B мою жизнь входят те, кто хочет, и кто хочет уходит, но есть общие правила для всех гостей:
заходя - вытирайте ноги, уходя - закрывайте за собой дверь.

Харуки Мураками

Бешеный денек.

Пятница, 29 Августа 2008 г. 21:14 + в цитатник
Весь день моталась. С утра на тупую встречу с классухой. Честно? Я совсем не соскучилась по одноклассникам. Да и они по мне, по-моему, тоже. Потом два часа пения и сольфеджио. Потом два часа другого пения и репетиция с группой. Весь день моталаась. Я люблю такую жизнь. Но сейчас опять грустно. Зачем люди столько орут друг на друга???

Тупая погода

Четверг, 28 Августа 2008 г. 15:47 + в цитатник
В колонках играет - Lacrimosa. HALT MICH
Настроение сейчас - тоскливое

Почему погода так сильно влияет на мое настроение? Глупость. Нелепость. Закончила наконец свой рассказ. Бессмысленность. В голове так пусто... А надо браться за книгу. Я должна ее закончить. Грустно сегодня.
Завтра тупой сбор учеников. Нафиг мне это не нужно. Меня бесят эти безмозглые гламуры. Я их не понимаю, а они меня. Ну и ладно. Я уже смирилась. Со всем. Совсем.

 (198x448, 8Kb)

Размышления...

Среда, 27 Августа 2008 г. 20:00 + в цитатник
В колонках играет - тишина
 (333x500, 23Kb)
Настроение сейчас - задумчивое ОПЯТЬ.

Абхазия и Южная Осетия признаны независимыми... Что сказать? Я удивлена. Даже шокирована, наверное. ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ?! Страшно подумать. Хрупкая надежда на то, что когда-нибудь отношения между Грузией и Россией наладятся, теперь вообще кажется абсурдом. Вчера целый день шел дождь. Грустно. Как всегда, в полосатых гольфах... Сегодня были на репетиции. Майн Готт, свершилось чудо - приперлись наши басистка и соло. Блин, ваще странные они стали (да и были ))), единственное что позитивное в их приходе так это, что мы наконец нормально играли со ВСЕМИ инструментами. Что удивительно, пальцы уже почти не болели и струны звучали прилично (с акустички было нелегко сразу перейти на электрогитару)... Ну в общем. Погода все портится. Уже пахнет осенью и снова становится грустно...

Моя новая книга. ГЛАВА 2

Четверг, 21 Августа 2008 г. 12:47 + в цитатник
 (392x500, 19Kb)
Глава 2
Колесики

…Give me a long kiss goodnight,
And everything will be alright,
Tell me that I won't feel a thing
Give me novacaine…
Green Day, “Give me novacaine”

