журналистской преемственности продолжал наши совместные поиски. Опубликовал в газете “Вечерний Свердловск”
заметку “Уральский мастер из Венгрии”, продолжая неоконченный разговор.

В народе говорят : “Под лежащий камень вода не потечёт”. Не в моих правилах в поисковой работе дожидаться стечения выгодных обстоятельств. Уже на второй день после публикации заметки я созвонился с бывшим коллегой, который мог оказать нужную помощь. Выяснилось, что имя Gyori Jamos правильно читается как Дьёри Ямош.
Офицер, служивший в Венгрии, высказал мне свои соображения, к которым я прислушался :

―Там действительно написано Дьёри Ямош (я читаю по-венгерски, - отслужил в Венгрии пять лет). Если впервые прочитать это словосочетание, то можно подумать, что речь идёт о мастере Ямоше из Дьёра (третьего по величине города в Венгрии и второго по количеству христианских храмов). Очень существенное наблюдение и вполне можно толковать как прозвание: Ямош из Дьёра.

КРАТКОЕ ВОСПОМИНАНИЕ О ДЬЁРЕ

Дьёр по величине значился в первой пятёрке городов Венгрии. Он расположен на середине пути между Будапештом и Веной. Его омывают сразу две реки – Рабы и величестненный Дунай. В V-м веке до новой эры там существовало кельтское поселение. В эпоху римской империи оно превратилось в укреплённый город Арабонна. В 900-м году на Дунай пришли венгры, и начался венгерский период. Расцвет Дьёра пришёлся на XVIII век, когда интенсивно строились влиятельные дворцы и христианские церкви. Вошёл в моду стиль барокко, и Дьёр с 1743 года обрёл статус королевсого вольного города.
big_bergkirhe04 (375x500, 49Kb)
Алтарь в одном из храмов города Дьёр.

Поскольку точно не раскрыто родовое имя ремесленника, придётся руководствоваться двумя равноценными "кальками" ― “Дьёри Ямош” и "Ямош из Дьёра".

Здесь я приостановлю повествование дивертисментом ― поэтическим отвлечением. Помещаю поэму “Военнопленный” в честь австро-венгерского военнопленного солдата Первой Мировой Войны. Прочтите ссылку:
http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=52116

И дальше с лёгким сердцем приступаю к описанию портретов.


ПЕРВЫЙ ПОРТРЕТ Л. Н. ТОЛСТОГО РАБОТЫ РЕЗЧИКА ДЬЁРИ ЯМОША

Портрет в доме Грязнова (527x700, 123Kb)

Владельца свердловской квартиры звали Виктором Грязновым. Его старшая сестра, в детские годы заменившая ему мать, жила когда-то на южном Урале в городе Касли, а её муж сразу после революции служил там директором металлургического завода, славившегося художественными отливками из чугуна. Как правило, работу заводских модельщиков выполняли местные жители, но несколько мастеров в ту пору оказались чужаками в этом краю. На заводе они отбывали трудовую повинность как военнопленные Первой мировой. Среди них выделялся резчик по дереву, подлинное имя которого каслинцы не знали, а называли просто Иваном, и он охотно откликался на православное имя.

В 1918 году чугунная скульптура не окупалась: салонное литье было не ко времени, и многие модельщики остались без работы. Пленный умело вырезал в дереве библейские сюжеты, выменивал их на продукты в рабочем поселке. Иногда удавалось отправить несколько готовых досок с попутчиками в скупку или в комиссионный магазин ближайшего города. Работы пленного ремесленника покупали охотно. Директор не раз говорил жене, что этот чужак ― художник своего дела.

Когда пришло время возвратиться на родину, пленный принёс в дом к директору два деревянных щита, сплочённых из широких и толстых досок, или брусков. На обоих был вырезан один и тот же рельеф с изображением Льва Николаевича Толстого. Заводской умелец просил сохранить громоздкий багаж, не решаясь брать его в дорогу, но если выпадет удача, обещал вернуться и забрать оба портрета.

Анастасия – жена директора – вспоминала, что муж согласился выполнить просьбу, и щиты долго хранились в их домашней кладовке. Однако, мастер не вернулся. После смерти Анастасии один деревянный щит достался её брату и воспитаннику Виктору Грязнову , работнику музея свердловского Окружного дома офицеров.

Узнал я эту историю от краеведов, а когда пришёл и увидел хранившийся у Грязнова портрет, на меня повеяло европейской поздней готикой. Это было изделие мастера, работавшего в консервативной манере, восходившей к алтарной резьбе эпохи Альбрехта Дюрера. Сочная и фантастически беспокойная порезка напоминала фрагментами краковский рельеф Фейта Штосса. Фон, подёрнутый монотонной едва заметной насечкой, по законам контраста выделял буйство складок толстовки писателя, подчёркивая смятение души гения. Грубоватое лицо с бородой, расчёсанной надвое, строгий взгляд, преувеличенно открытый лоб и устало сложенные на краешке резного столика тяжелые руки с переплетёнными “в замок” пальцами завершали образ бунтаря в христианском смирении.

Мастер сделал достойное портрета обрамление, украсив по углам стилизованным широким листом, вырезанным по неспокойному контуру. В пласти нижнего косяка рамы он выбрал стамеской продолговатый ковчежец и вырезал в нём только два слова: «Левъ Толстой».

Правописание имени предполагало давнее происхождение портрета. Вместе с хозяином я пытался найти на поверхности щита хоть какую-нибудь пометку, указывавшую на автора. Мы поворачивали громоздкий щит, рассматривали его с разных сторон в косопадающем освещении и под увеличительным стеклом, но безуспешно.


ВТОРОЙ ПОРТРЕТ Л. Н. ТОЛСТОГО РАБОТЫ ДЬЁРИ ЯМОША

О судьбе второго портрета, оставленного военнопленным, Виктор Грязнов ничего не знал. К тому времени портрет находился в свердловской квартире врача-психиатра Николая Шибанова. Резной деревянный щит хранился у стены за кроватью, прикрытый пологом.

Шибанов купил его в середине тридцатых годов в комиссионном магазине Екатеринбурга. Некоторое время портрет висел в комнате, но потом щит убрали за кровать. Писатель на рельефе выглядел мрачным, даже свирепым, да к тому же и освещение падало неудачно, и портрет не показывали. Врач охотно показал мне портрет, и я тут же сфотографировал находку.

В руки будущего психиатра попал, бесспорно, пропавший экземпляр из “каслинской двойни”, исчезнувший из директорской кладовой. Так мы узнали, что второй потрет был увезён в Свердловск, продан и куплен там Шибановым в комиссионке на улице Малышева.

Оба изображения по контуру тождественны. Строго говоря, черты лица и отдельные детали портрета не идентичны, но полностью вписываются в масштаб и, в основном, повторяют заданный абрис. Портреты, несомненно, выполнены по единому шаблону, какими в старину пользовались ремесленники, чтобы перенести сюжет с одной доски на другую. На обоих щитах в моделировании складок одежды, лицевых морщин и волос невольно, но явно проявился динамический стереотип одного и того же автора-резчика.


Портрет в доме Шибанова (522x700, 130Kb)
Рассматривая иллюстрацию, полезно обратить внимание на нижнюю складку брюк у колена писателя: в ней проставлено авторское факсимиле.

48c1d03f-ДьориЯмош (144x121, 20Kb)
Надпись: “Дьёри Ямош, или Ямош из Дьёра”.

Десять латинских литер авторской подписи превращают рельеф в музейный экспонат.

Шибановская находка имела более широкое обрамление, чем портрет в доме Грязнова. Оно тоже выполнено без затей, хотя на этот раз углы прикрыты объёмными резными листьями накладного аканта, а внизу изящно вырезан нарядный ковчежец с надписью “Левъ Толстой. Род въ 1828 г.”.

Министерству культуры Венгрии это имя, по-видимому, ничего не говорило, потому что посланный мною запрос чиновники оставили без ответа. Попытки списаться с музеями Будапешта тоже не имели успеха.

Зато поиски первоисточника, которым воспользовался мастер, создавая рабочий планшет для своих рельефов, оказались удачней. В 1912 году в “Немецком издательстве Бонг и К° “ вышла книга, составленная Эммануэлем Мюллер-Баденом, отпечатанная на немецком языке готическим шрифтом. По-русски она называлась “Библиотека всеобщего и практического знания для изучения и самообразования в важнейших отраслях жизни и языках”. Печаталась одновременно в Берлине, Лейпциге, Вене и Штутгарте.
Я нашёл на странице 86 изображение полностью совпавшее с портретами обеих работ Ямоша из Дьёра. Под иллюстрацией значилось: “Лев Толстой. С фотографии”. Автор репродукции не указан. На гравированном фоне выделялось лицо с открытым твёрдым взглядом из-под кустистых бровей, высокий лоб, широкое основание носа, раздвоенная борода, руки с переплетёнными «в замок» пальцами сложены на краешке салонного столика. Книга издана спустя два года после смерти Л. Н Толстого, а ещё через два года началась Первая мировая война. По времени всё укладывалось в легенду о пленном художнике. Оставалось выяснить, какую именно фотографию использовал гравёр, работая над иллюстрацией для просветительского издания.

Фотографировали Льва Николаевича многие и часто. Как правило, все его снимки известны. Графа Л. Н. Толстого фотографировал в 1896 году представитель московской фирмы “Фототипия Шерер, Набгольц и Кº “, принадлежавшей германским подданным, имевшим собственное дело в России. На фотопортрете, сделанном их мастерской, запечатлён старец с приметным, озабоченным лицом, высоким лбом, с расчёсанной надвое бородой и с положенными руками на край узнаваемого салонного столика .

Впрочем, на обоих портретах нет абсолютного совпадения всех деталей, созданных венгерским мастером, ибо он не был копиистом, а лишь ― художником из народа. Возможно, этим и объясняется ценность небольшого творческого наследия военнопленного Ямоша из Дьёра.

Фото подаренное Шаляпину (367x586, 43Kb)

Эту фотографию писатель подарил Ф.И. Шаляпину и подписал: “Федору Ивановичу Шаляпину Левъ Толстой. 9 января 1900 г.” Утверждают, что при этом он попросил не публиковать снимок до его смерти. Когда в 1910 году договорённость утратила силу, автограф был опубликова в иллюстрированном приложении “Голоса Москвы” (по другим сведениям ― в журнале “Нива”).
По сравнению с обликом писателя, запечатлённом на фотографии, черты внешности Толстого на портретах, выполненных резчиком, слегка огрублены, местами утрированы. В произведениях пленного венгра это уже не смиренный богоискатель, призывавший к непротивлению злу, но бунтарь, “матёрый человечище” – по меткому выражению современника. Такая трактовка более соответствуют иллюстрации, опубликованной издательством “Бонг и К° ” (1912) нежели фотографии, изготовленной фирмой “Шерер, Набгольц и К° ” (1896).

Я не оставляю надежды отыскать затерявшиеся следы Дьёри Ямоша, отыскать людей, помнящих его работы хотя бы по его характерному факсимиле. Известно, что в Нижне-Исетском рабочем поселке рядом с промышленным гигантом “Уралхиммаш” в одной из семей хранилась выполненная им деревянная скульптура Иисуса Христа. На Урале резчик прожил несколько лет. Его творческая биография начиналась в Европе и после русского плена он вернулся в Европу, где не мог не оставить более поздних работ.


ТРЕТИЙ ПОРТРЕТ (ИЗ ЭТОЙ СЕРИИ)


Научные сотрудники музеев, которым я показывал фотографию портрета, не располагали сведениями ни о военнопленном, ни о его работах. Только сотрудница Свердловской областной картинной галереи Ираида Витальевна Загородских рассказала, что летом 1989 года в уральском городе Ирбите (Свердловская область) ― бывшем ярмарочным центром Сибири, к ней обратилась пожилая женщина с просьбой оценить стоимость хранимого ею старинного портрета графа Льва Николаевича Толстого, вырезанного в массиве деревянного щита. Посетительница не назвалась, обещала поздней принести портрет в Ирбитский музей, но больше не появилась.

По этому сигналу я специально выехал в Ирбит, беседовал с сотрудниками музея, встретился с ведущими художниками и резчиками Ирбита, даже для облегчения поисков узнал, в какую сторону после разговора ушла старушка, но третьего портрета не нашёл. Впрочем, один полезный результат от этой работы был: факт появления в Ирбите безымянной посетительницы подтвердился. Значит, ирбитский сигнал имел под собой реальное основание.

Весной 1992 года я покинул Россию. Жилка, продолжавшая ещё пульсировать, оборвалась.


Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Медвежата поют про Колобка

Пятница, 16 Мая 2014 г. 13:49 + в цитатник
eugene_devikov001 (260x576, 96Kb)eugene_devikov (180x576, 44Kb)
Песенка про Колобка

Ах, Колобок, Колобок, Колобок!
Вкусен и сдобен, коврижке подобен.
Дай подержаться клыками за бок,
чур, с голодухи, отнюдь не по злобе.

В Англии с горки катают сыры.
В пудинг вгрызаются прямо у трона.
Там сухари от погоды сыры
в лучших домах и кварталах Лондона.

Здесь не растут под осиной блины
и под кустами не зреют оладьи.
Сдобы медвежьей утробе нужны –
пусть по единому пончику на день.

Ах, Колобок, Колобок, Колобок!
Что ж не уважил ты нашего брата?
Каждый хотел положить на зубок!
Где ты? Куда ты? Вернёшься когда ты?...

——
Из сказки “Ворона, Колобок и другие”
Ссылка на источник: http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=82400

Скультурная резьба на корнеплодах и ягодах

Понедельник, 12 Мая 2014 г. 23:18 + в цитатник
povarenok (327x350, 13Kb)
Французы считали кулинарию искусством, а умелых поваров ставили вровень с поэтами.
На Международном чемпионате, проходившем в 2007 году в Москве, тюменский шеф-повар Ивасенко создал копию картины Сальвадора Дали «Сон» из различных продуктов. ( О. Конодюк. Источник: сайт Shkolazhizni.ru).

