-Музыка

 -Подписка по e-mail

 
Получать сообщения дневника на почту.

 -Поиск по дневнику

люди, музыка, видео, фото
Поиск сообщений в Fairy_Violin

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 05.05.2008
Записей: 99
Комментариев: 3682
Написано: 10135

                        

                                                                      Музыка вокруг нас. Надо только уметь её слышать.


(с)Да-ни-эль

Пятница, 08 Мая 2009 г. 21:27 + в цитатник
Это цитата сообщения -licht- [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

***
 

Мо-ни-ке.. ) 

*** 

Ветер пел - да никто не слышал.

Туманы по весне синие, густые, мягкие. В Туманах бродят тени и белые призраки-кентавры, из Туманов доносятся тихие песни и смех, из Туманов доносится музыка незнакомая, завлекающая.. Туманы по весне пропитаны грозами, мерцают синевой.
Цепь седых холмов, что видно из деревни, окутывают синие Туманы. Говорят, по ту сторону холмов живут эльфы и феи лесные. Говорят, Туманы разделяют людей и волшебство. Говорят, а на деле кто за холмы уходил по весне сквозь туманы, тот не возвращался больше в деревню. Пугают детвору лешаками ворчливыми затуманными, пугают дриадами счастливыми, пугают призраками белыми, - придет, говорят, за тобою, зачарует, уведет по тропинке лунной, забудешь дорогу к дому, забудешь душу свою, забудешь семью..
Да только дети смотрят украдкой в Туманы сквозь синеву ночную - лишь детям слышна мелодия неведомая, будто и сами Туманы поют, будто и ветра за холмами плачут, будто и Луна сквозь шаль прозрачную танцует в такт удивительной музыке. Уходят дети за Луною по тропинке светлой, уходят дети за музыкой, босиком по росе холодной - искать уходят. Под утро возвращаются в свои постели белые, сном нетронутые - в волосах у детей цветы незабудки, да обрывки тумана мерцают синие. По утру у детей смех чистый, хрустальный, перезвоном серебристым льется, сказкой волшебной искрится, взгляды ясные смотрят в Туманы с тоскою тихою. Пугают детей лешаками ворчливыми, дриадами счастливыми, призраками белыми - прячут дети улыбки, молчат, кивают послушно. Что по весне за Туманами синими - лишь детям известно.

Облака знали - молчали.
Травы видели - молчали.
Ветер пел - да никто не слышал.

Сидели дети на чердаке старого дома, мерзли в рубашках ночных, обжигали ладошки, пряча пламя свечи, в ночи слишком яркого от взглядов случайных прохожих. Говорили дети слова-заклинания слышанные, учились дети чудеса творить, учились с волшебством дружить.
Помнили дети, что ни слова не скажут о том, что знают, свято хранили тайну свою.

Ветер пел - да никто не слышал.

Видели за холмами Волшебницу, ту, что музыкой Туманы наполняла, ту, что Луну танцевать научила, - по светлой тропинке ходила Волшебница, и послушен был ей синий весенний Туман.
Видели за холмами - как играла Волшебница на скрипке, как звенели тихонько колокольчики-звезды, как лилась мелодия волшебная, чистая.
Видели за холмами, как смеялись дети счастливые, как танцевали вместе с Луною, как гуляли в Туманах олени серебристо-белые, как ворчали взрослые, заблудившись в ночи за холмами..

Птицы гнезда вили - молчали.
Звери на охоту выходили - молчали.
Ветер пел - да никто не слышал.

 

 (500x316, 17Kb)

07.05.2009

 

 


(с)Бри

Четверг, 07 Мая 2009 г. 23:56 + в цитатник
Это цитата сообщения Ибрисса [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Для Fairy Violin)

Маленький демон, расстроенный и злой на самого себя, сидел за своим столом из темного дерева и медленно водил зеленым карандашом по бумаге. Мысли его витали где-то далеко-далеко: стелились по склонам холодных зеленых гор, смешивались с водами белой спокойной реки и взметались вверх, кружась среди солнечных лучей… Там, на вершине одной из этих гор жила его Волшебница. Она, несомненно, была самой прекрасной и самой милой из всех волшебниц. Такой необыкновенной, золотисто-теплой, с грустными сияющими глазами и вечной полуулыбкой на губах…
Сегодня она была печальна, и оттого уже несколько часов подряд сидела на самом краю обрыва и смотрела, как призрачные облака меняют свои очертания, как сиреневый переливается в лазурный или в розовый, отражаясь в гладкой поверхности белой реки. Когда Волшебнице было грустно, она всегда, забывая творить чудеса, садилась вот так на землю и начинала смотреть в небо. Ей казалось, что так она становится к нему ближе, и это ее успокаивало, наполняло ее невыразимой нежностью и каким-то трепетным восторгом. А демону казалось, что когда-нибудь она точно выпьет это небо до дна, выпьет своими грустными и любопытными глазами. И порой глаза эти даже пугали его – он верил, что если они способны поглотить все это высокое небо, то уж им ничего не будет стоить когда-нибудь вобрать в себя его душу…
Теперь демон, конечно, не мог видеть ни этих ее глаз, ни ее печали, потому что он сидел здесь, за своим столом, а она была где-то там, между небом и землей... Но зато он знал наверняка, что она чувствовала… И знал, что сейчас он должен, просто обязан совершить какое-нибудь маленькое чудо, потому что Волшебница всегда очень радовалась, когда ему, глупому и неумелому, удавалось творить волшебство. А сейчас она должна была радоваться.
Где-то у него были стихи для нее.. О ней… Он часто писал для своей волшебницы; весь его стол, да что уж стол, вся его комната была полна цветных тетрадных листков, исписанных стихами, сказками или просто какими-то прозаическими зарисовками, которые, разумеется, тоже были посвящены ей. Но теперь демон не мог найти ничего подходящего и ничего нового придумать не мог. Он был одержим лишь одним желанием – заставить ее улыбнуться. Он так хотел, чтобы она хоть на мгновение отвлеклась от своего неба, от гор и лесных эльфов, которые приходили к ней на чай, и чтобы хотя бы один раз взглянула на него из-под своих пушистых ресниц так, как глядит она на сиреневые закаты… Но куда уж демону до неба.. Небо, оно, недосягаемо…

