-Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Darya_Shevchenko

 -Подписка по e-mail

 

 -Постоянные читатели

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 10.01.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 18

Записи с меткой выбор

(и еще 21028 записям на сайте сопоставлена такая метка)

Другие метки пользователя ↓

выбор жизнь полет призвание рай
Комментарии (0)

Creare manifestare

Дневник

Понедельник, 11 Января 2010 г. 23:54 + в цитатник

 

                       Creare manifestare.*…
                        (*делать явным)
В роще тихо, но прекрасно напевал соловей, потом взлетал к небесам и касаясь круглого шара луны, опускался назад на землю, переполненный еще большим вдохновением для создания очередного божественного гимна…
Тишина…
На этом суетливом острове всегда кипела жизнь, переполненная такими страшными и обыденно скучными перипетиями, что его обитатели даже не замечали этого. Суетливые, сварливые, занудливые – они никогда не изменяли своему стилю жизни. Будучи полными, с длинными, как веревки языками, в прямом и переносном смысле этого слова, ненавидели любые изменения. Несмотря на суматоху в их умах и отношениях на острове была четкая иерархия, и каждый знал своё место – кто-то добывал рыбу в море, кто-то строил жилище и растил потомство, были те, кто занимался просветлением «нации», как и везде – свои цари и боги. Одним из них был Абон – уже приличного возраста, на котором отразилась и любовь поедать рыбу, он был доя всех главным советчиком и просветителем. Его жилище располагалось на небольшом холме, но он был достаточной высоты, чтобы с него было видно весь остров. Каждое утро он восходил на свой пьедестал и приветствовал свой народ. Также и в то утро, он гордо поднимая голову, распушал перья, и стал произносить приветствие:
         - Доброе и прекрасное утро сегодня, - слегка прихрипывая сытым голосом и, осматривая все вокруг себя, он начал говорить. – Бог дал нам жизнь и мы должны быть горды и рады этому, мы существа, которым дано все, что необходимо – рыба, воздух, вода и безусловно моё мудрое и так нужное вам слово, - говоря эти слова ему всегда становилось необычайно приятно «Они считают меня Богом думал он, я их Бог – другого нет, а если и есть, то на Земле, Здесь – Бог Я!».
         Стало тихо, те, кто решал до этого свои мелкие и незначительные ежедневные проблемы, замолчали, благоговейно всматриваясь в своего лидера, гордо стоящего на вершине своего пьедестала.
         - Мне дана миссия просвещать вас, учить тому, чему Бог хочет вас научить, - продолжал он, - И сегодня я вами очень доволен, вы вели себе согласно канонам нашего королевства и нашей веры. Вы заслужили отпущения ваших грехов за последние два дня! – он довольно поднял свои руки (если можно их так назвать) и наклоняя голову вперед предвкушал порцию свежей и сочной рыбы, еще пахнущей морем. –Я бы хотел…
         - Я не хочу отпущения своих грехов, - этот звук из толпы чуть не сбил Абона с ног, -Я не хочу их отпущения, я считаю, что заслужил их…
         Это был Дюркиль. Один обитатель этого острова, к которому большинство жителей питали очень смешенные чувства. Нельзя сказать, что его ненавидели, но его и не любили, а скорее побаивались. Он был угрозой той жизни, к которой они привыкли. Дюркиль всегда пытался выйти за рамки, как он это называл, когда ему надоело есть одну только рыбу, он решил добавлять к ним сочную кору деревьев, это вызвало негодование Абона, который заявил, что нужно есть то, что веками ели их предки, то что Бог оставил им как еду. Он пытался усовершенствовать приспособления для ловли рыбы, создать специальные крючки для поднятия веток для строительства, он делал предположения о том, что происходит за гранью их острова – все это приводило лишь к тому, что он сидел на отдаленном конце острова под стражей, посланной Абоном. Еще в детстве он смотрел в небо, на гладь моря, даже на рыбе, которую он ел, Дюркель рассматривал, из каких частей она состоит, А в то время все остальные смотрели лишь себе под ноги, в небе видели только голубое пространство, ничего не означающее, а море ассоциировалось только с очередной порцией пищи…
