-–убрики

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в D-Aria

 -ѕодписка по e-mail

 

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 03.11.2009
«аписей: 258
 омментариев: 32
Ќаписано: 315

≈сли в голову придет иде€!

ƒневник

ѕонедельник, 12 ћарта 2012 г. 21:14 + в цитатник



ѕапа никогда не говорит о скульптуре. Ёто слишком важна€ тема, чтобы говорить о ней. “олько однажды, когда он вернулс€ из ресторана «√амбрини» и мы встретились дверей тамбура, он поделилс€, что теперь создаст нечто совершенно новое – скульптура не будет ни сидеть, ни лежать, ни сто€ть, да и не ходить тоже!

 акое колоссальное доверие ко мне! », не подумав, € воскликнула:

– ќна поползет!

–азумеетс€, эту статуэтку он так никогда и не изва€л.

— иде€ми всегда происходит нечто особенное, примерно так же, как и с эскизами. ѕредположим, художник набросал эскиз, из€щный и красивый настолько, что его никак нельз€ не показать, дабы удостоитьс€ похвалы; а когда эскизом навосхищаютс€ вволю, художник начинает пугатьс€ за свой замысел – ведь эскиз уже не способен к дальнейшему развитию, не способен расти, сколько не вкладывай в него т€жкого профессионального труда; он готов, чтобы его вставили в рамку – там эскиз и покоитс€.

“очно так же, если ищешь, никак нельз€ показать написанное или – что еще хуже – прочитать это вслух, никак нельз€ сохранить то, что ты сделал, пока не узнаешь, что сотворено и что следовало бы оставить в покое, дабы похоронить с годами.

Ѕыть может, чуточку то же самое происходит и когда влюблен; тут уж никак нельз€ не прокричать повсюду, не возвестить над всеми крышами, что с тобой свершилось чудо! ∆аль, что нельз€ хоть немного, хоть на одну неделю сохранить это дивное таинство дл€ себ€ скрытым нетронутым, словно эскиз в процессе творчества.

ѕорой € думаю о том художнике в  итае, который безуспешно рисовал дерево, посто€нно одно и то же дерево, и оно ему никак не удавалось, а он ничуть не отчаивалс€. Ќо позднее, в одно прекрасное утро, когда его борода уже успела поседеть, он увидел наконец свое дерево! » смог безо вс€кого труда нарисовать самое прекрасное и наиболее убедительное дерево, что когда-либо было нарисовано в  итае.

»нтересно, продолжал ли он рисовать деревь€ или попыталс€ создать что-либо совсем другое.

ј иногда € думаю о другом художнике, к которому вдохновение, этот благостный миг, слетает как дар; это может произойти когда угодно, и почему бы не благодар€ картине, молниеносно мелькнувшей в окне поезда! » € утверждаю, что это ужасающе несправедливо!

я спросила папу, что думает он.

Ќо он пробормотал лишь что-то о том, есть ли тут в конце концов кака€-либо разница.

–убрики:  Work of art

ћетки:  

  долине мирной и реке.

ƒневник

ѕонедельник, 20 ‘еврал€ 2012 г. 09:27 + в цитатник

 аждый отдельный день в году подарен одному только
человеку, самому счастливому; все остальные люди пользуютс€ его
днем, наслажда€сь солнцем или серд€сь на дождь, но никогда не
зна€, кому день принадлежит по праву, и это их незнание при€тно
и смешно счастливцу. „еловек не может провидеть, какой именно
день достанетс€ ему, какую мелочь будет вспоминать он вечно,--
световую ли р€бь на стене вдоль воды или кружащийс€ кленовый
лист, да и часто бывает так, что узнает он день свой только
среди дней прошедших, только тогда, когда давно уже сорван, и
скомкан, и брошен под стол календарный листок с забытой цифрой.

¬. Ќабоков " артофельный эльф"

–убрики:  Work of art

ћетки:  

»дти по пути!

ƒневник

¬торник, 11 январ€ 2011 г. 04:13 + в цитатник

¬ыстроил дом, в доме становитс€ тесно,
Ќа улице мокрый снег.

¬ городе —аватгхи в —еверной »ндии у Ѕудды был большой центр. Ћюди приходили туда упражн€тьс€ в медитации и слушать его беседы о дхарме.  аждый вечер один молодой человек приходил и слушал. ќн годами слушал Ѕудду, но ни разу не попробовал изменить себ€.

ѕрошло несколько лет, и вот однажды вечером этот молодой человек пришЄл пораньше и увидел Ѕудду одного. ќн приблизилс€ к нему и сказал:

- √осподин, у мен€ на уме всего один вопрос, а от него - все сомнени€.

- ƒа? Ќа пути дхармы сомнений не должно быть. ƒавай разберЄмс€, какой у теб€ вопрос?

- √осподин, вот уже много лет € прихожу в ваш центр медитации; € заметил, что вокруг вас много отшельников, монахов и монахинь, а ещЄ больше - мир€н и мир€нок; некоторые из них также ход€т годами. я могу видеть, что кто- то из них €вно достиг конечной ступени: совершенно очевидно, что они полностью освободились. ћогу также видеть, что другие ощутили в своей жизни некоторую перемену: они стали лучше, чем были раньше, хот€ € не стал бы утверждать, что они освободились полностью. Ќо, господин, € замечаю и то, что многие люди. —реди них - да и € тоже - остались, как были, а то и хуже стали.

ѕочему же так выходит, господин? Ћюди приход€т к вам, такому великому человеку, полностью просветлЄнному, к такому могущественному и сострадательному. ѕочему же вы не пользуетесь своей силой и состраданием, чтобы освободить их всех?

”лыбнувшись, Ѕудда спросил:

- ј где ты живЄшь, молодой человек, где ты родилс€?

- √осподин, € живу здесь, в —аватгхи, в этой столице царства  оала.

- ƒа, но по чертам твоего лица € вижу, что ты родилс€ не здесь. ќткуда ты родом?

- √осподин, € родом из города –аджагриха, столицы царства ћагадха. я переехал сюда, в —аватгхи, несколько лет назад.

- » что же, ты порвал вс€кие св€зи с –аджагрихой?

- Ќет, господин, у мен€ там родственники, у мен€ там есть друзь€; и там у мен€ осталось дело.

- “огда ты, несомненно, частенько наезжаешь в –аджагриху из —аватгхи?

- ƒа, господин.  аждый год € много раз езжу в –аджагриху и возвращаюсь в —аватгхи.

- ѕутешеству€ отсюда в –аджагриху так много раз, ты, конечно, отлично знаешь дорогу?

- ќ да, господин, € знаю еЄ досконально. » если бы даже ослеп, то, наверное, смог бы найти путь в –аджагриху - так часто € ходил по нему.

- » твои друзь€, знающие теб€ хорошо, конечно, должны знать, что ты родом из –аджагрихи и поселилс€ здесь. ќни, должно быть, знают, что ты часто наведываешьс€ в –аджагриху и что ты досконально знаешь этот путь?

- ќ да, господин! ¬се мои близкие знают, что € часто езжу в –аджагриху и досконально знаю путь туда.

- “огда должно было бы случитьс€ и так, что некоторые из них приходили к тебе и просили объ€снить им путь отсюда в –аджагриху. “ы умалчивал о чЄм- нибудь в таких случа€х или подробно объ€сн€л им путь?

- ј что же тут скрывать, господин? я объ€сн€ю им как можно €снее: сначала вы идЄте на восток, затем поворачиваете к Ѕенаресу, продолжаете идти вперЄд, пока не дойдЄте до √айи, а там придЄте в –аджагриху. я объ€сн€ю им всЄ очень €сно, господин.

- » эти люди, которым ты даЄшь такие пон€тные по€снени€, - все они приход€т в –аджагриху?

- Ќет, конечно, господин! “олько те, которые пройдут весь этот путь до конца, те и придут в –аджагриху.

- Ёто- то € тебе и объ€сн€ю, молодой человек! ’од€т ко мне и ход€т, зна€, что есть человек, прошедший путь отсюда до Ќирваны, знающий этот путь досконально. ѕриход€т ко мне люди и спрашивают: каков путь к Ќирване, к ќсвобождению? „то мне скрывать? я объ€сн€ю им этот путь €сно: вот он, этот путь. ≈сли кто- нибудь только кивает головой и говорит: хорошо сказано, хорошо сказано, хороший путь, но € не сделаю по нему ни шагу, замечательный путь, но € не возьму на себ€ труд идти туда, - тогда каким образом такой человек может достичь конечной цели?

я никого на плечах к конечной цели не несу. Ќикто не сможет принести другого на плечах к конечной цели. —амое большое - можно сказать с любовью и состраданием: вот, он этот путь, а вот так € прошЄл по нему; работайте и вы, идите и вы - и дойдЄте до конечной цели. Ќо каждый должен идти сам, сам сделать каждый шаг на пути. “от, кто сделал шаг по этому пути, оказываетс€ на шаг ближе к цели. “от, кто сделал сто шагов, оказываетс€ ближе к цели на сто шагов. ѕрошедший все шаги дошЄл до конечной цели. Ќо идти по пути вам надо самим.
 

–убрики:  Work of art

ћетки:  

‘еликс†ћаксимов.†"“одор".

ƒневник

ѕонедельник, 01 Ќо€бр€ 2010 г. 10:40 + в цитатник
 (300x523, 29Kb)

Ѕыл большой цыган — лаутар Ѕорко.

ƒвадцать три года вороженными тропами вЄл он свой табор к √орькому морю.

„итал приметы по семи беспрозванным звездам — ночью и по каменным крестам на перекрестках — днем.

√орькое море страсть как далеко, надо много терпеть в дороге, день терпеть, два терпеть, зиму терпеть, год годовать.

√од годовать легко. ѕопробуй час вытерпи.

«ато √орькое море теплым и сладким откроетс€ на сорок верст окрест алозолотным солодом под солнцем. «атоскует осока и колоски в песках.

¬оструб€т ангелы-сторожа босиком высоко на утесах.

Ќаступит всему —вету конец, стара€ земл€ провалитс€, нова€ земл€ вылезет.

ѕойдем мы ногами на ту землю, по бурунам, как посуху — не жены, не мужь€ — рука об руку, бедро о бедро, нутро в нутро.

¬ожатый наш €гненок — ’ристос, золотые рожки-точеные ножки, в сердце, в сердце —  опие, на темени — „аша, а с ним его ћать — пастушка, ѕроста —в€та ƒевка.

“ам хлеба отрежут, вина нальют, никому больно не будет, а всем — свадьба, всем — беговые кони, всем — солнце и €русы парусов.

“ридцать фургонов — вардо шли под рукой Ѕорко, как дикие гуси за вожаком, золотой сусалью и киноварью расписанные, серебр€ной фольгой по узорам подбитые, цветами-купавами убранные, пересмешничали на пологах медные погремки от сглаза, скрепы добротной работы, колесные спицы радужными красками из  орсуни изукрашены.

 они — быстропл€сы, холеные и крутобокие. ƒети рум€ные и у каждого по утру — хлеба оборот и молока кружка. ∆енщины с плодоносными матками, что и дит€ вынос€т в срок и северный ветер в полость спр€чут, потому, как северный ветер весною пр€четс€ в матке у женщин, чтобы наши женщины звучали, как окарина в руке игреца.

ћужчины — крепки плечами и скудны речами.

ѕод окошком каждого фургона — герань и розмарин в подвесном горшке на медных цепочках крест-накрест.