"Закат раскинулся крестом"(с)Скарлетт

Четверг, 07 Мая 2009 г. 19:12 + в цитатник
Это цитата сообщения Skarlett-fantastka [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

*В подарок Fairy Violin*

- Ты на фоне заката – замечательная картина, - заметил он, отрываясь от своих программ.
- А то, - улыбнулась она, вынырнув из содержания толстой серебристой книги.
Это был теплый, майский день и они убрали стены их квартиры, за исключением той, что граничила с соседями (зачем людей волновать). Стесняться им было нечего: много ли найдется людей, разглядывающих пятый этаж? Их город вполне заслуженно назывался «Город смотрящих вниз», а они были забавным исключением и смотрели вверх.
- Ах, как же, как же потрясающе летать! – закружилась она по комнате, начитавшись Булгакова. Она смеялась, и уголки её губ искрились, по волосам и плечам скользили искры света и плясали, кружились вокруг неё. А она вдруг подбежала к нему, с радостью заметившему в её глазах те дикие огоньки, что появлялись порой и как факелы вели эту пару в безумные приключения. Да, она подбежала, обняла и заразила своими искрами, которые щекотали до смеха и подталкивали: полетели, полетели…
-Ну, что ж, милая, разве я могу отказаться?
-Не можешь - не можешь! – воскликнула та и пронеслась к шкафу. За ним был спрятан огромный старинный ковер, усыпанный пуговицами всех цветов и форм. Они подтащили его к краю, за которым начиналось закатное солнце, и с силой раскинули дорожку, зависшую чуть ниже огромной березы. Уже через мгновение двое, взявшись за руки, со смехом прочувствовали каждую пуговицу, а город, неожиданно сменив «заставку», заулыбался им горящими фонарями, словно летящими вниз, благодаря поднимающейся выше и выше дорожке. В день их первой встречи город подмигивал все теми же фонарями, а он не мог понять: почему каждый фонарь при его приближении неизменно начинает мигать. А город знал, что в маленьком ресторанчике она подсядет к нему и с деланным равнодушием поинтересуется:
- Не скучно ли вам?
А он ответит:
- Мне не по кому скучать.
-А хотите, будете скучать по мне? – ровным голосом предложит она.
Он засмеется в ответ, вглядится в неё и серьёзно кивнет. А потом бешено закрутятся стрелки часов, увлекая его и её в волшебные вечера, отраженные в небе и разносимые птицами по секундам то в один том, то в другой дом, как бы говоря: смотрите, смотрите, как можно жить, как можно любить.
И в этот майский вечер небо отражало крепко держащих друг друга за руку, деревья подслушивали их разговоры, а ветер наслаждался их молчанием.
Вдруг они остановились.
-Ты заметил? Да, ты тоже заметил, - рассмеялась она.
- Мы все младше и младше…
- Моложе и моложе!
- Нам лет под пятнадцать.
- Легко! О, игра…
Дорожка привела их арке. Из чего та была сделана и по какой причине зависла в воздухе их не интересовало. Их привлекла лишь блестящая вывеска над аркой «Игра».
- Мы играем? – неуверенно спросил он свою спутницу.
- Играем, - повлекла она его сквозь арку.
-Постой. Но вдруг нас разлучат? – раздался его гулкий под сводами голос.
- Мы найдем друг-друга. Мы как магниты.
Их раскидало по разным краям игрового поля, но в чем заключается игра, они поняли в одно и тоже время.
- Крестики-нолики… - задумчиво произнесла она, вспомнив свое детское увлечение.
- Откровенность против равнодушия, - понял он, обзаведясь случайными знакомыми из той и другой армии.
Они видели, что строй равнодушия быстро душит любую откровенность. И город уже почти весь покрылся жирными нулями.
Влюбленные, на бегу рисуя кресты, неслись навстречу друг к другу, но она вдруг споткнулась, и на нёе успели накинуть ноль.
Он нашел её почти безжизненную, опустившую без сил руки на скамейке. Заглянув в глаза подруги, он испугался той темноты, что царила там.
- Как? Они затушили факелы.
-А это ты…- прошелестела она.
- Маленькая, смелая девочка, - обнял он её за плечи, - как же мне тебя вернуть?
Она его словно не слышала:
- Я поняла одну важную вещь: откровенность делает нас слабыми и беззащитными. Будь откровенен и тебя раздерут при любом удобном случае, потому что ты расплавил все свои щиты нежностью, сжег плащи-обманы в теплых фразах и гуляешь в рубашке на распашку, вместо того чтоб надеть броню.
- Глупости! Глупости! – закричал он и отбежал от неё на несколько шагов.
- Мы сидим в занавешенной пыльной комнате? Открыл бы ты окно, - не меняя положения, попросила она.
- Окно? – он посмотрел в затянутое тучами небо, опускающееся все ниже и ниже и усмехнулся, - окно значит.
Достал из кармана складной ножик и, подпрыгнув к небу, с размаху распорол его серое полотно. Лоскуты опускались на крыши домов, висли на кронах деревьев, в беспорядке падали на асфальт и город казался заброшенной площадкой съемок какого-то муторного фильма.
Но влюбленные этого не видели, потому что из-за вспоротых штор показалось солнце, и он заспешил набрать в ладони безграничного солнечного тепла и умыть свою подругу.
Наградой ему был её смех.
-А, как щекотно! Чем ты меня умываешь?
-Солнцем, любимая, солнцем.
Подставив лицо солнцу они сидели, крепко взявшись за руки, на скамейке.
- А я ведь не усела до тебя добежать… И откровенность проиграла… - заговорила она, расчерчивая песок на квадратики носком кроссовок
- Нет, нет, нет. Она ещё не проиграла. Посмотри в небо.
- Мы…
-Да. И мы ещё поборемся.
- И все добровольно поскидывают латы.
- Без исключения.
-И мне не страшно будет рассказывать сказки первому встречному.
-В котором узнаешь чуть позже друга.
-Ничуть не страшно.