У вас никогда не бывало такой ночи, когда до смерти хочется спать, но желанный сон никак не приходит? И вот, где-то в третьем часу Морфей наконец принимает вас в свои нежные объятия, а утром вы просыпаетесь в таком состоянии, как будто только что пробежали десятикилометровый кросс. И кажется, будто долгожданный сон вовсе не приносит отдыха, а скорее наоборот – еще больше изматывает и душу, и тело…
- ДЭН?! КАКОГО ЧЕРТА?!!! – взревел Илья, проснувшись от воплей мобильного телефона. Парень безошибочно узнал звонящего, даже не взглянув на экран: рингтон (на этот раз в его роли выступила Drop Dead ) позволял узнать каждого из друзей – по интересам.
- Да, Дэн. Доброе утро, Дэн. А не рано ли ты позвонил? – сонно пробурчал Илья.
- Парень, ты в своем уме? Церемония начинается меньше, чем через час!!! – донесся из трубки взволнованный голос.
- Какая, нафиг, церемония?! Я СПЛЮ, - прорычал Илья в ответ, но поперхнулся на полуслове. – Ой, прости, дружище… Совсем из головы вылетело!!! Ты же знаешь, я из-за того, что э-э-э… случилось с Лилюшей, совсем никакой, - парень старался говорить непринужденно, но к концу фразы голос все равно предательски дрогнул.
- Кстати, как там она? Что врачи говорят? – с участием спросил Дэн.
- Позавчера были похороны, - кое-как выдавил из себя Илья.
Нет, он совсем не злился на друга: в последние две недели голова Дениса Чернова была забита исключительно мыслями о предстоящей свадьбе, так что Илья сам никак не мог решиться рассказать ему о случившемся. К тому же, Денис в последние дни отсутствовал в городе, и друзья решили его не тревожить.
- Я не знал… Извини, - пробормотал Дэн сдавленным голосом. – Мне очень…
- Так во сколько надо быть в церкви? – перебил Илья, вцепившись пальцами в одеяло.
- Друг, я же правда не знал… Можешь не приходить тогда… Я все понимаю.
- Я спрашиваю, ВО СКОЛЬКО НАДО БЫТЬ В ЦЕРКВИ?! – проорал Илья в трубку, не выдержав.
- Э-э-э, вообще-то мы сейчас пока в ЗАГС едем, а оттуда уже в храм… - осторожно начал Дэн и уже совсем тихо прибавил: - Ну, ты как сможешь – я не настаиваю…
- Через полчаса буду, - Илья беспомощно бросил мобильный телефон на кровать и упал лицом в подушку.
Он пролежал так несколько минут – может, собираясь с мыслями, может, борясь с желанием послать все куда подальше и уснуть. В голове Ильи творилось что-то невообразимое, как будто внутри него играли концерт ребята вроде Slipknot . Мешались какие-то гнусные мысли, мрачные образы раздавленного сознания никак не давали сконцентрироваться и расставить всё по своим местам.
Немногим людям, наверное, приходилось переживать то, что выпало на долю этого семнадцатилетнего парнишки. Душевные раны, нанесенные ему жизнью, оказались слишком глубоким, чтобы время их залечило. Теперь оно сможет лишь притупить и затереть чувство боли более приятными и радостными мгновениями, но старые шрамы будут неизменно напоминать о себе в минуты безнадежности и отчаяния.
- Вставай, парень, - пробормотал Илья. – Время не ждет…
Чем еще ему было утешить себя? Банальной фразой, притупляющей эмоции. Ведь сейчас это было главным – заглушить невыносимую пустоту внутри. Это только девушки могут часами лить слезы и философствовать о несправедливости жизни, получая некое удовольствие от самого факта своей «несчастности» и «ненужности». Хотя, зря я это: многим подросткам свойственно ощущение одиночества и безысходности, и надо всегда искать выход из той душной комнаты, в которую загоняет депрессия. И даже если в темноте никак не получается нащупать спасительную ручку двери, не стоит отчаиваться: все проходит – и не только хорошее, но и плохое. Ведь наша жизнь как эмо-носочек : белая полосочка, черная полосочка, белая полосочка, черная полосочка, а потом снова белая – и так далее до бесконечности… Но сейчас в глазах Ильи все было мрачным и бессмысленным, ведь он потерял любимого, нет, самого любимого и близкого человека в своей жизни… Интересно, а почему он сейчас тупо не повесил трубку и не отключил телефон? Почему не отказал Дэну? Он ведь понял бы, и Илья знал это.
- Я должен куда-то пойти, - оправдывался перед собой парень, вставая с кровати. – Я здесь умру один… Я НЕ МОГУ ОДИН!!!
Илья подбежал к окну и раздвинул занавески.
- Ха, - горько усмехнулся он. – С чего ты решил, что солнце выйдет именно сегодня? Можно было и не просыпаться…
Дождь продолжал лить уже вторую неделю, и это отнюдь не радовало глаз. Илья никогда не любил дождь. Эта серость вокруг, дробный стук капель, раздающийся в тишине, и какое-то унылое запустение на улице откликались пустотой и одиночеством в душе. Хорошее настроение в такие дни было редкостью для Ильи, и он с головой уходил в мистический мир готики , исполненный мрачноватой романтики и таинственности. Сейчас это любят называть «бегством от реальности», особенно – взрослые люди, уже успевшие занять в жизни устойчивую позицию. Что ж, возможно, Илья в какой-то мере и пытался отгородиться от мира: ему было гораздо приятнее просидеть на переменах в школе с наушниками в ушах, чем выслушивать бессмысленную, по его мнению, болтовню одноклассников, не видящих в жизни ничего, кроме новых шмоток и противоположного пола. Было, безусловно, и в его классе несколько думающих ребят, с которым можно поговорить нормальным языком и на нормальные темы, но остальные не очень жаловали как их, так и самого Илью. Они казались одноклассникам странными, а их «заумные» разговоры вызывали только смех и всеобщее веселье. Но Илью это тревожило меньше всего: главное, что он получал удовольствие от этого общения. И потом, он проводил в школе только первую половину дня, а вечером в старой аллее его всегда ждали друзья, с которыми можно было здорово отдохнуть и погулять. А еще… у него была Лиля. Его любимая девочка, заменявшая всех друзей и одноклассников, вместе взятых, его солнышко, светившее для него в любую погоду и в любое время суток.
Илья грустно вздохнул. Они собирались пойти на эту свадьбу вместе… Юноше вдруг вспомнилось Лилино лицо, сияющее улыбкой, вспомнилось, как они ходили выбирать одежду для праздника, как она смеялась, глядя на его выбор, и снова отправляла в примерочную, наградив очередной стопкой костюмов и ласковым поцелуем…
- Почему все так темно? Почему все так трудно? – прошептал Илья, открывая дверь в ванную. – Э, парень, да твоей прическе сам Билл Каулитц позавидует! – добавил он, взглянув на свое отражение в зеркале. – На свадьбу собрался называется…
Илья наскоро принял душ, почистил зубы, затем извлек откуда-то из-под раковины дезодорант, в общем, совершил свой регулярный утренний туалет и отправился одеваться. Ведь только особо преданные своей субкультуре панки, унаследовав от «предков» свои странности и традиции, могут позволить себе не тревожиться о гигиене и чистоте - как же, они ведь панки, анархисты: они должны идти вразрез с общественным мнением и устоями!
Илья стоял перед гардеробом, бессмысленно уставившись на вешалки, и напряженно думал. У него было всего два костюма: один полностью черный, с красным широким галстуком, а другой – ярко-оранжевый, тот, который выбирали они с Лилей.
- Мы же не поймем к Дэну на свадьбу в похоронном виде!!! – рассуждала девушка, подбирая к своему жизнерадостному платьицу одеяние для друга.
- Прости, любимая, но без тебя я не могу, - Илья снова сглотнул комок, подступивший к горлу, и решительно снял с вешалки черный костюм.
Приятно скользнула по телу атласной тканью угольно-черная сорочка. Узкие брюки сели как влитые… Что-нибудь на шею? Нет, лучше не стоит сегодня, ну, кроме, разве что, цепочки, которую Лиля подарила на День Валентина… Илья никогда не снимал ее: когда-то он договорился со своей подругой, что они будут носить эти цепочки в знак единства и преданности друг другу всю свою жизнь. Илья вздрогнул: а ведь Лиля сдержала свое обещание…
- Что-то это совсем мрачно для свадьбы, - заключил юноша, внимательно осматривая себя в зеркале. – М-да, Тило Вольфф отдыхает… Ничего, зато для моей жизни… в самый раз!
Тут Илья впервые со времени разговора с Дэном взглянул на часы и обнаружил, что ему не мешало бы поторопиться. Благо, сегодня парень не носился по дому в поисках ремней, браслетов с шипами, напульсников и прочей атрибутики, так что у него даже оставалось немного времени на завтрак.
Илья решил воспользоваться представившейся возможностью и побежал на кухню, ставить чайник. Он с детства обожал чай всех видов – от бергамотового и до травяного – и предпочитал его всем остальным горячим и холодным напиткам. Странно, но Лиля тоже очень любила чай, и у них с Ильей даже были похожие чашки – такие большие, широкие, похожие на маленькие ведерки. Правда, Илья свою разбил: когда узнал о том, что произошло с любимой. Тогда вместе с чашкой раскололся и мир юноши, и вся его жизнь, и сознание, и душа, и без того израненная подростковыми депрессиями и безразличием окружающих его людей.
Илья открыл холодильник, широко зевнув. Достал кусок белого хлеба, присыпанного кунжутом, сыр и бекон.
- Спасибо, Глеб, выручил… - слегка улыбнулся юноша, мастеря бутерброд. – Я у тебя в долгу!
Значит, отчим все-таки получил долгожданную зарплату. И то хорошо: хотя бы мать не будет переживать, а Илье не придется подрабатывать после школы… На душе стало немного спокойнее. Илья очень любил свою маму и всячески ее оберегал. Но и на отца он зла не держал: когда родители развелись, парнишке было уже почти четырнадцать, и он более-менее понимал, что в том, что мама с папой друг друга больше не любят, ни один из них, в принципе, не виноват. Надо сказать, Илья с детства был довольно рассудительным (хотя здравый смысл имеет обыкновение улетучиваться к подростковому периоду…) и изо всех сил старался не раздражать родителей, когда они ссорились. Не потому даже, что он был чутким и понимающим ребенком: Илья просто не мог наблюдать за этим. Но к отчиму у мальчика почему-то с первого же дня их знакомства возникла стойкая неприязнь. Поначалу были даже и ссоры, и обиды, однако за три года совместного проживания у Ильи выработался своего рода иммунитет, и он уже почти не цеплялся с Глебом. Весь секрет его тактики состоял в том, что нужно было сводить к минимуму любое общение с отчимом, а уж это исключало возможные конфликты и придирки друг к другу.
- Ну наконец-то! – юноша налил в чашку кипятка и блаженно вдохнул чайный аромат.
Но времени оставалось уже не так много, и чаевничать у Ильи не получилось: минут через пять он уже бежал вниз по ступеням, натягивая на ходу любимый плащ из черной кожи и разматывая провода наушников.
- Доброе утро, тетя Оля, - механически сказал парень, столкнувшись с соседкой с четвертого этажа.
- Здравствуй, Илюша, - как-то невесело улыбнулась женщина. – Это смотря для кого оно доброе…
- Точно, - согласился Илья, нехотя пряча плеер в карман. – Постойте-ка, а что случилось?
- Да вот, Таюшка ушла еще утром, не попрощавшись, и не оставила даже записки… - вздохнула тетя Оля. – Она тебе ничего не говорила случайно?
- Мне б ваши проблемы! – юноша с облегчением улыбнулся. – Тая вместе с Ликой пошла на свадьбу к Дэну и Таньке, куда я как раз и направляюсь… Передать ей что-нибудь?
- Опять она с этой девкой ходит, сил моих нет уже!!! Вот прилипла: целый день на телефоне висят, а не болтают – так шляются черт знает где!
- Ну что вы, тетя Оля, они все время с нами, а значит, в безопасности, - успокоил Илья соседку, удивленный такой реакцией на свои слова. – Так передать что-нибудь?
- Нет, спасибо, - пробормотала женщина. – Постой, а ведь Лиля…
- Извините, я уже опаздываю, - оборвал Илья, помрачнев. – Я Дэну обещал через десять минут быть. До свидания!
- Ох уж эти дети, - тетя Оля проводила парня негодующим взглядом и направилась дальше по лестнице.


