-Метки

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в d_102

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 30.11.2008
Записей: 3361
Комментариев: 305
Написано: 42055

Расследование Агентства "Весь спорт"!

Вторник, 05 Мая 2009 г. 14:40 + в цитатник
Расследование Агентства "Весь спорт"! Кто изобрел и кто принес биатлонистам новейший кардиопротектор (он же нейрорегулятор), который оказался запрещенным эритропоэтином
Сегодня, 5 мая, в продаже появился очередной номер спортивного еженедельника SportWeek. В нем, в частности, опубликовано расследование главного редактора Агентства спортивной информации «Весь спорт» Андрея Митькова о допинговом скандале в сборной России по биатлону. Публикуем текст без купюр.

8-10 мая в штаб-квартире Международного союза биатлонистов (IBU) в Зальцбурге пройдет заседание Комиссии по заслушиванию допинговых случаев по делу российских биатлонистов Альбины Ахатовой, Екатерины Юрьевой и Дмитрия Ярошенко, которых обвинили в применении запрещенных препаратов. А 27 апреля на сайте Союза биатлонистов России (СБР, на фото - президент СБР Михаил Прохоров) был опубликован краткий отчет о работе Антидопинговой комиссии СБР по расследованию самого громкого допингового скандала в истории отечественного биатлона. SportWeek предлагает результаты альтернативного, независимого расследования.

Мы с самого начала внимательно следили за развитием допингового скандала в сборной России по биатлону. Критические размышления о вероятных причинах и возможных последствиях были опубликованы в двух номерах SportWeek подряд – за 17-24 февраля (№6) и 24 февраля – 3 марта (№7). Два месяца провели вовсе не в ожидании объявления официальной версии, а проводили собственное расследование. По его итогам оказались опровергнуты сразу несколько распространенных заблуждений, касающихся и спорта, и жизни.

Заблуждение первое: российская спортивная наука сейчас находится на уровне каменного века

Отсутствие качественного научного и, в частности, медицинского обеспечения считается едва ли не главной проблемой отечественного спорта. Об этом говорят все – президент Дмитрий Медведев, министр спорта Виталий Мутко, тренеры и спортсмены. Действительно, давненько не приходилось слышать об открытиях и ноу-хау наших спортивных ученых. Но спорт – это очень яркий и выпуклый, но всего лишь небольшой срез жизни. О чем говорить, если эритропоэтин, ЭПО, этот ужас всего мирового спорта последнего десятилетия, в свое время стал настоящим прорывом в медицине, спас (во всяком случае, продлил) сотни тысяч жизней людям с больными почками – и только после этого был приспособлен для незаконных махинаций.

Я бы определил популярную проблему конкретней: уход с поля спортивной науки и медицины государства в лице организации, много лет существовавшей под вывесками Госкомспорта и Росспорта, а в прошлом году получившей высший статус – министерства. Спорт, как это не пытается оспорить сейчас активный министр Мутко, стал частной лавочкой, пока ей остается и в ближайшие годы вряд ли престанет быть. Здесь, как говорится, кто во что горазд. Кто-то выступает на морковном соке, кто-то – на черной икре, а кто-то – на суперсовременных препаратах, которые иногда вдруг оказываются допинговыми. Случаи с биатлонистами и лыжницей Натальей Матвеевой – пример продвинутого, но частного, негосударственного решения проблемы.

Внимание! Препарат, который применяли Ахатова, Юрьева, Ярошенко и Матвеева был изобретен в Институте общей генетики им. Н.И. Вавилова. Официального названия пока еще не имеет, автор – профессор Сергей Курочкин – представляет его как нейрорегулятор или кардиопротектор, который защищает сердце от перегрузок. И, конечно, категорически опровергает, что препарат – допинговый. Один из научных аргументов: в ЭПО процент сиаловых кислот составляет не меньше 50-и процентов, а в препарате, которые применяли биатлонисты и лыжница – не больше пяти, и то они проявляются только при работе на высоте.