- Смотри, закат раскинулся крестом.

cочувствуя.

Понедельник, 04 Мая 2009 г. 18:09 + в цитатник
В колонках играет - Dark Sanctuary - Valley of the Pain.mp3
Настроение сейчас - февральский туман

 Последнее цветение - уже не помню, чье - опустило голову тяжелую в ладонь, и запело тихо, мне напоминая утренней росы в фиалках перезвон. Я помню миг, который бесконечно длился, - тогда летели на свободу души, солнце обгоняя; я помню, силуэт на Небе появился, фосфоресцируя, неистово сияя. Я помню, как смывала кровь с головки золотистой, когда носили воду маленькие руки - прозрачную, холодную и чистую, а виноград, благоухая, жалостно развеивал всю скуку, -

сочувствуя.

Действительно, ведь не осталось больше ничего, как кроме родника беззвучных слов и утешенья; то извиваясь бурным ручеем, то гладью - он не прекратит своего теченья. Обнимая, прикасаясь, исцеляя и сострадательно молча, и, ощутимо раны заживляя, сплетается с душой душа -

сочувствуя.

Но ведь бывает так порою, что нечего сказать, и даже не о чем молчать; но ведь бывает, - опустевший взгляд скользящий не позволит продожать. И лучше в невидимку превратиться, и лучше бы исчезнуть насовсем; утешеньем можно даже худшего добиться, словами можно сделать еще больней, -

сочувствуя.

 

Задерну занавески от сиянья шепотом
и уйду гулять, -
я больше ничем не смогу тебе помочь.

Ты будешь сладко спать.
Спокойной ночи, Ночь.



рифмоплетство - случайное.

Четверг, 16 Апреля 2009 г. 23:36 + в цитатник
В колонках играет - Йовин - Последние строки.mp3

Настроение сейчас - правда, что любовь - выше всех законов?..

 [я как-то давно поссорилась с рифмой, а сегодня ночью она прилетела сама и послушно легла на строки - я сама не понимаю, как. Она здесь совершенно случайна. Весна, не иначе, требует самого лучшего]

 

 Мы уснули в сладости, нежно-приторной, необъятной – волнистой, пропали, исчезли за занавесью, за дымкой серебристой. А знаешь, нас ищут зачем-то, и зовут, и по имени даже.. слышишь, слышишь? – а нет, показалось. Побежали – посмотрим на наше безумие. А ты странно дышишь – фиалками, солнцем, и кофе, и хмелью, - ведь это Весна нас балует душевной оттепелью, ведь так? давай, вслед за бесконечным завтра, но чтоб без потерь – стерегись бездны синей, там, где бушует метель вчерашней Зимы и таких странных, невиданных снов, еще не просмотренных, - не надо, не трогай, постой. Бежим дальше, выше, и свет застилает глаза, и странник чудесный нам машет, и чья-то улыбка, и чья-то слеза – сладкая. С разбега по радуге, в бесконечности падаем вверх, стремительно – законы неписаны, и у этой земли притяжения нет. Все выше, все выше, - в сплетения звезд, и солнечное, и молочное – как заповедал Ницше? А как, я не помню. да что там возвышенность слов! нет, все же не слушай, не бойся, не берегись сладких снов. Лучами согреты, небесным путем проводимы, в сиянье одеты, и западным ветром гонимы.

Вот, вот она, гляди, - молочная. И пахнет она свежей травой, и золотится – одуванчиком. Совсем у ресниц, веточка Весны цветочно-вишневой в хрустальном стакане. На этот раз обнимет, подышит, согреет, и – поверь – не обманет. Я так люблю её – зелено, утренне и безмятежно, я так люблю ее, так странно и чудно, - так нежно; я так люблю ее.