- Как будто мне и так легко живется! Почему каждый считает своим долгом напоминать мне о смерти Лили?!
Илья снова с остервенением распутывал наушники. Сейчас, сейчас… Надо только найти нужную песню. И боль потихоньку отступит: в этом юноша был абсолютно уверен. Илья не мог понять, в чем именно заключается действие рок-музыки, но она как-то по-особенному влияла на него… Вот оно: Brandon Lee ! Илья прибавил шагу: музыка всегда обязывает к соответствующему ритму, так что если ты торопишься и у тебя гадостное настроение, самое милое дело – включить что-нибудь не слишком позитивное, но и не слишком похоронное. Хотя на мой взгляд, не все готические группы удобно слушать на ходу… Ведь их композиции зачастую медленны и задумчивы, в них надо вникать, вслушиваться в текст, а быстрая ходьба мало кого располагает к философии. Но это точно не относится к The 69 Eyes: Вампиры из Хельсинки всегда славились своим элегантным ритмом и бешеной энергетикой, и сейчас их музыка просто идеально подходила под настроение Ильи. Парнишка даже не заметил, как почти бегом прошел два квартала. Не заметил он и долгих взглядов тех редких прохожих, что встречаются на улице в такую унылую погоду. Впрочем, Илья уже давно привык к этим осуждающим взглядам: в наши дни на улицах огромных серых городов в такой же серой, как город, толпе, нечасто встречаются статные юноши в черных фраках и таких же черных, как их фраки, плащах до земли. Все больше становится среди подростков гламурных «мачо», одетых в обтягивающие нежно-розовые маечки, и субтильных эмо-позеров , которые уже, похоже, подзабыли, что они мальчики… Но, на мой взгляд, есть кое-что и пострашнее: совершенно бесцветных и безликих людей вижу я на улицах, которые вообще никаким образом свою индивидуальность не выражают, а наоборот – боятся выбиться из общей массы и в чем-то быть не такими, как все.
- Надо же, как я быстро добрался… - Илья удивленно почесал затылок, завидев невдалеке купола храма.
Буквально через секунду в кармане завибрировал мобильный телефон.
- Я подхожу, Дэн. Да, к церкви…
- Ну, слава Богу!!! А я уже готовил инструменты для пыток! – Денис явно пребывал в прекрасном настроении. – Мы тоже сейчас подъедем…
Илья чуть улыбнулся. Друзья всегда умели какими-то только им одним известными способами поднять ему настроение.
Юноша вошел во двор церкви в почти хорошем расположении духа. Перед храмом собрались уже около десяти человек, видимо, так же не успевших в ЗАГС. Все оживленно болтали, что-то пересказывали друг другу, но едва они завидели Илью, шепот тут же прекратился.
- Илюха? Ты пришел? – первым дар речи обрел сидевший на ступеньках Дима Тучин, заморенный гот, помешанный на бывшей солистке Nightwish , Тарье Турунен.
- А что в этом удивительного? – Илья окинул друга таким взглядом, что тому стало не по себе. – Меня, вроде как, тоже пригласили…
- А-а-а… понятно, - Дима начал нервно озираться по сторонам, беспрестанно теребя рукой прядь жиденьких светлых волос. – Ну, как дела?..
- Более нелепого вопроса я бы и сам не придумал, - мрачно подумал Илья, но все же ответил: - Замечательно! Лучше не бывает.
На этом парень счел разговор завершенным и уже хотел подняться по ступеням, как вдруг ему в спину полетел возглас:
- А ты молодец, Илюх! С похорон на свадьбу, со свадьбы на похороны… Готичненько, что сказать. Илья и Лиля: любовь убивает !!!
Илья узнал говорящего, не оборачиваясь: это был его лучший друг, Васька Карпухин. Сейчас он смеялся, нет, гоготал – настолько омерзительно и чуждо звучали эти звуки во дворе небольшой церковки, где сегодня Дэн должен был обвенчаться со своей невестой.
Все замерли в ожидании бури. Илья медленно обернулся, посмотрел в глаза панку, который продолжал насмехаться над его горем… Пульс участился до фантастической скорости, кровь тупо стучала в ушах, подогревая в юноше бесконтрольное бешенство. Ему было невыносимо больно в эту минуту, и он был готов разодрать недавнего друга в клочья.
- Мальчики, может, не стоит сейчас? – с тревогой в голосе спросила девушка в причудливом черно-сиреневом платье, которое почему-то было украшено множеством пуговиц.
- Заткнись, эмо х*****а, тебя вообще никто не спрашивает!!! – рявкнул Васька, сплюнув на землю.
Илья не стал ничего говорить или делать: он просто продолжал безмолвно смотреть в лицо парню. И вдруг… вся его злоба и ненависть куда-то испарились; на смену им пришло хладнокровное и равнодушное отвращение.
- Побойся Бога, Вась, ты всё-таки около церкви, - неожиданно бесцветно произнес Илья. – Впрочем, не мне тебя судить…
На секунду повисло гнетущее молчание.
- Илюююююшка!!! – всхлипнула девушка в причудливом платье, и стоявшая рядом подруга (в не менее вычурном одеянии) снова бросилась её утешать. – Ты молодец…
- Ликусь, ты не плачь впустую, - посоветовал Илья. – Он и твоей слезинки не стоит! Всего доброго, - обратился он к остальным и, круто развернувшись, пошел прочь.
- Ну и вали, проповедник хренов!!! – проорал вслед Васька, но его слова полетели в пустоту.
- Что произошло? – Дэн столкнулся с Ильей уже в воротах. Вид у него был явно испуганный.
- Счастливо тебе, друг, - юноша из последних сил выдавил из себя улыбку и почти бегом направился к перекрестку.
Илья шел, не оглядываясь, пока не оказался в квартале от храма. Он никуда конкретно не собирался, ноги несли его автоматически, а мысли в этот момент были где-то очень и очень далеко.
- Зачем? Зачем я пошел туда?! – крутилось в голове Ильи, но ответ пришел незамедлительно: - Хотел как лучше, а получилось как всегда…
Парень бессильно опустился на скамью, забредя случайно в какой-то старый сквер.
- Сейчас Дэн переживать будет… Да и Тайке с Ликой только дай повод пострадать… А я сам?! Что я должен думать, чувствовать? – размышлял Илья, подперев руками голову. – И что стало с Васькой? Он ведь был моим лучшим другом!!!
Эта горькая мысль давно уже точила, словно червь, его и без того воспаленное сознание. Но сейчас больше его занимало другое: как ему удалось совладать с собой? И откуда взялись в его уме те равнодушные слова? Удивительно.
- Лиля бы мной гордилась… наверное, - с грустью подумал Илья. – И все равно: я дурак. ДУРАК. Вот Сашка же не пришел! Он сидит дома. Так какого черта я высунулся из своей конуры?!
Сашка… Почему Илья сейчас вспомнил о нем?
- Надо зайти, - заключил парень и, подняв воротник плаща, чтобы дождь не заливался за шиворот, решительно зашагал по мокрому асфальту.