Ѕыл у большого Ѕорко царский вардо из семидес€ти досок, с голубыми колесами, которые умели сме€тьс€ и плакать. ѕрадедом срублен вардо.

—тавил хоз€ин в оглобли пару черкасских кровных коней. Ћевый конь — как творог, правый конь — как уголь, и в горле у них четыре жилы, а в грудине по три сердца на брата. ќдно сердце — конское, чтоб устали не знать, второе — волчье, чтоб дорогу по ночам чу€ть, третье — человечье, чтоб Ѕогу молитьс€.

Ћихому конокраду жеребцы Ѕорко не давались — сразу рвали вожжи, вздевались на дыбы чертом и ржали, как рожаница кричит.

ѕроснетс€ Ѕорко, прибьет конокрада, закричит кон€м: «јррра!»

 они смир€лись и брели по пол€м люцерны от полуночи к заре, в травах да туманах по грудь, как корабли.

¬с€кий вечер Ѕорко вплетал в их долгие гривы чабрец и ленты с молитвой »исусовой, чтобы накрепко помнили кони дорогу обратно.

¬олки — и те коней Ѕорко обходили дес€той дорогой, а, повстречав случайно, отступали и земно клан€лись.

Ѕыла у большого Ѕорко верна€ жена с жасминовым чревом и бедрами, прохладными, как айран, сжав бедра могла она расколоть грецкий орех.

ќна чесала густые волосы над огнем, пр€ла в дороге с песней, варила похлебку на полтабора, ни о ком худого не думала, за это Ѕог ее радовал. „то ни год — то сын, что ни год — то хороший. Ўестерых сыновей родила и ни одного гроба не делали.

Ѕорко радовалс€ — есть, кому продолжить род, есть, кому передать семь путеводных звезд и семь крестов придорожных из камн€ дикого — верные пути до √орького ћор€.

ћного лет прожил Ѕорко с женой, душа с душой говорила, тело в тело проникало, но в тот год уронила жена Ѕорко веретено у жаровни, и сказала мужу:

— »ди без мен€ к √орькому морю. ћен€ утром Ѕогородица окликнула, буду теперь с ней ѕокров пр€сть. Ќе горюй, другую бери.

«акрыла голову юбкой и померла у жаровни в €нваре. —тала бела€ и молода€.

Ўесть цыган, по числу сыновей, понесли тесовый гроб в гору, копали урвину глубоко до €нтарных пластов в мерзлой земле, а Ѕорко лбом в угол гроба лег.

ѕогребли гроб.

ѕодн€лс€ Ѕорко с колен, зачерпнул из насыпи горсть земли и повел табор к √орькому морю.

ј правый кулак с могильной землей не разжимал.

ћес€ц не разжимал, второй мес€ц не разжимал — земл€ с жениной могилы в кулаке Ѕорко в камень сшиблась, в кожу въелась — пальцы стали корни скорченные, в узлы жилы зав€зались, кровь остыла, как у зме€.

’олодно в царском вардо без матери. —ыновь€ от велика до мала молчали, сидели тесно на лавках, качали черными головами в такт ходу повозки.

Ѕорко молчал на козлах, правил, не гл€д€, левой рукой.

Ќа сто€нках вдовец сторонилс€ людей, сидел один на бревне, пот€гивал черное вино из фл€ги, смотрел на семь звезд — и видел восьмую.

Ќа той звезде сидела его жена с Ѕогородицей и крутила пестр€динные нити ѕокрова на €нварские веретена.

”мерло ремесло в таборе Ѕорко.

Ћаутары — такие цыгане, что сами песен не играют, не ворожат, котлы не луд€т, не барышничают. Ћаутары — мастера музыкальных инструментов, и Ѕорко среди них прослыл первым. »з костного кле€, из еловых и буковых певучих плашек, из волос€ных струн, из колков острых выходили дети его рук.

”мел Ѕорко из костей €стреба сладить пастушескую свирель-флуераш, мог сделать сербскую скрипку на семь ладов. “акие скрипки предсказывают ненастье и завораживают волкодлаков в голодные годы.

Ќаощупь и наизусть познал мастер все перстор€ды и переборы, перси€нские и фр€зинские и мадь€рские. “он к тону собирал он свадебные цимбалы, в безлунные ночи €гн€чью кожу нат€гивал на ободы бубна и сорок бубенцов-шелестов подбирал так, как вино из бочки течет, как лозы вьютс€, как девушки смеютс€ во сне.

Ќо отн€ла скорбь у мастера правую руку — и никто в таборе Ѕорко не смел прикоснутьс€ к инструментам.

”мерло ремесло. ѕлохое дело.

¬ начале апрел€ выдалась зарнична€ чудотворна€ ночь. ƒеревь€ по колено сто€ли в талой воде, несло по низам сырой корой и волчьей шерстью, верховые ветры ревели в кронах, бежали над живыми снежными водами семь звезд-волчениц. ѕогон€ в небе клубами плыла.

 олокола вдали оплакивали ѕасху.  осо пл€сали сполохи.

“абор спал, Ѕорко край леса стерег в дозоре.

ѕодн€л т€желую голову большой Ѕорко и увидел ѕриблуду.

”ронил фл€гу под ноги, выточилось черное вино. ѕриблуда размотала четыре глазчатые шали, рубаху распахнула, показала груди, малые и белые, как северные €блоки. ћолоком львиным лились в землю складки павлиньего подола.

ѕриблуда окликнула лаутара по имени и взмолилась:

— ƒай мне хлеба, большой Ѕорко.

«ашаталась от голода, словно колосок, в последней муке схватилась тонкой рукой за плющи на стволе €вора.

— ” мен€ нет хлеба — ответил Ѕорко.

— ≈сть, — молвила ѕриблуда — “ам, — и указала на его правый кулак.

«астонав от боли, Ѕорко разжал пальцы впервые с похорон жены, и увидал в ладони не ком гробовой земли, а горбушку €чменного хлеба, посыпанного горной грубой солью из польских солеварен.

Ќе свод€ глаз с грудей ѕриблуды, Ѕорко прот€нул ей колдовское снедево, приказал:

— ≈шь.

ѕриблуда пала на корточки и ела, собира€ крохи, как птица. ѕриблизилась и благодарно поцеловала Ѕорко пр€мо в чашу ладони. Ѕычьей кровью налились руки лаутара.

ќжило ремесло. ’орошее дело.

Ѕольшой Ѕорко повел ѕриблуду на каменистую пустошь. “ам широко, там вольно. —ухой красный вереск клонилс€ по ветру, аисты танцевали коленцами на болотах, валуны — свидетели наклон€ли лбы.

ѕриблуда прим€ла спиной вереск и закрыла глаза.

ѕодн€л Ѕорко с молитвой по одному все восемь ее медленных подолов. Ѕелые колени надвое развел, прорезной колоколец женского места увидел.

Ћег плашм€, поцеловал в лицо, сделал ей кровь.

Ќа рассвете он привел ее в табор, разбил кувшин с разбавленным сиротским молоком у костра и сказал сыновь€м:

— Ёто ваша мать. ќна с нами поедет к √орькому морю. √олода больше не будет.

ћужчины сн€ли замки с €щиков дл€ инструментов — будет ремесло, будут деньги, будут деньги, будет хлеб, будет хлеб — будут силы, будем странствовать по дорогам — джал а дром, как прадеды говорили.

» будет нам всем в конце концов √орькое ћоре.

∆енщины забросили косоплетки, ходили простоволосы, пр€тали от сглаза первенцев, низали обереги из бузины и зубцов чеснока и судачили:

— ѕриблуда накличет недолю. ѕр€сть не умеет, дурной корень с добрым одной рукой берет, босиком пл€шет в сумерках, псы к ней ласт€тс€, наши псы не простые — остроухие, чужаков кусали до последней крови, а по ней тоскуют, а без нее — бес€тс€.

Ќикто не услышал женщин.

—коро все заметили, что ѕриблуда носит в себе. Ѕольшой лаутар Ѕорко слушал смуглое чрево ѕриблуды, говорил шести черноголовым сыновь€м:

— —лышите, седьмой стучитс€! ќтвор€йте ворота.

— ” нас заперто. ¬се дома, отец — тайком говорили завистливые сыновь€.

ѕриспело ѕриблуде врем€ родить. ќна саморучно сплела можжевеловый шалаш в лесу и ушла ожидать.

—тарухи были с ней, как полагаетс€. —тарухи подкладывали в посто€нный костер-нодью ветки бересклета, конский волос и сушеную р€бину, чтобы родины отворились легко.

ѕриблуда рожала сто€, как все женщины ром. ¬ кулаке держала фисташковые четки и ключ без двери.

”лыба€сь сквозь муку, она поймала первенца в подол и стекл€нным ножом перерезала пуповину.

—тарухи обмыли младенца ключевой водой, вз€той из ведра, в котором кузнец охлаждал подковы и, завернув его в небеленый холст, вынесли отцу.

— √л€ди какой!

Ќичего не сказал отец, раз всего взгл€нул на последыша, вошел в можжевеловый шалаш, и хлестнул ѕриблуду конской нагайкой по красивому лицу:

— «ачем родила рыжего, потаскуха мечена€? Ќе бывало у нас в роду рыжих — отец мой, дед, прадед, отец прадеда — все черные. » сама ты ворона. Ѕудь ты прокл€та, ведьма, а с тобой — твой ребенок, твой €чменный хлеб и красный вереск.

» ударил ее ногой в левую грудь. » ударил ее ногой в живот.

”пала ѕриблуда под сапоги Ѕорко и кровью облилась по бедрам.

¬сего раз назвала сына: "“одор".

» не захотела больше дышать на такой земле, где рожаниц мужчины в утробу бьют.

¬ышел Ѕорко из шалаша, отер голенище сапога листом папоротника и спросил старух:

— „то отродье?

— ∆ивет. ƒышит. — сказали старухи.

Ѕорко занес руку.

—тороной рыскал вихорь по лесным склонам, ржали стреноженные жеребцы, стрижи над ржаным полем кресты выжгли. ∆дал младенец удара.

Ѕорко опустил руку, сжалилс€.

— ѕусть дышит “одор.

«акричал новорожденный “одор из табора Ѕорко, так закричал, что журавли подн€лись ворохом крыл в жар-солнце, червонные чащобы с каменистых откосов волнами ухнули, красна€ румынска€ вишень€-черешн€ почернела в монастырских садах.

¬ полночь простоволосые старухи понесли мертвую ѕриблуду на рушниках в буковину на холме.

ѕоложили ей в рот фисташковые четки, а под каждую ладонь — по сорочьему €йцу, чтобы вампиры не высосали мертвое молоко из ее грудей. «абросали лицо перегноем и валежником.

ƒолголикий Ѕог гл€дел на злое из развилки дикой двуглавой €блони, плакал, да помалкивал.

Ќоворожденного отнесли в царское вардо, кинули жребий на кормилиц, приходили таборные бабы, поневоле кормили “одора.

ѕусть дышит “одор.
Ѕольшой Ѕорко черствым словом запретил сыновь€м и сродникам поминать им€ ѕриблуды. Ћегкий зарок — никто в таборе ее имени не ведал.

¬стали вечером, повозки в гурт кругом сбили, натаскали хвороста.

