-Музыка

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Bez_imeni_BOMZH

 -Интересы

жир растительный какао порошок кровь сухая цельная мозги дробленные мука соевая дезодированная онтиокислитель - токомис ороматизатор идентичен ахе сахар эмульгатор - лецитин сыворотка молочная сухая

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 16.05.2006
Записей: 286
Комментариев: 833
Написано: 514

Дневник-то старый, однако

Бред Питт без штанов

Вторник, 30 Мая 2006 г. 09:01 + в цитатник
Любуйтесь
 (350x291, 23Kb)

Инструкция для драконов

Вторник, 30 Мая 2006 г. 08:58 + в цитатник
Быть драконом – занятие столь же увлекательное, сколь и опасное. Почти каждый дракон из книг или фильмов рано или поздно проигрывает гораздо более слабому герою и погибает. Неважно, насколько умными, могучими или бесстрашными авторы считают своих драконов – все они раз за разом совершают типичные ошибки, избежать которых сумело бы даже в сотни раз менее мудрое существо. Ну а поскольку ваш покорный слуга сам является драконом, им и было составлено это небольшое пособие.

1. Я буду летать высоко. Пусть все меня видят, зато никто не сможет похвастаться, что сбил дракона отравленной стрелой.
2. Поскольку я умею летать, меня вряд ли будут привлекать пещеры, подземные храмы и дворцы, где главное преимущество дракона становится бесполезным.
3. Я не стану похищать принцесс. Всегда можно найти столь же вкусную зверушку, в погоню за которой король не отправит все свое войско.
4. Даже если я умею дышать огнем, я никогда не стану приземляться на землю перед рыцарем и шумно втягивать в себя воздух. Лучше я приземлюсь позади рыцаря и хлестну его лошадь хвостом
5. Поселившись на новом месте, я первым делом полечу в ближайший город, найду там уважаемых людей, вежливо приглашу их в логово и объясню, что золото и драгоценные камни спрятаны не здесь, а в тайнике, найти который сможет только живой и здоровый дракон, то есть я.
6. Я не стану беседовать с героем, пока не буду твердо знать, что других героев поблизости нет. Если узнать это затруднительно, то я вообще не стану беседовать с героем.
7. Если в тихой, богатой земле, куда я только что прилетел, нет ни одного дракона, я трижды подумаю, прежде чем строить тут логово.
8. Я не стану расставлять по окрестностям плакаты: “Осторожно, злой дракон!”. Там, где в таких плакатах может возникнуть нужда, все равно никто не умеет читать.
9. Я никогда не построю логово менее чем с тремя выходами. При этом второй выход будет вести в жерло вулкана.
10. Помня, что драконье пламя способно сжечь рыцаря в полном облачении за сто шагов, я не стану подходить к нему ближе. Все жареные рыцари пахнут одинаково.
11. Даже если обстоятельства потребуют от меня временно превратиться в человека, я не стану навязываться в спутники к герою и затем вытаскивать его из переделок. Если бы герой превратился в дракона, он бы не стал вытаскивать из переделок меня.
12. Когда местные маги объявят награду за вырезанные из моего тела органы, я просто сброшу в центр города мешок с золотом, к которому будет привязана записка, что за каждую голову мага доставивший ее получит такой же мешок.
13. Я никогда не буду охотиться на крестьянский скот. Вместо этого я через подставное лицо куплю большую ферму и договорюсь о поставках продовольствия.
14. Если несколько враждебно настроенных героев приходят к моему логову и один из них держит странный светящийся меч, я не стану на них нападать. Я буду издали следить за врагами, а ночью сброшу на их лагерь скалу с высоты полумили.
15. Когда на тропе, по которой я хожу на водопой, охотники решат тайно выкопать яму, я подброшу им свиток пергамента с несложными расчетами. Яма 9 х 9 х 5 – это примерно 400 кубометров грунта, или несколько месяцев работы большой группы землекопов.
16. Если у врагов появился могущественный артефакт, обладающий властью над драконами, я не стану пытаться им завладеть. Я отправлю за ним десяток искателей приключений, пообещав им груду золота в обмен на талисман, а сам улечу подальше.
17. В моем логове будет постоянно жить африканский лев. Для дракона он не опаснее кошки, зато если охотники решат устроить ловушку, пока меня нет дома, их будет ожидать большой и голодный сюрприз.
18. Принцип обратной связи работает всегда. Если охотник использует пойманного драконыша как приманку для ловли меня, то я, когда спасу малыша, смогу использовать его как приманку для ловли охотников.
19. Если мне действительно потребуется устроить себе логово в общедоступном месте, я позабочусь, чтобы оно представляло собой громадную пещеру зловещего вида со входом в виде разинутой драконьей пасти, подсвеченной алыми огнями, и чтобы рядом непременно извергался гейзер. Внутри я все подготовлю согласно рекомендациям “Кодекса Злого Властелина”, а сам поселюсь где-нибудь в более уютном местечке.
20. Я договорюсь с королем, чтобы он выпустил бумажные деньги, поддержанные моими запасами драгметаллов. Как только это случится, я превращусь в федеральный резервный банк, и все королевское войско будет меня защищать.

