-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Fristashka

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 28.08.2006
Записей:
Комментариев:
Написано: 3123

Ты можешь проснуться
И оставить печаль для других.
Ты можешь поверить в то, что
Здесь больше зрячих людей, чем слепых.
Ты можешь перечеркнуть сценарий
И выключить телеэфир,
Ведь проще простого изменить этот мир.



а у кого ещё есть жж?

Вторник, 18 Января 2011 г. 00:30 + в цитатник

Без заголовка

Вторник, 09 Ноября 2010 г. 17:35 + в цитатник
а ещё я считаю, что Асадов - это проза.
а Набоков - безусловно поэзия.


Понравилось: 1 пользователю

Нотный стан

Суббота, 06 Ноября 2010 г. 00:09 + в цитатник
2.
Ученик – один, потому не воин,
Он всегда серьёзен, умён, спокоен,
Ведь чего бояться ученику?

Его дело ясно, хотя непросто,
Ноты держат строй и стоят по росту,
И легко ложатся в его строку.

У него и музыка станет прямо,
Безымянно правильна, будто гамма,
Не запутать нити его пути.
Он прекрасно знает куда идти
и зачем идти.

1.
Если тянет к небу пустой карман,
То уже не выйдет зарыться в землю.
Потому что небо с землёю внемлят,
И с небес на землю падет туман.
И от слов твоих совершится что-то.
Потому что к мастеру в нотный стан
Залетела чертова эта нота.

То, что пишет мастер, ломает альт,
Это будет музыкой, но не сразу,
А сначала – боль, тошнота, проказа,
Так пиши, танцуй, прогибай асфальт.
Это станет ветром и станет сетью.
Потому что если ты правда – скальд,
Ты погибнешь самой ужасной смертью.

Все, что слышит мастер, минует нас,
Голоса и шепоты, мысли, крики
И нестройный хор музыкальных фраз
В шуме моря, запахе земляники.

И когда он умер в конце, дурак,
На его ладонях уснуло солнце.
Потому что мастер смеялся так,
Как никто давно уже не смеётся.

0.
Но все на земле, что тревога и не тревога –
обман.

Музыка бога –
пустой нотный стан.



Процитировано 5 раз
Понравилось: 1 пользователю

Без заголовка

Суббота, 06 Ноября 2010 г. 00:05 + в цитатник
Добрая традиция писать сюда только из Ставрополя - мол, раз блог начался и осуществился здесь, здесь ему и оставаться.
На самом деле, меня бесит этот блог, а не удаляю потому что не удаляю.
На самом деле, меня бешу я. Например, сейчас.
На самом деле, иногда я себя восхищаю (например, сейчас), и это та самая мания величия, которая есть у всех.
Меня окружают всякие люди. Люди такие всякие вообще.
Есть люди, которых зовут, допустим, Костина или Ксюша, или Лена, которая мне принесла нового Фрая сама, они невсякие, есть ещё всякие невсякие, но не всех же перечислять.
А Ксюша вообще Венеслава, и она крутая. Ксюша, привет))
Если к делу, сегодня я написала три стишка. Вот было время, я длинно и в строчку писала про большую отчаянную любовь, а потом стало так тошно, что ну её в задницу. Унылая тема же.
Теперь я, оказывается, пишу коротко, в столбик и про бога.
Во-первых, это конечно паника. Во-вторых, в вопросах религии я австралопитек и себе на уме.
А под катом - летний стишок, который мне нравится. Короткий и в столбик :)

стишок

А ещё Венеслава говорит, что у неё, меня и Сильвера будет квартирник, но кто ж из вас туда пойдет.

странное подростковочное

Понедельник, 26 Апреля 2010 г. 22:08 + в цитатник
Сегодня все, что бывает в мире, я отправляю на все четыре,
я — странный гость у тебя в квартире,
давно и без вести приглашен,
я — пешка, вечная потеряшка, ношу твой взгляд и твои рубашки,
просыпан пепел, немыты чашки,
неистолкован вчерашний сон.
Здесь нет терактов и эпидемий, здесь встало время — да к черту время,
мы первым делом порвали с теми, кто ловит время на циферблат.
А мы медлительны, как эстонцы, а мы за руки хватаем солнце,
а кто последний — всегда смеёется,
а кто не спрятался, тот крылат.

***

Мы не спрятались, мама, мы, кажется, снова водим,
Мы такие, как все, но с каким-то кривым прицелом,
Нас, конечно, завербовали печатью «годен»,
Но мы очень неплохо отмазались, если в целом.
Мы успели свернуть наугад перед самым фронтом,
Огневым рубежом получения аттестата,
И бежали, бежали, бежали за горизонтом,
И он лег нам под ноги истерстым куском каната.