У нас с продуктами, считай, порядок. Шеф-повара в кулинарном деле, можно сказать, – собаку съели, а с изобразительным искусством у них пока туговато. Также и с фантазией слабовато. Вспомните, что в кинематографе самая ходовая кулинарная шутка шаблонна: промакнуть героя в юбилейный торт всей мордой лица.




s640x480-Petworth copy-разделитель (637x33, 20Kb)

Но сегодня уже не один Ивасенко способен удивить зрителей и гостей декоративно-кулинарным изыском.

Елена Шрамко с кондитерским издением (200x176, 14Kb)
Кулинар Елена Шрамко преподносит гостям кондитерский сюрприз – “Оленёнок”.

s640x480-Petworth copy 3-разделитель (638x46, 28Kb)

Среди крупных кулинарных неожиданностей числится мексиканский фестиваль редиса "Noche de rabanos" (Ночь редисок), давно популярный в городе Оахака-де-Хуарес этой страны. В Мексике редиска, как вы уже догадались – отнюдь не мелочь: крупные сорта редиса набирают массу до трех килограммов и достигают длину до полуметра. Прелестный и полезный овощ, а также замечательный материал для ваяния кулинарной скульптуры. Изобретательные фермеры на фестивале вырезали из габаритных корнеплодов статуэтки святых, ангелочков, создавали скульптурные композиции и забавные типажи аборигенов и поделки в виде домашних и диких животных.

s640x480-Petworth copy 2-разделитель (640x17, 11Kb)

В России, Украине, на Кавказе и в Средней Азии есть умельцы, способные создать шедевр декоративно-кулинарного изобразительного искусства из крупной морковки, из свёклы (буряк), репы, тыквы. Даже ягода (арбуз и крупная садовая клубника) пригодны для резьбы кулинарно-прикладного характера.

P1011491 (651x658, 159Kb)
Морковь.

P1011488 (700x522, 114Kb)
Свёкла. Фотографировал прямо с экрана компьютера. Отсюда неудачная съёмка.

P1011487 (700x629, 106Kb)
Турнепс.

P1011495 (700x511, 114Kb)
Затрудняюсь опознать плод. А скульптор не новичок в своём деле.

P1011496 (700x592, 132Kb)
Ананас. Картинка немного сплющена у полюсов.

P1011489 (700x475, 112Kb)
Может быть, это недозревшая дыня (знатоки подскажут).

P1011492 (700x506, 128Kb)
Садовая земляника.

s640x480-Petworth copy 2-разделитель (640x17, 11Kb)


P1011494 (700x479, 105Kb)
Корзиночка вырезана, по-моему, из тыквы.

s640x480-Petworth copy 5-р copy-перевёртыш (639x145, 68Kb)


Новая поэтическая книжка в Бат-Яме

Вторник, 06 Мая 2014 г. 15:50 + в цитатник
76304587_large_Israel_Bat__Yam_Beach (700x525, 111Kb)

Недавно вышла из печати книжка стихов Михаила Герштейна «Мастер иллюзий» (издательство Beit Nelly Media, Тель-Авив, 2014). Сборник озаглавлен стихотворением, из которого приведена цитата. Поэт долго преподавал музыку и драму, ставил концертные программы и спектакли, а последние два десятилетия учит ивриту репатриантов города Бат-Яма (юго-запад Большого Тель-Авива).

Михаэль Герштейн Бат-Ям Израиль (194x275, 75Kb)
Михаил Герштейн (р.1947) преподаватель иврита.


МАСТЕР ИЛЛЮЗИЙ

Я мастер иллюзий, маэстро фантазий и грёз.
Поймав из эфира желаний ничтожные крохи,
И слыша людей изумлённые «ахи» и «охи»,
Их тешу обманом и играми метаморфоз.

Я мастер гипноза, наперсник забвенья и сна.
Реальность соткав из субстанций астральных материй,
Любимым вернув в сновиденьях былые потери,
Врачую их боль, утешенье даруя сполна.

Я мастер депрессий, властитель капризов и тьмы.
Брожу в лабиринтах угрюмых ночных коридоров,
Сгущается сумрак безмерной тоски и укоров,–
Не вырваться ввек мне за створы печальной тюрьмы.

Я мастер интриги, я князь подземелья и зла.
В доверье войдя, подмечаю чужие пороки,
Умаслив то лестью, то ложью пути и дороги,–
Всегда отмечаю мгновенный триумф ремесла.

Я мастер сарказма, фигляр буффонадный и шут.
Размазав свой грим по бесцветным щекам и по векам,
Кривляясь, кричу: «Узнаёте себя, человеки?
Не ваше ль нутро обнажаю с издёвкою тут!»...



КОМУ ЧТО Б-Г ДАЁТ

Б-г нарекает человека :
Зулусом, чукчей, турком, греком;
Кого – в Бомбей: кого – в Корею,
Но кто-то должен стать евреем.

У Б-га есть свои капризы :
Тасуя метрики и визы,
Меняет цвет и запах кожи,
Привычки, задницы и рожи.

Есть у Него свои любимцы :
Призы, щедроты и гостинцы,
Дворцы, престолы, мавзолеи, –
Даёт всем прочим – не евреям.

Раздав пространство, нефть и воду,
Всем племенам и всем народам,
(Тому – Кувейт, тому – Европу),
Нам дал – Исход и Катастрофу.

Ну, правда, есть свои причуды :
Евреям Он являет – Чудо.
Уничтожая род за родом,
Чуть оставляет для приплода.

На всех и всё свои стандарты :
Для негров – бусы, чукчам – нарты;
Другим в подарок дарит фигу, –
А нам, евреям, дал Он – КНИГУ.

Когда нас вынут из постели,
Войдут в наш Дом, где мы успели
Родить детей (есть даже внуки), –
И скажут : "Что, зажились, суки?!
Валите в Ваши Палестины..."
И мы, унижены, гонимы,
Запрятав ордена и фото,
(Ведь были Кем-то, где-то, Что-то).
Пешком, в машинах, в самолётах,
На поездах, на пароходах,
Вмиг став беднее, не богаче, –
Бежим к Стене, вопя и плача.

Для всех открыто Б-жье ухо :
Для слабых телом, нищих духом:
Вернуться в Храм, – уже немало,
Но как, с чего начать сначала?

Блуждая в поисках ответа,
Мы открываем КНИГУ эту,
И занимаясь, извините,
Читаем СЛОВО на иврите.

(Прощальный вечер в студии, т.е. в ульпане, "Тахкемони" - январь 1994 года).

bat-yam_0 (565x315, 134Kb)
Прибрежный Бат-Ям : вид с моря.

Кищенковы мастера Святых иконостасов

Воскресенье, 13 Апреля 2014 г. 18:18 + в цитатник
Предисловие к теме

Рад познакомить Вас со страничкой моего дневника, посвящённой мастерам резьбы по дереву Кищенковым. Была у меня полдюжина фотографий, считавшихся давно утраченными. В семидесятых годах прошлого века я активно общался на Урале с группой увлечённых людей, интересовавшихся краеведением. Они выискивали полузабытые факты, памятники и сведения, – описывали их и публиковали в местной печати. Также и я незаметно для себя постепенно вошёл в их круг знатоков города. Еженедельно публиковал свои краеведческие статейки, и принял участие в создании местного общества краеведов.
Самым значительным для меня событием в те годы была находка иконы Вседержителя, написанной в 1886 году безруким и безногим иконописцем – крестьянином Григорием Николаевичем Журавлёвым.
P1010062 copy (424x612, 60Kb)
Так выглядит икона без серебреного оклада

Журавлёв-икона Вседержителя-издание Тель-Авив 2010 (513x700, 117Kb)
Страница из книги Е.Девикова “Что свято ― берегу я на исетском берегу”. Сборник краеведческих записок 1980-2010 г.г. Тель-Авив. 2010. С.336. 140 иллюстраций.

После дополнительных поисков документов и людей, длительной переписки и ряда необходимых частных поездок, я убедился, что начатая работа успешно закончена, и передал икону вместе с полукилограммовым богатым серебренным окладом (460 гамм) Екатеринбургскому музею изобразительного искусства. Ссылка (на этом сайте значусь под псевдонимом Grinblat):

http://www.liveinternet.ru/users/grinblat/post182610963/

Моя тематика была разнообразной. Сам я не пишу икон. Моя ремесленная жилка пульсирует при резьбе по дереву. На этой почве сформировался мой интерес к художественной обработке дерева. Больше десяти лет руководил на общественных началах Екатеринбургским любительским обьединением резьбы по дереву. Впервые этим ремеслом увлёк меня отец Иван Игнатьевич Девиков во второй половине 1940-х годов. Всё, собранное вместе, породило сумосбродное желание составить Справочник мастеров резбы по дереву. Накапливал данные для справочника, составлял персоналии на виртуозов резца, собирал фотографии и художественные изображения мастеров иконописного и иконостасного дела. Рассылал письменные запросы в музеи, писал авторам тематических газетных статей о резчиках, просил содействия у руководителей государственных архивов. Ответный “ручеёк” начал было стекать, но был скудным, а работа без постоянных помощников непосильной. И всё же мечта о Справочнике мало-помалу стала сбываться – не так круто, как хотелось, но в разумно ограниченном объёме.
В 1990-м я закончил писать иллюстрированную рукопись “Иконостасное дело на Урале”:

http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=235888

К тому же, иконостасная тема тогда была ещё полузакрытой. Недавняя журналистка, перешедшая в Епархию из городской газеты, заняла кресло пресс-секретаря Патриарха. Моя рукопись тут же угадила к ней в долгий ящик. Обратившись к редактору издания, получил ответ, что тема не актуальна, но пресс-секретарь рекомендует впредь согласовывать с ней лично подобные произведения. Подумалось, что декоративное икусство превращается в политическое ремесло с душком материалиных выгод.

Тем временем пришёл по почте конверт от семьи потомственных резчиков из Ростова Великого (не путать с Ростовом-На-Дону, то бишь с “Ростовом-папой” (жаргон).
Леонид Иванович Кищенков прислал шесть любительских фотографий и посоветовал найти в публичной библиотеке В.И.Ленина (Москва) автобиографическую книгу “Семья” об иконостасных мастерах и резчиках Кищенковых. Вскоре мне довелось съездить в Москву, где я отыскал книгу и получил с неё микрофильм. Потом связь с Леонидом Ивановичем оборвалась – он скончался, не успев дополнительно сообщить мне о фотографиях – кто есть кто. А я не попросил его прислать также собственное фото.

Фотографии, поступившие от Н.И. Кищенкова:

1.”Старший Кищенков” (на фоне бревенчатой стены – не опознан).
2.”Резчик из Семьи Кищенковых” (на фоне стены помещения – не опознан).
3.”Один из резчиков иконостасов Кищенков с нагрудным знаком на груди”. Когда я эти фотоматериалы отослал недавно нынешнему потомку мастеров Владимиру Михайловичу Кищенко (Одесса), то тот опознал в этой фотографии своего деда Михаила Андреевича Кищенкова, умершего в 1930-х годах.
4.”Работа Кищенкова”, или декоративное блюдо в честь 300-летия дома Романовых.
5.Более крупный (фрагмент) блюда.
6.”Распятие”: погрудный фрагмент Святого распятия.

Биографические данные Л.И. Кищенкова: родился в июне 1902 в деревне Ширяево Ростовского уезда. Умер в Ростове 22 июня 1975 в возрасте 72 лет. Художник-пейзажист и скульптор. Стиль социалистический реализм. Учебное заведение – ВХУТЕМАС (1921-1925), учился под влияним художника Александра Дейнека. После окончания учёбы вступил в 1926 году в члены общества ОСТ (Общество художников-станковистов). В выставках участвовал под псевдонимом ЛИК (Леонид Иванович Кищенков). Музейщики отсылают к единственной резной работе Леонида Ивановича Кищёнкова – бюст-автопортрет, находящийся в музее Ростова (Е.В. Брюханова. Династия ростовских резчиков Кищенковых. с.176-184).

Первая фотография –

Старший из семьи резчиков  copy (525x700, 73Kb)
“Старый мастер Кищенков”. Это всё, что я знаю о нём.

Вторая фотография –

Резчик Кищенков из семьи мастеров (604x525, 65Kb)

Лицо мастера получилось неплохо, но вся репродукция (особенно фон) низкого качества. На стене много картинок, но можно предположить, что умелец (или кто-то из близких), возможно, занимался живописью (на стене три портрета и две картины на пленэре).
Круг поиска можно сузить, но краеведы смогут легко найти этого мастера по старым фотографиям, а у нас тепрерь есть образец.

Михаил Андреевич Кищенков

Один из семьи резчиков Кищ copy (284x700, 35Kb)
На груди у Михаила Андреевича крепился знак выборного судьи волостного суда из крестьян.

Должностной знак “Волостной судья”

должностной++знак+4 (101x120, 7Kb)

Думается, что Знак сохранился у Кищенковых в семье (в Одессе молодёжь стала Кищенко). А родственный “треугольник” трогательно хорош: вещь, словно память, переходит от деда к сыну, от сына к внуку.

Институт волостного схода в дореволюционной России учреждён “Положением о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости” от 19 февраля 1861 года, и до 1917 года не измененялся.

Волостной сход регулярно собирался два раза в месяц. Сход выносил решения, если присутствовали как минимум волостной старшина и две трети представителей от крестьян.


Родословная ветвь резчика по дереву Михаила Андреевича Кищенкова:


Андрей Кищенков (возможны варианты: Кищёнков, Кищонков)

Михаил Андреевич

Дмитрий Аркадий Александр Василий Иван Анна Мария (дети)

Леонид

Владимир
М.А. Кищенков, будучи профессиональным резчиком, нанимался к подрядчику для строительства церковных иконостасов и убранства церквей и как резчик по дереву. В частности, участвовал в реставрации иконостасов церкви Григория Богослова Ростовского Кремля.