—обрались мужчины, кресала вынули — нет искры. “ак-с€к бились — впустую. Ѕросились бабы с черепками по деревн€м окрест — просить уголька у оседлых. ќседлые поделились огнем, понесли бабы угольки в скудели, только подошли к табору — погасло.

ƒо утра бились, а как зар€ умылась — смекнули: огонь оставил нас навсегда.

“рубку не раскурить, чаю не вскип€тить к обеду, гадючий укус не пришпарить каленым ножом, подкову не поправить, муравленный узор на деке сербской скрипки не выжечь.

ѕовстречали лаутары табор цыган — блидарей,

— √ей, блидари — плотники и резчики, древесные мастера, дайте огн€ лаутарам — крикнул Ѕорко.

— Ќет у нас больше огн€, — отвечали блидари — Ќи к чему рубанки и сверла. ќгонь умер.

ѕовстречали лаутары табор цыган — чобатори.

— √ей, чобатори, сапожники, обувные подковщики — крикнул Ѕорко — дайте огн€ лаутарам!

— Ќет у нас больше огн€ — отвечали чобатори — не на чем сварить клей, сморщилась обувна€ кожа, дратва отсырела. ќгонь умер.

ѕовстречали лаутары табор цыган — гилабари.

— √ей, гилабари, лабахи и песельники, мы ль вам скрипки не ладили, мы ль вам струны не строили, дайте огн€ лаутарам! — крикнул Ѕорко.

— Ќет у нас больше огн€, — отвечали гилабари — мы дойны — опевани€ позабыли, струны лопнули, скрипки треснули. ќгонь умер.

» местери лакатуши — слесари по замкам, которые смерть не размыкает, и косторари — лудильщики — котл€ры, и салахори — каменщики и зодчие, сами, как камень€ тесаные, и ватраши — садовники и дурманные медовары, и мануши — медвежьи вожаки, потешные обманщики; все отвечали на клич Ѕорко:

— ÷ыганский огонь умер.

¬слепую скитались. ≈ли горькую кору. Ћошади отощали. ƒуши запаршивели. Ѕабы опо€ски, зап€сть€ и мониста в заклад жидам снесли, девки по кабакам л€жками тр€сли на продажу, зубы скалили.

ћужики водку жрали из горл€нки. ƒруг другу рты да вороты рубах рвали. ѕели, как блевали.

—тарики мерли на обочине в корчах. ƒети воровали зерна из борозд, грызли с гр€зью. ¬ардо торили терновые тропы на окраинах. ¬ороны горланили на гребн€х фургонов.

ѕодрастал без мамки “одор, сорви-душа, как сорный колос под колесом.

Ќикогда не плакал, слабых в обиду не давал, сильным не челобитничал, на вс€кое дело годилс€, из кулака по углам не ел, хоть €год недозрелков горсть добудет, все брать€м да отцу. ј сам ветром да смехом вроде сыт.

ƒаром что рыж-ведьменыш, так, вдобавок, еще и левша.

 оней купать гон€л, по лесам пропадал за лыком, за грибами, за орехами, зверьи тропы промышл€л, постолы кожаные ладил, летом плоты сплавл€л по горным быстринам.

ƒуракам пересмешник, девкам погибель, старикам помощник, к √орькому морю попутчик.

—таном крепок, что твой €вор в ƒубровнике, зубы белы, очи кари-€нтари, до лопаток патлы рыжи, как разбойничьи червонцы.

¬станет “одор в рост против солнца с хохотом гривой тр€хнет, перебором заиграют кудри лихо-горицвет. “ак ему и гор€ мало.

—ам золотой, а стороннего золота левой рукой не трогал, как не цыган вовсе.

„тоб не сглазил кого ненароком, старухи вплели в пр€ди ему бисерные нити — а на тех подвесках — мускатный орех, лисий зуб да совиное перо.

«ачурали, пусть живет.

»ной день ловил его Ѕольшой Ѕорко за гриву, как жеребенка, патлы на кулак мотал, говорил так:

— Ќа твои что ль лохмы наш огонь перевелс€? »шь, парша да лишай не берут! Ќам год за годом — волк за горло, плохое житье — с утра за вытье, брать€ воют, девки воют, дети воют, а тебе и гор€ нет!

ќтвечал “одор:

— јй, бачка, с воем Ѕога не полюбишь, воем девку не окрутишь, воем кон€ не напоишь, воем хлеба не добудешь. ƒай мне, бачка, быть, а не выть. “ам где все «ох-ох», буду € "хоп-хоп!". Ќе горюй. ќгонь вернетс€.

Ќа п€тнадцатую весну пришел срок “одору получить нож-чури и птицу-чирило, как мужчине. „то за мужчина без ножа и без птицы?

—тарухи правило подсказали:

Ќужно от всех схоронитьс€, не есть, не пить, ночью домик дл€ птиц делать, да не простой, а как семейное вардо с оглобл€ми да покатой крышей, все сердце вложить в работу.

ѕройти по тропам в чащу, где лисы, росомахи да лоси ход€т, тайком птичий дом на заветное дерево посреди леса повесить, зерен насыпать и забыть на год.

 руг времени повернетс€, будет снова семь€ те места проезжать по звездам, должно вернутьс€ и гл€нуть — если прин€ли птицы подарок, свили в домике гнездо — хорошее дело, с этих пор до самой хвальной смерти чирило — птица лесна€ будет под крылом хранить дыхание.

”йдет в лес мальчик, вернетс€ мужчина.

—€дет делать нож-чури, не то серп, не то соколиный коготь, ветер пополам сечет, лунный свет режет, как мужское слово.

¬се исполнил “одор, смастерил птичье вардо ока€нной левой рукою.

–аным рано нагишом пошел в чащобу шумную.  рест на шее, под ребрами — шершень, рыжи кудри медной цепью опо€сал.

”видал “одор на холме буковину.

ј в той буковине дневала колодовала дика€ двуглава€ €блон€, бела€ овца посредь черных, снежное цветение в облаках купалось, листь€ были как динары, вс€ в тумане по колено, под корн€ми бил источник, долголикий Ѕог в развилке на весь мир раскинул руки.

ѕреклонил “одор колени, помолилс€ троекратно, обн€л ствол, припал губами.

—орок птиц в ветв€х запели, били малыми крылами.  ак олень, играло небо. Ќо одна из птиц молчала.

ƒл€ нее старалс€ “одор.

¬ысоко взобралс€ “одор, птичий дом приладил верно.

—ама €блон€-царевна ветками его ласкала, голосила куполами золотой туманной кроны, выговаривала им€.  люч холодный помутилс€.

“ого не заметил рыжий “одор, что выследили его в лесу завистливые черные брать€.

ћесто запомнили, злое замыслили, вернулись в табор, друг друга локт€ми под ребра толкали, подначивали.

ј на что подначивали, то умалчивали.

ѕусть узнает “одор горе.

ћинул год.

“абор Ѕорко стал на краю приметного леса. ¬сего на день опередили “одора брать€. „то замыслили, то исполнили. —тали ждать.

Ќа рассвете “одор бросилс€ в лес, отыскал свою €блоню.  ак невеста, сто€ла двуглава€ €блон€, осыпались лепестки на сырые камни. ѕоет ли мо€ €блон€, хранит ли дыхание мое под крылом птица-чирило.

ѕодн€лс€ “одор высоко, билась в горле станова€ жила чертовым чеканом. ѕерекрест€сь, засме€лс€ рыжий, загл€нул в птичье вардо.

¬се, что надо, увидел “одор в то утро.

јж до сумерек дожидались жадные брать€.

» дождались.

¬ернулс€ “одор из лесу затемно. Ѕосой, лесным духом пропахший, скулы смуглые крест накрест лещиной исхлестаны.

“€жело ступал по дикой земле. Ќес в горсти свою птицу.

¬стал Ѕольшой Ѕорко, посмотрел исподлобь€ — увидел птицу “одора, подн€л руку дл€ креста — на полкресте опустил.

«лое дело сделали черные брать€ — лесного скворца-пересмешника убили, прокололи ему глаза насквозь терновым шипом, мертвого в вардо “одора подложили, разорили гнездо из зависти.

ћолчал табор, из-под рогож повылезли, смотрели, как будет впервые плакать рыжий “одор, как узнает он горе.

¬здохнул “одор, улыбнулс€, левой рукой убитого скворца прикрыл и ввысь подбросил.

¬спорхнула птица, жива€, взгл€нула воскресными глазами на Ѕожий мир, раз прокричала и улетела в чащобу.

— ќх, бачка, надоели вы мне. —мерть как надоели. — сказал “одор — ¬от, бачка, тебе мое слово. ѕусть бабы обр€д€т мен€ в путь, с миру по тр€пке, пусть оседлают мужики крестового кон€. ¬ыпал мне жребий — никто не хочет идти возвращать цыганам огонь. ƒураков, бачка, нету, ну так € за дурака буду.  оли нет мне мужества, нет мне ножа, так не нож мужчину мужчиной делает, а дальн€€ дорога.

ћолча принесли бабы из запаса шматье дорожное, не надеванное.
ќтдали нагому “одору штаны красной кожи, рубаху полотн€ную с кровавым венгерским узором, жилет, зеркальцами расшитый, зеленое пальто с роговыми пуговицами и воровским потайным карманом, высокие сапоги €ловые с подковами, шл€пу с широкими пол€ми.

ƒевочка, у которой крови первый год начались, как Ќовый «авет, намотала ему на шею шелковый шарф — дикло.

—таруха стара€, как ¬етхий «авет, подарила серебр€ный желудь-бубенец на гайтане, оберег от внезапной смерти во сне.

ѕривели мужики крестового кон€.  он€ пегого, чернобелого, на всех четырех копытах у того кон€ — четыре креста, чумовые глаза у того кон€, на лбу — звезда проточна€, оголовье — выползок змеиный, на спине — седло казацкое.

ќгладил “одор дареного кон€, в седло с места сиганул, закрутил кон€ бесом-пл€сом, и на прощание шл€пой махнул — не поминайте лихом к ночи!

“ак “одор из табора Ѕорко отправилс€ в долгий путь, чтобы вернуть огонь лаутарам.

јй, ходил-гулевал рыжий “одор любо-дорого за милую душу.

јй, спешил-погон€л, сердечный, со крестом, да без хлыста, коню на ухо шептал: "’орошо, брат, хорошо!".

¬се дожди грибные били парн€ в становую жилу, под крестом нательным всласть.

“одор хохотом хохотал, кудри разметал €рь-золотом, руки крыль€ми раскинул.

ƒиким скоком по €рам да овражинам, по валежинам да урочищам скакал конь крестовый, не простой.

Ќочь-полночь и день-деньской.

“ри зари встречались в небе: «ар€ ƒарь€, «ар€ ‘отини€, «ор€ ћаремь€на.

–азбрелись сухие грозы по лесам и сенокосам.

“оропил “одор борза-жеребца по двухколейному шл€ху, по торным оврагам, по долам полынным.

√орстью в волосы хвостатые звезды падали.

ќ камень€ бил копытом пегий коник молодой.

¬ гору-под гору, по бродам-перелескам, по частому березничку, по сырому черноельнику, во медвежье можжевелье, по стоеросому осиннику, где »уда на ремне повесилс€.

ѕо горбатым мостам, по седым местам, по рыбацким мосткам, по садам и травосто€м, по семи монастыр€м, по камн€м меченым с утра до вечера.