Ты только оглянись, как хорошо вокруг, как все цветет, поет, и пахнет, и сияет. Вдыхай и выдыхай – проснись, мой друг! – как все смеется, льется, как живет, как оживает. Возьми Апрель за руку, распахни душу и закрой глаза – увидишь лучше. Но не ищи свет впереди, напрасно, - нет, не прикасайся, а оглянись без страха – свечка за спиной. Тепло, ты лишь не сомневайся. Хрустальная печаль уходит – а куда? В миры иные, наверно. А в отражении – лишь чистая вода, степи льняные, Небо – внутривенно. А где-то мягкий свет, над головой, - теперь ты только ввысь стремись. Они со мной, а я с тобой, поверь-поверь, проснись. Прошу. Глаза не открывай, так лучше видно, так чище внимаешь. Душой смотри и сердцем, чувства расплети, и отпусти, - ты понимаешь?

 

И тишина, и чистота, и безмятежность – мы выше всех, и наша радость – совершенная нежность. А кровь, воспаленная любовью ко всему живому, – и мертвому! – кипит и бродит, как вино, и слезы сладкие прозрачной болью смывают раны, - не-ре-аль-но-е кино.

Не смей не_быть, поднимись, очнись, не стоит бояться. Мы будем жить, - ты знаешь, будем жить! – пока еще можем, пока еще можем смеяться.

 

 




Процитировано 4 раз

Ночное-Небесное.

Пятница, 10 Апреля 2009 г. 23:42 + в цитатник
В колонках играет - Айрэ и Саруман - А Элберет Гилтониэл.mp3

Настроение сейчас - Цветаева, английский чай с молоком и весна.

 Всплески и выплески - чудные мысли. Пронесенная через всю мою длинную восьмилетнюю жизнь любовь -  без_памяти, без-памятство, без_памятная любовь к Небу. Короткая вспышка длиною в одну сотую секунды - вечность, без_памяти повторяющаяся, несящаяся и несящая в себе пространство, и то безграничное-нечто, что в слова не укутаешь.

 - А ты могла бы прикоснуться к Небу?

Нет, сколько ни расти - ни умом, ни мыслями. А если вот так, по-детски: "Сколько ни ставь..." - с горделиво-скромным добавлением: "Вот если бы сто меня, тогда - может, потому что я ведь еще, наверное, вырасту...". И, одновременно: "А если одна на другую сто фарфоровых фигурок, выйду - я?" И ответ: "Нет, потому что я - живая, а они фарфоровые".

Недосяжно. - Это украинское слово, непереводимое.
Небо для меня - недосяжно. Наверное, поэтому и непереводимое. Потому что для меня - и только для меня - оно недосяжно. Можно перевести - но значения не будет. Будет непонятно, отчего мое Небо - недосяжно.

Небо было здесь, и я была здесь, и между нами - ночь, и чернота ночи и чужой комнаты, и эта чернота неизбежного-недосяжного пройдет - и будут наши оба здесь. Небо было здесь, и я была здесь, и между нами - все блаженство оттяжки.
О, как я в эту ночь к Небу - летела! (К кому так - когда?) Но не только я к нему, и оно ко мне в эту ночь - через всю черноту ночи - летело; ко мне одной - всем собой.
Небо было здесь, и я сейчас его увижу. Здесь и сейчас. Такой полноты владения и такого покоя владения я не ощущала никогда. Это Небо было в мою меру.

Небо здесь, но я не знаю, где, а так, как я его не вижу, то оно совсем_везде, нет места, где его нет; я просто в нем, а оно - во мне.

Небо здесь, и его - нет.

 

 

 

 

 


Просто.

Среда, 08 Апреля 2009 г. 23:14 + в цитатник
В колонках играет - Мельница - Огонь.mp3
Настроение сейчас - зелено-чайное

[ - Как сказать одним словом "чудесный" и "усатый"?
 - Та-ра-кан!
 - Да нет же! Чудесатый! Чудесатый кот.
 - А-а.. Хотя и чудастый таракан - подходит.
 - ^^...]

По столу разлито сливовое варенье, слова по нему бегают, путаются, увязают, как в сладкой трясине.

Нас окружает дымчатое забвенье, мысли в нем летают сонно, бессвязно; полно всяких следствий - и нету причины.

Господин Парадокс, поменяй, покрути, смени в сторону, твои кривые прямые и пересекающиеся параллели, квадратные шары и Небо под ногами, и еще черт-знает-что...

До чего же все таинственное и неизвестное притязательно волшебно. Не остаться бы только без носа от любопытства!

/учу и зубрю, заучиваю и зазубриваю, и, кажется даже, совсем не боюсь предстоящих экзаменов и сессии/



>>

Воскресенье, 05 Апреля 2009 г. 18:24 + в цитатник
В колонках играет - ...she rules until the end of time, she gives and she takes...

/сказка ли, выплеск ли, зарисовка ли?
навеяно ночью самой госпожой Ночью, тенями на стене и их смехом.
девочке с шелковым сердцем -- Бри,
в честь дня ее рождения
посвящается./

 

…снова плакала и бросала тени на уличные крыши. Ее сердце сжалось от вида прохожей старухи, которая так сильно скорчилась от старости, что даже этой темной мартовской ночью видно было, как ее окоченевшая от долгих лет рука дрожит, удерживая трость из крепкого дуба. Девочка играла тенями на  крыше… Старуха плелась по темной улице. Она вызывала ужас и отвращение своим неопрятным и дряхлым видом, но девочка ощутила боль.

Луна светила так, словно кто-то зажег все фонари и светильники мира, чтобы она потеряла свое влияние над этим городом, который был усеян крышами, домами, сплетенными паутиной, дорогами и трехцветными светофорами. Облака совершали долгие и замысловатые превращения, путешествуя и соединяясь, сгущаясь и заслоняя собой пятнистый, но все-таки лучезарный в пределах туч, образ Луны...

