-Видео

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в BORGOD

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 1) Live_Memory

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 20.03.2013
Записей: 38
Комментариев: 7
Написано: 333

Запорожские казаки.

Дневник

Четверг, 10 Июля 2014 г. 23:10 + в цитатник
Сечевики - побратимы мушкетеров
«Виват, запорожцы!» — именно так кричал храбрый мушкетер Шарль дю Бас (гасконец д’Артаньян) после того, как пала неприступная крепость Дюнкерк.
Следует напомнить скептикам, фальсифицирующим историю и пытающимся унизить казаков, показывая их разбойниками и гуляками, чтобы они прочитали выводы из исследований зарубежных авторов о том, кем в действительности были запорожцы. Настоящая историческая фигура казака не всем нравится. Может, кто-то не хочет, чтобы в исторической памяти народа были запечатлены красивые и мужественные фигуры воинов в замечательных доспехах возле красивых коней, или не хочет помнить, что к этим воинам-рыцарям приходили за помощью послы от самодержцев Испании, Франции, Польши, России и как смело эти воины защищали свои и чужие границы.
Казацкий характер овеян легендами. Однако теперь почему-то поверхностно судят о жизни и славе казаков, наделяя их, по большей части, отрицательными чертами. Образ казака, по мнению современников, в очень широких без меры шароварах, сорочках-вышиванках и в красных сапогах превратился в ярмарочный персонаж. По-видимому, долго смеялись бы наши пращуры, если бы увидели в те времена такое посмешище. Досадно, что всячески выпячивают чрезмерное увлечение казаков водкой. Кое-кто даже гордится этим. Хотя французский инженер и историк Г Боплан, описывая употребление спиртных напитков казаками, подчеркивал:
«Это бывает лишь во время досуга, потому что когда находятся в военном походе или задумывают какое-то важное дело, придерживаются необычной трезвости... Во время походов этот люд очень сдержан, а когда найдется между ними в походе какой-то пропойца, атаман сразу же приказывает выбросить его в море». Следовательно, за пьянство в походе — смертная казнь и все, кто принимал в нем участие, об этом знали. Рыцарь, даже на гулянке, оставался рыцарем.
Казак погибал в бою с врагом, а если оставался живым, то, несмотря на военное лихолетье, становился долгожителем. Разве могли сечевики одерживать свои блестящие победы на суше и на море, если бы все время пьянствовали? Но разве мог себе позволить казак пить-гулять, если его постоянно подстерегала опасность, и он должен быть готовым к встрече с врагом в любое время, чтобы отбить нападение, защитить не только себя, но и свой дом, землю, отчизну?
К этому следует добавить, что такой водки, которую сегодня употребляют, не было в то время. Казаки пили варенуху медовуху, вишневые и тыквенные напитки, ореховые и грушевые наливки, а также напитки из клюквы, облепихи, шиповника и тому подобного. Современная водка крепостью в 40 градусов, по-видимому, свалила бы с ног воина-запорожца, ведь любимая казаками варенуха имела не 40, а лишь 22-25 градусов. Такой, несколько хмельной напиток не вызывал синдрома похмелья, потому, когда казак выпивал кварту-вторую, мог танцевать полдня гопак или хорошо упражняться в стрельбе. У себя в Запорожской Сечи казаки пили вино из ритуальной чаши-побратима, которая имела две ручки и сохранялась у кошевого. Пили и передавали друг другу по кругу, приговаривая: «Один за всех и все за одного». Интересно, кому первому принадлежит это высказывание: казакам или мушкетерам, с которыми они были в приятельских отношениях во время осады крепости Дюнкерк?
Город-крепость Дюнкерк был важным портом при входе из Северного моря в Па-де-Кале и Ла-Манш. В течение 10 (!) лет прославленные французские мушкетеры не могли завладеть крепостью, которую заняли испанцы. Их никоим образом нельзя было оттуда выбить: погибали тысячи людей, а крепость оставалась в руках врага. Дюнкерк был неуязвимым с суши и с моря: опоясанный глубоким рвом, наполненным водой, с высоким валом, на котором было размещено десять бастионов — все это делало его неприступным.
Французское правительство в лице кардинала Франции Джулио Мазарини искало силу, которая бы овладела этим городом-крепостью, да еще и дешево, а потому обратился через своих послов и офицеров к знаменитым в Европе рыцарям — украинским казакам с просьбой помочь взять Дюнкерк.
В свое время известный Г Боплан, будучи в Варшаве в 1644 году, в разговоре с французским послом в Речи Посполитой графом де Брежи предложил нанять запорожцев. А тот заверил кардинала Мазарини, что казаки — «очень отважные воины, неплохие наездники, совершенные пехотинцы и особенно они способны к защите крепостей». Впоследствии, в марте 1645 года атаман Иван Сирко ездил в Фонтенбло обсудить соглашение, согласно которому французское правительство нанимает на службу 2600 украинских казаков (1800 пехотинцев и 800 конных). За свои военные услуги казаки должны были получить по 12 талеров каждому и по 120 — полковникам и сотникам. В сентябре 1645 года запорожцев переправили в поход морем из Гданьска (Польша) в Кале (Франция). Казаки принимали участие в войне Франции против Испании за Фландрию. Шла речь о политической выгоде для короля Франции, в частности, за присоединение некоторых районов испанских Нидерландов и части Саксонии.