Мы смешные гимнасты, плохие эквилибристы,
Это так тяжело — научиться держаться прямо.
Но зато начинается утро и небо чисто,
Я нигде не увижу такого рассвета, мама.
Я не знаю, зачем мы, куда, и к кому, и к тем ли,
И иду наугад, одурманенный, звуков полный,
Ведь мы слышали, мама, как рожь раздвигала землю,
Как в засохшие камни с шипеньем впивались волны.

***

Это странное, тихое место — твоя квартира,
Перемешаны марты, апрели и декабри.
Закрывая окно, укрываем себя от мира,
Чтоб спасти этот мир от того, что у нас внутри.



Процитировано 26 раз
Понравилось: 2 пользователям

я никогда не научусь играть твою музыку

Пятница, 29 Января 2010 г. 01:12 + в цитатник
В Москве остался родной бардак, температура минус двадцать, четверочная сессия, суровая сибирская женщина и добрая сотня упущенных сходок, которые все почему-то приходятся на мои каникулы. С собой увезены три свитера, "Бесы", вечный как небеса укуренный ржач, необъяснимое желание напиться, любовное письмо и въедливая привычка ложиться в четыре утра.
Как пишет мой друг: "я провел день с рюкзаком в котором была библия, фотоаппарат, учебник по матанализу и фрак, черт, уже этому можно только порадоваться)".
Я провела день носом в подушку и видела странные пёстрые сны про какую-то коммунистическую сходку в библиотеке МГУ, а после получила по башке от восьмилетнего братика и научила его играть в покер. Играли с ним и с папой, махали руками на мамино напоминание об отбое в десять вечера, придумали друг другу криминальные покерные клички - Малой, Рыжая и Полковник, вот моя семья. Малой через раз собирает стриты и ещё всех нас закопает, я считаю.
Как-то много чего надо бы сделать, пока я здесь.
В поезде с Лешей долго вспоминали юность, про то, как он впервые увидел меня вскрывающей конверт на краевой олимпиаде в девятом классе и конечно же возненавидел эту девочку с первой минуты, потому что она наверняка купила себе все призовые места. А потом решили разойтись спать, выяснили, что моя боковая нижняя никак не складывается и познакомились с подвыпившим дембелем со шрамом над бровью: он сложил полку путем выломать-что-мешает, посоветовал скорее пожениться, огорчился, выяснив, что мы совершенно не, а потом тихо и страшно рассказывал про Чечню, так, что мне пришлось смаргивать, прятаться за челку и украдкой затыкать уши.
Я в который раз обнаружила, что из окна поезда красиво абсолютно все - пейзажи понятно, но как же красивы станции, технические стоянки, провода, железо и дым, боже мой.
Такая жизнь смешная, суетливая, дветысячидевятый год "уже запомнился всем своим количеством смертельных исходов" (БГ велик воистину), этот, первый из ненулеых, несет раз_очарование, облом за обломом, хотя бы потому что стоит вспомнить что было в эти самые дни год тому назад и можно с досадой отбросить все, что имеем сейчас, но будем благоразумны. Скачала наконец альбом Саши Васильева "Черновики", а он мне тут же: это чувство сильнее любого медведя, удалить к чертям что ли.
Итоги всего на свете: я слабая и неблагодарная, от суеты болит голова, в истории больше экономики, чем в экономике, я никогда не научусь играть твою музыку, время года - декорация, города - декорация, есть люди, поезда и творчество, и больше ничего, степень довольства жизнью никак, ну просто никак не зависит от её щедрот и шла бы я лесом с такой самооценкой.
А в прошлом году не было снега, а был старенький пленочный фотоаппарат, фильм про Чарли и шоколадную фабрику, значит-я-никуда-не-вернулся и ёлки, но не будем о таком, прости меня.

Выключатель зимы

Четверг, 21 Января 2010 г. 05:58 + в цитатник
Я ловлю тебя ртом и глазами, ветер, мой морозный, прокуренный и сквозной. Заходи в мою душу, побудешь третьим, молчаливым судьёй между ним и мной. Заходи в мою комнату чайных ложек, нерассказанных страхов, прекрасных книг.
Заходи в мои мысли, и боже, боже, унеси наконец-то меня от них.

Знаешь, что я могу, что осталось в силе? Это будет не снег – тополиный пух. Я нашла выключатель зимы и пыли, раздраженных соседей и злых старух. И отныне ничто месяца и числа, я вольна, я меняю и я творю.
Все, что я говорю, не имеет смысла, но важнее: я все-таки говорю.

Вот смотри: я все время учусь отваге в этом мире, похожем на вечный тир, и теперь я могу под любой присягой утверждать: это очень нечестный мир. Ибо ты научился быть безупречным, ты умеешь любому сказать «держись»,
чтоб потом обнаружить – ничто не вечно, и твердить этот чертов урок всю жизнь.

И куда б ты ни шел, о тебе ведь вспомнят и швырнут в эту правду, как на асфальт. Привыкаешь к теплу полусветлых комнат – просыпайся на улице мордой в сталь. Не останется запаха, цвета, звука, и не ходят часы, и уходит год.
А когда ты кого-то берешь за руку, то на что ты надеешься, идиот.