РостовКремль-церковьГригорияБогослова (480x640, 73Kb)
Церковь Григория Богослова в Ростовском Кремле.


Большая серебряная медаль за участие в выставке 1902 года

М.А. Кищенков был участником кустарно-промышленной выставки в Санкт-Петербурге 1902 года и награждён большой серебряной медалью (Вестник Ярославского Земства. 1903 №5, стр. 162).


“Распятие” вырезанное из дерева

Фрагмент распятия работы К copy (700x535, 121Kb)
Распятие, вырезаное величиной в человеческий рост, приписывается музейными специалистами мастеру Михаилу Андреевичу Кищенкову.


Юбилейное блюдо – “хлеб-соль” и торжество 300-летия Романовых

В ходе юбилейного празднества М.А. Кищенков преподнёс Императору вырезанный им крест с финифтевыми (финифтяными) вкладками. Дар подписан: “кустарь резчик ростова великого михаил андреев кищенков. крестьянин деревни ширяева”. Впоследствии Николай II передал крест в музей Александра III (ныне Русский Музей).

В Ростове Великом Император присутствоствовал с семьёй. В журналах уездного земского собрания и в докладах управы сделана запись о сессии 1913 года: “Просим Ваше Императорское Величество принять хлеб-соль от росийского земства на блюде работы местного крестьянина Кищёнкова резчика-самоучки” (Журналы... Очередная сессия за 1913 год. Ярославль, 1914 г. Стр.870).
Со станции царская семья отправилась в Успенский собор на молебен.

Ростов_300Романовы-праздгованиеЮбилея (700x412, 127Kb)

Кратко ― о предыстории праздника:
В феврале 1613 года в России был избран царём боярин Михаил Феодорович Романов, а в июне того же года венчан на царство в Успенском соборе Москвы. Через три века в феврале 1913 года Российский Император объявил указ о Всероссийском юбилейном праздновании трёхсотлетия дома Романовых. Притом, весь 1913 год вошёл в историю страны как светлый праздник, оценивавшийся экономистами и историками как пик процветания империи.

В этом юбилейном году мастера Кищенковы были живы-здоровы, но я не знаю, кто из них (или все вместе?) изготовили юбилейное блюдо для подношения “хлеба-соли” городскими властями Императору.
В статье Е.В Брюхановой цитируются Журналы Ростовского Земского Собрания за 1913 год : "...22 мая Ростовский уезд осчастливлен посещением их Императорских Величеств. Управа в полном составе поднесла Его Императорскому Величеству от лица Ростовского Земства хлеб-соль"... И далее следовало упоминание о резчике Кищенкове.

Юбилейное блюдо1- 300-лети copy- (667x693, 310Kb)
Е.В. Брюханова пояснила: “Дальнейшая судьба этого блюда не известна. В семье Кищёнковых до последних лет сохранялась фотография блюда. Однако со смертью Леонида Кищёнкова она увезена кем-то из родственников” (цитир. статья Е.В. Брюхановой.).
А буквально на днях Владимир Кищенко (внук Андрея Кищенкова) обрадовал всех нас: прислал интересную и свежую весть: ему удалось найти тот самый рисунок финифтяной вставки, которую использовал Кищенков для декоративного блюда.

P1011476 (700x568, 94Kb)
Из любопытства я прикинул на глаз фотоснимок юбилейного блюда, сравнив с финифтяной вставкой. Результат поразил: деревянное блюдо и вставка Ростовской финифти – без подгонки прекрасно подошли друг к другу и наложились, как одно целое.
То, что я десятилетиями считал утраченным, – наконец-то нашёл! Если понадобится, соберусь по винтикам и возьмусь за новый поиск. Давний поисковый опыт подсказывает, что наши возможности не исчерпаны.


Понравилось: 1 пользователю

Трон Критского царя Миноса ( Μίνως)

Понедельник, 07 Апреля 2014 г. 23:54 + в цитатник
Древние греки почитали Миноса (Μινως) как мифического царя Крита, и перенесли на него все исторические события, происшедшие на острове за два столетия до Троянской войны. Остров Крит считается основателем морского господства критян. Исторически бесспорен факт господства флота Крита на всей акватории Средиземья. Именно Миносу приписывается создание на Крите могущественной морской державы.
Дворец-лабиринт царя Миноса, построенный в 2000 году до новой эры всемирно извесен как памятник истории, архитектуры и культуры.
KNOSSOSS (533x350, 45Kb)
План дворца-лабиринта.
KN-EAS~1 (362x228, 16Kb)
По-видимому, где-то тут находился край строений Замка.
KN-STAIR (350x221, 15Kb)
По расположению сохранившихся лестничных маршей можно предположить местоположение разных частей постройки.
KN-ROAD (239x348, 15Kb)
Дошедшие до нас останки пути, ведшего к лабиринту, говорят о том, что в своё время дорога мостилась каменными плитами.

Туристические гиды расскажут, что Лабиринт являлся резиденцией правителя острова и находился в пяти километрах от Ираклиона на холме Кефала. Это один из двух великих лабиринтов мира, конкурировавший с египетским лабиринтом – развалинами, входившими в число ста чудес света.
КносскийДворец по предположениям архитектора (700x392, 99Kb)
Так мог выглядеть дворец царя Миноса по предположению архитектора.

B11 (322x480, 39Kb)

Раскапывать Кносский дворец начал английский археолог Артур Эванс в 1900 году. Раскапывал почти 40 лет. Раскопки объекта иногда сопровождались реконструкцией и реставрацией.
KN-RECON (343x237, 17Kb)
Восстановление части стены и колонн.
KN-LUS~1 (332x238, 8Kb)
Восстановление спуска на нижние уровни.
KN-EAS~2 (362x225, 23Kb)
Кладка внутренних стен.
KN-WMAG (248x354, 35Kb)
Служебная лестница, уставленная древними глиняными горшками.
KN-SPROP (242x234, 17Kb)
Участок стены на переходе украшен живописью.
KN-DOLPH (400x222, 29Kb)
На одной из стен изображены дельфины.
Эти длительные раскопки увенчались открытием Минойской цивилизации.

Кноссос Минойской эпохи был крупным городом, посреди которого стоял упомянутый роскошный дворец. Кносский дворец представляется нынешним читателям лабиринтом, “садом блужданий”. Он имел множество помещений на разных уровнях, доходивших порой до четырёх этажей и включавших в себя конгломерат, состоявших из полутора тысяч дворцовых покоев. Дворец имел систему водоснабжения и канализации. Археологи нашли комнаты с терракотовыми ваннами. Здание было прорезано сверху донизу световыми колодцами. Свет и воздух поступали через них в нижние этажи.
Для того времени такая организация дворцового строительства удивила археологов. В раскопах Минойского Крита учёные нашли глиняные таблички с надписями. То есть население острова имело письменность. На Крите тогда (начало второго тысячелетия до новой эры) жили еще не греки, и пока не известно, на каком языке написаны глиняные таблички, и до сих пор их письмена остаются не разгаданными.

B12 (322x480, 48Kb)
Трон царя Миноса (конец XV века до н.э.).
Самый ранний из дошедших до нас трон западного мира. Вырезан полностью из камня, но сделан так, словно создан столяром из дерева.

Парадный зал с Троном (700x508, 62Kb)
Жители острова, со всех сторон окружённого водой, чувствовали себя в безопасности. Поэтому ни города, ни дворцы не имели крепостных стен. Сначала дворцы были центрами независимых государств. После объединения Крита остров стал единым государством (16 – первая половиная 15 века). Объединение острова приписывается царю Миносу.
В середине 15 века до н. э. произошла катастрофа. Взорвался вулкан на острове Фера в Эгейском море. Сильный взрыв расколол остров. Часть его осталась под водой, а огромные волны достигли Крита и разрушили все прибрежные города.
Вскоре (около 1400 года до н.э.) Крит захватили греки-ахейцы с Балканского полуострова. Жители Крита не сумели оказать сопротивления, остров был разграблен, Кносский дворец разрушен, Минойская цивилизация канула в Лету.

KN-ANTE (349x243, 28Kb)
Судя по фотографиям разного времени, интерьер помещения менялся.


Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Бельгийский резчик по дереву Патрик Дамиенс (Damiaens)

Пятница, 28 Марта 2014 г. 14:08 + в цитатник
Есть сегодня в Европе достойный продолжатель знаменитейшего скульптора и резчика по дереву Гринлинга Гиббонса. Зовут его Патрик Дамиенс (Damiaens), родом из Бельгии. Он ещё сравнительно молод. На вид сейчас вряд ли дашь ему больше сорока, хотя я не пытался выяснять по паспорту его возраст.
Patrick Damiaens Workshop (640x427, 97Kb)
Он увлечён художественной обработкой дерева и много работает. Прекрасно рисует, отлично чувствует перспективу, обладает точным глазомером. О таких в народе говорят: “глаз – ватерпас”.

P1011400 (700x442, 51Kb)
Патрик Дамиенс – скульптор и специалист по орнаментам, успешно работающий в дереве, является редким в наше время производителем элегантной мебели Льежского стиля с типичным рельефным орнаментом, высоко ценимым знатоками. Такая мебель считается подарком в современном интерьере, как ностальгический отголосок XVIII века.

PD 003 ok (428x640, 60Kb)
На иллюстрации через все орнаментальные панели протянулась авторская подпись “Патрик Дамиенс”, выполненная несмываемыми водяными знаками.
23f275e01a907d8b5c6e2e2fc29af71d-Льеж (700x563, 61Kb)
Так сегодня в Интернете мастера вынуждены защищать свою собственность от воров, плагиаторов и прочих расхитителей. Впрочем, авторское право находится под надёжной охраной честных пользователей и государств.

Damiaens'Panel (576x654, 389Kb)
Резная панель от старинного шкафчика из Льежа, повторённая Патриком Дамиенсом.

Талантливый резчик одержим идеей сохранить для своей страны наиболее ценные образцы и уцелевшие экземпляры Льежской мебели как существенную часть культурного достояния.

Патрик Дамиенс – не новичок в разработке орнаментов, успешно работающий в дереве, является редким в наше время производителем элегантной мебели Льежского стиля, высоко ценимого знатоками. Такая мебель считается подарком в современном интерьере, как драгоценный отголосок XVIII века.

Историческая “жилка” его характера зародилась давно, когда Патрик был подростком.
Если порыться в Интернете, то можно словно из детских кубиков сложить короткую, но славную биографию талантливого мастера. Родители Патрика, как и всякого ребенка, пытались определить его на хорошее место, иногда даже и против его воли. Часто водили в музеи, и парень заинтересовался историей страны. Потом уже самостоятельно, не имея возможности купить дорогие рукописи, он брал в библиотеке нужные книг по истории искусств. Мечтал стать археологом, но поступил в профессионально-техническое училище и шесть лет охотно делал мебель. Потом в институте Дон Боско в Льеже занимался резьбой по дереву и осваивал дизайн интерьера.

Идеи не возникают на голом месте. Интерес к истории страны, почерпнутый подростком из книг, усиленный со временем приобретёнными навыками ремесла, подогретый опасениями за судьбу местной культуры – он решил спасать гибнущую – некогда процветавшую – мебельную культуру Льежа.

Льежские мотивы при архитектурных стилях барокко, рококо и классики оставались по-прежнему во вкусе Льежа. Такое чувство возникает при знакомстве с некоторыми работами Патрика. В мою задачу не входит искусствоведческий анализ затронутых произведений. Для меня достаточно внешнего сходства. Не вдаваясь в глубины теории, я расцениваю некрупную работу резчика и прихожу к выводу, что при пропорциональном уменьшении рисунка и соответствующем снижении высоты рельефа узор прекрасно бы уложился в верхнюю часть орнаментальной композиции Льежского шкафа.
Этот пост является ни чем иным, как расширенным комментарием на работу мастера Дамиенса. Впрочем, вместо ожидаемого полнометражного фильма посмотрим лишь несколько кадров из его напряжённых будней.

Кадр 1. Рисунок, сделанный Патриком прямо на рабочем столе.

P1011412 (505x604, 49Kb)
Рокайль – характерный для стиля рококо, или для королевского стиля. Во Франции рококо связывают с Людовиком XV и с его правлением (1720–1765). Считают, что стиль рококо связан с последней стадией стиля барокко. Эти два стиля одинаково перенасыщены пышным декором, но если барочная орнаментика динамична, напряжена, контрастна, то в рококо она как бы расслаблена, грациозна, прихотлива и легковесна. На рисунке отображено подобие морской ракушки. При ней – гирлянда цветов, букет, а на этом фоне головка ангелочка с крылышками.

Кадр 2. Фрагмент увеличенного рисунка.

P1011394 (700x423, 37Kb)
Автор проекта – Патрик Дамиенс.

Кадр 3. Патрик приступил к резьбе деревянной заготовки.

P1011395 (700x427, 55Kb)
Дамиенс отделил заготовку от лишнего дерева, закрепил её на верстаке и приступил к работе. Начал резать и строгать с гирлянды цветов – по краю заготовки. Процесс резьбы и дальше происходил в направлении от периферии к центру, а условным центром заготовки был ангелок с крылышками.

Кадр 4. Мы видим Патрика в момент работы над этим произведением в своей мастерской.

P1011396 (700x442, 61Kb)
Массивная грубая заготовка под действием острых стамесок обретала задуманный контур.

Кадр 5.

P1011413 (700x434, 57Kb)
Но вот и явился на свет ангелочек. Сначала он был незрячим, как котёнок.

Кадр 6.

P1011415 (700x450, 50Kb)
Патрик Дамиенс (тоже в белом халате) в роли хирурга-офтальмолога делает сложную операцию в своей “клинике” .

Кадр 7.

P1011416 (694x450, 65Kb)
Готово! Зрачки прорезались!!

Кадр 8.