Весь их народ не понимал, зачем им даны эти «штуки», которые торчали у них на спине. Поначалу они им мешали, но потом с годами на них просто научились не обращать на них внимание. Только Дюркелю они никак не давали покоя. Он все время думал как можно использовать их на свою пользу, заставить работать на их вид и народ. Как-то будучи совсем еще детёнышем, он любил играть с бабочками, рассматривая их яркую раскраску, и то, как они умело перелетают от цветка к цветку. Они были так безмятежны и спокойны, им было так хорошо летать расправив крылья, смело и решительно, но легко и непринужденно порхали вокруг…
Они любили летать возле моря, которое в последние дни ставало все более грозным, громким и сердитым, а пена прибывавшая на берег с неистовой силой не выбрасывала на него рыбу. Поэтому никто не мог выловить достаточно, чтобы покормить свою семью. Дюркель сидел на камне возле берега и снова заворожено мечтал о том, что там – далеко, за гранью берегов их острова и сознания его обитателей. Этой ночью звезды были особенно яркими, притягательными, а Луна, которая то пряталась, то снова выплывала на поверхность, казалась совсем близкой и будто бы звала к себе. А Дюркель очень завидовал ей, ведь если бы он мог подняться к ней, то увидел бы всю землю – неизведанную ним, которая таила в себе прекрасные земли и острова. В такие моменты он ощущал себя неимоверно жалким, одиноким и непонятым. Он пытался разговаривать с ночными мотыльками, но те его не понимали и лишь дальше безмятежно летали вокруг. «Зачем Бог меня создал?» - спрашивал он у самого себя, - «Неужели моё предназначение только жить на этом острове? А если он когда-то исчезнет, то исчезнем и мы все». Хотя ему было не жаль своих собратьев…И в эти мгновения, наблюдая за бабочками в его голову пришло решающее просветление в его жизни…
         - Я заслужил грехи, - еще раз пронеслось толпой недоуменных существ, - Я хотел и хочу, изменять мир, делать его шире. Ведь нельзя так всю жизнь – жить в неведении того, что происходит вокруг…
         - Хватит! – прокричал было Абон, но Дюркель продолжал.
         - Счастье в неведении – это не счастье – это наказание! Каторжное счастье. Мы обрекаем себя на гибель, мы вымираем! – толпа затихла и уставила свои любопытные глаза на смельчака, которого за «ересь» сейчас же изгонят прочь, если он не замолчит. – Мы можем больше, мы должны сделать что-то большее, чтобы о нас узнали! – именно тогда он вспомнил прошлую ночь, и свою невероятно смелую мысль. – Мы должны научиться выходить за пределы нашей нынешней жизни. Видите, даже наш остров гневается на нас за то, что мы такие безразличные…
         - Мы живём так, как сказал нам Бог, он определил наше существование задолго до нас, - начал громко и срывающимся голосом говорить Абон, - Кто ты такой, чтобы спорить с этим. Ты посрамляешь наш народ, ты топчешься по нашим традициям и плюешь на законы! Это непростительно ни для кого из нас. Нужно смотреть на небеса и видеть там Бога, а не то как «прекрасно и загадочно проплывают облака» - передразнивая Дюркеля сказал он.
         - Бог послал нам жизнь, чтобы мы её использовали на благо всем нам, а не всматривались в небо, пытаясь найти ответы у бога. Ответы нужно искать в себе, Бога благодарить за то, что мы это смогли сделать! – эти смелые слова, казалось, заинтересовали кого-то в толпе, они стали оживленно переглядываться друг с другом. Тогда как большая часть этой одинаковой массы существ пренебрежительно поглядывали на Дюркеля. Абон же в это время, закипая гневом, пытался найти самое жестокое наказание для глупца.