И поэтому – будь для меня не ставшим, это будет попроще и без потерь. Слышишь, время? и что? ну и что же дальше? ну и что ты отнимешь у нас теперь? Сердце бьется на паузы и на такты. Не смотри на меня, не смеши, не зли
и останься ненайденным артефактом где-то в спутанных травах чужой земли.

Это все остается со мной навеки, что бы там ни решили на небесах. Это наши с тобой города и реки. Это утро в метро, города в снегах. Это имя твое на пустом конверте. Эти рваные клочья гадальных карт.
Я нашла выключатель зимы и смерти.
Распахнула все двери.
И грянул март.



Процитировано 76 раз

царапает скатерть наискосок

Понедельник, 04 Января 2010 г. 16:10 + в цитатник
потому что свет от звезды идет до нас тысячу лет в_не_зависимости от того, существует ли ещё эта звезда.
выходишь, а звезды начинают гаснуть одна за одной.
то есть погасли-то они тысячу лет назад, а до нас наконец дошло.

или так - маленький принц смотрит вверх и говорит: "вот она, моя звезда, а на ней моя роза".
а звезды уже нет, и розы нет, и вулканов твоих нет, твою звезду уже порвали баобабы или съела страшная космическая жаба, или мелкие черные хорьки сорвали твою капризную прекрасную розу и взорвали твою маленькую планету.
глупый маленький принц. никаких больше закатов.

славно было бы это зарифмовать, но смысл.

смысла вообще не бывает, а мне, придурку, нужен, а мне бы обнимать кого-нибудь, одевать в одеяло, целовать в ресницы, бормотать всякое. на все мои говнорассказы об этой говноосени только один сказал "бедная" и задумчиво погладил по голове, другие говорят "счастливая", ну дык.
побываешь дома, становишься слабый.

пора убираться из этих мест



Процитировано 4 раз

Восемнадцать

Воскресенье, 22 Ноября 2009 г. 05:39 + в цитатник
Второй год уже живём в Москве, оказывается. Большие какие.
Я не хочу заниматься экономикой.
Я зачитываюсь биографией Цветаевой и четвёртый день уже обитаю в начале двадцатого века, где Коктебель, революция, эмиграция и много разлуки.
Сегодня жгли свечки, слушали Земфиру и смотрели в окно часа два подряд.
Я напеваю Москве Рахманинова и Флёр. Москва слушает внимательно и равнодушно.
Я скучаю по каждому, кто не рядом.

***

мне восемнадцать, и всё, что я заслужила –
это сладчайшее право не возвращаться.
брызги оконные,
город, бегущий в жилах,
дым, замирающий в небе,
мне восемнадцать.

я не желаю ни вырасти, ни окрепнуть,
я не хочу ни в цепи, ни в толпе, ни рядом.
господи, господи, господи, как не слепнуть,
раз мироздание вспыхивает под взглядом!

с каждой победой уверенно сатанея,
с каждой бедой становиться чуть-чуть бессонней.
мне восемнадцать – и нет ничего больнее,
нет ничего веселее и невесомей.

нежный мой, нежный, мой клавишный и домашний,
я уведу тебя ночью, открой мне двери,
там, где мы будем, там радостно, странно, страшно,
с этого дня ты не будешь ни в чём уверен.

с этого дня ты не сможешь нигде согреться –
в тёмных зрачках поселился бессонный ветер.
я растреплю тебе волосы, выжгу сердце,
это, хороший мой, лучшая ночь на свете.

скоро зима, и уже не отступишь – поздно.
лета не будет. не смей говорить о лете.
кто-то нас видит, всезнающий, вечный, грозный,
но – завороженный
нашим
хмельным
бессмертьем.



Процитировано 5 раз
Понравилось: 1 пользователю

...

Понедельник, 16 Ноября 2009 г. 23:42 + в цитатник
Легче не будет, ты что, ты что. Здесь не бывает легче. Зрение лучше зато потом, вот – фонари как свечи, снег в волосах, на ресницах снег, разве не счастье, боже. Мы обойдёмся без клятв навек и не навеки тоже. Может, когда-нибудь повторим, станем ещё раз ближе. Чувствуешь – стало болеть внутри? Значит, ты снова выжил. Значит, держи меня на руках. Знаешь, давно когда-то жил далеко-далеко в веках сказочный император, в светлом заоблачном терему, в царстве хмельного лета. Двух дочерей принесли ему боги огня и света.

Время проходит, шумит волна, ветер несёт удачу.
Младшая любит гулять одна, старшая чаще плачет.
Птицы из сада почти всегда к младшей садятся ближе.
Старшая дочка ворчит: ну да, всё достаётся рыжим.