Илья уже целых пять минут барабанил в дверь с металлической табличкой, на которой значилось «К.А. Воскресный», но никто и не думал ему открывать.
- Они что, уснули?» - взвыл парнишка после очередной серии звонков и стука.
- Молодой человек, что это Вы тут расшумелись? – из соседней двери высунулось щекастое женское лицо, густо смазанное какой-то зеленовато-белой субстанцией.
- Э-э-э… Я к Воскресным. Целый час уже стучусь, а никто не открывает… - начал оправдываться Илья.
Женщина с зеленовато-белым лицом недоверчиво оглядела юношу с ног до головы.
- Если б я не видела, в каком виде ходят их дети, - ворчливо начала она, - немедля вызвала бы милицию!
- А вы случайно не знаете, куда они подивились? – Илья пропустил слова женщины мимо ушей.
- Да, на кладбище, наверное. Вон, доигралась их девка, и пристукнули в подворотне! – с негодованием отозвалась соседка Воскресных. – Ходила тут, как чучело… И пацан такой же был. И до него, небось, доберутся!
- Это уж точно, - выдавил из себя Илья. Бледнеть было уже просто некуда. – Ну, я пойду, наверное…
- Илюша! А ты что здесь делаешь? – из лифта вышла невысокая женщина в черном, мать Лили.
- Здрасьте, Антонина Яковлевна! – Илья несказанно обрадовался своему неожиданному спасению. – Я вот к Сашке зайти хотел, а вас нету…
- Как нету? – Антонина Яковлевна замерла на полпути к квартире. – Сашуня дома остался и сказал, что выходить не будет, так что мы дверь на ключ закрыли. Он не мог никуда уйти!
- Да брось ты, Тонька, - вмешалась соседка. – Этот вот гражданин битый час к вам стучался, а оттуда ни ответа, ни привета…
- Заснул, может быть, - предположил подоспевший отец семейства, тоже одетый в траурные одежды. – Тонь, дай я открою…
Илье стало не по себе. Он заворожено наблюдал за тем, как ключ стремительно вращается в замочной скважине, и с каждым его поворотом в душе юноши все отчетливее вырисовывалось какое-то нехорошее предчувствие.
- Саш! Сашка!!! – вырвалось у него, едва приоткрылась дверь в квартиру.
Ответа не последовало. Супруги Воскресные и Илья встревоженно переглянулись.
- Сынок, у тебя все в порядке? – осторожно спросила Антонина Яковлевна, переступая порог дома.
Быстрее, быстрее… Почему же она идет так медленно?!! Илья напрягся до предела: его раздражала эта медлительность, ему казалось, что если они не поторопятся, то могут не успеть… Не успеть что?
- Господи Иисусе!!! – взвизгнула Антонина Яковлевна, и, если бы муж вовремя не поддержал ее, то она рухнула бы прямо на пол без сознания.
Илья не верил своим глазам: случилось то, чего он боялся больше всего… Сашка, умный и рассудительный Сашка, лежал на холодном темном полу с фотографией сестры в руках, а рядом были беспорядочно разбросаны белые колесики таблеток…
- ТЫ НЕ ПОСМЕЕШЬ!!! – взревел парень, упав на колени.
Илья истерично хватал бездыханного друга за запястья, он просто не помнил себя от страха, боли и гнева. Родители же Саши находились в полнейшем оцепенении; крики, слова, слезы застыли где-то на полпути к горлу, земля потихоньку уходила из-под ног…
- ЧЕГО ВЫ СТОИТЕ? – в исступлении проорал Илья. – Звоните в «Скорую», у него еще есть пульс… СКОРЕЕ ЖЕ!!!
Отец, точно во сне, начал шарить по столу в поисках телефона, а Антонина Яковлевна остекленевшим взглядом уставилась на тело сына и, казалось, уже ничего не понимала.
- Не тормозите! – Илья со злостью выхватил из кармана мобильный телефон и набрал две заветные цифры. – Алло, здравствуйте, - затараторил юноша, едва подбирая слова. – Приезжайте немедля, тут парень… В общем, быстрее!!! Улица Гагарина, дом 2, строение 4… Да… Квартира 73… Поторопитесь, умоляю вас!!!
- Повторите адрес, пожалуйста, - раздался в трубке равнодушный голос.
Илья был на грани истерики. Он еще рал проорал в трубку нужные координаты и, лишь услышав долгожданное «выезжаем», отшвырнул телефон в сторону.
- Держись, Санька! Еще немножечко, - взмолился юноша, склонившись над бесчувственным другом. – А вы что?! Водки принесли бы, что ли!
Отец молча кивнул и бросился на кухню.
- Что он выпил? – Антонина Яковлевна была бледна, как полотно.
Илья, нахмурившись, поднял с пола распотрошенную пачку из-под таблеток.
- Снотворное, - почти шепотом отозвался он, бросив упаковку обратно.
Мать тихонько ахнула. Тут как раз подоспел Андрей Кириллович с бутылкой водки и дрожащими руками подал ее Илье.
- Может, растереть ему виски? Лицо водой намочите, не знаю… - распоряжался юноша, который чудом оставался в здравом уме. – Пачка хоть начатая была?
- Нет, только… вчера… купили… Тонечка совсем спать не может, - прохрипел Андрей Кириллович, колдуя над сыном. Его супруга вообще была не в состоянии произносить что-то связное.
Илья больше ничего не спрашивал: он бросился собирать разбросанные по полу таблетки.
- Пяти штук не хватает… Или шести, - сообщил Илья через несколько минут упорных поисков.
- Так сколько точно? – нервно переспросил Андрей Кириллович, который уже явно был на грани того, чтобы использовать принесенную водку по прямому назначению. – Ну где же их носит?!
Илья принялся было пересчитывать таблетки, но тут, наконец, раздался спасительный звонок в дверь, и вечно взъерошенные и угрюмые врачи ввалились в квартиру.


- Я поеду с вами! – Я должен поехать с вами!!! – настаивал Андрей Кириллович уже во дворе.
- И я тоже, - поддакивал бледный, точно мел, Илья.
- Вы, гражданин, лучше успокойте свою супругу, ей Ваша помощь сейчас нужнее, - строго оборвал один из врачей, мужчина лет пятидесяти с маленькими светлыми усиками. – А Вы, юноша, пожалуй, можете и поехать… Только быстрее немного!
- Да-да, конечно, - Илья, точно ужаленный, впрыгнул вслед за доктором в красно-белую машину «Скорой помощи», а несчастный Андрей Кириллович только успел крикнуть вслед:
- Как только будут вести, сообщи!
Автомобиль быстро набирал скорость.
- А это что, брат твой? – спросил у Ильи хмурый немолодой водитель.
- Что? А-а-а… Нет, друг, - как-то рассеянно отозвался юноша.
- А твой друг что, совсем псих? – лицо водителя стало еще более строгим и серьезным.
Илья несколько секунд пытался осмыслить фразу и хотел было промолчать, но все же ответил:
- Может, и псих. Но я его отчасти понимаю: у него неделю назад сестру убили…
По спине побежал холодок. Водитель окинул Илью быстрым взглядом, и суровые морщины на его лице вдруг разгладились.
- Ну чего ты, парень? Не кисни, - улыбнулся мужчина. – Постой-ка… Ты ее любил, что ли? – проницательно добавил он после небольшой паузы.
- Да… Очень сильно, - Илья почему-то отвернулся.
Водитель понимающе покачал головой и больше не трогал его.
- Ну, как там пацан ваш? – обратился мужчина к остальным врачам.
- Жить будет, - обнадеживающе отозвался кто-то. – Слушай, Вань, ты бы лучше сирену включил, а?