100 вещей, которые я сделаю, когда стану злым властелином

Вторник, 30 Мая 2006 г. 08:51 + в цитатник
1. У моих Легионов Смеpти будут шлемы с пpозpачными плексигласовыми забpалами, а не с закpывающими все лицо.

2. Вентиляционные шахты будут слишком маленькими, чтобы можно было по ним пpолезть.

3. Мой благоpодный бpат, чей тpон я узуpпиpовал, будет немедленно убит, а не тайно заключен в забpошенную камеpу моего подземелья.

4. Для моих вpагов pасстpел -— вполне достаточен.

5. Тот аpтефакт, котоpый является источником моей силы, не будет хpаниться в Гоpах Отчаяния за Рекой Огня, охpаняемый Дpаконами Вечности. Он будет лежать в моем сейфе. То же относится и к пpедмету, являющемуся моим слабым местом.

6. Я не буду злоpадствовать над положением моих вpагов, пpежде чем убить их.

7. Когда я схвачу моего вpага и он скажет: “Слушай, пpежде чем ты убьешь меня, скажи, что ты задумал?”, я отвечу “Hет” и застpелю его. Hе, лучше я застpелю его и скажу “Hет”.

8. После того, как я похищу пpекpасную пpинцессу, мы немедленно поженимся в скpомной гpажданской цеpемонии, а не в гpандиозном спектакле тpи недели спустя, на вpемя котоpого будет отложена финальная фаза моих планов.

9. Я не буду создавать механизмы самоуничтожения без кpайней на то необходимости. Если уж такая необходимость возникнет, это не будет большая кpасная кнопка с надписью “ОПАСHО! HЕ HАЖИМАТЬ!” Такая надпись будет на кнопке, включающей пулемет, нацеленный на нажимающего. Аналогично, пеpеключатель “ВКЛВЫКЛ” не будет так конкpетно помечен.

10. Я не буду устpаивать пеpеговоpы с вpагами в святая святых моей кpепости. Hебольшого отеля где-то на окpаине моих владений вполне достаточно.

Читать далее



Процитировано 1 раз

ВВП в молодости

Вторник, 30 Мая 2006 г. 08:48 + в цитатник
поправка (ВВП - В.В. Путин)
 (450x355, 35Kb)

Для интернетчиков с большим стажем

Вторник, 30 Мая 2006 г. 08:46 + в цитатник
Вся правда в картинках
 (400x300, 24Kb)

КАк закапывать глаза?

Вторник, 30 Мая 2006 г. 08:45 + в цитатник
Вырезка из японского учебника для молодых мам...
 (400x216, 14Kb)