Девочка плакала, и никто не  знал причины ее слез. Казалось, она совсем отчаялась, и лишь эта игра теней, промокших в ее слезах, способна утешить ее. Тени не имели лиц, и лишь их силуэты каждый раз вновь поднимались к Луне, а потом, когда очередная тень исчезала в густоте лунных туч, она доставала ее из своего большого заплатанного кармана и выпускала играть. Но каждый раз она не переставала плакать. То с нарастающим всхлипыванием, то тихо и даже, бесшумно, она катила свои слезы, как по написанному кем-то сценарию, выпуская снова новую тень.

Казалось, это продлится всю ночь, и эта, мастерски созданная карусель теней, будет продолжаться вечно.
Тем временем старуха шла, медленно и ровно, скорчившаяся и отвратительная, с покачивающейся головой и орлиным клювом. 
Вдруг, на самом краюшке крыши появился мальчик, который, передвигаясь с ноги на ногу, как цирковой акробат идет по канату, удерживал руками равновесие. Его смольные кудрявые волосы падали на большое белое жабо. Его глаза, большие и печальные, смотрели на девочку, которая перебирала тени, будто то были - не настоящие человеческие души, а семена ячменя или гречневая крупа, размером с бижутерные бусы. Он смотрел на нее и смеялся. Его лучистый смех, казалось, слышал весь подлунный мир, но лишь маленькая  плачущая девочка и горбатая старуха видели его глаза, в которых  отражалась печаль.

Они смотрели друг на друга, не отрываясь, – она плакала, а он смеялся, и вдруг свет, яркий и красивый, стал литься с середины улицы, прямо напротив дома стой самой крыши, на которой встретились Плачущий в жабо и Смеющаяся с тенями. Они смотрели друг другу в глаза и за какое-то мгновение рассказали друг другу все причины этой сказочной ночи первого весеннего полнолуния. Но свет коснулся их глаз, и тени перестали вылетать из кармана девочки. Плач девочки прекратился, и мальчик в жабо больше не смеялся.


Старуха держала в руках большой светящийся солнечный шар. То был будто украденный солнечный диск, затерявшийся на земле… Может, это и было Солнце, - это теплое, радостное и доброе солнце. Но оно сияло так красиво, что мальчик в жабо потерял равновесие; когда девочка попыталась удержать его, ведь ей всегда удавалось так искусно обращаться с фигурами теней, - вытаскивать их и отпускать, играя под лунные ноктюрны. Но луна быстро скрылась со светлеющего неба, и они сорвались с  крыши, разбившись в дребезги, как хрустальные цветки анютиных глазок...




Процитировано 1 раз

Суббота, 04 Апреля 2009 г. 23:12 + в цитатник
В колонках играет - Земфира - Сказка.mp3
Настроение сейчас - Фенрире делает погоду ^^

 -- Ну что ты, не плачь. Выпей, тебе станет легче.
Он протянул стакан воды. Она сделала глоток пополам со слезами.
-- А теперь смотри…
Он взял стакан из дрожащих рук и поднял в воздух.
-- Смотри…
Сквозь стакан, воду, комнату и окно было видно черное ночное небо и несколько звезд.
-- Хочешь еще глоток Неба?

***
-- Чай? Кофе?
-- Свет!
Зажгла свечу, поставила перед ней стакан с водой и щелкнула кнопкой выключателя.



когда-нибудь-угаснем.

Четверг, 02 Апреля 2009 г. 00:01 + в цитатник
В колонках играет - Мельница - Двери Тамерлана.mp3

Настроение сейчас - ...настроение?..

/всем_моим/

 ...один человек с глазами цвета виски как-то говорил: "Нельзя себя недооценивать, но и переоценивать также не стоит. Нужно себя просто ценить, тогда и другие станут ценить тебя". Вискиглазый, говори хоть бесконечность, ты всегда будешь прав. Действительно, как можно относиться к человеку, который постоянно и без видимой на то причины занимается самоунижением? ну вот скажи -- как? ответь, вискиглазый, если можешь. Вводить ему тепло внутривенно или запахи персика сквозь хрупкие кости, или шоколад_подкожно. Или просто светом мягких слов озарять кончики волос, step by step, фонарик в руке всегда дожен быть напоготове, стеклышки протерты, в другой руке оранжевые спички -- держать крепко-крепко. Зачем нам это нужно? а не обольщайтесь - ответ банален: п р и я т н о.

Ну что же, прозрачные мои, хватит у вас света? - на всех этих депрессирующих, ноющих, вечно недовольных жизнью комков уныния, которые спят в гнездышках печали на воздушной перине вздохов, и, как ненасытные птенцы, требуют побольше сказок, и слов "все будет хорошо", вопят: "Яви мне чудо, недостойный!", - и все для того, чтобы иметь приятную возможность все это категорически отрицать и думать высокомерно: "Вот все эти существа-то глупые, совсем слепые; мир не так сладок, вон сколько в нем несправедливости! а мы-то умные, мы все понимаем: будем и дальше всю плохую дрянь выискивать, да к сердцу прижимать, чтобы ранила побольней, да плакаться на людей, на мир, на вечный дождь, да сетовать - до чего же жить мне трудно, ах!"