Время ползло, как улитка. Илья продолжал мерить шагами серый больничный коридор. В голове был ужасный беспорядок: юноша только теперь прочувствовал весь ужас, который ему сегодня пришлось испытать в квартире Воскресных. Именно сейчас, когда Илья остался наедине с самим собой, на него обрушилась та лавина волнения и страха, которая каким-то невероятным образом удерживалась ранее, давая возможность здраво мыслить.
- И как это все так сложилось? – лихорадочно соображал юноша, устав считать шаги. – Просто невероятно… И как я там в обморок не хлопнулся?! Да, Илюх, ты даешь…
- Молодой человек, двигайтесь-ка Вы домой! Вы что-то совсем изнервничались сегодня, - Илью кто-то осторожно постучал по плечу.
Парень обернулся. Это был тот самый врач со светлыми усиками, с которым они с Андреем Кирилловичем разговаривали во дворе.
- Я что, вслух разговаривал? – сконфуженно спросил Илья.
- Э-э-э… Ну, в общем, да. А вы молодец, не растерялись! Никогда не хотели стать врачом? – подмигнул усатый.
- Н-н-не знаю, - пробормотал Илья. – Ну, как там Сашка, все нормально?
- Откачали мы Вашего Сашку, дурня такого, - весело заверил доктор. – Вы не волнуйтесь, а лучше отправляйтесь домой и хорошенько отдохните!
- А он пришел в себя? Можно его увидеть? – встрепенулся Илья, почти по-детски заглядывая в глаза врачу.
- Экой нервный! – засмеялся усач. – Спит твой Сашка, как суслик! Ты завтра заходи, а сейчас лучше в церковь сходи да свечку поставь. Чудом спасли: еще чуть-чуть, и было бы поздно…
- Спасибо, доктор! Спасибо огромное!!! – Илья готов был броситься врачу на шею от охватившей его радости. – Я приду завтра обязательно! До свидания!
- Иди уже, герой, - крикнул вслед доктор и, тихонько усмехнувшись, отправился проверять состояние больных.
Илья летел по лестнице, весь сияя от счастья. Спасли! Откачали!!! Господи, как же он перепугался, увидев тогда бесчувственного Сашку, лежащего среди таблеток… Илья и сам в последние дни находился на грани самоубийства, поэтому, увидев воочию то, о чем он так напряженно думал после смерти Лили, парнишка пришел в полнейший ужас. А что чувствовали в эту минуту несчастные родители, только что потерявшие любимую дочь, он и представить себе не мог. Ой, нужно ведь было позвонить им!
- Алло… Андрей Кириллыч? Здравствуйте. Это Илья. Ну, как Вы там? Антонина Яковлевна в порядке? Не беспокойтесь Вы так, с Сашей все нормально. Нет, я его не видел: врачи сказали, что он заснул; пока не пустили… Но все хорошо, я говорил с доктором… Ага, завтра зайду. Всего хорошего!
Илья удовлетворенно спрятал мобильный телефон обратно в карман, но ощущение, что он о чем-то забыл, все равно не покидало его.
- Точно! Надо в храм зайти, - хлопнул себя по лбу парень, - а потом – к Лиле…

Метки:  

Предметы, события, мысли...

Четверг, 21 Августа 2008 г. 12:31 + в цитатник
В колонках играет - Lacrimosa. Am Ende Der Stille
 (450x600, 64Kb)
Настроение сейчас - задумчивое

Вчера весь день моталась, голова просто раскалывалась, полночи не спала... это метро мна доконает однажды, хотя я очень люблю в нем ездить :). Мой любимый Рок-Магазин Романа Дрозда (который около Детского мира :))ЗАКРЫЛИ!!! Черт... там всегда такая готичная атмосфера!!! А теперь... это просто стеклянная коробочка с гордой надписью "Рок-магазин Романа Дрозда" на черной металлической двери... Эххх. Устала правда. Наконец купила новый телефон - мой бедный старый самсунг после всех мучений и пыток, которым я его подвергала :), еще и перегрелся на сорокаградусной жаре... Пытаюсь дальше писать свою несчастную книгу... Чет затормозила на шестой главе... Срочно нужно вдохновение, да где ж его взять, когда оно срочно нужно?..

Метки:  

Моя новая книга. ГЛАВА 1

Суббота, 16 Августа 2008 г. 17:14 + в цитатник
В колонках играет - Lacrimosa. LICHTGESTALT
 (375x500, 80Kb)
Глава 1
Отчаяние

Ты умерла в дождливый день,
И тени плыли по воде.
Я смерть увидел в первый раз,
Ее величие и грязь…
Ария, «Возьми мое сердце»

Илья вернулся домой уже затемно. Парень переступил порог небольшой квартиры, даже не подняв головы, быстро чмокнул мать и отправился в свою комнату, так и не вынув из ушей наушников. В них играла какая-то грубая, разрушающая музыка: верное свидетельство того, что в душе Ильи бушует шторм. Парень рывком открыл дверь в комнату, привычным движением забросил рюкзак, истыканный булавками, на кресло, скинул с плеч плащ и сам упал на кровать.
Тупо уставился в знакомый серый потолок типовой хрущовки, пытаясь убить в себе все мысли и чувства. Если кто зашел бы сейчас в комнату Ильи, то можно было решить, что парень мертв – так пусты были его серо-зеленые глаза. Из наушников лилась депрессивная готическая мелодия, приятно убаюкивая разум. Это была Её любимая песня… Сейчас Илья действительно пребывал в каком-то трансе, а может, ему даже хотелось умереть. Он действительно хотел бы уйти за Ней, он не мог поверить, что никогда уже не сможет обнять Её, поцеловать Её нежное лицо… Нет, невозможно.
Это произошло неделю назад: Лилю подстерегли в переулке, когда она возвращалась домой. Скинхеды. Глупая девочка, никогда не слушала советов любимых людей… Восемь ножевых ранений. Многочисленные гематомы. Ее еще и били, бедную беззащитную девушку! Врачи надеялись только на чудо, но Господь распорядился по-своему: Лилия Воскресная скончалась ещё по дороге в больницу, несмотря на все усилия реаниматоров.
Трудно описать словами чувства Ильи: это был настоящий шок. Юноша никак не мог поверить в то, что случилось, он просто не желал принимать страшную правду, обрушившуюся на него. Но жизнь диктует свои условия: Лили действительно больше не было.
Илья много раз убеждал себя в том, что нельзя сдаваться, что нужно оставаться мужчиной, но он плакал ночи напролет, не желая смиряться с горькой истиной. Юноше казалось, что хуже быть уже просто не может, и вот, его лишили самого главного, что было у него в этой жизни: любимого человека. Илья и Лиля действительно любили друг друга, наверное, по-настоящему любили, но глупая беспринципная смерть сломала их счастье…
Позавчера Лилю похоронили. Перед Ильей до сих пор стоял её образ: черное готическое платье, кружево, растекающееся по холодной шее, мертвенно-бледное лицо, почти не узнаваемое от бесчисленных синяков и ссадин, всегда непослушные черные волосы и белые, страшные губы, которые лишь неделю назад ещё могли шептать слова любви и поддержки. Илья шевельнулся на кровати, почувствовав, что по его щеке медленно сползает слеза. Наверное, ему никогда теперь не забыть их последнего поцелуя: горестного, мертвенно-холодного…
- Да что же это такое?!!! – вскрикнул юноша, раздраженно отирая лицо. – Нельзя плакать! НЕЛЬЗЯ!!! Она не простила бы…
Илья со злостью выдернул из ушей наушники, музыка в которых кричала болью. Безразлично включил телевизор. Каналы мелькали один за другим, не вызывая абсолютно никакого интереса. А вот и А1 . Нет, это просто издевательство: тут же сто лет уже не крутили Helena ! Илья переключил дальше. И откуда здесь Wenn nichts mehr geht?! Мрачный солист группы всматривается куда-то за пределы экрана и со слезами на глазах выпевает строки