Заблуждение второе: Михаил Прохоров, как прогрессивный менеджер, учтет предыдущий негативный опыт

Именно профессор Курочкин ездил с лыжницей Матвеевой на вскрытие контрольной пробы «Б» в антидопинговую лабораторию в Монреале. Расчет, в принципе, понятный: автор препарата в научной дискуссии сможет лично доказать его недопинговую природу, структуру и т.д. О поведении профессора Курочкина в монреальской лаборатории много чего рассказывают. Но факт остается фактом: контрольная проба «Б» подтвердила пробу «А», показав наличие рекомбинантного (модифицированного) ЭПО.

Научные дискуссии с Всемирным антидопинговым агентством (WADA), которое лицензирует все лаборатории, до добра еще не доводили. Это видно уже по итогам визита профессора Курочкина в Монреаль. А еще лучше – вспомнить дело российских лыжниц Ларисы Лазутиной и Ольги Даниловой, которых на Играх-2002 в Солт-Лейк-Сити уличили в применении дарбепоэтина, «долгоиграющего» ЭПО. Тогда адвокат Анатолий Кучерена, ныне заметный член Общественной палаты, линию защиты строил на базе науки – доказывал, что метод определения дарбепоэтина не валидирован, то есть, не признан официально. Консультантом перед слушаниями в Арбитражном спортивном суде в Лозанне (CAS) выступал один из самых авторитетных участников мирового антидопингового движения, организатор системы антидопингового контроля Швейцарии Лоран Ривье. Но, несмотря на неопровержимые, как казалось, доказательства нарушений, CAS принял сторону Международной федерации лыжных видов спорта и Международного олимпийского комитета.

Если внимательно перечитать между строк краткий отчет о работе Антидопинговой комиссии СБР, видно, что на предстоящих 8-10 мая в Зальцбурге слушаниях СБР собирается вести именно научные дискуссии. Хочется надеяться, член Антидопинговой комиссии СБР и член Правления СБР Александр Перелыгин – специалист более квалифицированный и авторитетный, чем Лоран Ривье. Однако для Комиссии по заслушиванию допинговых случаев IBU (в составе: доктор Кристоф Ведер, Германия – председатель; доктор Петер Фрай, Швейцария; и Дэвид Уильямс, Новой Зеландия) вряд ли будет иметь значение научная сторона вопроса, для нее заключения аккредитованных WADA двух лучших в мире антидопинговых лабораторий в Лозанне и Париже – закон. Остается надеяться, что научная дискуссия будет хотя бы перенесена из IBU в CAS.

Опубликованные на сайте СБР краткие итоги работы Антидопинговой комиссии СБР вообще вызывают сплошное недоумение. Думалось, даже мечталось, что эта структура, хотя и в сомнительном для дел такого рода составе (при чем тут адвокат Резник и хирург Рошаль?), будет выполнять функции следствия. Ведь однажды исполнительный директор СБР и председатель Антидопинговой комиссии СБР Елена Аникина рассказала позицию президента СБР Михаила Прохорова: «Я несколько раз намеренно провоцировала Михаила Дмитриевича: вы действительно хотите узнать ВСЮ правду? Вы действительно готовы идти в поисках справедливости до конца? Он всегда отвечал: да, безусловно!» На деле Антидопинговая комиссия выбрала линию защиты.

Весьма показательным стал комментарий Александра Перелыгина, выданный без санкции Елены Аникиной, поэтому вызвавший скандал, но, очевидно, отражающий консолидированную внутреннюю позицию комиссии: «Я убежден, что наши спортсмены не использовали допинг. Мы в комиссии разобрались: Ахатова, Юрьева и Ярошенко не употребляли допинг, а то, что они использовали, допингом не является. Главная проблема во всей этой истории связана с соблюдением - точнее, несоблюдением - научной методологии, обязательных международных стандартов в антидопинговой лаборатории в Лозанне». Попытка дезавуировать заявление Перелыгина оценкой «преждевременное» и скоропостижной публикацией пресс-релиза запутала немногих.