Идеальная боль

Вторник, 30 Мая 2006 г. 08:36 + в цитатник
Идеальная боль
Слезы катились по щекам. Каждая обжигала, ранила сильнее, чем насквозь проходящая стрела. На душе было пусто. Она больше не могла радоваться, не могла страдать. Слишком это стало привычно, слишком обыденно. Хотелось чего-то нового, чего-то сверхъестественного. Праздники, которые должны были стать спасением, стали наказанием. Утром звонки, поздравления, пожелания, а потом…пропасть. Хотелось спрятаться, убежать и ждать, чтобы ОН, ОН спас от этой обыденности…
Но ОН не звонил, не знал, что мне, на три года младше его, просто хотелось побыть слабой. Как же надоело быть сильной…решать проблемы, свои и чужие, всегда добиваться желаемого, преодолевая все…
Совсем случайно, в Киеве…совсем просто, он сказал: "Тихо, малыш…я с тобой!" Потом целовал, нежно, сильно, так страстно. Когда мимо проходящие бабушки возмущенно произносили: "Совсем стыд потеряли!" - мне было наплевать. Мы друг другу были нужны, просто необходимы, как воздух. Ты был частицей меня, такой близкой, такой понятной…
Твои движения зачаровывали, голос завораживал. До сих пор живу твоими фразами: "Понимаешь, я не могу без тебя…пока что, потом, может и привыкну!" Фразу поглощал поцелуй, лишь иногда какие-то обрывки фразы были понятны. А потом, то ли случайно, то ли так было надо… просто мы перестали общаться. Я уехала в Крым, ты остался в Киеве. Первые дни были ужасны, каждый день на губах чувствовались его поцелуи, его ласки, его СМСки не давали покоя до полуночи. Как же было с ним спокойно, он был сильным, нежным, ласковым, таким заботливым.
И ложь те слова знакомых: "Он мачо, он мечта многих, но не реальность. Может иллюзия?" Разве? Мы так были похожи, всегда в центре, всегда на высоте, всегда играли и бросали…не верили в любовь…
А вот теперь, когда мы далеко друг от друга, когда ты живешь своей жизнью, может не вспоминаешь меня, хотя нет. Тебе не легче, иногда до меня доходят твои письма, только не знаю что ответить… Сначала радость, потом пропасть, потом остается вопрос, который я решить не могу… Лишь только помню, как ты был со мной, как был во мне, как любил меня, как в момент боли сказал: "Теперь ты навсегда моя… навсегда!" И целовал, целовал,…ласкал, дарил любовь. Для меня ты был первым мужчиной, ты им останешься навсегда… Первый раз, мой просчет, моя уверенность и мой разум уступили…я тебе доверилась, а мы были знакомы…3 недели. Ну и что? Какая теперь разница, я не жалею…я рада, что ты…ты был первым, кто показал мне взрослый мир, мир чувств и экстаза. Но…я больше не с тобой, может, мы встретимся еще в Киеве, если я поеду туда поступать… Только больше я не пойду в ВУЗ, в который планировала, там ты, там мое прошлое, там другая я. Такой я не была до этого, не была слабой, женственной.
Моя гордость один раз отступила, я тебе позвонила. Мы говорили, обо всем, но главное осталось не сказанным, ты пожелал здоровья, счастья… А я, на расстоянии 1000 км, тебя ненавидела, ненавидела и до безумия любила, насколько на то способна… Но, я лишь кинула спокойным холодным голосом… "Спасибо, звони, буду рада слышать…" и положила трубку. А сердце разрывалось от боли, оно кричало, оно не забыло твои глаза, твои губы, твои нежные руки и безумные поступки. Снова, снова захотелось вернуть момент, когда был Киев… Четыре утра, мы идем по пустому Крещатику, и никто не знает, где мы, ты лишь слегка касаешься моих губ…
…и, снова чувствую тебя, снова ощущаю твое дыхание.
Но нет! ХВАТИТ, хватит жить тобой, жить иллюзией, ты как появился в моей жизни, так и пропал, лишь оставив след в душе. Спасибо, за то, что теперь я не топчу чувства людей, больше не играю с ними, я теперь сама ранена, ранена в самое сердце, и навсегда. Знаю, рано или поздно тебя забуду, но слава навсегда останутся: "Теперь ты навсегда моя… Навсегда!"
Мы убежали от того, что испытали впервые… Расстояние не позволит это вернуть, потом гордость, потом жизнь. Ведь мы просто боимся той боли, которая может быть потом. А разве эта, эта легче? Ах, да, наверно, ведь это идеальная боль - порожденная любовью.