ƒерево  арколист ножами да секирами беременело, река ќйда-«емл€ника на мели котлом кипела, плотвицы-златоперицы против тока переплеском бились, а щука-калуга полотвиц самоглотом ела,

≈ва из ребра нагишом встала, повела л€двием. Ћеилах лицо вороными волосами завесила. јдам фигой срам прикрыл.  аин јвел€ убаюкал. Ѕрать€ »осифа продали. ƒавид пл€сал веселыми ногами. ћоисей „еремное море разбучил.

ѕтица ћоголь в чащобе бабьим причетом голосила.  улики болота хвалили на длинных ногах. Ћиса-Ћисафь€ на осиновых костыл€х выше леса посолонь ходила, ћарфутка-вод€ница, Ћисафьина дочка, в колодце сидела, на кост€ном пр€слице волось€ из косы вслепую крутила, зиму летом закликала.

ћосква каменна на семи ногах сто€ла, слезам верила. ѕитер царю бока повытер, за то быть сему месту пусту.

ћосква далеко, ѕитер далече — с того не легче.

ј промеж ћосквы и ѕитера јрысь-поле гречихой заросло от сих до сих.

ѕосреди јрысь-ѕол€ перекресток средокрестный, полосатые столбы государем поставлены отсюда до небесного свода, там где пасмурь и зарницы сход€тс€.

Ќа том перекрестке сама собой сто€ла церковь ¬ременной ѕ€тницы, вс€ как есть из хрустал€ медового, из кедрова дерева от ворот до маковок.

ћиндалем молдавским в небе голубела колокольн€.

—емью семь попов служили в церкви.

—емь старух кутью варили, в печь просфоры ставили на лопатах липовых.

ѕлыл под купол афонский ладан.

—ам св€той Ћука-изограф Ѕогородицу писал рысьей кистью по доске. ќчи были, как маслины, а оклад серебр€ный, из ÷арь-√рада присланный.

«емно поклонилс€ “одор пред иконой „удотворной.

¬ свечной €щик бросил грошик, в алтаре свечу затеплил.

» с молитвой затаенной, заслон€ ладонью, вынес свечу воска €рого на широкий, на церковный двор.

Ќалетел студеный ветер. ¬ один миг свеча потухла. ѕочернел фитиль и умер. ѕегий конь в гречихе плакал.

ѕон€л “одор, что не в церкви он найдет огонь цыганский.

ƒолго ль коротко скиталс€ “одор-всадник, знают поползни да коростели, барсуки да лисы, лоси да дикие гуси.

ѕодоспела осень, оземь били паданцы в садах, огни пастушьи на склонах мерцали, звезда-виноградница с востока на полсвета заси€ла перед рассветом.

ѕо селам свадьбы играли, на тройках с колокольцами ездили, широкие столы ставили вдоль улиц, пиво мировое варили, холсты у церкви стелили молодым под башмачки.

ѕроселком ехал “одор на коне крестовом тр€ской рысью, голову опустив.

ƒожди косые с севера странника полосовали сверху да с исподу, крымские топол€ клонились над глинистыми коле€ми.

ѕоискал “одор, где бы укрытьс€ от ненасть€. » увидел посреди горохового пол€ — кресть€нский сарай — крыша соломенна€, стены сквозные. —пешилс€ “одор, кон€ в поводу повел под навес.

¬стал под стенкой — и смотрел бессловно, как полотна дождевые вольно метлами ходили по межам недавно сжатым.  удри развились от влаги, потемнели, т€желе€.

Ѕитком набиты были закрома зерном и орехами — год выдалс€ щедрый, урожайный, всех плодов земных избыток, как перед войною.

—ам кресть€нин вышел вскоре. Ѕорода совком, вс€ рубаха в петухах, брюхо поперек ремн€ свисало. √л€нул он на “одора волчищем, только губу вып€тил. ¬ ручищах тот хозин держал в клетку, загл€нул в нее, забле€л:

— ј, попалс€, чертов крестник! “ут тебе и конец выйдет.

“одор присмотрелс€ — ловушка решетчата€, клетка с замочком, а замочек с секретом.

ћного таких у порога сара€ было расставлено от крысиной потравы.

¬се пустые — а в ту крысоловку, что мужик держал, попалась больша€ крыса, черна€, как зрачок и полночь, но с белым п€тном на груди.

“еперь раздумывал мужик брюхатый — то ли в поганом ведре утопить добычу, то ли сапогами затоптать насмерть, то ли тесаком надвое перерубить по хребту и куски под дверь подбросить, чтоб другим пасюкам неповадно было урожай портить.

–ыжий “одор подошел поближе, посмотрел на крысу в ловушке и сказал.

— «дравствуй. ћен€ зовут “одор. я — кауло ратти — черна€ кровь, прирожденный — цыган. ј ты кто?

— «дравствуй и ты. — ответил крыса — мен€ зовут яг. » кровь у мен€ красна€. я — крыса. ќсвободи мен€.

— «ачем?

— ј тебе бы понравилось сидеть в крысоловке?

— я бы не дал себ€ поймать. “ы воровал кресть€нское зерно?

— “ут его хватит на всех — сказал крыса — полюбуйс€ на хоз€ина, жену он свел в могилу побо€ми да попреками, детей пустил по миру, брюхо отрастил и рад теперь зерно сгноить или приберечь до голодного года, чтобы продать втридорога. ј € хотел есть. ћного во мне зерна поместитс€, по-твоему?

— Ќечего болтать, крыса! — вспылил кресть€нин и затопал ногами на “одора — ј ты иди, куда шел, прохожий, не мешай мне казнить вора!

» пот€нул из-за по€са тесак.

яг усмехнулс€ и молвил:

— «апомни, “одор, напоследок: есть три вещи, которые нельз€ продавать за деньги и запирать на замок.

— „то за вещи?

— »кона, хлеб и огонь — сказал крыса.

— „то ты знаешь об огне? — спросил “одор.

— ¬се, — спокойно ответил яг и обратилс€ к кресть€нину, умыва€сь в крысоловке — ј теперь руби мен€ напополам, мироедина.  рысой больше, крысой меньше… Ѕудешь хвастатьс€ — велика доблесть: с пасюком справилс€.

 ресть€нин занес тесак.

–ыжий “одор перехватил его зап€стье.

— Ќе торопись, хоз€ин. ѕродай мне крысу.

— ј сколько дашь, прохожий?

“одор похлопал по карманам — отозвалось пусто.

 ресть€нин снова занес тесак.

— ѕостой! ¬озьми за крысу моего крестового кон€, — сказал “одор.

ѕоцеловал пегого жеребца в широкий лоб со звездою, передал поводь€ кресть€нину из горсти в горсть, забрал крысоловку и сорвал замок долой.

 рыса встр€хнулс€, встал столбиком, и по штанине да по рукаву зеленого пальто на плечо “одору вскарабкалс€.

— ¬от и славно — сказал яг, устраива€сь, — теперь € пойду с тобой. ƒержи мен€ на плече, будем разговоры разговаривать, песни петь, вдвоем веселей.

“ак и пошел под проливным дождем “одор с черной крысой на плече по тележным коле€м пешедралом.

 ресть€нин смотрел ему вслед, кон€ пегого поглаживал, и по лбу сам себ€ стучал — не каждый день такое счастье куркулю выпадает — на конской мене цыгана вокруг пальца обвести. –азве ж знал он, что рыжий “одор ни врать, ни воровать, ни лихву брать отрод€сь не умеет.

¬ерста за верстой, день за днем т€нулись.

–€бина-бузина, ракита-чертополох, стога сенные, иконницы на перекрестках, мельницы вдали на холмах, кресты церковные, кровли деревень да дворов посто€лых, дымом т€нет из низин обжитых. Ѕудки полосатые на заставах, небо серое моросит в пустоту.

√отовилась земл€ к великим снегам. —оки в стволах остывали.

Ўел мимо с мешком братец —ереда, кума ѕ€тница шла по улице, несла блины на блюдце. —тарик „етверг из-за плетн€ кор€вым пальцем грозил.

“одор крысу расспросами не бередил — пусть оправитс€ от испуга. Ѕрел рыжий лаутар, куда сердце в тесноте велело.

–аз сидел “одор на сырой обочине, жевал ситный хлеб с кострой — у мельника харчи заработал.

яг на полосатом столбе усы лапками канифолил, красоту неописанную быстро-быстро наводил.

—лез, покормилс€ с горсти крошками. ”сом повел, вздохнул крыса:

— —альца бы, солененького…

— Ќету сальца. ѕостный день.

— ¬чера постный, позавчера постный, сегодн€ постный. —коро в рай нас заберут босиком, журавлей пасти — мес€ц уж не скоромились, — проворчал крыса.

— ¬от что, брат-крыса, — сказал “одор — если все про огонь ведаешь — то укажи мне верную дорогу.  оторый день впустую глину месим, зима скоро.

— — чего это ты решил, что € про огонь все знаю? — удивилс€ яг. — «нать не знаю и ведать не ведаю. Ќам, крысам, огонь не надобен, одна от него морока да потрава. ќбмишулил € теб€, “одор, как есть на голом месте. ѕрощень€ просим, очень уж жить хотелось.

¬спылил “одор, крысу с рукава в сл€коть стр€хнул:

—  оли так, ступай своей дорогой, знать теб€ не хочу.

» прочь пошел, не обернувшись, в одну сторону, а яг, хвост голый задрав, потрусил в другую.

¬скоре заозиралс€ крыса. “русцу замедлил. —ам себе сказал:

— ѕропадет ведь без мен€, дуралей, голову сломит. Ёй! ѕостой, “одор! ћен€ забыл! — да где там, пуста дорога, ветер в голых ветлах воет, тучи низкие коровами бредут…

¬припрыжку пустилс€ яг — догон€ть “одора.

ј “одор с дороги сбилс€, пустилс€ срезать по бороздам, заплутал.

¬округ поле голое, лес сквозной вдали синеет, мир крещеный, будто вымер. —меркались небеса, налились по краю сумерки багровым.

“оской-плаченицей стиснуло сердце лаутара.

Ќежить из болот клубами пот€нулась.

ѕробежали по меже “рое-—боку-Ќаших-Ќет, головы кобелиные, в руках сковороды каленые, п€тки навыворот.

Ќе заметили “одора, не погубили.

¬круговую на обожженной земле водили коло лесные ворожейки — зыны, вроде бабы, вроде лисы, вроде — журавли, вроде €щерки

«авлекали “одора белыми руками, красными губами.

¬ смертный сон клонило парн€. ћаетно першило в горле.

—мотрит — посередь осенней пахоты дом пустой стоит, на семи ветрах сутулитс€.

ƒвери настежь, в горницах сухие листь€, окна сослепу разз€вил.

¬ошел “одор в пустой дом т€желыми ногами, шл€пу сн€л, поклонилс€ от порога, в красный угол гл€нул, пошатнулс€: взамен образов сова мертва€ крестом расп€та, гвозд€ми за пестрые крыль€ в расп€л прибита, — глодали сову белые черви.
„ерное место.

¬ошел “одор на свет в горницу — пуста горница, пауки углы заплели, половицы взбучились, плеснецой да погребом смердит.

ѕосреди горницы сто€л стул венский. ¬есь тот стул от ножек до спинки зарос красным базиликом.

Ќа стуле свечка мерцала, еле-еле душа в теле, огонек с ноготок, будто последний огонь на всей земле.

ѕовело на месте парн€, маны да мороки голову помутили, кровь по жилам всп€ть полилась.