P1011397 (700x419, 61Kb)
Мастер выставляет новую вещь на пюпитр.

Кадр 9.

P1011392 (624x622, 81Kb)
Вот и закончен рассказ. У меня нет других комментариев.

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Cравнение работ двух русских мебельщиков 18 века

Четверг, 20 Марта 2014 г. 18:47 + в цитатник
Исследователь З.П. Попова показала объявление, помещённое в "Санкт-Петербургских ведомостях" за январь 1801 года: "Близь каменного театра по Екатерининскому каналу в доме купца Панаева под № 227 продаются дворовые люди: резчик 32 лет, способный к исправлению официантской и камердинерской должностей...о цене спросить у живущего в том доме статского канцеляриста Харлампия Бурова".
Российская действительность и мытарства крепостных людей шестой части Земого шара. В те времена такая находка не была исключением.
Столяр и квалифицированный краснодеревщик Матвей Яковлев, сын Веретенников – был также подневольным крестьянином, и З.П.Попова попыталась выяснить, как жил и в какой обстановке работал на хозяина. Зоя Прокопьевна Попова – не новичок в исследовании жизни и творчества мастеров резьбы по дереву и маркетри – “деревянной мозаики”. Она соавтор книги С.К. Жегаловой, С.Г. Жижиной, З.П. Поповой и Ю.С. Черняховской “Пряник, прялка и птица Сирин” (2-е изд., перераб. – М.: Просвещение, 1983. – 192 с.).
Вероятно, Веретенников, “учился у столичных мастеров. Окончив учение, мог работать в петербургском доме или в какой-либо усадьбе Салтыкова. Кроме того, мог уйти на оброк. В связи с таким предположением интересны документы петербургской дворцовой конторы, возможно, касающиеся М. Я. Веретенникова, как оброчного крестьянина. Они случайно найдены в архиве научным сотрудником дворца-музея в Павловске А.М. Кучумовым во время поисков материалов для работ по восстановлению этого дворца. В них говорится, что в 90-х годах (период совпадает – Е.Д.) он был крепостным столяром помещика Салтыкова и изготовил для дворца в Павловске два бюро, инкрустированные ценными сортами дерева. Одно из них до сих пор украшает залы дворца-музея. В документах нет ни имени, ни фамилии мастера, ни инициалов его владельца, но высокое мастерство исполнения этих вещей, элементы орнаментов, включение в сложную композицию выжженных картинок и некоторые приемы в технике инкрустации – то, что называют почерком мастера.” (цитировано по статье З.Поповой “Крепостной мастер Матвей Яковлев сын Веретенников”).

Сегодня, спустя три века, хотелось бы наглядно выяснить, насколько квалифицированно и убедительно выполнял русский мебельщик свою работу. С этой целью давайте, посмотрим две-три лучших произведений русской мебели восемнадцатого века. Начнём, пожалуй, с Никифора Васильева – вольного столяра, выходца из старой Охты, а следом за компанию покажем и поделку крепостного крестьанина Веретенникова. У обоих в послужном списке имеется заслуживающее внимания бюро-цилиндр, созданное Васильевым в 1770-х, а Веретенниковым – в 1790-х годах.
8697cc852d61af6523bcb8eed534eda4 (481x700, 281Kb)
Бюро охтенского мастера Никифора Васильева.

Исследователи не раз отмечали, что в конце XVIII века петербургские ремесленники в 90-х годах успешно перенимали манеру ведущих английских и немецких мастеров, работавших в черном дереве, и среди них особенно выделялись отдельные Охтенскех плотники.

К ним принадлежал и Никифор Васильев с единственной подписной работой — столом для гравюр во дворце усадьбы Кусково. Эта изумительная художественная фанеровка позволила на основании чрезвычайной близости авторской манеры связать с его именем ряд предметов мебели, созданных для московских и петербургских дворцов. А в их числе – и бюро из царскосельской коллекции.

Изыскания последних десятилетий позволили уверенно связать имя Никифора Васильева с охтенскими ремесленниками, создавшими наборные паркеты императорских резиденций 70-х годов.

Наследие Никифора.Васильева изучено достаточно полно. Авторы и составители статей, указанных в сносках, утверждают, что число приписываемых ему произведений насчитывает до десяти наименований мебели, в том числе шедевр – бюро из Екатерининского дворца, украшенное набором маркетри с изображением вида Москвы из Замоскворечья, Охотничьего павильона и павильона Эрмитаж в Царскосельском парке, приобретенное Екатериной II в 1770-е годы (находится в Екатерининском дворце-музее города Пушкина).

Поскольку в мою задачу входит сравнить творческий потенциал этих двух мебельщиков, то исследователи в статьях сами ответили на мой не заданный вопрос у Васильева таких работ меньше десяти , а у Веретенникова – только шесть.

Профессиональный уровень Васильева был столь высок, что его мебель преподносилась императрице в качестве подарка. Его пороизведения сохранились в российских собраниях – в Екатерининском дворце Царского Села, в Большом Петергофском дворце, в Государственном Историческом музее.

Бюро сделано в 1770-е годы. Использован дуб, сосна, красное дерево; фанеровка кленом, розовым деревом, самшитом, орехом, ореховым капом, яблоней, палисандром и чёрным деревом; бронзовый сплав, составлен из меди, обогощённой оловом и свинцом; использованы золочение и гравировка. Столешница закрывается дугообразной шторой, набранной из деревянных реек. Суперструктура бюро – в том числе его верхний шкафчик выглядит, в целом, как одно целое
Наборные композиции по рисункам Махаева, стилизованные растительные орнаменты в виде гирлянд с бусинами и цветами, своеобразная трактовка крон деревьев — все особенности, повторившиеся в изделиях Васильева, соотнесённых с подписной работой из Кускова, позволили убедительно связать эту мебель с именем охтинского мастера (Литература: 1.Царскосельская мебель и её коронованные владельцы. Альбом. Автор- составитель И.К.Ботт. – СПб.: Аврора, 2009.-256 с. 2.Татьяна Семенова. Маркетри и петербургские краснодеревщики Х. Мейер и Н. Васильев).

Прежде чем перейти к столам, взглянем на бюро Матвея Веретенникова.

80197374_large_Veretennikovbyuro-СдрСтороны (675x632, 218Kb)
Веретенников был крепостным крестьянином действительного статского советника Салтыкова. Он – создал бюро в 1795-1796 годах. Сходство с цилиндром возникало из-за того, что бюро внешне напоминало цилиндр, положенный горизонтально на ровные (спиралного рисунка) ножки.
Под выгнутой дугообразной крышкой (задвигающейся деревянной шторой) внутри бюро находились аккутатные выдвижные ящики. Красивый, устроумно устроенный
“уважаемый шкаф”, до сих пор производит на зрителей незабываемое впечатление.

Столы ломберные и для хранения гравюр и партитур

79278830_large_8082nikiforVasiliev-Кусково (557x618, 271Kb)
Подписанный автором Никифором Васильевым стол с ящиками для гравюр, изготовлен в конце 1770-х – начале 1780-х годов. Набор на столешнице изображал парк усадьбы Кусково с архитектурными сооружениями – по гравюре П.Лорана с рисунка М.Махаева. Стол скромно подписан: “Наклеивал Никифор Васильев”.
Он был вольнонаёмный мастером. Работу производил по найму. Музейный экспонат – имеет инвентарный номер: М-289 ( Государственный музей керамики и “Усадьба Кусково XVIIIв.” Ссылка обязательна на “Музеи России”. Зарегистрирован 06.07.2011 в Министерстве печати – Эл.N77-4675. ISSN 1684-9574).

79278265_large_71nikifVasiliev-НаРазвороте (624x624, 422Kb)
Исследователь русского наборн6ого дерева восемнадцатого века Ю.В.Фомин выяснил, что “документы и сохранившиеся предметы наборного дерева не подтверждают высказанные в литературе предположения о существовании у Шереметевых квалифицированных мастеров наборного дерева, равных по уровню охтенскому столяру Никифору Васильеву”.

И снова обратимся к столам Веретенникова. Он изготовил и подписал два ломберных стола (для игры в карты).Такие столы имелись в обиходе обоих столяров-краснодеревщиков. Их он изготовил как парные: отличие каждого состояло в рисунке набора дорогих пород дерева.Владелец крепостного Веретенникова – их превосходительство статский советник Салтыков мог гордиться презентацией новой мебели не потому, что хозяин имел толкового холопа, а тем, что в зале высокопоставленные гости сидели за игрой в карты не на простых, а на серийных красивых столах.

80198551_large_Untitled15 (525x700, 168Kb)
Ломберный стол Матвея Веретенникова.

На обоих ломберных столах оставлены читаемые по-русски авторские подписи: “Ево превосходительства действительнаго штатскаго советника Александр Васильевичя салтыкова служитель мастеравой Матвей Яковлев сын Веретенников” (сделаны в 1797, орфография сохронена – Е.Д.).

P1011375 copy (596x415, 323Kb)
Наборная столешница мастера Веретенникова: “Колоннада в саду турецкого султана”.

Признавая технику маркетри (способ украшения мебели наборным деревом) заморским изобретением, российские лучшие мастера всего лишь за первые полвека так успешно освоили приёмы и нюансы этого искусства, что оно перестало быть "заморским" , приобрело несомненно русский характер.


Понравилось: 1 пользователю

Финтифлюшки скульптора Гринлинга Гиббонса

Вторник, 11 Февраля 2014 г. 12:46 + в цитатник
Grinling%20Gibbons-2 (200x220, 36Kb)
В словаре вычитал, что финтифлюшки – это безделушки, не имеющие ценности. Всю жизнь Гринлинг Гиббонс занимался финтифлюшками по заказам королей и герцогов. Потом выяснилось, что созданные им интерьеры и украшения поистине бесценны.



toh947 (311x75, 11Kb)

Молодого усидчивого мастера звали Гринлинг Гиббонс (1648-1721). Родился в Роттердаме. Жил до девятнадцати лет в Голландии, а затем семья переехала в Лондон. Родители из коммерсантов, отец заключал торговые сделки, а юношу интересовала скульптура и резьба по дереву. Многие думают, что солидные люди не станут тратить дорогое время на какие-то финтифлюшки – безделушки, не имеющие ценности.
Когда я в давнем детстве, любительски увлёкшись резьбой по дереву, пришёл в местную библиотеку, услышав смешную фамилию английского мастера от консультанта кружка ДТС (детской технической станции), и взял с полки Советский энциклопедический словарь, то нашёл на странице 302, что Гиббон – это фамилия английского историка конца XVIII века, а гиббоны вертлявые обезьянки с размахом рук в два погонных метра. О мастере Гиббонсе словарь умалчивал.
Ранний период жизни Гринлинга Гиббонса подробно не описан. Среди досужих догадок, граничивших со сплетней, его отец – будто бы Сэмюэль Джиббонс (по правописанию – тот же Gibbons) из англичан, служивших при Иниго Джонсе – архитекторе и дизайнере – стоявших у истоков британской архитектурной традиции.
Полагают, что Гринлинг учился обработке камня и делал успехи в резьбе по дереву. Ясней проступал период его занятий в голландской студии Артуса Квелинуса Младшего (Quellinus). Учитель на портрете запечатлён возле колонны у входа в здание его студию (скульптура: статуи, надгробные памятники).

Увеличенная копия-Artus_Quellinus_I_PNG (317x441, 348Kb)
Артус Квелинус – педагог молодого Гринлинга Гиббонса. Амстердам.

Практикуясь в студии, он выполнял статуи, скульптурные группы и надгробия – вместе с учителем Артусом Квеллинусом, а потом и в одиночку – как в простом камне, так и в мраморе. Когда семья перебралась в Лондон (1667 г.), ему пригодились наставления учителя.

Забегая вперёд и поторапливая события, скажу, что в Лондоне его ожидали весьма непростые заботы. Исследователи отмечали, что ученик студии имел возможность ознакомиться с голландским и фламандским натюрмортом и с работами цветочных живописцев типа Жана-Баптиста Моноера (Monnoyer) и Яна Ван Хёйсума (Huysum), что могло невольно и положительно отразиться и на его манере резьбы по дереву. Он обладал обширным диапазоном декоративных мотивов, включая фрукты, цветы, музыкальные инструменты и тому подобные предметы и аксессуары. Как писал Хорас Уолпоул (Horace Wolpole) – 4-й граф Орфорда – до Гиббонса не нашлось человека, который бы дал дереву столь свободную и воздушную лёгкость цветочных гирлянд, как Гринлинг Гиббонс .
Работа Гринлингу нравилась. За неимением лучшего, он так бы и тянул лямку каменотёса, выделывая на заказ надгробия, или декоратора-поделочника, научившись от Квелинуса этим ремёслам, если бы не события, перевернувшие его судьбу на 180 градусов. Люди помнили, что после разрушительных пожаров в Лондоне 1666 года было много строительной работы – восстановительной, дизайнерской и оформительской.
В Лондоне ощущалась и нехватка жилья. Семья Гринлинга арендовала комнаты в особняке сэра Джона Эвелина. Однажды хозяин увидел, как мастерски работал с деревом его проворный квартирант. Этот эпизод он описал в дневнике в 1671 году: “Я увидел при свете свечи молодого человека, вырезавшего из дерева 'Распятие на кресте Тинторетто'. Произведение уже было в стадии завершения.”

P1011226 (700x531, 104Kb)
Джон Эвелин.“Обнаружение”. Гринлинг вырезает “Распятие” Тинторетто (в проёме – Сэр Эвелин). Случай имел в судьбе резчика далеко идущие последствия.