Теперь они вместе

Вторник, 30 Мая 2006 г. 08:36 + в цитатник
Она стояла на платформе вокзала и ждала его поезд. Он должен был приехать. Она ждала уже час. Была зима, и она жутко замёрзла. Она приехала на час раньше до прибытия поезда, потому что очень боялась опоздать. Она ждала его возвращения уже целых два года. И вот, наконец, он возвращается. Сердце вырывалось из груди, она сильно волновалась. В армию он уходил совсем мальчишкой, какой он интересно стал. Говорят, война ломает людей. Но он сильный, он справится с ней. Она верила, что с ним всё хорошо. Главное что он вернулся. Наконец то вернулся. Теперь всё будет хорошо.
Выходя из вагона, он шарил глазами по платформе. Большая спортивная сумка за всё цеплялась, и её приходилось вечно поправлять, но это было не важно. Сейчас он увидит её, снова увидит, прошло столько времени. Он помнил её лицо только по тем фотографиям, которые она присыла ему в армию. Большинство фоток он потерял на войне. Но одну он всегда таскал с собой в кармане формы. Он верил, что она оберегает его. Кровавыми руками он часто доставал эту самую фотографию. И в промежутках между боями он смотрел на неё, это единственное что удерживало его от самоубийства или какой-нибудь глупости. Он должен был вернуться к ней. Она ждала его. И он сдержал слово. Его демобилизовали раньше срока, на то были свои причины. Месяц, проведённый в плену, что-то всё-таки, значит для командования. Его отпустили домой. Он не знал, как она теперь выглядит. Может быть, она сильно изменилась, а может, осталась всё такой же хулиганистой девчонкой, которая подшучивала над ним в детстве.
- Привет! Ты наконец вернулся! – он обернулся и она бросилась ему на шею. Она целовала его и боялась отпустить. Она слишком долго его ждала, что бы опять потерять. Его сумка валялась рядом, фиг с ней, она больше не нужна, даже если выкинуть её, всё, что в ней есть, можно переложить в карманы. Он сам не знал, зачем взял такую большую. Он снова чувствовал запах её волос и видел её глаза. Остальное не важно. Он дома.
- Идём скорей, а то ты замёрзнешь! – она тащила его за руку в здание вокзала. На нём была лёгкая камуфляжная, армейская куртка, такого же цвета штаны и высокие ботинки. На руках были перчатки. - Зачем тебе перчатки? Ты бы лучше там шапку выпросил. – она трепала его стриженную голову, - смотри какой ты лысый! Ну, ничего, скоро ты обрастёшь. Я не дам тебе стричься. Помнишь, какой ты был в школе?... Она говорила не переставая. Он вспоминал школьные годы и улыбался. Всё было так тихо и мирно.
Тогда он судил о человеческой жизни по фильмам в кинотеатрах. Это было так давно… Прошла целая вечность.
Они медленно шли к метро. Она держала его под руку и не отпускала ни на секунду. Он чувствовал, как она боялась замолчать. Как только она замолкала, сразу повисала тишина. А он молчал. И она снова говорила и говорила.
- Ты знаешь, у меня осталось ещё очень много конвертов и тетрадок для писем тебе. Я их все выкину! Они больше не нужны. Почта там работает плохо, но по датам писем он видел, что она писала по два, а то и по три письма в день. Это грело душу, там письма особенно ценятся. – Хорошо, что ты вернулся раньше. Кстати, а почему? В своих письмах ты не писал, почему тебя отпускают раньше. Хотя я спрашивала тебя.
- Да так… Я потом как-нибудь расскажу, сейчас не то настроение.
- Хорошо. Ой! Смотри, розы! – она обожает розы. Ещё в школе, когда он об этом узнал, он дарил ей одну, клянчил деньги у мамы и дарил, редко, но ей было приятно. На что её папа очень ругался. Школьница приходила домой с розой, это не правильно. Папа часто допрашивал её, кто ей дарит цветы, но она не говорила. Он совсем не знал её отца. Только редко видел на улице, когда тот шёл или возвращался с работы.
- Постой тут, я быстро! – он оставил её на тротуаре, а сам вбежал в цветочный магазин. Она видела его через стеклянный фасад магазина, он стоял перед продавщицей и показывал, какие розы он хочет в букет. Её руки сжались у груди, может быть это и есть счастье? Он вернулся. Он жив. Он здоров. Он не покалечен. И сейчас он покупает ей цветы. Её любимые цветы. Пурпурные розы.
Она смотрела на него и готова была прыгать от счастья. И даже крики ужаса где-то в стороне не отвлекли её внимание от него. Резкий визг тормозов заставил её повернуть голову в сторону. Она не успела даже пошевелится…
…До неё было всего два шага. Он видел её тело лежащее на асфальте в неестественной позе. Он много раз видел такие тела. Там, на войне. Он даже не обращал внимание на них, там на войне. Он таскал их много раз за руки и за ноги, там на войне. Но всё это было, ТАМ! Как же так? Тут нет войны. Может, всё это кажется. Может он всё ещё лежит в госпитале после тяжёлого ранения и у него бред. Проснуться! Срочно проснутся! Но видение не уходило. Она лежала на животе. Вокруг головы растекалось бурое пятно крови. Опять кровь. Опять смерть!
- Нет! Только не она! – он упал перед ней на колени и перевернул тело. Носом и ртом шла кровь. Он попытался взять её на руки, но её голова опрокинулась назад через его руку, шея была сломана. Он осторожно взял её голову и положил себе на плечо. Она была мертва.