¬з€л “одор свечку, и пот€нуло на стул присесть — скоротать может час, может год, посмотреть сны.

¬спыхнула свечка €рче, плам€ пальцы облизало, воскова€ слеза скатилась — лед€ной она была.

Ѕольно сладко да ласково базилик пахнет, зимний сон навевает, смертны радости гостю сулит: ни о чем не горевать, беду не мыкать, сраму не иметь, тело смуглое покинуть, ни хлеба, ни любови, ни огн€ мертвому не надобно, баю-бай, спи-отдыхай, тлей-истлевай…

”ж стал опускатьс€ “одор на стул, как старик.

ћелко-дробно вбежал в горницу яг, успел крикнуть:

— ƒавай, садись, рыжий! —€дешь на стул, обросший базиликом, окажешьс€ на том свете!

¬здрогнул “одор, опомнилс€.


—тул опрокинул, мертвецка€ свечка вспыхнула злобно, да, смерд€, в руках издохла.

— Ѕежим! — крикнул крыса.

≈ле успели вон из пустого дома ноги унести. ќгл€нулс€ “одор: стены перекосились, кровл€ провалилась. —ам дом сгинул, будто и не сто€л вовсе.

ѕосадил “одор крысу в горсть. ¬есь в гр€зи был яг, лапы до крови истерты. ƒрожал да топорщилс€, глаза-бусины отводил — совестилс€.

ѕростил его “одор.

— ѕолезай в карман, грейс€. “ы огн€ не знаешь, € огн€ не знаю. Ѕог все знает.  ак-нибудь перебьемс€.

ёркнул яг в карман и притих до времени.

  утру “одор снова вышел на тракт. ќбгон€ли его телеги да кареты почтовые.

ћелко-мелко первый снег посыпал — все, как есть, молоком заволокло. ѕроступило алым сквозь снежную крупу мглистое солнышко.

 рыса в кармане проснулс€, тминными корками похрустел, острое рыльце выпростал вроде как подышать и говорит, между прочим:

— “ак и быть, “одор, признаюсь тебе, как на духу, кой-что € про огонь знаю. –аз воробьиной ночью подслушал: шли босиком во ржи цыганские боги. ¬переди огненное колесо катилось. „удно: жаром горело, по спицам до по ободу ползли €зыки огненные, искры сыпались в пл€с круговертью, а дыму нет, ржаные колось€ невредимы сто€ли, а над головой у богов бумажные голуби вились ста€ми. “о не голуби были, а молитвы малые, которые до ’риста не доход€т. «най: боги у вас огонь забрали. «а так нипочем не отдадут.

— ѕочему? — спросил “одор.

— Ќе почему, а за что — охотно откликнулс€ крыса — √де обида, там огн€ нет. ’уже смерти обида нема€, лежит невыплаканна€ то ли в могиле, то ли в колыбели под двуглавой €блоней и долголикий Ѕог ту обиду день и ночь оплакивает. ѕро обиду цыганские боги все разом говорили, сердились, € толком не пон€л. —ам думай, “одор.

— √де ж их искать-то теперь, цыганских богов, да и на что они годны, коль ’ристос есть?

— ’ристос ’ристом, а цыганские боги сами по себе. ќни у ’риста за пазухой жили, когда еще ќн по земле ходил палестинской. » как-то раз ќн наклонилс€ воды испить из иордани, так цыганские боги у Ќего из-за пазухи наземь посыпались, и по всему свету расселились самосейкой, вас, дураков, сторожить. ќдно € заметил точно: уходили боги напр€мик через ’олодное ƒно.

¬ гору увела дорога.  отловина снежна€ под ногами клокотала сырыми туманами. ≈ле-еле видны были в пелене деревенские дворы, сараи справные, крыши черепичные.

Ќа краю долины тлело под солнцем отравленное озеро — конца-кра€ не видать.

„ерно то озеро было, как зеркало гадальное — снег в нем гаснет, а берега голые, как баба.

ј на том высоком, на озерном берегу поставлен был богатый барский дом, наборными окошками посверкивал, лимонными колерами самохвалилс€, крыша изукрашена была самоцветами, что павлиний глаз — с высоты гл€деть — так будто игрушка детска€, или ларчик колдовской.

— „ас от часу не легче — покачал “одор головой, расплескались по плечам рыжие кудри, словно струнный перебор. —негом их запорошило, будто поседел враз молодой. — » где ж это твое ’олодное ƒно?

— ƒа вот же оно. —мотри-любуйс€, пока глаза на месте, — невесело засме€лс€  рыса и оп€ть в карман усунулс€, корки жрать.

ѕосмотрел “одор из табора Ѕорко, и впр€мь увидел ’олодное ƒно.

јй, лучше б он туда и не смотрел.

ƒо вечера бродил “одор от двора к двору.

ƒиву давалс€: заборы крепкие, ворота тесовые, замки кованые, засовы с капканами, а дл€ пущей верности ворота суковатым поленом подперты.

¬се по домам сид€т сиднем, бабы у колодцев €зыками не чешут, мужики работу не прав€т, дети не играют, колокол церковный молчит, €зык тр€пьем обмотан, трубы не дым€т, будто в этом краю никто сроду не работал и не праздновал.

ѕусто да тихо, будто мор прошелс€.

„удна€ деревн€ ’олодное ƒно: все хаты, какую ни возьми — с краю.

ƒошел “одор до мельницы. ¬ доме мельника на подоконнике пирог с капустой стынет. —идит у окна мельничиха с подв€занной щекой и блох на вислогрудии под овечьей душегрейкой давит — развлекаетс€.

— ј нет ли работы, хоз€юшка? — спросил “одор.

Ѕаба ему в ответ:

— ѕроваливай! ” нас в ’олодном ƒне работы испокон веку нет, одни страхи страховидные делаютс€.

—  акие ж страхи, красавица? — спросил “одор.

— ј такие страхи, у которых глаза велики. ¬се люди, как люди, одни мы в ’олодном ƒне горе мыкаем. ¬идал дом барский на берегу? Ѕарином у нас посажен  н€жич прокл€тый из самой —толицы-города.  ровопивец. ≈зуит. ‘армазон и миллионщик. ƒнем еще ничего, а к ночи — не будь пом€нут. —ветопреставление творитс€, такое, что св€тых из церкви давно вынесли, в сарае держим от греха. „ужих не привечаем, хлебом не делимс€, вс€к у нас своим домком живет потихоньку. Ќе так плох  н€жич, как его холуи да блюдолизы. ∆ить€ не стало от богохульников — даром жрут, горько пьют, девок перепортили. ¬сех как есть французскими духами в соблазн ввели. Ѕыли девки на деревне, одни мамзели остались. —лово за слово, пестом по столу промеж себ€ холуи кн€жеские мордоквас€тс€ да куролес€т, а иной день и нам тулумбасы от щедрот перепадают.

— »шь ты, дело… — сказал “одор — ј сама-то ты —трашного  н€жича хоть глазком видала?

— Ќикто его не видал. ќн в барском доме сиднем сидит, как сыч поганый, хуже татарина. √овор€т тебе — прокл€тый он. » батька его прокл€тый был и мамка прокл€та€ и дед с бабкой — все они, до јдамова колена — анафемы!
— –аз не видали, чего ж боитесь?

— ќт, барань€ тво€ голова, да не так барань€, а совсем варена€!  то ж виданного боитс€? — осерчала мельничиха, — —трах-то самый насто€щий, коль невиданный.

— ј не слыхала ли ты, матушка, есть ли у  н€жича огонь?

— ¬се есть у  н€жича! ¬се! » огонь, и вода и медные трубы! — тут в сердцах баба захлопнула ставни.

“одор только широкими плечами пожал, рассме€лс€ и пошел напр€мик к озеру, да к барскому дому.

¬ кармане  рыса забарахталс€, заголосил:

— ∆изнь не дорога? “оже мне, цыган называетс€, зубы глупой бабе не заговорил, пирога с капустой не спер, а теперь в самое осиное гнездо нагишом лезет!

“одор яга не слушал, калину-малину в барском саду раздвигал.

¬орота гербовые вкривь и вкось повисли.

ћиновал “одор парадный двор. –озы дикие каменных баб оплели, по зимнему делу осыпались лепестками в пруды высохшие. ¬ стойлах вал€лись конские остовы. Ќа кухне печные усть€ забились золой, котлы салом заросли.

ƒом барский вблизи весь облупленный, страшный.

ќкна изнутри тюф€ками заткнуты, в сундуках истлели аксамиты-бархаты, кружево да пр€дево, на стенах хари малеванные в рамах золоченых — на какую персону ни взгл€нь — плюнуть т€нет. „то ни личико, так Ѕоже мой.

ѕсы на паласе красном нагадили плюхами.

ќсторожно подн€лс€ “одор по лестницам мраморовым.

¬ узорную залу загл€нул — там за столом дубовым тесно сидели бражники да безобразники, лакали барское вино из жбанов да шкаликов, пели матерно не в лад, фальшивые деньги швыр€ли под скамьи, как вшей.

 оноводили кодлом холуи холуевские: вор Ѕарма —  утерьма в олов€нном колпаке, вор ћандрыка — «алупок, гадючий ¬ылупок, вор ¬ано-√улевано, с “ого свету ¬ыходец, а с ними  атька- атерина, всем троим перина.

— Ё! — сказал вор Ѕарма — иди к нам, цыганок, вино пить будем!

— Ё! — сказал вор ћандрыка — иди к нам, цыганок, карты м€ть будем!

— Ё! — сказал вор ¬ано-√улевано, — иди к нам, цыганок, морду бить будем!

ј  атька на столе пл€сала фертом, подолы задирала, огол€лась до пупа, туфлей била в потолок и визжала, как подсвинок.

Ќи свечи, ни лучинки в зале, очаг холодный — души пропитые сами собой горели гнилым пламенем с водки дармовой.

— ¬сей честной компании бью челом — ответил “одор — кто из вас ѕрокл€тый  н€жич?

«ахохотали бражники:

— ƒа мы его век не видали! ƒа не вид€, пропили! ћожет помер уже нашими молитвами!

“одор дверью от души грохнул — аж кос€к скосоворотилс€.

— «десь огн€ с огнем не сыщешь. ѕошли дальше, яг.

— ћало тебе? Ќе солоно? — спросил крыса, за подкладкой когтем завозилс€ — Ќе буди, “одор, лиха, пока оно тихо!

¬ дальних поко€х отыскал рыжий “одор из табора Ѕорко ѕрокл€того кн€жича.

«атхло в поко€х, окна заколочены, ковры угаром табачным прокоптились, старье наследное до потолка громоздилось.

—идел  н€жич в парчовом кресле, смолил самокрутную папиросу, хворым кашлем на разрыв исходил.

—ам молоденький, ледащой, соплей перешибешь, суртучишко в талью, ножки комариные, рот кривой, бровь дергаетс€, под глазами — синь синева, смотреть не на что.

 ак увидел “одора в двер€х, встрепенулс€, пистоль ржавый наставил:

— ќтвечай, кто такой есть, убью на месте!

ј пистоль в ручонке так и пл€шет со страху.

— Ќе убивай, тво€ светлость, дай просьбу сказать. — сказал рыжий — я - “одор — лаутар, мне серебра-золота не надобно. ѕоделись огнем и пойду с Ѕогом.