Распятие Тинторетто

На этой дневниковой записи я остановился, как вкопанный. Заминка произошла из-за того, что в перечне известных мне работ Гиббонса я не нашёл такого файла. Потребовалось время для уточнений.
В 1565 году живописец Яполо Тинторетто создал холст-панораму “Распятие” размером 5 м 36 см на 12 м 24 см. Мог ли гениальный резец Гринлинга повторить эту тему, если уменьшить заготовку в 10 раз?
Ну, не в десять, а хотя бы в шесть раз меньше – размер с шириной липового брускового щита два на метр ещё приемлем. Впрочем, вернёмся к рисунку “Обнаружение”. Мы видим, что на верстаке Гиббонса закреплена плаха. По моим прикидкам толщина плахи не менее пяди при высоте ~75 и ширине ~50 см. Смутно по краю заготовки виден кто-то из предстоявших, но уже этот факт исключает панораму или круглую скульптуру. Значит, заготовку на рисунке иллюстратор произвольно изменил и перевернул длинной стороной вниз.
Но вот недоразумение улажена, и файл отыскан.


463891_orig (700x486, 438Kb)

Рамки липового щита, на котором Гринлингу выпало вырезать сюжет "Распятие" Якопо Тинторетто, казались для резчика тесноватыми. В живописной картине итальянца было много фигур: воины, судьи, кони, палачи и народ. В такой суматохе на голгофе, поднятый на кресте палачами, один, как перст, возвышался над землёй и людьми атлетичный Иисус Христос. Тинторетто изобразил его сильным духом, вдохновлённым верой – взмывшим над приземлённым окружением.


raspytie1-Тинторетто1565 (550x645, 58Kb)
Якопо Тинторетто. Распятие. 1565 г. (Фрагмент).

Позднее Гринглинг изваял другое "Распятие". Это был уже совсем иной образ заступника и спасителя обездоленных.
Распятие-Гринлинг Гиббонс (350x525, 19Kb)
Гринлинг Гиббонс. Распятие. Вторая половина XVII века.

Два интеллектуала приняли участие в судьбе молодого скульптора Гиббонса

220px-JohnEvelyn1687byGodfreyKneller (299x325, 32Kb)
Сэр Джон Эвелин, писатель. Портрет написан художником Годфри Неллером.


ChristopherWren by Mike Painter-амер вишня (438x700, 71Kb)
Скульптурный портрет Сэра Кристофера Рена, математика и архитектора. Скульптор Майк Пойнтер. Американская вишня.

...В тот же вечер сэр Эвелин, потрясённый грандиозностью увиденного, приехал к королевскому архитектору Кристоферу Рену (Wren) и рассказал, что видел, восхитившись подробностью и совершенством резного рельефа. Не откладывая, они решили рекомендовать способного новичка королю Чарльзу II. Вскоре их протеже был включён в штат резчиков королевского Двора, и к 1680 году он уже слыл известным королевским мастером.

Говорят, что Гринлинг, служа при Дворе, удачно выполнил мраморную статую Чарльза II (мне не довелось, увидеть её). Вспоминают так же, что менее эффектно выглядела бронзовая статуя Якоба II (Whitehall Chapel). Критики благосклонно отнеслись к “Виконтам” (в церкви Exton) и нескольким статуям во дворе Лондонской биржи. Среди других заметных его работ были изящные интерьеры Виндзорского Замка, Собора Cвятого Павла (строитель Кристофер Рен), комнаты Дома графа Эссекса в Cassiobury, резная комната особняка “Pet worth” и во многих других местах.

Так называемая “эпоха Гринлинга Гиббонса” в туманном Альбионе охватила сразу несколько исторических эпох: Каролинская эпоха (1625—1642 до его рождения); Гражданские войны, республика и Протекторат (1642—1660) детство, учёба и прибытие в Англию; Реставрация Стюартов и Славная революция, при которой сын ниспроверг отца (1660—1688); Образование Великобритании (1688—1714) и частично Георгианская эпоха (1714—1811) – всего 7 лет до года смерти Гиббона в 1721. Период, насыщенный событиями в истории страны и искусства.

Как уже сказано, успешная творческая карьера открылась перед Гринлингом после зачисления в узкий круг профессионалов, обслуживавших прихоти английского короля Чарльза II (1630-1685).


58165730_charles_ii_of_england (454x699, 80Kb)
Новый король Чарльз II из восстановленной династии Стюартов являлся старшим сыном казнённого в 1649 году короля Англии, Ирландии и Шотландии.


Статуи короля Чарльза II, выполненные Гринлингом Гиббонсом

ED125217_942longЧарльзII (468x700, 72Kb)

Статуя короля Чарльза II на территории Королевской Больницы Челси. Изваяние, отлитое Гринлингом в медном сплаве (1676 г.) – высотой 229 см. Первоначально статуя стояла в окрестностях Дворца Уайт-холл, а после смерти Короля перенесена на территорию Королевской Больницы, и там стоит уже с 1692 года (более трёх веков).

Это не единственная скульптура Гиббонса, посвящённая этому королю. Есть более интересное изваяние, но не в Лондоне, а в Эдинбурге – столице Шотландии.

Примечательна конная статуя короля Чарльза II. Она находится недалеко от Парламента возле церкви Святого Джайлса. Создана до 1685 года. Одна из старейших свинцовых статуй в Великобритании. Единственная конная статуя в натуральную величину в Британии. Первоначально место предназначалось для статуи Оливера Кромвеля – но замысел был срочно пересмотрен после реставрации династии Стюартов и возвращения короля Чарльза II к власти в 1660.

charles_II_edin_x5440d-КоннаяСвинецГринлГиббонс (700x472, 108Kb)
Статуя изображает Короля в одежде римского императора и почитается наряду лучшими работами скульптора Гринлинга Гиббонса. Старейшая статуя Эдинбурга недавно реставрирована за 60 000 фунтов стерлингов.

Король Чарльз II не притащен за уши к моему посту. Если бы не монарх, то Гринлинг долго бы тянул лямку каменотёса, выделывая на заказ надгробия, ибо у Квилинуса он хорошо усвоил дело надгробных памятников. Но работа для Короля всё объясняет и оправдывает.


За рекой виден Виндзорский Замок, где Гиббонс декорировал интерьеры короля.

7a6a9593e24b-NorthFront of The Castle (700x404, 51Kb)

Было время, когда Королева Елизавета I спрятала за мощными стенами Виндзорского Замка весь свой Двор, спасая его от страшной эпидемии бубонной чумы 1563 года. Чтобы не внести чуму в Замок, она издала Указ, согласно которому любой – независимо от рода, связей и звания – кто придёт из Лондона к его стенам, подлежал немедленной смертной казни через повешение, чтоб не заразить округу.
Во время гражданской войны Виндзор захватили войска Оливера Кромвеля после битвы при Эджхиле в 1642 году (за 6 лет до рождения Гринлинга Гиббонса). Командование Парламентскими силами сделало замок своей штаб-квартирой. В начале военных действий принц Руперт (Prince Rupert of the Rhine) пытался отбить замок, но не сумел, и Кромвель контролировал крепость до 1649 (Гринлинг родился в 1648 году).
Тогда замок использовался и в качестве тюрьмы. Там заключили самого короля Чарльза I, откуда его привезли в Лондон на казнь.
Затем в парламенте был обсуждён вопрос об уничтожении Замка. Голосование пришло к практически равному результату – решение сохранить Замок достигнуто с перевесом всего в один голос.


Протеже Джона Эвелина начал работать в Виндзорском Замке в 1677 году, то есть в возрасте 29 лет. Взглянув на первые его работы и отметив в них ясность сюжета, чистоту и аккуратность порезки, король понял, что не ошибся в выборе.

P1011236 (700x495, 146Kb)

Гринлинг разрабатывал композиции для резьбы в привычном для него господствовавшем стиле барокко. А сегодня дело идёт к тому, что остаётся всё меньше его работ, ибо четвёртый век находиться в сыром английском климате – срок великоват для дерева даже в королевских музеях. Остаётся только надеяться, что современные способы и средства консервации бесценных произведений искусства и культуры будут защищены.


Потолки и стены

На потолке – на переходе к стенам промежуточный фриз украшен букетами и фруктами по периметру, а на самом верху центральное панно сверху и по бокам обвито длинными гирляндами цветов. Работа в духе непревзойдённого мастера-«потолочника» Грингинга Гиббонса.

453ebb5588f7-Queen'sAugienceCamber (700x551, 152Kb)
Покои в крыле королевы Augiece.

Стены под потолком сверху ограничены перилами из балясин. По углам изображены группы ангелочков на тумбах, украшенных каждая цветочной гирляндой. Над камином – женский портрет в раме, вырезанной в духе Гриндинга Гиббонса. А над портретом на прямоугольной тумбе – небольшие букеты цветов в вазах (и это тоже из повадок Гиббонса).

1f83a857b16f-King'sDrawingRoom (700x537, 119Kb)
Живописный потолок обрамлён фризами, украшенными гирляндами цветов и фруктов. Справа виден камин, над которым в роскошной резной раме помещён портрет в полный рост.

825fe6e56d0a-Queen's Drawing Room (700x551, 132Kb)
Чертёжный зал королевы (рисовальная комната).


Интерьеры и украшения Собора святого Павла в Лондоне

Здание Храма разработал и построил математик и архитектор Кристофер Рен. Он и посоветовал королю использовать талант Гиббонса.
В соборе Святого Павла прекрасная резьба по камню, великолепные ажурные решетки из кованого железа, а музыкальный орган собора, изготовленный в 1694 году (при жизни Гиббонса), считается одним из лучших в Англии.
Произведением искусства являются также и деревянные скамьи, выполненные Гринлингом Гиббонсом в конце XVII века. Их отличает тонкая резьба и художественное исполнение.


51593564_St_Pauls_by_Thomas_Hosmer_Shepherd_early_19th_century_3 (644x399, 90Kb)

england-london-st-pauls-cathedral-024-Цветы (550x366, 65Kb)
Потолок под куполом: фигурные картуши, украшенные двумя видами цветочных гирлянд.

P1011230 (700x391, 121Kb)
Поющий ангелочек (деталь орнаментального фриза). Кадр из фильма о лондонском храме Святого Павла.

QG629457_942long-StPaul'sGarden-London (700x464, 225Kb)
Фрагмент панели в помещении сада Св. Павла, Лондон.


Дом графа Эссекса в Cassiobury.

Cassiobury_park_1888 (538x367, 88Kb)
Не просто дом, а дворец.

cropwm (672x483, 214Kb)

Были интерьеры в Cassiobury во владениях графа Эссекса, где работал Грилинг Гиббонс. Время течёт, меняется обстановка, ветшает мебель, но трудно отказаться от мысли, что всё (или почти всё) давно кануло в Лету. Например, в обстановке гостиной, где леди работала за письменным столиком, на картинка выделяется резное позолоченное трюмо, не вошедшее полностью в кадр, а Гиббонс был резчиком по дереву, но в такой манере, строго говоря, непривычен.

527523_The-Dining-Room (636x441, 107Kb)
А в обеденном зале многое сохранено во вкусе Гринлинга Гиббонса: обрамление каминной живописи и портретов, выполненных в полный рост, а на другой стене высокое зеркало украшенное такой же оправой в виде фруктоягодных и цветочных гирлянд.

william-henry-hunt-the-green-drawing-room-of-the-earl-of-essex-at-cassiobury (534x425, 112Kb)
В ”Зелёной гостиной”, где музицирует леди, внимание привлекают два объекта художественной резьбы по дереву: тимпан над двустворчатой дверью и высокая рама, в которой заключено большое каминное зеркало. Резьба выполнена, по-моему, совершенно в духе Гиббонса, но очень может быть, что им самим. В этом смысле Англия – подходящее место, где может сбываться сказка.

За три века, истекшие после Грилинга Гиббонса, в королевских замках и в домах высшей английской знати сменились поколения, произошли опустошительные пожары, поменялись художественные стили и предпочтения, но, вглядываясь в живопись, в гравюры интерьеров и вчитываясь в литературу того времени, мы замечаем интересные ностальгические детали, напоминающие нам о былом. И те “финтифлюшки”, к примеру, – самодельные колты из золота, придуманные и собственноручно отлитые и отчеканенные царем Иваном Калитой для его сестёр, сегодня не покажутся безделушками хотя бы из-за их баснословной нынешней стоимости. К такому роду “финтифлюшек” причислю и живописные холсты Черчилля и Шикльгрубера, неплохие стихи Мао Цзэдуна и Сталина. Хронос покрывает старинные изделия ценным признаком времени – патиной, и только нерасчётливый или малограмотный хозяин решит удалить налёт, существенно обесценив шедевр.

Gr Gibbons-Ermitage- (492x700, 177Kb)
Художник Годфри Неллер (Sir Godfrey Kneller). Портрет Грилинга Гиббонса (~1690 г.). Совпадение: он же писал сэра Эвелина.

Картина была выставлена в Эрмитаже. В личном архиве я храню такое же изображение, оттиснутое на немецкой почтовой открытке конца пятидесятых годов XX века. Купил у букиниста, коллекционируя старые портреты резчиков по дереву и иконописцев. С тех лет душа прикипела к выдающемуся мастеру гильдии английских столяров Гринлингу Гиббонсу. Однако в те годы на мог раздобыть достойной литературы по этому вопросу.

Не вдаваясь в тонкости формулировок, замечу, что столяр, плотник, потолочник, резчик по дереву – были крепкими профессиями. В их ареале жил и работал Гиббонс. Специальности разные, но, в основном, всё зависело от уровня квалификации. Столяр, работая с деревом, соединял детали прочным клеем, а плотник всегда надеялся на гвозди. Отсюда и уровень их художественных произведений.
В конце семнадцатого столетия в Англии престижными мастерами наряду с Гиббонсом слыли Томас Юнг, Роджер Давис и Эдвард Перс. Их имена были всегда на слуху, но Гринлинг был важнейшим резчиком по дереву от гильдии столяров, едва ли не самым популярным британским “человеком ливреи” (the livery-man). Поэтому имя его и осталось в веках.