Он смотрел в небо, оно такое же, как там. Там где он совсем недавно был. И так же он держал своих мёртвых бойцов. И так же текли слёзы. Но там было понятно, почему люди умирали, но тут! Она ждала его два года. Ну неужели только для того что бы его встретить и умереть?... На войне кажется что здесь, на гражданке люди не умирают. Что здесь всё хорошо. Хочется, скорей вернутся. Вернутся, но не так… Он был весь в крови, это её кровь, её жизнь, и сейчас она покидает её. Её глаза закрыты, и она больше не когда их не откроет.
Она больше не когда не засмеётся и не скажет что он Бука. Она больше не увидит любимые розы… Если бы он не вернулся, этого бы не было. Мысли разрывали его, хотелось орать во всё горло. Если бы он не вернулся! Ведь если бы не он, она бы не приехала в этот день на вокзал и не стояла бы в этом проклятом месте именно в тот момент. Если бы он не вернулся, она была бы жива. Он хотел всё исправить. Вернуть время и специально, там, напороться на пулю. Наброситься в плену на зверя и пусть бы его прирезали. Или просто приподнять голову, когда их обстреливали, это так просто. И она была бы жива… Он гладил её по голове и плакал. А ведь он так долго ждал, чтобы встретиться с ней, ради неё он жил.
* * *
Он не чувствовал холода. Пронзающий ветер продувал насквозь его лёгкую куртку. Она была чёрного цвета и джинсы чёрные и ботинки. Он не хотел специально одевать всё чёрное, но так получилось. Его было прекрасно видно на свежем снегу. Он теребил в руках вязанною шапку, которую купил только сегодня утром. Он смотрел на похороны издалека. Смотреть на любимою в гробу было самым большим наказанием на свете.
Он ждал, когда родные простятся с ней. Им нельзя мешать. Да и он, совсем не вписывался в процессию, состоящую из многочисленных бабушек, тётушек и двоюродных сестёр. Из всех присутствующих на похоронах, он знал только её отца и то, знаком с ним он не был. Позже он простится с ней наедине. Он скажет ей всё, что не успел сказать. Он расскажет, как вера в её любовь давала ему силы сделать последний рывок, что бы выжить. Что бы ещё раз взглянуть в её глаза. Он расскажет, как по много раз перечитывал её письма, чтобы не озвереть, сидя в разрушенном городе под пулями. Как он всматривался в её фото, что бы хоть как-то унять боль от очередного ранения.
А пока, он ждал. Ждал последней встречи с ней. Чтобы проститься навсегда.
Родственники стали расходиться, фигуры отделялись от общей толпы, по две или по три. Все расходились не вместе. Мимо проходила очередная пожилая пара.
- Она была так молода. Вся жизнь впереди. Бедный ребёнок, – старушка вытирала слёзы.
- Так распорядился бог. Ничего не поделаешь, – дед пытался её успокоить, но надо было успокаивать его. Слёзы он уже не вытирал, без толку.
Могилу давно закопали, но её отец всё стоял. Он смотрел на чёрную могильную плиту и смотрел на фотографию своей дочери, на ней она весело улыбалась. За спиной послышались шаги. Кто-то подошёл и встал рядом.
- Я тебя знаю. Ты тот самый, которого она ждала и любила, – сказал отец, не отводя глаз от плиты, – Она слишком сильно тебя любила.
Парень молчал. У него не было слов для него, он не знал что ответить. - Я оставлю тебя с ней наедине. Тебя она ждала и хотела видеть больше всех остальных. – Отец развернулся и пошёл к выходу с кладбища. – Вечером я тебя жду у нас дома. Нам есть о чём поговорить… ты мне теперь как сын. И не смей себя винить в её смерти! Ты не виноват.
Несколько часов он стоял и смотрел на могильную плиту. Она казалась ему большим крестом на его жизни. Она перекрыла дорогу дальше. Закрыла проход ко всем мечтам, которые у него были. Главных целей больше нет.
Начало темнеть. Он сам не заметил, как встал на колени и стал говорить с ней, ему казалось, что и она с ним разговаривает. Он что-то рассказывал ей, захлёбывался в слезах и путал слова, а она отвечала ему. Слёзы замерзали у него на щеках. Ног он уже не чувствовал. Руки в перчатках крепко держали вязаную шапку. Пальцы без ногтей от холода, ныли тягучей болью. Когда ему вырыли ногти в плену, было не так больно как сейчас. При встрече говорила она, а теперь не замолкал он. Он боялся, что как только он замолчит, она сразу же исчезнет, навсегда. И он говорил, говорил и говорил. Он рассказывал ей всё подряд. Стало совсем темно…
* * *
Медсестра Аня была совсем молодой. Её не так давно посадили на скорую помощь, ей нравилось помогать людям, попавшим в беду. Но тут было не кому помогать. Она не стала подходить к свежей могиле, у которой на коленях сидел трупп молодого парня. Она смотрела на него и на фото на могильной плите. Аня не видела лица парня.
- Как же он её любил, – пробормотал уже пьяный сторож. И пошёл к могиле. Врач осматривал тело.
- Зови мужиков, и тащите носилки, он к земле примёрз. – Сторож побежал к машине скорой помощи.
Аня вытирала слёзы платком. Тушь размазалась вокруг глаз. - Теперь они вместе… теперь они будут счастливы, я это точно знаю! По-другому не может быть!