Um dich weinen soll ich nicht,
Ich weiß, unsterblich sind wir nicht…

Илья швырнул в телевизор пультом. Только Tokio Hotel ему сейчас для полного счастья и не хватало!
Стало тихо. Интересно, надолго ли? Илья устало плюхнулся обратно на кровать. Он еще никогда не чувствовал себя таким одиноким, таким подавленным и бессильным, как в эту минуту. Ему хотелось кричать, плакать, рвать на себе волосы – да что угодно, лишь бы заглушить эту нестерпимую боль, которая разрывала его сердце. В голове юноши всплыли слова товарищей: «Попробуй - и забудешь все проблемы…».
- НЕТ!!! – он ударил по подушке, и слезы хлынули из его глаз. – Никогда я не возьму эту дрянь в руки!!!
Парни из рок-клуба не раз предлагали ему наркотики, но Илья раз и навсегда решил для себя, что это не его путь: слишком уж ничтожно в его глазах выглядели подростки-наркоманы, опустившиеся и потерявшие себя. К тому же, Лиля всегда презирала таких людей и не испытывала к ним даже жалости. Вспомнив об этом, Илья с горечью улыбнулся: эта девушка была его путеводной звездой…
- Сынок, ужин остывает! – послышался из кухни заботливый голос матери.
С губ Ильи едва не сорвалось резкое выражение, но парень вовремя остановил себя; вздохнул пару раз спокойно, отер бледные щеки и четко проговорил:
- Иду, мам.
Быстро переодевшись в домашнюю одежду, Илья вышел в кухню.
- Ну что ты, мой мальчик, такой грустный? – спросила мать, потрепав по голове сына, который был сантиметров на тридцать выше ее самой. – Ах да, это из-за Лили… Пойми, сынок, она умерла. Её больше нет. Не вернешь. Это надо принять, - женщина положила Илье хорошую тарелку супа.
Парень тупо уставился в зеленое варево. Его мать никогда не жаловала Лилю, и Илью ранили в самое сердце ее безразличный тон и стандартные утешения. Он знал, что мама всегда желала, чтобы они расстались, и сейчас не хотел даже слушать ее.
- Илюш, ну съешь хоть что-нибудь! Ты и так худющий, как не знаю кто! – суетилась женщина, бегая по кухне. У Ильи начало рябить в глазах от ее невыносимого цветастого платья. Он уныло огляделся вокруг. Его раздражал каждый предмет в этой крошечной кухоньке, к горлу подступала тошнота. Парень молча встал и направился обратно к себе в комнату. Он был фактически на грани срыва и сам ощущал это.
- Куда это ты? Илья! Вернись сейчас же!!! – крикнула мать ему вслед.
- Оставь меня, - бросил парень через плечо. – Пожалуйста…
- Я сказала: СЯДЬ ЗА СТОЛ, - настойчиво повторила мать, дернув сына за рукав футболки.
- Да отстань ты! – отмахнулся Илья. – Отстань!!! НЕ ВИДИШЬ, МНЕ ПЛОХО, МНЕ БОЛЬНО!!!
Он наконец спустил курок, он дал волю своим эмоциям. Он просто не выдержал.
Снова тесная серая комнатка. С плакатов безучастно смотрят на Илью его верные друзья, стоящие рядом с ним и в горе, и в радости: его любимые музыканты.
- Ну почему, почему так больно?!! – простонал парень, беспомощно осев на пол.
Илья устало обвел взглядом свою комнату. Надо было поесть, у него ведь и маковой росинки с утра во рту не было… О, на письменном столе лежит пачка ржаных сухариков и недопитая банка Red Bull! Какая удача!
- Не буду есть, - парень упрямо отвернулся. – Умру – ну и славно! Как там у Otto Dix ? «В каменном ложе сладко так спать, всех нам ожидает бесплотная мать…»… Золотые слова! – размышлял Илья.
Но не прошло и получаса, как парень передумал умирать от голода и, пораскинув мозгами, решил всё-таки отправиться в кухню.
Мать сидела за столом, тяжело вздыхая. Илья осторожно подошел к ней и обнял за плечи.
- Ну чего ты, мам? Прости меня, пожалуйста… Ты же знаешь, этот возраст дурацкий… Нервы сдают… - в такие минуты он чувствовал себя ужасно неловко.
- Я понимаю, сынок, понимаю, - отозвалась женщина, погладив сына по голове.
- Ма-а-ам… Я кушать хочу, - Илья улыбнулся как можно наивнее, смотря в любящие глаза матери.
- Конечно, мой маленький, я тебе сейчас супчик разогрею… - подхватилась она.
Илья проводил ее горестным взглядом. Ему было ужасно стыдно за себя: он не раз обижал мать неосторожными словами, но она всегда его прощала.
- Кушай, милый, нельзя так себя истязать!
Теперь перед Ильей оказалась еще одна тарелка супа, только на этот раз он уже не казался таким противным, а напротив – возбуждал аппетит.
- Спасибо, мамуль, - поблагодарил юноша. – Ну, слава Богу, хоть она не переживает больше… - подумалось ему.
Немного отлегло от сердца. Теперь Илья был в состоянии даже немного пообщаться.
- С чем суп? – спросил он, загребая ложкой.
- С лапшой, - невесело отозвалась мать. – Глеб так и не получил зарплату, так что – сам понимаешь. А мне только через неделю дадут…
- Ясно, - протянул Илья и всецело посвятил себя супу.
Отчим уже давно обещал принести денег. Илья нахмурился. Он прекрасно понимал, что этот мужчина очень помог матери, когда отец оставил ее, и что она по-настоящему любит его, но всё же никак не мог побороть в себе неприязнь. Гм, интересно… А ведь Илья пришел к рок-музыке именно в тот год, когда Глеб Кириенко поселился в их доме… Тогда мальчику было тринадцать лет. У него как раз начались подростковые депрессии, а разрыв родителей окончательно добил его: в считанные недели из счастливого и веселого ребенка он превратился в мрачное привидение – исхудал, закрылся от окружающего мира… Мальчик стал подолгу сидеть в комнате один, помнится, даже начал писать какие-то стихи, мечтая потом превратить их в песни… А однажды вечером Илья увидел по какому-то музыкальному каналу видео еще мало известной тогда рок-группки, и песня так запала ему в душу, что он облазил весь Интернет в её поисках, слушал круглые сутки, а потом целый месяц копил деньги на диск музыкантов. Так Илья вошел в еще не изведанный и необъятный мир рок-музыки. Вскоре юноша открыл для себя, что композиции рокеров помогают пережить боль, подавить агрессию, усилить восторг или прибавить уверенности в себе. Еще через некоторое время Илья узнал, что он не один в этом мире: оказалось, что вокруг него есть очень много людей, так же, как и он, выражающих протест обществу и ищущих спасения в философских текстах рок-музыкантов. У него появились новые друзья. Конечно, сначала не очень получалось отличать надежных людей от тех, кому доверять вообще не стоит, а настоящих рокеров от дешевых позеров, но подростки, как известно, учатся исключительно на своих ошибках… Илья научился: теперь рядом с ним были люди, которым он доверял, как себе. В трудные моменты они были вместе, дружно вытягивали друг друга из депрессии и делили радости, и каждый из этой шумной компании точно знал, что у него есть, на кого рассчитывать.
Илья часто проводил время в гостях у ребят, потому что Глеб – тот самый отчим – на дух не переносил мальчишку и его музыку. Его не особо волновали чувства абсолютно чужого для него ребенка; он не понимал, да и, наверное, не хотел понимать того, что происходит в душе у пасынка. Зато во всем остальном Глеб был отличным семьянином – любил жену, не пил и имел приличную работу.
Среди новых друзей Ильи были как парни, так и девушки самых разных возрастов; многие создавали пары. Илье всегда нравилось наблюдать за друзьями, идущими по улице рука об руку: ему казалось, что они рассеивали эти идиотские мифы о том, что рокеры не умеют любить… Кто, скажите мне, кто придумал такую глупость? Или у кого-то есть право оценивать чувства других, загонять их в непонятные и ненужные рамки и вешать ярлыки?
Через некоторое время после пятнадцатого дня рождения Ильи один из его друзей, Саша Воскресный, привел в их компанию свою сестру, Лилю. Она была ровесницей Ильи и сразу понравилась ему. Впрочем, как и большинству его друзей, которые еще не успели обзавестись подругами. Они абсолютно не пытались скрывать это друг от друга и рассудили между собой, что Лиля останется с тем, кого выберет сама. Вскоре то, что она симпатизирует Илье, стало очевидным для всех. Юноша и девушка сами не заметили, как начали встречаться, и так привязались друг к другу, что не могли и часа прожить, чтобы не позвонить или не написать SMS.
Илья никогда не чувствовал себя таким счастливым, он словно заново родился; теперь юноша не мог думать ни о ком и ни о чем, кроме своей Лили. Брат девушки, Саша, искренне радовался за ребят, так как очень хорошо знал, как оба страдали, пребывая в одиночестве. Друзья тоже смирились с «поражением» и вскоре успокоились; в жизни Ильи наступила светлая полоса. Однако не все было так безоблачно: лучший друг юноши, тот, кого он знал с пеленок, тот, с кем они влюблялись в одних и тех же девчонок, переживали вместе переходный возраст и делили невзгоды, не смог принять выбор Лили. В парне пробудилась и постепенно начала разрастаться почти животная, кипящая и разрушающая злоба. Поначалу он пытался распускать всякие гаденькие слухи об Илье, как это обычно бывает в подобных ситуациях, но его просто сочли слабаком. Озлобленный Васька Карпухин покинул их сообщество и старался не пересекаться с «бывшими» друзьями.
Илье очень тяжело далась эта потеря. Об этом можно было судить по музыке по музыке в его наушниках: он начал слушать готик-метал . Илья вспомнил слова Лили:
- Должно быть, это был очень близкий друг… Чтобы прийти к такой музыке, надо испытать много боли…
Юношу снова кольнуло в сердце. Разве боль от потери панка Васьки могла сравниться с той болью, которую он испытывал сейчас, лишившись смысла своей жизни?!
- О чем ты думаешь, сынок? – вкрадчиво спросила мать, глядя в потухшие глаза своего чада.
- Да так, ни о чем, - Илья тряхнул головой. – Ой, чуть не забыл!!! – парень выбежал из кухни и на несколько минут снова скрылся в своей комнате. – Вот, держи, - он протянул матери несколько купюр.
- Откуда? – настороженно спросила она.
- Да не волнуйся ты, я просто продал свой музыкальный центр, - с легкой улыбкой объяснил Илья.
- Ну что ты, милый, не стоило!!! Как же ты теперь без своей ужасной музыки проживешь?
- Во-первых, она не ужасная, - Илью всегда веселили рассуждения матери о его музыкальных пристрастиях, - а во-вторых, у меня еще есть компьютер, так что моя «ужасная музыка» никуда не денется! Ты возьми деньги, хоть купишь себе что-нибудь…
- Спасибо, сынок, - мать ласково обняла Илью. – И что б я без тебя делала?!
Юноша вздрогнул. А он еще помышлял о самоубийстве… Илью вдруг охватило чувство невыносимого отвращения и презрения к самому себе.
- И как мне такое в голову пришло?! Это же не поможет нам быть вместе… Эх, какой же я идиот… Надо жить. За нас двоих. Или… не надо?