Объединенные французско-казацкие войска сначала захватили окружающие города. Австрийские союзники французов пытались прорвать окружение, но напрасно. Тогда за дело взялся атаман Сирко, возглавлявший этот поход. Он внимательно осмотрел крепость и был поражен сложной системой оборонных сооружений вокруг нее: в руслах мелководных рек выкопаны каналы, а все побережье окружено укреплениями. Шлюзующийся вход в город охранял форт «Мар-дик», впереди возвышался мол со стеной и грозной лоцманской башней, из которой выглядывали десятки пушек. Такую твердыню могло захватить разве что тридцатитысячное войско. Казаки поставили условие, что будут действовать самостоятельно. И французское командование дало согласие не вмешиваться в их стратегию и тактику. Тогда Иван Сирко привез к стенам крепости двумя французскими фрегатами лишь 2200 казаков. Французские генералы были крайне удивлены. Изобретательные казаки использовали прилив моря. Но поздно вечером три быстроходных пиратских брига догнали и окружили казацкие фрегаты. Атаман дал команду вывесить белый стяг, что означало капитуляцию. А дальше все произошло мгновенно. Пиратские бриги пошли на абордаж. Испанцы высыпали на палубу, а там — ни души. Они спускались в трюм и больше не поднимались. А когда на палубе поднялись паника и растерянность из-за исчезновения части пиратов, Сирко пронзительно свистнул. Запорожцы с диким рокотом выскочили на палубу и захватили испанцев, среди которых оказался и командир форта «Мардик». При условии, что ему даруют жизнь, он провел казаков на своих кораблях в гавань и открыл форт. Произошло так, как рассчитывал гениальный казацкий стратег. Врата города-крепости отворились, и запорожцы ворвались туда, полностью захватив форт «Мардик», и из его пушек открыли огонь по лоцманской башне и других фортах Дюнкерка. Главная часть запорожцев заняла улицы и площадь города. Везде гремело громкое казацкое: «Слава!». А с восходом солнца над Дюнкерком уже реял флаг Франции. Казаки вернули королю наиболее сильную крепость в Европе и взяли 7 тысяч пленных.
Горожане радостно встретили запорожцев. Они уважали их за гуманное отношение к жителям и военнопленным испанцам. Вскоре в освобожденный Дюнкерк вступила королевская армия принца Конде, неоднократно пытавшаяся взять этот форт.
Французский историк и путешественник Пьер Шевалье, который был офицером при одном из отрядов запорожских казаков под Дюнкерком, описывал боевые подвиги запорожцев так: «...Французским войскам не приходилось воодушевлять их воинственностью, потому что им хватало естественной смелости».
Но запорожцев ожидало разочарование. Кардинал Мазарини отказался выплатить деньги по соглашению, мотивируя это тем, что крепость взята «не по правилам ведения войны...». Ведь запорожцы применили хитрость и смекалку, боевую дерзость и полностью использовали фактор неожиданности. Атаман Сирко был вынужден ехать в Париж за деньгами, которых пришлось ожидать 10 месяцев. Он жил у французского принца Конде, а казаки, приехавшие с ним, в казармах мушкетеров. Известно, что атаман Сирко учил французских мушкетеров зажигательному украинскому танцу «казачок» — произведению боевого искусства, которое занесено в реестр лучших европейских образцов.
Хитрый кардинал, возможно, был заинтересован в том, чтобы запорожцы осели на французской земле, потому что кораблей для возвращения казаков не давал и обещанные деньги не выплачивал. Атаману Сирко пришлось еще задержаться в Париже (осень 1647 и весна 1648 годов). В это время он читал в Сорбонне лекции по истории Польши и Руси-Украины (на латыни). Наконец, в мае 1648 года казаки получили деньги от короля и принялись собираться в дорогу. За это время случилась неожиданная вещь. Почти половина казацких рыцарей нарушили обет и поженились с француженками. На что атаман Сирко заметил: «Казак — рыцарь. Должен женщину уважать. Да еще женщину-мать...» А потому женатым велел остаться во Франции. Часть казаков была отправлена в Лотарингию и расквартирована у гостеприимных французов.
Кораблей победителям так и не дали, поэтому тысяча казаков, «свободных» от женщин, отправилась на Украину... пешком через Голландию и Германию. В Голландии их опять задержали и расквартировали, как трудовую силу, по хозяйствам вдов. Казаков рисовали фламандские художники, существует версия, что, возможно, и сам Рембрандт.
Слава запорожцев в Дюнкерке еще раз убедительно свидетельствует об их храбрости, изобретательности, честности и чувстве долга. Казаки были людьми мужественными, сердечными, чистыми. Доброта и бескорыстие, щедрость и совесть, уважение и чуткость — добродетели, присущие запорожцам.
Но самым главным является то, что казачество выполнило возложенную на него историческую миссию — спасло украинский народ от гибели. Создав вооруженные силы для спасения самих себя, казацкий народ никогда не стремился захватить чужую землю (ведь было множество возможностей и поводов), а использовал свое военное могущество лишь для защиты Родины, освобождения ее от чужеземного порабощения.
Говорят, что народ, который не знает своего прошлого, — лишен своего будущего. Шотландцы, немцы, испанцы и другие великие исторические нации никогда не позволят никому насмехаться над своей историей и обычаями. Богатство каждого народа является истинным, когда каждый человек знает о своих потомках и гордится своим прошлым!

Метки:  

 Страницы: [1]