Процитировано 40 раз

ОНА ХОТЕЛА НАУЧИТСЯ ЛЕТАТЬ...* НЕ мое

Вторник, 30 Мая 2006 г. 08:35 + в цитатник
У нее могло быть любое имя… И произойти это могло, где угодно… Она всегда мечтала, научиться летать… К сожалению, она все-таки научилась…



Ее звали… А впрочем, неважно. Не отличаясь особой красотой, Она очаровывала своей милой улыбкой. Лев Толстой, например, писал, что человека можно определить по улыбке – хороший человек тот, кому улыбка идет. С раннего детства Она мечтала научиться летать. Она частенько выходила на крышу и смотрела на черный закат, мечтая, что когда-нибудь вместе с птицами полетит куда-то далеко-далеко… Она не хотела быть взрослой, одевалась так, чтобы было удобно, у Нее не было ни помады, ни туши для ресниц. А подростковые темы как будто вообще ее не касались. Но взросление все же происходит. И в один прекрасный майский день, проснувшись утром и сев на своей кровати, Она обнаружила какую-то перемену в окружающем мире.

Со смутным предчувствием чего-то надвигающего Она отправилась в школу. И тут Она увидела Его. Надо отдать Ему должное: глаза голубые, высокий рост, осанка, легкая небрежность волос. Этакий элитный двадцатилетний разгильдяй. Она стояла как вкопанная и смотрела на Него. А Он остановился в двух шагах и весело болтал с самой популярной белокурой школьной красоткой. Так кокетливо пожимала плечами, убирала челку со лба, закатывала глаза и мило ухмылялась, слушая Его. Когда красотка удалилась, чмокнув Его на прощанье, Он вышел на крыльцо, достал сигарету и закурил. И тут его взгляд упал на девочку, наблюдающую за ним. Он улыбнулся, подмигнул, сошел с лестницы и направился к своему серебристому мопеду. А Она побледнела от его улыбки и все смотрела… День прошел как в тумане. Дома мама нагрузила какой-то работой. Но вся эта суета была накрыта какой-то пеленой, реальным в ее сознание был только Он.