Праздники с вечера до утра – девочки любят танцы,
Старшая – платья и веера, маски и иностранцев.
Младшая – слушать обрывки фраз или смотреть на свечи.
Звали и замуж с десяток раз кряду за этот вечер,
Но, когда падает кто-то ниц, рыжая лишь смеётся.
Старшей сестре достаётся принц, младшей – цветы и солнце.
Время проходит. Вода бежит. Старшая плачет чаще.

Город вокруг начинает жить, тихий и настоящий. Выйдем на улицу, в синий свет с искрами снежной пыли. Видишь, над городом неба нет, видно не заслужили. Вон под гитару за грош поёт ангел, наверно, падший. Знаешь, бывает, что нам везёт, так же, как этой, младшей: с неба на нас не течёт вода, августом пахнет ветер – люди тогда говорят: ну да, всё достаётся этим.

Сколько ни жалуйся, как ни вой, так же всё будет дальше:
Нам
не достанется
ничего,
здесь ничего не наше.
Да, пусть под нами не треснет лёд – нам не откроют двери.
Нас ничего, ничего не ждёт, в этом мне можно верить.

Если к нам даже спешит гонец – только послать на пламя,
Нам не достанутся ни дворец, ни паруса с гербами,
Ни королевский дармовый пир, ни золотая дверца.

Только больной и безумный мир, бьющийся вместо сердца.



Процитировано 41 раз
Понравилось: 1 пользователю

***

Понедельник, 09 Ноября 2009 г. 01:36 + в цитатник
Я вообще не хотела к тебе или не к тебе, я едва отошла от сентябрьских колких дней. Я тебя не ждала в кривобокой моей судьбе, но тому, кто нас сводит, конечно, всегда видней. Ты смешной и язвительный, ты мне едва знаком, почему же ноябрь всецело достался нам? Но когда я с тобой, я не думаю ни о ком, что немыслимо странно по нынешним временам.
Я не верю тебе, я не вижу тебя нигде, ты вообще не звонишь, так зачем мне тебя искать? Мне тебя не пророчит ни воск в голубой воде, ни дожди за окном, ни стальная морская гладь. Даже ждать тебя трудно, в усталости, в тишине, бесконечный туман, утомительный перевал. Я бегу от тебя, ты мне нравишься, но я не…
Но потом ты касаешься клавиш, и я – жива.
Это чувство похоже на плавный табачный дым и спокойную святость усталой речной воды. Как когда ты решил, что останешься молодым, как когда ты уверен, что незачем ждать беды. Это очень похоже на мягкую синеву предвесеннего неба и танцы латинских стран, на мороз в Новый Год и полуночную Москву, на которую смотришь с балкона, когда ты пьян. Это чувство, как будто ты вытащил тот билет, это чувство, когда только-только прошла гроза, как когда собираешь каре на тузах, как свет заходящего солнца щекочет тебе глаза.
Ты меня удержал силой ветра, воды, огня, чем-то так удержал, что ведь я не смогла бы без.
И звучать заставляешь не клавиши, а меня, и играешь не Баха, а грозы моих небес.
Так держи меня дальше на странной своей волне, я хочу в тебя верить, хочу тебя понимать. И, конечно, конечно, я вижу тебя во сне, но никто из живущих не должен об этом знать.
Да, потом будет страшно, потом будет нелегко, будут сонная морось и дикие холода. Да, и как ни стреляй, будешь целиться в молоко, и ещё – уходить в бесприютное никуда. Да, никто никого не сумеет тогда сберечь, да, нам грудь разорвут, что попробуй потом зашей.
Но такая игра, без сомнения, стоит свеч. Так играй же, играй, так играй по моей душе.



Процитировано 54 раз

Осень.

Среда, 16 Сентября 2009 г. 00:23 + в цитатник
Осень ходит за нами, сонными, влажно дышит в затылок тьмой. Тополя золотеют кронами, ветер крепче – пора домой. Если страшно, то прячься, деточка, приручая свою печаль, за любимой рубашкой в клеточку, за заваренный мятный чай. Осень просит взлетать и падать с ней, смотрит долго, роняет грусть.
На тебя она смотрит тягостней. Я опять за тебя боюсь.
Осень ходит за нами медленно, осень видит тебя насквозь. И глаза поднимать не велено, вспоминай же, что не сбылось, всё бессильное, неудачное, весь безрадостный непокой.
Или в небо смотри прозрачное с этой вечной людской тоской.
А ты думаешь, небу легче-то, небу незачем ждать зимы? У него нет рубашек клетчатых, чая с мятой, и книг взаймы. Нам закатами и высотами не даёт превращаться в прах, мы – изранили самолётами и запутали в проводах. Нам-то можно одеться в панцири, а ему –
ничего совсем.
Ни к тебе прикасаться пальцами, ни пытаться понять зачем эта нежность так долго мучает, обещая в ответ – лети. Называй хоть судьбой, хоть случаем, но не бросить и не уйти.
Если страшно себя растрачивать, так, что ходишь, боясь дышать - ты скажи мне, скажи, я спрячу ведь и попробую не мешать. Пусть твой взгляд засверкает просинью, пусть ломается старый лёд, заклинаю – не бойся осени, ведь она всё равно уйдёт.
Ты останешься.
Выжжен город, но бесконечно прозрачен снег.
Ты очнёшься, и будет холодно, и опять улыбнёшься мне.