...а мы все ходим с фонариками и красными крестиками на головах между гнездышками, кидаем пригоршнями слова теплые, устало смотрим, как их с жадностью глотают, да еще и шепчем зачем-то: "все хорошо, хорошо будет! разочаровались в людях? совсем вас не понимают, тонкие вы и хрупкие вы? мир слишком жесток для вас? ох... все хорошо будет, время вылечит, только верьте нам, верьте!..."
 - верить? я лучше посмеюсь.

Смеются. Чертики и чертовки, черт бы вас побрал.
Наглотались слов умных-заумных, и не преминут возможности блеснуть ими by-the-way. но что слова -- что они? даже если поверхностно их не понимают, что уж говорить о глубинном смысле; только сочетания букв -- красиво, да.  смотрят на нас_усталых сверху вниз и фыркают: "очки розовые нацепили, улыбаются-смеются тут, лучиками питаются. ничего да они не смыслят -- пусть еще о чудесах болтают сколько влезет; чем бы дитя не маялось. а мы тут умные, пока послушаем их бредни, понаслаждаемся, да когда слишком уж разойдутся -- срубим под корень. знайте, волшебники слабенькие, реальность нашу жестокую -- все у нас плохо, нигде просвета нет!"

прозрачные, вглядитесь в отражения в озерах их зрачков. я там читаю - и сохраняю. и ведь все это правда, не так ли?
И впрямь, милочка, что ты тут себя, мать Терезой возомнила? раздаешь всем без разбора -- берите, пользуйтесь, а когда угаснет -- за другим придете. Мне то что? - как механизм запрограммировали, так и работает. Но все же, глупая ты, и впрямь в детство впала? всесильной себя возомнила, сказками спасти мир хочешь?! тебе кто-то давал право так думать? каждому встречному даешь. а это уже, дорогая моя, некрасивым словом называется.

боритесь. все будет хорошо. по той простой причине, что иначе быть не может.

 




Процитировано 5 раз

***

Понедельник, 30 Марта 2009 г. 21:12 + в цитатник
В колонках играет - Земфира - Итоги.mp3

 

независимо от того, насколько сильной кажется тебе твоя любовь к человеку, когда лужа крови, струящейся из его раны, растекается по полу настолько, что едва не касается тебя, ты невольно отстраняешься.
(Ч.П.)

***

А сейчас ты расскажешь мне свою историю. Вернее напишешь. А потом еще и еще раз. Ты будешь повторять одно и то же на протяжении всей ночи. И тогда ты поймешь, что теперь все это - лишь рассказ. Рассказ о прошлом. Осознав, что твои горести превратились в пустые слова, ты сможешь с легкостью плюнуть на все, что было, и обо всем забыть. А потом спокойно решить, кем ты хочешь стать... 


Солнцу.

Суббота, 28 Марта 2009 г. 23:47 + в цитатник
В колонках играет - Йовин - Шекспир.mp3
Настроение сейчас - что-то неисчерпаемое

"...Из кувшина через край
льется в Небо молоко..."
(Мельница)

 А утро было солнечным и чудесным. Его, собственно, еще и не было,
но вот-вот оно должно было уже быть. Его еще не было здесь, в темной комнате, но там, в другом мире, вне комнаты, оно уже было.
И Солнца там было так много, что ему не хватало места. Сквозь оконные щели оно прорезалось в темноту комнаты узкими и длинными лезвиями
с прозрачными рукоятками, целым веером натянутых и горячих солнечных шпатагов,
и миллиарды разноцветных порошинок вихрились, роились и дрожали в солнечных лучах.

Сейчас, сейчас... должен был прити новый день.
И это было неописуемо радостно.
День просто вошел сквозь окно -- вмиг и прекрасно.
Оставалась для завершения картинки открыть оконные рамы,
и тут же ароматы и звуки утра -- примятая трава с росой, птичий щебет -- ударили в комнату вслед за Солнцем.

Как это странно, чудно и прекрасно -- радоваться новому дню.



--- --- ---

Четверг, 26 Марта 2009 г. 22:07 + в цитатник
В колонках играет - Dark Sanctuary - Preludia, Interludia, и т.д. по списку...

Настроение сейчас - Так от нежности все-таки умирают?..

Затаив дыхание, наблюдать, как тонкие пальцы прикасаются к черно-белым клавишам -- волшебно.
Льется свет, ноты переплетаются с дрожащими молекулами свежего воздуха,
в пространство вливается нежная мелодия, прозрачно-серебряное сияние
и запах старинных кремовых роз под названием "Мартина Донель".

Запоминаются только сны... и разноцветные дверки памяти гостеприимно открываются,
предоставляя взору только то, что незапятнано.
В этот раз не будет страшно оглянуться назад, под стражей Музыки. Твоей Музыки.

Я возьму сейчас зонтик и выйду под дождь, собирать для тебя Небо в лужах.
Оно так щедро сыплется мне в руки,
оно такое же открытое и улыбчивое, как и Солнце... как и все в природе.

А ты знаешь, у меня темнеют волосы! До сих пор не понимаю, отчего так,
но мне кажется, -- это от твоей музыки. Они "возвращаются" на несколько тонов назад 
и скоро станут каштаново-медными. Это хорошо?

 


-

Суббота, 21 Марта 2009 г. 22:18 + в цитатник
В колонках играет - ...все ходики ходят, приемники включены, струны играют...

Настроение сейчас - кофе

 

Давай за лапку, и вприпрыжку по радуге,
Туда, вдаль, где нет "грязи" и нависающих туч.