Через два дня Она столкнулась с ним на той же лестницы у дверей школы. От неожиданности Она выронила сумку, из который посыпались тетради и ручки. Он с извинениями принялся помогать Ей собирать вещи, и в голове у Нее помутилось. Блондинка подоспела вовремя и, бросив косой взгляд на соперницу, взяла Его за руку и повела прочь. А Она ощутила такой сильный прилив тоски, что засосала под ложечкой. Мысли о Нем, как надоедливая муха, сопровождали Ее повсюду. Она встречала его в школе то тут, то там. Он улыбался Ей, изредка здоровался.

Однажды Он подошел к Ней и заговорил. Она не помнила, как они договорились сходить в кино. Все было, как в тумане: Он, Она, слова, бумажка с Ее телефоном. Для того, чтобы привести себя в приличное состояние, Ей пришлось попросить у мамы денег на парикмахерскую. Она даже решилась одеть скромное элегантное платье, не понятно каким образом очутившемся в Ее гардеробе. мама не знала, как благодарить судьбу за то, что у ее дочери, наконец, заблестели глаза. Она много шутила, смеялась, на щеках горел румянец.

И вот настал тот вечер, когда Он должен был заехать за ней на своей серебристом «коне». Маме Она сказала, что поедет в кино, а после останется ночевать у своей двоюродной сестры. В подъезде Она впервые накрасила губы и распустила волосы. Кино было жутко романтичным, но Она не уловила его сути, потому что нервничала и сидела как на иголках. Пальцы Ее были ледяными, а сердце оглушительно колотилось о ребра. После кино они заехали к Нему в гости выпить чаю, но почему-то Он налил в высокие бокалы вина и, приблизившись вплотную, поцеловал. Она подумала, что рухнет в обморок, потому что в глазах потемнело, и ноги-руки стали вялыми. Девочка сделала слабую попытку вырваться, но парень держал ее крепко… Под утро Она тише мыши прошмыгнула к себе в комнату.

Она долго не могла заснуть – то и дело мечты рисовали Ей яркие картинки: вот он, встав на одно колено, делает Ей предложение, вот Она сияет рядом с Ним в свадебном платье. И все в этом духе. Ей было интересно, заметит ли кто-нибудь перемену произошедшую с Ней за эту ночь. Конечно, никто ничего не заметил. Но Ей было почти все равно: ведь у Нее был Он. Она Его не увидела в школе. И вечером Он не позвонил. На следующее утро Она проходила мимо школьного туалета и услышала, как девушки увлеченно разговаривают о чем-то, упоминая Его имя. Она спряталась за дверью и стала слушать, стараясь унять дрожь в всем теле. «У них скоро свадьба. Пожениться хотят сразу после выпускного. Он говорит, что любит, но вы же Его знаете, Он такой ветреный!» - рассказывала белокурая красотка. Голову Ей сковало железным обручем. Она с трудом оттолкнулась от стенки и поплелась в класс… Он стоял, держа свою подругу за руку, и что-то мурлыкал ей на ухо. Она подошла к Нему и сквозь слезы посмотрела в лицо. «Чего тебе?» - перестав улыбаться, спросил Он. «За что? Почему я?» - прошептала Она. Девица ожила и с негодованием выпалила: «Ты что, кикимора, в своем уме вообще?» Он крепче взял невесту за руку и без всякого выражения проговорил: «Не кипятись. Девочке что-то, видимо, приснилось, и они направились к выходу, а у Нее было такое чувство, что даже стены злорадно, во весь голос, хохочут над Ней. Но окружающему миру на самом-то деле было все равно…

Из школы Она ушла раньше, сославшись на плохое самочувствие. Прокручивая в голове их последнюю встречу, Она отправилась на свою любимую крышу. солнце светило ярко, на небе – ни облачка, радостно щебетали на карнизах воробьи. Весна наступала уверенно, предвещая обновление, радость и надежду. Она подошла к краю крыши и посмотрела туда, где птицы рисовали в небе ломаные линии. Глотая слезы, Она сделала глубокий вздох и расправила крылья… Она мечтала научиться летать.