 н€жич глаза выпучил, пистоль выронил:

— ÷ыган? «наю… ¬ ресторации вашего брата видал. ’орошо, поете, собаки, душу вынимаете. ќгн€ тебе? я от последней сотни прикуривал давеча, надо бы посмотреть.

ѕохваталс€ по карманам  н€жич, наскреб коробок, а в нем — одна спичка шведска€, серна€ головка последком лежала. ”ж прот€нул коробок “одору, но отдернул руку.

— ¬от как. » тебе даром надо. ћного вас тут таких ходит. ѕоможешь мне в беде — отдам тебе огонь, а нет — вон пошел.

— „то же за беда у теб€,  н€жич? — спросил “одор и напротив присел — выслушать.  рыса ему на плечо вылез — любопытствовать.

 ак увидел крысу  н€жич — ноги в кресло вздернул, в крик ударилс€, глаза закатил, папироской поперхнулс€:

— ”бери-ка эту др€нь! ”кусит!

— ¬от еще нежности, — обиделс€ крыса, свернулс€ нос в хвост кукишем, — ƒела нет, как твои мослы глодать.

Ћучше € сам тебе, “одор, его беду растолкую, с этого задрыги толку чуть, а визгу много.

ƒело такое: видишь, в уголке монетка подпрыгивает сама собой, тонким звоном. —коль ни смотри — она не остановитс€, да в руки ее не бери. Ёту монету сам черт в аду отчеканил — она всем деньгам мать — с нее все продажно стало и деньги по миру развелись.

Ќеразменна€ она, неизводна€, неистратна€. Ќищему подать нельз€, украсть нельз€ — уговор такой, только в торговый оборот пустить можно. “огда  н€жич освободитс€ и на Ѕожий свет выйдет, когда последнюю монетку эту истратит. ¬се его бабки-дедки бились — не истратили, только закрома набили, и ему не истратить.

— “ак и есть… — всхлипнул  н€жич — все наследство по ветру пустил, холуев нан€л ненасытных, полстраны озолотил, в ’олодном ƒне — никто уж и не работает, на мои деньги живут, а чертов червонец золотой истратить не могу.

¬ уголке на половице червончик на ребре подскакивал, звоном издевалс€, сам себе жребий бросал — то орлом, то решкой.

— ¬елика важность, последние деньги потратить. ѕоезжай на €рмарку, купи что хочешь, хоть пр€ников, хоть полотна, хоть лыка драного, тут и делу конец, — сказал “одор.

— ¬ том то и беда, цыган,… что € ничего не хочу, — ответил  н€жич — у мен€ все уже есть. ћолоко птичье п€тый год свинь€м в колоду льем. “о, Ќе «наю что — по всем чуланам вал€етс€. —орок бочек арестантов, п€тьсот мешков чистого лунного света, турусы на колесах, €блоки молодильные, вода суха€, ну чего не хватись — все в избытке, все обрыдло!

— ƒа черта ль тебе лысого в ступе не хватает? — не вытерпел “одор.

— „ерт лысый в ступе — и тот есть. ¬он по двору колотитс€! „то у теб€, у поброд€ги рыжего, такое эдакое есть, чего у  н€жича, нету?

— Ќичего. — ответил “одор —  упи,  н€жич, у мен€ Ќичего.

— » что у мен€ будет? — спросил  н€жич.

— –овным счетом Ќичего.

ѕосмотрел  н€жич по книгам, по опис€м, проси€л:

— “во€ правда, цыган! ¬се есть у мен€, а Ќичего нету! ƒавай твое Ќичего за мои последние деньги.

”дарили по рукам “одор и  н€жич.

«амер червонец в ладони лаутара — погл€дел “одор на монету без алчи, попробовал на зуб, да с размаху в сад бросил — только по озеру круги пошли.

 н€жич ахнул:

— “ы что ж делаешь?

— ќбманул теб€ черт, золото у него самоварное. ‘альшивый был червонец — хоть и перва€ деньга. Ќе жалей.

 н€жич пот€нулс€, плечами хрустнул. ¬роде на лицо порозовел, да тут и скис оп€ть.

— Ѕо€зно мне, “одор, на Ѕожий свет выходить, Ѕог выдаст, свинь€ съест. ћне свобода пуще неволи. “еперь мен€ в ’олодном ƒне порвут на лоскуты добрые люди. я гол, как сокол, а значит им работать придетс€. «нать, на роду мне написано в берлоге разворованной зачахнуть.

— —кажи,  н€жич — молвил “одор, а кто тебе сказал, что ты ѕрокл€тый?

— ¬оры сказали, “одор. ¬ор Ѕарма, и ¬ор ћандрыка, и ¬ор ¬ано-√улевано. я им верю и ты верь.

— Ќе буду € ворам верить. я с ними другой разговор поведу. ѕосиди-ка здесь, тво€ светлость, € скоро обернусь.

—кинул “одор зеленое пальто, ремень на кулак намотал, крысу посадил в двер€х на стреме, и в залу спустилс€.

— Ё! — сказал вор Ѕарма — иди к нам, цыганок, вино пить будем!

— Ё! — сказал вор ћандрыка — иди к нам, цыганок, карты м€ть будем!

— Ё! — сказал вор ¬ано-√улевано, — иди к нам, цыганок, морду бить будем!

— Ѕудем, — ответил “одор и улыбнулс€.

“ут и конец гул€нке пришел.

ƒо заставы полицейской от дома барского бежали без огл€дки воры, а  атю- атерину “одор до ворот особо проводил, без рукоприкладства — баба, как-никак, нельз€ ее.

¬ернулс€ “одор и молча вз€л  н€жича за плечо, в сад вывел, на лунный свет, на самое ’олодное ƒно. Ѕыл  н€жич ѕрокл€тый, стал —частливый.

«везды зимние высыпали над озером гроздь€ми. ј озеро-то было и впр€мь не простое — пр€мо поперек озера, по волнам лед€ным чугунна€ дорога в две полосы т€нулась, купалась в лунном свете, и по ней издалека паровоз чухал, воды рассека€, котел медный пары разводил, из трубы дегт€рный дым стелилс€, слышен был гудок в тумане, фонари-€нтари кивали мерно. ≈здил паровоз через озеро на Ѕезвозвратный ќстров.

— ’орошо-то как на воле, “одор, сладко дышитс€, — сказал  н€жич, прослезилс€, забылс€, папироску в зубы тиснул и последней спичкой чиркнул.

¬спыхнула шведска€ спичка, засмердела и погасла.

Ќе осталось больше огн€ в ’олодном дне.

— јх, ты… тво€ светлость… только и выговорил “одор.

 рыса чуть со смеху не помер, на спину лег, лапами болтал, дразнилс€.

 н€жич сто€л столбом, весь пунцовый от конфуза, как девица.
— ѕрости мен€, “одор. ¬иноват. Ќе со зла, а по привычке. ¬се равно это был огонь городской, тебе не годитс€. ј видел € в детстве, как цыганские боги огненное колесо катили через озеро. ћимо они прошли, здесь не задержались.

ѕоискал “одор переправу — лодки не видно, вплавь — потонешь, посуху — долго.

ќдин путь осталс€.

ѕопрощалс€ “одор с  н€жичем и по чугунной дороге нагнал паровоз на озере, за шест последний ухватилс€, на приступке встал, в небо загл€делс€.

¬сп€ть бежали луна и звезды, колеса перестукивали на стрелках колдовских.

„ерный яг сидел на широкой шл€пе лаутара, считал ночных чаек от нечего делать.

«адремал “одор навзнич на куче угл€, видел сквозь сон огненное колесо.

“о не огненное колесо было.

“о поднималось над Ѕезвозвратным ќстровом високосное солнце.

¬ полдень “одор очнулс€ от дремы. „ур мен€ — ни озера просторного, ни машины-паровоза с узорной решеткой, с трубой самоварной, с могучим котлом. ¬стало солнце, все, как в воду кануло, а воду ту первые петухи залпом выпили.

¬чера еще праздновали зазимки. –усаки лин€ли клочь€ми. ћедведи в берлоги на бок валились. ќлени и лоси сбрасывали старые короны в буреломах. ћужики мен€ли тележные колеса на санные полозь€.

ј нынче “одор себе не верил: солнце палило, голос горлицы слышалс€ в земле нашей. Ћесные склоны веселились великим шумом лиственным, на холмах виноградники цвели, лозы заботливо на подпорки подв€заны.  аменным мхом поросли на дубравных пригорках молдаванские валуны.

“олько чугунна€ дорога пролегала в долгих травах под ногами “одора — еле видна€ в поросли, ржавчиной съеденна€, будто сто лет в обед не ходили по ней т€гловые паровозы на далекий перевоз.

Ќа дегт€рных шпалах цвела €года-земл€ника — слепой цвет по колено, а листы трефовые. Ќе проста€ €года. ѕутеводна€.

ћанила, т€нула €года, указывала путь.

“ак и пошел “одор по шпалам процветшим, куда заманиха-земл€ника вела, пр€мо в лето полуденное.

ƒолго шел, да все по виноградникам.

¬ потайном кармане проснулс€ крыса, носом повел, учу€л близкое жилье: молоком пахло и березовыми полень€ми.

«атревожилс€. “одору на плечо вскочил, шею усом щекотнул.

— ј скажи, брат-крыса, зачем на виноградных подпорках расшитые по€са да атласные ленты пов€заны — вон их сколько, на ветру полощутс€. ќт сглаза что ли? — спросил “одор, чтоб отвлечь его от тревоги.

яг ответил:

—  ому тут порчу наводить — вон мы сколько уж протопали, ни одной живой души не встретили. —лыхал € от дедки моего, что бабы, которые младенца заспали до смерти, так перед √осподом невольный грех замаливают. ѕреставилось дит€тко неподпо€санное, как же ему в Ѕожьем саду винограды за пазуху собирать, в том саду, где всем дет€м €год вдосталь? ягоды наземь попадают — душеньки сытые голодную душенку на смех поднимут. ¬от и горюют матушки, дар€т ленты да опо€ски — чтоб дит€ в раю голодным не бегало. —лишком много обетных по€сов, “одор. Ќешто »род здешних первенцев на извод пустил, коли столько матерей детей оплакивают.

¬ышитые опо€ски и выгоревшие под жар-солнцем ленты красного атласа печально и сухо на ветру детскими погремушками тр€сли. —квозила по лозам волна неутешного низового ветра.

— Ќа то они и матери, чтоб горе горевать, диву дивитьс€ и в радости вдвойне радоватьс€… Ќе мне о матер€х толковать. — тихо отозвалс€ “одор, матери не знавший, соломинку сорвал, пожевал задумчиво и прибавил — а скажи, брат-крыса, отчего это место зоветс€ "Ѕезвозвратным островом"?

— –азное говор€т, — насупилс€ крыса — а € в одно верю: приказал как-то ÷арь-√осударь все свои владени€ занести в знатную книгу. —то писарей все уезды-губернии исколесили, всюду нос сунули, все, как есть записали — где столб, где стог, где стол €ств, где гроб тесов. ј один писарек — горький пь€ница в здешние палестины на кривой козе заехал. —прашивал у местных — мол, как да что тут прозываетс€, а попадались ему остолопы да дремучие бестолочи, мычат и зенки пучат — так ничего и не вызнал писарь-пь€ница и решил в путевую грамоту записать этот остров «Ѕеспрозванным». ј так как нализалс€ накануне в шинке красной водки, окосел, да и вывел вензелем «Ѕезвозвратный». Ѕумага-то казенна€, не жук начхал, а нерушима€ печать государева. “ак мен€ть и не стали, махнули рукой на описку.