Эта вечная глупость, шёпот мой, сто истерик на десять строк. Я хотела бы быть безропотной и, чуть что, не взводить курок. Не держу в себе крика – страшно ведь, не стою за твоим плечом, не могу перестать расспрашивать и рассказывать ни о чём.
Осень схлынет, и что-то включится. Ночью градус идёт к нулю.
Ты ведь знаешь, что всё получится.
Я люблю тебя.
Я – люблю.



Процитировано 52 раз
Понравилось: 2 пользователям

Предыдущее было, значит, черновик. Похоже на то.

Пятница, 21 Августа 2009 г. 00:36 + в цитатник
Она почему-то уходит в вагон, зачем? Постой же, не надо, зачем закрывают двери?
Ещё один миг, и она пропадёт, совсем, в ту самую небыль, в которую я не верю.
Я буду бороться, и я её сберегу, она будет прежней, весёлой, живой и шумной. И я не хочу отпустить её, не могу, и вот, я бегу за вагонами, как безумный. И вот, спотыкаясь, кричу, но не слышу что, швыряю на ветер проклятья и камни в окна. Мелькают квадраты задёрнутых белых штор, и я догоню, я смогу, я почти что смог, но…
Куда же ты. Не получается вровень с ним. Пожалуйста, стой. Умоляю тебя, не надо.
А поезд не слушает, поезд неумолим, а поезд не знает поломок и неполадок. И тот, кто ведёт его, невозмутим и строг, он знает, зачем и куда уезжают люди. И поезд дойдёт, разумеется, точно в срок. Она будет жить там. Меня там совсем не будет.
Да, небо не рухнет и солнце не станет стыть, я знаю, что всё это правильно, так бывает, что надо принять, надо с этим учиться жить, и будут другие, она не одна такая. Что люди уходят, и в том, что она ушла, нет чьей-то вины, ни твоей, ни её, ни бога. У вас был костёр, а сейчас прогорел дотла, и поезд гремит, и петляет в лесу дорога, и надо не плакать про горечь людских разлук, а что-то всевышнее благодарить за встречу.
Но ты, машинист, кукловод, ну зачем ты вдруг?
Ты сделал нас целым, за что нас теперь калечить?!
Мы слабые, господи, нам не хватает сил, спокойствия, времени, нам, беспокойным, страшно – нам хочется просто, чтоб кто-нибудь нас любил, и всё. Оказалось, другое не так уж важно.
И этих, моих осмелевших, моих живых, похожих на солнце в траве или хохот клавиш,
моих неотрывных,
зачем ты уносишь их?
И что ты оставишь мне, что же ты мне оставишь?

Так шепчешь ты яростно, после молчишь, молчишь, сидишь на обочине, колешь о гравий пальцы. И поезд ушёл, в лунном небе остыла тишь, и ещё раз взрослеешь и хочется возвращаться. Посмотришь на тучи, на лес и идёшь домой, сказав небесам: может, слишком кричу, прости, но
слова не беру назад.

Поезд сегодня твой. И кто-то, молчащий и сломленный, смотрит в спину.
Когда ты войдёшь и поймёшь, что уже привык, когда вдруг разгонится поезд и гравий брызнет, не надо смотреть. Это кто-то, срываясь в крик,
бежит за тобой, уходящим из чьей-то жизни.



Процитировано 21 раз

(говорю же, дурацкая эмоция была)

Воскресенье, 16 Августа 2009 г. 03:30 + в цитатник
Слишком холодно нынче, здесь не было так давно. Я смотрю на него, и с испугом хватаю руки. Опускается небо на крышу, звенит окно. Я пытаюсь держаться за запахи и за звуки. За случившийся сон, разговор о любых вещах, за малейшую радость, за каждую неудачу. Я хватаю его за рукав и за край плаща. Я цепляюсь за тень его, след, силуэт,
и плачу.
И стою, дверь скрипит, стылый ветер бежит под кров, я хватаюсь за воздух, в тумане глазами роясь. Потому что да мало ли в мире таких дворов, кораблей и дорог, и красавиц с косой по пояс. Потому что не говорила бы так тогда, и не спорила долго, не мерила этим взглядом, то глядишь – обошлось бы. А видишь, идёт туда, и уже не вернёшь, не догонишь, не встанешь рядом. Тень срывается с пальцев, и ты не держи – держись. Ты твердила, что так не бывает, что не отдашь, но приходится, видишь, такая уж эта жизнь, и сейчас тебя учат тому, как бывает страшно.