Давай за улыбку, и прикосновениями по зыбким стеклянным стенам,
Немного влево и чуть-чуть вправо -- смотри не заблудись!

Давай за золотые ресницы, и нежно, растворяясь в запахе кофейном,
Вверх, все выше и выше, и выше.


Ты чувствуешь?
Мы становимся _выше_ их всех.

 


***

Понедельник, 16 Марта 2009 г. 23:07 + в цитатник
В колонках играет - битлы)

 [ Не знаешь, как убить время? Положи часы на рельсы. (с) ]

 -- Как у нас все замечательно, правда, Принц?

  -- Как никогда замечательно, моя Принцесса.

  -- И ты тоже замечаешь это, да?

  -- Это же невозможно не заметить. На то оно и замечательно.

Мы сидели в уютной кухне на большом подоконнике, держась за руки и прижимаясь коленями, потому что у нас был один коричневый плед на двоих. Рассвет над сонным городом был розово-странным, но все равно чудесным. Сеанс убийства времени прошел на "ура", и теперь можно было с покойной душой и прикрытыми веками наблюдать за его воскрешением бледными солнечными лучами.
Мне вдруг просто показалось, что время бежит слишком быстро и пусто и совсем не так, как хотелось бы. Показалось, что время - это очень страшно. Мгновение, которое мы переживаем и которым никогда не владеем. Давай убьем его, с улыбкой сказал Музыкант. Я уже тогда поняла, что ради меня он может пойти на убийство не только времени... Но мне это безразлично.

Мы сидели и пили поочередно то кофе с мятной карамелью, то английский чай  с молоком, и оба пришли к выводу, что и то и другое -- расчудесная вещь. Еще мы договорились, что Моцарт гораздо гениальнее Бетховена, но я сказала, что это все же от настроения зависит, и ты не спорил. А настроение  у меня такое -- согласное. Со_всем_согласное. Поэтому и вышло так, да простят меня великие маэстро.

На полу лежала, шурша страницами, идеальная компания: Хэммингуэй, Шекспир, Олдингтон и Ремарк, но сегодя мы согласились, что главным будет Марк Твен, ведь он самый беззаботный. Сегодня у нас за окном Англия, желтые фонари и веселый дождь. А еще -- чай at 5 o'clock. Я охотно соглашаюсь с тобой, что битлы -- отличная вещь, и таки вправду отличная, замечательная и по-английски безукоризненная, а ты с удовольствием киваешь в ответ на мой фиолетовый бред, и все спрашиваешь, не сменила ли твоя душа цвет на какой-нибудь менее чудесный, и улыбаешься, убедившись, что это не так, ибо не очень-то тебе и хочется чего-то другого. Да и мне, в принципе, тоже.

"Michelle, my belle... I love you, I love you, I love you -- that's all I want to say..."

  -- Ты любишь меня, Принц?

  -- Нет. А ты меня, Принцесса?

  -- Тоже нет. Как чудесно, правда?

  -- И правда, чудесней некуда!

  -- Значит, с нами ничего не может случиться, маленький Музыкант?

  -- Совсем ничего не случится, моя Художница.

Подумать только, как прекрасно жить -- именно в этот момент, безграничный, бесконечный, необъятный момент, "наш" момент. И таки действительно НАШ. И никакого времени, никакого "тик-так" и "цок-цок", никаких перемен. В воздухе застыла ваниль, и от тебя всегда так красиво пахнет ванилью, и нотами, и чем-то таким мягким, родным, непосредственным. И глаза у тебя по-особенному голубые, и волосы такие редкостные -- золотисто-каштановые, и руки такие нежные, и слова такие мягкие; реальность растворяется в дымке безграничной нежности, Англии, кофе, мятных сигарет и ванили, и легкой музыки.
Охотно соглашаюсь, что Лето бывает хорошее, а ты соглашаешься, что и Март, пожалуй, неплохой парень, если только не хмурится. Сейчас мы уснем на этом подоконнике под ласковой Луной, под той самой что-никогда-не-заходит, а Время оживет и поковыляет, зло оглядываясь, дальше. Ох, берегись, у него теперь, похоже на нас зуб!

"Yesterday... All my troubles seems so faaar away..."

Представь себе, как много изменилось со Вчера. Кто-то умер, кто-то родился, кто-то улыбнулся, а кто-то заплакал, кто-то потерял, а кто-то приобрел, кто-то отдал, кто-то ударил, кто-то пожалел, кто-то упал, кто-то поднялся... А мы сидели, держась за руки, на уютной кухне под теплым пледом.

  -- До чего же прекрасно жить, mon cher ami.

  -- До неприличия прекрасно, ma petite.

  -- Выпьем же за это много улыбок и шестую чашку кофе!

  -- Да! И тост -- за нас. Будем счастливы!

  -- До чего же чудесные слова "будем счастливы", правда, Принц?

  -- Замечательные слова, моя Принцесса!




Процитировано 1 раз

апокалипсис?

Суббота, 14 Марта 2009 г. 00:14 + в цитатник
В колонках играет - Dark Sanctuary - La Clameur du silence.mp3

Настроение сейчас - сейчас вам Фенрире погоду сделает...(с)

  

De profundis...

 

Они никогда не пробовали играть с жизнью в прятки. Даже просто играть с нею не приходилось. Они жили и жили, они просто_жили, одним огромным шагом от рождения и до смерти, ни разу всерьез не задумываясь о том, что в действительности происходит в промежутке, о том, куда_надо идти.