— √оразд ты врать, братец-крыса — усмехнулс€ “одор.

— ¬ерно. ¬ру. — призналс€ яг — может потому, вру, что сам не тороплюсь достоверно узнать, отчего этот остров и не остров вовсе, а сам из себ€ Ѕезвозвратный.

¬спархивал винтом, заливалс€ трел€ми жаворонок в просини облачной.

 анула в сырую папороть попутна€ земл€ника-самоцвет.

ќткрылс€ перед “одором из табора Ѕорко город на холме виноградном.

јй-да, город!

—тены сахарные, крыши киноварные, торчат золоченые кочеты на шпил€х, реют флаги двухвостые, праздничные колокола гуд€т львиными зевами.

Ќа воротах зубцы унгаринской резьбы, смотровые башенки, а вокруг сады, сады, сады — снежным кружевом кипели.

¬орота настежь — заходи, прохожий.

ѕр€мо в те красные створы муравами да райскими птицами искусно расписанные и вела чугунна€ дорога — вроде, как, смекай, тут всему пути гостеприимный конец.

ќбрадовалс€ рыжий лаутар, брату-крысе подмигнул:

— Ќу смотри, яг, разве не чудо, экий пр€ник одномЄдный нам √осподь от щедрот из рукава стр€хнул. “ы не хочешь, € отвечу — от того это место безвозвратное, что дураков нет из земной благодати возвращатьс€!

“олько успел молвить “одор — новое диво — заиграли трубы, часы надвратные п€ть часов пополудни отбили звоном голландским, запл€сали на курантах крашеные куколки апостолов, и повывалили из ворот обыватели навстречу великим парадом.

ћузыка играла, трубы да литавры. —олнышко на парче вельможной переливами гул€ло. ¬о главе шестви€ девка-зубоскалка на рушнике пудовый каравай перла. ѕозади пылил бровастый староста с пудовыми ключами. Ќа осл€ти ехал поп, кадилом покачивал на серебр€ной цепи, чадил ароматами и фимиамами, "многа€ лета" возглашал из бороды. ј борода поповска€ росным ладаном умащена, в тесны косы завита. ¬се остальные горожане — полы кафтанов задрав, да подолы поддернув, бежали гурьбой, как Ѕог на душу положит, тащили зеленые сватовские ветки — «дрэвца», сотенными билетами да бисерными ожерель€ми украшенные, как на свадьбу или ¬ербное. ѕыль подн€ли табунную.

— ƒобро пожаловать, гость дорогой! √ость в дом — Ѕог в дом! — завопил староста бровастый, налетел филином, в обе щеки троекратно расцеловал одуревшего “одора, — откушай с дороги нашего хлебушка пшеничного, крутой солью солони, бражкой новой не побрезгуй!

ѕрин€л “одор гостевой ломоть, ковш поднесли — осушил. “олько рот открыл, чтобы спросить, с чего такие почести оказаны — но староста бровастый оп€ть с целованием полез — а обыватели «дрэвами» затр€сли, «виват» — хором гр€нули.

Ћитавры в дребезг ухнули. “рубы с реву распа€лись. ƒевки-бабы завизжали, посрывали чепцы да ленты с голов. ѕоп молитвами давилс€. √улеванили колокола — звонари на семь потов исходили, веревки беред€.

¬еселый и богатый народ обитал в городе на виноградном холме — все белоголовые, голубоглазые, похожи друг на друга, как €йца от одной несушки — ладные, гладкие, отборные человечьи €блочки

∆енщин мало, но которые попадались: грудастые молочные, в бедрах полны, как ведра. ѕрипл€сывали, на молодого кобыльими очами заигрывали, белые зубы показывали.

ћужчины — жохи травленые — в черных кафтанах с шитьем, в соломенных шл€пах. Ўл€пы повиты по туль€м шелковыми лентами, петушьими перь€ми, €годой малиною, щегольским стекл€русом.

–укава у мужиков до локтей закатаны были — а под кожей жилы м€сницкие от силы перекатывались. —ами коренасты, как медведюшки, все, как есть средних лет, самый сок. —ыты, пь€ны и нос в табаке.

¬се так, да что-то не так.

ћоргал “одор, от радуши€ опешив, в толк вз€ть не мог, что ж не так, и вдруг пон€л. ј что пон€л, до поры сказать не осмелилс€.

—тароста бровастый свою линию гнул, за по€с обнимал, будто кум или панибрат:

— Ќе уважишь ли нас, приезжий, добрым словом? –асскажи, кто такой есть, да откуда прибыл, дело пытаешь или от дела лытаешь, а мы теб€ охотно послушаем.

— я — “одор из табора Ѕорко — начал было “одор — € - цы…, - но тут яг чертом из кармана выскочил и заорал на полслове, что есть духу — обыватели аж ахнули и “одора не дослушали

— ÷ы. ркач он!!! ћало ли вс€ких слов на букву "ци"?! ќн — ÷иркач, а € при нем — специальный «верь на ÷ырлах! ¬идали, как могу!

¬стал на задние лапы, выт€нулс€ бутылочкой и чуть не вприс€дку на пыльном месте запл€сал коленцами сударыню-барыню — как есть «верь на ÷ырлах.
√орожане радушные-простодушные в ладоши били, хохотали, осыпали крысу медными денежками.

“одор про себ€ сокрушалс€ — уж не сошел ли с ума брат-крыса.

— ÷иркач… ј что ж ты в таборе делал? — прищурилс€ староста бровастый и оп€ть повис на нем, как киста, — ну циркач, так циркач. Ќам, “одор, это дело прохладное, без разницы. ƒа и волосы у теб€ не смол€ные, а как есть солнечные. „то тоже не особо хорошо, до нашего исконного белокурь€ далеко, но от гост€ все стерпим. ¬от брови темноваты. Ќо и это дело — хоз€йское. ≈сли что не стесн€йс€, дружка, мы цыган любим. ” нас к цыганам особый счет имеетс€. ѕризнайс€, что тебе стоит.

ѕомолчал “одор и спросил наконец, то, что прежде пон€л:

— ј почему среди вас ни детей, ни стариков нет?

–асплылс€ староста в улыбке елейной, будто арбуз початой:

— ј мы сами себе дети, “одор дорогой! ћы те самые дети, которых цыгане украли! ѕросто мы выросли и построили город. —вои дети нам не надобны. » старики ни к чему, одна от стариков перхоть да расслабление умов. ѕолно, брось! “акую золотую голову, как у теб€, грех посторонними мысл€ми утомл€ть. „то тары-растабаривать, пожалуй, гостенек к мировому столу, ради теб€ вина ставлены, ради теб€ пиво варено, ради теб€ свиней колем-слышь, как на солнышке под ножами визжат!

» вправду: смертно визжали в городе под ножами свиньи.

— шутками-прибаутками поволокли “одора на городскую площадь, за широкий стол, усадили во главе, сами расселись, скамьи сдвинули, подблюдные песни зат€нули, затолковали толки полупь€ные. „его только не было на том столе!

ќбносили шинкарки столы брынзой с травами, с пылу-жару сырными калачиками, красными колбасами, что в крови плавали, ливером в подливе, печеными свиными головами стойм€ на блюдах с пшенною кашею, резали на досках сладкие маковники. Ќаливали в чаши с высока из носатых кувшинов изюмное вино.

 ружки в кружки бр€кнули — побежала через край весела€ пена.

ѕокатилось гулевание да ликование.

√лодали бражники свиные мослы, лакали из шкаликов, хлопали по кожаным л€жкам, братались, белобрысыми лбами стукались, из бочек дубовых затычки выбили — потекла потеха!

—инели над площадью поливные маковки Ћадана-ћонастыр€.  олокола смолкли, звонари к общей чаше спустились.  ресты на солнцепеке червонным отсвечивали, и показалось “одору, что кресты Ћадан-монастыр€ из двух кривых ножей составлены, да видно глаза изменили на миг — вдругор€дь взгл€нул: обычные кресты, а меж ними — облака проточные да ласточки быстрые.

яг в пустую кружку влез, буркнул, что голова болит, заткнулс€ изнутри овс€ной лепешкой, да так весь пир и просидел затворнем.

» голоден был с дороги “одор и жаждал, но сладкий кусок в горло не шел, вино уксусом драло горло — не привычны были рыжему лаутару без причины почести.

  вечеру зажгли факелы смол€ные и цветные огненные кубышки. ѕлеменные девки, повели ногами гладкими, сошлись под огнем по-две, по-три, подбочен€сь, сытыми м€сами и густыми волосами затр€сли.

√ладкий поп, на то не смотр€, выводил гнусавые стихиры.

ќтпл€сывали девки оборотную кадриль, собутыльники реготали да подпевали в лад:

— „ерви, жлуди, вини, бубны! Ўинь-пень, шиваргань! Ёх раз, по два раз, расподмахивать горазд, кабы чарочка винца, два стаканчика пивца, на закуску пр€-нич-ка! ƒл€ потешки де-воч-ка!"

ѕошли девки в круг кола с лентами, вскип€тили молдаванский жок. “ут и “одор не вытерпел — пошел в жок частой дробью — рукава белые раскинул крестом, по€с кожаный влитой — долог волос золотой, взгл€нул будто ожег.  идали промежь себ€ девки срамной жребий — кто с ним будет в эту ночь, ни одной жребий не выпал.

¬спыхнули, затрещали, рассыпались монистами потешные шутихи да ракеты хвостатые — коварные искры в сады падали на излете и новые чудо-огни в небесах расцветали волнистым персидским си€нием.

ј напоследок с треском полыхнуло в ночи огненное колесо, завертелось, зашипело, разлетелось звездами.

 расота небывала€, сердце екает — на громы да молнии рукотворные любоватьс€.

ќбрадовалс€ “одор, колесо в си€нии узнава€, бросилс€ к бровастому старосте:

— —пасибо за добрую встречу, но ей-Ѕогу, € не —в€т-√еоргий, не королевич королевский, не пристав становой, чтобы мне «виваты» кричать, насилу потчевать, да пасхальные вина из погребов выкатывать. я и малому рад. Ќе поделитесь ли вы со мною праздничным огнем, вон его у вас сколько — светло на площади, как днем, окошки пышут, кажда€ веточка на городских деревь€х римскими

–убрики:  Work of art

ћетки:  

» уменьшение любви, доброты есть всегда уменьшение жизни, есть уже смерть!