Образец почерка Гринлинга Гиббонса


gibbons-letter (490x612, 150Kb)

Купель для младенцев

В начале 2012 года в музее Tate Britain было вынесено на показ публике художественное покрытие в виде скульптурной группы, выполненной как колпак или – крышку от купели семнадцатого века известным резчиком по дереву Гринлингом Гиббонсом. Для зрителя выпал хороший шанс увидеть прелестное произведение изобразительного искусства в экспозиции галереи. Тем временем выставка закончилась, и шедевр вернулся в лондонскую церковь Всех Святых (All Hallows. Крышка Купели, май 2012).

grinling-gibbons-font-cover-крышка с гравировкой (468x624, 68Kb)
В руках лучшего резчика Англии Гиббонса простые вещи, как обычная купель для крещения младенцев, становилась памятником культуры и раритетом. За давностью времени купель не сохранилась, осталась от неё только крышка. На ней уцелел автограф, который сам теперь является шедевром гравировки. В связи с этим любознательному читателю может оказаться полезным ещё раз взглянуть на подлинный почерк Гиббонса.

А если возвратиться к его почерку, то он профессионально-гравёрный с броскими художественными излишествами. Собственную фамилию Gibbons писал "Gibbon", игнорируя окончание “s” : nota bene.


Липовые кружева

w.181-1928-_carving_1000px-ГиббонсГринлинг (583x700, 455Kb)
Гринлинг Гиббонс. Шейный платок. Резное дерево – липа. Эмблема.

Такие аксессуары в придачу к платью или к мужской рубашке делались из ткани или кружев. Мода продержалась почти два века, хотя и сегодня местами не гарантированы отдельные выплески и повторение прошлого.

В одном из британских фильмов мне встретилась эта “кружевная” работа Гринлинга, находящаяся теперь в музее Виктории и Альберта. Экспонат хранится в опечатанной специальной коробке. В фильме куратор мебели Музея Виктории и Альберта Ник Хамфри показал нам "платок" анфас и с тыла. Впечатляющее зрелище: с лица кружева, а внутри – грубый кусок деревяшки

P1011259 (700x525, 74Kb)


P1011263 (700x525, 58Kb)


P1011264 (700x530, 132Kb)
Снимок с изнанки убеждает, что королевский резчик не хватал с неба звёзд, а руководствовался жёсткой целесообразностью. Тщательная подчистка изнанки требовала затрат ценного времени, а делал Гринлинг только лишь эмблему с рекламной целью. Эмблема , по-видимому, находилась в витрине или стояла на конторке. Поэтому заказчику хватало только внешнего вида.
В этом изделии резчик, работая по липе, имитировал венецианские кружева. Его кружевной платок настолько правдоподобен, что иностранные гости обманывались, полагая, что это принадлежность костюма английского загородного джентльмена. “Платок” долго экспонировался в Часовне Chatsworth.
Писатель Хорас Уолпол – четвёртый граф Орфорда (1717-1797), очень любивший подшутить над приятелями, однажды явился на бал в “липовом жабо” Гринлинга (1763 год), то есть через 42 года после смерти изобретательного резчика. Шутник произвёл в обществе фурор изящным, но слегка старомодным костюмом. Именно Хорас сказал о королевском резчике: “Не было человека до Гиббонса, кто дал бы древесине лёгкость и невесомость цветов”.

Мне представляется, что в практике Гринлинга его знаменитый “кружевной платок из дерева” – не был единственным или случайным изделием подобного рода. Посмотрим ещё парочку иллюстраций.

2006AN4295_jpg_l-Гринлинг (672x512, 73Kb)
Левый экспонат известен. На иллюстрации он заключён под прозрачный колпак. Замечу, кстати, что у Гринлинга Гиббонса есть сегодня не только ценители таланта, но и подражатели. Иногда они профессиональны, но встречаются и любители.

Подражатели

Cravat-Replica-by-Weller-of-Original-by-Griningling-Gibbons (247x313, 44Kb)
Американец спустя 3 века подражает Гринлингу.

Журнал “Южная культура и политика” познакомил читателей с энтузиастом художественной резьбы по дереву Джеком Веллером, производственным менеджером в городе Ланкастер, штат Пенсильвания. Он только любитель резьбы по дереву и работает с деревом на досуге в домашней мастерской. Резьбой занимается упорно, и друзья прозвали его “Мистер Чипс”, что соответствует русскому “Господин Стружка”. Считает себя “экстраординарным резчиком”, то есть необычайным или чрезвычайным.
Две “точных копии голубей” (голубь и голубка на панели Козимо III резчик Веллер сделал с оригинала Грилинга (в Дворце Pitti, Флоренции, Италия).
Критики не нашли возражений на эту восторженную статью Джона Табеллайона (Tabellione), хотя
при внимательном взгляде обе копии (голубей и шейного платка) вышли у
Веллера “не один к одному”: например, «платок» у него более “деревянный” и менее ”кружевной”. А более всего неудачен “пластиковый” бантик – грубоват и залачен (слишком много лака). К тому же, липа американская не тождественна в сравнении с европейской.
Чтобы на простом примере лучше понять декоративную резьбу с стиле Гринлинга Гиббонса, обратимся к другом “подражателю” – Давиду Эстерли (David Esterly), автора книги «Гринлинг Гиббонс и искусство резьбы».

David-Esterly.-Rezba-po-derevu.-V-protsesse-sozdaniya (449x337, 43Kb)
По его словам, он, войдя однажды в одну из лондонских церквей, был восхищён гирляндами цветов, листьев и фруктов, выполненных ещё в XVII веке резчиком Гиббонсом. Раньше Давид считал, что не имеет таланта делать такие украшения. Купил стамески, липовые заготовки и начал сам осваивать чудеса, которыми владел три века назад английский скульптор.

Под стилем понимается совокупность признаков или черт, создающих целостный образ искусства определённого времени, направления, индивидуальной манеры художника в отношении идейного содержания и художественной формы.

David-Esterly.-Rezba-po-derevu.-Derevyannaya-skulptura-vosmaya (700x345, 53Kb)
Если взять этот пучок веток с листьями, желудями и с прицепившимися ракушками и выдать за натюрморт, то просвещённый зритель сразу скажет, что это резьба в стиле Гринлинга Гиббонса, хотя композиция и резьба Давида Эстерли под Гиббонса.

David-Esterly.-Rezba-po-derevu.-Derevyannaya-skulptura-tretya.-Fragment (572x428, 46Kb)
А чтобы Вас не обвинили в плагиате, на ленте из липы вырежьте дату и факсимиле.

Теперь, возвращаясь к “шейным платкам”, вспомним, что на чёрном фоне рядом (в большом прозрачном футляре) размещена композиция из вырезанных по дереву предметов: скульптурка голубя, четыре цветочка, по бокам два гороховых стручка и ветка с несколькими листьями, а внизу узнаваемый портрет резчика, в овальном медальоне. Здесь главный козырь – снова ажурный кружевной платок, завязанный у самого верха тугим узлом.


Панель Косимо III Медичи

Козимо III, последний сын великого герцога Тосканского, оказался не очень успешным в вопросах внешней политики и торговли. Его излишняя покладистость при усилении влияния католической церкви делала его удобным для церковных олигархов. По мере того, как Козимо погружался в католический мистицизм, реальная власть переходила к его матери – Виттории делла Ровере, герцогине Урбино.

Мы уже видели этих двух голубков – якобы “точную копию”, сделанную Веллером. Теперь птички показаны не фрагментарно, а в составе цельной панели Козимо III Медичи. В комментарии к панели сказано, что её название прижилось как ”Козимо Третий”. Гринлинг создавал панель для Козимо, но не о нём, а об известном живописце первой половины XVII века, которого звали Petrus de Cortona. В центре панели Гринлинг поместил профильное изображение (медальон) Петруса. По краю овала выгравировал надпись: +PETRUS+BERTINUS+E+CORTONNA+••• (далее неразборчиво).

26725-large_290x290 (290x290, 36Kb)
XVII-е столетие в искусстве Италии принято называть эпохой барокко. Ее яркими выразителями был римлянин Пьетро да Кортона. Стиль барокко дал мощный импульс для расцвета пейзажа, натюрморта, жанровой картины. Поэтому естественно, что поборник стиля барокко резчик Гиббонс увековечил Петруса (Пьетро да Кортона) на своей панели.

Из отчёта о передвижении живописи. “Художник: Пьетро Да Кортона (1596 - 1669)
Национальность: итальянский язык. Стиль: Барокко. СМИ: Живопись. Примечание:
Пьетро Берреттини (Пьетро da Cortona).

Произведений искусства в коллекции музея (60):
Институт искусств Детройта – маленькие сокровища. Произведения Северной и итальянской живописи 16 и 17 веков включены: Корреджо, Аннибале Карраччи и Пьетро да Кортона, а также ряд голландских картин, включая две – Рембрандта”.

Информирую, что в композиции панели есть редчайший портрет Пьетро Да Кортона.

0063444m-GrGibbons-PanelCosimoIIIиКружева (432x620, 66Kb)
Герцог Тосканы Козимо III (1670-1723), был ханжа и педант. Может быть, поэтому он и не смог остановить упадка Флоренции.

На верхней части резной композиции ворковали два голубка. Их гнездо было застлано крупными складками кружевной ткани.Край гнезда украшен розами. В центральной части композиции видно по изображённым там предметам, чем предпочитал пользоваться хозяин. Поставленное вертикально гусиное перо символизировало рукописную деятельность герцога. Рядом (но ближе к зрителю) лежал колчан с полудюжиной стрел и сигнальные трубы (очевидно, для охоты на дикого зверя). Вплотную к колчану приставлен овальный профильный портрет в медальоне. Ещё деталь – крупные бусы чёток на раскрытом фолианте Святого Писания. Сверху по краям панели спускались гирлянды в связке различных трав и плодов: хлебные колосья, завитушки аканта, цветы, виноградные грозди и фрукты. Можно согласиться с резчиком панели Гиббонсом, что предметы, изображённые на панели, раскрывали внутренний мир не только художника Петруса де Кортона, но и самого заказчика – Козимо Медичи.
В дополнение сказанного, заказчик был скучным и фанатично-религиозным человеком. Женился на весёлой и жизнерадостной француженке, но брак оставался бездетным. Супруг, погружённый в мистику, казалось, не замечал беспокойства и нравственных мук жены. Она возненавидела его и добровольно ушла в монастырь. Спустя годы он пытался вернуть её, написал покаянное письмо с извинениями за непереносимый характер, просил возобновить брак. Она ответила коротко: “Не проходит часа или дня, чтобы я не желала, чтобы Вас кто-либо повесил… Мы оба скоро отправимся в ад, и мне ещё предстоит мучение, встретить там Вас.”

Из всей этой истории меня более всего заинтересовала резьба по липе, имитирующая кружевную ткань, воспроизведённую в верхней части панели Козимы III. Я сравнил кружева, вырезанные Гринлингом в трёх разных случаях и заметил, что они не одни и те же, но напоминают друг друга. Довелось найти похожий образец кружевной ткани, чтобы можно было с чем сравнить “липовые кружева”. В их общем сходстве есть и отличия. Кружева семнадцатого века, вырезанные королевским резчиком, выглядели грубей чем натуральные, показанные танцующей артисткой. Вынесенные на экран примеры меня убедили.

Сравнение кружев из липы с кружевами натуральной вязки

P1011274 (700x289, 79Kb)

Скромность и великолепие Молельного Места


Picture-52-цСвДжеймсаПикадили (700x526, 655Kb)
В церкви Святого Джеймса Королевский Резчик воздвиг простую, но изумительную преграду, чтобы не допустить случайных или нежелательных взглядов на Запрестольный Образ.

7426392648_497408ba6e_o_800 (700x465, 138Kb)
Композиции и орнаменты в церкви Св. Джеймса. Лондон.

pulpit_detale-КафедраСвМихаилаДетальАмвона (700x524, 97Kb)
Фрагмент архитектурного украшения кафедры проповедника церкви Святого Михаила.

032- (427x632, 61Kb)
Панель с композицией, составленной из музыкальных инструментов и относившихся, по замыслу Гринлинга, предметами: лук и колчан с полудюжиной стрел; духовыми и струнными инструментами; гусиное перо; скрепка нарезанной бумаги с нотным станом для партитуры; чётки, и как завершение композиции – медальон с портретом музыканта или заказчика.

original-орган (700x525, 159Kb)
Деревянный орган собора Святого Павла, где Гринлинг Гиббонс работал в Лондоне под руководством архитектора Рэна.

39935 (610x480, 124Kb)
Гирлянды для обрамления настенного изображения.


Ремонт повреждённых букетов

Темами Гринлинга Гиббонса бывали часто – цветы, листва, фрукты, птицы и мелкие животные. Его экспозиции до сих пор не превзойдены. Однако подчас ему изменяла изобретательность.
26729-large- (384x700, 51Kb)
В превосходных букетах стебли цветов и бутонов подчас оказывались не закреплёнными и шевелились, “оживая” под дуновением бриза или вздрагивая при проезде почтовых дилижансов. Было ли это промашкой помощников или, возможно, намеренной уловкой мастера.

Зеркало

2243 (491x600, 75Kb)
Скульптурно-декорированная рама настенного зеркала.

Детали, убранства особняка в Петуорте (Pet-Worth), Западный Суссекс.

Петуорт-хауз (Pet worth, то есть “любимая ценность”) — особняк , построенный в конце XVII века. Особняк известен тем, что в нём – находится веками накопленная историческая коллекция живописи и скульптуры. Он окружён ухоженным лесопарком (120.000 кв. м.), на территории которого обитает самое большое в Англии стадо ланей.

s640x480-Petworth-ангелочек (640x360, 80Kb)
Ангелочек. Тщательная проработка деталей в скульптуре: даже мелкие штрихи отточены Согласно преданию, работая над украшением собора Святого Павла, Гринлинг рисовал и моделировал лица и головы ангелочков с его детей.


s640x480-Petworth (640x447, 148Kb)

mason9-PetworthHouseCarvGibbon-PaintingTurner (476x450, 83Kb)
Общий вид декоративного оформления стены зала в особняке Петуорт.

s640x480Petworth-carving room (476x640, 151Kb)
Над камином на стене в шикарном обрамлении портрет короля Генриха VIII.

s640x480-carving room (640x480, 112Kb)
Участок той же стены “Резной Комнаты” особняка Птуорт.