Я трясусь на пороге, а с неба летит вода. Он вот-вот подойдёт, удивлённо возьмёт за плечи: ну куда же ты рвёшься, я вовсе не пропадал, это просто такой неуютный промозглый вечер.
Скажет: что же ты, глупая, маленькая моя, это просто сентябрь, всего лишь не видно солнца, да не манит меня ни корабль, ни колея…
И вернётся.



Процитировано 18 раз
Понравилось: 1 пользователю

...этому блокноту и карандашу.

Вторник, 30 Июня 2009 г. 03:58 + в цитатник
Если не знаешь, о чём писать - пиши о том, что знаешь. О том, как пахнет ночной московский ветер, если в два ночи высунуться до пояса из окна на тринадцатом этаже, или какой был позавчера закат, и как же ты счастлив жить так высоко. Или о том, как неуклюже переступаешь по непослушному асфальту новыми роликами и висишь на дереве, пытаясь перелезть через бордюр, как, отчаянно вереща, летишь, разогнавшись, на стоянку и тормозишь пузом об капот каких-то жигулей.
Или о том как раз за разом шевелишь ногами всё смелее и как вчера сорвалась в четыре вечера и проехала двадцать три километра вдоль набережной, от парка Горького до Киевского вокзала, а потом назад, от Киевского - мимо Воробьёвых, Лужников, храма Христа Спасителя, вдоль кремлёвской стены и дальше, дальше, к сталинской высотке и зелёному пруду, тому самому - помнишь?
Пиши о том, что знаешь лучше всего - как подпевать плееру песню про шамана, как мерить шагами бесконечную дорогу от метро до общаги, как кататься в метро и разглядывать людей, и, если заметили, резко смотреть в потолок или вбок - как придётся.
Пиши о парне в клетчатой рубашке и очках, они с девушкой зашли в вагон, и у неё в руке была пластиковая бутылка, в которой плескалась вода и гордо торчал розовый гербер. Она села на единственное свободное место, а он - на пол у её ног, примостив гербер в бутылке так, чтобы не упал. А потом он, господибоже, достал шахматы, поставил доску ей на колени, расставил фигуры и они стали играть, и это было так прекрасно, что нельзя отвернуться. И люди в вагоне смотрели на них все, и все по-разному.
А напротив тебя китаец, или кореец, или просто казах, ну в общем из этих обаятельных, узкоглазых, фотографировал их на камеру с большим объективом, а ты в это же время достала телефон и тоже фотографировала, а потом вы посмотрели друг на друга и заулыбались.
И стало легко от того, что - кем бы вы ни были, и что бы ни привело вас на эту станцию метро и в этот вагон, где бы вы ни оказались через час - сейчас вы понимаете друг друга, со-вер-шен-но, спасибо вам, небеса.
А потом идёшь на Арбат, совсем уже твой Арбат, пропускаешь вперёд человека с гитарой, машешь рукой знакомому художнику - однажды вы разговаривали про художественный институт и философа Спинозу, и теперь каждый раз здороваетесь - вдыхаешь пасмурный воздух, смотришь на картины, которые никто не покупает, там есть одна, с клоуном, и ещё одна со странной синей лошадью - вот их ты ужасно почему-то любишь, долго смотришь, как рисует один художник и как смутные жёлтые пятна на бумаге превращаются в лицо девушки, сидящей напротив. И идёшь дальше, подпевая плееру. Музыкантов в это время ещё почти нет.
И приходишь наконец туда, где ждут, утыкаешься в плечо, лохматишь пальцами волосы и засыпаешь, перемешав дыханья.
Это будет хорошее лето. Завтра в Питер, а потом, неожиданно, в Суздаль, только бы ничего не сломалось.
Скрести пальцы и, пожалуй, ничего не пиши.
Разве только о том, что знаешь лучше всего.

Милый друг, ничего не бойся, это просто такая игра (с)

Воскресенье, 07 Июня 2009 г. 05:31 + в цитатник
В детстве я ходила на танцы. Первое занятие я была в восторге, второе под конец стало скучным, а на третье идти уже не хотелось совсем, ибо а как же гулять. Через три года у меня родился братик и родители были слишком заняты им, чтобы воспрепятствовать в принятии некоторых взрослых самостоятельных решений.
Первым моим взрослым самостоятельным решением было бросить танцы.
Теперь я жалею, что меня не заставили пинками туда ходить, а ещё, что не отдали к тому же в художественную и музыкальную школу. В музыкальную, о небеса, особенно в музыкальную.
Уважаемые господа люди! Уважаемые москвичи, я бы даже сказала. Если семнадцатилетний оболтус хочет в музыку, а музыка его не хочет, есть ли у него какие-нибудь пути к спасению, кроме убиться чем угодно и как можно скорее? Оболтус к тому же студент, то есть, бедный. Иначе говоря - есть ли в Москве музыкальные школы, в которых берут убожества и учат играть на фортепиано?
Вы бы меня очень выручили, да.
Потому что ужас же какой-то.
Музыка - непонятная, невероятная, потрясающая сила, на пороге которой я стою и извожусь от требования смотреть и руками грязными не лапать. Умри, неудачник.
Поэтому, наверное, опять про музыканта.