Метки:  

Настроение

Суббота, 16 Августа 2008 г. 16:24 + в цитатник
постоянно меняется. Я уже сама себя задолбала. Ну что за ЭМОсти?!!!

Я вернулась!!!!!!!!!!!!!!! Опять.

Пятница, 15 Августа 2008 г. 23:13 + в цитатник
В колонках играет - Lumen. В бетонной коробке
 (300x395, 36Kb)
Настроение сейчас - хех...

Майн Готт, я думала, я уже никогда не увижу мой блог!!! Мна заслали В ДЕРЕВНЮ К ТЕТКЕ В ГЛУШЬ В САРАТОВ, как говорил бессмертный Грибоедов. Блииииииииииин, я там чуть не померла от тоски, скуки и ужаса. Написала ПЯТЬ глав моей книги. А самое ужасное, что и там были... эмо!!! В общем, весь июль был... лан, не будем о грустном. Хотя... этот конфликт вокруг Осетии... Блин, так больно, мне ведь это все так близко. У меня ведь в Грузии столько друзей... А сейчас они способны только огрызаться на все мои попытки поговорить. Так больно и обидно. И Саакашвили психопат!!!! Просто ужас творится. Мир сошел с ума. Я просто уже не могу смотреть эти вонючие новости, у мна итак уже нервы расшатаны... ДОСТАЛИ ВСЕ!!!!!!! Еще дома все со своими тараканами, а я не могу чужую боль переносить, пытаюсь утешить, чет посоветовать, а на мна орут опять. Блин, мна это так бесит. Девчонки из группы ваще перестали на репетиции ходить. Я одна как идиотка таскаюсь только потому, что мне реально в кайф петь и играть на гитаре, и мне не в лом, что мои пальцы стерты - это ведь от того, что я музыку делаю!!! Я уже как-то смирилась со своим одиночеством, и уже не так больно гулять одной. Даже здорово. Только я, моя музыка, и куча людей вокруг,которым на меня плевать. Ладно, и мне тогда на них тоже плевать!!! Запала на Lumen. Тексты просто офигенные.

Одно маленькое чёрное платье с корсетом...

Суббота, 05 Июля 2008 г. 23:27 + в цитатник
В колонках играет - The 69 Eyes. GOTHIC GIRL
 (300x300, 36Kb)
Настроение сейчас - задумчивое...

Блин, я ток сказала, что неплохо б иметь в арсенале одно готичненькое платьице, так родители сразу начали: ну всё, совсем ты со своей готикой свихнулась... Да ладно, нафиг мне это платье не нужно, готика не в этом!!! Кричать только зачем, я и так не в настроении была. Ну да ладно. И я, кстати, не самый сумасшедший гот. И, кстати, благодарное дитя :). Спасибо им, что я на концерте Лакри побывала!!! Это НЕЗАБЫВАЕМО. Нас столько было, лакрифанов!!! И Тило был просто великолепен! Я еще больше убедилась в его гениальности!!! Это самый зашибенный рок-концерт в моей жизни. Домой тогда в три часа ночи приехала только, но это того стоило!!! ОБОЖАЮ LACRIMOSA!!! А в последние дни так скучно, пусто... Дождь еще всё время идет, ужасно позитивно, конечно. Даже чемпионат по футболу закончился, как-то одиноко без матчей по вечерам стало :).

Экзамены позади... можно вздохнуть спокойно!!!

Четверг, 12 Июня 2008 г. 00:33 + в цитатник
В колонках играет - Lacrimosa, WARUM SO TIEF
 (100x100, 5Kb)
Настроение сейчас - печальное, наверное... Хотя...

Даже не верится, что я всё это сдала. Не, вы представьте: геометрия, физика, алгебра и русский. Это была жессссссссть. Но я всё сдала!!! Я ЗНАЛА!!! :)))) Эйфория, правда, уже поутихла, и всё снова вернулось в обычное русло. Не могу сказать, что мне особенно скучно, скорее - ОДИНОКО. А честно? По-страшному одиноко. Я не привыкла к этому, и сейчас я вдруг поняла, почему меня поняло в готику...

Rock is my life

Воскресенье, 11 Мая 2008 г. 23:44 + в цитатник
В колонках играет - Lacrimosa. Nachtschatten.
Настроение сейчас - задумчивое.