ƒневник

—уббота, 23 ќкт€бр€ 2010 г. 19:54 + в цитатник

—Ћ≈ѕќ…

≈сли выйти на мол, встретишь, несмотр€ на €ркое солнце, резкий ветер и увидишь далекие зимние вершины јльп, серебр€ные, страшные. Ќо в затишье, в этом белом городке, на набережной, - тепло, блеск, по-весеннему одетые люди, которые гул€ют или сид€т на скамь€х под пальмами, щур€сь из-под соломенных шл€п на густую синеву мор€ и белую статую английского корол€, в морской форме сто€щего в пустоте светлого неба.
ќн же сидит одиноко, спиной к заливу, и не видит, а только чувствует солнце, греющее его спину. ќн с раскрытой головой, сед, старчески благообразен. ѕоза его напр€женно неподвижна€ и, как у всех слепых, египетска€: держитс€ пр€мо, сдвинув колени, положив на них перевернутый картуз и большие загорелые руки, приподн€в свое как бы изва€нное лицо и слегка обратив его в сторону, - все врем€ сторожа чутким слухом голоса и шуршащие шаги гул€ющих. ¬се врем€ он негромко, однообразно и слегка певуче говорит, горестно и смиренно напоминает нам о нашем долге быть добрыми и милосердными. » когда € приостанавливаюсь наконец и кладу в его картуз, перед его незр€чим лицом, несколько сантимов, он, все так же незр€че гл€д€ в пространство, не мен€€ ни позы, ни выражени€ лица, на миг прерывает свою певучую и складную, заученную речь и говорит уже просто и сердечно:
- Merci, merci, mon bon frère!1
«Mon bon frère...» ƒа, да, все мы брать€. Ќо только смерть или великие скорби, великие несчасть€ напоминают нам об этом с подлинной и неотразимой убедительностью, лиша€ нас наших земных чинов, вывод€ нас из круга обыденной жизни.  ак уверенно произносит он это: mon bon frère! ” него нет и не может быть страха, что он сказал невпопад, назвавши братом не обычного прохожего, а корол€ или президента республики, знаменитого человека или миллиардера. » совсем, совсем не потому у него нет этого страха, что ему все прост€т по его слепоте, по его неведению. Ќет, совсем не потому. ѕросто он теперь больше всех. ƒесница божи€, коснувша€с€ его, как бы лишила его имени, времени, пространства. ќн теперь просто человек, которому все брать€...
» прав он и в другом: все мы в сущности своей добры. я иду, дышу, вижу, чувствую, - € несу в себе жизнь, ее полноту и радость. „то это значит? Ёто значит, что € воспринимаю, приемлю все, что окружает мен€, что оно мило, при€тно, родственно мне, вызывает во мне любовь. “ак что жизнь есть, несомненно, любовь, доброта, и уменьшение любви, доброты есть всегда уменьшение жизни, есть уже смерть. » вот он, этот слепой, зовет мен€, когда € прохожу: «¬згл€ни и на мен€, почувствуй любовь и ко мне; тебе все родственно в этом мире в это прекрасное утро - значит, родствен и €; а раз родствен, ты не можешь быть безчувствен к моему одиночеству и моей беспомощности, ибо мо€ плоть, как и плоть всего мира, едина с твоей, ибо твое ощущение жизни есть ощущение любви, ибо вс€кое страдание есть наше общее страдание, нарушающее нашу общую радость жизни, то есть ощущение друг друга и всего сущего!»
Ќе пекитесь о равенстве в обыденности, в ее зависти, ненависти, злом сост€зании.
“ам равенства не может быть, никогда не было и не будет.

25 ма€. 1924. ».ј. Ѕунин.


 1- —пасибо, спасибо, добрый мой брат! (франц.)

 (699x437, 67Kb)
–убрики:  Work of art

ћетки:  

ƒве Ќабоковских грозы...

ƒневник

„етверг, 19 јвгуста 2010 г. 19:29 + в цитатник

 ¬ладимир Ќабоков. √розы


—тоишь ли, смотришь ли с балкона,
деревь€ ветер гнет и сам
шалеет от игры, от звона
с размаху хлопающих рам.

 луб€тс€ дымы дождевые
по заблиставшей мостовой
и над промокшею впервые
зелено-€блочной листвой.

ќт плеска слепну: ливень, снег ли,
не знаю. √ромовой удар,
как будто в огненные кегли
чугунный прокатилс€ шар.

”ход€т боги, громыха€,
стихает горн€€ игра,
и вот вс€ улица пуста€ -
лист озаренный серебра.

» с неба липою пахнуло
из первой €мки голубой,
и влажно в пам€ти скользнуло,
как мы бежали раз с тобой:

твой лепет, завитки сырые,
лучи смеющихс€ ресниц.
Ќаш зонтик, капли золотые
на кончиках раскрытых спиц.
..
1923


  Ќа углу, под шатром цветущей липы, обдало мен€ буйным
благоуханием. “уманные громады поднимались по ночному небу, и
когда поглощен был последний звездный просвет, слепой ветер,
закрыв лицо рукавами, низко пронесс€ вдоль опустевшей улицы. ¬
тусклой темноте, над железным ставнем парикмахерской, ма€тником
заходил вис€чий щит, золотое блюдо.
  ¬ернувшись домой, € застал ветер уже в комнате: -- он
хлопнул оконной рамой и поспешно отхлынул, когда € прикрыл за
собою дверь. ¬низу, под окном, был глубокий двор, где днем
си€ли, сквозь кусты сирени, рубашки, расп€тые на светлых
веревках, и откуда взлетали порой, печальным лаем, голоса,--
старьевщиков, закупателей пустых бутылок,-- нет-нет,--
разрыдаетс€ искалеченна€ скрипка; и однажды пришла тучна€
белокура€ женщина, стала посреди двора, да так хорошо запела,
что из всех окон свесились горничные, нагнулись голые шеи,-- и
потом, когда женщина кончила петь, стало необыкновенно тихо,--
только в коридоре всхлипывала и сморкалась неопр€тна€ вдова, у
которой € снимал комнату.
  ј теперь там внизу набухала душна€ мгла,-- но вот слепой
ветер, что беспомощно сполз в глубину, снова пот€нулс€ вверх,--
и вдруг -- прозрел, взмыл, и в €нтарных провалах в черной стене
напротив заметались тени 'рук, волос, ловили улетающие рамы,
звонко и крепко запирали окна. ќкна погасли. » тотчас же в
темно-лиловом небе тронулась, покатилась глуха€ груда,
отдаленный гром. » стало тихо, как тогда, когда замолкла нища€,
прижав руки к полной груди.
  ¬ этой тишине € заснул, ослабев от счасти€, о котором
писать не умею,-- и сон мой был полон тобой.
  ѕроснулс€ € оттого, что ночь рушилась. ƒикое, бледное
блистание летало по небу, как быстрый отсвет исполинских спиц.
√рохот за грохотом ломал небо. Ўироко и шумно шел дождь.
  ћен€ опь€нили эти синеватые содрогани€, легкий и острый
холод. я стал у мокрого подоконника, вдыха€ неземной воздух, от
которого сердце звенело, как стекло.
  ¬се ближе, все великолепнее гремела по облакам колесница
пророка. —ветом сумасшестви€, пронзительных видений, озарен был
ночной мир, железные склоны крыш. бегущие кусты спреин.
√ромовержец, седой исполин, с бурной бородою, закинутой ветром
за плечо, в ослепительном, летучем облачении, сто€л, подавшись
назад, на огненной колеснице и напр€женными руками сдерживал
гигантских коней своих: -- ворона€ масть, гривы -- фиолетовый
пожар. ќни понесли, они брызгали трескучей искристой пеной,
колесница кренилась, тщетно рвал вожжи растер€нный пророк. Ћицо
его было искажено ветром и напр€жением, вихрь, откинув складки,
обнажил могучее колено,-- а кони, взмахива€ пылающими гривами,
летели -- все буйственнее -- вниз по тучам, вниз. ¬от громовым
шепотом промчались они по блест€щей крыше, колесницу шарахнуло,
зашаталс€ »ль€,-- и кони, обезумев от прикосновени€ земного
металла, снова вспр€нули. ѕророк был сброшен. ќдно колесо
отшибло. я видел из своего окна, как покатилс€ вниз по крыше
громадный огненный обод и, покачнувшись на краю, .прыгнул в
сумрак. ј кони, влача за собою опрокинутую, прыгающую
колесницу, уже летели по вышним тучам, гул умолкал, и вот --
грозовой огонь исчез в лиловых безднах.
  √ромовержец, павший на крышу, грузно встал, плесницы его
заскользили,-- он ногой пробил слуховое окошко, охнул, широким
движением руки удержалс€ за трубу. ћедленно поворачива€
потемневшее лицо. он что-то искал глазами,-- верно колесо,
соскочившее с золотой оси. ѕотом гл€нул вверх, вцепившись
пальцами в растрепанную бороду, сердито покачал головой,-- это
случалось веро€тно не впервые,-- и, прихрамыва€, стал осторожно
спускатьс€.
  ќторвавшись от окна, спеша и волну€сь, € накинул халат и
сбежал по крутой лестнице пр€мо во двор. √роза отлетела, но еще
ве€л дождь. ¬осток дивно бледнел.
  ƒвор, что сверху казалс€ налитым густым сумраком, был на
самом деле полон тонким тающим туманом. ѕосередине, на тусклом
от сырости газоне, сто€л сутулый, тощий старик в промокшей р€се
и бормотал что-то, посматрива€ по сторонам. «аметив мен€, он
сердито моргнул:
  -- “ы, ≈лисей?
  я поклонилс€. ѕророк цокнул €зыком, потира€ ладонью
смуглую лысину: --  олесо потер€л. ќтыщи-ка.
  ƒождь перестал. Ќад крышами пылали громадные облака.
 ругом, в синеватом, сонном воздухе, плавали кусты, забор,
блест€ща€ собачь€ конура. ƒолго шарили мы по углам,-- старик
кр€хтел, подхватывал т€желый подол, шлепал тупыми сандали€ми по
лужам, и с кончика крупного костистого носа свисала светла€
капл€. ќтодвинув низкую ветку сирени, € заметил на куче сору,
среди битого стекла, тонкое железное колесо,-- видимо от
детской кол€ски, —тарик жарко дохнул над самым моим ухом и
поспешно, даже грубовато отстранив мен€, схватил и подн€л
ржавый круг. –адостно подмигнул мне:
  -- ¬от куда закатилось...
  ѕотом на мен€ уставилс€, сдвинув седые брови,-- и, словно
что-то вспомнив, внушительно сказал:
  -- ќтвернись, ≈лисей.
  я послушалс€. ƒаже зажмурилс€. ѕосто€л так с минуту,-- и
дольше не выдержал...
  ѕустой двор. “олько стара€ лохмата€ собака с поседелой
мордой выт€нулась из конуры и, как человек, гл€дела вверх
испуганными карими глазами. я подн€л голову. »ль€ карабкалс€
вверх по крыше, и железный обод поблескивал у него за спиной.
Ќад черными трубами оранжевой кудр€вой горой сто€ло заревое
облако, за ним второе, третье. ћы гл€дели вместе с притихшей
собакой, как пророк, подн€вшись до гребн€ крыши, спокойно и
неторопливо перебралс€ на облако и стал лезть вверх, т€жело
ступа€ по рыхлому огню.
  —олнце стрельнуло в его колесо, и оно сразу стало золотым,
громадным,-- да и сам »ль€ казалс€ теперь облаченным в плам€,
слива€сь с той райской тучей, по которой он шел все выше, все
выше, пока не исчез в пылающем воздушном ущелье.
  “олько тогда хриплым утренним лаем залилс€ др€хлый пес,--
и хлынула р€бь по €ркой глади дождевой лужи; от легкого ветра
колыхнулась пунцова€ герань на балконах, проснулись два-три
окна,-- и в промокших клетчатых туфл€х, в блеклом халате €
выбежал на улицу и, догон€€ первый, сонный трамвай, запахива€
полы на бегу, все посмеивалс€, вообража€, как сейчас приду к
тебе и буду рассказывать о ночном, воздушном крушении, о
старом, сердитом пророке, упавшем ко мне во двор.

 

–убрики:  Work of art

ћетки:  

 —траницы: [1]