Хэмптон-Корт

Hampton_Court_DSC_4786- copy (609x598, 191Kb)

Hampton_Court_DSC_4780-ГрГиббонс (469x700, 74Kb)

Hampton_Court_DSC_4794 (469x700, 63Kb)
Опочивальня в дворцовых хоромах.


Мраморные шедевры.


Picture-49-Грехопадение (464x700, 486Kb)
Грехопадение. "И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать и хранить его. И сказал Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощницу. И создал из ребра, взятого у человека, жену и привёл к человеку. И были оба наги и не стыдились.
Змей был хитрей всех зверей. И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги. Бог спросил: зачем ты ела от дерева познания? Адам сказал: жена, которую ты мне, дала съесть от дерева. И сказал Господь жене: зачем ты это сделала? Жена сказала: змей меня обольстил..."


Picture-50 (700x526, 556Kb)
...“Вода усиливалась и умножалась, и ковчег плавал на поверхности вод. На земле всё, что имело дыхание на суше, умерло. Вода стала убывать по окончании ста пятидесяти дней. Ной выпустил голубя, он возвратился со свежим масличным листом в клюве, и Ной узнал, что вода сошла с земли”. Именно этот момент изображён на каменной вазе.


Picture-51 (700x525, 610Kb)
На другой стороне вазы “бытовой” сюжет: летняя повозка, запряжённая “парой гнедых”. Кучер отводит лошадей в конюшню, а на хозяйском экипаже осталась оброненная перчатка (на ней все пять пальцев одинаковой длины). Гринлингу ничего не стоило укоротить большой палец, но оставил, как есть.


Picture-611-надгробие мрамор (489x700, 497Kb)
Мраморное надгробие выполнено Гиббонсом. На усыпальнице указано, что в ней покоится прах Самуила Барроу, Доротеи Кларке и других родных из того же клана. На надгробии – урна с факелом (теперь сказали бы “вечный огонь”).

StaffordKnot (188x109, 3Kb)
По обеим сторонам урны повешены платки, означающие печаль и скорбь, затянутые тугим узлом. Существуют различные толкования узла и легенды о нём, а я расшифровываю как ”узелок на долгую память”.


Picture-621-GrGibbonsMozaicByFriendOfJoeDileo (464x700, 464Kb)
Почти никто из нас, современников, за исключением историков и учёных архивистов сегодня не в состоянии сделать новых открытий, связанных с жизнью и творчеством Гринлинга Гиббонса – мага декоративного искусства. В Интернете в наших постах мы только повторяем на разные голоса общеизвестные истины, перепевая старые песни, хотя и в них иногда встречаются заманчивые мелодии и мотивы для новичков.
Лондонский блоггер Томас Мур (Moor) в публикации 4 апреля 2013 года познакомил читателей с постом “Grinling Gibbons: Master carver of the 17th and 18th centuries”, посвящённым дню рождения гениального резчика по дереву и скульптору. Помимо отдельных королевских заданий Гиббонс, по-видимому, имел собственное процветавшее дело в Ковент Гарден (лучшем районе города), выполнял восхитительную резьбу по дереву, по мрамору и камню. Думаю, что старина Квелинус (ученик Гринлинга) мог им гордиться. Также он создал по поручению Кристофера Рена деревянный корпус органа с изумительным резным облачением и скульптурой, хоры и великолепные скамьи в Соборе Cвятого Павла.
Для меня были новы изображения каменной вазы с рельефами “Грехопадения” и Ноева Ковчега, а сюрпризом явился ещё не известный мне портрет на мозаичном фоне Гринлинга Гиббонса в повседневном платье. В его наряде всё из давнего прошлого: длинноволосый – в локонах – парик, туфли с широкими языками, на щиколотках и у колен темно-голубые банты, в правой руке столярная стамеска, а в левой – липовая досочка с вырезанным узором – ни дать ни взять: папа Карло. На груди ремесленного мастера под кадыком повязан кружевной шейный платок. Об этом аксессуаре (в исполнении самого Гринлинга и нынешнего подражателя) я подробно рассказал читателю в моём посте.
Художник, написавший портрет, – Джон Даусон Ватсон (1832-1892), выполнил его в 1868 году, чтобы перенести затем на стену храма как долговечную мозаику. Рядом с резчиком находились ещё портреты мастеров, принимавших участие в строительстве и украшении Кафедрального храма – например, живописец, несущий с собой образ короля Генриха VIII из галереи Pet-worth) и другие, не вошедшие в кадр. Холсты одного размера: высота 104.5 и ширина 34.5 дюймов (по оценке специалистов сайта). К сожалению, затея Даусона Ватсона изготовить по ним мозаику до сих пор не выполнена.



Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Большой снег в Иерусалиме

Пятница, 03 Января 2014 г. 22:12 + в цитатник
Признателен и сердечно благодарен не известным мне авторам, сделавшим любительские снимки редкого в Израиле снега, да ещё в немалом его количестве.

01514-снег в Израиле (480x360, 59Kb)

А снег с утра и валит, валит, валит...
Автомобиль до крыши занесло.
Коль вычистим, нас балабайт* похвалит,
а нет, ― по первое воздаст число.

0088-Снег в Израиле (460x307, 35Kb)

Пушистый снег, ниспосланный нам небом.
Он чистый, как молитва на устах.
Без примеси ни бури и ни гнева ―
благопристойный, мудрый, как ТАНАХ.*

01010-Пешеходная улица в Израиле дек2013 (640x426, 60Kb)

Наш город представляется нам сказкой.
А на деревьях сахарный ажур.
Сегодня он под новогодней маской.
И я гляжу, но слов не нахожу.


01615-Ортодоксальный дед Мороз.Снег дек2013 (523x700, 59Kb)

Вы в Новый год не рвите пуповины.
Из-под лавины выйдет господин:
не дед Мороз, не Дьявол из хамсина ―
а с пятикнижьем* нашенский раввин!

0022-Скульптурный портрет из иерусалимского снега Дек2013 (535x624, 76Kb)

Наш снеговик ― не Маркс да и не Энгельс.
Пока не знаем, кто ещё такой.
Вы, сударь, заслужили штраф и пендель-с* :
в ерусалиме наши ― под кипой!

0066-Заседание израильских снеговиков дек2013 (671x612, 99Kb)

Ведёт собранье – в шляпе председатель.
Повестка дня ещё невелика.
Их всех из снега вылепил Создатель.
Послушаем отчёт снеговика.

01816-Снеговик Год Лошади дек2013 (700x525, 79Kb)

Мы накануне вышли чистить площадь,
сгребали снег. Потом пришёл мастак.
Он из сугроба изготовил Лошадь ―
как символ года : белый аргамак.*

——
Примечания (для слов, отмеченных звёздочкой):
1. Балабайт ― хозяин.
2. ТАНАХ – Священное писание евреев: ”Тора”, “Пророки”, “Ктувим”.
3. Пятикнижие ― Тора, ветхий Завет.
4. Пендель― пинок, удар ногой по ягодицам.
5. Аргамак ― старинное название восточных пород верховых лошадей, а белый конь – знак превосходства.




Понравилось: 1 пользователю

Обвинская* (вятская) лошадь

Вторник, 31 Декабря 2013 г. 13:39 + в цитатник
Пост посвящён Марине Георгиевне Плаксиной главному библиографу отдела краеведения Публичной библиотеки имени В.Г. Белинского (Екатеринбург). И поздравляю всех с наступлением “Года лошади – 2014.”


Вятская лошадь – обычная русская порода, только с прекрасными рабочими качествами. Возникновение такой лошади относят к 1802-1803 годам. Происхождение таких лошадок туманно и основывается больше на легендах и мифах, чем на достоверных фактах.

P1011205 (700x553, 152Kb)

С Запада в Вятскую, Казанскую и Пермскую губернии привозили эстонских клепперов или, как их еще называли, остзейских лошадей «невысокого роста, у которых в особенности были крепкие ноги и не спотыкающиеся».
Клеппер – это помесь обычной лошади с так называемым шетландским пони – самым мелким из пород пони, обитавшего на Шетландских остовах на севере нынешней Шотландии. Если же принять во внимание соотношение его размеров и силы, то это одна из самых сильных пород. Клеппер не бывает выше 140 сантиметров, а нравом неприхотлив, но обладает могучим здоровьем.
Считают, что клепперы были завезены в Вятский край по указанию Петра I (около 1720 года), и потому эту породу можно назвать ровестницей Екатеринбурга. Император Петр подарил купленных клепперов Строганову, и тот приказал построить на Урале конезавод.

P1011211 (700x511, 129Kb)

Есть и другие сведения. Якобы вятскую породу лошадей содержал ещё царь Алексей Михайлович. Однако этот факт не исключает Петра I из продолжателей русского коннозаводства. По версии, связанной с Алексеем Михайловичем, клепперов завозили с целью улучшения ездовых вятичей – с острова Эзель (ныне Сааремаа).

P1011213 (700x496, 127Kb)

Существуют также гипотезы ещё более ранней эксплуатации ездовых лошадей «вятской породы» новгородцами. Согласно этой версии, Великий Новгород заселял с помощью этих выносливых лошадей, пользуясь гужевым транспортом, русский север – Вятскую, а затем и Пермскую губернии в XIV веке.

P1011210 (700x446, 131Kb)
Стадо "обвинских вятичей".

Обвинская (вятская) лошадь сделалась самой популярной их русских рабочих лошадей.
Поставка этих лошадей в Вятский край из Ливонии (Лифляндия, Эстляндия и Курляндия) стала настолько популярной и значительной, что через 100 лет – в 1414 году – Ливонский орден** в целях сохранения клепперов в стране запретил новгородским купцам скупку и продажу на вывозэтих лошадей.

aba248c3-Лошадь Игоря Краснопёрова (348x385, 88Kb)
Лошадь из капокорня. Работа Игоря Михайловича Краснопёрова (Екатеринбург, 1980-е годы XX века)

——
*Обвинск — село и центр Обвинского сельского поселения Карагайского района Пермского края на реке Язьва, в 23 км от райцентра — села Карагай. Обвинское село возникло при мужском Обвинском Верх-Язьвенском Богородицком Успенском монастыре, основанном в 1686 г. (упразднен в 1764 г.). В 1781 г. село Верх-Язьва было преобразовано в уездный город Обвинск Пермского наместничества, но уже в 1796 г. Обвинск выведен за штат и потерял статус города.
**Ливонский орден — Братство рыцарей Христа Ливонии: католическая государственная и военная организация немецких рыцырей-крестоносцев куршей, ливов, земгаллов (ныне Латвия) в 1237-1561 г.г.
***Капокорень — наплыв на стволе дерева (кап), используемый умельцами для столярных и токарных поделок.


Понравилось: 1 пользователю

Сказочая страна и народная старина

Четверг, 26 Декабря 2013 г. 14:51 + в цитатник
383245_285274411574732_723236427_n (547x604, 154Kb)
Эту чужую заставку к моему посту я называю для себя «Леший из Интернета», но его автора, увы, не знаю. На мой взгляд, это прекрасная парковая или лесная скульптура – замечательный пример, изготовленный из сухой старой коряги. Отличная заставка для самодеятельной рубрики "Мир дерева", где резчики по дереву создали свою сказочную страну.

Наши предпочтения со временем меняются. Мне всегда нравилось вырезать по дереву, а занятия корнепластикой, даже художественной, не прельщали. Любил я мастерить из дерева безделушки и сувенирчики, а с годами стал охотней делать подарочные столики и занятные резные вещиы к юбилеям друзей. В Екатеринбурге, где я прожил шестьдесять интересных лет, посещал любительское объедине резьбы по дереву и там познакомился с мастерами, умевшими из бросового комля с уродливыми наростами, ваять шедевры декоративно-прикладного искусства. Мастер, которого я собираюсь вам представить, тоже знаком с деревом не понаслышке.


Уральский резчик Владимир Иванович Луговых

ВИ Луговых 1941г (505x528, 102Kb)

Эта газетная вырезка взята из моего прошлого мира и называлась "Как Емеля поехал за океан". В то время я увлекался краеведением, а между делом руководил на общественных началах клубным объединением любителей художественной резьбы по дереву.

Газетная статья (605x690, 294Kb)

Однажды к нам обратилась администрация уральского завода с деликатной просьбой помочь выбрать достойный подарок для главы крупной канадской фирм, с которой завод сотрудничал в производстве престижной мебели. Вообще говоря, Урал богат горными самоцветами, драгоценными металлами и мастерами, способными создавать сувенирные изделия даже из производственных отходов. Требовался презент, который бы мог удивить чужестранца не бриллиантом или чистым золотом, а блеском русской народной сказки. Наши специалисты посоветовались и решили, что по всем статьям годится резной липовый жбан "Емелины чудеса", сделанный совсем недавно участником объединения Владимиром Ивановичем Луговых.
Меня не раз восхищали работы Владимира Ивановича, который был моложе меня лет на десять, но всегда у него было, чему поучиться. По-моему, в то время он был одним из лучших резчиков города.

Жбан1 (399x663, 119Kb)

На внешних сторонах жбана вокруг деревянного цилиндра рельефно вырезаны три сюжетных клейма. Промежутки между клеймами заполнены "травами" в духе резьбы потомственных резчиков Ворносковых (XIX-XX в.).

жбан2 (413x666, 132Kb)
Крышка жбана внутренней закраиной прилегала к краю отверстия жбана и поэтому закрывалась плотно, не оставляя малейшего зазора. В нижней части жбана вырезана рыбина, похожая на Емелину щуку.