         - Вы никогда не догадывались? Не пытались понять предназначение своего тела, предназначение тех загадочных отростков у вас на спине? Ведь вы даже не пытались внимательно взглянуть на них, - на этих словах существа из толпы стали двигать крыльями, пытаясь внимательнее их разглядеть, - Разве вы никогда не хотели посмотреть на то, что находиться за пределами нашего острова, взглянуть вблизи на Луну и звезды, на море и скалы? Расправьте же свои крылья, найдите в себе силу оторваться от земли, - пока Дюркель говорил, это прошло достаточно много времени, небо из голубого, стало темно серым, поднялся ветер. И хотя эти изменения никак не были связаны с Дюркилем, Абаон приписал их именно ему.
         - Посмотрите, Бог гневается на нас, и все из-за Дюркеля! – стал кричать Абадон, - он предал нас всех, предал нашу веру, наши традиции. Поднимитесь с ним на вершину скалы и толкните его вниз, сказал Абадон, довольного посматривая на Дюркеля, который был переполнен спокойствия и даже какой-то радости. Это очень злила вожака.
         - Хорошо, да будет так, - громко и с вызовом сказал Дюркель, - Я поднимусь на скалу, но прежде договорю. Я обращаюсь к вам, Бог не гневается на вас, по крайней мере, не на всех вас, он гневается как раз на тех, кто мертв, будучи живым, тех, кто згнил изнутри, тех, кто черств и прозрачны чьи мысли. Наполните себя красками, вдохните воздух – свежий воздух там, на высоте, там где облака и оттуда поблагодарите Бога за то, что дал вам такой дар – дар быть близкими к нему, быть с ним наравне! – его голос сопровождался ударами волн о берег, которые ставали все сильнее и чаще, море поднялось выше, - Видите, здесь, на этом острове вы обречены на гибель в неведении.
         - Тогда мы умрем с достоинством! – прокричал Абадон.
         - Можно жить с достоинством, но нельзя с достоинством умереть, если жил недостойно! – Дюркель сказал это подходя к подножию того холма, с которого он должен был прыгнуть. Кто-то из толпы даже пытался задержать его, но он уверенно шел к месту своей казни, - Прощайте, все! Если кто-то хочет получить второй шанс на жизнь, пусть следует за мной! – он и еще десять или пятнадцать существ посмотрели на Абона.
         - Идите, если хотите умереть, умирайте, вы переполнены неуважения и греха, - Абон сказал это и показал на холм.
Дюркель и его последователи взошли на холм.
          - Сделаете как я, если хотите выжить, - Дюркель сказал это тихо, чтобы Абон не услышал его. Он подошел к краю холма и увидел как огромная волна, размерами с весь их остров катилась с адской скоростью к берегу.
         - Давайте же, - закричал Дюркель, - Давайте, сделайте это или же умрете, так и не узнав всей своей силы!
         - Нет! – говорил в ответ Абон и сотни его сторонников, - Мы - достойны выжить, а если мы умрем, то так нам судилось.
С этими словами, Дюркель отошел от края холма, стал разбегаться, а добежав почти до края стал размахивать крыльями. Его собратья начали понимать его планы и повторяли все за ним. Добежав до края, Дюркель оттолкнулся и вместо того, чтобы упасть, чего ожидала толпа, полетел над их головами, гордый и смелый, чистый и отважный, как те бабочки, которых он наблюдал в ночной тиши. А за ним точно так же ощущали себя очень немногочисленные, но по-настоящему верные свободе птицы. Абадон и остальные существа, безмолвно и гневно наблюдали за ними, а волна, достигая берега, уже ревела всей своей мощью…
         Только с высоты полета Дюркель с собратьями посмотрели вниз, где их остров накрывала гигантская волна. Им стало жаль Абона и остальных своих бывших побратимов, за то, что они так и погибли, ничего в себе не изменив, а значит и вокруг себя тоже. А Дюркеля и остальных птиц ожидали впереди новые земли и берега, где они смогут возродить свой народ…
          Соловьи поют в рощах, взлетая к лунному свету, лебеди любят небо, дающее им свободу, каждый орел горд тем, что он рассекает голубую даль. Бог дал им такой дар, нам же принадлежит чудо другого полета, нужно только взмахнуть крыльями в решающий момент…                                                                         

Метки:  

 Страницы: [1]