***

Моя дорогая, день тянется, словно век, плетётся, как пёс в надоевшую конуру. Сегодня я создал мелодию тёмных рек и тёплых деревьев на летнем сухом ветру. Совсем как ты любишь – там много искристых нот, она рвётся кверху, как стая безумных птиц. И музыки этой наверное кто-то ждёт, а я никогда и не знаю имён и лиц.
Я помню, ты мне обещала найти восток, там очень спокойно и будут сбываться сны, а я отвечал, рассмеявшись, что не дай бог, потом мы молчали и ждали всю ночь весны.
Ведь нет у тебя чёрно-белой моей тюрьмы, а есть небеса и любая из всех планет. Я нем и прикован, я слишком тяжёл для тьмы, чтоб с бьющимся сердцем бежать за тобою вслед.
Моя неземная, я стар, бесконечно стар, во мне, милый друг, слишком много других людей. Они – это бред мой, мой главный ночной кошмар, а ты удивлялась, что я становился злей. Они беспокойны, они говорят: играй, играй, будет легче, играй, а иначе – зря.
Я мчался за ними среди облаков и стай, садился за клавиши и создавал моря.
Я счастлив бываю, лишь если звучит рояль, но в снах и туманах, я вижу твоё лицо. А ты удивлялась, откуда во мне печаль, я жил сотни жизней и сотни на мне рубцов.
Тебя же, родную, не вытравить, не стереть, мне нужен твой смех, твои руки, твои цветы, ты – самая чистая нота в моей игре, и я обречён умирать в волшебстве, а ты - ты, солнце над морем, ты, горечь, ты, соль его - растравливать раны того, кто приходит пить.
Зато, моя радость, не будет ни одного, кто сделал глоток и посмел бы тебя забыть.
Прости, я не смог разучиться дышать тобой, искать тебя взглядом и ждать на исходе дня. Но всё хорошо, лето пахнет сухой травой, и ангелы, кажется, слышат ещё меня. Им нравится море и мой бесконечный путь. Но стоит тебе улыбнуться и сделать шаг – они замолкают и смотрят, боясь вдохнуть.
И что б я ни делал, я вряд ли сумею – так.



Процитировано 45 раз

Здравствуй, меня зовут...

Суббота, 11 Апреля 2009 г. 11:39 + в цитатник
господи, как я люблю тебя, откуда ты на меня свалился, такой чёртов-шумный-бессонный город, наполненный сейчас солнцем и довольный до невозможности. господи, ну сколько уже можно наступать этой весне, пускай она, наконец, придёт.
если город влюбляется в человека, он оставляет у себя его тень, призрак, отпечаток, в общем, нечто, что всегда будет здесь жить.
В метро:
- Люди ужасно похожи на пингвинов, только что заметила.
- Да... В такие минуты понимаешь, насколько пингвины отвратительные существа.
Здравствуй, меня зовут Света. Здравствуй, меня никто кроме него не зовёт Светой, мне дали десяток смешных прозвищ, я отражаюсь в них, как в кривых зеркалах, и отражение рассыпается на звонкие и бессмысленные солнечные зайчики. Я не успеваю оглядываться вокруг, я не хочу успевать оглядываться вокруг. Я не понимаю, за что мне столько подарков, столько хохочущего рассыпчатого счастья, которое можно есть ложками и разбрасывать по ветру.
Вчера в автобусе было солнечно и пыльно, а напротив сидел человек дошкольного возраста и вертел в руках рыжего платсмассового кота. Кот улыбался, но в остальном на человека никак не реагировал, за что был сначала отброшен на соседнее сиденье, а потом и вовсе забыт. Человек ушёл в лабиринт домов и дорожек за руку с бабушкой, мы с котом поехали на автобусе дальше и, в общем, подло было бы бросать его там ещё раз. Теперь кот живёт у меня в рюкзаке. Вместе с шишкой, которую мы с другом утащили из Ботанического сада МГУ, и несметным количеством крошек от печенья.
Здравствуй, меня зовут рыжей и иногда старостой, у меня есть немножко веснушек, полосатый рюкзак и синяк на локте.
Посмотри вокруг, посмотри на небо, на солнце, на фабрики, которые делают облака, на эти бесчисленные крыши, истерзанную февралём землю, по-весеннему неуместных прохожих, подъёмные краны на горизонте. Посмотри, посмотри на этих двоих, вот они бегают через дороги, вот они сидят в каком-нибудь макдональдсе у большого окна, где немножко даже виден золотой закат, самое частое, что говорят они друг другу: "Вы отвратительны!" - "Вы тоже!", хотя нет, чаще они повторяют имя друг друга, потому что не бывает ничего лучше, правильней, да боже мой, просто ничего не бывает кроме того, чтобы ткнуться в шею и выдохнуть такое короткое и в то же время такое большое-большое слово.
Посмотри на этих двоих, они смешные и сумасшедшие, как подростки, когда счастливы. Хотя чего уж там, они и есть всего лишь подростки, с такими-то характерами и такими странными нелогичными жизнями. В этом городе им дали место, где жить, и больше ничего, только они и там не появляются.
Хотя куда им до подростков - подростки не дерутся за большого плюшевого медведя, а они могут.
Они такие взрослые уже, у них универ-учёба-обязательства, они почти что год живут без родителей и ничего, даже периодически едят и спят. Спят, правда, где угодно, но не в собственных кроватях, но кого это здесь волнует, это же так весело.
Они такие разные, это двое. Они такие одинаковые, что хочется улыбаться.
И вообще, смотри на них, когда они упоённо роются в футболках в магазине и радостно орут, увидев ту самую, за которой охотятся уже месяц, и покупают две - и ему, и ей. Она вообще в восторге от перспективы ходить в универ в мужской футболке. Смотри на них, когда они бегут по эскалатору в метро, когда хохочут над какой-нибудь полнейшей чушью, когда он едет через весь город, чтобы поймать её на десять минут в перерыве между парами.
А самое смешное, что они - это мы, и мы уже вписали себя в этот город, и наши призраки уже болтаются где-то на этих улицах.
...
и ещё.
Если идти от главного здания МГУ в сторону смотровой площадки по левой боковой аллейке, то обязательно наткнёшься на надпись, сделанную на асфальте жёлтой краской. Там написано совершенно следующее:

ЭТО ЧУВСТВО СИЛЬНЕЕ
МЕДВЕДЯ И ВЫШЕ
ПОДЪЁМНОГО КРАНА

по-моему, к этому больше нечего добавить.



Процитировано 1 раз

Флейтист.

Четверг, 02 Апреля 2009 г. 22:24 + в цитатник
Ты смеёшься, как бес, приручил свечу, научился спускать курок. Эти шрамы идут твоему плечу, как отметины ста дорог. Ты бежишь, как собака, вперёд и прочь (был бы кто-то, кто мог позвать!), но тебя обожает любая дочь и боится любая мать.
И, куда б ни пошёл, узнают давно залихватский бездомный свист.
Это всё так заманчиво, так смешно, но бессмысленно – да, флейтист?

А в садах её вечно лежит роса, и в чертогах её – хрусталь, она ходит по травам и небесам и рисует водой печаль. Ровен голос её и спокоен сон, и не рвётся послушный стих. Она знает сто тысяч чужих имён, но, конечно, не помнит чьих. Нерушим и прекрасен её покой, пуст и светел уютный дом, словно боги создали её такой и оставили под стеклом.

Так куда тебе, смертный, её хватать, на неё и смотреть нельзя, разве что излохматив морскую гладь и пустыни избороздя, чтобы там, где шагнул, колосилась рожь, чтоб был жемчуг в твоей сети. Только шёл бы ты лучше куда идёшь, не пытаясь её найти. Ты её не приманишь своей свечой и дешёвым своим вином.
В горле сухо, колюче и горячо, а вокруг, как всегда, Содом. И ты шепчешь сквозь дым и хмельной туман: может, я не настолько глуп, может, ей тоже хочется дальних стран, так, как мне – её глаз и губ? И я даже, наверное, буду жив, если пламя пройду и лёд, но мне точно не выжить, о ней забыв…
Только кто ж её разберёт.
И вот, в пьяном угаре, в слепой тоске ты вдруг флейту берёшь, как меч, и она поначалу дрожит в руке, но себя ведь нельзя беречь. И сначала ты трелью пронзаешь дым, а потом отступает явь. Всё становится сразу таким простым, и ты знаешь, что точно – прав. Будут ветры меняться, срываться дни, все забудут их звук и вкус. Но останется небо, огни, дожди и твой хриплый бездомный блюз. И никто не узнает потом, кому посвящаешь ты этот бой.
И однажды, пробившись сквозь пыль и тьму, ты увидишь её живой. И тогда ты узнаешь, как ты крылат, и насколько ничтожен страх.
У неё вдруг окажется грустный взгляд и загар на худых плечах, лебединая шея и тонкий нос, удивлённый изгиб бровей. Будет запах костра у её волос.
Глупый мальчик, беги за ней.
От тебя до неё – бесконечный круг, как от марта до ноября.
Но пока твои пальцы рождают звук, это значит, что всё не зря.



Процитировано 76 раз

Поиск сообщений в Fristashka
Страницы: [10] 9 8 ..
.. 1 Календарь