жбан3 (416x672, 128Kb)
В нижней "лентообразной" части жбана была вырезана по кругу надпись "Емелины чудеса", как название жбана.

И ещё про Емелю

Емеля на печи (429x640, 105Kb)

Плакетка "Емеля на печи" выполнена превосходно. А Щука (с заглавной буквы) совсем как живая: по-барски развалясь под печью, ухмылялась и была себе на уме. Емеля – в новых лапоточках, в свежих портяночках возлежал на перьевой подушке, а руки у него, как у самого Владимира Ивановича, заводские – рабочие руки.

А теперь – про Балду.

Идёт Балда не зная куда (656x486, 220Kb)
Базарчик крошечный с прилавком на пять продавцов: с одинокой вязанкой сушек, репчатого лука, с горкой картошки (со своей грядки), дед с кринкой молока из-под козы-дерезы, мелкий купчишка в полушалком, сомнительный тип в помятом цилиндре и некто из половых. Сцена не театральная, а обрамление её – толстая кручёная верёвка – надёжный инструмент, чтобы мутить воду и пугать чертей.

Поздней тот же сюжет В.И.Луговой изобразил иначе: полней, красочней, однако после раскраски выгодное впечатление от резного дерева, к сожалению, утрачено.

0_857cc_6c8f9f82_XL-о попе и Балде-ЛуговыхВИ (700x476, 250Kb)

По ходу пушкинской сказки Балде довелось якшаться с чертями. Старый чёрт был раздосадован поведением Балды, который мутил воду толостой верёвкой. Это момент и зафиксировал Луговых на плакетке:

“Балда, с попом понапрасну не споря,
Пошел, сел у берега моря;
Там он стал веревку крутить
Да конец её в море мочить.
Вот из моря вылез старый Бес:
„Зачем ты, Балда, к нам залез?“
— Да вот веревкой хочу море морщить,
Да вас, проклятое племя, корчить...“

Балда и старый чёрт (324x674, 136Kb)

И началась борьба за выживание, от которой чертям стало тошно.

Потягался с   братом (479x437, 133Kb)
“А Балда над морем шумит
Да чертям верёвкой грозит”.

Балда-экзекуция (452x647, 124Kb)
Поп замер в ожидании экзекуции:

“Бедный поп
Подставил лоб:
С первого щелка
Прыгнул поп до потолка;
Со второго щелка
Лишился поп языка...
А Балда приговаривал с укоризной:
— Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной“.

Балда и шалабан (496x441, 143Kb)
“И с тех пор –
Поп, завидя Балду, вскакивает,
За попадью прячется,
Со страху корячится”.

В русских сказках попадья предстаёт в образе жадной, властолюбивой женщины. По версии Луговых энергичная матушка, вооружась ухватом, положила конец экзекуции.
События в доме священника произвели много шума. Даже иконы не остались безучастными.

Поздней наш резчик изобразил тот же сюжет по-другому:

0_857ce_a08f565b_XL- (694x551, 216Kb)
Переработка сюжета явилась результатом постепенных возрастных и идеологичесих изменений в сознании резчика. За последние двадцать лет существенно изменилась совокупность принципов, взглядов и убеждений, определявших прежде отношение Владимира Ивановича к окружающей действительности. Поменялись мировоззренческие установки, и художник сгладил в своих работах пушкинскую фривольность изложения народной сказки.

Гусляр

Гусляр (366x631, 89Kb)
Судя по фольклорным произведениям, в древней россии были такие выдающиеся гусляры, как вещий Боян, купец Садко, богатыри Добрыня Никитич (Товий Любечанин) и Соловей Будимирович, чья гусельная игра описана в былинах.

Народные сказки

Каша из топора (321x655, 96Kb)

В горшке чугунном гренадер заблудший
варил топор, прикрывши печь заслонкой.
И не было его похлёбки лучше,
когда добавил к топору козлёнка.
(Отрывок: Евгений Девиков, «Русская печь»).


Дед

Дед (400x626, 74Kb)

Баба

Бабка (472x439, 83Kb)

“Солнце, Месяц и Ворон Воронович” – народная сказка

Блины на лысине (498x647, 143Kb)

Пошёл старик к Солнцу в гости. Солнце спрашивает:
— Чем тебя угостить?
— Я бы блинков поел.
Жена Солнца развела тесто, поставила мужу на макушку сквороду и напекла блинов, а дед наелся до отвала.
Пришёл старик домой и говорит: «Пеки блины!» Она тесто развела, а дед сел на пол и велел ставить сковородку себе на лысину.
— Совсем свихнулся, старый хрыч! – бранилась старуха.
— Не спорь, глупая баба, – отвечал он, — испекутся!
Поставила она ему сковородку, как приказал. Ждали, ждал, но блины так и прокисли. Сковородки все одинаковые, но лысины бывают разные.


О царе Салтане, князе Гвидоне и царевне Лебеди

Царь (431x632, 118Kb)
Царь Дадон.


Три девицы под окном (417x631, 126Kb)
"Три девицы под окном пряли поздно вечерком..."


Царевна лебедь1 (310x643, 92Kb)
“К морю лишь подходит он,
Вот и слышит будто стон...
Бьётся лебедь средь зыбей,
Коршун носится над ней;
Тот уж когти распустил,
Клюв кровавый навострил...
Но как раз стрела запела -
В шею коршуна [влетела] -
Коршун в море кровь пролил.
Лук царевич опустил;
Смотрит: коршун в море тонет
И не птичьим криком стонет...
Лебедь около плывёт,
Злого коршуна клюёт.”
(Полное совпадение с картинкой).


А скорлупки золотые (480x639, 145Kb)
“В свете вот какое чудо:
Остров на море лежит,
Град на острове стоит
С златоглавыми церквами,
С теремами да садами;
Ель растет перед дворцом,
А под ней хрустальный дом;
Белка там живет ручная,
Да затейница какая!
Белка песенки поет
Да орешки все грызет,
А орешки не простые,
Все скорлупки золотые,
Ядра — чистый изумруд;
Слуги белку стерегут,
Служат ей прислугой разной -
И приставлен дьяк приказный
Строгий счет орехам весть;
Отдает ей войско честь;
Из скорлупок льют монету
Да пускают в ход по свету“.


О рыбаке и золотой рыбке

Сказка о золотой рыбке (479x643, 140Kb)
“Старика старуха забранила:
— Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с нее корыто,
Наше-то совсем раскололось“.


По сказке Петра Павловича Ершова “Конёк-Горбунок“

Конёк-горбунок (404x662, 136Kb)
"Будь, Иванушка, в покое.
На меня скорей садись,
Только знай себе держись!
Горбунок-конёк встряхнулся,
Встал на ножки, встрепенулся,
Хлопнул гривкой, захрапел
И стрелою полетел.
Только пыльными клубами
Вихорь вился под ногами".


Иван-дурак с жарптицей (415x638, 74Kb)
"Хвать одну из птиц за хвост!
– Ой, Конёчек-горбуночек,
Прибегай скорей, дружочек!
Я ведь птицу-то поймал", –
Так Иван-дурак кричал.
Горбунок тотчас явился.
– Ай, хозяин, отличился! –
Говорит ему конёк:
– Ну, скорей ее в мешок!"


Царевна-лягушка (638x643, 139Kb)
Царевна лягушка.


Золотой петушок (463x566, 61Kb)
Золотой петушок.


Колдун и богатырь (535x700, 244Kb)
“Через леса, через моря
колдун несёт богатыря...” –
А мэтр, судьбу благодаря,
сюжет доделывал не зря.


Нестор летописец

Нестор летописец (435x640, 149Kb)
Образ летописца Нестора исполнен Владимиром Луговых наподобие иконы. Уже в конце восьмидесятых годов прошлого XIX века резчик пробовал использовать форму плакетки, напоминавшую христианскую икону. А спустя ещё десятилетие, Владимир Иванович перешёл к жанру (спорному с точки зрения православия) – рельефной иконы.


На выставке (525x398, 92Kb)
Часть экспозиции нашей выставки: у стенда В.И.Лугового (1980-е годы).


Кривоносый (435x536, 97Kb)
Заморский гость.


Леший (360x477, 71Kb)
Леший.


Поющий на бревне (700x597, 73Kb)
Водяной, поющий на бревне.

Баба Яга

Баба Яга (426x643, 75Kb)
Бабка Ёжка – чокнута немножко.


Дед с балалайкой (319x643, 91Kb)
Дед с балалайкой.


Трактирный половой (419x643, 101Kb)
Половой – слуга в трактире, на постоялом дворе или в уездной гостинице до 1917 года.


Пословицы и поговорки

Триптих - поговорки (700x418, 177Kb)
Триптих изречений о малых или великих делах.

Штопай дырку (438x563, 133Kb)
Штопай дырку пока невелика.


Голый король

Голый король (440x649, 118Kb)
Резчик В.Луговых неплохо владел рисунком, был знаком с пропорциями предметов и изображаемых людей. Это позволяло ему в своих работах не опускаться до примитива.


Орнаментальная резьба

Орнамент с тремя птицами (502x637, 182Kb)

Разделочная доска 1 (343x643, 106Kb)

Разделочная доска 2 (349x648, 88Kb)

Разделочная доска 3 (367x663, 97Kb)

Разделочные доски и блюдо (672x502, 129Kb)

Блюдо 2 (440x682, 116Kb)

Блюдо 1 (433x673, 134Kb)


Зеркальце

Зеркальце (381x648, 57Kb)
"Свет мой зеркальце скажи, да всю правду доложи, я ль на свете всех умнее, всех красивей и белее?" (А.С.Пушкин).


Лотки для женских украшений

Лоток Волна (445x643, 81Kb)
Лоток "Волна".

Лоток Кабан (491x427, 71Kb)
Лоток «Кабан». Материал – капокорень.

Лоток Пепельница (492x422, 76Kb)
Лоток "Пепельница".

Лоток не завершённый (468x400, 76Kb)
Лоток «Незавершённый». Капокорень. Настольное декоратитвное украшение. Зритель сам дофантозирует сюжет.


Шкатулочки и ларчики

Шкатулка 1 (523x380, 67Kb)

Шкатулка 2 (517x347, 79Kb)

Шкатулка 3 (376x431, 65Kb)

Шкатулка 4 (434x452, 78Kb)

Показанными здесь произведениями мастера В.И.Луговых не исчерпан запас его работ. На фотографиях, которыми я располагаю, проглядываются фрагменты не известных мне досок. По-видимому, в его семье, у друзей и у знакомых хранится ещё не один десяток его произведений, достойных государственной охраны. Значительная часть его жизни прошла в постоянном творческом поиске, увенчавшемся, как мы знаем, немалым числом художественных работ. Имеются, вероятно, его произведения в отдельных музеях, а судя по публикациям в интернете, ими располагает также (в фотографиях или реально) екатеринбургский музейный центр народного творчеста "Гамаюн". По-моему, пришло время на государственном уровне приступить к выявлению и переписи творческого наследия выдающегося мастера декоративно-прикладного искусства Владимира Ивановича Луговых.

Untitled-1 (417x429, 159Kb)
Резчик по дереву Владимир Иванович Луговых (1941-2008)

Опираясь на сообщения Информационного агентства Екатеринбургской епархии, я хотел бы дополнить творческий портрет Владимира Ивановича сведениями, почерпнутыми из журналистских выборок из "Православной газеты". Согласно их версии Луговой был православным, глубоко верующим екатеринбуржцем, занимавшимся художественной обработкой дерева. Много лет он вырезал вазы, подсвечники, декоративные фигурки (должен сразу заметить, что за два десятка лет общения с ним на совместных выставках и в работе Объединения резчиков – я никогда не видел в его показах ни ваз, ни подсвечников, ибо он был мастером резного сюжета и портрета – Е.Д.). А с возрастом пришло желание создать что-то, что не стыдно будет передать по наследству детям и внукам.
"Так, постепенно, воцерковляясь" (выражение "Православной газаты" – Е.Д.), он стал вырезать на деревянных досках рельефные иконы. Первой работой стал образ преподобного Сергия Радонежского, который освятил иерей Вячеслав Зайцев*. Резной образ святого Апостола Андрея Первозванного подарен А.Козицыну**. Сейчас в домашней коллекции 5 икон, и столько же раздарено друзьям. Мастер работает помолясь, вдумчиво, стараясь, чтобы образ святого полностью соответствовал православным канонам. Есть у Владимира Ивановича задумка создать серию работ по сюжетам Евангелия о земной жизни Господа нашего Иисуса Христа. Пока есть только один резной образ – "Рождество Спасителя" (2002 год – Е.Д.).
К прошлой Пасхе родились деревянные пасхальные писанки, каждая из которых неповторима. На одной из сторон яйца – рельефное изображение образа Пресвятой Богородицы, Нерукотворного Спаса или Свято-Троицкого Храм. Есть уже и задумки к следующей Пасхе (2003 г) – сделать писанки на фигурных деревянных подставках.
Среди работ Владимира Ивановича – настенные панно о житии русских богатырей Ильи Муромца, Микулы Селяниновича. Начата и усердно пополняется серия "Храмы Екатеринбурга". Это небольшие досочки-плакетки, которые могут украсить собой любой православный дом. А в самых далёких планах - деревянные картины "Романовы в Екатеринбурге", где мастер хочет отобразить посещение нашего города представителями разных поколений Царского Дома Романовых.
(Источник: "Православная газета", 2002).

——
*Священник Вячеслав Зайцев, настоятель храма во имя Святого Праведного Симеона Верхотурского г. Екатеринбурга, в прошлом врач-терапевт с более чем 20-летним врачебным стажем.
**Козинцев Андрей – генеральный директор Уральской горно-металлургической компании. Это ему подарен и резной образ святого апостола Андрея Первозванного.

svet-свеча (80x134, 12Kb)


Понравилось: 1 пользователю

Поиск сообщений в Grinblat
Страницы: [7] 6 5 4 3 2 1 Календарь