De profundis...

А Никто всегда интересовался тем, что будет после. Никто не пытался влезть в их "нечто", огромный размеренный шаг, который назывался жизнью, но Никто очень хотел увидеть, что будет в итоге, чтобы иметь возможность мудро и спокойно рассуждать своим потомкам - так жить не надо. Или надо, исходя из конечного. Но этот Никто так и не дожил на Земле до этого момента.

De profundis...
И Никто Ничего Не Видел.
Сet enfer... au paradis.

Ведь это был конец начала и начало конца. Его нельзя было ни увидеть, ни услышать, ни прочувствовать.

Тогда, de profundis, только ветер гудел в отдалении. Ветер, который шептал: годы, дни, минуты и секунды сочтены до последнего водораздела, до последнего черного цветения последней отравленной ромашки, до вершины самой высокой горы. Оставалось вздохнуть всего лишь один раз...

De profundis.

Никто больше не осветит дорогу.
И никто больше ничего не узнает.
Этот мир был слишком прост для того, чтобы мы его поняли.

 


>>

Понедельник, 09 Марта 2009 г. 22:34 + в цитатник
В колонках играет - Dir en grey

Настроение сейчас - obsqure

Ай-яй, когда у человека температура, он бредит в тысячу раз осмысленней, чем без нее.
Это равносильно, как "что у трезвого в голове, то у пьяного на языке".

Теряю.
Я что-то теряю. Что-то я теряю. Теряю что-то я.
Все_теряю.
 

Вы меня теряете. Я теряю вас.
Вы меня теряете, но этого никто не видит.
Я все-таки люблю людей. Интеллектуалов, да-да. Так что можешь не беспокоиться.
*сухая улыбка*


Постепенно становится все_безразлично.


А за окном - грязное Небо, мокрый снег, холод.
Весна за окном, да.
А я теряю.

Ну ничего, улыбочки нацепили, глазки нарисовали - и вперед, с песней.
Улыбаемся и машем, господа, улыбаемся и машем... (с)

 


-

Воскресенье, 08 Марта 2009 г. 17:35 + в цитатник
Настроение сейчас - от нежности не умирают? я буду первой..

 

Весна.
Полифонически-многоцветна и симфонически-светла. Она будет музыкальной в этом году.
Облака сонатной формы стряхивают на нас свои си-бемоли, а воздух, насквозь пропитанный излучением сети рондо, затягивает в такт тонким кантатам.

Вопрос. Здесь много Музыкантов? Так давайте же, на всех своих инструментах, аллегро, форте и престо! И желательно с множеством диезов. Нужно в срочном порядке веселить Март, иначе ой как невесело будет...

Одна и та же мелодия в одно и то же время...
Светло. Завораживающе. Фос-фо-рес-ци-ру-ю-ще. 



Paints. моему Прозрачному.

Суббота, 07 Марта 2009 г. 00:31 + в цитатник

 Она только легонько дунула - и слабость улетела, как пушок с одуванчика в летний день. Мне снова все чисто видно, и снова можно самостоятельно управлять змейками боли и грусти, которые что-то слишком часто показывают свои раздвоенные языки. А ты, я гляжу, наоборот, играешь им в дудку вместо того, чтобы наступать.

Обмен ролями в кровавый антракт.

Я вижу, что за окном стекает ручейками талая вода, грязный снег; что просыпается Солнце и Небо; что зелень тянется вверх.
Смотрю сквозь тебя на свет, пытаясь поймать лучи, - ведь когда-то ты был Прозрачным. Тоже.
Тогда еще твою душу можно было просмотреть насквозь и видеть незапятнанные предметы, даже если они таковыми не были. Так странно, твоя оболочка все стирала. Это можно было назвать "утешением".
Глядя теперь сквозь тебя, я вижу странную правду: вместо талой воды - грязная кровь, вместо ноздреватого снега - грязный сахар, вместо зелени - чернь.

Мы поменялись ролями. И, ты знаешь, мне страшно.

Прости, мой Прозрачный. Я боюсь пораниться твоими мыслями.


.

Четверг, 05 Марта 2009 г. 21:20 + в цитатник
В колонках играет - ...переменчивы все вещи в странном мире человечьем- постоянны мягкие мурчащие коты...

Темноволосый  мальчик небрежно рассыпал на крыше свои чудеса, и они, радуясь коротким мгновениям свободы, бегают взад-вперед на своих пушистых ножках. Маленькие, вредные и непослушные, они бы улетели, если бы могли, да крылышки еще не отросли. А прыгнуть вниз не решались - боялись высоты.

Он прежними небрежными движениями заплетал мне в волосы ароматы кофе и своих чудес.
Он просто прекрасно знал, что любую пустоту можно при желании заполнить, любой клочок пространства - разорвать на части, любой лед - растопить.
Держа под мышкой целый ворох тех пыльных истин, которые банально зовутся бесспорными, он странствует по Небу, тихо нашептывая облакам сказки.
А если кто-то кинет несколько слов _против_ -- из зависти или от нежелания к согласию -- он тут же обезоруживает истиной.
А еще он знает о настоящей вечности,  и даже был там несколько раз, но всегда возвращался -- всегда с другими словами.

Сегодня звезды падали снизу вверх, чтобы не ранить сердце земли.

Сегодня Весна была так_близко...



Поиск сообщений в Monica_Morelli
Страницы: 5 4 3 [2] 1 Календарь