Давненько я здесь не писала. Даже соскучилась уже по своему старому доброму блогу... Вчера была у стены Цоя. Тоже там кое-чего написала. Я считаю, это для рокеров святыня. Там какая-то особая энергетика. Вообще, рок - это ведь огромная культура. И я считаю, это здорово, что я могу себя к этой культуре причислить. И вообще, в моем понимании рокеры - Дети Творческого беспорядка =)))))). Сегодня посмотрела фильм "Сид и Нэнси" (Sid & Nancy) про басиста Sex Pistols... Такой грустный фильм. А тем более грустно, что так было на самом деле... А ведь хороший был парень - Сид Вишес...

 (350x698, 69Kb)

Жизнь вся прям как спираль...

Воскресенье, 06 Апреля 2008 г. 00:06 + в цитатник
Настроение сейчас - ничо так... сойдет...

Всё повторяется... Только обрадуешься, что есть смысл жизни, что настроение уже не поганое, а оно опять гадится, и ты опять тащишься под дождем с The 69 Eyes в ушах... Прям не знаю, что за напасть такая. Недавно психанула, разрисовала плакаты помадой, испортила и помаду, и плакаты... Даже музыку в тот вечер слушать не могла, а потом чё-то проперло на OTTO DIX, потом на LACRIMOSA... ой, а эти билеты на концерт такие красивенькие... Прям нимагу. Жду не дождусь, когда увижу Тило на сцене... По-моему, он просто гений... Посмотрела сегодня акустический концерт Нирваны. Курт там такой... аж дух захватывает. мне всегда так грустно после этого концерта становится, жаль, что он умер... Ведь талантливый был мужик...

Какое-то гаденькое состояние...

Понедельник, 31 Марта 2008 г. 00:04 + в цитатник
 (467x700, 49Kb)
Настроение сейчас - никак не могу за ним уследить...

Не знаю, чё это происходит, но мну почему-то все бесют. Странно так... Сегодня после репетиции погуляли немного с деффчонками, вот тогда был угар. А так... всё как-то задалбывает. Вчера весь вечер Михаэльку слушала... Он стал реально мну помогать. Вот в жизни не подумала бы, что буду слушать Отто Дикс. Дожилась... ЗАВТРА ДОЛЖНЫ ПРИНЕСТИ МОИ БИЛЕТЫ НА LACRIMOSA. Я наверно умру от счастья. Это ж просто офигенно - увидеть живьем самого Тило!!! Я очень скучаю по одному человечку, ради которого, в принципе, и живу...

Бешеная смесь эмоций... Ужас.

Вторник, 25 Марта 2008 г. 23:39 + в цитатник
Настроение сейчас - непонятное...

ВСЁ ВРЕМЯ НАСТРОЕНИЕ МЕНЯЕТСЯ. УЖАС. А САМОЕ ГЛАВНОЕ - ЕСТЬ ПОЧЕМУ... И НЕ В ЛУЧШУЮ СТОРОНУ... Грустно. Пусто. Одиноко... Прям не знаю, что это за напасть такая и хорошо это или плохо - быть чрезмерно эмоциональной...

Растерянность...

Суббота, 15 Марта 2008 г. 00:07 + в цитатник
Настроение сейчас - растерянное, опустошенное...

Столько эмоций, событий, музыки за день навалилось... Даже не знаю, что чувствовать... Страшное ощущение. Охота послушать что-то вроде Арии. Ну или OTTO DIX... ПУСТОТА.

АААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!

Пятница, 14 Марта 2008 г. 00:05 + в цитатник
 (524x699, 156Kb)
Настроение сейчас - нормальное... вроде б

Последнюю неделю пашу, пашу, пашу... Но вроде не так сильно устаю, как раньше. Привыкла :). Правда, геометрия в полвосьмого это все равно страшно... В воскресенье были на выставке в Манеже, и там... я увидела самого красивого мальчика на свете... Правда, ОН БЫЛ КУКЛА. Я прям не могла его из рук выпустить (да, со стороны его "хозяйки" было очень мило - дать мне подержать это чудо =))). Еще поболтала с немкой, ваще сама охренела от своей наглости и того, как я шпарила по-немецки!!! В общем, была жутко довольна :). Я очень скучаю по одному человечку, который када прочитает это сообщение, то поймет, что это о нем. И я люблю этого человечка больше всех на свете...
P.S. НА ФОТКЕ РЯДОМ - МОЙ КУКОЛЬНЫЙ КРОСАФЧЕГ =)

Было весело, а сейчас... пустовато...

Суббота, 08 Марта 2008 г. 23:10 + в цитатник
 (300x390, 30Kb)
Настроение сейчас - Непонятно что.

Вчера слушала The 69 Eyes, вспомнила вдруг Георгия, Никитку, Макусю... У меня с каждым из них какая-то песня ассоциируется. Грустно стало. Мну на 8 марта подарили двойной диск Lacrimosa, жутко красивый. Я такая счастливая была... Для меня их музыка очень много значит. Сегодня звонила всем, поздравляла. С Маришкой болтала 11 минут, моя зая, я так соскучилась. Блин, как-то и сказать больше нечего... Все эмоции как-то притупились. Пустовато.

Наконец, отоспалась...

Воскресенье, 02 Марта 2008 г. 23:07 + в цитатник
Эта шестидневка меня реально задолбала. Жутко изматываюсь. сегодня проснулась в 12 часов... УЖОС. Еще на каникулах пробные ЕГЭ пишем...

Страхххх. Ужас. Боль.

Четверг, 28 Февраля 2008 г. 00:00 + в цитатник
В колонках играет - Mozart- REQUIEM. Sequentia LACRIMOSA
 (279x446, 15Kb)
Настроение сейчас - ужасное

Что окружает нас? Это просто страшно... Прочитала Макусино письмо... и так захотелось плакать... если мы теперь далеко, то это ведь не значит, что надо перечеркнуть все прошлое!!!! Мы все равно останемся друзьями!!! Еще ее пост прочитала про погибших девочек... и аж душа похолодела. Вот пишу и слезы в глазах стоят. Как же все ужасно. Почему вокруг столько боли, разрушения, страданий? Наверное, там им будет лучше... Где не будет жестокого мира людей.

Метки:  

Тяжко грызть гранит науки...

Воскресенье, 24 Февраля 2008 г. 23:54 + в цитатник
В колонках играет - Lacrimosa - "BRESSO"
Настроение сейчас - немножко грустное... и еще офигелое от геометрии и Галицкого.

Сижу потею над билетами по геометрии - решила все-таки на ФИЗМАТ сдавать: я легких путей себе не ищу. УЖОС настоящий... А самое главное, что на профиль надо профильную геометрию сдавать, так что нам 25 билетов по 4 задания в каждом готовить!!! Мои друзья мну совсем забросили. Только моя лапушка обо мне не забывает никогда. Грустно как-то. Даже сегодня OTTO DIX послушала по половине от каждого альбома... Ужас. Ужас. Я раньше Михаэля ваще на дух не переносила, не могла его песни слушать, а сейчас... Майн готт, я совсем готею. Еще полдня с лакримозой в ушах проболталась. Тило для мну святой!!! И правда, король готики.
Так о чем это я? О том, что мои замечательные друзья совсем обо мне забыли. Бессовестно, по-моему. Ну ладно, я не могу их ни в чем винить... Правда, соскучилась жутко по всем... И все-таки, что бы ни говорили, готика - очень красивая культура.

 (334x500, 35Kb)

Метки:  

Поиск сообщений в monna_tessa
Страницы: 89 ..
.. 4 3 [2] 1 Календарь