А теперь немного о грустном* ДОЖДЬ

Вторник, 30 Мая 2006 г. 08:34 + в цитатник
Быть осенним дождём..


Я – дождь. Осенний дождь. Работа у меня такая. Вот вы меня не любите, а я хороший. Только осенний. Так уж получилось..
Просто у моих родителей, Неба и Солнца, 4 сына. Когда мы подросли, мы решили тянуть жребий: когда кому работать.
Я бы очень хотел быть самым младшим сыном…или самым старшим… А я просто осенний.

Старший брат мой – дождь летний. Честно вам признаюсь, я ему немного завидую… да что там немного, очень завидую. Не потому, что он Самый старший, вернее не только потому. Просто он может быть тёплым и сильным. Иногда, когда он устаёт работать (а это обычно происходит к концу лета), он просит меня полить землю вместо него и обещает что осенью обязательно отработает пару дней за меня… Правда это случается так редко, что я даже и не припомню, когда последний раз он сдерживал своё обещание. А когда я работаю вместо него, Вы расстраиваетесь, ругаете меня и моих родителей. Мне становится жалко Вас, своих родителей, становится стыдно за брата, который ленится, я чувствую вину за то, что я такой холодный.
Самый младший из нас – это дождь весенний. Так уж получилось, что ему весна досталась. Мы с ним чем-то похожи. Он тоже в основном холодный и не очень сильный. Только он после зимы, а я до. А вы, люди, любите весну, любите распускающиеся листочки, первые цветы, ручьи… да вы весной вообще всё любите… даже друг друга! И братца моего младшего тоже любите. А ему от этого становится весело, а когда ему весело, он начинает смеяться. Он почему-то очень звонко смеётся. А от этого смеха нагревается воздух, и дождь тоже становится теплее. И веселится ещё больше! К концу своей смены он может так развеселиться, что станет похож на нашего старшего брата, тоже станет сильным и тёплым…
Есть у меня ещё один брат… странный он. Он не стал тянуть жребий, он сразу выбрал себе зиму. А мы были не против, потому что зимой холодно, а на холоде работать нам не хотелось, так же как и вам обычно не хочется. А он выбрал себе зиму. Сам. Наверно потому что он Снег. Он очень холодный, но почему-то иногда греет. И ещё он больше всех нас любит работать… Но его можно понять – ему рады. А когда люди радуются тому, что ты делаешь, то работать хочется больше. Иногда мы с ним работаем в паре.. правда, тогда нас обоих не любят.
Такие у меня братья. А я осенний. Мне обычно не рады. Когда я возникаю в Вашей жизни, вы начинаете печалиться, становитесь угрюмыми и раздражительными, вам становится грустно, а я этому виной. Иногда я от этого могу начать плакать. А когда плачет дождь, он обретает силу… Только сила эта меня не радует. Зато радует тех из вас, кого мои слёзы не касаются. Люди, вы странные существа, вы часто радуетесь чужому горю, а если и сочувствуете ему, то всё равно в душе рады, что это случилось не с вами. И вот так вы стоите у окна, дома, в тепле, и вам хорошо, оттого, что вы не плачете сейчас, что вы дома, а не на улице на холоде, как я. Вы думаете, что раз я сам холодный, то мне не надо тепла?..
Я вас очень прошу, не заставляйте меня плакать, не грустите осенью. Ведь если вы будете рады и мне, то я тоже смогу стать чуточку теплее…

Я не сдаюсь и верю в лучшее. Потому что я точно знаю, что я не самый старший, не самый тёплый, не самый сильный, не самый звонкий, даже не самый холодный… зато я точно самый Осенний! И именно за это кто-то меня любит и ждёт. Кто-то… Пусть даже всего один человек. И я обязательно вернусь. Ради того человека, который улыбнётся мне и сделает меня теплее. Вернусь. Следующей осенью.


Поиск сообщений в Bez_imeni_BOMZH
Страницы: 28 ... 16 15 [14] 13 12 ..
.. 1 Календарь