Заблуждение третье: любовь – это выдумка поэтов

Лично у меня сложилось мнение, что заявления руководителей СБР о важности борьбы с допингом являются всего лишь политесом. Декларации во всем разобраться пали под страхом открытия реальности. Один из специалистов, которого привлекали для консультаций в Антидопинговую комиссию СБР, на полном серьезе назвал причину скандала: «Кто-то отправил в IBU ампулу из-под препарата, а потом по ней уже начали ловить». Глубину проблемы обозначил старший тренер экспериментальной сборной Москвы по биатлону «Сочи-2014», знаменитый специалист Николай Лопухов, чью подопечную Веронику Тимофееву уличили на чемпионате России в применении ЭПО (не рекомбинантного, самого обычного): «А вы придите на чемпионат Москвы – там шприцы вдоль трассы валяются…» Все до разочарования банально. Новые руководители СБР считают: проблема не в том, что допинг употребляют, а в том, что допинг ловят. Отсюда и продолжающаяся выплата зарплат трем участникам допинг-скандала, и участие Екатерины Юрьевой в медицинском обследовании в Израиле, и присутствие Дмитрия Ярошенко на международных соревнованиях в Петропавловске-Камчатском.

Следуя выбранной логике, обязательно должны были объявить крайнего. Точнее – козла отпущения. И его объявили. Из пресс-релиза СБР: «Антидопинговая комиссия СБР пришла к выводу, что […] деятельность врача команды – Андрея Дмитриева – не соответствует занимаемой должности». Андрей Дмитриев, если кто-то еще не знает, не только врач мужской команды в минувшем сезоне и врач женской команды на протяжении нескольких предыдущих лет, но и гражданский муж Альбины Ахатовой и отец ее двухлетнего сына Леонида. Вот такая вышла самодеятельность. Ведь, согласно выводам Антидопинговой комиссии СБР, ни личные и старшие тренеры, ни главный тренер, он же вице-президент СБР Дмитрии Алексашин, ни «старые» руководители СБР во главе с многолетним президентом (ныне первым вице-президентом) СБР, четырехкратным олимпийским чемпионом Александром Тихоновым к случившемуся никакого отношения не имеют. Что же, это выбор Михаила Прохорова, ему и нести ответственность.

Что козлом отпущения объявят именно Андрея Дмитриева, стало понятно гораздо раньше, чем был опубликован пресс-релиз СБР. 7 апреля на заседании исполкома Олимпийского комитета России его имя как главного виновника скандала назвал как раз Александр Тихонов. А министр спорта Мутко позволил себе еще более эмоциональную реплику: «Да эти Дмитриевы всю Россию обкололи!» Во множественном числе – потому, что есть еще Станислав Дмитриев, отец Андрея Дмитриева. В спорте известен гораздо лучше сына, врачом в сборных работает больше 20-и лет, на Олимпиаде-2008 в Пекине опекал мужскую команду по баскетболу. Заявил: «За 23 года у меня не было ни одного допингового случая! Я вообще не колю, только консультирую. Да, я рекомендовал биатлонистам кардиопротектор, но он никакого отношения к допингу не имеет. Спортсмены, которые его использовали для защиты сердца, сдали тысячи допинг-проб – и все было в порядке. А тут – такое…».

Говорят, Альбина Ахатова и Андрей Дмитриев уже не живут вместе – расстались. Однако, несмотря на это, Андрей Дмитриев собирается отправиться 8-10 мая на заседание Комиссии по заслушиванию допинговых случаев IBU – чтобы взять ответственность за применение биатлонистами препарата, который не считался, но оказался допинговым, на себя. Значит, любовь все-таки была.

--------------------------------------------------------------------------------
23:15 04.05.2009
Рубрики:  Допинг



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку